Профиль | Последние обновления | Участники | Правила форума
Страница 1 из 212»
Архив - только для чтения
Форум » Литературный фронт » IX Турнир » IX — Проза — Полуфинал
IX — Проза — Полуфинал
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Собщений: 465
Репутация:
Наград: 11
Замечания : 0%
# 1 22.10.2016 в 16:26
Дамы и господа, выбираем финалистов IX Международного Турнира начинающих писателей.

На ваши оценки представляются три работы. Авторы двух лучших по вашему мнению проходят на заключительный этап, по итогам которого определится победитель.

Оценивать работы можно как по ранее принятой десятибалльной шкале, так и без нее. Главное — это ваша аргументированная оценка и четкое указание той работы, автора которой вы НЕ пропускаете в финал.
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Собщений: 465
Репутация:
Наград: 11
Замечания : 0%
# 2 22.10.2016 в 16:28
№1 — Я жажду служить

"Времена не выбирают. Зато выбирают пространства."
Автор неизвестен


- Убей его.

- Да, господин.

Аристократ в богатых одеждах отползал в тупик улицы, с ужасом глядя на приближающуюся смерть. Босые ноги ступали по шершавой каменной мостовой как по мягкому ковру. Фигура низкая и худощавая - ни за что не скажешь, что перед тобой настоящий горец, если бы не толстый узор зелёной татуировки. Загорелое тело в шрамах, бритая голова, из одежды одни потрёпанные штаны да тяжёлое стальное кольцо на шее с петлёй для цепи - алта скорее бы приняли за каторжника, чем за раба. Хищные жёлтые глаза без зрачков не отпускают жертву ни на миг. В ладони длинный обломок лезвия меча. Впился в кожу, орошая рыжие камни каплями крови. Рукоятку с огрызком стали сжимал аристократ. Вот он упёрся спиной в стену, вздрогнул, отчаянно обернулся, поднял руки в бессмысленной попытке защититься...

Не заботясь об аккуратности и предсказуемо заработав ещё несколько глубоких ран, раб взял лезвие обеими ладонями. Остановился над жертвой, занёс оружие над головой, резко ударил - сталь вонзилась в голову, вышла под подбородком... Разжав пальцы, убийца равнодушно наблюдал за последними секундами агонии. Кровь с пальцев уже прекратила капать - свернулась, раны медленно но верно затягивались.

Ледяной голос долетел издалека:

- Ты слишком долго. Поторопись!

- Да, господин. - голос раба тусклый, начисто лишенный эмоций.

-


Кнут взвился, просвистел по воздуху и врезался в податливое тело, оставив после себя глубокую рану. Голос палача мог бы заморозить океан:

- Ты должен был уничтожить его сразу же.

- Господин, в этом не было необходимости. - раб стоял на коленях, упершись лбом в пол. Голос спокойный, будто владелец не чувствует боли - только ресницы предательски подрагивают. - Угроза была устранена.

Неслыханно - слуга пытается спорить!

- Ты сломал его меч, вместо того, чтобы убить! - голос алта с кнутом дрожит от возмущения. - Неужели в тебе проснулась жалость?!

Свист, удар.

- Ему этого хватило, господин. Уточните приказ "защищать вас".

Свист, удар. Теперь в голосе палача свирепствует бешенство:

- Это ещё что за тон?

- Простите, господин.

Мужчина раздраженно скрутил, отбросил кнут:

- Ты слишком много стал себе позволять, раб!

- Прощу прощения, господин.

Заученные, методичные фразы. Без эмоций или обдумывания фраз. Машинальные действия без чувств.

Глубокие раны на спине затягивались. Оставались только шрамы, перечёркивающие прошлые. Создавалось впечатление, что тело алта - один огроменный шрам.

- Подумаешь над своим поведением в карцере.

Раб послушно поднялся. Пара шагов, и он в пустом каменном помещении. Вошедший следом господин застегнул цепь, свисающую с кольца в стене за петлю на ошейнике, молча вышел. Дверь с грохотом захлопнулась, зазвенел засов. Слабо верилось, что хлипкая сталь или дерево смогут остановить такого монстра, но он даже не пытался вырваться. По залитому застарелой кровью полу отшагнул в угол, уселся, прижался затылком и спиной к холодной стене, прикрыл глаза, замер.

"Ты родился во времена, когда рабство это нормально," - говорил старик Зельд, обучавший алта с самого детства. - "Ничего с этим не сделать. Твои родители были рабами и ты будешь рабом до конца жизни. Даже если сбежишь и получишь свободу - всё равно останешься рабом. Это твоя судьба."

У Зельда хорошо получалось воспитать невольника. У того не осталось не только тяги к свободе, но и никаких желаний вообще. Всё, что хотели обычные алты - развлечений, баб, выпивку, его не интересовало. Никакая работа или профессия не казалась занимательной и не приносила удовольствия. Всё, что он знал, это служба.

И до недавнего времени раба это устраивало. Но теперь... Что-то стало не так. Что-то изменилось. Алт ещё не понимал, что, но чувствовал - это связано с хозяином. И ему это не нравилось. Очень не нравилось.

"Твой раб стал бы отличным воином, - говорил властитель Даго Дан, - и ещё лучше Карой. Отдай его нам. С его силой мы бы добились многого".

"Нет, - отвечал господин. - мир не готов к его силе. Он останется со мной. Я смогу сдержать его".

Тогда алту ему понравился ответ господина. В нём была уверенность и знание дела. А теперь... "Ты стал слишком много позволять себе, раб!" Невольнику казалось, что он ведёт себя, как обычно. А это значило, что это не "раб стал позволять себе больше", а господин больше не может держать слугу в руках. Или, что ещё хуже - ему начинает казаться. Так или иначе хозяин слабеет. И это плохо. Почему?... Об этом монстр не задумывался. Просто происходящее ему не нравилось и он хотел, чтобы всё было как раньше.

Невидимая цепь, стягивающая горло, цепь, всё это время поддерживающая его существование, смысл его жизни, ослабла...

-

Звон оружия прорвался сквозь тяжёлую дверь, заставляя раба по звериному вскинуться, прислушаться. Снаружи кричали. Боевые кличи, вопли боли... На такой случай имелся приказ. "Защищай дом", - говорил господин. И алт сорвался, руками порвал цепь. От мощного удара ногой дверь слетела с петель. Звуки стали ярче. Эпицентр доносился из главного зала, куда раб и рванулся.

На ходу снёс несколько противников, сражающихся с людьми господина. Успел заметить знаки семьи - те же символы носил недавно убитый аристократ.

Бесшумной молнией монстр влетел в зал и обнаружил господина в окружении противников. Его войско не успело среагировать и собраться, осталось сражаться разрозненными кучками по всему поместью.

Хозяин окружён. Стоял на одном колене, подняв руки, будто сдаваясь, а в глазах явственно светится страх:

- Вы не понимаете, что произойдёт, если вы меня уничтожите!

Раб аж замялся на несколько секунд. Это не тот господин, которому он поклялся служить. Тот никогда не боялся. Тот даже стоя на коленях находился бы выше противников, и смотрел бы уверенно, с превосходством.

Не дожидаясь приказа или пока новую фигуру в помещении заметят, алт рванулся вперёд, прыгнул, а приземлился, царапая мраморный пол мощными когтями, уже не гуманоид - зверь. Если бы какой наблюдатель не видел преображения, ни за что бы не сказал, что эта груда мышц, два метра в холке с длинной бурой шерстью, появилась из щупленького низенького раба.

Пораженные ударами острых рогов и мощных лап, солдаты падали замертво разодранные, с переломанными в крошку костями. Когда последний противник погиб, алт поднялся с пола, отряхнул ладони от крови, обернулся и взглянул на господина. Тот тоже уже встал, и смотрел на раба как-то обречённо, будто понимая, что сделал очень большую ошибку. Однако голос пытался оставаться твёрдым и уверенным:

- Молодец. Ты выполнил приказ. Теперь иди и убей остальных.

Так как слуга не отрываясь смотрел на господина, в какой-то момент голос того всё-таки неуверенно дрогнул. И именно в этот момент оборотень зашагал вперёд.

- В чём дело? Ты не слышал приказ?

Молча и неизбежно алт приближался. Неотвратимо как сама смерть. Его всегда боялись, когда он так делал. И, подобно другим, окончательно подписывая себе смертный приговор, господин отступил - шагнул назад, отпустил взгляд, пробежавшись по залу в отчаянном поиске того, что может спасти жизнь...

- Остановись!

- Так остановите меня... Господин.

Между алтами оставалось несколько метров.

Медленно развернулся кнут с пояса хозяина. В глубине души раб понадеялся - может ещё не всё потеряно. Господин ещё может вернуть силу. Ударить. Любой невольник знал, на что способны удары хлыста. Да, раны регенерируют, но можно ударить так, что отобьет желание продолжать бунт. Самый действенный удар - по глазам. Господин так делал уже однажды. Давно, очень давно...

Нет. Просвистевший кнут ударил сильно, но бессмысленно - куда-то в сторону груди... Максимум что это могло сделать - на миг перешибить дыхание. Поэтому монстр даже не дал ему прикоснуться - выставил руку. Хлыст обвился вокруг кулака...

Рывок, прыжок, пальцы вонзились в грудную клетку... Сердце господина стукнуло последний раз в ладони раба. Тот равнодушно бросил взгляд на останки того, кто когда-то был его господином. Он потерял хозяина не сейчас - когда то раньше, давно, и не заметил. Когда господин стал слабым?..

Пальцы разжались и безжизненный кусок мяса шмякнулся о камень. Не оборачиваясь, раб бросился прочь. Быстрее, ещё быстрее. Так быстро, как только могли сильные ноги рогатого зверя. Из города, по горам вниз, в леса, к далекому мерцающему океану...

В Обетале рабу больше нет места. Всё, что его ждало на родине - непрекращающийся розыск, тюрьма, реки крови... Отныне невольнику открыты только другие континенты и новое, неизвестное будущее.

Как крыса оборотень успел пробраться на отплывающий корабль, и, спрятавшись между коробками груза, сквозь окошко в трюме смотрел на удаляющийся берег.

"Да, Зельд, ты прав. Я родился во времена рабства. Рабом. Мне не нужна свобода, я не смогу на ней жить. Я лишён любого серьезного выбора... Кроме одного. Я могу выбрать себе господина. Сам."
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Собщений: 465
Репутация:
Наград: 11
Замечания : 0%
# 3 22.10.2016 в 16:32
№2 — Город

История из жизни троих друзей,
путешествующих по иным мирам.


Этот город был совсем не похож на другие. Он был пуст, как коробка из-под конфет после праздника. Как скорлупа без ореха, как покинутый улей. Высокие здания из красного кирпича и белого камня хвостами дракона спускались со склонов гор, заполняли долину и ровными зубцами останавливались у самого моря. Тысячи сооружений интереснейшей архитектурной мысли стояли под сводами серого неба в полном одиночестве. Казалось, даже ветер покинул это странное место.

Мы не спеша поднимались по просторной улице. Широкие тротуары, небольшие площади c высохшими фонтанами, перекинутые через проспекты пешеходные мосты, множество арок, приоткрывающих новые просторы и закоулки. Везде, куда хватало взгляда, землю сковывали доспехи серого гранита, не оставляя места зеленым газонам и случайным тропкам. И все же, среди всех этих каменных построек то там, то тут виднелись аллеи, засаженные высокими пальмами, аккуратно подстриженными мандариновыми и лимонными деревьями, цветущим кустарником. Когда-то они, шелестя листвой, дарили жителям тень и отдых в знойные дни, а теперь словно погрузились в сон в ожидании чего-то нового.

Мы шли посредине проспекта. Рич умчался своим излюбленным стремительным и в то же время слегка пританцовывающим шагом на несколько метров вперед. Он постоянно сутулился, словно стараясь скрыть свой высокий рост. И в этом был весь Рич: всегда прячет свои достоинства за маской сарказма, будто стесняется показать себя с хорошей стороны. Он шел налегке, и полы его неизменного черного пальто забавно трепыхались сзади, стараясь догнать своего неугомонного хозяина. Рич оставил себе лишь любимую губную гармошку, а всю остальную поклажу сплавил Лиону. Впрочем, у нас не было так уж много вещей, и последнему приходилось нести лишь два заплечных мешка с самым необходимым.

Лион никуда не рвался и мирно шагал рядом со мной. Он был самым младшим в нашей компании, ему только недавно исполнилось восемнадцать. Но со стороны юноша выглядел еще моложе из-за небольшого роста и утонченных, даже несколько детских черт лица. А может все дело в наивном и робком взгляде? Мне он всегда напоминал принца из какой-нибудь маленькой доброй страны: к волнистым волосам чуть ниже плеч так и просилась шляпа с пером и тонкая шпага на бедре. Жаль, что сам Лион не был достаточно уверен в себе, как положено принцам, и постоянно корил себя за что-нибудь. И, самое главное, переживал за неудавшийся рост. Я старалась подбадривать его, напоминая, что меня-то он выше, но Лиона это не утешало.

Мы увидели, как Рич остановился у какого-то дома.

- Эй, спорим, вам это понравится? – окликнул он нас.

Я плохо вижу вдаль и потому, только подойдя совсем близко, поняла что такого удивительного обнаружил наш друг. Стена дома была выложена белой и голубой плиткой наподобие шахматной доски, что было, конечно, красиво, но не из ряда вон. Зато поверх этих клеточек чьи-то умелые руки вылепили вьющееся растение, оплетающее здание от головы до ног. Мне пришлось дотронуться до выпуклых заостренных листьев и свисающих лиловых цветов, и только тогда увериться, что они ненастоящие. Рельефные изразцы из цветной керамики казались живыми, не хватало только запаха.

Рич восхищенно осматривал произведение искусства издали, а Лион внимательно прошелся пальцами по зеленым жилкам и детально проработанным лепесткам. Как настоящий исследователь он тщательно осмотрел все изгибы и подробности.

- Глициния, - выдал наш ученый в конце концов и только тогда сделал шаг назад. Привычным жестом заправил волосы за уши и стал потирать подбородок. Он всегда так делает, когда над чем-то сосредоточено раздумывает или же нервничает.

 - Воспроизведено почти с идеальной точностью, это поразительно, – выдал он свое резюме.

- Вот видишь, - сразу отозвался Рич, - а ты говорил, что человек никогда не сможет создать такой же красоты, как  природа. Кто теперь прав?

- Во-первых, я говорил, что человек не способен создавать столь же сложные и  гармоничные вещи. А, во-вторых, - Лион нетерпеливо вздернул голову, - это все равно глиняная копия, а не живое растение.

- Зато, в природе твоя глициния засохла бы в жару, а керамическая -  будет радовать глаз веками. Что касается сложности… - любитель поспорить умолк всего лишь на пару секунд и продолжил, - Изготовления цветных изразцов тоже не простой процесс, который матушке-природе не доступен.

- Ты серьезно? – Лион поморщился. - Все, что человек умеет делать, существует в рамках законов природы и невозможно выйти за их пределы. Материалы, руки, ум – все дала нам природа. Даже наш механизм мгновенного перемещения возможен только потому, что законы пространства и времени это позволяют. А в лепке из глины тем более не вижу ничего сверхъестественного.

Рич, казавшийся ужасно серьезным на протяжении всего короткого разговора, вдруг дружелюбно усмехнулся и пожал плечами:

- Да, ладно, приятель. Ты отлично знаешь, что сечешь в этих материях лучше меня, так что я пас. И все же, мой взгляд особенно радуют именно произведения рук человека, даже если это лишь подражание твоей любимой природе.

- Я понимаю, - примирительно кивнул Лион.

Вот так всегда с ними: затеют принципиальный спор, а в самый напряженный момент кто-нибудь примирительно улыбнется, разведет руками и животрепещущая тема оказывается забыта до следующего раза.

 

Мы двинулись дальше, и все больше на пути стало попадаться удивительных статуй. Они приводили меня и Рича в неописуемый восторг, но делали нашего ученого все более задумчивым. Я первая заметила маленьких голубей на перилах моста. Каменные птицы сидели рядком, каждая в своей позе: две словно общались между собой, третья чистила перья, четвертая готовилась взлететь. Еще несколько нахохлились и прижались друг к дружке. Разве не чудо?

Чуть позже, когда мы свернули на извилистые улочки, напоминавшие дно ущелья, еще не раз находили интересные композиции. У дверей дома спящая бронзовая волчица с щенками. Казалось, от любого нашего громкого шага она вот-вот вскачет и зарычит. В квадратном прохладном дворике на скамье примостились два мраморных попугая. Лион опять внимательно изучил каждое их перышко и с удивление поднял брови, но промолчал.

Мне этот странный и молчаливый город нравился все больше: приятно, когда вместо высокопарных монументов правителей и иных известных личностей, затмевающих все площади, встречаешь на улицах в самых неожиданных местах вот такие небольшие скульптуры, оживляющие каменные постройки.

Довольно скоро мы опять вышли к широкому проспекту и решили направиться под гору, к морю. Какие сюрпризы ждут нас на берегу?

- Вы это видели? - спросила я, не доверяя своим глазам, когда до воды оставалось совсем немного.

- Дом из красного кирпича с особо витиеватыми балконами, дальше белокаменные палаты с гербами и непонятными надписями, мостовая, выложенная желтой плиткой, высоченные  фонарные столбы... Что-то еще? - переспросил Рич в своей излюбленной полушутливой манере.

- Там был парень, мелькнул его силуэт в арке.

- Я ничего не видел, -  Лион помотал головой.

- Если бы там была симпатичная девушка, то я бы точно заметил, - отозвался Рич, - а молодые люди меня мало интересуют.

- Может быть и показалось, - разочарованно вздохнула я. - Столько скульптур вокруг - легко спутать.

- Не думаю, что здесь есть люди. Нет ни животных, ни  птицы. Не понимаю, в чем дело, – произнес наш мыслитель слегка раздраженно. Ну вот, опять сердится на самого себя.

- Лишь мы, да гул наших шагов! – Рич опять на бегу раскинул руки в стороны. - Этот город в полном нашем распоряжении. Класс! Мне тут нравится.

- А тебе? – спросила я Лиона.

- Не знаю, не могу разобраться, что же произошло с жителями.

- Не всегда надо разбираться! - услышал нас Рич. - Пойми, иногда нужно просто расслабиться и впитывать, чувствовать. Отключи мозг, чувак, и наслаждайся.

- Ага, а потом ты сам скажешь спасибо, что я понял самое важное, и это нас спасло, - парировал Лион.

- Есть такое, - с готовностью подтвердил наш друг. - А ты скажешь спасибо мне, что тебе удалось отлично повеселиться.

Лион и я улыбнулись в ответ: действительно, без этого заводилы любое путешествие уже было бы не то.

И вот пешеходный мост наконец-то вынес к набережной. Феерия звуков обрушилась на нас так внезапно, что я даже колебалась в первую минуту: не вернуться ли обратно под защиту домов? Теперь-то я поняла, почему в книгах пишут: «грохотал» прибой. Даже спокойное море ужасно шумело, разбивая волны о берег и перекатывая песок. А все затянутое тучами небо пронзали крики чаек. Настоящих живых чаек!

Сильный, но теплый ветер сразу же пустил в пляс мои волосы, полы легкого платья затрепетали как флаги. А уж пальто Рича точно решило сбежать и рвалось в отчаянии во все стороны.

Как только мы сбросили обувь и босиком ступили на теплый песок, то город остался позади и был забыт. Перед нам простиралось лишь бескрайнее могучее море с золотой каймой пляжа.

Это было отличное место для отдыха, только теперь все позволили себе по-настоящему расслабиться. Все же от странного, почти что идеального, но пустого города веяло неразгаданной тайной, которая могла выпрыгнуть со злобной ухмылкой из-за любого угла. И потому приходилось быть начеку. Морской берег наоборот был самый обычный. Такой, как везде, какой и должен быть.

Рич скинул свое пальто, которое не очень-то и нужно было в столь теплый денек, закатал штаны выше колена и вальяжно бродил по кромке воды, положив руки в карманы. Лион же сидел неподалеку, подперев голову рукой и подставив ветру свое лицо. Сейчас юный исследователь явно ни о чем серьезном и не помышлял. Я легла на песок и закрыла глаза, прислушиваясь к морю: казалось, что оно бурлит и пенится у самого моего уха. Потом  я расслышала смех Рича, протестующие и вместе с тем веселые возгласы Лиона. Видимо, первый пытался затащить в воду второго и, похоже, обоим игра пришлась по вкусу. Люблю, когда мои друзья дурачатся, я бы к ним присоединилась, но мои мысли опять обратились к городу.

Почему жители покинули свои дома? Почему мы не встретили ни одной чайки среди каменных стен? Город молчит. Но той тишиной, которая манит и шепчет: постигни меня, узнай, как бьется мое сердце, разгадай мой секрет.

Я приподнялась с песка и отряхнулась. Ребята уже наполовину мокрые продолжали веселиться у самой воды. Что ж, попытаю теперь счастье с городом в одиночку. Рич и Лион не удивятся, они знают, как мне иногда нужно побыть наедине с собой. Я помахала им и решительно отвернулась от моря: лабиринт из каменных улиц и стен ждал.
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Собщений: 465
Репутация:
Наград: 11
Замечания : 0%
# 4 22.10.2016 в 16:34
№2 — Город (продолжение)

***

Я сразу заметила невдалеке от берега высокую гору, на вершине которой виднелась башня. С детства обожаю башни. Все эти сказки про принцесс и драконов, рыцарей и волшебство не обходились без высокой одинокой башни. Потому мой выбор - направиться именно в сторону горы - было сделан легко. Кроме того, цель хорошо заметна отовсюду, а если добраться до верхушки, то можно окинуть взглядом большую часть побережья.

Тишина опять заволокла все вокруг, заткнула собой уши. Высокие серо-красные здания застывшими великанами провожали меня взглядом своих темных окон. Вдруг, когда дома оказываются за спиной, они начинают оживать и двигаться? Вдруг их двери превращаются в хищные рты и хотят поглотить меня? Может быть, я попала в ловушку?

Наконец-то улица вывела на открытое пространство. «Парк колонн» назвала я эту площадь про себя. Колонны разных форм и размеров были хаотично разбросаны и справа, и слева. Для чего? Бродя среди мраморных стволов, я наткнулась на скамейки. Возможно, здесь проводились какие-то празднования и люди отдыхали после трудов. Я присела на одну, закинула ногу на ногу и уже хотела помечтать о здешних обычаях и традициях, как тут же вскочила.

На меня смотрели большие карие глаза, совершенно живые и человеческие. Напротив, всего в нескольких метрах, прислонившись плечом к колонне, скрестив руки и ноги, стоял парень – подросток лет 15-16. Его соломенные волосы почти сливались с бледной кожей и светлой рубашкой. Зато глубокие темные глаза нельзя было не заметить: в них виднелась недетская мудрость, а на самом дне была видна печаль. Слегка оттопыренные уши не портили его благородной внешности, а только придавали изюминки. Потертые коричневые штаны затягивал толстый ремень с большой блестящей пряжкой.

Он все стоял не шелохнувшись и разглядывал меня.

- Привет, - сказала я первое, что пришло в голову. - Ты здесь живешь?
Парень словно и не расслышал.

- Мы путешествуем по разным планетам, исследуем необычные и интересные места. – Пришлось тогда начать с себя. - Я видела тебя вчера. Друзья решили, что мне показалось. Они очень удивятся, когда узнают, что здесь все же есть люди.

- Один только я, - произнес мой новый знакомый.

- И больше никого?

Вместо ответа парень сделал пару шагов в мою сторону и неожиданно взял за руку:
- Пойдем, я покажу тебе.

Крепко, но осторожно сжимая мою ладонь, он повлек меня за собой. Я совершенно оторопела от столь внезапного и близкого контакта с незнакомым человеком. Может быть, у них тут так принято? Или все же стоит вырваться? Парень, хоть и худощав, но явно выше и сильнее меня, так что при желании легко удержит. В конце концов, пока ничего плохого не происходит, значит, можно оставить все как есть.

Несмотря на все эти самоуспокоения, в висках стучало, а дыхание стало прерывистым. Я вовсе не любитель держаться за руки!

- А куда мы идем? – вырвалось у меня через некоторое время. Правда, надежды получить вразумительный ответ особо не было.

Как раз в этот момент мы оказались в скверике у большого строения, округлой крышей и железными конструкциями напоминавшего вокзал. С одной стороны шла длинная каменная стена, возможно, за ней были железнодорожные пути. А с другой - начинался бульвар. Мы остановились.

- Ты слышишь? – спросил новый знакомый и посмотрел на меня сверху вниз.

- А что надо услышать? – выдавила я. Его теплая ладонь обхватила мою – только об этом я сейчас могла думать. Может быть, стоит ему намекнуть, что мне страшно? – Если честно, то я только слышу, как сильно бьется мое сердце, потому что я не знаю, кто ты и почему ты меня держишь.

К моему удивления, парень сразу же отпустил мою руку.

- Извини, - искренне произнес он, затем медленно отошел к круглому неработающему фонтану и опустился на его край, вглядываясь в дно бассейна. - Я хочу показать тебе кое-что, но для этого придется мне довериться.

Первый испуг прошел. Теперь, когда меня ни к чему не принуждали, почему бы и не довериться. Да и большие карие глаза были скорее полны грусти, чем опасности.

Я села рядом и произнесла:

- Хорошо, я попробую.

- Тебе придется дать мне руку и закрыть глаза.

Я выполнила все указания. И опять моя ладонь – в его, на это раз волнения почти нет, лишь интерес.

- Не думай обо мне и о том, где находишься, - вкрадчиво говорил необычный знакомый, - погрузись в себя, прислушайся к своим ощущениям.

Он медленно повел мою руку куда-то вниз. Вокруг было все то же безветренное спокойствие, и я не представляла, что еще можно почувствовать. Вдруг моих пальцев коснулась холодная вода. Я отпрянула и открыла глаза. Никакой воды, само собой, не было. На всякий случай, чтобы убедиться наверняка, я несколько раз провела руками по дну - фонтан давно пересох, как и другие, встреченные нами ранее.

- Что это было? – спросила я, опять придя в волнение.

- Расскажи сама, - ответил светловолосы парень и его голос ожил, стал чуточку веселее. Или мне показалось?

- Я будто дотронулась до воды.

- Значит, так и было.

- Но ее там нет!

- Правда? Проверим еще раз?

И я опять вручила ему свою ладонь и закрыла глаза. На этот раз было достаточно времени, чтобы убедиться: в фонтане была вода. Моя рука даже успела стать прохладной. Мы отпустили руки, и я опять взглянула вокруг.

- Как такое возможно? Это поразительно!

Мой странный знакомый старался сохранять невозмутимость, но в краешках его рта забралась улыбка и норовила осветить собой все лицо.

- Идем дальше, если хочешь услышать и почувствовать еще больше, - предложил мне парень, встал и учтиво подал руку.

О, конечно, я хотела! Если благодаря его прикосновению мир вокруг наполнится звуками, то я буду только за.

И мы направились, держась за руки, к дому-колодцу, что стоял в начале бульвара, прошли под темной аркой и оказались во внутреннем дворике. Посредине, словно фламинго на тонкой ножке, росло деревце, усеянное бледно-розовыми цветами. Вдоль стен располагались двери и лестницы, поднимающиеся на второй этаж и выше. Чистый, уютный дворик - ничего не скажешь.

- Закрой глаза и замри, – тихо и вместе с тем властно скомандовал мой юный проводник и встал напротив.

Я повиновалась и почувствовала, как его ладони накрыли мои уши. Что бы это значило? Тут парень раздвинул пальцы веером. И я услышала! Сначала словно издалека, а потом все ближе и ближе, пока волна звуков не обдала с ног до головы. Топот детских ног, сбегающих по ступенькам, мяуканье кошки, женские радостные голоса на непонятном языке, шарканье старика. А еще со стороны улицы шел непрерывный гул, похожий на скрежет и шуршание колес.

Мой спутник опустил по очереди руки, взял мою ладонь в свою и повел к выходу. Стоило выйти на бульвар, и шум усилился. Похоже по дорогам носились автомобили: обгоняли друг друга, гудели, тормозили. Меня одолевал соблазн взглянуть на преобразившуюся действительность, но стило открыть глаза, как все исчезло: ни звуков, ни картинки.

- Не все сразу, - ответил на мой удивленный взгляд светловолосый парень.

Тогда я опять доверилась своему проводнику, как слепой доверяет поводырю, и мы не спеша двинулись вдоль оживленной дороги. Тут были и люди, я расслышала их непонятную речь, и даже ощущала мимолетный ветер от тех, кто проходил совсем близко. Кто они? На каком языке они говорят? Где они теперь?

От обилия информации и ощущений у меня закружилась голова. А может быть, я просто слишком долго шла с закрытыми глазами. Так что пришлось остановиться и прервать сеанс.

- Похоже, мне пора возвращаться к друзьям, - сказала я, - они не знают где меня искать.

- Тогда иди, - ответил парень и показал жестом в небольшой переулок. - Спускайся вон там, быстро выйдешь на проспект, он приведет к морю.

- Ты не пойдешь со мной? Я тебя познакомлю с ребятами, они хорошие.

- Они не поймут.

Мне не хотелось расставаться с этим странным знакомым, и мы все еще держались за руки. Теперь это казалось очень естественным и даже приятным.

- Я так и не дошла сегодня до во-о-он той башни.

- Я еще свожу тебя туда, а теперь иди, – сказал светловолосый парень и разжал свою руку.

Такой мягкий но твердый приказ невозможно было не выполнить.

* * *

Не прошло и получаса, как я уже опять была в объятиях морского ветра, и довольно быстро нашла свою команду по нежным и пронзительным трелям губной гармошки.

Рич умудрялся довольно виртуозно играть на таком простом инструменте.

Но с моим появлением мир и покой на берегу был нарушен.

- Так он лапал тебя?! – возмущался музыкант.

- Не лапал, а взял за руку, - я пыталась его успокоить.

- Нет, Лион, ты это слышал?! Какой-то пацан из развалин приставал к ней, а она считает, что все нормально. Может, у него ладонь была смазана наркотиком, вот ты и увидела глюки!

Ребята давно переоделись, мокрая одежда забавно развевалась на перилах мраморной лестницы, спускающейся на пляж. Пока меня не было, они успели устроить импровизированный шалаш из пальмовых ветвей и бамбука, что рос у дороги. Вечером похолодало, и мы сидели вокруг костра, ощущая тепло огня на наших лицах.

- Ты преувеличиваешь, Рич.  – попробовала я еще раз. - Все было хорошо. И никаких галлюцинаций, это другое.

- Дай угадаю, сама не знаешь что? Этот наглец обманывает тебя, вот увидишь. Скажи ей, Лион, что нельзя доверять незнакомцам-одиночкам, шатающимся среди руин!

- Чувствую себя лишним в этом споре, - сонно отозвался Лион, - Герда знает, что делает. Я ей полностью верю. Может, лучше поедим? Я голодный.

Я благодарно коснулась плеча друга, а тот уже полез в мешок за нашим провиантом.

- В кои-то веки я рад, что приходится таскать с собой эти приевшиеся хлебцы, - переключился наконец-то Рич и радостно поймал в руки кинутую Леоном лепешку. - Хоть и пресные, но не надо брать ничего в этом стремном городе, кроме воды.

Какое-то время все молча жевали спрессованный ужин. Достаточно съесть одну штуку и ты сыт на ближайшие 5-6 часов - незаменимая вещь в путешествии вроде нашего, когда не знаешь, где окажешься.

Мы еще немного поболтали о том, что будем исследовать завтра, и завернулись в теплые плащи внутри шалаша.

- Извини, что повел себя как дурак, - прошептал Рич вместо спокойной ночи. - Я волнуюсь за тебя, ты же знаешь. Сколько раз бывало, что ты открываешь свою душу людям где-то на задворках вселенной, а они оказываются негодяями.

- Но вы всегда спасаете меня, а негодяи  иногда перевоспитываются.

Рич только усмехнулся, вспоминая наши былые приключения.

- Спасибо, что беспокоишься, - сказала я с улыбкой, - но думаю, на этот раз все обойдется. Спокойной.

- И тебе, – юноша примиряющее погладил меня по щеке и мы погрузились в мир ночных грез до самого утра.

***

На следующий день решили направиться к особенно выделяющемуся зданию, которое Лион заприметил еще вчера, пока бродили по возвышенности. Он всерьез взялся за странный город, даже набросал примерную карту местности, я только продолжала восхищаться его хорошей памятью: запомнить все повороты и улочки! Куда бы мы без него.

О моей встрече со светловолосым парнем не говорили. Я  все, что могла, рассказала еще накануне, а Рич явно чувствовал себя передо мной виноватым и старался вести себя как можно любезнее, даже спрятал в карман свой сарказм. Лион вообще не любил обсуждать то, что покрыто завесой неясности. Но как только он разберется что к чему, мы его наслушаемся.

Сегодня солнце пробило облачное покрывало, и город заиграл яркими красками. Окна отражали золотые лучи и разбрасывали их по мостовой, мраморные плиты искрились, а зелень словно развеселилась и принарядилась.

Узкие шпили нужного нам здания стали достаточно быстро заметны издалека и по ним я предположила, что это собор. То, что мы увидели приблизившись, даже сложно описать в двух словах. В моем понимании гигантское нагромождение больше всего напоминало соляную гору, образованную каплями воды, которые стекают с потолка пещеры. А башни и шпили так и хотелось назвать сталагмитами. Светло бежевый цвет собора еще больше придавал ему сходство с чем-то подземным. Уж не знаю, что хотел сказать этим архитектор, но меня сие подавляло, и даже не хотелось заходить внутрь.

- Все в порядке, - позвал Рич, когда они с Лионом вдвоем сдвинули с места тяжеленную дверь, - внутри намного приятнее.

Я уже хотела последовать за ребятами, как увидела в тени соседнего дома моего вчерашнего знакомого. Он не сводил с меня пристального взгляда своих темных глаз.

- Рич, я опять встретила того парня! - уже сбегая по высоким ступенькам крикнула я через плечо. – Увидимся позже.

- Я хотел бы на него взглянуть, – попытался присоединиться ко мне мой друг.

- Не сейчас.

- Ладно, скажи ему, чтобы без спроса не лапал! – донеслись последние фразы. – Если что, встретимся в парке вверх по улице, Лион собирался туда заглянуть.

Я обернулась напоследок и послала Ричу воздушный поцелуй, чтобы он не так огорчался моему побегу.

Сердце радостно колотилось, и все мысли уже были только о том, как откроется мне город в этот раз, что я узнаю и смогу почувствовать.

- Привет! – еще издали помахала я удивительному парню.

- Привет, - ответил он, и легкая улыбка оживила его чрезмерно спокойное лицо.

Сегодня начало встречи явно проходит более успешно, чем прошлое.

Слегка склонив в почтении голову, как делают благородные господа на картинках в детских книжках, он подал мне свою руку. Я с удовольствием вложила в нее свою, и мы отправились в очередное захватывающее приключение.

Я закрывала глаза, когда хотела, и сразу же слышала шумную жизнь улиц. Открывала – и, как по волшебству, все исчезало. Только свет солнца оставался неизменным.

- Сегодня я покажу тебе старый город, - обмолвился мой проводник, - с него все начиналось.

Вскоре мы уперлись в высокую и толстую стену, явно более древнюю, чем те, что я видела раньше. Ее каменные кирпичи были искорежены солнцем, водой и ветром, но держались они крепко, словно приросли друг к другу. Через темный и низкий проход мы прошли внутрь и попали в настоящий каменный лабиринт: невысокие разношерстные дома, потемневшие от времени, сгрудились как попало. Немало времени пришлось бы здесь прожить, чтобы запомнить все изгибы узких переулков. Ни одной травинки, ни одного живого деревца или цветка. Зато множество искуснейших старинных барельефов, похожих на ту глицинию, что мы видели с друзьями. На краю совсем маленького высохшего фонтана, вделанного в стену дома, сидели каменные ласточки, казалось, они вот-вот наклонят свои головки, что бы напиться.

- Красиво, правда? – спросила я, протянув руку и погладив скульптуры по стройным изгибам. – В вашем городе жили удивительные мастера.

Я ожидала увидеть на лице светловолосого парня хоть какую-нибудь положительную эмоцию в ответ на мою похвалу. Но он вдруг опять опечалился и сухо произнес:

- В моем городе.

- Что?

- Не в нашем, в моем. Идем дальше.

Преодолев еще несколько поворотов, мой новый знакомый нырнул под своды резной арки, и мы оказались во внутреннем дворике когда-то жилого дома. В центре я сразу заметила  круглый и, конечно, пустой фонтан. Он весь порос мхом, из бронзовой птички посредине когда-то била вода. Вдоль стен, как воины, стояли навытяжку апельсиновые деревья, словно призванные охранять покой тех, кто вздумает здесь отдохнуть. Сочные зеленые кроны кто-то шарообразно подстригал. Но кто?

- Закрой глаза, - велел светловолосый парень и встал сзади меня. Спиной, сквозь тонкое платье, я ощутила тепло его тела. Властным движением на мои сомкнутые веки легли ладони, при этом я оказалась словно в объятиях своего командира. На затылке зашевелились волосы от частого дыхания моего спутника, и я почувствовала как опускается и поднимается его грудная клетка в такт моей. Мне даже стало слышно, как бьются наши сердца в одном и том же ритме, гулом отдающемся по всему телу. Заметил ли он то же, что и я? О чем он сейчас думает? Как давно он не общался с живым человеком? Как давно никто не касался его? Вернул меня в действительность голос, показавшийся несколько дрогнувшим:

- Сейчас я уберу руки и ты откроешь глаза.

В ту же секунду парень отстранился, перехватив мою ладонь. А я увидела, что мы теперь не одни. Вот пересек дворик какой-то пожилой мужчина в синем камзоле и приплюснутой шляпе того же цвета. Куда-то спешили две женщины в темно-зеленых юбках чуть ниже колена, ведя на поводке двух рыжих собак.

- Присядем, - пригласил меня мой проводник, и потянул к деревянной скамейке. Примостившись рядом, я проследила за взглядом моего спутника. Тот смотрел на оживший фонтан. Птичка в центре теперь не зря разевала клюв – из него резво била струя воды.

Рядом ходила кругами маленькая девочка с двумя торчащими в разные стороны косичками, то и дело прижимаясь своим розовым платьицем к краю бассейна и опуская руку в воду.

- Как думаешь, что она делает? – внезапно спросил  парень.

- Трогает воду? Может быть, пытается погладить рыбок?

- Она хочет достать монетку, лежащую на дне, и не знает, как это сделать, не замочив платья. – прозвучал уверенный ответ. – Скоро спустится со второго этажа ее мать и они уйдут, монетка останется на своем месте.

- Откуда ты знаешь?

- Видишь этих двух детей, что поприветствовали девочку? – продолжал мой собеседник. – Их ведет гувернантка на прогулку в парк, чтобы покормить уток. А  как тебе странный горбун, в потрепанной одежде, что жмется по стенам? Он пытается наняться на самую черную работу, но все безуспешно.

- Откуда ты все это знаешь? – более настойчиво повторила я свой вопрос и посмотрела прямо в лицо светловолосого парня.

Тот вздохнул и обратил наконец-то свой взгляд ко мне:

- Я вижу их неделю за неделей, месяц за месяцем, и так несколько лет. Каждый раз одни и те же действия. Так было и в самый последний день, когда они исчезли. Я сидел на этой самой скамейке и наблюдал за девочкой, потом продолжил свой путь. Вечером город еще звучал и пел на все голоса, еще жил. Но ночью людей не стало. А перед моими глазами они заново проживают тот последний день раз за разом. Меня не замечают, я не могу дотронуться до них, поговорить с ними, все жители существуют лишь в моей голове. Больше от скуки, чем для какого-то смысла, я решил выбирать одного и ходить за ним весь день. Знаешь, как много можно узнать, наблюдая за кем-то 24 часа? Но к чему все это, если их нет. Обнадеживает, что людей в городе около полумиллиона и их историй хватит мне с лихвой до самой старости. Будет, чем заняться.

Мой юный собеседник рассуждал так спокойно, словно уже сто раз прокрутил эту речь в голове. И все равно в его голосе и глазах чувствовалась глубокая тоска

- Зачем тебе оставаться в городе до старости? Отправляйся с нами дальше, – сразу же предложила я, мне было искренне жаль парня.

- Не могу, - просто, но безапелляционно ответил единственный житель пустого города.

Парень встал, отпустив мою руку, и картинка исчезла. Дворик опустел. Мой спутник подошел к неработающему фонтану и поднял что-то с его дна: золотая монетка блеснула в лучах солнца, зажатая между пальцев.

- Пора бы ее забрать, - словно самому себе сказал парень и спрятал монетку в карман, - но девочка все равно будет приходить за ней каждый день.

Мы опять взялись за руки и покинули старый город, вышли к широким проспектам. Теперь я не только слышала, но и видела.  Мимо сновали прохожие, такие реальные, что скорее это мы могли сойти за призраков, ведь нас никто не замечал. Девушки и женщины носили однотонные платья и юбки не выше колена, и похоже, чем старше они были, тем длиннее должен был быть подол. Одна совсем пожилая женщина медленно прошествовала со стелющимся по земле шлейфом, который ей помогали нести собственные внуки. Мужчины были преимущественно в просторной удобной одежде: штанах и рубашках, но некоторые носили цветные камзолы, как тот мужчина, что был во дворике. Главным же украшением в одежде были, похоже, шляпы. Небольшие, но яркие и разнообразной формы.

- Терпеть не могу эту моду на вычурные головные уборы, - сказал мой проводник, словно подслушав мои мысли.

Многие шли за руки с детьми или же с собаками и даже кошками. Меня привлекали приятные лица жителей, на многих играла улыбка довольства и радости. Мне даже начало казаться, что я понимаю иностранную речь горожан. Сначала угадывались отдельные слова, а потом и целые фразы. Вывески на магазинах тоже на глазах преобразились, и я могла их прочесть.

Мой спутник стал более разговорчивым, то и дело просвещал меня, кто и что делает, куда идет, чем живет. Чем так сладко пахнет из окон придорожных кафе.

- Мне очень нравится ваш город, - решила я поделиться своими впечатлениями. - Как же здорово, что ты смог мне их показать.

Светловолосый парень улыбнулся в ответ, похоже, и ему это доставляло удовольствие.

- А ваши механические машины – это нечто. Скорее напоминают внутреннюю конструкцию часов: сплошные колесики и пружины. Я, конечно, не понимаю, как они работают, но грязи от них явно меньше, чем от автомобилей на бензине.

- Я бы прокатил тебя на одной, если бы было возможно.

- Лион собирался пойти в какой-то парк рядом с собором, – вспомнила я. – Там действительно много зелени?

- Если хочешь, я тебя туда отведу. Зелени у нас все меньше, но там действительно  еще сохранился парк.

Жаль, что мои друзья не видят живого города, Рич бы точно пришел в восторг, может быть, сочинил про него песню. А Лион бы разглядывал чудные автомобили. Смог бы мой новый знакомый и им все это показать? О да, очень забавно бы выглядело, как светловолосый подросток держит за руку кого-то из моих спутников. Нет, они на такое вряд ли пойдут.

Деревьев вокруг становилось все больше, по мере того как мы поднимались на небольшую гору, чья верхушка действительно была вся зеленой. Резные ворота стояли приоткрытыми, и я радостно обнаружила, что нахожусь теперь среди ухоженных клумб с цветами, кустов и высоких тенистых деревьев. Правда, все тропинки были выложены брусчаткой, а я так люблю ходить по земляным тропинкам.

- Кто следит за растениями? – задала я вполне обоснованный вопрос.

Вместо ответа я услышала голос Рича:

- Какие люди! Как же я мечтал об этой встрече!

Мои друзья шли к нам из рощицы, на лице у музыканта играла подозрительная улыбка, не обещающая ничего хорошего. Лион был сосредоточен, как всегда, и покусывал нижнюю губу.

Я тут же отпустила руку своего спутника, но, конечно, Рич уже заметил, как мы держались. Мой новый знакомый скрестил руки на груди и, особо гордо подняв голову, величественно произнес:

- Я, Андриан восьмой, последний король Андрианики.

- А меня можно просто звать Ричем, родом из какой-то мало известной части вселенной. Музыкант и путешественник по совместительству, – высокопарно вещал мой друг, нарочито аккомпанируя себе правой рукой. – Даже не знаю, что лучше: быть одиноким королем подозрительно исчезнувших граждан или в компании лучших друзей разгадывать тайны миров? Что скажете, ваше величество? Похоже, нашей подруге ты не рассказал, кто ты такой. Не хорошо скрывать от девушки свою сущность.

Лион помрачнел и вздохнул, он не любил, когда Рич расходился и задирался. Тогда дело частенько заканчивалось дракой или иными неприятностями.

- Я говорил, что они не поймут, - произнес юный король с вызовом, смотря моему  разбушевавшемуся другу в лицо, но обращаясь явно ко мне. – До завтра.

Тут он изящно взял меня за кончики пальцев, и поднес их к своим губам, улыбнулся на прощанье и, как ни в чем не бывало, вышел за ворота парка.

Я внимательно изучала невидимый влажный след на своей кисти, друзья молча ждали в стороне, глядя в землю, чувствуя неловкость всей сложившейся ситуации.

- Так, - сердито окинула я взглядом ребят, - не желаю обсуждать моего нового друга, ясно? Такое поведение возмутительно!

Лион попытался что-то возразить, но я прервала его останавливающим жестом:

- Даже если кто-то просто отмалчивался, то мне это все равно неприятно. Поняли? – во мне стала подниматься эмоциональная буря, щеки пылали, и теперь просто необходимо было ее выплеснуть. - Если кому-то что-то не нравится, то всегда можно набрать код на часах и переместиться домой сию секунду! Есть желающие?!

- Желающих нет... – тихо произнес Рич.

- Вот и отлично!

-…так как мы тебя тут не оставим, - мягко, но непреклонно, продолжил он. - Обсуждать больше никаких третьих лиц не будем. Давайте просто пройдемся по этому несчастному парку до конца. Ты ведь хотел посмотреть на те странные гроты или беседки, да, Лион?

- Хотел, - еле раскрыв рот произнес наш исследователь.

- Прости приятель, - похлопал его музыкант по плечу, - и тебе досталось из-за меня.

Лион подавленно вздохнул.

- Давайте найдем подходящее место, где можно пообедать, - пробурчала я, несколько успокоившись, и двинулась вперед по ближайшей симпатичной аллее из белоствольных  платанов.

Рич всю дорогу пытался осторожными шутками развеселить Лиона и меня. Сначала мы активно сопротивлялись, но его очередная выходка все же вызвала у нас улыбку.

Солнце к середине дня стало совсем припекать, и мы решили расположиться в необычном гроте, состоящем из множества колонн, покрытых бугристыми и шершавыми камнями. Это высокие подпорки располагались под разными углами и в итоге переплетались, образуя неровный потолок и стены. Город продолжал поражать своей архитектурой. Несмотря на странную конструкцию, акустика здесь была что надо, и Рич с удовольствием сыграл на губной гармошке пару приятных мелодий, которые мы все так любили. Я вдруг поняла, что уже полностью простила ему выпендреж. Но надо будет все же поговорить с юношей откровенно, разобраться, почему он так ревностно относится к светловолосому подростку.

В первую очередь необходимо подбодрить Лиона, а то он все еще продолжал обижаться из-за моего недавнего выпада. Я поспрашивала у юного исследователя, что он обнаружил за сегодня и что думает про покинутый город. Наверняка его умная голова уже полным полна идей.

Тот показал разбитые морские ракушки, найденные в парке,  и описал необычные статуи людей, которые они с Ричем видели в соборе. Я внимательно и с интересом выслушала его теорию о стихийном бедствии, забросившем раковины так далеко от моря и вынудившего жителей покинуть свои дома. Ему не давала покоя ухоженность улиц и удивительные технологии создания статуй.

В области гипотез и обоснований юноша чувствовал себя наиболее уверенно, и мои вопросы очень льстили его самолюбию, позволяя проявиться  лучшим сторонам личности.

Рич же прилег вздремнуть, вытянувшись на своем пальто, закрыв глаза и непринужденно закинув руки за голову.

Как только в глазах Лиона заиграл бодрый огонек, я поняла, что юноша пришел в себя.

- Хочу еще кое-что посмотреть в парке, - произнес Лион, вставая.  -  Ты лучше останься с Ричем.

Вот и настал отличный момент, чтобы поговорить с музыкантом о его вызывающем поведении. Почему-то я была уверена, что друг вовсе не спит.

- Послушай, - попыталась я начать разговор.

- Ш-ш-ш, - не раскрывая век прислонил Рич палец к губам. - Иногда нужно просто побыть рядом, без болтовни. Ложись со мной.

Эти простые слова в одно мгновение успокоили мое сердце, я словно забыла все, о чем собиралась сказать. Постелила свой плащ и удобно устроилась у теплого бока Рича, положив голову ему на плечо.

Как хорошо и надежно было под его крылом, можно заснуть и знать: что бы ни случилось, друг будет охранять мой сон и вынесет на руках из любой беды. А большего и не надо. Жаль, что я не могу дать ему того, что он хочет.

- Я тебя люблю, - сказал Рич не меняя позы, еле шевеля губами.

- Я знаю, - ответила я так же тихо. - И я люблю тебя.

- Но ты еще любишь Лиона, и этого стремного короля-подростка, и еще всех остальных, кто тебе интересен и кому ты нужна.

- Угу. Всех вас люблю.

- А я люблю только тебя. Ну, еще немного этого зануду Лиона.

Я почувствовала как на последних словах Рич улыбнулся.

- Мне жаль, что... - хотела было сказать я.

- …Не надо извиняться, ты всегда была такая и будешь. Я рад тому, что есть.

Музыкант говорил без сожаления, говорил то, что в душе оба знали уже давно. И несмотря на это, искорка вины тлела в глубине моего сердца. Как бы мне хотелось, чтобы был какой-то иной выход! Возможно, когда-нибудь он и найдется.

- Ну, маленькая плакса, твоя слеза уже затекла мне за край рубашки, ты хочешь устроить здесь еще одно море? - спросил Рич.

Я засмеялась в смущении, привстала и вытерла глаза. Даже удивительно, сколько невысказанного беспокойства  в них скопилось. Рич тоже сел и ласково  погладил меня по щеке.

- Расслабься, все в порядке. Иди ко мне.

Я с большой радостью обняла юношу, прижалась к его груди. Дышать стало как-то легче, разногласие и напряжение рассыпались в прах под теплыми словами лучшего друга.

- Эй, вы тут?! - взволнованный голос Лиона прозвучал совсем рядом.

Я отпустила Рича и еще раз протерла влажные глаза.

Через секунду пред нами возник нарушитель тишины. Он сжимал что-то в кулаке и почти с ужасом смотрел на нас.

- Что там? - вскочили мы с Ричем.

И вот три головы склонились над разжатой ладонью. На ней лежали какие-то серые камушки. Да, камушки странной формы. Нет, погодите, что это за ножки? Или это...

- Муравьи, - хрипло проговорил наш исследователь.

- Что за... -  хотел выругаться музыкант.

Тысяча предположений пронеслась у меня в голове.

- Статуи муравьев, блин! - выдохнул Рич и взъерошил себе волосы на голове.

- Нашел в земле, - отчитывался Лион, нервно покусывая губы. - Верхнюю часть муравейника, похоже, давно смыло дождями, но подземная часть сохранилась. Они точно были когда-то живыми. Понимаете, все эти скульптуры, что мы видели…

- …Да мы уже поняли! - воскликнул Рич. – Ты крут, приятель.

- Я скоро приду, - моя фраза оборвала общий настрой мысли.

Лион удивленно приподнял брови, а Рич сразу все понял и даже замахал руками:

- Нет, нет, нет. Ты же не побежишь к НЕМУ, чтобы все выяснить?

- Именно, что побегу. Причем одна, - спокойно и твердо выговорила я, скрестив руки на груди.

- Ты, кажется, не понимаешь, что говоришь! Он опасен! - почти кричал Рич.

- Не ходи, мы еще точно не все поняли, - попросил Лион. - Помнишь, что мы видели в соборе? Я пока не могу сказать, как это действует.

- Со мной ничего не случится. И я пойду одна. Если что, я быстро введу код нашего мира и перемещусь домой, - сказала я тихо и развернулась, чтобы уйти. - Ждите меня на пляже, вроде бы это самое безопасное место. Не забывайте, я вас люблю.
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Собщений: 465
Репутация:
Наград: 11
Замечания : 0%
# 5 22.10.2016 в 16:35
№2 — Город (продолжение)

*** 

По улицам гуляли тени, скоро опустится сумрак - в горах рано темнеет. В вышине, в разрывах между белыми облаками виднелось ярко голубое небо, еще не знавшее, что солнце скоро отправится освещать другую часть планеты. Я шла так быстро, что иногда переходила на бег. Куда я неслась? Не знаю, я слишком была поглощена своими мыслями. В памяти всплыло, как я хвалю скульптора ласточек, а Андриан избегает смотреть на них и молчит. Еще волчица с детенышами. А все эти жители? "Ночью их не стало" - вот как король назвал то, что случилось с городом. 

Я взглянула на запертую дверь жилого дома, и меня как огнем обдало: где-то за ней в своей постели лежат окаменевшие люди. И та девочка у фонтана - ее твердое тельце тоже спит вечным сном в одном из зданий. Склепы! Вот, что окружает меня. Весь этот чертов город - большое кладбище во главе с этим... Королем мертвецов!

Мне было до боли обидно, что светловолосый парень обманул, не договорил. Он просил довериться - и я доверилась, как маленькая девчонка!

 - Меня ищешь? - Андриан стоял, прислонившись плечом к фонарному столбу, в той же позе, что я встретила его в первый раз. Как он может быть так спокоен? Мне хотелось бросить в предателя поток яростных слов, но они потонули в его больших печальных глазах.

- Лион нашел окаменевших муравьев, - упавшим голосом проговорила я.

- Кажется, настало время показать тебе, что же случилось в конце последнего дня, - услышала я невозмутимый голос.

- Я больше не хочу ничего видеть, они все окаменели! И люди, и звери, и птицы! И даже растения! Сюда никто живой и не приходит. Может быть, и мы завтра превратимся в статуи! - вырвалось у меня.

- Мне хотелось забыться с тобой, погрузиться в прошлое, когда еще ничего не произошло. Это были хорошие два дня. Теперь я расскажу тебе правду.

Рич бы сказал, что не надо верить словам, следует развернуться и уйти прочь. Но мне хотелось верить, хотелось, чтобы юный король оказался лучше, чем мы думали.

Парень шагнул в мою сторону и протянул ладонь.

Я демонстративно зажала руки сзади в замок и отчеканила:

- Хорошо, идем.

Андриан кивнул в знак понимания.

- Ты хотела попасть к башне, пора выполнить мое обещание. Но подъем будет не быстрый.

Будучи вся на эмоциях, я толком и не заметила, куда принесли меня ноги. Теперь же стало ясно, что мы находимся у самого подножия горы.
Пройдя старые чугунные ворота, мы стали подниматься по выложенной стесанными валунами дороге. Та ракушкой закручивалась вокруг горы, подводя к вершине.
- Этот старый парк на горе -  единственное место, куда город не добрался, - пояснил Андриан. - Думаю, потому, что вместе с замком они самые древние в долине.
Запущенные сады шли террасами, вплотную подходили к дороге. Вьюн оплетал деревья, ограды и потрескавшиеся мраморные вазы.

Когда мы поднялись к воротам замка, уже стемнело, в городе зажигались фонари. С восточной стороны было хорошо видно море. Где-то там, внизу, на берегу мои друзья. А я брожу в вышине по стенам древней постройки, и весь мир виден как на ладони: слева оранжево-белые огни города, справа шумит темное море. Посередине – башня.

Тут-то Андриан и рассказал мне обо всем. Вот, что я узнала из его уст.

Нет на планете более величественного и прекрасного города. Он слился из нескольких соседних поселений еще много веков назад и с тех пор только рос и развивался. Все лучшие мастера съезжались из разных уголков мира, чтобы проявить себя именно в Андрианике. Кто в искусстве, кто в технике, кто в философской мысли. Горожане очень гордились своими домами и улицами, и поговаривали, что город сам помогает своим жителям. Где-то рабочие не заделают яму, придут после обеда – а все уже готово. Заборы докрашивались сами, машины порой были починены с утра,  в духовках сам гас огонь, если заболтавшаяся хозяйка не поспевала вовремя. Потерявшиеся дети сами быстро находили путь домой. Какие только легенды не слагали про Андрианику, но никто, кроме королей, не знал, где тут правда, а где выдумка. У венценосного семейства всегда была особая связь с городом.

Отец, когда еще был жив, учил Андриана, чтобы тот выходил иногда на улицы, переодетый простым жителем, и прислушиваться к городу, морю, разговорам и настроениям подданных, был на страже их покоя. И вот однажды вечером, мальчик почувствовал, что что-то не так. Стены домов еле дрожали, плиты мостовой трепетали, город боялся того, что надвигалось. Никто не замечал происходящего, но Андриан понял, что беды не избежать. Больше всего угроза шла со стороны моря.

Тогда молодой король помчался на гору к древнему замку, где была лучшая видимость, и то, что он узрел со стены, заставило его сердце похолодеть. В спустившейся темноте вода отступала, уходила прочь от берега на много метров, оголяя дно. А то, что случилось потом, могло присниться только в страшном сне: вода поднялась стеной у самого горизонта и затем с нарастающей высотой стала стремительно надвигаться на город.

- Я понимал, что произойдет дальше, - рассказывал  парень, опершись о зубец стены и глядя в морскую даль. - Мы проходили на занятиях истории Большое Наводнение, что несколько веков назад почти погубило все население долины. Именно тогда мой пра-пра-пра-пра смог восстановить город почти с нуля. Я знал, что будет, но не мог ничего поделать. Этот замок, откуда я увидел надвигающуюся беду, давно стоял заброшенным.  Я бы не успел никого предупредить, да и не смог бы спасти.

Глаза Андриана заблестели, словно из них вот-вот покатятся слезинки, но парень сдержался и еще пристальнее уставился на темную полосу горизонта, словно искал в ней спасения. 

И  тогда юный король решил воззвать к Городу. Он взбежал на самый верх смотровой башни и умолял оттуда спасти жителей. А потом с ужасом смотрел, как гигантская водяная лапа накрыла дома. Забурлила, закрутилась и отбежала. Чтобы только набраться сил и с новой мощью наброситься на ночные улицы.

- Я закрывал глаза и уши, стараясь ничего не видеть и не слышать, но тут же открывал опять и бил кулаками по стене от внутренней боли, - в подробностях вспоминал Андриан. Я увидела, как и сейчас он сжимает пальцы в кулак. Все его тело напряглось, словно переживало заново тот страшный момент.

- Я ничего не мог толком разглядеть, свет Города погас. Помню только блеск воды и ужасный грохот. Не знаю, сколько все это длилось, но гребень все накатывал и накатывал. Я уже ничего не соображал, забился в угол башни и накрыл голову руками. Потом от бессилия потерял сознание, а может быть и заснул.

Мы постояли в молчании некоторое время, пока парень собирался с силами, чтобы продолжить рассказ.

- Тебе, похоже, холодно стоять на ветру, - обратился вдруг король ко мне. - Давай спустимся на нижние этажи, там есть теплые комнаты.

Я согласилась и, не задумываясь, взяла предложенную мне ладонь.

В закрытом помещении действительно стало уютнее, особенно, когда зажгли свечу. Ее света хватало ровно на наш угол.

 - Мне всегда нравилось, что хотя бы здесь нет электричества, - заметил король, когда мы расположились на единственной скамье, стоявшей у стены.

- Ты каждый вечер видишь, как Город затапливает? – задала я давно волнующий меня вопрос.

- Слава Богам – нет. Сейчас ты поймешь, почему.

И он продолжил свой рассказ.

Наутро после катастрофы, Андриан долго не хотел выходить, но все же решился. Издалека все казалось нетронутым и это приятно удивляло. Мальчик боялся увидеть мертвые тела прямо на тротуарах и стенающих в ужасе выживших. Но, спустившись в Город, ничего не обнаружил. Ни выбитых окон, ни грязи, ни людей.

Внезапно из дома вышел мужчина и, как ни в чем не бывало, пошел по делам. Андриан пытался остановить его, переговорить, но тот словно не замечал мальчика.

- Я решил, что должно быть сошел с ума, - говорил король, - либо мне мерещатся призраки, либо мне привиделась катастрофа. Когда же я понял, что не могу касаться людей, то решил, что сам стал призраком. Это было еще хуже, чем прошедшая ночь.

Только на следующей день мальчик увидел, что действия людей повторяются, и, кроме того, обнаружил, что если закрыть глаза и подождать несколько минут, то видения исчезают. Собирая информацию по крупицам, Андриан понял, что Город услышал его вопль о помощи в ужасную ночь. Город впитал в себя тела жителей, растворил в себе. Деревья и кусты продолжали подстригаться, дороги и тротуары чиститься силами тех, кто уже не жил, но до конца и не умер.

- Я сам часть большого замысла, - сказал парень, - я стал духом Города. Ему нужен кто-то живой, чтобы  вмещать души исчезнувших горожан. Невидимки не бродят по улицам, они живут в иной реальности, что находится у меня в голове, – и король приложил руки к вискам и, словно прислушиваясь к самому себе, повторил: – Живые души у меня в голове.

- Значит, - обрадовалась я, - в домах не лежат их окаменевшие трупы?

- В домах пусто.

- А как же звери и птицы? Да те статуи в соборе?

- Они по-настоящему мертвы, - ответил с сожалением король. - Город избавился от них.

И Андриан рассказал, как стал замечать, что с приобретением жителей Город стал словно сильнее и начал сам активно отвоевывать пространство у природы, считая ее опасной для людей. Он выползал за свои границы, обращая объекты природы в городские постройки.

- Помнишь то место, где мы встретились?  - привел парень пример. – Раньше там была аллея с туями, а теперь… Случайно забредшие путники, задержавшиеся на ночь, превращались в каменные украшения.

- А почему мы все еще живы? – не понимала я.

- Вы быстро вышли к берегу моря, где Город не властен. Я сразу был за вас спокоен.

Свет пламени плясал по стенам и нашим лицам. Легкий ветерок тянулся из узкого окна и ускользал  под дверью.

У меня остался последний важный вопрос:

- Почему ты не уйдешь с нами?

- Город не выпустит меня.

- Но у нас есть специальные часы перемещения, - я показала на свою руку, на запястье был надет предмет с циферблатом, напоминающий наручные часы. - Достаточно ввести код планеты, и ты перелетаешь туда в ту же секунду. Если держать кого-то за руку, то он отправится вместе с тобой, - победоносно закончила я.

- Боюсь, не выйдет. Вы теперь тоже заложники Города и не сможете воспользоваться вашей техникой.

- Но почему? – возмутилась я.

- Город управляет любыми механизмами, значит, и вашими тоже.

Вот это была новость так новость. Я попробовала настроить часы и ввести код, но ничего не вышло.

- Но зачем мы ему? – не понимала я. – Для украшения улиц нашими статуями?

- Не совсем, - король на секунду задумался и пристально посмотрел на меня. - У него есть особые планы на тебя.

Вот еще, не хватало! Планы на меня. И почему я только теперь об этом узнаю?

Андриан был взволнован и все тянул, пока наконец-то не сказал:

- Если я умру, то погибнут и все души горожан. Предполагаю, что Город тогда не сможет самостоятельно расти и захватывать местность. Ему нужен следующий носитель.

Тут парень замолчал, внимательно вглядываясь в мое лицо.

- Но ты младше нас всех, вряд ли мы тебя переживем! Ему нужен кто-то еще моложе.

- Да, так и есть, - подтвердил король, - мой сын, наследник короны, подошел бы идеально. Только в нашей семье течет кровь, позволяющая общаться с Городом.

- И зачем же тогда я?

Андриан набрал в легкие воздух и произнес:

- Ему нужна королева. 

До меня не сразу дошел смысл этих странных слов. Город хочет, чтобы я стала женой короля? И родила наследника? Ну уж нет. У меня совсем другие планы на ближайшие несколько лет. Кроме того, я лет на 7 старше парня.

- Похоже, мне пора посоветоваться с друзьями, - вымолвила я в замешательстве.

- Есть еще один путь. Но мне понадобится помощь вас всех.

 ***

Была уже ночь, когда я подходила к шалашу. Костер горел и ждал меня. Только увидев фигуры ребят, я поняла, как же по ним соскучилась и как хочу поскорее обнять их обоих. Но когда у нас появится время на всякие нежности - не знаю.

Они на удивление спокойно встретили меня, никто не вскакивал и не кричал от радости.

- Хорошо, что зашла на огонек, - вяло произнес Рич, дожевывая лепешку и протягивая мне такую же. - Хочешь вкусняшку от шеф-повара?

- Да, хочу, - я жадно вцепилась в еду. - А где восторги по поводу того, что я жива и здорова?

- Мы с Ричем порассуждали и пришли к выводу, что опасности нет, - кинулся объяснять наш умник. – Мы залезли в пару домов и никого там не обнаружили. Если кто-то и обратился в камень, то уже после цунами, а никак не до. А горожане исчезло все же до катастрофы.

- М-м-м, Лион! - с долей ревности воскликнула я. – Зачем мне вообще было куда-то ходить и что-то разузнавать, если ты тут и так все сам понял.

Юноша аж зарделся от похвалы и смущенно заулыбался.

- Рич мне помог.

- Да, да. Я залезал в окна и откапывал ракушки с водорослями.

- И еще, - возбужденно продолжил Лион, - невозможно обратиться в камень слишком быстро, только если проводить в Городе достаточно много времени. Будем спать на пляже – и проблема решена.

- Он гений, правда? – спросил меня, подмигивая, наш шутник.

- Ты молодец, это точно, - весело отозвалась я. - Андриан рассказал мне почти то же самое.

Осталось поведать друзьям остальное.

Весть о королеве, как и ожидалось, чуть не вывела Рича из равновесия.

- Что за?.. - хотел уже взорваться он.

- Помолчи, иначе тебе потом будет стыдно за свои слова, - осадила я ревнивца. - Андриан уже давно хочет остановить Город, тот становится все опаснее и опаснее.

- Было бы хорошо, - согласился Лион.

- И мой новый друг считает, что единственный выход – его собственная смерть, – я на секунду остановилась, так как было тяжело говорить о таком. – Если Андриан умрет до того, как появится наследник, то все души исчезнут вместе с ним, и Город не сможет больше действовать.

- Самоубийство? – переспросил Лион и нервно потер кончик подбородка. – Печально, но это может сработать.

- Почему именно сейчас? – спросил Рич, чертя на песке какие-то знаки.

- Король и раньше пробовал покончить с собой: прыгнуть с высоты, порезать себе вены, ничего не есть, но город каждый раз предотвращал это. Башни уменьшались, а все острое исчезало. Город питал его какими-то силами. Андриан считает, что тут поможет только быстродействующий растительный яд. Если успеть его выпить, то уже ничем не остановить смерть.

- Я так понимаю, сложность в том, чтобы найти такой яд? – сразу понял исследователь.

- Все ядовитые растения в пределах города давно превращены в камушки, - подтвердила я.

- Вы на полном серьезе собираетесь помочь подросту покончить с собой? – внезапно спросил Рич, оторвавшись от своих рисунков. – В этом будет заключаться наша миссия на этой планете?

- Да, Рич, я хочу, чтобы вы мне помогли, - раздался голос Андриана, и тот вышел в круг света.

Бледный и худощавый, в просторно развевающейся на ветру рубахе, перед нами стоял последний король Андрианики во всем своем величии.

- Будем рады компании, - пригласил его к костру Лион.

- Ты мне не нравишься, ваше величество, но ответь: зачем тебе умирать? – спросил Рич.

- Чтобы остановить то, что я начал.

- Если бы не ты, то твои подданные погибли бы, - парировал музыкант.

- Если бы не я, то мы бы восстановили город снова, как мои предки. Спасшиеся нарожали бы еще детей, и лет через шестьдесят здесь был бы славный город с людьми, знающими цену жизни, - присев рядом со мной проговорил Андриан.

- Расплачиваешься за свои ошибки, все ясно, - подытожил Рич.

- Без этого вам не покинуть город, - напомнил король.

- Ну, это важная, но не главная причина для нас, - выразил общее мнение музыкант.

- Значит, вы мне поможете? 

Всю ночь на берегу обсуждался план. Лион определил, что растительность соответствует какой-то там широте и биотопу знакомых ему планет, и он попробует отыскать смертельно ядовитое растение -  вороний глаз. Необходимо было каким-то образом вынудить город отпустить Лиона. Единственной реальной возможностью было уплыть по воде. Ее Город не мог подчинить себе. Все лодки и яхты были уничтожены катастрофой и Городом, который не хотел, чтобы его кто-то покидал. Но Андриан уже давно починил небольшую лодку, которую держал на горе в старом замке. Там Город не мог с ней ничего сделать. Оставалось дотащить лодку до канала, который пролегал совсем рядом с горой и впадал в море. Вернуться труда не составит, Город будет рад принять беглеца обратно. Но как беспрепятственно проплыть весь канал? Могут начать рушиться берега и мосты, только бы не выпустить добычу.

Парень уверил нас, что Город можно отвлечь, если заставить его сфокусироваться на ком-то или чем-то одном, особенно важном. Именно мы с Андрианом взялись за эту часть плана. Рич же должен будет помогать Лиону с лодкой и сопровождать его в поиске.

Операция была назначена на завтрашний день.

Мои друзья улеглись спать, а мы со светловолосым парнем прогуливались вдоль кромки воды и придумывали, как же будем действовать.

- Мы можем попробовать сымитировать мое самоубийство, - предлагал юный король. - Городу потребуется много сил и внимания, чтобы не допустить этого.

- Не думаю, что так уж много сил, - сомневалась я, - и долго мы его на этом не удержим.

- Устроить очередной потом тоже не получится.

- Тогда мы можем усыпить его внимание чем-то хорошим и привлекательным, - возникла у меня идея.

- Будем помогать ему захватывать земли?

- Нет, самым ценным для него в данный момент.

- Открой же секрет, - попросил парень.

- Королева! - выпалила я.

- Не понимаю.

- Вот, - засмеялась я, - теперь ты в недоумении. Город хочет, чтобы мы поженились и родился наследник. Мы ему это устроим. Не наследника, конечно, но свадьбу. Как тебе мой план?

Андриан переваривал услышанное, и даже остановился в задумчивости.

- Ты делаешь мне предложение? – спросил он.

- Вроде того, - улыбнулась я.

- А как же Рич?

- Он не мой папочка и не мой муж, чтобы указывать, за кого выходить замуж.

- Тогда решено, - улыбнулся мне в ответ парень. - Не думал, что умру женатым человеком.

После этого забавного решения мы еще долго прогуливались туда-сюда вдоль кромки моря. Андриан заметно повеселел, я его таким раскованным еще не видела, и меня это очень радовало. Полы моего платья стали мокрые, но я не обращала на это внимания. Мы болтали о всякой ерунде, я расспрашивала юного короля о его жизни, а он о моей.

И когда уже светало, мы присели на песок, глядя в сторону моря, где на горизонте подымалось солнце, и опять вернулись к важной теме.

- Проводят обряд всегда в главном соборе старой части Города, - объяснил Андриан. - Мы тогда не дошли до него совсем немного. Там же хоронят королей, так что весьма удобно.

Мы посмеялись над этой нелепой фразой.

- Ты останешься со мной до конца? – спросил вдруг парень совсем другим тоном.

- Да, - сразу же ответила я. - Ты положишь мне голову на колени, а я буду гладить тебя по волосам, пока ты не уснешь.

- А если это будет ужасно выглядеть: пена у рта, крики?

- Я все равно буду с тобой, - сказала я как можно более уверенно и положила свою ладонь на его. - Если хочешь, мы даже можем все время держаться за руки.

И я вложила свою ладонь в его, демонстрирую свою решимость.

- Прежде, чем уйду, - проговорил напоследок король, - должен сказать тебе, что в свадебный обряд входит обычай дарить подарки друг другу. Они могут быть чисто символическими, надеюсь, тебя это не затруднит.

- Конечно, нет. Это замечательный обычай! 

Андриан на прощанье поцеловал мне руку со словами:

- До встречи, моя очаровательная невеста, - и скрылся среди зданий, которые жадно пожирали нас своими глазами.

Ричу и Лиону я решила ничего про суть отвлекающего маневра не говорить, чтобы они не слишком нервничали и не провалили операцию.

Когда я засыпала, то думала, что вся эта история кажется мне ужасно нереальной и фантастичной. Хотя мы много всего встречали в своих путешествиях. И почему-то предстоящая смерть короля-подростка не казалась мне ужасным и грустным событием. Может быть потому, что сам Андриан не выглядел подавленным, а спокойным и даже в какие-то моменты веселым. Разве бывает так? Разве может быть в оборванной молодой жизни что-то светлое? Зато завтра будет свадьба. Честно признаюсь, эта идея успокоить Город нашей свадьбой пришла ко мне и потому, что хотелось как-нибудь скрасить траурный день, сделать его хоть немного приятным.
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Собщений: 465
Репутация:
Наград: 11
Замечания : 0%
# 6 22.10.2016 в 16:36
№2 — Город (продолжение)

***

Этот день обещал быть особенным, возможно, самым необычным и важным в моей жизни. Это был Последний день для человека, чьей женой я стану. Мне казалось, что и для меня этот день в чем-то последний.

В раннем часу прошел дождь, под теплыми лучами уходящего лета мостовые быстро высохли, но в тенистых уголках еще лежала влага. Листья деревьев поблескивали чистотой, воздух наполнился ароматом созревающих лимонов. Это будет самый лучший день.

Мы  с Андрианом ждали обговоренного времени в старом замке на горе, необходимо было начать всем вместе. Пока что я переодевалась. Юный король принес откуда-то свадебное платье для королевы, а сам отправился наряжаться в соседнюю комнату. Платье было забавным: лиф и пышная юбка выше колена были сотканы из разноцветных полосок: оранжевых, сиреневых, фиолетовых и белых. Это было пестрое платье, ничего не скажешь. Изящный неглубокий вырез, вышитый по краю жемчугом, оголял шею и немного плечи. Волосы я просто тщательно расчесала.

- Ты самая прекрасная королева, которую видела Андрианика, - сказал жених, окинув меня взглядом.

Он сам тоже выглядел необыкновенно. В изумительно белых штанах и таком же цветном, как у меня, камзоле, одетом поверх белой рубашки. Больше всего его украшала корона. Вернее золотой обруч с круглым рубином посредине.

- А ты самый прекрасный король, - искренне ответила я.

- Не желаете ли, будущее королевское величество, прошествовать на церемонию? – весело улыбаясь и склоняясь, в поклоне спросил Андриан.

- С превеликим удовольствием.

Я взяла короля под руку, и мы стали спускаться под гору. Сердце мое трепетало и волновалось. Это последний день - как странно и вместе с тем хорошо.

Прямо при выходе из запущенного парка мы пошли по длинной ковровой дорожке, ведущей к главному собору. Дорожка была чистейшего белого цвета, мягкая и пушистая. Похоже, все это устроил для нас Город. И идти по ней следовало босиком. Что символизирует будущую счастливую и безмятежную жизнь молодоженов, в которой все дороги будут такими же приятными, как объяснил мне Андриан.

Когда мы подошли к старому Городу, дорожка пробежала под невысокой отдельно стоящей аркой. Как только мы оказались под ней – зазвенели тонкой трелью колокольчики, а мой жених достал из кармана горсть жемчужин для меня и себя. Мы разбросали драгоценные бусины, как делали венценосные женихи и невесты до нас на протяжении веков, одаривая своих подданных.

Чуть дальше была еще одна арка, и тут колокольчики звучали уже громче. На этот раз полагалось ждать, когда жениха и невесту забросают благодарные граждане лепестками цветов, но это было некому сделать. И все же, на нас посыпалась какая-то разноцветная пыль. Город постарался для нас.

Последняя арка была совсем близко от входа в собор. Это здание не выглядело так странно, как та непонятная махина из подземелья, которую мы нашли накануне. Здесь были аккуратно заостренные крыши, растительные орнаменты, круглые окна с витражами - все выглядело просто, но гармонично, как любили делать в старину.

Андриан вдруг подхватил меня на руки. Именно так следовало проходить под третьей аркой. Над нами затрезвонил гулкий колокол, сообщая всем вокруг, что король женится. Но никому, кроме нас, не были слышны его чугунные удары.

Несмотря на свою щуплую конституцию подроста, юный король довольно бодро понес меня к воротам, и те сами распахнулись, впуская нас. Сразу пахнуло прохладой каменных стен.

Пол в зале был также устлан мягким белым ковром, на который и опустил меня король. Рядом стоял высокий столик, на котором что-то лежало, но я толком не разглядела что именно, потому что мой взор привлекло другое. У противоположного входа стояли статуи. Самая первая фигура находилась в центре, а остальные располагались вокруг спиралью.

- Это скульптуры всех королей и королев Андрианики, - проследил за моим взглядом жених. - Их тела похоронены здесь же в полу. Храм жизни и смерти.

Юный король подвел меня к столику, на котором поблескивал маленький кинжал с круглым рубином на рукоятке и две полоски белой ткани.

- Дай мне свою левую руку, - невозмутимо просил он.

Я повиновалась, хотя предчувствовала, что сейчас будет больно. Но я стояла под сводами старого собора, перед могилами всех королей и королев Андрианики. Это придало мне сил, и я ни малейшим движением не показала, как боюсь.

Раз! И на моем запястье уже алеет кровавая ленточка. Больно почти не было, я только почувствовала, что это место начало пульсировать и стало очень горячим. Жених сделал небольшой надрез и себе, после чего мы соприкоснулись нашими ранами.

- Соединяясь кровью, муж и жена становятся родными, их жизни сливаются во едино, - торжественно произнес  Андриан.

Мы перевязали друг другу запястья белыми лентами, и ждала, что же будет дальше.

- Почти все, - проговорил король, - осталось опуститься на колени и проговорить клятвы, подарить друг другу знаки нашей любви.

Моих голых колен приятно коснулся ворс ковра, слегка прохладный и очень мягкий.

Теперь наши глаза оказались друг напротив друга, Андриан держал мои руки в своих.

- Я клянусь всей оставшейся жизнью, - начал парень, - что не встречал более красивой и чуткой девушки, чем ты. Твоя душа добра и открыта. И я могу точно сказать, что благодаря тебе я еще никогда не чувствовал столько жизни и счастья, как сегодня, – его голос заключал в себе столько силы и энергии, что казалось, звучал повсюду. А глаза светились неподдельной радостью. – Я был обычным мальчишкой из богатой и знатной семьи. Я не ценил жизнь и даже стремился к смерти. Я был один и не понимал, кто я такой. Я рад, что не смог покончить с собой раньше, иначе моя душа унеслась бы прочь, полная мелких страстей и пустоты. Теперь же я увидел себя иным человеком в твоих глазах. Я больше не стараюсь убежать от жизни, но хочу дать жить другим, тебе и твоим смелым друзьям. Вот это я дарю на память обо мне.

Андриан вынул из кармана ту самую монетку, что подобрал недавно со дна фонтана. Я взяла ее в руки и разглядела, что на одной из сторон изображен профиль моего жениха.

- Спасибо! – эмоционально вырвалось у меня.

- Ты можешь не произносить клятвы, - сказал мягко юный король.

Но как я могла молчать в такую минуту! Я зажала драгоценную монетку в руке и начала свою ответную речь:

- Сначала я думала, что ты властный подросток с раздутой самооценкой. Потом, что ты обманщик и эгоист. А теперь я вижу в тебе гармонию и зрелость. Я постоянно нахожусь в поиске самой себя, прыгаю из мира в мир, расстаюсь со старыми друзьями и завожу новых. Я не понимаю, к чему иду. Но я так отчетливо вижу, к чему пришел ты. Ты нашел свое предназначение, и я вижу, как ты засветился, перестав маяться чувством вины. Наверное, это очень высокопарные слова, а мне хочется сказать что-то более теплое и простое: это было здорово, как мы провели два с половиной дня. Мне было очень приятно находиться рядом с тобой и видеть Город твоими глазами. Я этого никогда не забуду.

Андриан внимательно слушал меня, и казалось, что нет ничего вокруг, кроме его больших карих глаз, внимающих каждому моему слову.

- Бессмысленно дарить тебе что-то вещественное, - закончила я, - поэтому подарю тебе это… 

Я подалась вперед и слегка коснулась своими губами его губ. Задержалась на несколько секунд и отпрянула.

Я не знала, что будет дальше, и даже не понимала толком, зачем поцеловала Андриана. Но чувствовала, что так было правильно.

У молодого короля был несколько оторопелый вид, когда мы поднялись с колен. Он сглотнул и произнес растеряно:

- Теперь мы муж и жена.

В тот же миг зазвонили все колокола и колокольчик, что висели на арках. Город праздновал свадьбу.

- Я бы предпочел остаться ждать твоих друзей прямо здесь, - сказал Андриан, когда звон утих. - Я уже попрощался с Городом и хочу остаться возле могил предков.

- Конечно, как скажешь, - с готовностью ответила я. - Расскажи мне о них.

С одной стороны - статуи королей и королев, с другой – распахнутые ворота в Город. А посредине - парень и девушка, что старше его на семь лет, оба в странной одежде, сидят на белых пушистых облаках. То смеются, то задумаются о чем-то и молча смотрят друг на друга.

Солнечных лучей, залетавших в храм, становилось все меньше и меньше. Яркое светлое пятно у самого входа сжималось. И тут мы услышали шаги, а потом и тяжелое дыхание.

По ступенькам поднимался Лион, вид у него был изрядно потрепанный. Штаны порвались на одном колене, рубашка была вся в земле, так же как лицо и руки. Со лба стекала струйка крови. Казалось, он не замечает ничего вокруг. Юноша кинулся к нам, молниеносно скинул мешок, развязал его и аккуратно достал из недр растение. От стебля крестом отходили четыре овальных листа, а на самом верху, на изящной тонкой ножке, красовалась черная жемчужина ягоды.

Андриан осторожно взял протянутый дар и осмотрел его со всех сторон.

- Спасибо, друг, - благодарно ответил он Лиону. - Что с Ричем?

- Это было не просто, - вытерев рукавом кровь со лба и все еще немного задыхаясь, ответил Лион. - У меня просто ссадина. А вот Рич подвернул ногу, потому быстрее было добраться к вам без него. Нам пришлось причалить к скалам, берег был очень крутой, и когда мы возвращались, я сорвался, но Рич меня вытащил, а потом так нелепо подвернул ногу. С ним все будет нормально, он медленно идет сюда.

Только теперь Лион стал осматриваться и заметил, как мы странно выглядим и что наши запястья замотаны. Но исследователь не стал задавать лишних вопросов.

- Лучше не медлить с этим, - указал мой друг на ягоду и прибавил, приподнимаясь, - оставляю вас одних.

Юный король тоже встал:

- Я хочу еще раз поблагодарить тебя и попрощаться, как это принято у нас. Для этого мы должны положить правые руки друг другу на правые плечи. Вот так.

Ребята выполнили необычное пожатие и Андриан добавил:

- Передай от меня Ричу: я сожалею, что так высокомерно вел себя с ним. Он славный малый.

- Конечно. Я был рад помочь, и Рич тоже, - вдруг Лион усмехнулся, - наш друг сказал бы про тебя, что ты «крутой чувак», если бы был здесь. Я с ним согласен. Прощай.

И уставший искатель направился к выходу.

- Похоже, пора переместиться поближе к моим предкам, пока Город ни о чем ни догадался, - сказал Андриан и протянул мне руку, чтобы помочь встать.

В этой части собора было довольно темно, но юный король быстро нашел последнюю статую.

- Отец, - сказал он, обращаясь к скульптуре, - и я скоро присоединюсь к нашим предкам. Твой сын завершит династию королей Андрианики.

Андриан крепче сжал мою руку, посмотрел на меня сверху вниз каким-то далеким взглядом, словно не от мира сего, и сорвал губами черную жемчужину.

Лион говорил, что яд должен начать действовать через 15-20 минут. Появятся судороги, сердце начнет учащенно биться, а потом остановится.

Я села, подогнув ноги, на холодный каменный пол прямо в том месте, где должна была когда-то появиться статуя Андриана. Мой юный муж лег, положив голову мне на колени, и притих. Я гладила его по волосам.

- Хочешь я расскажу тебе сказку? – спросила я, вспомнив, как мои друзья любят, когда я на ночь рассказывала им истории, под которые так легко засыпается. – Я бы спела, но не очень умею.

- Ты умеешь все, - словно издалека вымолвил Андриан. - Расскажи.

- Когда-то давным-давно, жил на свете молодой король, и хотел он быть мудрым и справедливым для своего народа. Вот как-то раз, отправился он путешествовать по свету…

Я говорила и говорила, а к глазам подступали слезы. Я старалась, чтобы голос мой не дрогнул, но это плохо получалось.

Андриана начали быть судороги, все его тело неестественно дергалось, он стал хватать ртом воздух, словно не мог дышать. Я держала его голову, как могла, чтобы она не ударилась об пол.

Вдруг все вокруг пришло в движение. Стены стали шататься, словно камни пытались выпрыгнуть из своих насиженных мест. Я поняла, что оказалась в опасности, только когда упала одна из статуй. Похоже, что Город очень рассердился и готов был обрушить всю злость на наши головы. Мне показалось, что кто-то зовет меня. Один камень разбился совсем рядом. Я не могла бросить юношу здесь одного, не могла! Тут тело короля обмякло, и я поняла, что его больше нет.

Как сквозь сон, я услышала, как кто-то зовет меня по имени. Я бросилась вон из храма. Не помню толком, как выбралась, кругом что-то падало и осыпалось. Я споткнулась у самого выхода, и тогда меня подхватили крепкие руки и вынесли на свежий воздух. Позади раздался ужасный грохот, но мне было все равно.

Уже потом я долго рыдала, спрятав лицо в колени и накрыв голову руками.

Иногда я чувствовала теплую ладонь на своей спине, и мне становилось еще больнее.

А когда слезы кончились, меня стала бить дрожь от долгой истерики, и зубы стучали о край кружки, если кто-то пытался напоить меня водой.

Затем силы совсем покинули меня, и пришел глубокий покой.

***

Когда я проснулась, то усталости и напряжения в теле больше не было. Я обнаружила себя в мягкой постели, под белым одеялом в цветочек. Белой повязки на руке не было. Ветер трепал короткую занавеску.

- А вот кто-то опять с нами, - раздался знакомый голос совсем близко.

- А где моя монетка? – мысль больно пронзила меня.

- Может добрая фея положила под подушку?

Я быстро достала золотой кружок, зажала в ладони и села.

Рич присел на край кровати.

- Как твоя нога? – спросила я его.

- Почти прошла, ерунда, - отмахнулся он. - А вот ты нас заставила поволноваться.

- Где мы? На какой планете? – я стала осматриваться.

- Все там же, в городе.

- А кто там шумит за окном? – напряженно вслушалась я непонятные звуки.

- Пойди и посмотри, тебе помочь?

Я сама отлично дошла до противоположной стены и придержала рукой непослушную занавеску.

За окном шумел город. Люди спешили по своим делам, необычные механические автомобили сновали туда-сюда. Где-то лаяла собака, под крышей ворковали голуби. Обычная жизнь большого города. Того самого города.

- Все вернулась обратно, - рассказал Рич, - как только храм обвалился. Лион говорит, что похоже души не погибли вместе с королем, а наоборот высвободились, и Город не мог их больше сдерживать. Часы перемещения тоже заработали.

Я старалась переварить все новые сведения, но в голове была каша. Рич обнял меня сзади за плечо, и я прижалась к его груди.

- Представляешь, они ничего не помнят, – усмехнулся музыкант. - Словно никуда и не исчезали, словно не было наводнения. Удивлялись, куда король пропал, но потом поняли, что он погиб в храме. Кстати, это случилось позавчера.

Мне захотелось поскорее выбраться из дома и, когда вернулся Лион, мы все вместе отправились бродить по улицам. Монетку я взяла с собой. Я вспоминала некоторые места, о которых говорил Андриан, и теперь рассказывала про них друзьям. Я даже знала, где пекут самые вкусные булочки. Это было странно и весело, немного грустно, но все же хорошо.

Недалеко от моря мы свернули в тенистый переулок, где дома словно нависали друг над дружкой. Я неловко споткнулась, и монетка выпала, покатилась под гору, зазвенела о старый булыжник. Я сразу же побежала за ней, чтобы не потерять из виду. Наконец-то монетка замерла, попав в углубление на углу старого низенького дома. Чья-то рука быстро подняла мою драгоценность с земли.

Кто так ловко опередил меня?

Андриан стоял, прислонившись плечом к стене дома, и поигрывал монеткой между пальцев. Он хитро улыбнулся и кинул мой подарок назад.

Я ловко поймала золотой кругляш в ладонь.

Нет, юный король не ожил вместе со всеми, я была уверена, что он погиб.

- Эй, ты чего там застыла? – окликнул  меня Рич.

- А ты ничего не заметил? – спросила я, уже зная ответ.

- Улица петляет и заворачивает к морю, серый покосившийся особняк, красивый кирпичный дом с большой мраморной лестнице. Странная девушка, пялящаяся неизвестно куда… - стал перечислять музыкант. - Я опять что-то забыл?

- Да, ты опять не заметил самого главного, - ответила я и рассмеялась.

- Что там такое? – стал допытываться только что подоспевший Лион.

Я хотела им рассказать, но Андриан приложил палец к губам, учтиво поклонился на прощание и пошел вверх по незнакомой улице как ни в чем ни бывало.

- Кажется, показалось, - я пожала плечами, взяла под руки своих друзей и направилась туда, где шумело море. На сердце вдруг стало очень легко, впервые после того, как Андриан погиб у меня на руках. - Когда отправляемся домой?
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Собщений: 465
Репутация:
Наград: 11
Замечания : 0%
# 7 22.10.2016 в 16:41
№3 — Аптека доктора Пеля

Я вижу,
что можно верить этим вещам,
потому и говорю их тебе,
но ты не понимаешь,
что в них заключена не столько выдумка,
сколько иносказание.
Данте



Глава 1


Раньше я не верила в чудеса и до сих пор точно не знаю, что же тогда произошло со мной на самом деле. Одно могу сказать точно: мистика это была или игра воображения, но после тех событий моя жизнь полностью изменилась. Я увидела путь, наполненный смыслом. Моим собственным смыслом.

Весна в тот год в Петербурге выдалась редкая: солнце, будто пожалев жителей северного города, заботливо поднималось каждое утро и грело нас, не подпуская к себе ни одной тучки уже две недели. На деревьях ещё не появились листья, весенний дождь пока не смыл реактивы от гололёда с дорог и тротуаров; по городу носились пыльные вихри, невзирая на старания коммунальных служб, работники которых иногда поливали и подметали асфальт. Нет, решительно мне не угодишь: то холод не нравится, то жара не подходит. Правда была у меня одна проблема: от городской пыли воспалялись глаза. А сегодня я, второпях, забыла свои капли дома.

Был обеденный перерыв в офисе рекламного агентства, где я работала. В тот день не вышел на работу один из сотрудников, и я вызвалась сама забрать материалы из типографии на Васильевском острове, рассчитывая на глоток хоть и пыльной, но всё же свободы.

Последнее время я много работала, почти не бывала на улице и не понимала, чего же я хочу от своей жизни. Зато я точно знала, чего от меня хотят другие: начальнику было очень удобно давать самые сложные проекты, зная, что я никогда не подведу и не откажу; соседка по кабинету, Светка, нуждалась в заинтересованном слушателе историй о поиске единственного и неповторимого; родители искали подтверждения своих успехов в моём продвижении по карьерной лестнице; даже консьерж в подъезде просила советы по уходу за цветами, которые я безропотно давала, изнемогая от желания добраться до квартиры и упасть поскорее в постель.

В то время я думала, что цель моей жизни – дать людям то, что они хотят, и чем больше я буду отдавать, тем счастливей стану. Только чем больше я старалась, тем более несчастной и усталой становилась. Впрочем, в то время я думала, что плохо стараюсь.

Около станции метро Василеостровская я немного задержалась у памятника первому общественному транспорту Петербурга. Измождённый мужчина в старинной одежде и с кнутом в руках держал под уздцы одну из двух, рвущихся лошадей, тянущих целый трамвайный вагон. В век двигателей зрелище было необычным, а ведь каких-то сто лет назад конка была привычным средством передвижения по городу.

Неторопливо прошлась по загадочному Андреевскому бульвару, названия которого нет ни на одной карте Петербурга. Бульвар есть, а на карте это всего лишь 6 и 7 линии Васильевского острова.

В фонтанах купались тоже ошалевшие от нежданной жары городские голуби и воробьи. Остановилась и с удовольствием смочила руки и я. В этот момент я почувствовала, что лёгкая пелена уже застилает мои глаза. Хорошо хоть сегодня, проспав утром на работу, я не успела накраситься. Надо срочно было купить капли, иначе проблемы с глазами на несколько дней обеспечены. Я ускорила шаги и стала оглядываться в поисках аптеки.

Сквозь туман в воспаляющихся глазах заметила так кстати подвернувшуюся отчего-то старинную вывеску «Аптека доктора Пеля».

«Стилизация под старину, теперь это модно, хороший рекламный ход для того, чтобы вызвать доверие у покупателей», - профессионально мелькнуло в голове, и я с трудом открыла массивную дверь в два моих роста.

Поднявшись по величественным каменным ступеням, справа обнаружила вход в аптеку. То, что мне нужно, и нет посетителей. Ну и к лучшему.

Быстрыми шагами я подошла к провизору, отметив про себя оригинальный дизайн бейджа под старину с именем Анна.

-Сульфацил натрия, пожалуйста! – произнесла я свой заказ.

-Хорошо.

Анна развернулась к сияющему чистотой большому холодильнику, открыла дверцу и, внимательно рассмотрев содержимое полок, разочарованно протянула:

-А сульфацил натрия, к сожалению, закончился… Но…, - будто вспомнив очень важную новость, продолжила, - … есть капли для глаз нашего производства. Хорошие. И стоят всего семь рублей.

-Семь рублей? – я переспросила, лекарство, даже самое простое, пусть собственного производства и семь рублей? Впрочем, мои глаза сквозь пелену с трудом смотрели на оживлённое лицо Анны, определённо они хотели любое лекарство и срочно, пусть за семь рублей.

- Давайте за семь рублей. Мне очень нужно.

Анна быстро, будто капли были наготове, достала их и повернулась к кассе. Я оплатила покупку, и провизор вкрадчиво проговорила:

-Сохраните, пожалуйста, чек.

Я машинально положила чек в сумку и оглядевшись в поисках скамеечки, заметила изящную банкетку у противоположной стены.

-Ничего, если я воспользуюсь каплями прямо здесь? – спросила я у Анны, внимательно наблюдающей за мной.

-Конечно, пожалуйста, - будто я выполнила её заветную мечту, обрадовалась девушка.

Устало опустившись на банкетку, я достала из сумочки влажные салфетки: вытирать обычные в таком случае слёзы. Капнула, запрокинула голову, чтобы лекарство лучше распределилось, с удовольствием закрыла глаза.

День выдался непростой. На работе не ладится, в жизни всё наперекосяк, устала так, что сил больше нет. Не сегодня устала, а вообще жить так устала. Странно, мои привычные капли всегда сильно режут глаза, от них градом текут слёзы. А сейчас от глаз распространилось приятное тепло и блаженство, оно расслабило глаза, мышцы лица и потекло дальше по всему телу. Слёз не было. И я, вернув голову в обычное положение, открыла глаза, ненужной влажной салфеткой вытерла руки, чтоб добро зря не пропадало.

Теперь с новыми силами захотелось осмотреться в необычной аптеке. А то, что аптека необычная я уже почувствовала. Напротив банкетки располагались новенькие деревянные шкафы, возможно и из красного дерева, они казались то ли стилизованными под старину, то ли воссоздавали прежний облик аптеки. Моя догадка тут же подтвердилась: череда шкафов и прилавков с яркими упаковками современных лекарств плавно переходила в выставку древних реторт, пробирок, весов и порошков. Я встала со своего места и подошла к прилавкам с выставкой. Анна тут как тут, будто ждала моего интереса, появилась из недр аптеки и радостно сообщила:

-Смотрите как интересно. Вот так раньше в 19 веке выглядели приборы и лекарства в аптеке.

Делая вид, что заинтересованно рассматриваю экспонаты, я стала исподволь изучать провизора, сначала с моими воспалёнными глазами было не до неё, а теперь, что-то показалось мне странным в облике Анны, и я не могла понять, что именно. Обычная с виду девушка: высокая, стройная, но не болезненно худая, а статная Аккуратно причёсанные и стянутые в узел тёмные блестящие волосы, может быть тоже дань стилизации под старину. Если и есть макияж, то он незаметен. Может быть настораживала преувеличенная приветливость. Но её вполне можно было объяснить: заскучала, посетителей нет, вот и разговорилась со мной.

-А вы знаете, что во дворе нашей аптеки сохранилась старинная башня грифонов? - продолжила свой рассказ девушка.

-Я что-то слышала об этом, - в голове всплыли обрывки воспоминаний о студии современного художника, разместившего к Пасхе инсталляцию с яйцом на вершине загадочной цифровой башни, рассказывали об этом в новостях.

-Хотите взглянуть? Туда сейчас посетителей не пускают. Дворик закрыли, сделали калитку с замком; раньше по ночам туристы галдели вокруг таинственного места, мешали жителям спать. Не каждый теперь может на башню посмотреть. А вы хотите?

-Конечно, хочу, раз не каждый может, – я неожиданно согласилась, хоть мне было пора по своим делам.

Пока мы поднимались по ступенькам парадной ещё на один лестничный пролёт, Анна посмотрела на свои миниатюрные часики, как мне показалось с небольшой тревогой, будто спешила куда-то, но я ведь на экскурсию не напрашивалась. Я тоже посмотрела украдкой на часы, а они будто остановились, но понаблюдать за стрелкой не успела, потому что Анна подвела меня к грязноватому, ещё не помытому после зимы окну и показала мистическую башню.

За окном стояло невысокое строение из красного кирпича, похожее на разобранную до половины толстую трубу кочегарки из моего детства, сверху была покатая крыша, что создавало сходство трубы с башенкой. Вроде ничего особенно, даже разочарование какое-то появилось: и зачем туристам возле старой трубы галдеть? Я слушала неторопливый рассказ Анны:

-Раньше это была труба подземной лаборатории доктора Василия Васильевича Пеля. Он купил здание аптеки в 1858 году и потом построил здесь доходный дом и лабораторию, укомплектованную по последнему слову техники того времени…

Неожиданно я заметила, что стекло, сквозь которое мы смотрели на башню становилось всё чище и прозрачнее, голос Анны начал вибрировать, потом стал гулким, будто я находилась в огромной бочке, а девушка-провизор снаружи.

«Переутомилась, день душный, не завтракала, не обедала, сейчас я упаду в обморок, хорошо, что в аптеке – меня спасут», - в одно мгновение череда панических мыслей пронеслась в голове. И последнее, что я всё ещё слышала это гулкий звук:

-Буу, буу, буу…

Глава 2


Анна что-то говорила, я силилась сосредоточится и разобрать слова и вдруг – будто щелчок - вернулось сознание, я по-прежнему стояла у окна, а значит не упала в обморок. Только окно изменилось – теперь это был не современный стеклопакет, а деревянная рама со слегка облупившейся коричневой краской, сквозь чистейшее стекло я видела… высокую трубу из красного кирпича, почти ту же, только надстроенную или не разрушенную; по ней, будто светомузыка пробегал неяркий, но различимый ряд цифр от 0 до 9 вразнобой. Не успев запомнить их порядок, хотя мне показалось это важным, я обернулась к провизору.

-Пойдёмте, доктор давно нас ждёт, – это голос Анны, только теперь он звучал повелительно, и я не решилась спорить. Впрочем, в то время я никогда и ни с кем не спорила, считая своё мнение не главным.

Я видела себя будто со стороны. Мы спускались по каменным ступеням вниз, прошли мимо двери в аптеку и продолжили спускаться ещё ниже. По-видимому, в подвал или подземелье, но я не испытывала страха. Каменные ступени теперь стали не такими парадными. Узкими, слабо освещёнными коридорами, мы вошли в очень тёплую комнату, в дверь которой Анна сначала постучала, а потом вошла, не дожидаясь ответа, а может я и не расслышала его. В комнате горели свечи и топился камин.

-Василий Васильевич, я привела нового гостя, вернее гостью, больше капли пока никто не спрашивал, – почтительно обратилась моя проводница к немолодому мужчине с густыми усами, который сидел в кожаном кресле у камина. При нашем появлении он встал и слегка наклонив голову сказал:

-Спасибо, Анна, можете быть свободны, мы побеседуем с сударыней наедине.

От тона голоса мужчины мне захотелось то ли поклониться, то ли присесть в реверансе. Пока я разбиралась со своими желаниями, мужчина продолжил:

-Присаживайтесь. Позвольте представиться: Василий Васильевич Пель – провизор и владелец этой аптеки, - и он снова удобно расположился в кресле.

Я промолчала и села в предложенное кресло. Да и что я могла сказать. Я шла в типографию за готовыми рекламными материалами заказчика, а оказалась в странной аптеке. Может я всё же упала в обморок и вижу что-то вроде сна.

-Не пугайтесь, - продолжил Василий Васильевич, возможно заметив моё смятение, - Недавно я сумел найти цифровой код Вселенной, портал в иные миры. Пока провожу опыты, беседую с теми, кого удаётся заполучить. Нет, нет не беспокойтесь, не навсегда. После нашего разговора вы вернётесь в то же место и время и никак не пострадаете от моих экспериментов. Только вот, - Пель будто задумался говорить или не говорить мне что-то важное, и я напряглась, желая узнать, что меня ждёт. - Да… скажу правду: вернётесь вы не совсем прежней. Да и как могло быть иначе, если вам придётся осознать возможность путешествия во времени, ведь неподготовленный ум отнесётся к происшествию по-разному: кто-то может и с ума сойти, кто-то сумеет убедить себя, что ничего не было, забудет, как сон. А были и такие, их немного, кто возвращался ко мне, пока не исчерпали свой лимит, за знанием. Ну… что выберете вы, когда вам откроются некоторые не вполне очевидные обывателю вещи, я не знаю. Время покажет. А теперь вернёмся к моим опытам. Мне хотелось бы знать из какого года вы прибыли, и что там происходит сейчас?

От неожиданного вопроса я вздрогнула и охрипшим от волнения голосом сбивчиво ответила:

-Сегодня 4 мая 2016 года. Петербург… Я шла по делам, … зашла в аптеку, у меня глаза… разболелись…

-Нет, нет, давайте не про глаза. Времени у нас немного, скоро закроется портал, а вас надо вернуть. Так, 2016 год. Город ведь по-прежнему называется Петербург? У меня были гости, которые утверждали, что это Петроград или Ленинград.

-Да, городу вернули его историческое имя в 1991 году, - начала я, будто отвечала на экзамене.

-Это хорошо. Что происходит в России? Прошлый гость утверждал, что России давно нет и царя убили вместе с семьёй.

-Царя и правда убили вместе с семьёй, давно, ещё в восемнадцатом году, кажется. Там таинственная история вышла. Убили, не убили? Точно никто не знает. Но недавно вроде нашли их останки и причислили к лику святых. России тоже вернули название, был СССР. Что происходит? - я замялась, будто вытащила на экзамене билет, ответ на вопросы которого не выучила, - не знаю, что вам интересно… Из последних новостей: мы, то есть наш президент, вернул России Крым, теперь полуостров наш. Об этом сейчас много спорят и говорят.

-А чей он был? Позвольте узнать? Крымская война, без сомнения, была неудачной кампанией, но по условиям Парижского мирного договора Крым остался наш. Что же поменялось с тех пор?

-Я точно не помню в каком году, примерно в пятидесятые годы двадцатого века, Крым был передан Украине.

-Ну Бог с ним, с Крымом, мне важнее про науку. Теперь расскажите мне, а что происходит в науке? В медицине. В химии.

-Я не очень интересуюсь достижениями медицины, химии, физики. Я получила гуманитарное образование. Но я попытаюсь что-нибудь вспомнить. Ну вот от рака и от СПИДа всё ищут лекарства. Иногда, читаю в газетах, что будто бы нашли, а болезни всё ещё почему-то считаются неизлечимыми. Вот про прививки часто спорят: ставить или не ставить, - сумбурно вспоминала я всё что знала.

-Прививки? Интересно, - перебил меня доктор. - А что есть прививки в вашем понимании?

-Ну это вводят человеку живую или убитую бактерию, или вирус, я точно не знаю, как они там называются, и формируется иммунитет, потом человек не заболеет. Мы, то есть медицина, уже победили такие неизлечимые болезни как чума, оспа…

-А воспаление лёгких? От него есть прививка?

-Я недавно болела. Меня лечили антибиотиками.

-Простите, чем? - доктор внимательно взглянул на меня, весь подавшись вперёд в своём кресле.

-А да... Антибиотики не так давно изобрели. Не помню в каком году. Но читала, что ещё совсем недавно люди умирали от заражения крови, не было никаких антисептиков…И антибиотиков не было ещё.

-Антисептиков? - снова перебил меня Пель, придя в сильное возбуждение забормотал: Да… да… антибиотики, сибирская язва…бактерии… микробы… Луи Пастер, прав… он прав…Не поверили…. Антисептики? Всё-таки они доказали, что антисептики должны быть использованы?

-Ну я не знаю, кто доказал. Только я, например, всегда ношу с собой баночку с антисептиком для рук и если не могу помыть руки, то использую антисептик.

-Но вы же не хирург? Зачем?

-Ну как? Чтобы микробы не попали в организм и не было кишечного расстройства или ещё чего похуже. Спирт – вот самый простой антисептик.

-Не карболовая кислота? – удивился Пель.

-Нет. Хотя, про хирургию я не знаю… Да нет, у меня тётя медсестра, спирт они используют, чтобы место укола смазать, - вдруг осмелела я.

- А как вводятся антибиотики в организм больного? – спустя некоторое время обдумывания снова обратился ко мне Пель.

-Да проще простого: или таблетки, или укол.

-Таблетки? Не порошки? - переспросил Пель.

-Ну да такие маленькие круглые обычно спрессованные штучки, в них лекарство. А укол набирают из ампулы.

-Ампула? - ещё больше удивился и кажется весь подался ко мне доктор.

-Ну да. Ампула - маленькая стеклянная колба, запаянная, чтобы в лекарство не попали микробы. Её вскрывают и набирают в шприц лекарство, а потом колют, - я замялась, и смущённо указав на свою ягодицу, добавила, - больно. Но зато теперь от воспаления лёгких не умирают как раньше.

-Вы имеете такие познания в медицине и говорите, что не доктор.

-Да какие познания, - засмеялась я, польщённая, - про уколы, прививки и таблетки любой знает.

-Так, а в химии что нового?

-Про химию я ничего не знаю.

-Хорошо. У меня будет вам задание: узнайте-ка мне ещё что-нибудь новое из медицины и химии. И если вы вернётесь, а я почему-то думаю, что вы вернётесь, - доктор помолчал и внимательно посмотрел мне в глаза, - вы расскажете мне о достижениях этих наук. А я в свою очередь тоже покажу вам нечто интересное, что изменит вашу жизнь. А теперь нам пора, – доктор встал с кресла, позвонил в колокольчик, через несколько минут вошла Анна.

-Спасибо вам, сударыня за милую беседу. Не забудьте о моей просьбе. В следующий раз закапайте капли 23 мая в пять часов и пять минут. У меня будет в гостях интересный человек, и мы кое-что покажем вам. Приходите, будет забавно. И обратившись к Анне, добавил:

-Проводи даму, Аннушка. И на сегодня всё. Я буду работать.

-Хорошо, Василий Васильевич, больше не побеспокою вас.

Я молчала, пока мы шли с Анной по тем же коридорам и ступенькам. Изо всех сил я пыталась рассмотреть и запомнить, чтобы потом осознать, что же со мной произошло. Зато Анна не молчала, и я слушала, но не слышала её рассказ, пытаясь уловить подвох. Я видела раньше по телевизору такой розыгрыш: друзьям устраивают необычные дни рождения-шутки. Но до моего дня рождения было ещё полгода.

Вдруг я уловила уже знакомую вибрацию в голосе моей проводницы, и он снова зазвучал будто снаружи огромной бочки внутри которой была я:

-Буу, буу, буу…

Я уже не чувствовала паники, остановилась и ждала, когда пройдёт помутнение сознания и я снова начну понимать звуки родной речи.

И действительно я услышала свой голос, будто со стороны, спрашивающий:

-А что, неужели это правда, что все, кто жили рядом с башней сумели исполнить свои самые смелые желания?

-Правда, -голос Анны стал прежним и сквозь загрязнённый стеклопакет я снова видела разобранные останки некогда могучей трубы. – Вот, например, рассказывают историю про влюблённого студента, которому отказала его возлюбленная по причине бедности. А он взял и разбогател, он в этом доме снимал комнату. Правда женился он на другой, верной ему, а не богатству девушке. А вот ещё известная история про маленького сироту Петю, который, замерзая в подворотне этого дома, больше всего на свете мечтал о семье. И его подобрал богатый и бездетный человек. Так Петя обрёл семью. А вот ещё о карьере история. Жил в этом доме Карл Симене, а в 1883 году ему поручили осветить электричеством Невский проспект. Его мечта о блестящей карьере сбылась.

-Дух захватывает от такого. Вот и мне бы свою жизнь изменить к лучшему, – ко мне вернулось привычное восприятие.

-Так вы у нас капли купили, теперь непременно что-то изменится в вашей жизни, – спускаясь по ступенькам обыденным голосом продолжила Анна.

-Спасибо за такой интересный рассказ, - следуя за девушкой, поблагодарила я.

Анна открыла стеклянную дверь аптеки и вернулась к своим делам, я в задумчивости преодолела оставшиеся до массивной двери ступени и вышла на улицу, поглядев на часы. А часы показывали всё то же время, что и в момент входа в аптеку. В недоумении я оглянулась по сторонам, чтобы уточнить время у прохожих. Но почувствовала, что на улице происходит что-то нестандартное.

Глава 3


Чёрная грозовая туча стремительно надвигалась на квартал, я поняла, что дождь будет прямо сейчас, а у меня нет зонта, и в растерянности оглядевшись по сторонам в поисках убежища побежала к кафе «Чайная ложка», что приветливо манило своей оранжевой вывеской с противоположной стороны улицы.

Едва первые тяжёлые капли упали на мои голые руки, я впрыгнула в раскрытые двери кафе. Не раздумывая, благо не было очереди, сделала заказ. За день я очень проголодалась: блинчик с курой, блинчик со сгущёнкой и чайник зелёного чая. Кажется, я заказала бы всё, что аппетитно манило с экранов над стойкой, но здравый смысл победил.

Рассчиталась на кассе, получив номерок со своим заказом и чайник для самостоятельного приготовления чая. Выбрала свой любимый - зелёный с жасмином и села у открытой в этот душный день двери: наслаждаться чаем, прохладой дождя и видом бегущих людей.

Кафе быстро наполнялось теми, кто тоже не взял с собой зонтик. Мне принесли мой заказ и утолив сильнейший голод, я снова посмотрела на свои часы и на время, пробитое в чеке. С моими часами всё нормально. Время потекло в обычном ритме. А эпизод в аптеке будто выпал из реальности. Может, мне всё привиделось? Жара, голод, хронический недосып, напряжение последних рабочих месяцев – я действительно вдруг почувствовала насколько сильно опустошена.

Пока я пила чай, налетевшая гроза стала стихать и перешла в монотонный деловитый дождь, которого так хотелось последние недели.

Я размышляла. Пусть всё мне привиделось, но в конце концов вполне реальная Анна сказала, что моё желание могло бы сбыться. Я поняла: если даже предположить, что всё это правда, я не знала своей мечты. Впервые по-настоящему ощущала только усталость, которая оказывается уже давно и незаметно накопилась.

В отпуск. Я хотела бы в отпуск, и я испугалась своего простого желания. Четыре года не была в отпуске. Значит имела право? И что? Я вот так войду в кабинет начальника, разочаровать которого боялась больше всего на свете, и скажу: «Я решила пойти в отпуск»? От этих мыслей у меня аж похолодело всё внутри. Нет, так я сказать не смогла бы никогда в жизни. Но я хотела в отпуск!

В мае и начале июня в нашем отделе в отпуск никто не собирался, погода ещё не та – размышляла я дальше. Это период, когда у нас обычно мало заказов. Почему бы не позволить отдых? У меня было не так много проектов в работе. За пару недель я бы смогла их закончить.

Так, я захожу к начальнику и говорю: «Я хотела бы пойти в отпуск» Ужас снова охватил меня. Нет, сказать так я не смогу. А почему?

Ну ладно, самое страшное - меня уволят. За наглость предъявлять свои желания. Ну и что? У меня есть немного сбережений. Давно уже я прочитала статью о том, как правильно расходовать свои деньги. Там была рекомендация откладывать около десяти процентов заработка ежемесячно. Я так делала уже четыре года, иногда и больше получалось отложить. А что? У меня почти нет расходов: маленькая однушка, доставшаяся от тётушки, куда я приходила только ночевать, не требовала больших расходов на коммунальные платежи. Ремонт я не делала. У тётушки было, хоть и по-старому, но всегда чисто и мило. Я поддерживала заведённый когда-то ею порядок. Ела я мало, косметикой почти не пользовалась: обновляла гипоаллергенную тушь раз в три месяца, как советовали косметологи, и всё равно мучилась частыми конъюнктивитами. Ещё у меня была пудра, блеск для губ и иногда я покупала дневной крем, а потом выбрасывала просроченный почти неиспользованный тюбик. Вот и вся косметика.

Духи я тоже не покупала. Проезжая каждое утро в удушливом от чужого парфюма лифте, я не любила духи. Шампунь, бальзам и моя слабость – это да я позволяла себе – душистая пена для ванны и освежающий утренний гель для душа. Воду и всё что с ней связано я очень любила. Но и это не требовало больших расходов.

Мой гардероб в классическом стиле: в офисе был дресскод, а кроме офиса я никуда не ходила. Одежду обновляла: если изнашивалась какая-то вещь, я покупала точно такую же, только новую. Потому скопила неплохую сумму на своём счету и, если бы меня уволили, я могла бы продержаться с полгода, а уж за это время отдохну и найду работу.

Я вдруг почувствовала воодушевление и прилив сил.

Точно! Я должна просить отпуск. А как? Об этом я подумаю завтра.

Дождик ещё легонько освежал разогретые лица и тела, среди которых бежала и я, радостно подставляя себя освежающей прохладе.

Зазвонил так долго молчавший телефон:

-Алло! – на бегу мне было трудно говорить.

-Вы можете говорить?

-Могу, – не призналась я.

-Наша компания «Красота и молодость» хочет предложить вам уникальную и совершенно бесплатную процедуру по омоложению кожи лица сразу на десять лет… - начал приятный женский голос знакомый рекламный текст.

-Мне не нужно, - неожиданно для самой себя прервала я навязчивую девушку.

-Как? Вам не нужно омоложение кожи лица?

-Нет.

-Почему?

-Потому что я не хочу.

И отключилась.

Я заметила, что впервые, кажется, произнесла фразу: «Я не хочу». Такого со мной ещё не случалось.

Забрав выполненный заказ из типографии, я вернулась в офис, когда все уже расходились по домам и, оставив на своём столе папку, снова впервые в жизни не задержалась на работе, а пошла домой.

Дома из сумочки выпали купленные капли, и загадочная история снова всплыла в памяти. Может от накопившейся усталости и стресса последних месяцев я сошла с ума? Повертела тюбик в руках. Тюбик как тюбик. Вот правда стеклянный. Теперь редко бывают стеклянные, больше пластмассовые. А так ничего необычного. Клеймо аптеки? Тоже не диковинка. Сама придумываю для заказчиков разные логотипы.

В смятении открыла ноутбук и набрала в поисковой строке: Аптека Пеля.

Получила сорок одну тысячу результатов. Стала внимательно изучать информацию и фотографии.

«Боже! Я ведь именно там и была», - уставилась я на фотографию подвала аптеки, стилизованную под лабораторию алхимика. Только вот здесь стояли два кресла, а вот там была дверь. Но тут и написано, что многие ходы замурованы. Мы с Анной пришли как раз оттуда, где на фотографии стена.

Я прижала прохладные ладони к разгорячённым щекам, потом помассировала виски. Наползающая пульсирующая боль заставила посмотреть на часы. Ночь, я почти не спала последние месяцы и читаю про загадочную аптеку уже четыре часа подряд. Спать. Подумаю об этом завтра, как Скарлетт. И забылась коротким, но освежающим сном, прямо на кухонном диванчике, укрывшись пледом.

Утром я с удовольствием сварила себе кофе. Быстро собралась Даже накрасила глаза и понеслась на работу.

Этот рабочий день обещал стать необычным для меня, потому что я никогда ничего не просила для себя. Боялась показаться наглой и эгоистичной, так меня воспитывали. А сегодня я собиралась нарушить все табу моего воспитания.

Придя на работу, я решительно подошла к двери начальника, которого раньше боялась, как огня. Вежливо постучала и постаралась уверенно войти, уж не знаю, как это выглядело со стороны, потому что начальник, как обычно, не поднял глаз от своих бумаг и компьютера.

-Евгений Палыч, я хотела бы поговорить с вами, - начала я нерешительно.

-А, новые идеи по проекту. Давай-давай, молодец, что уже успела посмотреть новый заказ, – рассеянно перебирая бумаги и не глядя на меня, сказал начальник.

-Нет. Новый заказ я ещё не смотрела, - выдохнула я.

-Тогда что же ты собралась со мной обсуждать? - начальник отложил в сторону бумаги и посмотрел так, будто впервые меня увидел.

-Я хочу пойти в отпуск с 23 мая по 20 июня. Все проекты, которые у меня в работе, я сдам до 20 мая. Если будут какие-то проблемы и нужна помощь, я присоединюсь к работе дистанционно.

-Ты собираешься пойти в отпуск? – кажется насмешливо переспросил меня босс.

-Да, я собираюсь впервые за четыре года пойти в отпуск, - подтвердила я, забывая дышать.

-Анастасия, ты что спятила? – начальник впервые назвал меня по имени, и я видела, как заходили желваки на его бычьей шее. Потом он достал платок и вытер с лысины пот.

-Нет, не спятила. Я всё продумала. В июне у нас всегда мало заказов. Значит фирму я не подведу. В отпуск тоже пока никто не собирался. Вы же всегда говорили мне, что незаменимых людей не бывает. Ведь вы справитесь без меня? – на одном дыхании выпалила я и замерла.

-Да, незаменимых не бывает, - начальник угрожающе, в последней надежде надавить, посмотрел на меня и, не выдержав взгляда моих честных глаз, поднялся, чтобы открыть окно, я же в тот момент простилась с работой. – Жара-то какая в мае. Давно такого не было. Я бы тоже в отпуск сейчас… - будто сам с собой негромко проговорил Евгений Павлович и резко вернулся на своё рабочее место.

-Давай так, ты пойдёшь подумаешь, я тоже подумаю и в конце рабочего дня обсудим, - он снова принялся рассеянно перебирать отложенные бумаги.

-Хорошо. В конце рабочего дня я принесу заявление на отпуск, - не узнавая себя, не отступила я.

-Смирнова! – начальник посмотрел на меня угрожающе.

-Вы не волнуйтесь, сегодня вечером я сдам один проект. Это очень важный проект. Ведь так? Я его закончу.

-Верёвки из меня вьёшь и откуда что взялось? Как мышь серая была. Влюбилась что ли? Ладно иди. Вечером поговорим.

Не помню точно, как я вышла из кабинета. В голове крутилось одно: «Это была не я!» Так в растерянности я добрела до своего кабинета, который делила со Светой – весёлой и непоследовательной красоткой.

-Ты че такая деловая сегодня? – попивая, купленный по дороге отличный кофе известной фирмы, спросила Света.

-Работы много, - наконец-то сумев вздохнуть, я щёлкнула включатель нашего кабинетного чайника и принялась готовить простенький кофе для заваривания в чашке.

Я заварила кофе и мы обе углубились в работу. Не знаю, чем занималась в компьютере Света, но я с упоением и не видя ничего вокруг, корректировала тексты заказов и на лету сочиняла рекламные слоганы.

-Эй, ты там жива ещё, пошли обедать, - прервала мой поток соседка.

-Нет, я не пойду, работы много, иди без меня, - стараясь не отвлекаться и не потерять запал бросила я.

-Ты чё? Как это без тебя, я хотела про Славика рассказать. У нас вчера такооое было? Закачаешься, – попыталась привлечь моё внимание она.

-Свет, извини, не могу.

-Как не можешь, ты же всегда…- удивлённо начала Света, накидывая лёгкий плащик нежно розового цвета.

-Раньше всегда… А теперь не всегда, – прервала её я, стараясь не растерять остатки внимания.

-Ну как хочешь, - похоже обидевшись, соседка застучала каблучками модных туфель за дверью и я, облегчённо вздохнув, снова погрузилась в работу.

За время обеда я нашла в интернете и заполнила форму заявления об отпуске. Никогда ещё не приходилось мне его писать, распечатала, пока Света не вернулась. Правда после обеда обиженная соседка по кабинету со мной не разговаривала. А мне больше было некогда вникать в её переживания, на сегодня хватало своих.

Вечером пошла в кабинет начальника и довольно легко подписала своё заявление на отпуск. Всё ещё не веря удаче, осталась на работе допоздна и много сделала. Домой возвращалась счастливая, не чувствуя усталости.
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Собщений: 465
Репутация:
Наград: 11
Замечания : 0%
# 8 22.10.2016 в 16:43
№3 — Аптека доктора Пеля (продолжение)

Глава 4


Все последующие дни до отпуска прошли в работе и однообразии. В офисе пошушукались, да быстро забыли новость о моём неожиданном отдыхе. Светка обиженно дулась, начальник радостно принимал сдаваемые раньше срока проекты, клиенты не могли надивится на мою креативность и обязательность. Кажется, я стала ценным, нет бесценным, сотрудником.

В суете последних недель я выбросила из головы странную историю, произошедшую со мной две недели назад. Как-то за несколько дней до отпуска расслабленно доделывая последнее самое простое задание, вспомнила, что надо посмотреть в интернете открытия в химии. Первое, что попалось на глаза - нобелевские лауреаты. Название работы «… создание хиральных катализаторов окислительно-восстановительных реакций» повергло в ужас. Никогда в жизни мне, человеку с гуманитарным образованием и складом ума, не уместить в голове этих новинок. Я не сумею разобраться в хитросплетениях странных и непонятных терминов, а не разобравшись и не запомню ничего. Чем же я сумею помочь милому доктору? Я внезапно ощутила сильное желание участвовать и помогать в этом фантастическом проекте.

Был обеденный перерыв, Света обедала теперь с Аней из соседнего отдела и возмущённо фыркала при моем появлении в кафе. Правда сегодня я осталась в кабинете и, оставив в покое «хиральные катализаторы», просматривала статьи по медицине, пытаясь уяснить и запомнить информацию. Света вернулась с обеда, и я спросила у неё:

-Свет, а ты когда-нибудь думала о химии и медицине? Как они там свои открытия делают?

-Ты чё? – посмотрела на меня непонимающими глазами Света и подсела к моему столу, - Настя, тебе и правда в отпуск пора, я думала ты со мной из гордости болтать не хочешь, а у тебя крыша поехала совсем. Ты, давай, отдыхай побольше. Хочешь я помогу тебе гардеробчик для отдыха подобрать? У тебя ж кроме твоих костюмов нет ничего. Ты куда поехать решила?

-Да я и не думала пока… Отосплюсь недельку или две… Поброжу по окрестным паркам… Останется ещё как минимум две недели, и я решу. Если появятся силы и желание, куплю какую-нибудь путёвку.

-А почему ты не хочешь поехать на море? Ты ж ни разу не была? И всё там сможешь сделать: отоспишься, погуляешь, съездишь на экскурсию. Ты подумай, у тебя не часто отпуск бывает, - и Светка красноречиво постучала себя по голове.

-Да, может ты и права. Не думала. Да у меня и одежды для пляжа нет… хотя купальник есть, я в прошлом году в бассейн купила абонемент и купальник, да потом некогда было ходить, … работы много… Абонемент пропал, а купальник остался. Новенький.

-Ага, и зная тебя, могу предположить, что купальник закрытый?

-Конечно. Для бассейна же.

-Нет, подруга, ты давай думай, покупай билет, пока не сезон и отправимся за одеждой. Раз уж выбила отпуск, так проведи его достойно!

-Хорошо, я подумаю… Так если не сезон, купальник ни к чему…

-Нет, очень даже к чему. Вода может и прохладная ещё будет, но с солнцем в начале июня там всё в порядке. Будешь загорать. Давай, я в субботу заеду за тобой и поедем подбирать тебе гардеробчик. Может ещё и подцепишь кого-нибудь на море, - Света подмигнула игриво, а мне стало неприятно, я всегда боялась глупых романов, быть использованной и обманутой.

Мечтала ли я о принце? Нет. Я вообще не решалась мечтать о мужчинах. Похоже я их боялась и всегда избегала – неприятная догадка кольнула душу. Мне тоже хотелось немножко женского счастья. Только надежного, а не так, как у Светки. Почему с мужчинами у меня было связано лишь одно чувство – страх? Пока я не могла ответить для себя на этот вопрос.

- Свет, я подумаю. Сначала нужно купить билеты. А я не знаю даже куда мне поехать, - попробовала я отказаться от сумасбродной идеи.

-Это вообще не проблема. Политическая обстановка в мире сейчас не стабильная. Терракты там всякие. Поэтому выбираем Россию. Так. Моя престарелая тётушка в прошлом году отдыхала на Чёрном море, – уверенно закинув ногу на ногу изрекла моя соседка.

-Я что так сильно похожа на твою престарелую тётушку, - я вдруг развеселилась и заразилась оптимизмом, представив, что вполне могу себе позволить поехать к морю. Аж дух захватило.

-Вообще-то да. Ты как динозавр. Таких сейчас нет. Так что для начала, Чёрное море вполне тебе подойдёт. Ну а курорт выбери сама. Вот Анапа – замечательный детский курорт, – на полном серьёзе Светка перескочила с престарелой тётушки на детей.

-Ты ж говорила, что я престарелая? – мне становилось всё смешнее.

-Ну ты смесь ребёнка и престарелой рептилии.

-Почему рептилии?

-Холодная потому что. Юг тебя согреет. И наивная как ребёнок. Давай сегодня думай, завтра бери билет, в субботу едем за бикини и шортами. Не упускай свой шанс. А то так и просидишь всю жизнь в девках. Кто тебя подтолкнёт к счастью, как не я?

-Свет, а как ты думаешь, что такое «хиральные катализаторы»? – как-то неожиданно даже для самой себя я перескочила на мучащий меня вопрос.

Сначала компьютер в Светкиной голове завис от непонятного словосочетания, но она никогда не терялась в отличие от меня и быстро выкрутилась:

-Анастасия, я думаю, что мы купим тебе шмотки, и ты поедешь отдыхать на море впервые в жизни. Выброси из головы физику. Приедешь и, если тебе это будет всё ещё важно, разберёшься, – строго, как учительница произнесла она.

-Свет, это не физика, а химия.

-Какая разница? Разберёшься потом.

Я промолчала, потому что и сама ничего не понимала ни в физике, ни в химии.

-Давай закончим дела и после работы зайдём в кафе, – предложила через некоторое время Света и перешла к своему рабочему месту.

-Нет, я сегодня подумаю. Посмотрю в интернете куда бы мне хотелось поехать. Может и правда решусь.

-Отличная мысль. Молодец! – Светка похвалила меня как маленького ребёнка, который выполнил невероятно сложное задание. Но научиться радоваться и расслабляться и правда было для меня непросто.

Мне было важно сейчас разобраться в своих желаниях и возможностях, ведь через пять дней я собиралась закапать странные капли и посмотреть, что будет. Я всё ещё до конца не верила и считала произошедшее сном. Но на всякий случай хотелось подготовиться к новому экзамену загадочного доктора, существующего может только в моём воображении. Не могла же я Светке рассказать эту историю. Я и так последнее время вела себя странно и часто неожиданно даже для самой себя.

К морю, конечно, хотелось, ведь я ни разу там не была, кроме, разумеется, Финского залива. Но настоящее, тёплое и солёное, с ракушками и медузами – я видела только в кино.

Сначала у меня было детство: детский сад и лето в деревне у бабушки в Ленинградской области, потом школа и снова лето в той же деревне, потом институт и опять лето в деревне. Теперь работа и, впитав страх семьи за материальные возможности, точнее невозможности, я старательно училась, а потом работала и копила «на чёрный день» - так всегда было принято в моей семье. И ведь эти чёрные дни наступали с завидной частотой: прабабушку раскулачили и чуть не убили, у прадеда отобрали имение, и он тоже старательно скрывал своё происхождение; бабушка и дедушка бедствовали в войну, родители потеряли всё положенное в банк, когда случился развал СССР – в общем, в моей семье отношения с деньгами не складывались. Так зачем мне копить? Ведь коплю я тоже на «чёрный день», а вдруг он настанет? Их-то, предков моих, деньги от бед не спасли? Нет, потрачу-ка я часть накопленной суммы на свою мечту. А потом для другой части придумаю другую мечту не на чёрный, а на хороший день.

Настроение взлетело до небес, и я включилась в работу над своим последним перед отпуском проектом.

На следующий день мы одновременно со Светой пришли на работу и столкнулись у дверей кабинета.

-Привет! – сказала Света, поправляя алыми ноготками безупречно уложенные светлые локоны.

-Привет! – я открыла кабинет, отчего-то пряча свои коротко подстриженные ногти, которые соседка, конечно, видела много раз.

Я вдруг вспомнила, что в детстве мечтала накрасить ногти ярко-красным лаком, правда мама потом, когда я уже выросла строго-настрого запретила мне эту «вульгарщину» И детская мечта так и не сбылась.

-Ну что ты решила? – бросив сумку на стул, спросила напарница.

-Я думаю, может в Крым? – нерешительно начала я.

-Точно, представляешь и я о нем вчера подумала. Встретила соседку, а она рассказала, что нашла через Интернет домик в Крыму, сняли заранее и поедут в июле на машине. Вот я и подумала про тебя: ничего, что у тебя нет машины, купишь билет на самолёт, пару часов и ты там. Здорово ведь! А дом там или номер в отеле придумаешь как снять. Да можно прям там. Соседка сказала, что и на месте не проблема, тем более ты одна, а они большой компанией. Тебе-то проще.

Света тараторила и тараторила. А моё сердце сжималось от страха. Одна на самолёте в неизвестность, там бродить по улицам и искать жильё как бездомная. Да и я такая скромная и стеснительная. Пожалуй, и не смогу. От мысли, что может придётся ночевать где-нибудь на вокзале или на улице стало ещё хуже.

-Свет, наверное, я зря всё это затеяла. Ну его, отосплюсь здесь и погуляю по паркам. Нормально же? У нас такой красивый город!

-И не думай. Я уже своего приятеля одного попросила. Он расскажет мне как заказать билеты на самолёт. Так что билет мы тебе сейчас обеспечим. И не вздумай обращаться в туристические фирмы: сдерут с тебя три цены, ещё и разорятся потом. Вот мои знакомые, в прошлом году в крупной фирме купили путёвки, улетели отдыхать, а фирма разорилась, так их из отеля с детьми выселили и через несколько дней рейсом МЧС привезли. И таких много было. Теперь в век Интернета нет проблем самим заказать билеты. Просто ты - динозавр и мы это исправим.

К обеду Света и правда всё разузнала и заказала мне билеты на самолёт. Пути назад больше не было.

Моё сердце то билось радостно от предвкушения путешествия и неожиданных радостей, то замирало от страха, что я не справлюсь и потеряюсь или останусь жить на улице. Я уже и не говорю, что постоянно думала о том, что самолёт может упасть, меня могут ограбить, может меня укусит какое-нибудь неизвестное насекомое, и я умру от неведомой болезни.

В субботу Света, сдержав своё обещание, съездила со мной по магазинам. Надо ли объяснять, как это было ново и непривычно для меня. Чувствуя, что я - это какой-то совершенно новый человек, поддалась искушению и накупила по совету Светы ярких и открытых вещей, которых с роду не носила. На мои возражения, что одеться так смело я не смогу, Света ответила, что, когда я увижу солнце, море и отдыхающих, я легко переоденусь во всё, что мы выбрали и буду чувствовать себя в своей тарелке, потому что там именно так принято одеваться, она-то знает, потому что бывала не раз. А вот в своих унылых серых костюмах и свитерах, я, действительно буду привлекать такое нежеланное для меня внимание. В это я поверила и согласилась.

Мои мысли устремились к завтрашнему дню, когда мне нужно было или поверить, или не поверить в произошедшее и принять решение о путешествии, которое, возможно только привиделось мне. Я решала вопрос о своём психическом здоровье и потому отвлеклась от страхов перед предстоящим вполне реальным путешествием.

Глава 7


Погрузившись в сомнения, я плохо спала всю ночь, ворочалась, принимала то одно, то другое решение, но в четыре тридцать встала и заварила себе чай. В пять прозвенел будильник. Я включила телевизор и сверила часы.

Ровно в 5.05 села на диван и закапала капли. Снова подняла голову и поморгала, чтобы лекарство лучше распределилось. Приятное спокойствие расслабило всё тело, я опустила голову в привычное положение, но не открыла глаза и опять почувствовала вибрацию, потом стал нарастать гул будто бы я слышала множество голосов и безуспешно силилась разобрать, что они говорят:

-Бууу,..бууу…бууу…

-С прибытием вас, сударыня, - первые человеческие слова, которые я смогла, наконец, понять.

Открыв глаза, я обнаружила себя в знакомой подземной лаборатории, с тем лишь отличием, что помимо доктора Пеля в соседнем кресле сидел ещё один мужчина, лицо которого мне было смутно знакомо.

-Здравствуйте, Василий Васильевич, - я вопросительно посмотрела на своего соседа, пытаясь вспомнить, где я его видела.

-Здравствуйте, я знал, что вы отважитесь продолжить наш эксперимент. И кстати, хочу представить вам моего лучшего, а может и единственного друга, Дмитрия Ивановича, профессора химии.

Мужчина учтиво привстал и поклонился мне и вдруг догадка ошарашила меня своей неправдоподобностью:

-Менделеев?.. – прошептала я, узнав чуть более молодое, но знакомое лицо из школьного учебника химии. Пожалуй, борода на портрете в учебнике была гуще и глаза грустнее. У находящегося рядом мужчины в удивительно синих глазах были задорные искорки и возраст его я бы определила, как лет тридцать пять.

-Вы знаете моего гостя? - слегка удивился доктор.

-Ещё бы не знать, таблицу Менделеева мы изучаем на уроках химии в школе, - всё ещё не веря своим глазам, я уставилась на профессора.

-И что это за таблица? - многозначительно переглянулись учёные

-Периодическая система химических элементов Менделеева, любой школьник знает.

-Не зря ты, друг мой, трудишься. Видимо ты всё же её открыл, свою таблицу, - с хитринкой сказал Пель, посмеиваясь в усы.

-Только не химических элементов, а тел, - поправил меня Менделеев.

-Нет, мы изучали именно химические элементы, - отважилась я спорить.

-Интересно.

-Скорее всего термин изменили…

-Вполне возможно.

-Так расскажите нам, что там в учебнике.

-Я вообще-то не очень помню. Что-то там от атомного веса зависело и по нему в таблице распределялось, - попыталась я восстановить воспоминания, ведь в школе я была отличницей и закончила её с золотой медалью, да и университет с «красным дипломом», правда филологический факультет.

-Это не секрет, только вот по атомному весу не распределяется у меня никак, - поправил меня учёный.

-А… Я вспомнила. Нам на уроке рассказывали, что таблицу вы во сне открыли, - обрадовалась я, что многое ещё помню.

-Во сне? Прямо так и говорили? - сильно удивился учёный.

-Ну да. Типа того, что вы долго трудились, думали и, устав, прилегли, а во сне таблицу увидели, на салфетку быстро записали, как проснулись. Психологи считают, что это вполне нормально. Работа подсознания.

-Вот это номер, – от смеха Дмитрий Иванович затрясся вместе с окладистой бородой.

-Да, ну ты и спать, друг мой, - засмеялся и Пель.

-А я ещё кое-что вспомнила, - слегка задетая смехом учёных я продолжила, - в ваше время атомный вес многих веществ и их свойства определили неправильно, потому в таблицу они не распределялись у вас. А вы без всяких опытов веществам самовольно вес поменяли, чтоб их в таблицу впихнуть, да некоторые клеточки и вовсе пустыми остались, потому как те вещества ещё не открыты были, их потом открыли и все удивлялись, а откуда вы узнали-то про них.

-А вот от вас и узнал, выходит. Дело говоришь. Вот в чём загвоздка была. Ну а таблицу-то помнишь? – заинтересовался Менделеев.

-Да вы что, я школу давно закончила. Да и тогда мы наизусть её не учили, она на развороте учебника была.

-Жаль, что не помнишь.

-В следующий раз закапайте капли 6 июня в 6.00, и про таблицу моего друга разузнайте, пожалуйста. Очень нас обяжете… - прервал нас Василий Васильевич.

-Хорошо. Я в Крым еду. Там буду закапывать. Подействуют?

-В Крым? – вдруг заинтересовался Менделеев. - Бывал я в Крыму, в 1855году. Там интересная со мной история случилась. Болен я тогда был сильно, врачи думали чахотка. Тут в Петербурге смотрели, сказали всё, отдам концы. «Езжай-ка ты в Крым», - говорят, - «К доктору Пирогову, коли он не поможет, то никто не поможет». А в 1855 году война ж в Крыму шла. Пирогов оперировал там раненых, но я поехал, жить хотелось, 21 год всего. У Пирогова много было раненных, не до меня. Ходил я, ходил к нему не один день - всё никак не мог застать свободным. Пришлось даже в местную гимназию учителем устроиться, чтоб заработать немного себе на жизнь. Да что заработаешь, война ведь. Ну а потом всё ж улучил доктор для меня время. Посмотрел он, и знаете, что сказал? – Дмитрий Иванович задорно посмотрел на меня и, судя по тому, что он в историю химии вошёл, значит всё же тогда не умер от чахотки.

-Пирогов вас вылечил? – обрадовалась я простой догадке.

-Нет, не вылечил. Он долго меня осматривал у себя в гостиничном номере. Кстати, гостиница называлась «Золотой якорь», можете проверить, если, она ещё сохранилась в Севастополе. Так вот чахотки у меня не нашлось. А определил Пирогов неопасный порок сердечного клапана. Оттого кровь горлом и шла. Вот это был врач! Насквозь видел! А как Пирогов за человека радел. Он же гипсовую повязку изобрёл, чтоб конечности не ампутировать, а сращивать. И ведь получалось. Жаль, болен очень он сейчас.

-А вы в прошлый раз говорили, что лекарство от рака так и не изобрели, - неожиданно в разговор вступил доктор Пель.

-Нет, не изобрели. Делают какие-то облучения. Изобретают новые способы, но всё так же кого-то удаётся, а кого-то не удаётся спасти. Странная болезнь и страшная.

-Жаль. Пирогов от рака умирает. Жаль. Какой человек! Сколько вылечил людей, а ему помочь нет никакой возможности.

-Я почитаю, может есть что-то такое, что и в ваше время можно применить.

-Хорошо бы, да вряд ли можно помочь, раз говоришь и у вас ничего не смогли ещё придумать…

-Мы для вас тоже кое-что интересное приготовили с Дмитрием Ивановичем. Пойдём в лабораторию, немного пошалим, - неожиданно переменил тему Василий Васильевич и встал, приглашая пройти куда-то.

Одна из дверей подземного кабинета вела в лабораторию. И мы переместились туда. Вероятно, обставлена она была по последнему слову тогдашней техники. Правда, мне в лабораториях бывать не приходилось, потому оценить по достоинству я её не могла. Мне удалось узнать лишь некоторые предметы: тигли, старинные весы, множество колб и реторт.

Доктор раздул огонь, на огне в глиняном сосуде кипела ртуть. Дмитрий Иванович взял со стола свечу, разломил ее, обкатал в каком-то порошке, смял и свернул в небольшой шар, затем бросил его в сосуд. Оттуда повалил клубами густой черный дым. Дым сделал помещение еще более мрачным; и тут Дмитрий Иванович сказал:

- Прибавьте огня! Подбросьте еще дров! Еще...Еще!

Потом порывисто увлёк меня за собой. Мы быстро поднимались по знакомым уже мне ступеням наверх, оставив Василия Васильевича, видимо поддерживать огонь в очаге.

Остановившись на площадке, с которой можно было наблюдать внутренний дворик, учёный предложил мне посмотреть в окно. На дворе была ночь, лишь полная луна довольно ярко освещала улицу. И вдруг я заметила тени. Огромные чёрные тени летали во дворе.

-Грифоны! Я читала о них легенду. Я знала, что Пель вывел грифонов! Я вижу их! – восторженно закричала я, поверив в чудо.

-А если подумать? – взглянув своими синими смеющимися глазами мне в лицо, спросил Дмитрий Иванович.

-А что тут думать? Многие видели их и легенды даже сложили про башню грифонов.

-А всё-таки? Постарайтесь найти более разумное объяснение увиденному.

Я присмотрелась. Клубы густого чёрного дыма вырывались из трубы. Рассеиваясь и разделяясь, они были похожи на тени огромных летающих существ. Видимо та кипящая жидкость в сосуде в лаборатории давала этот чёрный дым, который вырывался клубами в трубу лаборатории.

-Дым, - чуть не плача, разочарованно протянула я.

-Ну, ну полноте… Пойдёмте, - и учёный ласково увлёк меня обратно.

Мы снова вернулись в комнату с камином и креслами, через несколько минут туда пришёл слегка запыхавшийся Василий Васильевич.

-Ну как вам наша шутка? – весело спросил он, усаживаясь в кресло.

-Сударыня огорчена, - прокомментировал произошедшее Дмитрий Иванович.

-Отчего же? Смотрите.

И доктор Пель продемонстрировал мне небольшой шарик, тот самый, который бросили в кипящую жидкость. С виду шарик был золотой.

-Золото? – недоверчиво нахмурилась я.

-Золото. Чистейшее, - подтвердил Дмитрий Иванович.

-В алхимии это так, развлечение. Главное в другом. Обыватели видят лишь то, что им скажут. Научиться видеть то, что есть на самом деле непросто, порой и невозможно. Ещё труднее осознать свои мечты и желания. Свои, а не навязанные кем-то, – сказал Василий Васильевич.

-А как же код счастья? Пишут, что вы его открыли, -с надеждой спросила я.

-Нет никакого кода счастья. Всё очень просто. Наши мысли и наши мечты – вот ключ к счастью. Можно всё, что ты хочешь. Это счастье, и это страшное оружие в руках неподготовленного человека, - ответил Пель.

-Потому мы и получаем ментальное ограничение своих возможностей в виде воспитания, религии, культуры. На самом деле ограничений нет. Это выдумка для того, чтобы управлять людьми. Ограничения созданы самими людьми. Чтобы человек понял, что возможно всё, должен быть нарушен привычный ход его мыслей, действий, поступков. И тогда пелена спадёт и можно понять правду. Людьми же эта магия жизни может быть и остановлена. Не всем нравится чужое могущество, многие хотят исключительно своего превосходства. А превосходства и могущества тоже нет – это выдумка, - продолжил мысль Пеля его друг.

-И вы не сможете поведать миру, что видели и что узнали. Вам не поверят, высмеют, а ещё чего доброго объявят сумасшедшей. Потому, кто знает правду, помалкивает, - добавил Пель и хитро подмигнул мне.

-И если нет кода счастья, я не смогу стать счастливой? – огорчилась я.

-Не огорчайтесь. Всё уже заложено в человеке. Вера в себя, свои возможности, свою мечту – вот код счастья. А мечтать нужно уметь. Мало кто знает, как правильно мечтать. Почти никто не видит, что путь к его мечте открыт всегда. Ведь путь к мечте не таков, каким мы его нафантазировали. Многие слепы, они проходят мимо.

-Так ведь и я одна из многих. Я тоже могу пройти мимо. Тем более я и не знаю в чём моё счастье, - совсем огорчилась я.

-Мы открыли вам глаза. Теперь вы не пройдёте мимо, уж поверьте…

И вдруг всё поплыло перед глазами, я почувствовала знакомую вибрацию, перестала различать предметы, звуки заменились на знакомый гул:

-Бууу….Бууу… Бууууу…..

Я сидела на диване в своей комнате, часы показывали 5.05 утра. И я снова не знала было ли всё произошедшее или приснилось мне.

Продолжение следует…
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Собщений: 465
Репутация:
Наград: 11
Замечания : 0%
# 9 22.10.2016 в 16:44
Поехали.
Голосование до 29.10 включительно.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Собщений: 238
Репутация: 686
Наград: 35
Замечания : 0%
# 10 23.10.2016 в 11:53
Первый. 2/10
Непонятно, зачем было делать героя оборотнем, да ещё и в середине рассказа. Герой и без того всех побеждающий монстр.
Диалоги – да… Будто роботы разговаривают.
Ладно там бесчувственный раб, так и все остальные тоже.
В самом начале текста – непонятность. «Босые ноги» выглядят принадлежащими аристократу, «ковёр» убеждает в том же. И вдруг – ударом по читательской психике, «зелёная татуировка» и «загорелое тело в шрамах».
Потом вообще «гуманоид» вылез, слово совсем не из той оперы.
Сюжет, впрочем, неплох, есть мысль. Если текст переписать как следует, рассказ будет вполне ничего.

Второй. 4/10
Длинные, ооооочень длинные предложения с массой перечислений. Из-за этого глаз в тексте вязнет, читать тяжело.
Потом, что это за “пуст, как коробка из-под конфет после праздника”? Где логика? Коробка из-под конфет пуста  независимо от праздника.
“неудавшийся рост” – эмм?
“…вылепили вьющееся растение, оплетающее здание от головы до ног” – строка сложно читается; из изразцов не лепят; из керамики тоже; у зданий не бывает головы и ног.
“Костер горел и ждал меня” – рассказ ведь не про Жанну д’Арк, извините за чёрный юмор?
К сожалению, подобных моментов в тексте навалом.
Город неплохо и очень подробно описан. Персонажи не очень.
Неплоха параллель с «Маленьким Принцем»: яд, смерть для освобождения.

Третий. 7/10
Написано довольно весело, легко читается. Стилизация речи «старинных» персонажей почти хороша.
Но героиня говорит как ребёнок. Лучше бы сделали её школьницей или студенткой-первокурсницей.
Отпала бы необходимость в депрессивной «офисной» части.
Этот рассказ понравился больше предыдущих.

В финал пущу Второй и Третий.
Первый не убедил.
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Собщений: 228
Репутация: 559
Наград: 32
Замечания : 0%
# 11 23.10.2016 в 14:28
1. Осилил только первый абзац. Долго решал ребус кто кого преследует, кто там какой обломок сжимает и почему аристократ босиком.
Оценка - 2.
2. Вроде и без особых ошибок, прогресс налицо, но художественность текста слабая. Сплошь прямолинейная передача информации. Полностью не осилил. 
Оценка - 5.
3. О! Это уже можно читать! Я кажется понял, что мне нравится в произведениях этого автора. Он строго следует законам жанра. Как я понял, это фантастический реализм. Абсолютно реалистичный конфликт (героиня - эдакая берновская золушка) решается после фантастических событий. 
Вот только плохо, что рассказ сделан не только по законам жанра но и по его шаблонам. Портал  во времени - уууу...
Беседы с учеными мужами из прошлого - скукотень,  копание в офисном плангтоге - ни к чему.
Можно поставить 7-ку, но из-за продолжения, которое следует неизвестно куда и прибудет неизвестно когда два балла сниму.
Оценка-5

Дальше проходят авторы 2 и 3 текста.

Похоже, финал будет такой же, что и в прошлый раз, только без Изморози.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Собщений: 58
Репутация: 265
Наград: 33
Замечания : 0%
# 12 23.10.2016 в 19:08
1. Довольно странная история про раба-оборотня. Если он "очень хорошо" воспитанный раб, то недовольство хозяином либо вообще не должно было возникнуть, либо быть спровоцировано \например, как бешенство у собак нападающих на своего хозяина\, либо очень долго зреть если уж мы наделяем его разумом. И много ещё разного рода  нелогизмов, их не вижу смысла повторять. 
Оценка 3.
2. Очень красиво и чрезвычайно подробно. На каком-то определённом этапе возникает желание пропустить описания и все-таки узнать - а что же дальше? Действие идёт слишком медленно в начале. Уверена, что можно было как-то иначе обыграть связь города с молодым королём. Эта сцена с самоубийством должна была вызвать слёзы сочувствия, но увы, вызвала только разочарование. К тому же суицид, даже во имя великой цели, несколько сомнительный "подвиг", и уж точно не к чему для аудитории подростков и юношей с нестабильной психикой.
Оценка 4.
3. Перерождение "серой мышки" в королеву с помощью волшебных капель лучше предыдущих. Но претензий и к нему достаточно много, даже не смотря на то, что повесть не закончена. В аптеке куда зашла героиня много современных лекарств, надо полагать, что и антисептики и антибиотики в наличии. Не понятно почему тогда доктор Пель задаёт про них вопросы не своей помощнице Анне, а случайно попавшей к нему девушке? Анна, что никогда не покидала аптеку, или там всё-таки должны были быть только старинные лекарства? Есть и другие недочёты. Например, кипящая ртуть - один из самых ядовитых металлов. 
Оценка 5.
Группа: Глава клуба рецензентов
Собщений: 869
Репутация: 1444
Наград: 42
Замечания : 0%
# 13 27.10.2016 в 00:26
Доброго времени суток, товарищи!

Текст первый:

"Не заботясь об аккуратности и предсказуемо заработав ещё несколько глубоких ран, раб взял лезвие обеими ладонями. Остановился над жертвой, занёс оружие над головой, резко ударил - сталь вонзилась в голову, вышла под подбородком... Разжав пальцы, убийца равнодушно наблюдал за последними секундами агонии." - Автор, вы же понимаете, насколько деревянной смотрится картина? Добавьте детали: запах, ветер, шорох и т.д., и т.п. Картина сухая как хлеб, пролежавший месяц в хлебнице. Всё словно в воздухе болтается. Вы могли бы хотя бы немного постараться оживить историю. Да и текст бы стал чуть длиннее, видно бы было, что над ним работали, а не написали на отвали.
Сама идея... Ну, а почему бы и нет? Эдакий супер-пупер чел, который сам себе хозяина выбирает. Правда вот эта вся избранность главного персонажа - это немного напрягает, честно, ибо шаблонно.
Какой-то мудрёной сюжетной линии нет. Не успеваешь окунуться в рассказ, а автор такой: а я уже всё.
В общих чертах, идея имеет право на существование, но нужно полностью переписывать, на мой читательский взгляд.
Что мы имеем? Слабеющий господин и раб.

Раб (главный персонаж) - его жизнь в подчинении. Но он не может и не хочет уважать и служить слабому, то бишь имеем свои принципы.

Хозяин (второстепенный персонаж) - фарфоровый, служащий лишь для более полного раскрытия главного персонажа. Самого его в тексте мало.

Конфликт: прорисован плохо, смазанно. Нужно забираться в голову каждого персонажа (главного/второстепенного): чувствовать как он, видеть его глазами, прожить жизнь или миг в его призрачном теле, состоящем из букв. Именно когда автор чувствует персонажей своей истории, они получаются не куском картона, а живыми. Автор - это не просто писатель, - это ещё и талантливый актёр, способный сыграть своих же героев.

Вычистка:
Ужас. Если вы хотите, чтобы ваши произведения читали, будьте добры, оформите как полагается. Я сейчас этот отзыв пишу дольше, чем вы вычиткой занимались, уверена.

Текст второй:

"История из жизни троих друзей,
путешествующих по иным мирам." - шото я не поняла, автор: шо это? Вы писатель или кто? Это что, для того, чтобы не объяснять что к чему? Конечно, проще просто поставить читателя перед фактом, мол, вот путешественники по мирам они и точка, но это разочаровывает с самого начала.
Читатель, тебе интересно откуда они? Интересно прочесть о их мире и жизни хоть пару абзацев? А вот шарф тебе на шею и яблоко в зубы! Автор ограничится одним предложением - таким себе прологом.

Так, теперь идём дальше:

"Я сразу заметила невдалеке от берега высокую гору, на вершине которой виднелась башня. С детства обожаю башни. Все эти сказки про принцесс и драконов, рыцарей и волшебство не обходились без высокой одинокой башни. Потому мой выбор - направиться именно в сторону горы - было сделан легко." - Она хотела там найти спящего красавца, чтобы пробудить его поцелуем?)))
Простите, не смогла удержаться.)

"На меня смотрели большие карие глаза, совершенно живые и человеческие. Напротив, всего в нескольких метрах, прислонившись плечом к колонне, скрестив руки и ноги, стоял парень – подросток лет 15-16." - Ну блин... Сделали бы его чуть постарше.) Для любовной истории этот возраст не эстетичен. Ну не рисуется у меня картинка! У меня просто сбой системы.)))

Но это всё придирки, конечно. Главная проблема этого рассказа - это чересчур большое количество ванили.

Девушка (от лица которой ведётся повествование ) - типичная героиня какого-нить бульварного чтива (да простит меня автор). К ней тянутся двое: читающий мысли Андриан и терпеливо её ждущий Рич.
Перед взглядом читателя слабая, плаксивая, мечтательница-простушка. Она никакая. Слишком пресная. В ней нет огня и жизни, нет индивидуальности. Она шаблон, и это далеко не так хорошо, как хотелось бы.

Андриан - не по годам умный подросток (клише), склонный к суициду. Имеет высокопарный титул. Он принц этой истории: проницательный, вежливый, тактичный, готовый пожертвовать собой ради благой цели и прочее бла-бла.

Рич - персонаж, который введён в сюжет для того, чтобы показать, что безымянная девушка нарасхват. Чуть поревновал, побесился, обнял её и сказал, что, мол, любит её такую, какая она есть, явно решив выжидать дальше своего времени. Пожалуй, произвёл на меня большее впечатление, чем другие герои данного рассказа.

Лион - стеснительный, закомплексованный ботан, который играет роль в развитии сюжетной линии.

Что мы видим? Идеализированную ваниль с тошнотворными, но раскрытыми героями. Теперь я поняла какую эмоцию передаёт блюющий радугой мем (не в обиду).
Атмосфера хороша и слог приемлем. Текст динамичный.
Но мы вынырнули из ниаткуда и нырнули в никуда. Временно-пространственные детали напрочь отсутствуют.
Сама же идея города, в котором всё обратилось в камень, хороша. Но обыграть можно было без излишне назойливой ванили.

Текст третий:

Безусловно, самый лучший текст из полуфинала, на мой взгляд.
Отлично прорисована атмосфера, живые герои и хороший слог. Но текст не закончен. (Ай-яй-яй, автор!) Вот это "Продолжение следует" - это ход не очень честный. Я оцениваю вас здесь и сейчас, а не в призрачном "позднее". Вам бы понравилось, если бы вам мясо подали недоваренным, м? Нет? А что так? Повар доварит позже.
Особо ни к чему прицепиться не могу, но для меня этот рассказ пахнет пудрой, кремом и прочими атрибутами женской писанины.) Слишком много туфель, ногтей, одежды и прочего. Мне почему-то кажется, что автор женщина.)))

Теперь дальше:

"-Прививки? Интересно, - перебил меня доктор. - А что есть прививки в вашем понимании?

-Ну это вводят человеку живую или убитую бактерию, или вирус, я точно не знаю, как они там называются, и формируется иммунитет, потом человек не заболеет. Мы, то есть медицина, уже победили такие неизлечимые болезни как чума, оспа…

-А воспаление лёгких? От него есть прививка?" - Стоп. Шото я не поняла, автор. Анастасию (гг) привела в туда фармацевт - Анна. У меня вопрос: на коего лешего им кто-то вообще был нужен кроме этой самой Анны?!) Она бы им и химию подробненько разжевала (химия профилирующий предмет в фармацевтических вузах) Да и по иным вопросам могла бы легко просветить.
Я понимаю, конечно, что дальше вы, автор, типа можете выкрутиться в продолжении, но я вижу то, что вижу.) Так что косяки вы мои косяки...) Куда же без вас, любимые, родимые.

Дальше всё хорошо. Больше никаких глобальных дыр не заметила. Читала с интересом. Этот текст - приятное завершение полуфинала.

Не смотря на нечестное "продолжение следует" и логические косячки, мне текст понравился. В нём есть изюминка. Хотя он, пожалуй, тоже излишне женский, можно сказать.)
________________________________________

Итог: я считаю, что в финал должны пройти авторы третьего и второго текста.

Желаю полуфиналистам удачи! Пройти в полуфинал - это уже успех!

А я просто умираю как спать уже хочу.)
Группа: АДМИНИСТРАТОР
Собщений: 465
Репутация:
Наград: 11
Замечания : 0%
# 14 30.10.2016 в 10:59
Мало. Давайте продлим голосование еще на неделю: до 4.11 включительно.
Буду делать рассылку.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Собщений: 39
Репутация: 182
Наград: 17
Замечания : 0%
# 15 31.10.2016 в 05:38
1 - я жажду служить (что за дурацкий набор слов?)
Откровенное дерьмо. Язык невнятный, сюжет разворачивается жевано, описание непонятное,
картина не складывается, еле собирается с услилием. Кроме того местами описки. Изъять и на доработку.
2 балла.

2 - Город. Сначала подумал, что Рич это псина) Описания персонажей романтичные слишком (по мне да-к)
читать можно, язык собран и виден опыт, но скучно. сумерки такие, для девочек подросточек. персонажи клише. не дочитал.
4 балла

3- "...не смыл реактивы от гололеда..." - чет не вкурил. корявое предложение.
реактивы не от гололеда, а от людей бывают.
вообще концовка описания весны затянута и запутана. невнятное нечто.
рекламное агенство - ну конечно. раньше все герои скучали в редакциях,
теперь в креативных/рекламных агенствах - словом клише.
рассказ о колке еще ничего, а вот история названия 6-7 линии - рано и не к месту.
С чего ей думать об этом здесь? В прошлом, когда столкнется с этим названием - тогда.
Логичнее и правдивее. Иначе фальшивое размышление ни к месту

В целом, хорошо написано. Логика страдает. Штампы, шаблоны и прочее - вполне хватает.
Писать вы уже научились, молодец, теперь вперед за стройным и интересным сюжетом. Спасибо за труд! ;)
6 баллов

Итог: номер 1 НЕ идет в финал.
Форум » Литературный фронт » IX Турнир » IX — Проза — Полуфинал
Страница 1 из 212»
Поиск:


svjatobor@gmail.com

Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz