Профиль | Последние обновления | Участники | Правила форума
Страница 1 из 3123»
Модератор форума: 0lly 
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » Дуэль №662 (проза)
Дуэль №662
Группа: МОДЕРАТОР
Собщений: 752
Репутация: 1120
Наград: 34
Замечания : 0%
# 1 31.12.2016 в 04:47
Дуэль №662
Диана vs amydarra
форма: проза
жанр: свободный
объем: свободный
срок: до 14.01.2017. включительно
формат голосования: от читателя аргументированно
авторство открытое
тема: Единственный удар
флуд запрещён


Группа: МОДЕРАТОР
Собщений: 752
Репутация: 1120
Наград: 34
Замечания : 0%
# 2 13.01.2017 в 20:50
Отсрочка до 17.01.2017 включительно.
Сдача произведений раньше приветствуется.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Собщений: 32
Репутация: 126
Наград: 8
Замечания : 0%
# 3 16.01.2017 в 22:54
По краю
Всепоглощающее чувство – бесконечности… Оно переполняет, заливает душу до краёв и рекой растекается по миру… Когда стремительно несёшься вперёд, оттесняя ветер, невзирая на манящую пропасть в паре шагов и россыпь мелких, настырных камней на тропе; сливаясь с тенью равнодушной скалы, лениво взирающей на твоё приключение. Чем кончится? Падением? Полётом?...

Или возвращением в реальность запыханным, уставшим созданием?
Но это позже.
Сейчас ты и есть та самая пропасть.

Утро началось слишком рано. Нет, серьёзно – даже со стороны птичника не было слышно предрассветных шорохов, не говоря уж об ленивых людях, просыпающихся позже солнца. Кормушка пуста, а сквозь прорезь окна под самой крышей любопытно заглядывает одна из утренних звёздочек, задорно подмигивая Ышту. Тот сонно моргал, силясь осознать причину своего столь раннего пробуждения. Что-то услышал, почуял? Вроде ничего подозрительного, лишь ненавистный шорох позади.

Яростный удар копытом о стену не принёс ожидаемого результата – крыса ускользнула и проворно забралась на балку, хищно огрызнувшись противнику. Тощая, облезлая – единственная выжившая среди соплеменников, большинство из которых загрызли пастушьи псы.
Эта оказалась им не по зубам.

Ышту гневно заржал и попытался встать на дыбы, напрочь позабыв про тесноту. Крыса фыркнула и с видом: «Что? И это всё?» уселась и занялась внешним видом: быстро-быстро намывала наглую мордочку маленькими лапками.
Звезда в прорези исчезла – тёмно-синее небо посветлело и накинуло на себя рассветное покрывало. Со двора послышалось шевеление – вынырнувший из ночных объятий птичник настойчиво стремились разбудить остальных. И лёгкие, быстрые шаги – явно не Пастуха, хотя именно он обычно наведывался в стойло первым.

- Ышту! Проснулся? Ветер наш стремительный, - громкий девичий шёпот спугнул крысу, заставив её быстро перебралась через окно и скрыться на крыше. – Я тебе корма принесла.

Ышту недоверчиво обнюхал тёплые ладони девушки, чувствуя её возбуждение. Руки, ещё влажные после умывания, пахли ночными цветами и свежим сеном. Опять без спроса бродила под ночным небом? Неразумный ребятёнок! Ни тропы не видать, ни обрыва, о чём думает…

Ышту раздражённо замотал головой, отстраняясь и отворачиваясь к кормушке, но девушка настырно продолжала обнимать коня:
- Не злись, я не специально. Не слышишь? Цветы шептали – живья сегодня распустится! Так что кушай, кушай впрок – сегодня тебе лететь.

Живья? Рано ей цвести, ошибается ребятёнок. Или нет. Разбудило же что-то Ышту – может, тоже шёпот услышал, да во сне не осознал?

- Только не говори никому, что я ночью выходила, хорошо? – жалобно прошептала девушка, заплетая белоснежную гриву в мелкие косички. Ышту даже заржал от удивления. Кому он скажет? Крысе? Или псам? Так тем нет дела до её прогулок. А люди большей частью глухи – не слышат, либо не хотят…

Но раз живья зацветёт – тогда точно сегодня в путь. Нужно быть готовым.
- Сладу! – с улицы позвал девушку Пастух – и ребятёнок шустро унеслась прочь, наспех поправляя сбившийся платок. Смешная. Мелкая, черноволосая – и глаза цвета неба, яркие и всегда чем-то удивлённые. Такой только и разговаривать с цветами.

Ышту мордой приоткрыл дверь и медленно вышел наружу. Солнце быстро окрашивало скалу и поселение золотой краской, прогоняя настырную тень и туман. Переполошенные люди стояли у поляны, возбуждённо переговариваясь. Громче всех веселилась Сладу - она бегала вокруг, хлопая в ладоши, и радостно восклицала: «Расцвели! А я говорила, говорила!».

- Рановато, нет?
- Зато больше обычного.
- И умар-травы больно много…
- Вот это и страшит…

Ышту осторожно подошёл к самой поляне и аккуратно понюхал цветы. Большие, похожие на разлапистые звёзды светло-сиреневого цвета с белоснежной сердцевиной – их терпкий запах щекотал ноздри и туманил голову. Хотелось улечься и заснуть, а через мгновение – бежать прочь, не оглядываясь, до последнего биения сердца.

Живья расцветала быстро – к полудню ею будет заполнена вся поляна. На отвесной скале цеплялась за жизнь её вечная спутница – умар-трава, алой сетью раскинутая на камне. Даже резные, узкие листья на стебле имели кровавый оттенок.
Ядовитое, беспощадное растение. Но без него и живья отказывалась расти.

Кто-то прикоснулся к боку – Сладу перехватила уходящего Ышту и взялась его разукрашивать.
- Ветру положены золотые крылья, - приговаривала девушка, обрисовывая жёлтой краской контур перьев на белоснежной шкуре, - и солнечные лучи в свиту, - теперь принялась за гриву, заплетая несколько коротких, но бесполезных лент. – Теперь ты готов!

Ышту фыркнул. Тоже мне! Люди, странные создания – как будто без рисунка и куска ткани он не сможет добраться до подножия скалы. Что за привычка разрисовывать свою шкуру непонятными узорами? Руки Пастуха тоже в чёрных линиях, про Шамана и говорить нечего – лица не разглядеть…
Но, раз взялись за краску, значит, скоро точно в путь.

Из года в год повторялось одно и тоже: они неслись по узкой горной тропе, не смея сделать ни единой остановки; неслись, каждое мгновение помня о коварной реке, поджидающей их на дне пропасти. С каждым скачком её шум становился всё громче, постепенно заглушая стук копыт, никогда  не знавших подков. Значит, цель близка.

Мысли затерялись в грохоте воды – Ышту прыгнул, по грудь погрузившись в холодную воду, высоко задирав морду. Дно нашлось быстрым, привычным движением – немного усилий и конь уже твёрдо стоял на земле, недовольно фыркая и размахивая хвостом, осыпая берег множеством радужных капель. Золотая краска по бокам от воды заискрилась, придавая рисунку объём и живость. Пастух покрепче перехватил поводья, не давая Ышту расслабиться, и обеспокоенно оглянулся на небо.
Солнце уже склонялось к закату.

- Слишком рано в этом году…
- Разве это плохо? Смотрите, сколько Живьи мы собрали! А значит, и пастбища уже готовы принять нас…
- То верно, но…

Ышту вскользь прислушивался к знакомым голосам, старательно общипывая траву рядом с убежищем Шамана. Здесь было хорошо, чего не скажешь о самом поселении, которое приютилось несколько в стороне, ближе к тракту. Привыкший к своей малочисленной общине, где самым болтливым созданием была Сладу, а самым неприятным – крыса, Ышту раздражённо реагировал на излишне шумных, незнакомых людей вокруг, пахнущие рыбой, дымом и чужими тропами, вместо горных трав и камня. Они много суетились, делали лишние движения и постоянно оказывались чем-то недовольны. Люди вообще не умеют двигаться. Тратят энергию на пустые жесты и манёвры. Только у Пастуха иногда получалось войти в ритм с природой, да Шаман ведал истину и спокойно мог поспорить с Ышту в выносливости. Но это исключения.

- Живья не сгибла в дороге? Успели?
- Успели…
- Тогда чего ты мрачный такой?

Ышту оторвался от ужина и обеспокоенно подошёл ближе, настораживаясь. В обычном, вроде бы, разговоре, явственно промелькнули тревожные ноты. Этого быть не должно.
- Поверье есть. Если живья рано и пышно зацвела – смерть её близко.
- Как это?
- Живья уходит в землю, умар-трава остаётся. Но то не всегда. Может, взаправду так совпало?
Из-за порога воцарило молчание.
- А как же Охота, если живья сгинет? – наконец, задумчиво проговорил Пастух.

- Вы-то справитесь – от Охоты и умар-трава защита. Нам сложнее придётся. Без настоя-то, - голос Шамана казался слишком спокойным для таких слов, но Ышту легко не обманешь. – Ничего, другие общины как-то справляются. Надобно мне навестить некоторых. Посмотреть, пошептать.…

…Пастух вышел от Шамана нескоро и нервно поглаживал коня по морде, постоянно приговаривая и успокаивая его, будто это Ышту просидел внутри и теперь жутко боялся:
- Всё спокойно будет, спокойно. Вернёмся, смолчим – и ты смолчишь! – за травой присмотрим… Шаман обещал в три дня собрать и отправить к нам обозы по обходной дороге – не умрём с голоду. Приедут – будет тебе лепёха! Хотя нет, мы же раньше на пастбище уйдём…

Ночь была длинной. Кто-то из жителей (Ышту никогда их не запоминал – настолько сильно хотел побыстрее вернуться наверх) приютил на ночь. Живья была слишком важным, обережным растением, но росла в таких условиях, где невозможно было бы поселить всех. Вот и приходилось устраивать бешеные скачки по краю пропасти, а после ждать обоз с чем-то более разнообразным, чем птичья и овечья плоть.

Но Ышту для этого не было никакого дела. Скалы манили обратно – даже если придётся вновь, сломя голову, бежать в тени в паре человеческих шагов от полёта вниз…
Но ведь именно в этом его сущность.

Как только солнце поднялось достаточно высоко, чтобы можно было без напряжения разглядеть горную тропу, из поселения торопливо выдвинулись двое – всадник и его конь. У мужчины ритуальная жёлтая лента насмешливо трепыхалась на ветру, в чёрных, собранных в длинный, тонкий «хвост», волосах. Мелкие камушки разлетались из-под копыт зверя: одни яростно бились об отвесную стену скал и отскакивали обратно, больно царапая расписной бок; другие печально и молча падали вниз, навечно исчезая в бушующих объятиях реки, готовой вот-вот снизойти водопадом и, наконец, успокоиться. Очередной поворот, ещё… Плавная, кружащая спиралью дорога, всё выше и выше – некому бродить по каменистой тропе, где даже умар-трава не соизволила вырасти. Некому…

Кроме незнакомого путника, медленно, «по стеночке» пробирающегося к верху с какой-то тварью на плече.
Ышту среагировал моментально – не головой и мыслями – звериным чутьём, позволяющим иногда обойти даже самую неожиданную ловушку. Как иначе, если время от времени приходится балансировать на краю, обгоняя ветер и солнце? Пастух испуганно вскрикнул – Ышту почувствовал его удивление и страх погибнуть на дне реки из-за внезапно взбесившегося зверя.
Человека он смог увидеть намного позже.

Остановиться на такой скорости – безумие. Отступать – некуда. Ышту инстинктивно сделал единственно возможную вещь – резко встал на дыбы, по инерции продолжая движение, но уже гарцуя на задних копытах. Передние, в попытке удержать равновесие, молотили воздух над самой головой путника. Тот испуганно отскочил, дав коню возможность опуститься на все четыре конечности, гася оставшуюся энергию прыжками. Пастух, не удержавшись без седла, которое Ышту положено не было, слетел со спины и задержался на самом краю, отчаянно натягивая поводья как единственный источник спасения. Ышту дёрнул мордой, впечатав мужчину в скалу, и наконец-то смог остановиться.
Тошнотворно запахло человеческой кровью.

- Ты что творишь!? – пошатываясь после удара, накинулся на коня Пастух, придерживая разбитое плечо. Ышту протестующе заржал и замотал мордой, указывая в сторону.
- Не очень удачно. Прощения прошу, - Путник, покаянно склонив голову, привлёк к себе внимание Пастуха.
- Какого… какого вы забыли на этой тропе?! Здесь никого, кроме нас…
- Никого, - кивнул незнакомец, - но то единственная тропа, ведущая до вашего поселения напрямую…
- Как единственная? Да вот же, гляди – в обход, огромная – телеги три пройдёт! – Пастух указал вниз, где вдоль берега реки и вправду виднелась лента дороги.

- То долго, - Путник всё больше и больше удивлял всадника. Он выглядел слишком спокойно – как будто не его труп мог омываться сейчас волнами горной хозяйки; не над его головой гуляли мощные копыта, способные единственным ударом навсегда отправить на Ту сторону; не из-за него Сладу чуть было не осталась без отца…

Ышту волновало иное: на плече у человека нагло восседала чёрно-зелёная рептилия.
Крылатая.
С излишне умными, для животины, глазами.
И ощущения от неё шли противнее, чем от ненавистных крыс.

Они добрели к дому, когда на небосводе уже рассыпались звёзды. Никогда раньше им не приходилось так сильно задерживаться – им вышли навстречу с факелами, несмотря на страх перед пропастью, а жуткое беспокойство, исходящее от Сладу, Ышту смог почуять задолго до возвращения.

Теперь же им ничего не угрожало. Ышту лениво подъедал молодую травку у самого жилища Старшего; Пастух благополучно уснул, заштопанный и перевязанный ловкими руками дочери. Путник же…

Путник о чём-то настойчиво разговаривал со Старшим. Ышту недоверчиво поводил ушами – что-то в их разговоре его настораживало, хотя никакой прямой агрессии не ощущалось.

- Прощения прошу – не ведал, что тропа заветная. Мне её в селении у подножия указали как самую краткую.
- Наше счастье – отважили Духи. Но прошу, требую – обратно возвращайтесь в обход.
- То нескоро, надеюсь.
- Нескоро? И… кто это? Дракон?

Из-за порога показалась чешуйчатая голова твари, внимательно оглядела переминающегося Ышту и злобно оскалилась. Не успел конь среагировать, а она уже вёртко проскользнула обратно, привычно устроившись на плече незнакомца.
- Маленький ещё. Не бойтесь – нет в нём ещё огня. В моей общине драконы не редкость. А у вас, я слышал, не редкость – умар-трава.

Вот теперь Ышту учуял недоумение, в котором мелькнули ноты страха: Старшего явно удивили слова Путника.
- Может, тебя живья интересует? От умар-травы проку нет – яда в ней больше, чем в душе иного человека.
Снисходительный смешок незнакомца заставил Ышту вздрогнуть и отпрянуть от порога. Противный тип. Лишь бы скорее убрался с тварью своею, крылатой…

- Не всё тебе ведомо, Старший. Много не знаешь, а ведь под самым носом… Разве твоя живья – воплощение Жизни? Истинно ли?
- Отвар живьи спасает от Охоты. Только благодаря ей мы можем спокойно продолжать жить на этих землях из лета в лето.

- И потому людям твоим приходится на обоз надеяться и ждать его вечно? Со злаками, хлебом, кореньями всякими… Оглянись! На твоих землях ничего, кроме травы, не растёт, да и та только овцам и годится. Не умар-трава – живья силу Земли пьёт да той силой Охоту и изгоняет. И живёте вы – сколько лет? Ни одного старика – все раньше уходите, засыпаете… Кто в кашле заходится, кто разум рано теряет. Да, быстро растёте, взрослеете. Да, птица и овцы быстро вес набирают, да и гибли бы так же быстро, да съедаете раньше. Всё то от цветов – плата за охрану.

Путник умолк, давая Старшему возможность обдумать услышанное. Не дождавшись ответа, продолжил:
- Живьи цветы – хорошо. Некий человек смог отвар сотворить – молодец. Так же и умар-трава. Ты хочешь видеть в ней лишь яд и вечную спутницу живьи, но стоит правильно её собрать и настоять – забудешь о страхе за жизнь свою, забудешь об угасании…

Утро встретило холодным ветром и беспокойным кудахтаньем со стороны птичника. Ышту почти не сомневался – не вездесущая крыса, так дракон позарился. За последние дни конь уже находил окровавленные перья и когтистые мелкие следы. Люди что, совсем слепы? Как можно держать подобное чудище в домашних зверюшках? Была бы воля Ышту – затоптал бы дракона копытами, да вот только тварь оказалась достаточно благоразумной, чтобы большую часть времени держаться поближе к хозяину. Который не нравился Ышту всё больше и больше.

Он слишком часто бродил вокруг зарослей. Живья отцвела и теперь крупными чёрными корнями выглядывала из-под серой земли. Листья умар-травы, наоборот, с каждым днём становясь всё краснее и краснее. Теперь её сезон отгонять порождения Охоты, до самого следующего лета. И не важно, что ядовита. Если не маниться – жить можно.
Пастух поправился и теперь торопливо собирался в путь: уже несколько дней как они должны были уйти на одно из пастбищ, но травма поломала все сроки. Запасы корма подходили к концу, и овцы, урезанные в кормёжке, беспокойно блеяли сутки напролёт, раздражая и людей, и Ышту.

И слишком часто стал подглядывать в овчарню дракон, подозрительно облизываясь.
Именно поэтому Ышту позволил себе успокоиться и перестать постоянно оглядываться только оставив дом далеко позади.
Отара медленно поднималась на плато – здешнего пастбища должно хватить хотя бы на пару лун. Позже придётся вернуться и спуститься уже вниз – заодно проведав Шамана и попросить чего-нибудь ещё для поселения. И так до самой зимы.

А пока есть возможность расслабиться. Ышту любил время выпаса – можно забыть о пропасти, на дне которой синей лентой гремела река; о скале над головой, постоянно отбрасывающей холодную тень; об ядовитой, но важной для их жизни алой траве… Можно просто нестись вперёд, обгоняя отару и ветер, не боясь через секунду потерять опору под копытами и навсегда улететь в бездну. Оба волкодава серой тенью носились меж худых овец, время от времени о чём-то переговариваясь на своём лающем языке. Свобода.

И ночь, раскрывшая свои объятья. Весь небосвод, перечёркнутый молочной лентой – такого не увидеть из родного стойла. Дома же небо казалось расколотой миской, где один из осколков случайно зацепился за равнодушную скалу, да так и остался висеть.

Дни пролетали слишком быстро.
Они вернулись в поселение чуть раньше срока – трава в этом сезоне выродилась жухлой и не особо сочной. Овцы раздражённо блеяли и всё норовили повернуть назад – с какой радости так быстро возвращаться в тесную овчарню, где даже копытца размять нельзя? Хватит того, что всю зиму приходится под замком сидеть, а потом вспоминай, как оно – ноги переставлять!

Ышту постоянно оглядывался – прощаться с небосводом так рано было жаль. И волкодавы как-то недоверчиво ведут носом и рычат – не тянет лохматых в родную конуру.
Хотя, кажется, дело в другом.

Ышту резко остановился, совсем немного не доходя до поселения. Пастух громко выругался, но конь в этот раз не обратил на него никакого внимания.
Слишком тихо.
И явственно чувствуются слёзы Сладу.
Эмоции ребятёнка почему-то всегда далеко разносились по окрестностям. Стоило сосредоточиться – и найти малую не составляло труда. Слёзы ли, смех…

Сейчас примешался ещё и страх. И незнакомый образ чего-то жуткого, неправильного…
Как в игре Пастуха, когда он развлекал маленькую Сладу самодельными куклами на нитках: они шутили, дёргали конечностями, даже дрались друг с другом.
Но всё равно оставались куклами.

- Чего вы все как дурмана объелись, - недовольно пробурчал Пастух, когда Ышту и псы всё-таки соизволили продолжить путь – медленными, осторожными шагами.
Первыми их встретил дракон. Хищно облизнулся, протяжно что-то прокричал и, тяжело взмахивая кожистыми крыльями, слетел с шеста в сторону жилища Старшего.

Дальше началось что-то невообразимое.
Пастух носился по селению, пытаясь хоть до кого-то достучаться. Люди равнодушно отворачивались и, как заведённые, продолжали делать лишь одно – осторожно, дабы не повредить тонкую кожицу, по одной собирали листья умар-травы. Не откликались ни на имя, ни на крик, ни на ругань и удары…

- Да успокой ярость свою: дело закончат – ответят.
Хозяин дракона, абсолютно нормальный и ещё упитанней, чем при их первой встрече, снисходительно ухмылялся, обгладывая птичью косточку. Пастух подозрительно огляделся, пытаясь найти в соплеменниках хотя бы искру понимания происходящего.

- Что ты здесь натворил? – голос Пастуха не предвещал ничего хорошего.
Путник картинно сплюнул остатки хряща в сторону и криво улыбнулся. Как по сигналу, к нему на плечо опустился дракон, оскаливший тонкие клыки.
- Поговорить, значит, хочешь?
Ни тени усмешки.
- Тогда пошли…

Ышту нашёл Сладу в собственном стойле – ребятёнок пряталась среди остатков прогнившего сена, постоянно испуганно оглядываясь и что-то шепча.
- Ты вернулся! Отец вернулся! – она крепко обняла коня и стремглав бросилась наружу, к Пастуху. Ышту недоумённо мотнул мордой, не до конца осознав весь букет эмоций неугомонного ребятёнка. Лучше бы ему корма нормального задала. Сначала прячется, теперь носится… А кругом – противное ощущение безнадёжности.
Есть резко расхотелось.

Отчаянный крик и неистовый лай заставил Ышту беспокойно отряхнуться и выскочить наружу. В паре шагов от пропасти, сидя на коленях, рыдала Сладу. Один из волкодавов носился по краю, жалобно подвывая, время от времени делая попытки броситься на Путника, но каждый раз останавливался крылатой бестией, чьи зубы умудрялись подрезать мясо несмотря на густую собачью шубу. Ещё один налёт – и волкодав, по-щенячьи поскуливая, на трёх лапах отпрыгнул прочь, окончательно потеряв веру в победу.

Ышту в два прыжка оказался рядом с ребятёнком, ещё не до конца понимая случившееся. И только поймав взглядом водяной поток на дне, внезапно осознал.
Пахло смертью. Даже двумя – человечьей и собачьей.
Свежими.
Летящими далеко вниз…

- А ты мне нравишься, девчонка. Такие нам нужны, - Путник спокойно наблюдал за Сладу, которая продолжала размазывать слёзы по грязным щекам. – Спрятаться умудрилась. Ты хоть в курсе, какая кровь в тебе?
- Мамина… папина… Моя кровь, - Сладу судорожно вздохнула, пытаясь собраться с мыслями, - толку-то вам с этого? Какое вам дело до всех нас было?!

- А чего ты плачешь? Мы с тобой почти одинаковы – я и травам, и зверью шептать могу свою волю и мысли, - Путник кивнул в сторону дракона. – Осознаю их Силу, даже ту, что простой люд пользовать не может. Ты похожей Силой живёшь.
- Неправда…

- Кто всем предсказывает, когда живья зацветёт? Кто упросил её так быстро вас не «пить»? Другие люди пару десятков лет всего выживают рядом с её зарослями, а твои родные хоть и усыхают, но держатся крепко. Никто так не может с травой договориться – только такие, как мы с тобой. Да и моё снадобье из умар-травы мимо тебя прошло. Ведаешь, что она творит? Охоту отгоняет, да цену ей платит душой того, кто вкусить её надумает. А если правильно сготовить да нашептать – Душа уйдёт, да отголосок марионеткой в руках твоих и остаётся. Главное, сердце их слышать, да цепко держать.

Ышту беспокойно гарцевал вокруг, постоянно вздрагивая. Его напрягала и пропасть за спиной, до которой всего один шаг, и шипение дракона, и голос этого неуёмного человека, из-за которого – Ышту точно уверен! – заливался слезами ребятёнок…

Но больше всего напрягали остальные люди, бросившие бессмысленную на его взгляд работу, и полукольцом окружающие коня и Сладу. Их обрывистые движения и пустой взгляд пугали больше оружия. В зрачках – алое кольцо, непрерывно пульсирующее в такт друг с другом, время от времени «взрываясь» на всю радужку.

И запах… образ…
Ышту отступил в сторону, стараясь помнить о пропасти. За свою жизнь он никогда не видел Охоту – живья и умар-трава хорошо справлялись со своими обязанностями. Но сейчас… Сейчас не было сомнений.
Охота смотрела на него. На Сладу. Глазами всех этих людей.
Не могла вырваться за пределы человеческих тел. Но это не мешало паникой затягивать разум.

Только на Путника алые глаза никак не действовали.
- Глупая, - тот подошёл ближе, заставив Сладу отпрянуть к Ышту, прижавшись к боку коня, - не было бы жизни тебе здесь. Всех живья иссушит, ты чуть дольше проживёшь – Шаман новых поселит за цветами следить. Нужна ты им? Нет. Думаешь, такой, как ты, есть жизнь под скалой? Наивная – нет. Опасных не любят. Опасных используют – либо убивают. Или дают право жить – в Общине, подобной моей. Согласись – и я отведу тебя туда, где можно собою быть. А не прятаться в конюшнях и не иметь в собеседниках лишь коня да псов.

Полукольцо сжималось всё сильнее. Всего четверо человек – нет, кукол – но как страшно следить за ними. Путник выпрямился и гордо стоял напротив Ышту – как и он, почти у самого края. Порывистый ветер… Слёзы ребятёнка неприятно холодили бок – Ышту очень хотелось отойти, вырваться обратно на свободу под звёздный небосвод – но девичьи руки крепко прижимали к груди поводья, будто просили о помощи и защите.
Как её бросишь?

- Шаман до вас доберётся. Он всё узнает – достаточно не спуститься вовремя, - дрожащим голосом возразила Сладу.
Путник поморщился.

- Дурная девка, - он сбросил с плеч дорожный мешок и методично, будто полез за простой лепёхой, достал оттуда длинный кнут. – Придётся тебя подпортить. Всё равно в Общине тебе память подправят…

И, не дожидаясь её реакции, резко взмахнул хлыстом.
Боль обожгла – Ышту уже забыл, когда по-настоящему ранил себя. Инстинктивно подставленный бок перечеркнула кровавая полоса, разбив золотой рисунок крыльев. Алые капли на серой пыли… Люди-марионетки дёрнулись в их сторону, но вставший на дыбы Ышту остановил их. Что-то всё-таки ещё мелькало в их глазах – не слишком они торопились схватить ребятёнка, то бросаясь вперёд, то резко отходя.

- Проклятая шептунья, - чертыхнулся Путник, вновь замахиваясь, - думаешь, мочи хватит мою траву на свою сторону сманить?
- Трава – моя! – закричала Сладу, с трудом взбираясь на конскую спину. – Я за ней следила, говорила, а ты её – украл! И родных моих – украл! Вор! – ей крик захлебнулся в новом приступе плача, она прижалась к Ышту, крепко обхватив его шею, и смирилась, окончательно доверив свою судьбу лошади.

- Вы тоже – воры.  Скала эта – Живьи, не ваша. Нечего вам было тут селиться.
Новый удар – почти по морде – заставил Ышту отпрянуть назад. Под копыта бросился дракон - но был схвачен обезумевшей в конец собакой. Клубок из шерсти и чешуи пронёсся мимо коня, чуть было не отправив его на дно пропасти. Удача оказалась на стороне пса – он наконец-то смог схватить бестию за ключицу, переломав крыло и подгрызя важную артерию.

Плохо быть маленьким драконом – не так уж спасает тебя тонкая чешуя.
- Ах ты тварь! – Путник отвлёкся, бросившись на помощь своему питомцу. Кнут опустился на голову собаки, но та даже не подумала разжать зубы. Клыки дракона в отместку впились ей в шею – ещё движение, и не жить обоим.

Снова полёт кнута – забыв о девчонке, предоставив её марионеткам, Путник остервенело забивал собаку. Ышту, окончательно потерявшись в происходящем, одурманенный образом Охоты и блеском алых «колец», встал на дыбы – совсем как пару лун назад, на горной тропе, когда случайно столкнулся с незнакомым человеком, медленно бредущему к их селению…

Удар копыт пришёлся в спину. Ышту отчётливо услышал хруст – из обессиленной руки выпадает кнут, попытка обернуться, дёрнуться в их сторону…
Не угадал.

Человек не привык жить на самом краю бездны; не привык постоянно, в любом состоянии смотреть и оценивать – есть ещё место, далеко ли пропасть? Если Ышту точно ощущал, с какой стороны и сколько осталось отступить до смерти, то Путник позволил себе забыться.

И теперь стремительно летел вниз.
Марионетки притормозили, бездумно закачались, переглянулись…
И медленно двинулись в сторону Ышту.

Сладу ещё несколько секунд пыталась что-то шептать, но внезапно закричала, натянула поводья и, испугав коня, отправила его вскачь в сторону тропы.
Ветром по краю…
Скрываясь под тенью скалы…
Где вместо ритуальных лент – алые капли и боль…
Превозмочь… добраться до ледяных объятий реки…
И дальше, вперёд – в сторону горизонта.
Чтобы никогда больше не вернуться.
Группа: МОДЕРАТОР
Собщений: 752
Репутация: 1120
Наград: 34
Замечания : 0%
# 4 16.01.2017 в 23:41
По просьбе Дианы заморозка на неделю, до 23.01. включительно, если арбитр и amydarra, не возражают.
amydarra может снять и доработать выложенный текст.
Группа: Глава клуба рецензентов
Собщений: 869
Репутация: 1454
Наград: 42
Замечания : 0%
# 5 23.01.2017 в 23:58
Рассказ удалён по просьбе автора.
Группа: МОДЕРАТОР
Собщений: 752
Репутация: 1120
Наград: 34
Замечания : 0%
# 6 24.01.2017 в 03:24
Голосование открыто до 30.01. включительно.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Собщений: 8
Репутация: 44
Наград: 3
Замечания : 0%
# 7 24.01.2017 в 09:59
Первое прочитал без особого энтузиазма, но понравился слог. Однако, остановлюсь на произведении Дианы: мир держится на сексе, оружии и наркотиках - не согласен. Секс, как явление повсеместное, появился совсем недавно. Если говорить конкретно о деторождении, как об инстинкте выживания рода - согласен. С оружием согласен полностью. С наркотиками - нет. Скорее неординарность отдельных личностей держит на себе мир, которые вершат историю. Хотя, некоторые прибегали и к наркотикам.
Если бы я был на месте Антона, я бы тоже захотел посмотреть, без чего я действительно смогу прожить. Что действительно важно, а что нет.
Я все это говорю, потому что ГОЛОС ДИАНЕ
ее произведение родило во мне вопросы, а это важнее всего остального.
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Собщений: 75
Репутация: 306
Наград: 19
Замечания : 0%
# 8 24.01.2017 в 11:31
вынырнувший из ночных объятий птичник настойчиво стремились разбудить остальных - нда.

громкий девичий шёпот спугнул крысу, заставив её быстро перебралась через окно
высоко задирав морду.
незнакомых людей вокруг, пахнущие рыбой, дымом и чужими тропами
- *@#$!

теперь принялась за гриву, заплетая несколько коротких, но бесполезных лент - зачем заплетать волосы, если можно заплетать ленты, действительно?
откуда конь из первобытного селения знает про взрывы?
Зафэйлены все конфликты, которые автор сначала подготавливал, а потом слил.
что есть умар-трава, во всём ли врал путник, когда говорил, что она продляет жизнь? но надежды на смешивание двух трав - живьи (противозомбячьей? противобесячьей - непонятно, что есть Охота) и этой умар пали прахом.
так же не очень-то рьяно путник уговаривал ребёнка перейти на его сторону силы. Как будто для галочки оттарабанил. А мог бы постараться, вообще-то.
чяво стало с собачкой?

второе.

андроидов, для оказания интимных услуг. (Иначе говоря, не теряющих товарный вид проституток.) - целое предложение в скобки не заключают. более того, писатель с хорошими манерами должен избегать скобок до тех пор, пока это представляется возможным.

На данный момент эта работа была для Саратина всем, так как плата за комнату и скудное питание, поддерживающее в нём искру жизни, требовало соответствующих вложений с его стороны. - три логических высказывания увязаны донельзя плохо. что есть соответствующие комнате и прочей скудности вложения? без пояснений (о высоких ценах на аренду комнат, например), соответствующие - значит, скудные. и тут работа - которая всё, альфа и омега.

основу социального общества. - социальное общество - это как деревянный лес?

Андри со строчной или с прописной?

зло отшвырнув лежащий в на паркете - дуэли в "лучшей" своей ипостаси: качество на отвали.

скрипя сердце - как ржавой петлёй

скрипя сердце провёл карточкой по терминалу, и с падающим сердцем

рок, имеющие изрядное чувство юмора.

Небольшой и не слишком энергичный твист в финале вообще делает ненужными эти страдания со скобочками и А? а?ндри.
возникает логичный вопрос: а какие ему выдали воспоминания? речь идёт об одном дне. и что мы знаем о его большей части? написанное с ошибкой несмотря на? что о работе помнит герой? нам не пояснили, хотя цимес должен был быть именно в ней. заказывал же ГГ воспоминания о том, как был чмыримым никем. Так как же его обматерило начальство, как над ним измывались посетители, как пришла КРС и тут он тоже оказался крайним?.. вполне обычный день какого-нибудь официанта. Нет. Ничего этого не было. а это можно и нужно было написать интересно - вместо этих Андри и кучи упоминаний про лифты, этажи (лепим-лепим атмосферу, как из одного вещества пулю) затычки и рвущиеся в окна рекламы (с Энолой Гей?).
героя просто обули на энную сумму, не оставив воспоминаний - ведь день "промотан".
да вообще на всём фантастическом антураже можно было сэкономить. реализация затеи только выиграла бы, если бы нам показали день официанта, а потом бац - оказалось, это нуворишу Кашпировский воспоминания внушал.

Меня провернули - и я не буду голосовать. Тут не за что отдать голос.
Знаете, не покидало чувство, что к этому вёл первый автор - к срыву голосования; представил нечто неудобоваримое (особенно в начале текста), чтоб в итоге сознательный читатель оказался перед мучительным выбором: выбрать просто не_провал или не голосовать, чтоб не делать банальный до пошлости выбор.
но всё вышло иначе: тут два провала. Такого итога, наверное, автор первого творения не ожидал.
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Собщений: 259
Репутация: 319
Наград: 29
Замечания : 0%
# 9 24.01.2017 в 21:28
№1 - Как кино, которое постоянно прерывают. Изображение то размывается, то вовсе пропадает. Такие вот впечатления от всего текста. Под конец было сложно читать. И благодаря плохой настройке качества так и не воспринял работу. На будущее автору: возьмите либо коня, либо Пастуха, и весь рассказ ведите только одного персонажа, не перескакивайте. Возможно, так вам удастся сконцентрироваться.
Не зацепило вовсе.
№2 - с повествованием тут намного лучше. Но бегло всё. Финал особенно. Не смотря на ясную концовку, словно не хватает большого куска текста. Персонаж так себе прописан и раскрыт плохо, шаблонами: надоевшее метро (классика), тупая работа (классика), общая безысходность. Можно ведь было интересней его подвести к необходимости обратиться к той фирме. Короче, слабо и скучно.

Голос Диане.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Собщений: 39
Репутация: 182
Наград: 17
Замечания : 0%
# 10 24.01.2017 в 23:59
Первое - экспозиция выставлена так себе, но сам мир получился вполне. Текст читается тяжело, особенно не хватает т.н. "крючка". В целом мне вообще пох, что там и с кем происходит - т.е. интрига просит милостыню где-то на других листах.

Второе - почти моментальное погружение в текст, читается увлекательно (до начала завязки, там небольшой провал), и симпатичная (да, баян, да, не самый изящный финал, но, всё-таки, интересный). Мир выписан не скрупулёзно. Нестыковки три насчитал, а потом забил. Потому и верится-неверится. Ощущение бедности и безысходности - во-первых, мало, во-вторых, то, что есть, передано в лоб - еда, деньги и бла бла, в-третьих, нет драмы. Перевожу на ощущения: Я не успел прочувствовать переживания героя (может дело не количестве строк, а в меткости писателя, энивей), я не могу сопереживать чуваку, который работает там где работает, не пытаясь что-то поменять (нам не показана ни предыстория, даже если это сон-память, пару флешбэков или ещё чего достаточно, ни ощущение безысходного колеса санса рутины), я не понимаю причину страданий! Секс-куклы мне лишь понравились и финал, немного!)

Итог - голос номеру два. Читать-то его интереснее, при всех прочих равных и неравных.
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Собщений: 228
Репутация: 559
Наград: 32
Замечания : 0%
# 11 27.01.2017 в 19:56
1.После неудачного начала начинаешь понимать, что автор кое-что умеет. И слог нормальный, и мир неплох, и фантазия у автора вполне себе ничего. 
Хотя много и недостатков. Словарный запас бедноват, структура не продумана, такое впечатление, что автор замахнулся на роман. Длинное и необязательное начало. Ключевые сцены не дотянуты. Вторая половина текста получилась скомканной и беспомощной.
2.Тут все хуже. Стиль хуже намного, сюжет скомкан и мне кажется вторичным, фантазией автор не блеснул.

Голос за №1
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Собщений: 650
Репутация: 341
Наград: 11
Замечания : 0%
# 12 27.01.2017 в 21:10
№1 - ох и воды налили... Честно? Перескакивал через строчку. Пишете неплохо, но вам нужно оооооочень сильно резать свои текста! Ну или сменить фамилию на "Достоевский" и улететь на тардисе в 19-й век, там такой стильбыл бы вполне приемлем и почитаем. У современного читателя просто нет времени. Да и скучно, если честно(
№2 - Уже лучше, но очень бонально( Да киберпанк, да неплохой сюжет,  да годный твист в конце, но... меня, как человека, смотревшего Ванильное небо, как-то вот этот сюжет не впечатлил, есть с чем сравнивать... Да и вот этот прием с памьятью много  где использовался...
Я даж незнаю за кого голосовать. Первое вода - водой, второе в разы лучше, но... ноль попадания в тему(
Все же голос второму! Ибо к воде медальку не прицепишь...
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Собщений: 238
Репутация: 686
Наград: 35
Замечания : 0%
# 13 27.01.2017 в 22:18
Сразу - оба произведения стоит доработать. Почти нечитабельно, для меня :(

Первое
Плохо вычитано, попадаются совершенно жуткие конструкции типа «Один из волкодавов носился по краю, жалобно подвывая, время от времени делая попытки броситься на Путника, но каждый раз останавливался крылатой бестией, чьи зубы умудрялись подрезать мясо несмотря на густую собачью шубу».
При этом местами уж очень растянуто (почти везде), а кое-где, наоборот, набросано невразумительными штрихами.
Многое так и осталось неясным (охота пресловутая, возможность раззомбировать зомбей, и многое другое).

Второе
Чрезвычайно вторично, сорри.
«Дуглас Куайл проснулся — и сразу захотел на Марс» Ф.Дик, 1966г.
Фамилия Саратин. Я сперва прочитал Сараци́н, потом правильно, но с тем же ударением; затем не смог переключиться, увидев в конце текста русские отчества : )
Оружие, секс, наркотики. В тексте ничего из этого, жаль. Любую из перечисленных тем можно было бы развить.
А у вас даже рабочий день героя-техносутенёра пуритански скомкан в “рабочий день прошёл спокойно”.
Мир будущего. Голограммы, небоскрёбы, роботы. Где?! Всё описание исчерпывается этими ярлычками.
Картинки нет. Хотя автор может, и ещё как.

Голос первому.
Надо же кого-то выбрать.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Собщений: 250
Репутация: 613
Наград: 18
Замечания : 0%
# 14 28.01.2017 в 01:46
Не, ну а чо, у первого - автора, скорее, потом уже произведения, совсем себе достойная идея! Достойная уважения. И не идея по теме, нет, идея подачи и реализации. Во мне вызывает почтение, когда автор прибегает к по настоящему художественным приемам, а не их подобиям. Правда, не получилось. Раскрою, это я о подаче из образа. К сожалению, автор совершенно не познал суть образа, из которого пытался выдать всю соль и, на самом деле, в который пытался "втащить" читателя. Браво за попытку!

Многовато косяков в произведении, разноплановых, собственно, чтобы их очерчивать на дуэле. Да и ни к чему, голосование от читателя позволит мне сказать просто: фи, а-то и буэ! С большим трудом пытался вникнуть что же происходит, ввиду даже чисто грамматических ляпов, и ваапще нифига не понял, без напряга, что же все же произошло. Ну и потом уже скажу вам, просто напросто - не верю!
***
Второй автор однако заслуживает даже перемыть ему косточки. Но, лишь потому, что тупо позволил поржать. Да. К теме дуэли отношение не имеет, увы.

Скажу наперед и в целом, такого стиля повествования - гусеница мысли, желательно изначально избегать. Сокращать мысль, не позволять себя увлечь в такую тягомотину. Это и будет виной всех ляпов. Увлеченность процессом, нежели результатом процесса. Такой стиль доступен только не просто художнику слова, а художнику мысли, мыслителю. Двум в одном. Отнюдь не для всех, и не столько как для читателей, а уже сколько для писателей тяжеловат.

...Антон окидывал взглядом свою комнатушку в поисках затычек для ушей, которые могли оказаться в самых непредсказуемых местах. Он вечно бросал их куда ни попадя, обеспечивая самому себе в будущем увлекательную игру «Найди меня, если осмелишься». Прошлой ночью Антон так и не смог их отыскать, поэтому настроение у него было на редкость... не очень хорошее, мягко говоря, - ну конечно же! Да чего тут смягчать?! О*уенное просто настроение, когда потерялись уши!..)))

Вяло спустив ноги с постели, Антон босиком пошлёпал из спальни на кухню, по инерции заварил кофе и сел за стеклянный стол. - да-да-да, только это все он сделал вместе с постелью, воу!=) Забавно, чем он ее придерживал?..

«Чем я хуже них?!» — мысленно вопрошал он, зло отшвырнув лежащий в на паркете футляр с затычками для ушей, решивших найтись так «вовремя». - опять))) вот же они самые, уши-то нашлись, аллилуйя!=) Хотя, по серьезному, здесь следовало и сразу и теперь, описывать футляр, а даже и не затычки.

- пришёл к заключению он, без особой тщательности перетирая рюмки. - ох и звук, естественно, стоял там... Бр-р, при трении стекла о стекло-то!))

Остановившись прямо среди ночной толчеи работяг, спешащих поскорее попасть под кров и отдохнуть перед началом завтрашнего дня, не сулящего львиной доле из них ничего нового, взгляд Саратина зацепился за объёмный рекламный баннер, мерцающий неоновым блеском в ночи. - здесь следовало прописывать толчею, а не работяг. То есть спешащей, ибо именно отсюда и все это предложение - просто вынос мозга.

Саратин... Это они к нему? Ну конечно же! Но... Что им от него нужно? Возмущение достигает своего предела. - вообще-то, под конец, в заключительном блоке а-ля поток сознания, автор поднял руки вверх. Сдался. Выдохся. Сдох ли... Но вот чья здесь была последняя реплика?

— Показатели в норме, — встрял иной женский голос. - Чужие среди нас!)))
***
Ну что ж, спасибо, и авторам, и секунданту. Было забавно просто посетить. Голосовать не нашел для себя смысла. Извините.
Группа: НАЧИНАЮЩИЙ
Собщений: 2
Репутация: 27
Наград: 3
Замечания : 0%
# 15 28.01.2017 в 13:27
Отдаю голос за Диану.

А теперь объясню почему. Первое произведение сложно читать из-за объема(прости, не смогла дочитать до конца и возможно не смогу критиковать справедливо). Хотя начало мне понравилось, но ближе к середине мне уже было скучно. Может от невнимательности, но некоторые моменты  я просто не замечала в слишком большом количестве информации или предложений.
Это произведение даже напомнило мне классику)

У второго произведения только начало было сложным и муторным, но потом читать становиться легче и ты начинаешь понимать что к чему. (Обращение к самой Диане)Про три слона ты конечно загнула, но я бы все-таки согласилась. Фантастика и неожиданный конец(который приятно меня удивил) в твоем стиле.
Второе произведение мне понравилось больше.

Удачи. Надеюсь победит сильнейший;)
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » Дуэль №662 (проза)
Страница 1 из 3123»
Поиск:


svjatobor@gmail.com

Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz