Профиль | Последние обновления | Участники | Правила форума
Страница 1 из 212»
Модератор форума: 0lly 
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » Дуэль №685. マスター vs lordsergik vs "Некто" (Однажды Солнце упало мне на голову)
Дуэль №685. マスター vs lordsergik vs "Некто"
Группа: МАГИСТР
Сообщений: 1034
Репутация: 1172
Наград: 58
Замечания : 0%
# 1 10.08.2017 в 08:03
Дуэлянты: マスター VS lordsergik VS "Некто"
Форма: Проза
Тема: Однажды Солнце упало мне на голову
Жанр: урбанистический сюрреализм
Сроки написания: до 16.08.2017
Участие анонимное. Работы присылать на адрес pnwolchenko@mail.ru
Голосование: аргументированное, один человек - один голос
Удачи!

P.S.
"Некто" пожелал остаться неизвестным, так как данная дуэль для него внове, не хочет опозориться.
Группа: МАГИСТР
Сообщений: 1034
Репутация: 1172
Наград: 58
Замечания : 0%
# 2 17.08.2017 в 07:24
Отсрочка.
Срок сдачи переносится на 20.08.2017
Группа: МАГИСТР
Сообщений: 1034
Репутация: 1172
Наград: 58
Замечания : 0%
# 3 20.08.2017 в 10:27
Увы... заморозка.

ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ СРОК СДАЧИ 28.08.2017!!!

Если будет задержка, дуэль будет закрыта.
Группа: МАГИСТР
Сообщений: 1034
Репутация: 1172
Наград: 58
Замечания : 0%
# 4 28.08.2017 в 16:05
1.

Любители утренних солнечных ванн тихо горели в аду, ибо солнце жарило, как молодой сатир нимфоманку, жестко, дико и без продыху.
Краски лета, кричавшие послеобеденным зноем, растекались яркими кипящими линиями улиц.
Рубероидные залысины домов пузырились черно-серыми волдырями. Ветер дернулся в эпилептическом припадке, бросился с крыши и, размазавшись по расплавленному асфальту, догорел. Центральный городской фонтан по улице Ленина заполнен обуглившимися жителями настолько, что китайский рынок показался бы пустошью.
Умываясь потом, Андрей пошлепал по липкой улице, старательно выискивая божественную тень. Площадь широко раскинулась красно-розовым румянцем камня. Железные лавки, разбросанные по кругу, напоминали причудливые барбекюшницы, ибо прожаривали своих посетителей до хрустящей корочки. Самопальные палатки-однодневки выстроились поодаль, растягиваясь «торговым червем» вдоль аллеи. Продавцы прохладительных напитков пользовались популярностью, как дешевые проститутки в стройбате, бесцеремонно пихая деньги в любые быстро доступные углубления и презрительно улыбаясь толпе. По центру площади стоит величественная скульптура мужчины. Очень горячего мужчины.
Набравшись решимости, Андрей Берков скользнул в самое пекло Инферно. Тем временем солнце, как опытный эсэсовский огнеметчик, продолжало атаковать с воздуха жгучим «напалмом». Отменная шерстяная броня героя-солнцеборца отлично защищала от воздействия прямых солнечных лучей, ибо длинные волосы, на которых могут спокойно угнездиться три африканских орлана, переживут ядерную зиму при десятипроцентной нагрузке. Борода сплетенной металлической стружкой тянулась пепельно-черной лианой, паразитируя по всему лицу, воруя мимику и губы. В таких джунглях свет не гуляет.
«Солнце нас любит», – мягкопроизнес внутренний голос Андрея, и мужчина задумчиво взглянул на небо.
Небо молчало. Ветер кашлянул коротким, резким порывом и раскидал волосы бородача. «Даже так!?» - ухмыльнулся Андрей, получивший воздушную затрещину.
«Бьет - значит, любит?» – маленькой одинокой вагонеткой двинулась мысль и, застряв на полпути, начала таять. Он частенько любил поговорить с миром, подчеркивая необычное в обычном.
Проулок еле дышал. Перекошенные дома тряслись под своей тяжестью, плача серым кирпичом вдоль разбитых дорог. Время не щадит никого. Фраза тяжело осела в сознании и растеклась вязким цементом по телу.
«Сохнет, зараза!» – достаточно громко выкрикнул Андрей, собрав удивленные людские взгляды.
«Душа моя сохнет, – будто объясняя прохожим, с печалью промолвил он. – Мы, словно песочные часы, песчинка за песчинкой наполняем себя материальным. Меняем время на песок, постепенно задыхаясь под тяжестью денежных знаков. Строим стены, много стен, создавая бесконечные лабиринты, в которых часто теряем наши смыслы и в итоге просто хороним себя в бетонных коробках».
Страшно затвердевать изнутри. За свои тридцать лет Андрей часто возвращался к этой мысли, они, словно плохо заизолированный провод, тонким электрическим угрем расползались по организму, медленно убивая своего хозяина. Ахроматопсия души.
Улица потеряла свои очертания, и Андрей оставил преклонившуюся к земле обитель доживать в памяти прошлого. Пустошь, изъеденная металлическими кротами, раскинулась грязно-черным пятном рядом с городской магистралью.
Небо нахмурило бледно- свинцовые брови облаков, размывая очертания работающих вдалеке стальных чудовищ. Они стекались к углублению, явно чего-то ожидая. Раздался тяжелый, оглушающий удар. Отголоски звука отпечатались в сознании беспокойным высокочастотным гулом. Ещё удар. Пульс будущего гиганта пробивался под дрожь сухой земли. Гвозди-сваи вбивались в смиренную твердь глубоко и безжалостно. Монстры зашевелились. Колонна из огненно-рыжих муравьев, тянувшаяся вдоль котлована, в едином движении опустилась на дно и, накормив титана серым бетоном, выбралась на поверхность.
Солярно-бензиновый туман едкой дымкой окутал пространство. Сегодня зародился великан. Со временем он обрастет каменной кожей и крепкими венами арматуры. Откроет бесчисленное количество глаз, заполнит внутреннюю пустоту разнообразными вещами и в итоге заживет чужими судьбами.
И вот Андрей видит, как городские исполины поедают небо, периодически выплевывая остро-горчичное солнце. Мир немых великанов.
Повсюду крики слетевшегося напоказ обезумевшего воронья. Они кружат, поднимаясь все выше туда, где звезды тихо шепчут красивые сказки об их выгоде. Как же прекрасно ослепнуть от блеска зеркальной клетки. Мурмурация достигла своего апогея - как же мы прелестны в свете нового солнца!
Красивый смолянисто-черный ворон сидел на вылизанном солнцем шпиле и грел свои перышки. Огромный, почти бездонный бассейн нефти располагался на крыше. Что может быть лучше, чем нырнуть с головой в прохладный, налитый деньгами резервуар?

Андрей остановился и сел на лавку. Прошло минут пять, и смазливая сорока в деловом черно-белом оперении мягко приземлилась на спинку скамейки, свесив тонкие ножки.
Птица, игриво бросив взгляд на Андрея, демонстративно задумалась, впиваясь эбонитовыми коготками в сиденье.
- А вы любите высоту? – неожиданно выдала она.
Андрей немного повернул голову и ответил на ее слова легкой улыбкой.
- Значит, боитесь? – осторожно пыталась клюнуть по его самолюбию, любопытная птица.
- Да, боюсь. Боюсь вас обидеть, – спокойно произнес Андрей и закрыл глаза.
Сорока потупила взгляд и подвинулась ближе к собеседнику.
Потом, ещё раз оглядевс ног до головы бородатого мужчину, зафиксировалась на его руке. На тонком указательном пальце восседало массивное платиновое кольцо с гравировкой «harmonia».
Пернатая покачивала головой, тихо повторяя прочитанное слово, но не понимала его смысла.
«Интересно, – подумала неугомонная красавица, – хорошо ли будет смотреться в моем гнезде платина?» Она замерла, словно безупречное чучело в руках токсидермиста, мысленно взвешивая кошелек Андрея: «Подходит!» – умозаключила довольная птица.
Андрей все так же сидел, отгородившись от внешнего мира своими мыслями.

Ветер взволновался, словно провинившийся ребенок, судорожно разгоняя пыль по разным углам города до прихода матери.
По свежеиспеченному асфальту растеклась тень большой птицы. Она плавно кружила возле великана, эффектно отражаясьв его зеркальном блеске.
Сорока задержала дыхание, расправив белоснежную грудку. Она просто обожала черные бриллианты, а тут такой ценный экземпляр. Расправив хрупкие крылья, красотка-сорока отлетела в сторону, ибо охоту начинать надо издали.
Почувствовав, что надоедливая птица упорхнула, Андрей открыл глаза. Город все также покачивался в удушливом мареве.
- Красиво, не правда ли? – раздался позади бархатный голос.
Андрей откинул голову назад, пытаясь разглядеть незнакомца. Ворон деловито вышагивал вдоль деревянной скамейки.
- Великаны, друг мой, сегодня – неотъемлемый атрибут нового мира. Совершенство, дарящее вам особый статус. Вход в такой мир дает огромные преимущества, – любуясь сияющим гигантом, Ворон присел на угол лавки и повернулся к Андрею. Затем продолжил. – Представляете, это автоматизированное чудо живет только ради вас. Оно экономит ваши силы и время.
- Вы сказали время? - заинтересовался Андрей, заметно нервничая.
- Да-да, время! – подхватил Ворон и расправил черные крылья. – Пойдемте, я покажу!
- Надеюсь, вы торгуете временем, а не застарелой пылью?! – жестко произнес Андрей и резко поднялся.

Огромные залы изобиловали причудливыми формами стен. Всюду королевский блеск, прилизанный автономной электроникой. Роскошное кресло эротично изогнулось округлыми линиями кожи. Свет в помещении пульсировал радугой цветов, словно чувствуя эмоции Андрея.
Запах свежескошенной травы наполнил комнату.
- Вы садитесь, – дружелюбно скомандовал Ворон.
Андрей, не сопротивляясь, провалился в кресло. Птица продолжила:
- Этот мир специально создан для вас! Смотрите, все формы и объекты формируются с помощью специального нейроанализатора. Этот дом дышит вами! Вам не нужно куда-то ходить, ездить, теряя ваше драгоценное время. Вы в своем роде бог! Только пожелайте, и все исполнится.
Внезапно помещение стало меняться.
Поле купалось в золоте уходящего дня, игриво плескаясь на ветру. Небо разливалось мягкой рыже-желтой акварелью, теряясь в прядях пшеницы. Земля дышала хлебом. Посреди нивы на мягкой соломенной перине лежал Андрей.
- Так что, вы верите в чудеса? – раздался голос Ворона.
Андрей был в шоке. В одно мгновение он может обрести свободу.
- Я вижу, вы сомневаетесь. Желаете приобрести целиком прекрасного гиганта или заполнить часть его холодного сердца? – спросила черная птица.
- Беру пять этажей! – взволнованно выкрикнул Андрей.
- Вот и славно, – мягко произнес Ворон.
Великан задрожал, гидравлические колонны взвизгнули, поднимая гиганта на пять этажей над землей.
- Вы будете жить подо мной. Прекрасное соседство, не правда ли?
Андрей промолчал.
- Вынужден вас покинуть, время любоваться солнцем! - радостно произнес Ворон и быстро удалился.

Ворон с удовольствием купался в блеске дневного светила. Он знал, что стал ещё ближе к солнцу. Скоро черная птица практически единолично сможет наслаждаться его теплом, ибо великаны росли, как числом, так и в высоту. Несколько раз прокрутив приятную мысль в голове, король великанов прыгнул в прохладные объятия бассейна. Наплававшись, Ворон тщательно обмазался огнеупорным составом. У богачей разные причуды. Как считал Ворон, нефть – это источник финансовой силы и многие с ним были согласны. Но купался в ней только он. Пришло время осмотреть владения с новой высоты.
«Отличный обзор!» – подумал Ворон, изучая открывшиеся перспективы.

Тем временем Андрей удивлялся охватившим его чувством свободы, открывая все новые возможности для достижения абсолютного счастья.
Вдруг погас свет.

Дышать стало тяжело. Темнота поглотила все образы, и Андрей услышал, как она циркулирует по его телу. Сердце ритмично стучало, постепенно ускоряя темп. Он чувствовал, как стены надвигаются, сжимая темное пространство до молекулы. А ведь он там, в этой необъятной тьме, теряет суть данного ему Богом чуда. Андрей почувствовал, как посреди ледяной темноты острые костистые пальцы разрывают его душу. В темноту кричать бесполезно, поскольку мир давно глух. Цепляясь краешком сознания за потрескавшуюся твердь, он нашел в себе силы принять свою ошибку, отпуская себя в руки Вечности.

Ворон широко расставил крылья, мысленно обнимая свои новые владения. Вдруг одно перо на крыле ярко вспыхнуло. Раздался пронзительный крик. Ворон резко вырвал кусок горящего пера, пытаясь потушить оставшиеся. Горящее перо плавно опускалось в бассейн.

Свет включился, ослепляя нависшую тьму. Андрей сидел на перекошенной табуретке и дико дрожал. Пол затрещал. Великан взвыл взрывом газового котла и начал оседать. Андрей упал. Это была самая приятная боль, какую он мог ощутить, так какпокупатель вернул себе время. Вскочив с трескавшихся половиц, он устремился вниз.

Андрей стоял посреди чужой рухнувшей мечты. Птицы разных мастей падали на жесткий мрамор, превращаясь в разноцветные кляксы.
Ворон покачнулся. Огонь жадно поедал его идеальное тело, хорошо прожаривая изнутри. Последний вздох, и черная точка стремительно полетела вниз, разбрызгавшись у ног Андрея нефтяными эмульсиями.
«Греясь в лучах солнца, не забывай, что можешь сгореть». Теперь Андрей был точно уверен в том, что времени у него больше, чем у Ворона.
Группа: МАГИСТР
Сообщений: 1034
Репутация: 1172
Наград: 58
Замечания : 0%
# 5 28.08.2017 в 16:05
2.

Ненасытная пасть Солнца

Однажды Солнце упало мне на голову. Почти как по Носову, как в Незнайке, только если тому прилетел шмель или еще кто, то мне перепало настоящим Солнцем. Смешно, наверное, звучит – где я, а где Солнце? Да и габариты несочетаемы, вот только – так оно и сложилось.
Был обычный солнечный день. Яркий, летний, по особенному богатый на тепло, щебетанье птиц, на возню малышей в песочницах – оттаяли что ли после зимы, давно столько их во дворе не видел – хороший был день. И я, в соответствии этому дню, не смотря на ругань начальства, не смотря на то что в кармане у меня позвякивала последняя мелочь, дай бог завтра бы на проезд хватило, шел с работы, руки в брюки, и на лице моем сияла солнечная же улыбка – радостно было отчего то на душе. И тут оно случилось…
Ослепило, прогрело макушку так что в пятках горячо стало, голову вскинул и увидел огромное, белое, пламенеющее, с изгибами-извивами многих-многих щупалец-протуберансов, и оно стремительно ширилось, росло, разверзалось во всю плоть небесного свода и вдарило!
- Нажрутся, а потом валяються, - дребезжащий, неприятный старушечий голос резанул по ушам. Вздрогнул, открыл глаза, - Дома жрать надо, оглоеды, тьфу на вас.
Повернул голову: плоскость асфальта, вздымается за ним крашеный белой краской бордюр, и выше низкорослый лесок травы газона, мимо глаз, мимо лица, шаркающей походкой ноги бредут, клюка выстукивает. Ноги в старых заношенных теплых чулках, в туфлях истертых, и тросточка им под стать – тоже заношенная, тоже обшарпанная, выцветшая. Поднимаю взгляд – старуха древняя, сгорбленная, шамкает, ругается беззубым ртом, подвязанным, будто у болящего флюсом, древним платочком.
- Алкашня, проходу от вас нет, ироды.
И мимо прошаркала.
Голову приподнял, думал плохо будет, тяжело, нет – свежий, ничего не болит, ничего не тянет, нигде не екает. Сел, глянул по сторонам – мир таков же как и был, ничего не поменялось, ничего не сожгло злое белое Солнце, не поглотило огнем – мир и красота, и облачка по небу, противные, вид делают, будто и не было ничего, и голуби в двух шагах от меня воркуют, надо мной посмеиваются – крысы пернатые, и даже я сам, кроме как памятью ничем и подтвердить былого не смогу. Да и было ли оно? А было ли?
Поднялся, штанину сбоку отряхнул, руки в брюки и вперед, по шершавой асфальтовой тропке, по парку и дальше – мимо извечного «Магнита», что на углу дома, мимо подвального схода, мимо старушек извечно сидящих на лавочке, что моют всем косточки и…
- Андрей Николаевич, - окликивает меня атаманша этого древнего сборища, - а чего это вы по ночам телевизор смотрите?
- Так я не на полную же громкость, - даже оторопел от вопроса, - тихо было.
- А у меня слух хороший, я спать не могла… - начала она было, и кольнуло тут меня что-то, тихонечко так жгутиком солнечным пронзило, и я даже не понял, сказал, улыбнувшись глупо:
- Анастасия Александровна, а как там дубок у вашего дома? – слова сами сказались, без меня, даже не понял про что язык мой двинулся.
- Какой… - и старухи, что вокруг нее шушукались тихо извечным шелестом разом притихли, и она вдруг вспомнила, узнала, и голос у нее задрожал, когда отвечала, - так не знаю я, давно не была уже…
- Папа-ж посадил, - та же улыбка у меня на лице глупая, - нельзя так – память. Раз на могилку цветов не принести.
- Так знаю я, Андрюша, знаю, только все… надо съездить. Завтра и поеду. Дом то мы же продали, еще считай как лет двадцать назад, так и забыла, не ездила…
И вдруг эта самая бака Настя, что вечно гоняла нас крапивой по детской поре, родителям стучала по любому поводу, всем ненавистная, увиделась мне доброй, как моя, уже подзабытая, потертая в копилке памяти монетка – бабушка, родная и добрая.
- Надо съездить, папу навестить, надо, - я улыбнулся уже открыто, потому как слова были осознанные – свои, хоть и не видел дуба этого и не знал о нем ничего вообще, но понимал – доброе делаю, - да и мне съездить надо, бабушку навестить…
Дальше не стал говорить, что нет у нее теперь адреса, и что ориентир ее – это береза печально свесившая свои косы на гранит холодной плиты. Эх, уж сколько лет не навещал, уж и не вспомнить даже. А у бабы Насти потекли из глаз легкие, добрые старушечьи слезы.
Я вошел в подъезд и только там, в темноте его непроходящей, осознал, что только что случилось. Осознал, но так и не понял. Это только в фильмах герои удивляются а потом начинают действовать, используя на полную катушку свои новые суперспособности – бегают, прыгают по стенам, летают-пуляют, а у меня что? Что это вообще было? Что случилось? А может и слышал я эту историю от нее, может и… да, я тогда совсем маленький был, и, помнится, помог бабе Насте огородик ее, что под окнами ее же квартиры полосою протянулся, полить. Ну как помог – угваздался больше, облился пару раз по полной программе, да и ведро тогда это пятилитровое для меня было тяжестью неподъемной, а баба Настя тогда мне и рассказала, что вот так же она по детству, когда девчонкой малой была, ходила поливать дубок маленький, беззащитную струнку жизни, что осталась от ее папы – не вернувшегося с войны. Было. Значит просто вспомнилось. Легко и быстро. Само собой.
Но все одно – к врачу! К врачу надо сходить и завтра же. И на могилку к бабушке наведаться – это тоже обязательно. Надо. Так и решим. Завтра же звоню Евгению Филипповичу, говорю что приболелось сильно и к врачу. А сейчас спать, отдыхать, да и вообще – хрен его знает, что со мной сегодня приключилось.

Утром звонить никуда не стал: события вчерашнего дня казались глупыми, пустыми, а главное – объяснимыми. Простой солнечный удар – бывает с людьми такое, да и было у меня однажды уже, правда без галлюцинаций, а за бабу Настю – так то еще вчера, в подъезде, на лестнице припомнил. Все просто, и что из-за такого работу пропускать? Но все же кое что решил твердо, послезавтра, в выходной, надо будет съездить на кладбище – это я решил твердо. Да и к родителям надо заехать, узнать как там старики – уже больше месяца не виделись.
Вот только до работы я так и не дошел…
Позавтракал, побрился, оделся, вышел на улицу, знакомой дорогой пошел к своему родному унылому офису и…
Навстречу мне шкандыбал, подволакивая непослушную ногу, грязный, оборванный бомж. Лицо его было сложно различить под теми зарослями с проседями бороды, что росла, казалось, из под самых глаз, под слоем грязи, что будто въелась в кожу. И я замер, замер не по своей воле, не по своему желанию, а потому как меня попросту остановило, прошибло насквозь жаром, светом, и я будто бы… отрубился что ли.
- Есть закурить, - сказали мои губы, руки просительно жестом показали сигарету у рта, хоть и не курил никогда я.
- Простите, я бросил, - виноватая улыбка, - денег нет.
- И давно? – я хотел идти, я чувствовал, как неприятно и сильно несет от этого бомжа, но сдвинуться не мог. Стоял, будто пришпиленный к месту, к дорожке этой чертовой.
- Ну да, еще как…
Звали бомжа Сергеем, и был он далеко так стар на сколько выглядел – лет то всего под сорок, и судьба у него не сложилась жестоко. Мы сидели в тени деревьев под лавочкой, я иногда ходил стрелять ему сигареты, и просто общались. Говорили ни о чем. А я, будто бы и никуда не спешил, вот только себе я не принадлежал совершенно, и когда в очередной раз зазвонил мобильник в кармане мои руки просто взяли его и выключили. И да: если про бабу Настю я и мог что то знать, то тут – откуда? Да и зачем?
На прощанье я пожал ему руку, он улыбнулся мне ярко и сердечно, и только потом я достал телефон, включил его и решил позвонить начальнику. На душе скребли кошки, глянул на время – твою же мать! Уже второй час дня идет – это не опоздание, это уже полноценный прогул!
Поспешил на работу, тут звонить уже бессмысленно, только словами, только с глазу на глаз с начальством. Выпрашивать, вымаливать, договариваться.
Как на грех – остановка была полна народом, хотя время явно не час пик. Да еще и только что прошла поливалка – асфальт был мокрый, у бордюров стояли этакие крепенькие, не сильно глубокие, но лужи.
Кое как протиснулся в первые ряды, снова глянул на часы, уставился в сторону движения – маршрутка. Хоть в чем то повезло. Встал наизготовку, готовый ломиться, пробиваться вперед – лишь бы влезть.
Маршрутка подъехала толком не снижая хода и как раз по луже, окатив всех нас – разномастную, разноцветную толпу хорошим веером холодных, а главное, крепко грязных брызг. Тут же крики, вопли и, маршрутчик, не будь дурак, вместо того чтобы распахнуть гостеприимно двери, дал газу, сваливая с места происшествия.
- Тварь! – дородный мужик с лицом слесаря сантехника рядом со мной погрозил кулаком в след удаляющейся маршрутки, - Чурка!
- Вы не правы, - услышал я, и тут же понял, что это сказал не кто-то, а я, и сказал это вслух.
- Че? – мужик глянул на меня с такой яростью, с такой внутренней злобой.
- Он же приехал сюда не просто так. У них жизнь там, не сахар. Семью кормить надо, а тут…
- Ты че? Ты за этих? Ты из этих что ли – правозащитников? Толераст? – он уже нависал надо мной, и я хотел бежать, смотаться поскорее с этой чертовой остановки, а еще лучше закрыть рот и молчать как рыба, но вместо этого я ответил.
- Нет, но надо и человека понять…
- А это по-людски? – и он в доказательство оттянул полу своей некогда белой футболки сплошь заляпанную ныне серыми пятнами грязи.
- Это… - сглотнул, - он…
Удар был резкий, я постыдно сел на задницу, и только когда начал подниматься, понял что мне очень даже больно от прилетевшей в ухо плюхи.
Человек с лицом слесаря-сантехника сплюнул, развернулся и бстро скрылся меж людей, и, надо полагать, с остановки тоже ушел. Я же поднялся, в голове гудело, в ушах звенело, а сердобольная бабулька рядышком сказала:
- Молодой человек, ну надо же думать, что говорите.
- Это да… - помотал головой, ухо горело, висок ломило.
На работу я добрался только к концу рабочего дня, когда уже первые, особо спешащие сотрудники, торопливо эвакуировались из офиса. При встрече со мной они делали большие округленные глаза и говорили, что то типа:
- Ты откуда такой красивый? – ну и далее продолжали, что де шеф мечет. Оно и ясно. И то что красивый – весь сплошь в засохших пятнах грязи, да и ухо с щекой, похоже распухли и наливались синевой. Себя в зеркале я не видел, но прикасаться к месту удара было весьма и весьма больно.
Как ни странно, но на стекленной проходной меня охрана задерживать не стала – хватило показанного пропуска и никаких вопросов относительно вида, или же там: «давайте подышем в трубочку» - не было.
Вверх по лестнице, отделанной плиткой под мрамор, и прямым ходом к стеклянному аквариуму начальственного кабинета. Подошел к дверям, завешанным изнутри, за стеклянной своей прозрачностью, жалюзи, замер на пороге, думая, что могу сказать в свое оправдание.
Постучал, услышал из-за двери: «войдите» - положил руку на холодную плоть хромированной ручки, и вошел.
Начальник мой, Шиличев Евгений Филиппович, сидел за рабочим столом и пристально сверял какие-то документы – два листочка, испещренные множеством цифр.
- Евгений Филиппович, - начал я.
- А, это ты… - он таки глянул на меня, продолжил пренебрежительно, - Ну что же, Андрей Николаевич, оправдывайся. Только сразу учти, шансов у тебя с гулькин нос.
Опять жестко прямолинеен, сразу и в лоб – за это его не любили многие, и я в том числе. Никогда не затягивает со скандалами, никогда не поскупится на отвешивание заслуженных оплеух.
- Евгений Филиппович, - начал было я, хотел рассказать про то как облили, как в ухо дали, тут же, прямо сейчас, на месте придумалось, как бегал в больницу, проверялся де на сотрясение мозга и прочее – надеюсь вид мой для этого соответствовал, но вместо этого сказал, - вам бы домой пораньше уходить, не задерживались бы так.
- Что? Андрей, а тебе не кажется, что…
- Мне кажется, что дети по вам скучают. И супруга ваша, Ирина Владимировна, она же тоже не железная, а все одна да одна. Вы же сгорите на работе, всегда тут, бессменным часовым. И по выходным и по праздникам. Работы всегда будет больше чем можно сделать, но семью забрасывать из-за этого нельзя.
- Ну ладно, это мои проблемы и…
- Нет, это проблемы вашей жены, ваших отношений.
- Да что ей будет, она домохозяка – дома сидит, не работает, - он злился, видать дома у него такие разговоры тоже были не редки, - и дети, одного в садик, другого в школу, и все – весь день ее! Не понимаю я этой ее блажи, ей и денег ведро и чтобы муж рядом был… а если я отсюда…
- Так тоже нельзя. Евгений Филиппович, она же это говорит из за того, что любит Вас.
- А ты то откуда знаешь? – он прищурился, глянул на меня подозрительно.
- Вы говорили, как то… - стал оправдываться, чувствуя, что еще чуть-чуть и еще и от него огребу в другое ухо, за то что лезу не в свои дела, да еще и подумать может, что гуляет она со мной – вот чего бы не хотелось особенно.
- Ну да… - задумчиво сказал он, грустно уставясь в стену, не глядя в мою сторону, - бывает такое. Только это все одно не извиняет твоего отсутствия. Что делать будем?
- Наказать, как считаете нужным. У меня сегодня были обстоятельства… - вздохнул, - бытового толка, я виноват. Могу только сказать, что не пил вчера и с алкоголем мое отсутствие никак не связано.
- А если подробнее? Что за бытовые обстоятельства?
- Там все сложно. Вы… Вы понимаете, что иногда сложно словами объяснить, - виноватая улыбка без моей воли возникла на моей припухшей физиономии, - только вам действительно надо дома почаще бывать.
- А кто тут за меня будет? Чтобы я мог знать динамику, чтобы в курсе был?
- Есть ответственные люди…
- И ты, конечно же, первый из них? – он ехидно хохотнул.
- Нет. Сейчас у меня сложный период, думаю я не смогу.
- Хорошо хоть что честно сказал, - улыбка его, бывшая минуту назад злой, стала грустной.
- Жене позвоните, а я пойду, объяснительную завтра предоставлю.
- Хорошо, - он бросил взгляд на лежащий рядом с семейной фотографией, сотовый, - обязательно позвоню.
- До завтра.
- До завтра, - сказал он задумчиво, рука уже легла на телефон.
Я вышел за дверь, тихо прикрыл ее, чтобы замок не лязгнул и пошел к себе за стол. Надо было писать объяснительную. Тут же припомнилось все то, что надумал в кабинете у шефа, но стоило только начать писать, как сразу тошно стало от своей лжи. Не от того, что она глупа и прозаична, нет, тут то как раз все нормально выходило, а из-за того, что обман – это некрасиво, нехорошо. Поэтому объяснительная у меня вышла краткой и глупой: «Я, такой-то такой-то, отсутствовал на рабочем месте такого-то числа в виду семейных обстоятельств». Число и роспись. Все. Глупо, особенно если учитывать, что все знают – семьи у меня нет.
Домой едва ли не пробирался, да и задержался специально на работе на попозже, чтобы поменьше народу и в транспорте было, и прохожих странных, обиженных жизнью не повстречать. Боялся встретить кого-нибудь и начать говорить долго и не от себя. Мне завтра на работу, и завтра же я должен быть на этой работе как штык без всяких яких, без осложнений, без внезапных причин и форсмажоров.
Все же меня приловили у дома те самые бабульки. И какого черта они там до темноты, до последнего сидят, дома им что ли делать нечего.
Окликнула меня, как ни странно, не Анастасия Александровна, извечная их заправила, а другая, имени которой я даже и не знал.
- Андрюшка, постойка-ка, - голос у нее был скрипучий, едкий, злой.
- Да, - остановился, уставился на лавочку. Да, и правда, Анастасии Александровны сегодня промеж них попросту не было, вот и не она окликнула.
- Что ты вчера Настене наплел?
- Так вы же тут и были, слышали все.
- Все да не все, вот только… - начала она ехидно.
- Вы дело говорите, я же мыслей ваших читать не умею! – не выдержал я.
- Так померла она сегодня ночью, Настена то наша, богу душу отдала.
- Грустно, - сказал я вполне искренне.
- Тебе то грустно? Изверг, то то же она то вчера и кончилась, как раз после разговорчика с тобой. На жалость ей давил, вспоминал, а потом что?
- А что потом?
- Суп с котом! – зло присовокупила другая бабка.
- Она была женщина в возрасте, все могло…
И началось! Загомонили разом все бабки, стали грозиться милицией, что позвонят, что все расскажут, что все припомнят, и вообще, как земля таких носит, а я сплюнул под ноги, да и в подъезд вошел. На лифте не поехал – пошел пешком.
И, проходя рядом с дверью, где раньше, до сегодняшнего дня, с почти полной уверенностью можно было сказать, что с той стороны к глазку прильнула Анастасия Александровна, я остановился, положил руку на холодный лист железной двери, и замер. Пахнуло едва уловимым ощущением добра, исходящего уже, уходящего. И ясно что стало, хоть и не съездила она никуда, но умерла во сне, когда виделась она себе маленькой девочкой у себя там, в деревне, и все было как тогда, и счастье ее было настолько ярким, настолько солнечно слепящим, что не выдержало у нее сердце, и умерла она в слезах и с улыбкой. Так и ушла прямо в белый свет – даже образ этот увиделся: огромное белое внизу, слепящее, и она маленькой искоркой, точкой, сквозь черноту бесконечного пространства падает в это беспредельно жаркое, но доброе тепло.
Выступила слеза, отдернул руку от двери, пошел выше – к себе домой.

Утром, проходя по парку, где вчера пересекся с бомжом, вглядывался – не дай бог его встречу. Не дай бог! Для того и вышел не как обычно, а раньше на целый час – чтобы ни с кем не пересечься. Рано еще в это время прохожим шляться.
Не встретил. Радостно пробежал до конца аллеи, свернул за угол кулинарии и замер, уставясь на дворника. Рослый, лицо большое, характерное, метла вышаркивает свое незатейливое «вжи-и-их» по асфальту, вздымая облачка пыли. Даун. Он взглянул на меня, улыбнулся особенно открытой, честной улыбкой, и меня обожгло.
Я не стал ничего говорить, не стал разливаться речами, а вместо этого как равный к равному подошел, и пожал его грязную, мозолистую руку. А он сказал:
- Здрасьте.
Я кивнул, и пошел дальше. Ему большего и не надо было, ему, будто бы, вообще ничего не надо было. Если на меня упало Солнце, то в нем, я знал, я чувствовал – оно горело с рождения. Он был им переполнен, напитан, он состоял из него будто полностью, и если ты можешь видеть…
- Эй, - я оглянулся, и снова встретился с его теплым, глупым взглядом, - ты эта, не расстраивайся, ага?
- Хорошо.
- Обещаешь? – глаза его, не потеряв ни глупости ни доброты, посерьезнели.
- Обещаю.
- Пока, - и он неумело и лопатисто помахал своей огромной грязной ладонью, как малыши.
- Пока, - я тоже помахал и побежал прочь.
Почему-то было страшно. Никогда бы не подумал, что можно испугаться такого заряда доброты, это же добро – чего его боятся, особенно когда без дураков, изнутри знаешь, что это может быть только добром и ничем больше, а тут…
На работе появился вовремя, раньше всех, даже до Евгения Филипповича, что было несколько удивительно. Этот человек всегда отличался излишним рвением, на работе появлялся за час, а то и за полтора, как остальные подтягивались, успевал все перепроверить, найти косяки, и уже сразу, сходу, вставлял пистоны, раздавал задания, а тут…
Неспешно, некоторые еще чуть позевывая, стали подтягиваться и остальные. Рассаживались по своим местам, включали компьютеры, просматривали оставшиеся с вечера бумажки, записи, кто-то потянулся в курилку, кто-то в чайную – глотнуть кофе.
Я взглянул на часы – пять минут девятого. Шефа еще нет.
Сотрудники уже и к работе приступили, только, конечно, без особого рвения, и даже народ с курилки подтянулся – нет шефа. Половина доходит.
Я нервничал. А потом взял и позвонил ему. Долго шли гудки, уже было совсем начал нервничать, когда на том конце взяли трубку.
- Андрей, доброе утро, - начал он сходу.
- Евгений Филиппович, у вас все в порядке? Простите, доброе утро, я вас не разбудил?
- Нет, не разбудили. Более чем в порядке. Я чуть позже подъеду, вы меня там не теряйте. Через час, два.
- Хорошо.
- Вы для этого звонили, узнать как я?
- Да, обычно вы…
- Спасибо вам, Андрей. Я прям не нарадуюсь на вас, оказывается вы очень душевный человек.
- Спасибо, - я даже засмущался.
- Андрей, а давайте мы чуть посекретничаем, - сказал он это с такими интонациями, каких я никогда от него не слышал! Даже подумалось, а не пьян ли шеф? Да и суть вопроса была, кхм… не очень стандартной.
- Давайте.
- Я вам по секрету, первому скажу. Я сегодня подъеду, чтобы написать по собственному. Ага?
- А… - было начал я.
- Не суть, но так надо. Так будет лучше для меня и для моей семьи. А вам я очень рекомендую, ну прямо таки настоятельно советую, быть сейчас образцово показательным сотрудником, потому как ходатайствовать мне за кого-то надо будет. Вы намек поняли?
- Конечно, куда уж там прозрачнее.
- Вот и славно. Пожелайте мне удачи.
- Удачи, Евгений Филиппович.
И он сбросил вызов.
Еще с минут пять я тупо смотрел в монитор, пытаясь настроиться на работу, а потом плюнул, встал из-за стола, пошел в чайную, где уже сидела начальница отдела кадров. Я постоял с минуту у кофемашины, пока та вовсю трудилась, взял стаканчик горького американо, подсел к ней, сам уж не пойму зачем.
- Здравствуйте, Зоя Владимировна.
- Здравствуйте, - она замялась.
- Андрей Николаевич, - подсказал я ей.
- Здравствуйте, Андрей Николаевич.
- А можно поинтересоваться, без отработки можно уволиться?
- А вы, Андрей Николаевич, решили нас покинуть?
- Нет, на всякий случай просто.
- А что за случай, если не секрет.
- Зоя Владимировна, я вас уверяю – сотрудник я отнюдь не из незаменимых, так что в стойку вставать не надо…
- Что? – ее глаза расширились от гнева, только тут я понял какие слова только что произнес. Тут тебе и грубость, тут тебе и неуважение, тут тебе и…
- Ничего. Простите. Я понимаю ваше рвение за свой коллектив и его целостность. Просто мне кажется тут вскорости, в моем отделе, начнется грызня и война. Я, нечаянно, могу оказаться где –то в ее центре. Очень не хотелось бы.
- Вы о чем? Вам стало что-то известно?
- А давайте мы с вами посекретничаем, - я подался вперед и улыбнулся.

Через час я шел по улице уже свободным человеком. Зачем я уволился – до сих пор не понимал, даже мысли не было – чем это вызвано. Вроде вот оно все – ходатайство за меня было бы, карьерный рост и все такое прочее, но Солнце внутри меня не позволило идти дальше по этой тропке. Быть начальником, даже хорошим начальником – это зло, это заставлять, это переступать, это давить и добиваться, а Солнце этого не хотело. Минут сорок назад, когда я писал по собственному желанию я это понимал с особенной отчетливостью. Я не хотел писать это заявление, но внутри была такая черная мука, что хоть вешайся, но стоило мне только приступить к написанию заявление – отпустило, разом все ушло, и дышать стало легче, и мир стал ярче, и сердце забилось свободнее. Я – ожил.
И вот теперь – человек без работы, без накоплений, иду себе по улице и улыбаюсь. Ноги вели знакомым маршрутом, я не торопился. Если прогуливаться пешком, то до дома от работы можно добраться за каких-то полтора часа, ну или чуть больше. Лезть в маршрутку желания не было, дышать этой прожженной летней духотой – зачем оно свободному человеку?
В скверике прикупил в ларьке булку, покормил голубей, что летели ко мне с какой-то особой наивностью, упорством со всех окрестных высоких крыш, со всего небосвода, будто не в российском скверике, а где-то там, в Париже, на площади их, где от голубей продыху нет. Потом встал, сунул руки в карманы, побрел дальше, по дороге помог мальчугану накрутить цепь на звездочку его велосипеда, пожурил двух девочек, что дразнили мелкую собачонку на балконе второго этажа, а вот и парк мой, где говорил с бомжом…
А вот и бомж…
Его били двое бритых подростков. Забивали уже. Ногами и по голове. Надо было звонить в полицию, или же…
Я с разбегу влетел в драку, хотел было со всей силы ударить одного бритого в висок, замахнулся даже, но вместо этого упал на колени, охватил бомжа Сергея, и не кричал ничего, не орал, а тихо, раз за разом получая тяжелыми носами ботинок под ребра повторял:
- Не бейте, не бейте, не бейте…
А потом они ушли, и мы остались с Сергеем одни. Его дыхание едва срывалось с губ, кровь была, казалось, повсюду, вся его седая борода была в красных тягучих каплях.
- За что они тебя? – говорить было больно, но я говорил. Надо было хвататься за телфон, вызванивать скорую, но я задавал глупые вопросы.
- Спасибо тебе… - он улыбался, кровь в уголках рта его пузырилась, голос слабый, свистящий.
- За что? – повторил я, чтобы узнать, за что били то?
- За то что ты я снова побыл человеком. Спасибо тебе.
- Сергей, Серега, - я его тормошил, только тут до меня стало доходить, что он имел в виду наш с ним вчерашний разговор, то добро, которое я дал ему в его предпоследний день жизни. Приложил голову к его груди, прислушался – сердце еще билось, вздрогнул – чья то рука легла мне на плечо. Оглянулся.
Надо мной стоял истинный сын Солнца – тот самый утренний даун дворник.
- Как он? – даун улыбался мягко и даже чуть нежно.
- Плохо, надо скорую.
Даун присел рядом, с улыбкой погладил Сергея по голове, а после крепко ухватил того за горло, сдавил сильной своей пятерней. Сергей не вздрогнул, только едва слышное дыхание пошло едва же слышным хрипом.
Я схватил дауна за руку, тянул, отрывал эту крепкую, будто каменную пятерню – сил не хватало, а даун улыбался и смотрел мне в глаза.
- Зачем? – спросил я тихо, когда все закончилось, когда Сергей вдруг вытянулся, лицо его заострилось.
- Так лучше.
- Зачем?
- Так лучше, - повторил даун, поцеловал мертвеца в лоб, и после положил свою пятерню мне на руку. И да, я понял – так будет лучше. Он умер тихо и без мучений, он упал в вечное Солнце, растворился в его тепле на пике своей теперешней жизни. Лучше чем вчера ему бы не стало, только хуже, а потом…
Я обхватил его руку и заплакал, прижимаясь лбом к его сильному плечу.
- Но так нельзя, так же нельзя… - повторял раз за разом.
- Так лучше, - он гладил меня по голове.
А потом я встал и ушел. Ушел от горящего в нем Солнца, и возненавидел Солнце в себе. Я знаю, что когда-нибудь тоже упаду, только не в Солнце, я упаду в его пасть и буду им изничтожен, потому как добро – беспощадно…
Группа: МАГИСТР
Сообщений: 1034
Репутация: 1172
Наград: 58
Замечания : 0%
# 6 28.08.2017 в 16:07
Увы, но третий участник так и не появился.


ГОЛОСОВАНИЕ ОБЪЯВЛЯЕТСЯ ОТКРЫТЫМ,
Срок голосования 05.09.2017 включительно
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 301
Репутация: 170
Наград: 6
Замечания : 0%
# 7 29.08.2017 в 10:47
Первый написан ужасно ноголомным языком. Стиль строится на одной схеме: побольше определяемых слов, к каждому существительному метафора пооригинальнее (плевать на уместность и атмосферу). В итоге читать это получается или в комическом ключе или никак.

У второго значительно всё лучше с языком.

За 2
Группа: НАЧИНАЮЩИЙ
Сообщений: 67
Репутация: 113
Наград: 11
Замечания : 0%
# 8 29.08.2017 в 14:12
Добрый день, авторы.
Рассказ 1
Невероятное нагромождение алегорических и фантастических сравнений почти в каждом предложении. Очень сложно читать и осознать все метафоры которые автор пытался донести до зрителя. Видно, что вы человек начинанный, взрослый. интересный и знаете много и даже очень много красивых слов и всевозможных синонимом. Ваш мозг работает на очень интересной волне. Написать такие сравнительные характеристики почти для каждого материального и эфимерного предмета в рассказе просто удивительно. Вы взорвали мой мозг. давно такого не было. За что вам спасибо отдельное. 
Но с другой стороны смысл вашего произведения от меня ускользнул, я так зачиталась вашими сравнениями что упустила саму суть. Потом я перечитала снова и оказалось что суть так и не появилась( Сюрреализм и урбанистичность получилась у вас прекрасно - но целостность текста и сама история пропала куда то. 
Рассказ 2
Очень интересный рассказ. На мой взгляд вы несколько его затянули, но я сама этим страдаю, бывает. История о добре которое пришло к гг с солнцем и начало через него менять мир к лучшему мне понравилась. единственное жаль, что люди после прикосновения солнца умирали. если бы вы продолжили историю и рассказали о том как умер начальник, что видится мне логичным уже, то наверное рассказ был бы более законченным. Ну или если бы гг повесился не выдержав такого количества добра и тепла внутри. Но это лишь мое мнение. Хороший стиль произведения, читается легко и понятно. Возможно более опытные рецензенты напишут вам найденные огрехи в самой постановке некоторых предложений или фраз - есть ощущение что они есть (но лишь на безсознательном уровне - чувствуеться некая неточность), я же ограничусь ощущениями от прочтения. Увлек рассказ с самого начала, что очень важно для читателя. развитие событий (как я и упоминала) несколько затянуто, конец и вовсе не завершенным чувствуется. Но в целом произведение понравилось.

Оба текста хороши - каждый по своему. Первый - оригинальностью мышления и яркостью красок, хотя смысла я не увидела полноценно. Второе - стилем написания и четкостью мысли хорошо - но есть некая недосказанность событий.
С тяжелым сердцем отдаю голос первому.
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Сообщений: 298
Репутация: 429
Наград: 32
Замечания : 0%
# 9 30.08.2017 в 21:56
В первом много краски ради краски. Автору бы понять, что язык - всего лишь инструмент, а не цель.
Во втором язык получше, но тоже какой-то странный, читалось тяжеловато и не всегда с картинкой = получше во втором язык, какой-то странный тоже, тяжеловато и не всегда с картинкой читалось (для сравнения).
Во втором явная попытка создать героя, закинуть идею. В первом мешанина образов. Голос за №2.
Группа: НАЧИНАЮЩИЙ
Сообщений: 15
Репутация: 82
Наград: 7
Замечания : 0%
# 10 01.09.2017 в 19:48
Первое впечатление - работы очень равные, на мой взгляд.
Очень интересно было читать оба текста. Оба очень хорошо зашли.

Первый текст.
Начало из крутых красивостей придавило мощной плитой. Первые предложения было трудновато продираться сквозь дебри лихо закрученных сравнений и образов. А дальше получал удовольствие. Правда, в последней части текста (ближе к концу), запал начал иссякать. Но это не сыграло в минус тексту. Наоборот, можно было выдохнуть и оставить немного эмоций для завершения.
Понравилось все: диалоги (которых тут не так много), идея, сам персонаж (который главгерой). Это очень круто смотрится.
По ощущениям - этакое темное, мощное, механизированное нечто. Тяжелое и красивое.

Второй текст.
Тут все плавно, довольно умеренно в плане образности. Четкое повествование, четкий посыл и очень приятные впечатления вплоть до концовки. Главгерой, ударенный Солнцем, чертовски хорош. Вызывает отклик, желание сопереживать. Все закончилось, на мой взгляд, достаточно логично (если уместно вообще такое говорить). То есть, пришел к тому, что добро беспощадно. На своем примере убедился. По ощущениям - уютное, размеренное, перетекающее из сцены в сцену, законченное.

Выбирать правда тяжело. Но, черт побери, натиск образов первого просто наповал.
Голос за первую работу.

Спасибо большое авторам за полученное удовольствие от прочтения. Это было очень здорово.
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Сообщений: 125
Репутация: 363
Наград: 26
Замечания : 0%
# 11 02.09.2017 в 13:18
Всем Алохово! 

1й - написано очень классно! Здесь виден мазок профессионала, особенно про кирпичный плач у разбитых дорог,  как же это круто звучит и визуализируется! И такого в тексте не мало. А еще помимо нагромождений метафор тут есть сюжет и хорошая идея. Идейка, как говорится в моду, такой сюрреалистичный протест.  
Конечно "вуали" простоваты, но расставлены качественно. Это как раз тот случай, когда автор стремительно уводит от обыденности, дает почувствовать свободу. 

2й - полная противоположность первому. Все начинается с "ПРО-ТУ-БЕ-РАН-ЦЕВ" (прошу по слогам) и словно протуберанец тут вообще ни к селу ни к огороду, может автор имел ввиду коронарный выброс массы? ну не суть, в первом рассказе графические ошибки тоже имеются, пропустим "протуберанцы" мимо.
Но тут  вот в чем соль. Во-первых язык, слишком громоздкий, по сравнению с первым рассказом читается в разы тяжелее, предложения кишат "паразитами", ритм постоянно сбивается, приходится перечитывать одно и то же предложение по нескольку раз. А перечитывать их совсем не хочется, ибо в них слишком много воды и повторений.
Во-вторых - и это главная проблема текста - он скучный. Тут нет ничего, за что можно было бы зацепиться, работа, старушачьи разговоры, биопроблемы, морали, я вот этим всем уже наелся в реальной жизни, лучше было бы не пускаться в такое, а придумать нечто фэнтезийное. Признаться честно, некоторые места читал сквозь пальцы.
В-третьих - это не сюр и даже близко не стоит к нему, тут ничего нет от сюра, ни в описаче ни в никуда не ведущих диалогах. Мораль проста и стара, как мир, философию попытались запихнуть - плюс хотяб за это. Но по сравнению с первым текстом это провал.

Оценка - голосую за первый текст

P.S.: Это лишь мое сугубо-личное мнение и оно может в корне отличаться от вашего. 
Всем спасибо, всем пока!
Группа: Глава клуба рецензентов
Сообщений: 1232
Репутация: 1703
Наград: 52
Замечания : 0%
# 12 04.09.2017 в 17:43
Всем доброго. Диана обещала — Диана пришла.

Первое. Сюр. Причём хорошего качества. Очень. Сорока вообще в память врезалась. Круто! Правда! Только один автор может таки писать! Почти уверена (на 98%!), что не ошибаюсь! Поэтика прямо так и мурлычет, трётся своими небоками о каждую строчку. Здесь есть то, чего как раз недоставало автору (если это тот, о ком я думаю) в предыдущих его работах: полнокровная сюжетность — фабула. Это очень порадовало. Очень! Вот этот дом, ворон, нефть, довольно необычный сеттинг... Целый мир, на который смещён акцент! Превосходно. Всегда хотела научиться так хорошо писать в сюрреалистическом направлении. Но, увы, не хватает фантазии, наверное, и вряд ли когда-нибудь хватит.

Эта работа, на мой взгляд, больше соответствует жанровому условию, чем работа оппонента. Сюр — направление сложное. Вообще не понимаю, чего дуэлянты усложнили себе этим жизнь. Если же говорить об урбанизме, то в первом рассказе тоже большее соответствие направлению. Там есть свой мир, а во втором — просто шаблон мира с фэнтези вставками. Имхо, конечно.

Второе. Оно ещё более сюжетное, с этим сложно поспорить. Здесь лучше прорисованы персонажи, так как они здесь попросту необходимы. Им веришь. Они живые: дышат, чувствуют, движутся. Круто. Фабула тоже хороша. Хорошо всё, кроме того, что не очень вижу сюр. Местами даже трогательно. Только вот не понимаю: к чему ведёт история? На главного персонажа упало солнце. Ок. Он стал нести частицу добра (стал как некий мессия даже), если так можно выразиться. И? А как он жить дальше будет? На что? Не энергией же солнышка питаться. С работы уволился, а с таким языком, увы, его ждёт та же участь, что и того беспризорного, которого задушил утренний даун дворник. Что же, в таком случае добро и правда губительно и беспощадно. Но, может, я слишком далеко заглядываю. Это уже после титров, как говорится. История ведь не о том. Будущее не затрагивает, вернее. В основном же, впечатление от рассказа осталось положительное. Видно, что рука хорошо набита. Но, имхо, автор может лучше. Профессионально, чётно, НО! тексту не хватает эмоций немного. Всё на одной ноте, и эта нота тихая.

______________________________

После долгих раздумий, голос первому. Но оба на уровне. Чудесная дуэль. Было приятно почитать.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Сообщений: 86
Репутация: 340
Наград: 41
Замечания : 0%
# 13 04.09.2017 в 21:11
№1 Да, сюрреализм. Многообразие эпитетов, сравнений и прочих изысков. Трудно найти смысл, а возможно, что и не к чему. Можно восхищаться красотой фразы, как картинами Сальвадора Дали. Но это просто не моё. Я за прикладное искусство.
№2 Человек после солнечного удара неожиданно начинает говорить всем правду и меняет при этом чужую жизнь и свою. "Добро - беспощадно?" - скорее  правда - беспощадна.  А добро должно очищать мир. Сам же герой ничего конкретно доброго не сделал. Он скорее оракул, нежели поборник добра. И всё же позиция этого автора мне ближе и понятнее.
Голос №2
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Сообщений: 406
Репутация: 532
Наград: 20
Замечания : 0%
# 14 05.09.2017 в 10:41
Я люблю сюр. Меня затягивает этот жанр. Первый пестрит образами, однако местами есть их нагромождение. Это вызвано топтанием на месте вокруг одного и того же ощущения. Но это не существенно, хотя разбавить стоило бы. Палящее солнце просто вбивается в мозг читателя как отбойным молотком. Хорошо со стройкой. С домом. С сорокой. Это реально сюрно. Хорошая работа, однозначно хорошая. Второй текст имеет немного иной подход к жанру. Если первый - классика, то второй скорее ответвление жанра. Не сказать, чтобы хуже, но не так ярко. Хотя тоже довольно достойно. В общем, обе работы пришлись мне по вкусу, дуэль вышла увлекательной, заставила уйти в раздумья. Экспрессия чувствовалась, конечно же, больше в первом. Наверное, за него и проголосую.
Голос на первый текст.
Группа: МАГИСТР
Сообщений: 1034
Репутация: 1172
Наград: 58
Замечания : 0%
# 15 06.09.2017 в 05:28
Подведем итоги:

Первый текст
1 Сорока
2 Подземный кот
3 Ashay
4 Диана
5 LehaKot

Второй текст:
1 Лоторо
2 Чосер
3 BlackPanter

Итого победа с весьма увесистым перевесом в два голоса... (барабанная дробь, волнующий момент) достается lordsergik!!! Та-да!!!

Просьба к администрации вручить победителю реально заслуженную награду!

Еще раз спасибо всем проголосовавшим.
Форум » Литературный фронт » Литературные дуэли » Дуэль №685. マスター vs lordsergik vs "Некто" (Однажды Солнце упало мне на голову)
Страница 1 из 212»
Поиск:


svjatobor@gmail.com

Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz