Профиль | Последние обновления | Участники | Правила форума
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Диана  
Форум » Литературный фронт » Блицы » Блиц - дуэль № 33 (* пишем до 27 августа, 10-00 (утро) по мск*)
Блиц - дуэль № 33
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1453
Репутация: 1267
Наград: 19
Замечания : 0%
# 1 24.08.2014 в 08:54
Блиц - дуэль № 33
IO vs Eliza vs Craft vs Лук

Тема:
" Нам никогда не удастся уйти бесконечно далеко от тех, кого мы ненавидим. Можно также предположить, что нам не дано оказаться бесконечно близко к тем, кого мы любим." (Альберт Санчес Пиньоль "В пьянящей тишине")
Оружие: проза
Жанр: road story
Объем: свободный
Сроки: до 27 августа, 10-00 (утро) по мск (отсрочки и заморозки невозможны)

Авторство: открытое ( участники дуэли публикуют работы в теме самостоятельно)
Тип голосования: открытое


Критерии оценки текстов:
Сюжет — то, насколько захватывает повествование, насколько непредсказуем сюжет.
Мир — то, насколько глубоко проработан авторский мир, насколько он интересен и оригинален.
Персонажи — то, насколько удались образы героев текста, насколько они продуманы, насколько логично их поведение.
Стиль — авторский язык и манера изложения; все те элементы авторского мастерства, которые не описывают три предыдущих критерия.

Связь с секундантом: natalia.creattor@mail.ru


Флуд в теме запрещён.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1453
Репутация: 1267
Наград: 19
Замечания : 0%
# 2 26.08.2014 в 22:11
Работа Eliza

Как обрести в пути заклятого друга и закадычного врага?


Один за всех и все за одного!
Этот рассказ о том, как враги становятся друзьями, а друзья вдруг становятся врагами!

***************************************************************************

По звездному небу летел корабль. В одном из его светящихся окон виднелся силуэт мужчины в шляпе. Одеяние нараспашку красиво развевалось при каждом шаге. Этот человек являет собой космического пирата.
В данный момент он прокладывал маршрут на галаграфической карте, что парила над панелью управления компьютером корабля. Он задумчиво теребил свою бороду, лихо загнутую вверх. В зубах зажата сигарета, выпускающая вверх струйки ароматного дыма.
- Капитан. – Заговорил компьютер приятным женским голосом. – На горизонте большой грузовой объект. Предположительно, это торговцы. Что предпримем?
- Что обычно. Каково расстояние?
- Десять километров.
- Размер корабля?
- Около пятисот метров в ширину и двадцать километров в длину. Это летающий город с большим количеством уровней. Начинаю сканирование.
Стрелок, имя ему было Джим, улыбнулся. Неплохо, весьма неплохо! Он давно мечтал о таком корабле. Ему нужна база. Он стал думать над планом захвата.

****

- Тревога! – Раздалось в главной рубке огромного лайнера. – Неподалеку появился пиратский крейсер! Повторяю: неподалеку объявились пираты!
Лэнс поднял голову, прервав чтение письма, присланного подругой. Пираты? Откуда они здесь?
Парень сделал звонок своему другу, Грэгу, что находился, в данный момент, на капитанском мостике:
- В чем дело, дружище? Как в этот район пираты-то угодили?
- Сам бы хотел узнать! Но там действительно маячит крейсер с их знаменем на броне! – раздалось в трубке рации.
- Сколько до него? – Лэнс потянулся и поднялся из кресла.
- Десять, нет, уже восемь километров. Он мчится на высокой скорости.
- Отлично! Если он один, то давай его встретим! Надо же знать, как его занесло в такую глушь!
- Он уже на связи.
- Отлично! Я уже бегу.
Лэнс перешел с шага на галоп.
- Подожди меня! – раздался сзади хрипловатый голос второго из друзей Лэнса – Порто. Он имел в их кругу прозвище: «Пес».
Лэнс притормозил немного, чтобы дать своему, похожему на пса другу, поравняться с ним. Из-за этого качества он и получил вышеупомянутое прозвище.
Немного пройдемся по внешности этих парней.
Лэнс был одет как попугай. На нем были: красная куртка с золотистыми полосками на нижней ее части и серебристого цвета штаны. На голове он носил платок – а-ля пират. Лэнс был лидером и большим забиякой в команде.
Теперь Пес. На нем было все золотисто-рыжее: шляпа, пальто до самых колен на распашку. Коричневыми были только пиджак да штаны с ботинками. На лице его красовалась лохматая черная борода. Глаза его были тоже как у пса – добрыми, доверчивыми и верными своим друзьям.
До капитанской рубки оставалось пять минут бега.

******

- Итак, господа. Пора мне представиться. – Начал пират, когда два друга ворвались в помещение. – Мое имя Джим Картес. Надеюсь, более мне не нужно объяснять?
- Картес!? – Капитану не было нужды объяснять, что к чему. Как и остальным служакам корабля-города.
- Вот именно! Я – благородный гений-пират, Джим Картес. – Джим улыбнулся теплой и насмешливой улыбкой.
- Картес… - третий из друзей, кто звонил Лэнсу десять минут назад. – Надо же! Тогда нет ничего удивительного в том, что его занесло сюда.
Это был длинноволосый парень с красивыми чертами лица и изящным телом. Его руки были стремительны, быстры также были и его острые глаза.
- Да уж! – Лэнс усмехнулся. – Он вездесущ как призрак!
- Но что ему надо от нас? – Подал голос Пес.
- Сейчас узнаем! – На лице Лэнса играла его обычная улыбка в пол лица, от которой он стал похож на мартышку.
- И что тебе понадобилось от нашего корабля? – Поинтересовался капитан.
- Ничего особенного – ваш корабль! Мне он нравится. – Хохотнул Картес.
- Думаешь, что тебе удастся его захватить? В одиночку-то… - капитан снисходительно улыбнулся, глядя в глаза пирату.
- Посмотрим. Для меня нет ничего невозможного.
- Ну, тогда – добро пожаловать на корабль, друг.

****

Жители города в небесах устроили встречу гостю с захватническими намерениям. Начался пир.
Длиннющий стол в главном зале корабля ломился от всяких яств с разных планет. Там были зумбетки трутнястые (подобие креветок, но с хвостами птиц), проглоты рыма (полу птица полу змея) и тому подобные яства.
Из земного только котлеты да рыба.
Люди шумели и веселились вовсю. Временно было забыто о намерениях гостя. Пират делился с окружившими людьми новостями с других уголков Вселенной. Он сам занял место рядом с нашей троицей друзей. Забавно: похоже, что так и должно быть! Что Джим четвертый из них, не враг! Что-то в нем было такое, от чего команда стала более цельной.
Но он враг. Не друг. В этом и загвоздка.
Трио с одиночкой распивали вино с планеты Сириус с созвездия Большого Пса и распивали задорные песни. Джим осматривал помещение и людей, составляя план дальнейших действий.
Он встал и призвал людей к вниманию. Когда все затихло, он объявил:
- Да начнется мое шоу!
Люди успели лишь переглянуться. Джим взял в руки, какой-то маленький предмет и нажал на кнопку. Подача электроэнергии была прекращена.
Темно… ни черта не видать!
Началась неразбериха. Люди стали роптать и наталкиваться друг на друга. Послышался звук бьющейся посуды и падающих стульев. Джим надел очки ночного видения и стал прокладывать себе путь сквозь толпу, хаотично мотающихся людей.
Итак, держим путь в центр управления махиной. Он находится в часе ходьбы в сторону центра. Там находится некое подобие большого подполья. Джим владел не только револьвером, с которым не расставался никогда, но и механикой.
Джим бежал, так как электричество быстро восстанавливается. Еще полчаса быстрого бега и он на месте.

****

Джим не знал, что трио взяло след.
Лэнс вытащил три пары очков ночного видения, более совершенных, чем у Джима. Надев свои и передав Псу с Грэгом остальные очки, рванул за Картесом.
- Джим направляется в центр управления! – Лэнс включил радар.
- Жучок? – уточнил Грэг.
- Да! Во время пьянки, когда мы распевались в обнимку, я незаметно прикрепил к его шляпе датчик!

****

Полчаса спустя. Джим добрался до места. Взломав дверь, проник в помещение. Это было хранилище съестных припасов. Тэк-с… ищем вход.
Десять минут поисков и вот, за одной из бочек с водой и вином был найден рычажок, с ладонь размером. Картес привел в движение механизм, открывающий потайную дверь, замаскированную под часть стены.
Взгляду пирата предстала винтовая лестница, ведущая в никуда.

****

Пятью минутами ранее.
В хранилище ворвалось трио. Они знали город как свои пять пальцев. Лэнсу известки все проходы да закоулки, благодаря которым они и прибыли раньше пирата.
- Пес, встань на страже! Я с Грэгом спущусь вниз. Пора поймать неуловимого!
Так и сделали. Порто встал на страже, спрятавшись в известном только ему месте. Лэнс и Грэг нырнули в проем.
Через пятнадцать минут в центр спустился Джим.
Он сразу подошел к главному компьютеру и начал действовать. Его руки так и порхали над кнопками огромного ЭВМ корабля. Он быстро взломал систему и уже приготовился подстроить управление на себя, когда…
- Привет. – Раздался сзади насмешливый голос Лэнса. – Ты думал, что темнота позволит так легко проникнуть сюда?
- Лэнс? И давно ты тут? – Джим не был сильно удивлен. Он не исключал возможность того, что некий умник последует за ним.
- Пятнадцать минут уже есть. – Улыбнулся тот.
- Понятно. – В голосе Джима зазвучало обычное спокойствие.
- И на кой тебе сдался наш корабль? Разве тебе не достаточно твоего крейсера, с его-то возможностями? – начал допрос Лэнс.
- Мне надо иметь кое-какую базу, вот и все.
- Зачем? – Повторил допросчик. – Разве ты не одиночка? Или решил набрать себе команду?
- Команду? О чем ты… - Джимов пофигизм был на миг взломан.
Лэнс пожал плечами: Мол…«Понимай, как хочешь».
- Ты хочешь стать пиратом? – Джим снова повернулся к компьютеру. – Если я прав, то извини. Я не собираюсь брать себе напарников.
- Ты уверен? Мне казалось, что ты бежишь от своего одиночества. Хватит обманываться! Тебе нужна команда из таких парней как мы!
- О чем ты, Лэнс!? – Вышел из тени Грэг. На лице его читалось удивление и… досада?
- А что, разве тебя такая жизнь не привлекает? В нашем городе с тоски помрешь! – Лэнсовы глаза сверкнули от предвкушения.
- Мне нравится этот город. И я не собираюсь его покидать. Если ты последуешь за этим разбойником, то нашей дружбе конец!
Лэнс поежился. Грэг это серьезно? Ему не нравился лед в его голосе.
Мечта или дружба? Перепутье,… какой путь выбрать?
Джиму не нравилась ситуация.
- Я же сказал, нет! Я не нуждаюсь в напарниках! Не рушь свою дружбу ради меня.
- Наша дружба не рушима, поверь… - Лэнс не был до конца уверен в этом. – Вполне может оказаться, в конце-концов, что Грэг не выдержит разлуки и заявится к нам.
- Нас нет, и не будет! – Упрямо возразил стрелок.
Препирались они так с час.
Пес стал беспокоиться. Прошло уже больше условленных тридцати минут! Может этот пират опаснее, чем кажется? Надо бы спуститься, проверить…
Прождав еще минут с пять, парень открыл проход и спустился в подполье. Не дойдя до двери, ведущей в центр, он остановился и прислушался. Там шел какой-то спор. Перс приложил ухо к щели между дверью и стеной и прислушался. В нем снова проснулся дух сыщика.
Так вот почему Лэнс все время смотрел на звезды! Он мечтал о свободе и приключениях! Пес похолодел. Только не это! То, чего он страшился, может стать явью! Разлука… без Лэнса они ничто! И Лэнс без них будет не Лэнсом! Это не правильно… - Пес стал теребить и без того диковатую бороду. Что делать...? Надо его удержать!
Он вошел внутрь и взмолился:
- Лэнс…
Лэнс съежился сильнее. Нет! Только не он. Как же быть? Как исполнить мечту о бродяжьей жизни и не потерять дружбу навеки?
- В отличие от Грэга я не перестану считать тебя другом. Но, все же… может, подождешь? Не становись пиратом! Зачем тебе пачкать руки о такую жизнь?
Лэнс посмотрел на своего, воистину лучшего друга, с благодарностью.
- Не хочу. Я уже не могу. Но я не буду слишком далеко. Если потребуюсь, вы только свистните!
- Меня, как будто нет… - Джим опустил шляпу на глаза и закурил. – Разве я дал согласие?
- Думаешь, мне оно нужно? – Лэнс улыбнулся, с вызовом глядя на врага.
- Как так!? – Джим был возмущен.
- Так! Я все равно последую за тобой!
Джим лишь хмыкнул с сомнением.
- Ладно. Дам тебе шанс.
Так и порешили.

****
Вместо эпилога.

Лэнс и Джим вернулись в крейсер Картеса. Провожать их никто не вызвался кроме Грэга с грустным Псом. Поля его живой шляпы опустились как уши пса.
Когда крейсер взлетел, Грэг крикнул на прощание:
- Отныне мы – враги! Прощай и скатертью тебе дорога, предатель!! – в голосе парня звучала боль и горечь.
Пес не произнес ничего, он развернулся и посмотрел в глаза Лэнса. Потом он махнул ему с грустной улыбкой рукой и ушел, чтобы не продолжать муку.

FIN?
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 42
Репутация: 83
Наград: 2
Замечания : 0%
# 3 27.08.2014 в 08:28
БАРАН
Смотрю на небо. Облака почти полностью заволокли его.
Тонкие, легкие, она туманом ложились на небесную гладь. Мои взгляд
останавливается на синем пятнышке, частичке выси, которое еще не поглощено
белым захватчиком. На что оно похоже? Удивительно, на облако. Облака похожи на
небо, а небо похоже на облако. А почему бы нет? Почему высь не может быть белой,
а облака синими? Не сомневаюсь что может. Слышу как колышется ветка, журчит
речка, поют птички. Музыка для уставших ушей, бальзам для души.
Тишина. Зачем я ищу ее? Почему убегаю сюда, при каждой
возможности? Может быть, мне не нравится то место, откуда я прихожу? Наверное,
там, меня ожидают проблемы, трудности, невзгоды. Может это место – моя тихая
гавань?
Из тишины меня выкидывает криком. Голос знаком, очень
знаком.
-Эй! Голубки! Вам костюм оставить?
Костюм? Что за костюм?
Сознание приходит ко мне, когда автобус, наконец,
открывает свои грязные двери, впуская внутрь наших однокурсников.
Все, поголовно, от первого до последнего, смотрят на нас
и смеются. Да что там смеются, некоторые из них откровенно ржут. Кто-то
показывает пальцем, кто-то что-то выкрикивает. Бараны, они и в Африке бараны.
Сморят, жрут траву и блеют. Вот и вся их глубокая насыщенная жизнь. Слава Богу,
дается один раз.
Их улыбки заставляют меня нервничать. Что бы отвлечься то
и дело считаю сколько у кого зубов. У кого зубы белее, у кого темнее. Жаль у
всех они есть. Но думаю, если они продолжат ржать, это изменится. У меня по
коже пробегают мурашки, толи от холода, толи от того что я начинаю понимать что
за костюм они мне предлагали. Мне же жутко неудобно. Не люблю когда на меня
глазеют, не люблю когда надо мной смеются. Стараюсь не смотреть на одного
человека. Тоже баран, кричит что-то мне. Боюсь, что он увидят мой страх,
заметит, что я вовсе не рад оставаться здесь. Благо куратор, зашедший
последним, просит водителя поторопиться. Настойчиво просит.
- А эти? Не едут? – удивляется водитель – это последний
рейс, потом только пешком.
- Они знают – куратор посмотрел на водитель, а потом на
меня. Странный взгляд, как будто разочарование смешалось с удивлением. Нет,
ошибся, ему, наверное, просто скучно. И мне бы было скучно весь день таскаться
со стадом, но что поделать, скотоводы.
Все пялятся. Хватить смотреть. Увиденное ими их смешит?
Но вот сказать им в лицо я не могу, а от того стою и махаю им рукой энергичнее
чем китайские спортсмены своим флагом на олимпиаде. И улыбаюсь, фальшиво,
но…но, что мне еще остается? Я очень скоро окажусь один на один с самой
красивой девушкой нашей группы. Естественно, только улыбаться.

Я почти на две головы выше ее, в кожаной куртке и
джинсах. В глазах читается усталость и постоянный недосып (хочу обратно, в
тишину). Мешки под глазами, на мое собственное удивление, даже красят меня, а
бледная прокуренная кожа явно недотягивала до жопы младенца.
Она низенькая и миниатюрная, в тёмно-синем спортивном
костюме, который призван показать все достоинства. Улыбка, не голливудская, не
совершенство, но искренняя а от того и более приятная. Светлая кожа, а все что
невидно додумывалось воображением, или на худой конец логикой. Уж, воображения
у баранов явно достаточно.
А бараны все ржут.
Я бы сделал все, лишь бы они заткнулись, отвернулись или
исчезли. Но не могу, а когда еще выпадет такой шанс остаться наедине? Я должен
был им воспользоваться. И она должна была. Это становиться понятным, когда она
нежно берет меня за руку. Немного испугавшись, смотрю на нее. Не я один.
Автобус взревел.
Хихиканья – вот как можно было бы назвать то, что я
раньше называл «ржут». Вот теперь они и в правду ржали. Казалось теперь в
автобусе не бараны, а лошади.
Я устал, попытался отвлечь свое внимания на ее руку.
Теплая и мягкая. Куратор уже рассаживает своих баранов по местам, и это
учитывая тот факт, что водитель пока не торопился, заводит махину. Тоже баран,
чего он ждет? Моей смерти от смущения? Она держит мою руку, эти идиоты ржут, ну
как мне не смущаться? Краснею, потом понимаю что покраснел и от того краснею
еще сильнее.
Она просто смотрит на меня. Ее взгляд говорит мне, что
она ждет чего-то. Я слышал, тогда еще, когда мы только приехали сюда, как
смеялись девчонки, о чем-то перешептывались, видел, как она краснела, и они
затихали, стоило мне подойти чуть ближе. Вообще весь этот день я чувствовал
себя неловко. Кто то из парней сказал что настоящим мужчиной становишься когда
первый раз суешь. Девчонки сразу начали обижаться, парни ухмыляться, а она, она
засмущалась.
Хотелось что-нибудь сказать, но сейчас я просто молчу, а
она смотрит, ждет, надеется. Ксюха, Ксюшка.
Наконец водитель понимает - пора трогаться. Автобус
уезжает, и уносит с собой крики. «Голубки!» «Не шалите там!» «Костюм! Не забудь
костюм!». Когда загон для баранов с
грязными дверями скрывается за поворотом, я выдыхаю. Смущение уходит. Но
приходит паника. Мы остались одни, наедине. Только она и я. Весело, что
сказать.
- Ну, пошли – нервно спрашиваю ее.
- Пошли – она мило отвечает.
- Ты не волнуйся, там внизу на парковке… ну в смысле я
машину там спрятал, не хотел никого развозить – виновато улыбаюсь.
Ее лицо разразило улыбкой. Чистой, искренней, нежной. Мне
всегда нравилась ее улыбка. В ней есть что-то детское, настоящее. Когда она
улыбается, даже тишина кажется пустой.
- Так нельзя, в основном. Но сегодня можно – улыбается
мне.
Знаю что нельзя, не красиво так поступать, но думаю, они
(бараны, хоть среди них и были мои друзья) понимают, знают, что в такой момент
не хочется лишних ушей.
- Тут километров
пять, так что…
- Идти придет максимум минут сорок. Мы же с горы
спускаемся.
Она краснеет. Прячет лицо за светлыми локонами, немного
наклоняет голову, и, я готов поклясться, улыбаться. Думает, что я не увижу. А я
и не вижу, скорее чувствую. Мне всегда легко определить, что у нее на душе, о
чем она думает. Она точно не баран, не такая как остальные.
***
Дорога обещала быть приятной. Свежий и прохладный ветер,
спускавшийся с гор Алмарасана, приносил с собой запах вековых елей и сосен,
журчанье речки. Да и красивая девушка рядом, что может быть приятнее. Наверное,
только тишина, особенно, когда устал от всего на свете. И как не странно, но
горы дарили мне тишину. Если кто-нибудь бывал на Алмарасане, он считал своим
долгом указать на речку. Уж больно она шумная, эта горная бестия. Ищешь покоя,
аксиома, отойди от нее подальше. А по мне так, журчанье было неотъемлемой
частью тишины. Моей тишины. Да и отойти у нас не получиться. К городу вела
только одна тропинка, и как назло она прямо между дорогой и речкой. Иногда
проезжавшие мимо машины останавливались. Кто-то спрашивал дорогу, кто-то
интересовался, не подвести ли нас до города. А мы шли, это было главное. Шли не
останавливаясь, любовались природой, огромной дамбой, да и просто домиками, что
расположились на склонах гор. Кто бы, что не говорил, но жизнь одна и прожить
ее надо в горах.
По бокам от дороги росли цветы, не знаю какие, не знаю
названия, но уверен, она знает. Она любит цветы, наверное, надо сорвать ей
пару.  Отпускаю ее руку, подхожу поближе
к обочине и рассматриваю их внимательно. Для меня они все выглядят не больше
чем спиральки, кругляшки, треугольники, а от того хватаю пару разных цветков
(они разного цвета), срываю и даю ей. Улыбается.
Она заговорила первой, и я почувствовал укор совести. Она
начала, а должен был я. Я мужчина или кто?
- Думаю, нам пора поговорить.
Останавливаюсь и двумя руками беру ее
руки. Они теплые, нежные, гладкие. Даже после похода, похода в горы. Она все
еще слишком хрупкая. Боже, ну почему приходиться рушить мечты таким людям?
Почему не алкашам, ворам или убийцам? Я бы сделал все, что бы защитить ее, что
бы ни говорить ей то, что должен. Но мужчина ли я? Если да, то должен сделать
это.
- Ты мне нравишься.
Ступор, прострация, транс – все что
угодно, но я все равно не понимаю что происходит. Она призналась. Первой
заговорила. Мужчина ли я? Уйти в тишину?
- Ты мне нравишься – повторила, может, что
бы звучало убедительней, а может я слишком долго молчал. Я чувствую, как
замедляется дыханье, дрожат ресницы. Мечтаю оказаться в том автобусе, этом
гребанном загоне для баранов, быть одним из них, ржать над голубками. Все что
угодно, но не говорить то, что должен сказать.
- Я знаю.
Она поджимает губы и сильно краснеет.
Почему она так смущается? Смотрит на меня, ждет. Снова ждет, как я устал
опаздывать. В ее глазах я вижу искорку надежды, самую малость. Но я должен,
если я еще мужчина.
- Ксюх, я давно хотел сказать, но не знал
как – чешу шею, открыв подмышку – делаю так, что бы оттянуть ответ.
Она смотрит. Снова. Вижу, надежда угасает.
Ксюша была самой милой из девчонок, которых я встречал. Она была на две головы
ниже меня, маленькая и хрупкая, казалось она всегда нуждалась в моей защите. В
ее голубые глаза, светлые волосы, фарфоровую кожу – во все это влюбился бы
любой. Любой, но не я. Почему она выбрала меня?
- Ксюх, я не могу ответить взаимностью.
На моих глазах рушиться воздушные замки. Я
вижу, как облако - крепость мечты растворяется под лучами знойного солнца. Все
это признаки того, что та тишина, о которой я так мечтал умерла. Умерла,
впрочем вместе с ее мечтами и надеждами. Все мы чем то жертвуем. Нет, я давно
знал, и понимал, что однажды мне придется сказать ей правду.
Правду, вот чего мы все заслуживаем.
Именно правда приводит к счастливому, не по-голливудски, концу. Что бы там не
утверждала заморская киностудия, но счастливый конец – это когда все точки
расставлены над i.
По настоящему счастлив тот, кому не приходится верить в ложь, кто не живет в
выдуманном мире. Уж лучше я скажу ей все в лицо, сам все объясню. А иначе она будет
верить, ждать и надеется на то чего не будет. Все то, что я так не люблю. Настоящий
мужчина должен уметь сказать правду. Горькую, зеленую кислоту, яд, который
потечет по венам. Глупые девочки, на что вы надеетесь? Зачем подпитываете
свой самообман.
***
Самообман. Неужели только девочки способны на такое. А
мужчины? Ведь я мужчина раз я сказал ей правду. Могут ли мужчины обманывать
себя? Думаю что да. Уверен, что могут. Даже сейчас, после того как она услышала
мой ответ, я все еще обманываю себя. Обманываюсь мыслью, что все ей знать
ненужно. Зачем? Она же девочка, пусть пребывает в неведении. В голове снова
всплыло слово «правда». Кто ее достоин? Все? Вряд ли. Бараны не могут жить с
мыслью, что они бараны. Но она не баран, она достойна правды. Истины, из-за
которой я ненавижу себя.
- Ксюх, мне это… - я должен решиться, ей будет легче,
должно быть – я как бы…
- Что? Пожалуйста, говори – она смотрит. Решено, хватит
ей уже ждать. Я мужчина, и поступлю так, как должен.
- Мне не нравиться девочки.
***
Снова тишина. О как я скучал, мой мир спокойствия. Я
поднимаю голову, ищу глазами облака. Но их нет, есть только разрушенные замки.
Позже, до меня доходит – их сломал я.
Что я наделал? Зачем сказал? Может она пытается понять,
не шучу ли я?
Я снова корю себя. Срываюсь и мысленно матерю самого
себя. «Идиот, придурок, тупой. Думаешь, ей станет легче?»
«Урод, с*ка! Нельзя было сказать помягче? Тупой, С*КА!»

А она все смотрит, думает. Понимает, что я не шучу. Я
вижу ее опустевший взгляд, чувствую ее смятение, боль и… разочарование?
Разочарована ли она во мне? Если да, то и я разочаруюсь. Я понял это в тот
самый момент, когда она призналась, всего пару секунда назад. Пожалуйста,
милая, не разочаровывайся во мне, прошу.
Но вслух сказать такое не смогу, не получиться.
Я злюсь. Так сильно, что готов ударить себя. Неважно, чем
или куда. Неважно что она подумает, неважно как больно будет. Единственное, что
по-настоящему важно, так это она, ее чувства, ее ощущения. Пусть она поймет,
что с рук мне это не сойдет. Просто хочу, что бы я сам получил по заслугам. Что
бы моя физическая боль хоть на секунду заставила ее забыть о душевных муках.  Что бы этот урод, который обидел эту
маленькую девочку, почувствовал боль. Но я просто стою и молчу. Видимо вовсе я
не мужчина. Мужчины не обижают маленьких девочек.
Она тоже молчит. Мы идем дальше. Ксюша все еще держит мою
руку, мимо проезжают машины, кто из них сигналит нам, улыбается, думают, что мы
голубки. Бараны, что сказать.
Дорога вниз всегда легче, чем подъем. Просто хотя бы
потому, что тебя самого тянет. Вниз. А что внизу? А там нас ждет суетливый
город, в котором правда нам уже будет не по силам и мы вернемся к своей лжи.
Город, где тишины нет в помине, место где ложь заменила правду, как облака
заменили небо. Уж лучше сказать все здесь и сейчас
***
- Скажи что-нибудь – прошу, нет молю ее.
- Это я виновата – обреченным голосом говорит она.
- Что? О чем ты, здесь нет твоей вины. Вообще нет… Это я
урод. Пидар гребанный.
- Не пидар, а гей – она смущенно улыбается – не матерись,
пожалуйста.
- Пидар – говорю я но не понимаю, почему она улыбается.
Если бы я только знал, с какой иронией она улыбалась.
- Давай не будем сегодня грустить, пожалуйста. Сегодня у
меня появился прекрасный шанс, час наедине с тобой.
Слишком много «пожалуйста», впрочем, как обычно.
По-другому она не может.
Она все еще держит меня за руку, головой облокачивается
мне на плечо. А я просто сжимаю ее руку. Если ей так хорошо, пусть будет так.
- Главное идти – говорит она и смотрит, но уже не на
меня, а на город, что раскинулся у подножия Заилийского Алатау.
***
Прошу ее остановиться, достаю пачку, вытаскиваю одну
сигару и закуриваю.  Отворачиваюсь, чтобы
дым не летел на нее, пачку машинально сую в карман. Первая затяжка наводит
порядок в голове, и тишина возвращается. Я отдыхаю, а потом до меня доходит
простая истина. Ну вот, курю при ней. Она знала, что я курю. Меня это не
удивляет. Пугает, но не удивляет. Бедная, глупая девочка.
- Расскажи мне. Может тебе станет легче. Расскажи. Прошу
– она смотрит на меня и ждет. Снова ждет.
Мне легче? Ты бы о себе подумала, малышка. Но она смотрит
и ждет. Я же вроде обещал, что она не будет ждать. Не будет! НИКОГДА!
- Это случилось на первом курсе. Он пришел, вернее,
перевелся из Астаны. Красивый, мать его.
Она все поняла, поняла о ком я. Тот, на кого я старался
не смотреть, тот чьего взгляд я больше всего избегал. Тот кто, как и остальные
что-то выкрикивал из автобуса.
- Пожалуйста, дальше.
- А что дальше? Все ясно. Мне захотелось его, захотелось
обладать им. Вот и все.
- И что ты чувствуешь?
Что я чувствую? Эх, это философский вопрос. Здесь сразу и
не ответишь. Ну а, правда, что я чувствую? Я злюсь. Это точно, но что еще? Я
чувствую отвращение, нетерпимость. Я готов убить. Если одним словом –
ненависть. Я ненавижу. Нет, ни его, ни университет, ни кого-либо еще. Я
ненавижу себя. За то, что он мне понравился, за то, что любуюсь его улыбкой, за
то, что хочу быть рядом. Но самое важное, за то, что не смотрю на нее. Самую
искреннюю и добрую. Ответ прост, не стоит заставлять ее ждать.
- Ненависть. Я ненавижу себя. Так сильно, что готов
убежать от себя. Куда угодно, лишь бы больше не быть собой. Не жить вот так.
Лучше сдохнуть нормальным, чем жить вот так.
Она думает, смотрит, как я докуриваю, берет бычок из моей
руки и выкидывает в урну.
- Главное, идти дальше. Не грусти, пожалуйста.
***
Она снова берет мою руку, и мы идем. Спускаемся вниз, уже
осталось то немного, минут пять и мы на парковке. Ксюша чувствует что мы
близко, от того и пытается замедлить шаг. Растянуть наше «вместе». Что я должен
сказать? Как должен поступить? Стоит ли заверить ее, что мы можем уединиться в
любой момент, когда она захочет? Вот так вот, снова приехать в горы, где она
сможет держать меня за руку, спрятаться за моим плечом, а я снова погружусь в
свою тишину. Уйдут ли тогда ее страхи? Станет ли ей легче? Станет ли мне легче?
Нет, не станет, это даже барану ясно, как и ясно то что никто не будет ближе к
моему сердцу чем она. Ксюха. Маленькая, наивная, глупая девчонка.
Но ноги не слушаясь интуицию, продолжают идти, но рука
сжимает ее руку.
Мы пришли. Парковка пустая, машин нет вообще, если не
считать мою. Мы садимся, я завожу мотор, переключаю передачу на «D» и мы уезжаем. Прощай
Алмарасан, прощай, правда, прощай тишина, прощайте ее воздушные замки.
***
Как только я свернул на трассу, она включает радио. Я
знал эту песню, отец ее всегда слушает, когда ругается с матерью. И вроде бы
она должна многое значить для меня, ведь возможно что именно она не дала мои
родителя развестись, но все же услышав ее, ко мне на ум приходят только плохие
мысли и воспоминания. Шум, крики и ссоры всегда предшествовали ей, так что…

Я пытался уйти от
любви
Я брал острую бритву и правил себя
Я укрылся в подвале я резал
Кожаные ремни стянувшие слабую грудь
Я хочу быть с тобой
Я хочу быть с тобой
Я так хочу быть с тобой
Я хочу быть с тобой
И я буду с тобой*

Глупая
песня, скучная и бессмысленная. Впрочем, как и все старые песни. Их девиз –
«пожалейте меня». Ненавижу слабаков. Слабаки, только и делают что ноют. Мужчина
не должен плакать. Никогда, ни за что. Мысли о ненависти возвращаются. Что значит
моя ненависть? Что оно такое?
Может,
я неспособен смирится. Возможно, все дело в том, что я не хочу принимать себя
таким, какой есть. Ведь мужчина не может быть пидаром. Не может.
Переключаю
радио на другую волну. Какая то попса играет.

Я
сосредоточился на дороге. Машины маячат перед глазами. Разноцветные, они как
букашки – таракашки мельтешили перед глазами. Кто то обгоняет, кого то наоборот
обгоняю я, но все мы все равно движемся, и если бы Ксюха читала бы мои мысли,
она сказала бы что это самое важное. Сколько еще ехать? Долго ли? Долго ли еще
она будет рядом? Может свернуть куда-нибудь ни туда, что бы побыть вместе еще
чуть-чуть? Благо, песенка – попса, ни о чем не думать.
Монолог
радио нарушила она. Снова. Снова я заставил ее ждать.
-
Ты не должен ненавидеть себя за то, что ты гей.
«Гей»,
что за слово то такое? Словно макияж скрывающий уродину. Уродина и есть
уродина. Пидар и есть пидар.
- А
я не из-за этого.
- А
из-за чего же?
Как
сказать? Прямо. Конечно, прямо. Лучше всего – правда.
- Я
ненавижу себя, за то у меня встает на парня, а не на тебя.
Тишина.
Поистине, гробовая, гробовая, потому что я сейчас, наверное умер. Да, точно,
умер или вот-вот умру, иначе бы я никогда такое не сказал. Особенно ей. Любому,
но не ей. Она молчит, думает. И я молчу. Стыжусь.
Но
вот воздух прорезает звонкий смех, и мне становиться легче, я чувствую себя
идиотом, но мне уже не так стыдно. Точно, она же просила не грустить.
Улыбается и смотрит на меня. Что же она хочет? Ждет?
Наверное, я не так уж и хорошо ее понимаю. Мы подъезжаем к ее дому. Я
заворачиваю в ее двор, паркуюсь. Смотрю на нее. Она смотрит тоже. Ждет? Вряд
ли, просто смотрит, думает.
Мы выходим из машины. Она снова смотрит. Боже, что мне
делать? Она подходит ближе. А потом целует. Так как и должны целовать девочки,
нежно, мягко, затем отдавая инициативу в руки мужчины. А что же мужчина? Он
вообще здесь? Тот, кого она целует мужчина? Нет, наверное. Но зато пародия на
мужчину стоит в ступоре. Не отвечает, просто не двигается. Он не знает что
делать? Нет, знает, просто боится. И скоро, Ксюха понимает, что ответа от меня
не будет.
- Я знала, знала. Просто хотелось попробовать. Пока.
Она поправляет одежду, мило улыбается и что-то там
говорит. Целует меня в щеку, машет на прощание ладошкой, мягкой и нежной и
скрывается в подъезде. Я ничего не услышал, у меня в ушах шум.
Разобрал только последнюю фразу – «давай сегодня не
грустить, пожалуйста, главное идти дальше»
***
Снова мысли.
Что я наделал? Почему? Что я должен был сделать?
Она уходит. На ее глазах слезы? Разочарование? Обида?
Лишь только дверь подъезда закрылась, я интуитивно
подхожу к дереву. Старому, массивному дубу или прочей херне, не знаю, не важно.
И бью. Бью со всей дури, со всей силой, кричу и бью. Бью так, словно это
состязание – что сломается первым, мой кулак или ствол дерева. Хочу убить себя.
Так сильно я себя ненавижу. Ненавижу, ненавижу, НЕНАВИЖУ! Стоящий неподалеку
полицейский (или кто он там) смотрит, но молчит. Он ничего не говорит. Все
понимает. Он все видел. Прохожие тоже молчат. Кто-то из них остановился и
смотрит, другие закрывают глаза детям и уводят их подальше от меня. Но все
смотрят. Смотрят и ждут. Снова. Как надоели их взгляды. Уверен, теперь они
считают меня бараном. Хотя так и есть. Так и есть.
Я падаю без сил рядом с машиной. Просто лежу и реву, как
маленькая девочка. Упал ли я в тишину?
- Ненавижу. Ненавижу. Ненавижу. Ненавижу – почти мантра.
Слова уже выходят сами по себе.
- Урод, г*внюк, г*ндон, с*ка, пидар.
Злость кипит во мне. Она как змея, внутри, шипит, плюется
ядом, отравляя меня. И вот правда, зеленой ядовитой кислотой течет по моим
венам. Кислотой, что я пролил на нее, мою нежную и хрупкую.
Не знаю, сколько  я
так пролежал, пока не вспомнил ее слова. Ее последние слова. «Давай сегодня не
грустить. Главное идти дальше». Они выводят меня из тишины. Точнее, меня
выводит кое-кто.
- Вставай урод. Вставай, че развалился и ревешь как
телка? Вставай, ради нее, вставай. Можешь ненавидеть себя сколько хочешь, но от
себя не уйдешь. Никогда.
- Вставай, мать твою. Ты че слабак? Жалеешь себя, небось?
Хотя правильно. Лежи. Говно должно лежать.
Я встаю. Знаю, кто говорил со мной. Мужчина, который
опоздал. Где он был, когда нужен был больше всего?
- Правильно, вставай. Хорош реветь.
Привел ли я в порядок мысли? Понял ли я что должен
делать?
- Вот и правильно – подбадривал меня голос – и что ты
будешь делать теперь?
- То, что должен.
- Что именно?
- Не грустить и идти дальше. От себя не уйдешь.

*- Nautilus Pompilius - Я хочу быть с тобой
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1453
Репутация: 1267
Наград: 19
Замечания : 0%
# 4 27.08.2014 в 11:04
Craft, Лук - неявка.
Голосование открыто до 2 сентября включительно
Группа: Удаленные
Сообщений:
Репутация:
Наград:
Замечания : 0%
# 5 28.08.2014 в 03:32
Первая работа женщины, ник которой похож на мой.

Скажу немного.
Наивняк. В тексте хочется разбирать именно ошибки, а не фабулу. То есть - баян. Мне не понравилось. Это очень слабо.
Всё.

Работа спутника Юпитера.

Для начала:
"- Урод, г*внюк, г*ндон, с*ка, пидар."
Не ставьте никогда в художественном произведении это: *
Пишите матерно - так пишите - говнюк, гандон, сука, пиздабол, пидорас, пиндос галимый... - если эти слова некрасивые часть литературного произведения - то за это никто дурным оные не назовёт. Другое дело, если идёт общение с употреблением, например, на форуме. За такое и в баню можно. Надеюсь, меня не отправят, ибо в контексте разбора художества.
В общем - если писать - то по полной. Или вообще не писать. А лучше - писать и без мата. Всегда.

Теперь о... форме в общем.
Ужасная форма. Не потому, что написано криво - ритм, кстати, ровный; а потому что синоним текста - ВОДА ИЗ-ПОД КРАНА. Если самое начало мне показалось просто, а-ля, "автор забыл делитнуть расписку" (ну, когда нечем начать, обычно расписываются - пишут бред всякий, лишь бы не "не писать") то последующее письмо - вода водой. Куча ненужного, совершенно притянутого за уши от чего просто не видно содержание. Оно утонуло, словно Титаник, напоровшийся на айсберг. Ваш айсберг - вода, пояснения, объяснения, уходы всяческие в сторону, "яканые" размышлизмы... 

О содержании.

Да нифига не поняла. Что к чему - всё из-за воды
____________________
Тем не менее текст спутника Юпитера мне понравился больше текста женщины с подобным на моё именем.

За второе
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 129
Репутация: 93
Наград: 1
Замечания : 0%
# 6 28.08.2014 в 11:47
ELIZA.
Сюжет. Мир. Персонажи.
Нет слов. прошу прощения у автора, но запуталась в ошибках настолько сильно, что оценить не смогла.
Стиль. Ужасен. Ошибка на ошибке, фразы, выдранные кусками из чьих-то произведений и наспех клеем прилепленные в кучу.

IO.
Первый абзац погрузил в сон. Второй дочитала после чашки кофе. Пока дошло до завязки, я дважды срывалась в финал. Лиризмы - это хорошо, но тут явный перебор.
Сюжет. Парень гей. Трагедия Гамлета и горе Джульетты просто семечки по сравнению с тем, что парень хочет секса с другим парнем. Во всем виноваты американцы, конечно же.
Мир. Его нет. Потому как песня Наутилуса - это не мир, и ей эту дыру не закрыть.
Персонажи. Один. Который гей. 
Стиль. Оооочень мэээдленно. Каждое слово прожевывается по два-три раза. Видимо, чтобы читатель уловил Мысль, которую до него доносят..
Цитата IO ()
Не знаю, сколько  ятак пролежал, пока не вспомнил ее слова. Ее последние слова. «Давай сегодня не
грустить. Главное идти дальше». Они выводят меня из тишины. Точнее, меня
выводит кое-кто.
Яркий пример жвачки.
Голос, тем не менее, за второе.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 21
Репутация: 24
Наград: 0
Замечания : 0%
# 7 28.08.2014 в 19:25
Разбирать не буду,и без меня по косточкам разберут. Хочу сказать только,что теме больше соответствует второе произведение. ЗА НЕГО И ГОЛОСУЮ! smile
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 819
Репутация: 473
Наград: 9
Замечания : 0%
# 8 29.08.2014 в 08:13
Иными словами - идея должна быть такая - жизнь- большая клетка, далеко ни от кого и ни от чего не уйдешь. Посмотрим же,как оба автора ответили на этот вопрос.

1. Первый автор зразу продекларировал,что его мир другой от заданного.
Это произошло или интуитивно, от невнимания к заданию или умышленно, но думаю- скорее оттого, что автор увлекся идеей, которая стучала ему в дверь.

В корабле вряд ли носят шляпы, скорей спецкостюмы. И одеяние героя развевалось, словно он был на ветру, а корабль был не космический, а настоящий парусник.
И как же карта, парящая по комнате ввиду невесомости, сочетается с ветром? Это прокол авторский.
И какие сигареты в космосе, в замкнутом пространстве, ну конечно, автор не был никогда на орбите, впрочем и я там не был,но читал об этом.
Еще один прокол-знамя в космосе маячит, словно на пиратской шхуне.
"Лэнс перешел с шага на галоп".- это человек-то.Значит он с копытами?

Пока повествование развивается, как памфлет-породия.

Пирата, который хочет захватить корабль пригласили на пир.Разве это по-пиратски ходить к врагам, да и не пойдет пират в ловушку.Прокол еще один.
следующий прокол-поведение друзей, совершенно забыли,ч то пригласили враГА,В ОТ ОН И ВЗЯЛ ИХ ГОЛЫМИ РУКАМИ.
Следующий прокол, что пират не обестогил своих врагов. Он побежал от них.странно.
Просьба не становиться пиратом разжалобиола меня до глубины души. Мягкотелось персонажей умиляет.

а декларативное_ "Отныне мы враги!" ставит точки над и.Развитие сюжета упирается в нежелании одного из друзей не становиться пиратом. Прискорбно. И больше тут ничего нет. Но ведь это быстрый конкурс, дадим автору поблажку,он не виноват, что не успел прорисовать другое развитие событий и глубину характеров викингов космоса. Похвально,что не побоялся.
Опять повторяю,что если бы автор мне дал пару часиков на ознакомление с сюжетом и рассказом, то многое можно было бы сделать по другому, даже в рамках этого сюжета и формы.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 819
Репутация: 473
Наград: 9
Замечания : 0%
# 9 29.08.2014 в 09:03
2. Мои комментарии в скобках.Пройду по всему рассказу подробно, он того стоит.(вот посмотрите,как удачно автор решает тему клетки первой фразой)
Смотрю на небо. Облака почти полностью заволокли его.
Тонкие, легкие, она туманом ложились на небесную гладь. Мои взгляд
останавливается на синем пятнышке, частичке выси, которое еще не поглощено
белым захватчиком. На что оно похоже? Удивительно, на облако. Облака похожи на
небо, а небо похоже на облако. А почему бы нет? Почему высь не может быть белой,
а облака синими? Не сомневаюсь что может. Слышу как колышется ветка, журчит
речка, поют птички. Музыка для уставших ушей, бальзам для души.
Тишина. Зачем я ищу ее? Почему убегаю сюда, при каждой
возможности? Может быть, мне не нравится то место, откуда я прихожу? Наверное,
там, меня ожидают проблемы, трудности, невзгоды. Может это место – моя тихая
гавань?
Из тишины меня выкидывает криком(замечательно сказано!). Голос знаком, очень
знаком.
-Эй! Голубки! Вам костюм оставить?
Костюм? Что за костюм?
Сознание приходит ко мне, когда автобус, наконец,
открывает свои грязные двери, впуская внутрь наших однокурсников.
Все, поголовно, от первого до последнего, смотрят на нас
и смеются. Да что там смеются, некоторые из них откровенно ржут. Кто-то
показывает пальцем, кто-то что-то выкрикивает. Бараны, они и в Африке бараны.
Сморят, жрут траву и блеют.(действие развивается неприхотливо,медленно с умышленными повторами,чтобы обволакивать нас ,словно дым тем состоянием,которое хочет навязать нам автор,явная авторская декларация,авторитарность! нО МОЖЕТ БЫТь эТО И НЕПЛОХО!,ПОСМОТРИМ ДАЛьшЕ_) Вот и вся их глубокая насыщенная жизнь. Слава Богу,
дается один раз. (внезапно резкий вывод, сбухты барахты,автор заставил меня скривиться от негодования,а ведь до сих пр все шло ,как по маслу)
Их улыбки заставляют меня нервничать. Что бы отвлечься то
и дело считаю сколько у кого зубов. У кого зубы белее, у кого темнее.(эхъ! Автор,пошла планка вниз!) Жаль у
всех они есть. Но думаю, если они продолжат ржать, это изменится. У меня по
коже пробегают мурашки, толи(первый Толик) от холода, толи(второй Толик) от того что я начинаю понимать что
за костюм они мне предлагали. Мне же жутко неудобно. Не люблю когда на меня
глазеют, не люблю когда надо мной смеются. Стараюсь не смотреть на одного
человека. Тоже баран, кричит что-то мне. Боюсь, что он увидят мой страх,
заметит, что я вовсе не рад оставаться здесь. Благо куратор, зашедший
последним, просит водителя поторопиться. Настойчиво просит.(не понял автора,зачем он себя величает бараном?)
- А эти? Не едут? – удивляется водитель – это последний
рейс, потом только пешком.
- Они знают – куратор посмотрел на водитель, а потом на
меня. Странный взгляд, как будто разочарование смешалось с удивлением. Нет,
ошибся, ему, наверное, просто скучно. И мне бы было скучно весь день таскаться
со стадом, но что поделать, скотоводы.(автор явно сворачивает на тропку юмора и сатиры)
Все пялятся. Хватить смотреть. Увиденное ими их смешит?
Но вот сказать им в лицо я не могу, а от того стою и махаю им рукой энергичнее
чем китайские спортсмены своим флагом на олимпиаде(в этом месте все должны рассмеяться). И улыбаюсь, фальшиво,
но…но, что мне еще остается? Я очень скоро окажусь один на один с самой
красивой девушкой нашей группы. Естественно, только улыбаться.

Я почти на две головы выше ее, в кожаной куртке и
джинсах. В глазах читается усталость и постоянный недосып (хочу обратно, в
тишину). Мешки под глазами, на мое собственное удивление, даже красят меня, а
бледная прокуренная кожа явно недотягивала до жопы младенца.(сравнение на грани понимания)
Она(жопа что ли?) низенькая и миниатюрная, в тёмно-синем спортивном
костюме, который призван показать все достоинства. Улыбка, не голливудская, не
совершенство, но искренняя а от того и более приятная. Светлая кожа, а все что
невидно додумывалось воображением, или на худой конец логикой(новое открытие- логическое воображение!). Уж, воображения
у баранов явно достаточно.
А бараны все ржут.( а лощади интересно,что деляают в этот момент? Блеют?)
Я бы сделал все, лишь бы они заткнулись, отвернулись или
исчезли. Но не могу, а когда еще выпадет такой шанс остаться наедине(с кем? я уже забыл) Я должен
был им воспользоваться. И она должна была. Это становиться понятным, когда она
нежно берет меня за руку(за какие заслуги?). Немного испугавшись, смотрю на нее. Не я один.
Автобус взревел.
Хихиканья – вот как можно было бы назвать то, что я
раньше называл «ржут». Вот теперь они и в правду ржали. Казалось теперь в
автобусе не бараны, а лошади.(вот ,наконец,произнесено волшебное слово правды!)
Я устал, попытался отвлечь свое внимания на ее руку.
Теплая и мягкая. Куратор уже рассаживает своих баранов по местам, и это
учитывая тот факт, что водитель пока не торопился, заводит махину. Тоже баран,
чего он ждет? Моей смерти от смущения? Она держит мою руку, эти идиоты ржут, ну
как мне не смущаться? Краснею, потом понимаю что покраснел и от того краснею
еще сильнее. (а может пора сменить баранов на ослов для разнообразия,потому,что от частого употребления сравнение потеряло актуальность)
Она просто смотрит на меня. Ее взгляд говорит мне, что
она ждет чего-то. Я слышал, тогда еще, когда мы только приехали сюда, как
смеялись девчонки, о чем-то перешептывались, видел, как она краснела, и они
затихали, стоило мне подойти чуть ближе. Вообще весь этот день я чувствовал
себя неловко. Кто то из парней сказал что настоящим мужчиной становишься когда
первый раз суешь. Девчонки сразу начали обижаться, парни ухмыляться, а она, она
засмущалась.
Хотелось что-нибудь сказать, но сейчас я просто молчу, а
она смотрит, ждет, надеется. Ксюха, Ксюшка.
Наконец водитель понимает - пора трогаться. Автобус
уезжает, и уносит с собой крики. «Голубки!» «Не шалите там!» «Костюм! Не забудь
костюм!». Когда загон для баранов с
грязными дверями скрывается за поворотом, я выдыхаю. Смущение уходит. Но
приходит паника. Мы остались одни, наедине. Только она и я. Весело, что
сказать.
- Ну, пошли – нервно спрашиваю ее.
- Пошли – она мило отвечает.
- Ты не волнуйся, там внизу на парковке… ну в смысле я
машину там спрятал, не хотел никого развозить – виновато улыбаюсь.
Ее лицо разразило(сь) улыбкой. Чистой, искренней, нежной. Мне
всегда нравилась ее улыбка. В ней есть что-то детское, настоящее. Когда она
улыбается, даже тишина кажется пустой.(загадочное сравнение)
- Так нельзя, в основном. Но сегодня можно – улыбается
мне.
Знаю что нельзя, не красиво так поступать, но думаю, они
(бараны, хоть среди них и были мои друзья) понимают, знают, что в такой момент
не хочется лишних ушей.
- Тут километров
пять, так что…
- Идти придет максимум минут сорок. Мы же с горы
спускаемся.
Она краснеет. Прячет лицо за светлыми локонами, немного
наклоняет голову, и, я готов поклясться, улыбаться. Думает, что я не увижу. А я
и не вижу, скорее чувствую. Мне всегда легко определить, что у нее на душе, о
чем она думает. Она точно не баран, не такая как остальные.
***
Дорога обещала быть приятной. Свежий и прохладный ветер,
спускавшийся с гор Алмарасана, приносил с собой запах вековых елей и сосен,
журчанье речки. Да и красивая девушка рядом, что может быть приятнее. Наверное,
только тишина, особенно, когда устал от всего на свете. И как не странно, но
горы дарили мне тишину. Если кто-нибудь бывал на Алмарасане, он считал своим
долгом указать на речку. Уж больно она шумная, эта горная бестия(неплохо!). Ищешь покоя,
аксиома, отойди от нее подальше. А по мне так, журчанье было неотъемлемой
частью тишины.(интересная мысль) Моей тишины. Да и отойти у нас не получиться. К городу вела
только одна тропинка, и как назло она прямо между дорогой и речкой. Иногда
проезжавшие мимо машины останавливались. Кто-то спрашивал дорогу, кто-то
интересовался, не подвести ли нас до города. А мы шли, это было главное. Шли не
останавливаясь, любовались природой, огромной дамбой, да и просто домиками, что
расположились на склонах гор. Кто бы, что не говорил, но жизнь одна и прожить
ее надо в горах.
По бокам от дороги росли цветы, не знаю какие, не знаю
названия, но уверен, она знает. Она любит цветы, наверное, надо сорвать ей
пару. Отпускаю ее руку, подхожу поближе
к обочине и рассматриваю их внимательно. Для меня они все выглядят не больше
чем спиральки, кругляшки, треугольники, а от того хватаю пару разных цветков
(они разного цвета), срываю и даю ей. Улыбается.
Она заговорила первой, и я почувствовал укор совести. Она
начала, а должен был я. Я мужчина или кто?
- Думаю, нам пора поговорить.
Останавливаюсь и двумя руками беру ее
руки. Они теплые, нежные, гладкие. Даже после похода, похода в горы. Она все
еще слишком хрупкая(а что,должна вскоре стат- стальной?). Боже, ну почему приходиться рушить мечты таким людям?
Почему не алкашам, ворам или убийцам? Я бы сделал все, что бы защитить ее, что
бы ни говорить ей то, что должен. Но мужчина ли я? Если да, то должен сделать
это.
- Ты мне нравишься.
Ступор, прострация, транс – все что
угодно, но я все равно не понимаю что происходит. Она призналась. Первой
заговорила. Мужчина ли я? Уйти в тишину?
- Ты мне нравишься – повторила, может, что
бы звучало убедительней, а может я слишком долго молчал. Я чувствую, как
замедляется дыханье, дрожат ресницы. Мечтаю оказаться в том автобусе, этом
гребанном загоне для баранов, быть одним из них, ржать над голубками. Все что
угодно, но не говорить то, что должен сказать. (хорошо сказано)
- Я знаю.
Она поджимает губы и сильно краснеет.
Почему она так смущается? Смотрит на меня, ждет. Снова ждет, как я устал
опаздывать. В ее глазах я вижу искорку надежды, самую малость. Но я должен,
если я еще мужчина.
- Ксюх, я давно хотел сказать, но не знал
как – чешу шею, открыв подмышку – делаю так, что бы оттянуть ответ.
Она смотрит. Снова. Вижу, надежда угасает.
Ксюша была самой милой из девчонок, которых я встречал. Она была на две головы
ниже меня, маленькая и хрупкая, казалось она всегда нуждалась в моей защите. В
ее голубые глаза, светлые волосы, фарфоровую кожу – во все это влюбился бы
любой. Любой, но не я. Почему она выбрала меня?
- Ксюх, я не могу ответить взаимностью.(вот он,неожиданный поворот сюжета,запрограмированый в задании дуэли)
На моих глазах рушиться воздушные замки. Я
вижу, как облако - крепость мечты растворяется под лучами знойного солнца. Все
это признаки того, что та тишина, о которой я так мечтал умерла. Умерла,
впрочем вместе с ее мечтами и надеждами. Все мы чем то жертвуем. Нет, я давно
знал, и понимал, что однажды мне придется сказать ей правду.
Правду, вот чего мы все заслуживаем.
Именно правда приводит к счастливому, не по-голливудски, концу. Что бы там не
утверждала заморская киностудия, но счастливый конец – это когда все точки
расставлены над i.
По настоящему счастлив тот, кому не приходится верить в ложь, кто не живет в
выдуманном мире.(я бы с этой мысль согласился ,но наоборот!) Уж лучше я скажу ей все в лицо, сам все объясню. А иначе она будет
верить, ждать и надеется на то чего не будет. Все то, что я так не люблю. Настоящий
мужчина должен уметь сказать правду. Горькую, зеленую кислоту, яд, который
потечет по венам. Глупые девочки, на что вы надеетесь? Зачем подпитываете
свой самообман.
***
Самообман. Неужели только девочки способны на такое. А
мужчины? Ведь я мужчина раз я сказал ей правду. Могут ли мужчины обманывать
себя? Думаю что да. Уверен, что могут. Даже сейчас, после того как она услышала
мой ответ, я все еще обманываю себя. Обманываюсь мыслью, что все ей знать
ненужно. Зачем? Она же девочка, пусть пребывает в неведении. В голове снова
всплыло слово «правда». Кто ее достоин? Все? Вряд ли. Бараны не могут жить с
мыслью, что они бараны. Но она не баран, она достойна правды. Истины, из-за
которой я ненавижу себя.
- Ксюх, мне это… - я должен решиться, ей будет легче,
должно быть – я как бы…
- Что? Пожалуйста, говори – она смотрит. Решено, хватит
ей уже ждать. Я мужчина, и поступлю так, как должен.
- Мне не нравиться девочки.
***
Снова тишина. О как я скучал, мой мир спокойствия. Я
поднимаю голову, ищу глазами облака. Но их нет, есть только разрушенные замки.
Позже, до меня доходит – их сломал я.
Что я наделал? Зачем сказал? Может она пытается понять,
не шучу ли я?
Я снова корю себя. Срываюсь и мысленно матерю самого
себя. «Идиот, придурок, тупой. Думаешь, ей станет легче?»
«Урод, с*ка! Нельзя было сказать помягче? Тупой, С*КА!»

А она все смотрит, думает. Понимает, что я не шучу. Я
вижу ее опустевший взгляд, чувствую ее смятение, боль и… разочарование?
Разочарована ли она во мне? Если да, то и я разочаруюсь(по детски). Я понял это в тот
самый момент, когда она призналась, всего пару секунда назад. Пожалуйста,
милая, не разочаровывайся во мне, прошу.
Но вслух сказать такое не смогу, не получиться.
Я злюсь. Так сильно, что готов ударить себя. Неважно, чем
или куда. Неважно что она подумает, неважно как больно будет. Единственное, что
по-настоящему важно, так это она, ее чувства, ее ощущения. Пусть она поймет,
что с рук мне это не сойдет. Просто хочу, что бы я сам получил по заслугам(откуда такие муки,если мон сказал об этом,почему же за нее так переживает,значит она ему не безразлична? Прокол автора). Что
бы моя физическая боль хоть на секунду заставила ее забыть о душевных муках. Что бы этот урод, который обидел эту
маленькую девочку, почувствовал боль. Но я просто стою и молчу. Видимо вовсе я
не мужчина. Мужчины не обижают маленьких девочек.
Она тоже молчит. Мы идем дальше. Ксюша все еще держит мою
руку, мимо проезжают машины, кто из них сигналит нам, улыбается, думают, что мы
голубки. Бараны, что сказать.
Дорога вниз всегда легче, чем подъем. Просто хотя бы
потому, что тебя самого тянет. Вниз. А что внизу? А там нас ждет суетливый
город, в котором правда нам уже будет не по силам и мы вернемся к своей лжи.
Город, где тишины нет в помине, место где ложь заменила правду, как облака
заменили небо. Уж лучше сказать все здесь и сейчас (хорошая мысль)
***
- Скажи что-нибудь – прошу, нет молю ее.
- Это я виновата – обреченным голосом говорит она.
- Что? О чем ты, здесь нет твоей вины. Вообще нет… Это я
урод. Пидар гребанный.
- Не пидар, а гей – она смущенно улыбается – не матерись,
пожалуйста.
- Пидар – говорю я но не понимаю, почему она улыбается.
Если бы я только знал, с какой иронией она улыбалась.
- Давай не будем сегодня грустить, пожалуйста. Сегодня у
меня появился прекрасный шанс, час наедине с тобой.
Слишком много «пожалуйста», впрочем, как обычно.
По-другому она не может.
Она все еще держит меня за руку, головой облокачивается
мне на плечо. А я просто сжимаю ее руку. Если ей так хорошо, пусть будет так.
- Главное идти – говорит она и смотрит, но уже не на
меня, а на город, что раскинулся у подножия Заилийского Алатау.
***
Прошу ее остановиться, достаю пачку, вытаскиваю одну
сигару и закуриваю. Отворачиваюсь, чтобы
дым не летел на нее, пачку машинально сую в карман. Первая затяжка наводит
порядок в голове, и тишина возвращается. Я отдыхаю, а потом до меня доходит
простая истина. Ну вот, курю при ней. Она знала, что я курю. Меня это не
удивляет. Пугает, но не удивляет. Бедная, глупая девочка.
- Расскажи мне. Может тебе станет легче. Расскажи. Прошу
– она смотрит на меня и ждет. Снова ждет.
Мне легче? Ты бы о себе подумала, малышка. Но она смотрит
и ждет. Я же вроде обещал, что она не будет ждать. Не будет! НИКОГДА!
- Это случилось на первом курсе. Он пришел, вернее,
перевелся из Астаны. Красивый, мать его.
Она все поняла, поняла о ком я. Тот, на кого я старался
не смотреть, тот чьего взгляд я больше всего избегал. Тот кто, как и остальные
что-то выкрикивал из автобуса.
- Пожалуйста, дальше.
- А что дальше? Все ясно. Мне захотелось его, захотелось
обладать им. Вот и все.
- И что ты чувствуешь?
Что я чувствую? Эх, это философский вопрос. Здесь сразу и
не ответишь. Ну а, правда, что я чувствую? Я злюсь. Это точно, но что еще? Я
чувствую отвращение, нетерпимость. Я готов убить. Если одним словом –
ненависть. Я ненавижу. Нет, ни его, ни университет, ни кого-либо еще. Я
ненавижу себя. За то, что он мне понравился, за то, что любуюсь его улыбкой, за
то, что хочу быть рядом. Но самое важное, за то, что не смотрю на нее. Самую
искреннюю и добрую. Ответ прост, не стоит заставлять ее ждать.
- Ненависть. Я ненавижу себя. Так сильно, что готов
убежать от себя. Куда угодно, лишь бы больше не быть собой. Не жить вот так.
Лучше сдохнуть нормальным, чем жить вот так. ( не будет гей так расписывать свои страдания,малоубедительно)
Она думает, смотрит, как я докуриваю, берет бычок из моей
руки и выкидывает в урну.
- Главное, идти дальше. Не грусти, пожалуйста.
***
Она снова берет мою руку, и мы идем. Спускаемся вниз, уже
осталось то немного, минут пять и мы на парковке. Ксюша чувствует что мы
близко, от того и пытается замедлить шаг. Растянуть наше «вместе». Что я должен
сказать? Как должен поступить? Стоит ли заверить ее, что мы можем уединиться в
любой момент, когда она захочет? Вот так вот, снова приехать в горы, где она
сможет держать меня за руку, спрятаться за моим плечом, а я снова погружусь в
свою тишину. Уйдут ли тогда ее страхи? Станет ли ей легче? Станет ли мне легче?
Нет, не станет, это даже барану ясно, как и ясно то что никто не будет ближе к
моему сердцу чем она. Ксюха. Маленькая, наивная, глупая девчонка.
Но ноги не слушаясь интуицию, продолжают идти, но рука
сжимает ее руку.
Мы пришли. Парковка пустая, машин нет вообще, если не
считать мою. Мы садимся, я завожу мотор, переключаю передачу на «D» и мы уезжаем. Прощай
Алмарасан, прощай, правда, прощай тишина, прощайте ее воздушные замки.
***
Как только я свернул на трассу, она включает радио. Я
знал эту песню, отец ее всегда слушает, когда ругается с матерью. И вроде бы
она должна многое значить для меня, ведь возможно что именно она не дала мои
родителя развестись, но все же услышав ее, ко мне на ум приходят только плохие
мысли и воспоминания. Шум, крики и ссоры всегда предшествовали ей, так что…

Я пытался уйти от
любви
Я брал острую бритву и правил себя
Я укрылся в подвале я резал
Кожаные ремни стянувшие слабую грудь
Я хочу быть с тобой
Я хочу быть с тобой
Я так хочу быть с тобой
Я хочу быть с тобой
И я буду с тобой*

Глупая
песня, скучная и бессмысленная. Впрочем, как и все старые песни. Их девиз –
«пожалейте меня». Ненавижу слабаков. Слабаки, только и делают что ноют. Мужчина
не должен плакать. Никогда, ни за что. Мысли о ненависти возвращаются. Что значит
моя ненависть? Что оно такое?
Может,
я неспособен смирится. Возможно, все дело в том, что я не хочу принимать себя
таким, какой есть. Ведь мужчина не может быть пидаром. Не может.
Переключаю
радио на другую волну. Какая то попса играет.

Я
сосредоточился на дороге. Машины маячат перед глазами. Разноцветные, они как
букашки – таракашки мельтешили перед глазами. Кто то обгоняет, кого то наоборот
обгоняю я, но все мы все равно движемся, и если бы Ксюха читала бы мои мысли,
она сказала бы что это самое важное. Сколько еще ехать? Долго ли? Долго ли еще
она будет рядом? Может свернуть куда-нибудь ни туда, что бы побыть вместе еще
чуть-чуть? Благо, песенка – попса, ни о чем не думать.
Монолог
радио нарушила она. Снова. Снова я заставил ее ждать.
-
Ты не должен ненавидеть себя за то, что ты гей.
«Гей»,
что за слово то такое? Словно макияж скрывающий уродину. Уродина и есть
уродина. Пидар и есть пидар.
- А
я не из-за этого.
- А
из-за чего же?
Как
сказать? Прямо. Конечно, прямо. Лучше всего – правда.
- Я
ненавижу себя, за то у меня встает на парня, а не на тебя.
Тишина.
Поистине, гробовая, гробовая, потому что я сейчас, наверное умер. Да, точно,
умер или вот-вот умру, иначе бы я никогда такое не сказал. Особенно ей. Любому,
но не ей. Она молчит, думает. И я молчу. Стыжусь.
Но
вот воздух прорезает звонкий смех, и мне становиться легче, я чувствую себя
идиотом, но мне уже не так стыдно. Точно, она же просила не грустить.
Улыбается и смотрит на меня. Что же она хочет? Ждет?
Наверное, я не так уж и хорошо ее понимаю. Мы подъезжаем к ее дому. Я
заворачиваю в ее двор, паркуюсь. Смотрю на нее. Она смотрит тоже. Ждет? Вряд
ли, просто смотрит, думает.
Мы выходим из машины. Она снова смотрит. Боже, что мне
делать? Она подходит ближе. А потом целует. Так как и должны целовать девочки,
нежно, мягко, затем отдавая инициативу в руки мужчины. А что же мужчина? Он
вообще здесь? Тот, кого она целует мужчина? Нет, наверное. Но зато пародия на
мужчину стоит в ступоре. Не отвечает, просто не двигается. Он не знает что
делать? Нет, знает, просто боится. И скоро, Ксюха понимает, что ответа от меня
не будет.
- Я знала, знала. Просто хотелось попробовать. Пока.
Она поправляет одежду, мило улыбается и что-то там
говорит. Целует меня в щеку, машет на прощание ладошкой, мягкой и нежной и
скрывается в подъезде. Я ничего не услышал, у меня в ушах шум.
Разобрал только последнюю фразу – «давай сегодня не
грустить, пожалуйста, главное идти дальше»
***
Снова мысли.
Что я наделал? Почему? Что я должен был сделать?
Она уходит. На ее глазах слезы? Разочарование? Обида?
Лишь только дверь подъезда закрылась, я интуитивно
подхожу к дереву. Старому, массивному дубу или прочей херне, не знаю, не важно.
И бью. Бью со всей дури, со всей силой, кричу и бью. Бью так, словно это
состязание – что сломается первым, мой кулак или ствол дерева. Хочу убить себя.
Так сильно я себя ненавижу. Ненавижу, ненавижу, НЕНАВИЖУ! Стоящий неподалеку
полицейский (или кто он там) смотрит, но молчит. Он ничего не говорит. Все
понимает. Он все видел. Прохожие тоже молчат. Кто-то из них остановился и
смотрит, другие закрывают глаза детям и уводят их подальше от меня. Но все
смотрят. Смотрят и ждут. Снова. Как надоели их взгляды. Уверен, теперь они
считают меня бараном. Хотя так и есть. Так и есть.
Я падаю без сил рядом с машиной. Просто лежу и реву, как
маленькая девочка. Упал ли я в тишину?
- Ненавижу. Ненавижу. Ненавижу. Ненавижу – почти мантра.
Слова уже выходят сами по себе.
- Урод, г*внюк, г*ндон, с*ка, пидар.
Злость кипит во мне. Она как змея, внутри, шипит, плюется
ядом, отравляя меня. И вот правда, зеленой ядовитой кислотой течет по моим
венам. Кислотой, что я пролил на нее, мою нежную и хрупкую.
Не знаю, сколько я
так пролежал, пока не вспомнил ее слова. Ее последние слова. «Давай сегодня не
грустить. Главное идти дальше». Они выводят меня из тишины. Точнее, меня
выводит кое-кто.
- Вставай урод. Вставай, че развалился и ревешь как
телка? Вставай, ради нее, вставай. Можешь ненавидеть себя сколько хочешь, но от
себя не уйдешь. Никогда.
- Вставай, мать твою. Ты че слабак? Жалеешь себя, небось?
Хотя правильно. Лежи. Говно должно лежать.
Я встаю. Знаю, кто говорил со мной. Мужчина, который
опоздал. Где он был, когда нужен был больше всего?
- Правильно, вставай. Хорош реветь.
Привел ли я в порядок мысли? Понял ли я что должен
делать?
- Вот и правильно – подбадривал меня голос – и что ты
будешь делать теперь?
- То, что должен.
- Что именно?
- Не грустить и идти дальше. От себя не уйдешь.

*- Nautilus Pompilius - Я хочу быть с тобой

(логично было бы,чтобы его встретил любовник,а не кто-то посторонний.
нарушение естественного тяготения к противоположному полу- аномалия,которую много раз наблюдал в жизни.Я играл целый год в ресторанчике для гомиков и лесбиянок,а потом для траннсвеститов.
Это особая публика,ужемлеными и ущербными не оэуэают.Хотя откровенно об этом не говорил ни с кем из них.Были такие,которые заигрывали со мной.Я этого не понимаю.Это совершенно особый душевный мир.Обостренного чувствования,все, с кем я был знаком,как правило любили классигескую музыку,хорошо разбирались в искусстве,.А в балетном мире очень много голубых мужчин,кто не знает.Но они не гувствуют такой ущербности,как герой рассказа.Я бы на месте автора дал ему шанс попробовать сблизиться с девушкой влюбленной в него.Тогда бы интрига была сильной,а автор пошел по наиболее легкому пути.

А если сравнивать два рассказа,то второй явно превосходит первый по оригинальности сюжета,реальности,описанию дущевного мира героев.Прокол рассказа-обилие повторов.Художественный этот прием привратился в оскомину.автор потерял контроль над ситуацией. Жаль,что он мне не показал рассказ до дуэли. Я в таких случаях многим уже помог.
Голос - второму рассказу. Ведь если убрать некоторые вещи,а некоторые развить,то полугится вполне не скороспелка,а интересный рассказ.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 130
Репутация: 448
Наград: 5
Замечания : 0%
# 10 29.08.2014 в 11:29
1.
Фанфик. По исполнению, по уровню раскрытия персонажей, по логике мира и сюжета, просто фанфик.


2.
Очень и очень много внимания уделено даже не эмоциям, околоэмоциональным размышлениям гг. Причем чувства зачастую не показаны, они просто декларируются: в мыслях героя, в его словах, но их не видно читателю. Очень много рассуждений и мало действия.
Стиль
не плох, но нужна чистка. Странно выглядит, когда герой начинает себя описывать. Есть ляпы вроде: «Ее лицо разразило улыбкой» , «головой облокачивается мне на плечо.» и проч.
Герои
показан один только гг. Весь рассказ, как фотография крупным планом, где кроме лица мало что попадает в кадр. И как обычно, на таких фотографиях, удается разглядеть не самые привлекательные детали.
Я не знаю, таким ли задумал автор своего героя, но мне, например, он кажется человеком эгоистичным, истеричным, склонным к демонстративному поведению.
Все его мысли видятся слишком театральными. Нет ощущения, что человек прожил с этим 5-10 лет.
Мир
на уровне описаний присутствует, но только как фон. Мир существует отдельно от героев, не пропущен через призму восприятия. Например:
Цитата
Дорога обещала быть приятной. Свежий и прохладный ветер, спускавшийся с гор Алмарасана, приносил с собой запах вековых елей и сосен, журчанье речки

герою предстоит неприятный разговор, он об этом догадывается, он смущен, он, как ни в чем не бывало, любуется пейзажами.
Сюжет
его здесь мало, это рассказ-монолог.

Голосую за второе.
Прикрепления: 8932529.jpg(32.4 Kb)
Группа: МАГИСТР
Сообщений: 59
Репутация: 1317
Наград: 12
Замечания : 0%
# 11 31.08.2014 в 22:47
Первое

При прочтении вспоминались разные фильмы и произведения, в которых тот или иной эпизод либо реплика так или иначе уже фигурировали, за счет чего и возникала атмосфера, при чем атмосфера не такая унылая, как во втором произведении. Мир получился интересным, и может даже в какой-то мере оригинальным (как коллаж из разных других миров). Лаконичные и красочные описания, хоть и неумело вставленные в текст, создают неплохие образы. Особенно удался образ Пса в шляпе с опустившимися "ушами" (наверное, это самый яркий персонаж всего повествования).
Сюжет мне показался наивным. Лэнс, который с детским энтузиазмом бросает все и следует за легендарным
пиратом-одиночкой, вызывает только недоумение. Однако Картес поражает не меньше - достигнув такой славы в одиночку, он вдруг решается взять себе в напарники какого-то фаната. Хотя в согласии этом чувствуется подвох, но в таком случае тема была бы не раскрыта.
В общем, если сама основная идея и выглядит сносной, то сюжет все портит.

Второе

Неплохой язык повествования, хотя местами мысли и чувства ГГ слишком растянуты, из за чего теряется восприятие авторского мира, но за счет чего оживают персонажи. Явных штампов нет. Очень ярко передано противостояние ГГ и "стада баранов". Некоторые мысли заставляют задуматься. Например, фраза: "Вот и вся их глубокая насыщенная жизнь. Слава Богу, дается один раз.", или размышления по поводу облаков в начале.
Сюжетный поворот поразил, поскольку на протяжении всего произведения не покидает ощущение, что ГГ влюблен в свою спутницу - на это наталкивает то, как он описывает ее и как к ней относится.
Тем не менее, данное произведение на несколько критериев выигрывает предыдущее.

Отдаю голос за второе.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 1453
Репутация: 1267
Наград: 19
Замечания : 0%
# 12 04.09.2014 в 23:35
1. Как обрести в пути заклятого друга и закадычного врага?
Невольно сосредотачиваешься на ошибках, поэтому следить за развитием сюжета сложно. Экшен, смешанный с легким юмором - главное достоинство текста. Мир вторичен и в нём слишком много несовместимых деталей.
Персонажи заимствованные.
2. Баран.
Это скорее бессюжетное произведение и в его основе - рефлексия ГГ. Есть логические нестыковки, но их можно легко исправить. Мне понравилось настроение текста. Автору прекрасно удалось создать атмосферу и передать эмоции персонажа.
Стиль. Я бы не сказала, что он вялый, но от такой манеры повествования устаешь. Проблема в том, что мысли и эмоции персонажа постоянно дублируются. Иногда это необходимо для создания определенного эффекта, но в данном случае с этим приемом переусердствовали. Чаще хочется развития, а не повторения пройденного.

Голос за № 2
IO vs Eliza
9:0


Благодарю всех проголосовавших!

Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 595
Репутация: 1047
Наград: 15
Замечания : 0%
# 13 05.09.2014 в 21:33
Закрыто
Форум » Литературный фронт » Блицы » Блиц - дуэль № 33 (* пишем до 27 августа, 10-00 (утро) по мск*)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


svjatobor@gmail.com

Информер ТИЦ
german.christina2703@gmail.com
 
Хостинг от uCoz