Профиль | Последние обновления | Участники | Правила форума
Страница 1 из 11
Модератор форума: Диана, Горностай 
Форум » Литературный фронт » X Турнир » Проза — группа 4 (Куратор Диана)
Проза — группа 4
Группа: Глава клуба рецензентов
Собщений: 1081
Репутация: 1607
Наград: 47
Замечания : 0%
# 1 17.07.2017 в 01:05
Оппоненты: X vs Y
Максимальный срок выбора темы: до 19/07/17 включительно.
Выбранная тема: Охотники за головами
Объём: минус один голос за один авторский лист.
Жанр: на усмотрение участников
Жду работы до 03/08/17 включительно!
Присылать произведения на почту: german.christina2703@gmail.com (с обязательным указанием собственного ника и номера группы!!!)

Отсрочка до 06/08/17 включительно!
Группа: Глава клуба рецензентов
Собщений: 1081
Репутация: 1607
Наград: 47
Замечания : 0%
# 2 07.08.2017 в 01:52
Рассказ №1

Ключ на перо

1.
Пьяный отец или нет - мы с сестрой узнавали по звуку мотоцикла, только он заезжал в деревню.
Мать много плакала от того, что не успевала воспитывать дочерей, от усталости: даже наша с малых лет помощь по хозяйству заметно не облегчала ей жизнь… от запоев и постоянных измен отца.
А ведь я помню много хорошего: когда грелась в солнечном свете, лежа у папы на животе, щипала его густые брови, трепала за колючие щеки, - он любил меня безумно… А я – его…
Он не гонялся за нами с топором, как делал это деда Миша, сосед, над которым мы шутили, поджигая бумажки под окном. Он не бил мать, если и кричал, то только от бессилия исправить что-либо.
Но ни кодирования, ни заговоры не помогали…
Однажды я пришла из школы, это было классе в шестом…в сентябре…жара стояла жуткая, духота и пыльный ветер. Из сеней заглянула в кладовку выбрать арбуз покрупнее, а там папа… висит. Босиком. Помню треснутый арбуз, вытекающий из него сладкий сок… Закричала.
Я никогда больше не заходила в ту комнату. Почему он не подумал о том, что его могла увидеть я? Месячные пришли только в шестнадцать и оказались болезненными, врач сказал, что это из-за перегруза тяжелой домашней работой. Может быть… А может, из-за отца. Я всю жизнь была обижена на него и не могла простить, а сейчас вот лежу… осталось мне недолго, но не думаю, что и там смогу простить, а ты сходи на могилку, у него оградка такая красивая, с пчелками, найдешь. Скажи, что я помню… его брови… и колючие щеки. Скажи ему.


2.
Да уж поболее тысячи лет прошло с тех пор, как люди ушли в горы, спасаясь от бесконечных войн и междоусобиц. И до сих пор строят жилища из камня, обкладывают их кизяком, занимаются скотоводством, сеют чечевицу. Живут и умирают.
Вот и старику Саиду настала пора проститься с миром. Призывает он внучку свою Торе вернуться на недельку из города да проводить деда с почестями.
Лежит седобородый старец на овечьих шкурах в своем жилище и говорит внучке:
- Мария мне сегодня утром молока приносила… Может быть, помнишь ее? Вы же играли вместе детьми, ты-то уехала, а она осталась и расцветала у меня на глазах. Так вот она рассказала, что у Алима живет сейчас чужестранец и обучается нашему языку. Но не по своей воле, а по поручению предсмертному.
- Как же это?
- Сам удивлен не меньше твоего, - отпивает старик молока и продолжает. - Молва о нем уж далеко разошлась. Путешествует он по миру, выслушивает умирающих: их сожаления о том, что не успели сделать, или о том, что сделали. Выполняет и успокаивает тем страдающие души.
А Торе молча поправляет подушку, вытирает старику лоб.
- Позови мне его, - просит дед. – Чую: не сегодня, так завтра схоронишь меня. А сушеного мяса да теленка нашего Марии оставь. И сена. Ты же вернешься в город, тебе все это не надобно.

3.
Я ведь из хиналугцев происхожу. Ты, наверное, и не слышал о таком народе… мало потому что таких, тысячи три, может, не наберется.
Матушку мою выкрали из родных земель, когда ей двенадцать было, и выдали замуж за чужого человека. Совсем чужого, понимаешь? - и по вере, и по земле, и по образу жизни… по языку - чужого. Спросишь, почему так произошло? Да, по прихоти отца: четыре жены у него было, - все из разных мест, - такое вот увлечение. Кого-то выгонял. Подыскивали новых. Богатый - мог себе позволить.
Я-то учился в цивилизованном мире, на равнине, но тянуло всю жизнь куда повыше, потому что хиналугцы – горцы.
Отец лепил из меня преемника: пять языков – все его партнеров по бизнесу, экономика, юриспруденция… Но никогда я не чувствовал себя полноценным человеком.
Без знания культуры и истории своего народа, корней своих никогда не будешь ты человечнее безграмотного горца.
Многим плевать на это, но не мне.
Когда я вступил в права наследования, все «деловые нити» сосредоточились в моих руках. Времени катастрофически не хватало, но о своей мечте не забывал. Мои люди нашли хиналугца и привезли его ко мне. Но по пути что-то стряслось: недопонимание… неприятие… его убили…
Конечно, виноват я, и отвечу за свои деяния перед богом. Нельзя было так, но я привык, что ко мне приходят просить, а сам никогда ни к кому не ходил.
Ехать в горы не получалось, нашелся еще старик в небольшом селении, хранитель языка и традиций, но к нему я не успел…
Разменял пятый десяток недавно, а вот уже лежу и готов проститься с миром.
Тут его адрес, вот на листке, найди – за ценой не постою, в твоем кошельке всегда будет достаточно средств. Выучи хинал. Выучишь ты – и мне спокойнее будет, будто я сам обрету равновесие.
Теперь-то я знаю, что идти нужно туда, куда тянет, а не туда, куда тянут.


4.
Входит чужестранец в дом Саида, разувается да и замирает, привыкая к сумеркам: окошко по велению деда прикрыто, и лишь пламя керосиновой лампы освещает скудное его жилище. Высокий, очень, - даже голову чуть наклоненной держит; волос седых – видимо-невидимо, темно-синий бешмет на нем с высоким воротом, расшитый золотыми нитками, да брюки утепленные. Скуластый и лицо все большое, а глазки прищуренные, словно угольки горят. Здоровается и садится на ковре возле старца. Торе же Саид просит удалится.
- Как звать тебя? – спрашивает дед молчаливого гостя.
- Ливни Гор.
- Так это твое имя? – удивляется старик.
- Нет, но так меня все зовут.
- А меня Саидом, счастливым… Но, будь я счастлив, не позвал бы тебя.
- Так бывает, - лишь это говорит Ливни Гор оттого, что немногословен.
- И то верно, - соглашается Саид. – Но вот ответь мне: для чего ты это делаешь?
И странник отвечает, но не сразу:
- По велению сердца.
А у деда у самого в этот миг сердце сжимается от старой боли.
- Брат у меня, - говорит, - есть, живет отшельником, повыше там, за Трусихой, – поворачивается на бок от гостя и кашляет тяжело. – Гора так зовется. Разругались мы с ним уж лет сорок как из-за женщины. Красивая была – загляденье. Обиделся он, что не уступил я, а надо было: чуял, что его она любила, а не меня всю жизнь, но гордость взяла верх. Гордость и не давала пойти к нему помириться. Даже после смерти жены. А он ведь там до сих пор, - я это чувствую, и душа болит оттого сильнее, что сейчас не могу сам дойти и сказать, что тосковал по нему все эти годы. Найди его, прошу. Передай мои слова, что сожалею о своей гордости. Пусть навестит мою могилку, если простит.

5.
Скажи, ты боишься темноты? Пауков? Остаться в одиночестве? Отказа девушки, что нравится безумно?
Все чего-то боятся.
Мое детство прошло на Гаваях. Слышал об острове Ланаи? Там невероятной красоты скалы. Ревущая волна с грохотом ударяется о лезвия камней, рассыпается миллионом брызг…
Мы с ребятами каждое утро и вечер встречали и провожали солнце на прибрежных скалах.
Мой названый брат, Кекоа, из местных, первым решился прыгнуть. За ним – остальные. Но я каждый раз, когда заглядывал за выступ обрыва, видел там, внизу, свое расплющенное о камни тело, ноги дрожали, я отступал. Ребята приободряли, но не настаивали, мол, всему свое время.
Но с каждым днем страх становился сильнее.
Я видел лица друзей после прыжка – они светились изнутри ликованием воодушевления. Они каждое утро рождались заново, каждый вечер в них умирало все, впитанное за день.
Я боялся: был уверен, что разобьюсь.
Кекоа стал самым молодым чемпионом по клифф-дайвингу. Мы больше не общались…
Вот, о чем я жалею сейчас, перед смертью: что не прыгнул тогда. Что боялся. Боялся умереть… но умираю. Боялся умереть рано, но сейчас обменял бы все годы на тот миг, на светящиеся лица друзей, на их крепкое рукопожатие.
Ведь после тех скал на Ланаи у меня не было ничего, я не жил, а лишь доживал…


6.
И вот стоит Ливни Гор на тропе и смотрит на селение, что раскинулось ниже, на небольшом плоскогорье, и утопает в тумане облака посреди зеленых лугов. Воздух свеж, а вокруг, куда ни глянь, всюду цепи гор. На тех, что повыше - снежные покрывала, на других - цветы манят к себе, на третьих - голые скалы - щетинятся острозубыми валунами. А селение спит себе безмятежно. Узкие улочки, домишки неказистые, разбросанные тут и там, и каждый двор сторожит, словно огромный мохнатый зверь, стог сена.
Саида схоронили вчера, а сегодня поутру Ливни Гор собрал свою походную котомку, поблагодарил Алима за кров и уроки и пошел к ожидающей его Трусихе.
Только село за холмом растаяло, а на тропе встречает его Торе, с головы до пят закутанная овечьей шалью.
Остановился Ливни Гор и смотрит на нее свысока - росточком-то она и до плеч ему не достает. Но карие очи буравят странника: вздумаешь обидеть - не поздоровится. Волосы черны, как смоль, нос тоненький, с горбинкой, губы поджаты, а щеки пылают румянцем то ли от смущения, а то, может, и просто от усталости.
- Я с вами пойду, - говорит твердо, чтобы не возникло и желания возразить.
- Зачем это? – отмахнулся Ливни Гор и идет себе дальше.
- Дедушка привык всем верить, – Торе не отстает. – А я десять лет уж в городе живу, меня не проведешь!
- Я не собираюсь тебя провожать.
- Нет, вы не понимаете! – обгоняет девушка путешественника и встает на тропе. – Я не верю вам! Вы не будете искать брата. Да и как найдете? Зачем вам это надо? Раз уж и денег не берете, то вы мошенник! Да, мошенник. Вы обманываете стариков. Заставляете их напрасно надеяться.
Ливни Гор пожимает плечами и молча обходит Торе, чтобы продолжить свой путь. Под ногами камни, их приходится перепрыгивать, чтобы не попасть в расщелины. Но и девушка, хоть и не без труда, следует за ним по пятам.
- Дедушка не отпустил бы тебя со мной.
- Конечно! «Дедушка не отпустил бы тебя», - передразнивает Торе. - Когда родители погибли в селе, он только и знал, что не отпускал меня. Пришлось даже тете Эмине приехать, чтобы забрать меня в городскую школу.
- Жизнь в городе не пошла тебе на пользу.
Остановился Ливни Гор, чтобы выбрать наилучшую дорогу. Трусиха перед ним - километрах в пяти, а до горы еще – пастбища, ущелья и бурлящие потоки рек. Воздух чист и прозрачен. Как и тысячу лет назад.

7.
Я представляла вас совсем по-другому… Думала, вы старше и… пониже. Но глаза у вас не пустые… Скажите, вы много читаете? Посмотрите, какая большая у меня библиотека! Многие книги достались еще от бабушки.
А я ни одной не прочла. Некоторые даже в руки ни разу не брала, а ведь в каждой из них – целый мир, такой похожий на наш и так от него отличающийся; там жизнь, полная приключений, подвигов и любви; трусы и храбрецы, меняющиеся ролями…Сейчас жалею очень, что не читала. А вы возьмите любую… да хоть десять! Почитайте! Чтоб не жалеть, как я.
А в буфете – немецкий фарфоровый сервиз на двенадцать персон. Представляете: так ни разу и не пригодился. Помню, чтобы его заполучить, пришлось изрядно постараться, даже коллегу свою по работе подсидеть, стыдно жутко потом было… Жили пару месяцев на картошке, благо, мама привозила из деревни.
А давайте с вами попьем чайку?! Да-да, я серьезно, заварим травяного. Доставайте чашки, наложу вам варенья абрикосового в розетку, самую красивую.
Вещами себя окружили, среди вещей и помирать будем.
А как же хочется увидеть сейчас свою маму, обнять, прижаться к ней, рассказать о чем-то… Но ее нет уже лет двадцать. Знаю, вот меня не станет, моя-то дочурка тоже будет тосковать. Но почему сейчас она не со мной? Наверное, покупает себе очередное модное платье или в квартиру что… Вот как ей объяснить?


8.
Ливни Гор замечает, что Торе устала и проголодалась: слишком уж часто она ныряет рукой в мешочек и отщипывает кусочки лепешки. Он решает сделать привал у ручья. Умывается, омывает ноги и достает приготовленное женой Алима угощение, чтобы отобедать.
- На что же вы путешествуете, если денег не имеете? – спрашивает Торе, жадно пережевывая свой чурек.
- Я не говорил, что у меня нет денег.
- Ага! – восклицает девушка. – Значит, все-таки берете за свои услуги плату!
- Никогда не брал.
Но тут Ливни Гор припоминает один случай, и ему кажется, что он обязательно должен сообщить Торе о нем:
– Однажды пришлось взять, но в том и состояла просьба.
- Кто-то, умирая, сожалел, что не раздал все свои деньги, и попросил вас их забрать? – с ехидной улыбкой предполагает Торе.
Но странник не отвечает, потому что никогда и ни с кем не делится сожалениями умирающих. Зато ему захотелось освежить в памяти ту историю. Он достает свою книжку в коричневой кожаной обложке, находит нужную страничку и перечитывает, не обращая никакого внимания на заинтригованный взгляд девушки.
- А что это за книжечка? Дневник? Вы записываете все сожаления? – глаза ее все расширяются, она даже перестает есть. – Так вы коллекционер! Нет! Вы охотник! А это списки ваших жертв! Охотник за сожалениями… - Торе явно довольна сделанными выводами и своей догадливостью. – Но ведь, кроме этой книжки, у вас больше ничего нет? Кто вы? Откуда? Кем были до того, как пустились странствовать и записывать эти истории?
- Воспоминания, - поправляет Ливни Гор. – Читая их, я вспоминаю о своих путешествиях.
- Воспоминания? Но это не ваши воспоминания! Чужие! Вам разве нечего вспомнить из своей жизни?
Ждет ответа девушка, но охотник не спешит. Он дочитывает историю, доедает хлеб и тут, будто только заметив нетерпеливое ожидание Торе, спрашивает:
- А что вспоминаешь ты?
Вскипает от негодования Торе, она не привыкла к такой скрытности: в городе все друзья охотно рассказывали о себе, делились впечатлениями. Но она тут же остывает, потому что первое, что всплывает в ее памяти, связано с детством, с тем временем, когда в ней воспитывалось послушание и почитание старших.
- Меня учили прясть. Мы собирались в комнате, устланной коврами, бабушки из нашего села садились и начинали раскручивать прялки. И звук, исходящий от них, был похож на мурлыканье кошек. Будто десять кошек разом мурчали.
Ливни Гор молча напивается воды из фляги и доливает ее из ручья.
Они переходят через воду, перепрыгивая по мокрым камням, и продолжают путь по еле заметной тропе, то появляющейся на склоне пологого скалистого холма, а то исчезающей под завалами разбитой глыбы. Порывистый сильный ветер приглушает слова Торе:
- Зачем вы выбрали такую жизнь?!
- Это и есть моя жизнь! – отвечает Ливни Гор.
- Вовсе нет! Я вот, например, поступлю в университет, выучу английский, освою веб-дизайн, встречу свою любовь и создам семью - в этом мое счастье. А вы выбрали доживать чужие жизни! Ну а как же ваша собственная?
Поднялись путники на возвышенность. Там, где ветер хозяин, где нет места непрошеным гостям. А кто явится самовольно – того и столкнуть не погнушается.
Они подходят к краю расщелины. Слева довольно-таки крутой склон, справа отвесная скала, нависающая угрожающей мощью – не обойти. Ливни Гор смотрит вниз – глубоко, а острые края скальной породы, ощерившись, ждут, мол: «Давай! Попробуй!»
- Придется прыгать, - говорит охотник.
- Я не смогу! – Торе ахнула про себя: «Так вот как он решил избавиться от меня». – Мне страшно!
- Я смогу, – Ливни гор кажется совершенно спокойным, будто каждое утро, вместо зарядки, перепрыгивает ущелья. – Закреплю веревку, ты переправишься по ней.
- Здесь же метров пять, не меньше! – она с замиранием сердца осматривает Ливни Гор с головы до ног, пытаясь предположить, есть ли у того шансы. – Ты не сможешь.
- Не смог бы, - ответил он, улыбаясь, - если бы не доживал чужие жизни.

9
Что вы смотрите?! Что вы так смотрите?! Страшная, да? Худая? А я не звала вас, слышите, не звала. Тетя Лиза, гони его! Какой еще исполнитель желаний? Нет у меня желаний. Идите к черту.
Стойте. Вам деньги нужны? Нет? Я бы лучше вам отдала, только не ему. Да не бойтесь вы, присядьте. Я не заразная. А хотелось бы…
Всю жизнь… подождите, мне трудно говорить… понимаете, всю жизнь – он, только он. Глаза закроешь – а он рядом. Все – как он скажет, все – как он любит… Он, он, он.
Я даже готовить научилась, представляете? И ноги омывать – по турецким обычаям. Он в кресло, а я на колени. И радуюсь, как дура. Дура.
Муж? Смеетесь, что ли? Муж, да. С девяти до шести – мой – вместе с обеденным перерывом. А потом он к другой жене, я к себе – рыдать в «Одноклассниках». Господи, какие дети? Я даже кошку завести не могла, потому что она не входила в его планы. Ну, не скажите: планов у него было огого. И я там была, а как же. В первую двадцатку-то уж точно входила.
Возьмите деньги. Пусть утрется. Придет на похороны, а тетка ему оплеухой: «К ней мужик приходил - она ему все деньги отдала». Пусть утрется, пусть! Пусть узнает, что у меня кто-то был, кроме него. Жаль, что не было…[i]

10.
Позади ущелье. Смотрит Ливни гор в небо - на густые облака, на ястреба, парящего высоко-высоко. Они наконец-то выбираются на небольшое, залитое свежей сочной травой пастбище. Торе хочет попросить об отдыхе, но терпит.
- А вы, и вправду, найдете дедушкиного брата?
- Теперь веришь? Вот здесь устроим привал. Располагайся. И расскажи мне, почему эту гору называют Трусихой.
Солнце окрашивает снежные верхушки гигантов багрянцем. Облака, ползущие по небосклону, тоже нежатся в лучах заходящего светила.
- Есть легенда о прекрасной принцессе Дауте, которую жестокий отец запирал в замке и никуда не выпускал. Весь мир ей казался запертым в четырех стенах. Однажды к ним во дворец пожаловал уставший путник и случайно увидел принцессу, пожалел ее и предложил бежать, обменяв заботу и богатство отца на свободу всего мира. И она, конечно, согласилась. Они бежали долго. Ветер путал ухоженные волосы Дауты, об острые камни она изрезала нежные ноги. И вот на их пути последняя преграда – гора, осталось лишь взобраться, осталось десять шагов, и она будет свободна. И вдруг Даута остановилась. И так стояла она, вцепившись в скалу, и только головой в страхе мотала – то ли новую жизнь встретить боялась, то ли со старой расстаться. Шли годы, срослась принцесса с горой, и тот хребет, что слева от вершины, называют теперь хребтом Дауты. А все потому, что она так и не смогла решиться. Не смогла пожелать чего-то всей душой, без остатка.
Думаете, такая легенда есть? На самом деле, это единственная гора в округе, на которой не погиб ни один альпинист, она всем позволяет взобраться на себя, будто боится их расстроить. Остальные горы смеялись над ней, расправляясь с новыми смельчаками, а ее прозвали Трусихой. А почему вас зовут Ливни Гор?
Торе ежится от холода и осторожно пододвигается поближе к спутнику.
- Здесь нет никой красивой легенды, - улыбается странник. – Просто я люблю дождь в горах.
- После одного из таких ливней не стало мамы с папой, - сообщает с грустью девушка. – Я не люблю дождь в горах.
Молчит Торе, думает о чем-то своем. Молчит и Ливни Гор. Только слышно, как блеют неподалеку овцы.
- А что ищете вы?
- Ничего, - просто отвечает Ливни Гор и отворачивается, чтобы рассмотреть в вечернем тумане силуэт пастуха.
- Ну нет, так не бывает! – возражает Торе с возмущением. – У любого путешествия есть конечный пункт назначения. Любое начинание имеет целью логическое завершение. Люди, которые делятся с вами своими сожалениями, - у них тоже есть цель: успокоение души. А когда успокоитесь вы?
- Я не ищу спокойствия.
- Тогда чего же?
- Может быть, я просто хочу напиться из дырявой кружки. Утолить голод, терзающий сердце. Исправить ошибку, повернув время вспять… Вот она - голова невидимого зверя, за которой я охочусь.
Так много Ливни Гор не говорил давно. Торе начинает понимать:
- Так вы не ищете – вы убегаете! Но, быть может, и ваше сожаление кто-нибудь выполнит? О чем вы будете сожалеть перед смертью?
- Сейчас я сожалею только об одном, – Ливни Гор встает, услышав топот приближающихся лошадей и лай собак. – Что позволил тебе остаться.
Сначала из тумана выскакивает лохматый пес. Он несется по мокрой траве, но, повинуясь свисту сзади, останавливается и машет хвостом, дожидаясь хозяина.
А вот и они: два всадника в каракулевых папахах и светлых бурках. В руках ружья. Судя по грозным крикам и направленным на незваных гостей стволам, настроены они недружелюбно. Седобородые старцы, но оружие держат уверенно. Торе прижимается к страннику, боится.
И тут Ливни Гор вдруг отвечает им на их родном наречии, показывая на Трусиху, и суровые горцы вмиг превращаются в радушных пастухов, прячут ружья и кивают на места позади себя на лошадях, мол: «Садитесь! Рады гостям!»
Как раз вовремя: сумерки сгущаются, а ночью в горах холодно.

11.
[i]Вы когда-нибудь видели Волгу на закате? Когда солнечные лучи веером ложатся на водную гладь, а потом кто-то там, за облаками, начинает этот веер складывать – одну пластину с другой. Пока не останется последняя - золотая с неба до берега. И по ней рыбаки возвращаются домой.
Я выгляжу смешной, да? Ну, не сердитесь, не сердитесь… Это вам еще повезло, что я не стала доставать фотографии. Я их мно-о-ого из той поездки привезла. Теперь, бывает, пересматриваю – и снова там. Молодая, влюбленная… И вся жизнь впереди.
Мы с Антошей хотели потом еще раз по Волге проплыть – тем же маршрутом. Не вышло. То дети болели, то денег не было. А теперь вот и Антоши нет – одни фотографии остались. Хотите посмотреть?
Нравится? На «Вечер на Волге» похоже. Вы ведь любите Левитана? Ну что же вы так… Обязательно, слышите, обязательно побывайте там. Чтобы не жалеть о том, что могли и не поехали.
Мне иногда кажется, что ад и рай – это все выдумки. Есть воспоминания, и человек сам выбирает, куда ему вернуться. Антоша там, на Волге, я знаю. Сидит в лодке с удочкой, стережет последний луч. И ждет меня.


12.
Вот сидят у костра Ливни Гор, его спутница и два пастуха, укутавшись в шерстяные одеяла, угощаются чечевичной похлебкой и вкуснейшим чуреком, смеются, вспоминая испуганную Торе. Но как только рассказал охотник о том, кого они ищут, горцы тут же умолкают, переглядываются. Оказывается, знают они брата Саида. Называют того Каинат, живет отшельником давно, уж и не сосчитать сколько лет. Говорят, что открылись ему все замыслы Аллаха, видит он и прошлое, и настоящее, и даже в будущее заглянуть может. Когда забивают овцу, зовут Каината, да тот свежей крови напивается и, бывает, расскажет, если попросят, конечно, о том, что будет и что было, а иногда и что делать нужно, чтобы в будущем не жалеть о прошлом. Оттого и боятся его. Да и сам он нелюдим.
Ливни Гор с Торе переглядываются и молчат. Спать засобирались. А рано поутру, отблагодарив горцев за гостеприимство и похлебку, снова отправляются в путь.
И особо бурная горная река преграждает им путь. Оступается Торе при переходе, и чуть было не уносит ее бурлящий поток, но успевает охотник схватить девушку и вытянуть на берег. Отдает ей свою верхнюю одежду, а женское белье на ветках развешивают сохнуть.
И снова в дорогу. И снова тяжелый подъем и не менее тяжелый спуск, где каждый неверный шаг норовит обернуться смертельным. Но горцы подсказали самый короткий путь к жилищу отшельника, и вот, спустя несколько часов молчаливого похода, путники выходят на равнину у подножия Трусихи. А вот и домишко на ближайшем холме: каменный, облепленный высушенными лепешками кизяка и покрытый ржавыми листами железа. Возле корова пасется, а у дома по обе стороны сложены прижатые булыжниками стопки хвороста. Небольшая дверь, обитая шкурой, и окно с резным наличником.
Вот таким предстает перед вами впервые мое скромное жилище.
Подойдя ближе, вы слышите мой раздраженный голос:
- Наберите воды в роднике за домом! Да омойте ноги прежде, чем входить! Ведро там же! А чувяки за дверью.
Я не люблю гостей. Да и гости меня особо не жалуют.

13.
Мне вот, не повезло, что родился умным. Звучит нелепо, согласен, но, увы, все именно так. Мой дядя… кажется, его звали... Коста, да-да, Коста, Коста Хадзидис, все любил повторять: «Посмотрите на этого малого - он не расстается с книгой, точно будет большим начальником». Повторял это дядя так часто и так уверенно, что, в конце концов, убедил всю мою родню.
В нашей деревушке народ простой: кто рыбачил, кто мастерил сувениры, кто помогал археологам. Богатеев по пальцам можно было сосчитать. Думаю, что все мне добра желали. Вернее, того, что за него принимали: деньги и власть.
Я-то сам думал иначе, думал, что мне особо ничего такого не надо. Кирку бы, лопату, хорошую погоду и удачу. Любил я археологию и нашу историю, древнюю, как сама цивилизация.
Но вся моя родня во главе с дядей... э-э-э... Костой и слушать об этом не желала. Да и я тоже, конечно же, мечтал о славе и о богатстве, наверное.
В общем, отучился я в городе на экономиста, на работу устроился и мало-помалу в начальники вышел. Только оказалось это совсем не то, что все себе представляли.
Знаешь, что для начальника самое важное? Ум? — нет! Знания? — тоже мимо! Организованность? - не тут-то было! Жестокость. Без нее здесь никуда. Слаб человек, и без сильной руки так и норовит обратно в животное превратиться. Ленивое и тупое. Так что без жестокости ну никак.
Можно выучить экономику от и до, можно заставить жить себя по расписанию, научиться все планировать наперед. Но научиться быть жестоким и от этого не страдать — невозможно! Это либо есть у тебя, либо нет.
Помню техничку одну: она, чтобы сына-наркомана вытащить из тюрьмы, набрала в банках кредитов. Как же звали ее… Кинтия? Класо? Ксения? Да что же это…
Так, так... о чем это я.. А...ну да, да. В общем, пришлось мне ее уволить. Помню, как она меня умоляла, как падала на колени. Помню, как потом проклинала. И помню, как мучился и не спал всю ночь.
А это ведь копится. Все эти муки совести, эти бессонные ночи. Не поспишь одну другую, третью, и организм уже думает: а может, ну его нафиг, и так проживешь.
Жажда убьет тебя за пару дней, голод за три недели, а бессонница уничтожает медленно, не спеша, со знанием дела. Сначала сделает тебя неврастеником, потом лишит памяти. Заберет работу, а деньги ты сам отдашь врачам, которые могут лечить только симптомы.
И вот получилось, что нет у меня теперь ничего. Как и мечталось в юности. Вот только какой ценой…


14.
Вы вот смотрите на меня удивленно - перед вами старик, обросший, похожий на умалишенного, который к тому же говорит о том, чего не видел, так, будто всю дорогу за вами ходил. А может, и ходил? А? Шучу, конечно, не было меня там. И спасибо, что весточку о брате принесли.
Вы молчите, и я помолчу немного…
Красавицей растешь, Торе, от женихов отбоя не будет. Далеко метишь, но и о корнях не забывай.
И про тебя, охотник, я все-все знаю. Спросишь, откуда? Да нехитрое то дело, когда один живешь в горах столько лет, когда только и делаешь, что небо слушаешь. Ведь оно так низко здесь, в горах. Трудно не услышать.
Нелегкий ты путь выбрал, охотник: все твои тропы ведут домой, к последнему умирающему. И, излови ты хоть миллион чужих сожалений, на чаше весов одно твое сожаление перевесит их все. Ты отказался от богатства и мирской жизни, потому что винишь их в своей ошибке. Ты собираешь частички чужих страданий, чтобы заглушить своё. Но скажи мне: готов ли ты идти до конца? Не испугаешься ли? Есть ли предел у твоего самопожертвования? Уверен, что сможешь выполнить любое сожаление? Тогда давай я расскажу тебе о молодом человеке, который сейчас умирает от рака и ждет тебя.
Да-да, не только рак сжирает его изнутри. Он будет говорить тихо: сил уж нет совсем. Расскажет о том, как однажды сбил ребенка. По невнимательности. Сбил, испугался и уехал. И остался непойманным. Так бывает. Но зато его нашло чувство вины. Один из псов, что обгладывают своих жертв до костей. Одна из причин тех сожалений, за которыми охотишься ты. И он, конечно же, разузнал все о несчастных родителях того ребенка. Оказалось: рос он без матери, та умерла при родах, на попечении нянек и слуг, а отец – богатейший человек, занятый лишь работой. Он попросит тебя найти этого человека, ведь после похорон тот продал весь бизнес, дом, машины и стал путешествовать. Умирающий будет со слезами на глазах умолять передать ему слова своего сожаления. Выйдет к тебе и мать престарелая, упадет на колени, кричать будет, рыдать, ведь она все знала и уверена, что болезнь дана сыну в наказание и что, если простит его тот богач, то и рак отступит.
Дрожишь? Вижу: трясутся руки. А так и будет. И теперь я еще раз спрашиваю тебя: уверен ли, что сможешь выполнить это последнее сожаление? Ведь если нет, какой же смысл был в твоем странствии и тех историях, что записываешь ты так бережно и перечитываешь время от времени? Какой смысл в коллекции таких трофеев? Может быть, тебе начать собирать что-то другое? Например, ключи. У меня где-то валяется старый ключ, мне он без надобности: запирать-то нечего. А ключик тот оставил мне пастух, он от сарая, где тот забивал быков. А я, вон посмотрите, птичьи перья собираю.
Меняю ключ на перо.
Группа: Глава клуба рецензентов
Собщений: 1081
Репутация: 1607
Наград: 47
Замечания : 0%
# 3 07.08.2017 в 01:53
Рассказ №2

Избавлю от тёщи. Недорого


Пролог

По лестнице многоэтажки поднимался худощавый, измождённый мужчина. Он переставлял ноги так медленно, что его могла бы обогнать пятилетняя дочь Даша. Мужчину звали Олегом, и был он отцом большого семейства, теснящегося в стенах малогабаритной советской однушки.
Чем больше ступеней проходил Олег, тем явственнее горбилась его спина, словно на худых плечах рос камень. И вот, вконец согнувшись, Олег застыл перед обшарпанной дверью, вздохнул обречённо и провернул ключ в замочной скважине.
Дверь распахнулась и на порог выкатилась сдобная баба в засаленном халате и таких же засаленных тапках. Помятый вид ее нисколько не смущал, настрой баба имела самый воинственный:
- А-а, зятёк явился, не запылился! Что-то домой не торопишься! Я вам в няньки не нанималась весь день с Дашкой возиться! Так, гляди, она и как звать-то тебя забудет. Ладно, Мишку с Юркой забросил, то тебе Бог на суде предъявит, но уж о собственном-то дите можно вспомнить, коли предохраняться не научился?
- А мать ей на что? - грубо ответил Олег, протиснувшись в коридор. Там он скинул пальто и дырявые ботинки и принялся разминать околевшие в промокших носках ноги.
- А их мать, между прочим, твоя жена! И в отличии от тебя обязанности свои знает. Дома всё убрала, спины не разгибала, детей в школу, со школы. Обед тебе, неблагодарному, приготовила! А ты где-то шлялся до поздна!
- На работе!
- Что это за работа такая, где денег не платят? Или просто тобою, тряпкой, кто хочет, тот и помыкает?
Олег разве что не заскрипел зубами от злости. Как он устал выслушивать бесконечное брюзжание старой карги! Поток обидных ответов был готов вылиться наружу, но Олег как всегда проглотил его, и тот провалился в желудок гадким комком слизи.
- Нина Борисовна, а кто по вашему за квартиру платит? На чьи деньги кормимся? - раздражённо спросил Олег, проходя на крохотную кухню, где его жена ползала на карачках под столом, вытирая суп, который опрокинул кто-то из детей.
Жену Олега звали Ларисой. Когда-то мужчины влюблялись в её золотые кудри, загадочную улыбку и заботливые руки. Когда-то, но не теперь. При словах мужа Лариса подняла утыканную бигуди голову и презрительно хмыкнула, повторяя интонации матери:
- Вот именно что - кормимся! Как свиньи - комбикормом! Потому мужики пошли - нытики и денег заработать не в состоянии. Вот Игорь был - труженик! Квартиру купил. Хоть снимать не приходится.
- Только помер что-то Ваш Игорь, - проскрежетал отец семейства, забирая с подноса тарелку супа и беглым шагом убираясь из кухни.
Откуда не возьмись под ноги ему бросилась чернявая девочка. Суп полетел вверх дном, на рубашке расплылись жирные пятна, тарелка звякнула об пол, жена и тёща заверещали, словно свиньи на убое, и даже тесть оторвал зад от просиженного дивана и теперь неодобрительно качал головой.
- Даша! Твою ж мать! - прикрикнул Олег на дочь, но тут же со всех сторон в него полетели зубодробительные:”Не ори на ребёнка!” и “Самому под ноги надо было смотреть!”.
“Да заткнитесь вы”, - хотел закричать Олег, но только сжал голову руками, чтобы заглушить гомон и уплёлся в свой угол. Единственную часть комнаты отделённую раскладной перегородкой. Его маленький личный уголок, который он посмел себе отстоять. Наушники, компьютер. Только так можно не слышать вечно орущего семейства. А главное тёщи, словно сошедшей из журнала с байками. Кто бы знал, как Олег всё это ненавидел. А ведь именно от такой жизни он когда-то оставил родной Таганрог. Думал в Питере всё изменится. Но нет, нашёл на свою голову бабу с двумя детьми. Влюбился, дурак, венчался, а теперь куда? Развод и алименты? И к дочери строго по расписанию? А ведь ещё придётся снимать жильё и на что-то существовать. Уехать домой? И признать себя неудачником? Признать что не лучше отца - вечного подкаблучника? “Господи! Да за что мне?” - беззвучно взмолился Олег.
В животе урчало и хоть бы кто подумал принести кусок хлеба. Ладно, Даша совсем маленькая, а пасынки? Одному двенадцать, другому пятнадцать, и ведь относится Олег к ним, как к родным - ничего не жалеет. А те даже “папой” назвать иной раз стесняются, смотрят вечно исподлобья, как на ничтожество. Не жизнь, а гиблая топь, и как выбраться - не знаешь, и утонуть - страшно. К чертям бы всё послать!
Перебирая скорбные мысли, Олег бездумно просматривал в компьютере письма, удаляя спам и отписываясь от рекламы, но очередное письмо заставило его задержать дыхание. Олег выпрямился на стуле и перечитал внимательнее. Крупным шрифтом там были написаны следующие слова:

Адресат: Последняя_Помощь
”Избавлю от проблем с родными и близкими недорого и с гарантией. Акция! Всю весну по 10 рублей за голову! Полное исполнение заказа в течении суток!”

А ниже мигала зелёная овальная кнопка с надписью: “Сделать заказ!”
Ухмыляясь, Олег передвинул мышку на манящую кнопку и нажал. Тут же открылась новая страница с длиннющей анкетой. Неизвестные запрашивали Имя, адрес, телефон и другую информацию по якобы “жертве”.
Вот чем надо зарабатывать - лохов разводить! А не в офисе зад отсиживать! Хотя... приятно было бы думать, что так - одним кликом можно избавиться сразу от всех проблем. От тёщи, от жены... Вот это жизнь! Продал бы квартиру, вернулся домой в Таганрог, а там на такие-то деньжищи можно и бизнес открыть! Ведь кто-то же так и поступает!
Помечтать, конечно, не вредно... В понедельник на работе будет чем коллег повеселись, хоть что-то забавное в жизни происходит. А выдумщиков надо поощрить за изобретательность! И кто знает, может сжалятся и грохнут тёщу?

Не долго думая Олег прокрутил анкету до графы “оплатить” и перевёл с онлайн кошелька 60 рублей, лежащие там с незапамятных времён. Пусть порадуются шутники. Всё равно кошельком Олег уже давно не пользовался, а эти копейки вряд ли кому-то понадобятся.

Голова 1

Следующим утром Олега разбудило не привычное дребезжание будильника, а почти демонический вой тёщи. Вся семья собралась у двухъярусной кровати мальчишек. Сердце Олега заледенело от предчувствия беды, а когда он увидел Мишу - старшего из пасынков - то и вовсе остановилось.
Миша лежал на нижней кровати раскинув руки и глядя в пустоту. Глаза его были выпучены, а кожа посерела, словно к ней применили чёрно-белый фильтр. Лицо и простыни были измазаны рвотой и кровью, а губы искусаны в кровавую кашу. Тут же на полу валялись несколько открытых банок из под таблеток. Олег пытался прочитать их название и не мог, - перед глазами всё плыло из-за слез.
Он хотел было подойти к мальчишке, но к нему обернулись скорбные лица, замахали руками, словно он мог сделать ещё хуже.
Тесть когда-то работал в ментовке и теперь звонил старым приятелям. Лариса рыдала на груди сына. Младший пасынок - Юра - забился в угол и смотрел от туда на всех ненавидящим взором. Тёща подхватила Дашу и уже уносила на кухню, как вдруг малышка извернулась, спрыгнула с её рук и побежала к Олегу, вытянув вперёд маленькие ладошки.
Он подхватил дочурку, и та уткнулась носиком ему в плечо и Олег в который раз поразился, насколько она маленькая и беззащитная перед всем этим огромным миром.
- Всё хорошо, - прошептал Олег и сам себе не поверил.
- Он умер? - испуганно спросила Даша.
- Да.
- Но он же оживёт, правда? - с искренностью, какой обладают только дети, спросила она и посмотрела Олегу в глаза. И тот не выдержал, отвёл взгляд. Невинный, глупый мальчишка! Как же так?! Неужели это он - Олег - виноват? Но разве так бывает? Нет, не может быть. Просто совпадение. Трагический случай. С подростками это случается. Да и как убийца проник бы в дом? И ведь никто не проснулся. Почему же никто не проснулся!? Миша, ну как же так?
Тёща вырвала ребёнка из ослабевших рук Олега и посмотрела на него так, словно не понимала, как он смеет стоять тут живой и здоровый, когда Миша лежит холодный и бездыханный:
- Вот к чему привело твоё безразличие. А ты, подлец, небось и доволен! - прошипела она точно змея, - от лишнего рта избавился!
Тут Даша закапризничала и тёща поджав губы и заковыляла прочь.

На деревянных ногах Олег дошёл до компьютера. Нет, он, конечно, не верил, но... На почтовом ящике висело новое письмо. Адресат - Последняя_Помощь. В письме всего два коротких предложения:

”Одна голова прочь. Пять на подходе.”


Олег перечитывал эти слова снова и снова, пока их смысл не потерялся. Тогда он зажмурил глаза и с силой потёр переносицу. Виски его взмокли, а плечи вздрагивали. Дрожащими руками он напечатал ответное письмо:
“Кто бы ты ни был, прекрати немедленно! Это подло пользоваться чужим горем. Не знаю, как ты узнал, но не думай, что провёл меня. Иди к чёрту!”
Мужчина просидел неподвижно целый час, ожидая ответа. Но его так и не последовало. “Значит всё-таки просто совпадение”, - подумал он, и хоть пасынок лежал мёртвый в трёх шагах, Олег вздохнул с облегчением.

Голова 2

Мишу увезли утром. Олег, хоть и мог взять отгул, всё же пошёл на работу. Ему невыносимо было находиться дома. Утешать жену и выслушивать нападки тёщи. Уж лучше забыться хоть ненадолго.
Но забыться не получилось. В три часа дня ему позвонила зарёваная Лариса. Умер тесть. Перерезал себе горло опасной бритвой от уха до уха.
На почте ждало письмо:

”Две головы прочь. Четыре на подходе.”


Впервые за многие годы Олег наплевал на работу и вместо отчётов и анализа продаж строчил письма с угрозами и мольбами, но ответом раз за разом оставалось молчание. И тогда Олег сдался и написал то, что должен был написать с самого начала.
“Я отменяю заказ!”
Ответ пришёл незамедлительно, словно убийца только того и ждал:

“Отмена заказа - один миллион рублей”.


Голова 3

- Так, для чего Вам такая сумма, Олег Леонидович?
- Я же уже объяснял! На ремонт квартиры!
- Вы и нас поймите. У Вас нет машины, нет жилья в собственности, и Вы не рассматриваете вариант карты с лимитом. Но кредитная история в Вашу пользу, так что мы можем Вам предложить пол суммы. 500 тысяч с повышенной процентной ставкой от...

Олег вышел из банка прижимая к груди сумку с деньгами. Пару часов назад он одолжил у знакомых ещё двести семьдесят штук. Плюс сто тысяч, накопленных в тихую от семьи, и получалось, что требовалось найти всего сто тридцать.
Ещё оставалась возможность, что происходящее, лишь цепь случайностей, но поверить в это, значит потерять время.
Зазвонил телефон и у Олега перехватило дыхание, а сердце словно покрылось изморозью. Звонила Лариса. Опять кто-то умер? А что если Даша... Наглоталась иголок? Захлебнулась в ванной? Господи, да что угодно! Легче всего расправиться с маленькой девочкой. А эта жирная свинья всё ещё жива. Вот так шутка - он отдаст миллион, а сука даже не узнает, что он для неё сделал.
Олег нажал кнопку приёма, в висках пульсировало от волнения. В трубке раздался срывающийся голос Тёщи, и сердце Олега провалилось в пятки:
- Ребёночек погиб, - выл голос. - Невинное дитя.
- Кто? - Выдохнул Олег. Он представил свою тёмноглазую девочку лежащую в луже крови... Внутри что-то надломилось.
- Юрочка, Юронька, мальчик мой ненаглядный. Вот кто в семье был мужчиной. Вот кто...
Олег заорал:
- Это ты должна была сдохнуть! Старая сука! - бросил трубку и зарычал в ладони, сел на корточки прямо посреди улицы. Сука. Ты во всём виновата. Тварь! Почему ты не сдохла! Почему! Боже, что мне делать? Господи помоги... Господи...
Олег раскачивался взад-вперёд, точно полоумный, а прохожие обходили его по дуге, словно боялись заразиться чужим горем.

Голова 4

Вечер вступил в свои права и на город опустились сумерки. Олег стоял около вывески “Ломбард” и пересчитывал мелочь вырученную за обручальное кольцо и пару безделушек найденных дома. А ещё говорят, что золото - лучшее вложение!
За последние полчаса на телефон несколько раз звонили из полиции. Олег отвечал, что не в себе от горя и говорить не в состоянии. А что он мог сказать? “Я заплатил убийцам, думая что это шутка?”
Прежде чем они поверят, Даша уже умрёт.
Олег закрыл глаза, перед внутренним взором пронеслись лица. Миша - с выпученными глазами. Тесть - с кровавой улыбкой. Юра - с пакетом на голове. Все беззвучно кричали одно имя. Имя своего убийцы. Его имя.
Почему он не может, как в фильме, порадоваться свободе. Мальчики никогда его не любили, как и жена. Тесть и тёща - вовсе ненавистные люди, два сапога пара. Найдёт себе другую жену, заведёт новых детишек! Так почему просто не махнуть рукой? Только и нужно - принять этот дар и начать всё сначала - жить и любить, как раньше мечталось!
Но нет! Совесть душит, а тело сотрясает от страха, а мёртвые лица за каждым поворотом шепчут его имя. Единственной, кому он по-настоящему желал смерти - это любимой тёще. Вот уж о ком не проронит ни слезинки! Тварям всегда везёт, вот и тут - ни царапины. Хоть бы сердце что ли остановилось. Все дохнут как мухи, а ей нипочём.

В этот момент из ломбарда вышла сухонькая старушка и засеменила по улице. На правой руке у неё висела сумка, в которую при желании можно было бы спрятать пару самоваров. Олег двинулся за старухой. Он старался не думать зачем идёт так тихо, зачем держится теней, зачем оглядывается.
Решение уже созрело где-то внутри и оставалось только сорвать плод. “Мне они нужнее”. “Она сама бы их отдала, если бы знала зачем”. “Жизнь важнее”. “Даша важнее”.
Когда старушка повернула за угол, Олег нагнал её и схватил сумку. Но вместо того, чтобы отпустить, женщина вцепилась костлявыми пальцами в ручку и заверещала, как десяток ведьм:
- Грабют!!
Олег толкнул старуху - только бы она заткнулась. Сумка осталась у Олега, а старуха неожиданно легко отлетела к стене дома. Раздался хруст, словно переломилась сухая ветка. Не помня себя от страха, Олег бросился вдоль дома, мимо кустов и теней, и бежал пока хватало сил. Сердце стучало, точно бешеный барабан.
Наконец, Олег остановился, дыша как загнанная лошадь, и заглянул в сумку. “Боже, пожалуйста...”, - шептали губы. Внутри, завёрнутые в пакет, лежали деньги. Сто двадцать тысяч. А значит, вместе с остальными - ровно миллион.

С момента смерти Миши прошло всего тринадцать часов, но Олегу казалось будто пролетела жизнь и если он заглянет в зеркало, то увидит дряхлого старика с седой головой и трясущимися руками.
Пять минут назад он положил на счёт убийцы нужную сумму и теперь брёл домой не разбирая дороги.
Успел ли? Лариса могла просто не позвонить. Он сделал всё что мог. Исправил ошибку. Пошёл на поводу у грязных убийц. Кем нужно быть, чтобы убить ребёнка?... А старуха? “Да что с ней станется?” - подумал Олег, а в голове против воли повторился хруст, и мурашки побежали по коже.

Он уже был на подходе к дому, когда до ушей донеслось:
- Олежек!
Лариса бежала от подъезда - красная от слёз, волосы, золотые и кудрявые, развивались за плечами. Настоящая картинка из прошлого, но здесь и сейчас. Может ли горе принести счастье? Может ли возродить чувства? Олег не знал ответа, но почуял, как в груди раскрывает крылья уснувшая птица - надежда.
Лариса переходила дорогу, и на секунду её фигуру скрыли проезжающие машины. Из-за поворота выскочила тонированная Тойота. По ушам ударил женский вскрик и скрежет металла. Машина, взвизгнув шинами, унеслась прочь. Номер был залеплен грязью.
Олег смотрел во все глаза на мёртвое тело, на волосы прилипшие к пробитому черепу. Двери подъезда пронзительно скрипнули и в проходе появилась Даша. Она была совершенно одна, может быть увидела что-то из-за окна?
Опомнившись, Олег пробежал мимо мёртвой жены, накрыл глаза дочери ладонью и увёл домой.

Голова 5

В квартире было непривычно пусто. Кругом валялись игрушки и вещи, словно кто-то собирал чемоданы, но в последний момент передумал ехать и вывалил всё на пол. Дверь на кухню была закрыта, там по-волчьи подвывала тёща. А ведь она ещё не знает, что случилось с дочерью.
Даша кажется всё-таки не видела аварии или просто не поняла, что произошло. Олег усадил её за телевизор, а сам спрятался за перегородку и включил компьютер. Внутри разверзлись пустота и холод. Эмоции закончились, как заканчивается зубная паста в тюбике, и сколько не жми - новой не появится.
На почту пришло несколько новых писем и все от адресата: Последняя помощь.

”Три головы прочь. Три на подходе.” - это про Юру.
”Четыре головы прочь. Две на подходе.” - это про Ларису.
и
“Миллион на отмену. Одна голова снята с шеста. Имя не указано и мы решаем сами. Нина Борисовна будет жить”.


Тёща будет жить... Но он думал... Думал миллион отменит заказ полностью. Думал... Вот почему Ларису убили. Он отменил только одного.

Уже ни во что не веря, Олег стал набирать текст. Пальцы то и дело промахивались мимо клавиш и приходилось исправлять ошибки. Он написал:”Отмените Дашу. Пожалуйста.”.
Отправил.
Где-то в комнате ожил мобильный и раздалась трель входящего сообщения, затем - скрипнула дверь на кухню, тяжёлые шаги тёщи, писк виртуальной клавиатуры. Олег моргнул и на почте уже висело новое письмо от адресата Последняя_помощь.

“Ты опоздал. Выбор сделан”.


Олег поднялся со стула и отодвинул перегородку. Напротив стояла тёща. Её круглое, словно кастрюля, лицо светилось триумфом. Даши нигде не было, но прежде чем Олег сделал хоть шаг, ему в лоб уставилось дуло пистолета:
- Но-но, голубчик, не торопись. Ты же не хочешь навредить Дашуне? - Тёща мерзко улыбнулась. Передние зубы были вымазаны помадой - красной, словно кровь. - Думаешь, ты один устал жить в тесном свинарнике? А теперь тут так пусто, что даже немного грустно.
- Тварь, - выплюнул Олег. - Как ты могла.
- Я всего лишь отрабатывала гонорар, - усмехнулась женщина. - Не думала, что ты оплатишь все смерти, но не вини себя. Даже если бы ты перевёл хотя бы рубль, то принудительный бонус был бы тебе обеспечен. А Дашу я оставила напоследок не просто так. Она единственное, что у тебя за целую жизнь получилось хорошо. Ты всё ещё хочешь спасти дочурку? Я не против. Могу подсказать тебе как? - Она указала дулом на окно. - Со смертью заказчика заказ аннулируется. Мы подождем тебя с Дашенькой внизу, если не прилетишь через десять минут, боюсь, придётся забрать последнюю “голову”.
- С чего я должен тебе верить?
- У тебя нет выбора, голубчик. Либо прыгнешь и Даша будет жить, либо она умрёт, а тебя засадят в тюрьму. Или ты сомневаешься в моих силах? На крайней случай ещё остаётся твоя семья в Таганроге. - Она развернулась и пошла к выходу. - Десять минут, - напомнила тёща и захлопнула дверь.

Голова 6

Олег сидел на подоконнике, свесив вниз ноги и плакал. Ему было горько и гадко за свою жизнь и за её бесславный конец. Поганая сука его обманула, лишила совести и надежды, а теперь лишит жизни. Ему не за что бороться, кроме мести. Он не хочет видеть, как умрёт его дочь, и жирная тварь будет смеяться над ним, но что ему делать? Может следующую жизнь получится прожить лучше?
За спиной зазвонил телефон. От страха свело горло. Неужели он сидит слишком долго? Олег оторвался от подоконника и упал вниз.

***


Сквозь красную пелену Олег видел бегущих людей, видел лица. Одно из них наклонилось к нему, и полный беспокойства голос... Ларисин голос произнёс:
- Олеженька! Олеженька, только не умирай! Зачем же ты так! Олеженька!
Лицо жены было свежим, а волосы раскидались по плечам золотым веером. Ни следа крови и уж точно никакой пробоины в черепе.
С другой стороны нависли совершенно живые тесть и пасынки. Все они наперебой голосили и причитали, да только лица их были полны злой усмешки.
Лариса вдруг улыбнулась, превратившись в привычную мегеру и прошептала наклонившись ближе:
- Можешь же достать денег, когда захочешь, - потом отвернулась к кому-то и сказала вполголоса: - Этот раскололся быстрее Игоря. Я кстати уже двушку присмотрела, рядом отличный парк.
- Тихо-тихо, папаню сначала похорони, - проскрежетал Миша. - А то Леонид, помню, долго копытился. Когда уже нормального мужика присмотришь?
За спинами пасынков, словно знамя победы, маячило красное лицо тёщи.
Тут к Олегу подошли другие люди. Соседи и просто прохожие. Все они сокрушенно качали головами и утешали, уводили рыдающих детей и хлопали по плечу безутешную жену.

А Олег всё силился сквозь кровавую завесу, сквозь боль и спазмы крикнуть, объяснить какие это лжецы, и что они сделали с ним.
Силился и не мог.
... и не мог.
Группа: Глава клуба рецензентов
Собщений: 1081
Репутация: 1607
Наград: 47
Замечания : 0%
# 4 07.08.2017 в 01:54
Голосование открыто до 21/08/17 включительно!
Если допущена какая-либо ошибка в форматировании, обращайтесь ко мне в лс.
Группа: МАГИСТР
Собщений: 432
Репутация: 296
Наград: 21
Замечания : 0%
# 5 07.08.2017 в 09:56
Хм, интересные истории.

№ 1 - про путешественника по чужой посмертной воле (и во времени, похоже).
№ 2 - вольная интерпретация "Мы можем дать скидку на опт" Нила Геймана (не до степени плагиата).

В №2 есть нелогичности - поведенческие и прочие. А в № 1 концовка недокручена.

Понравилось особенно: в № 1 - свободное распоряжение фактурой рассказа, в № 2 - "можешь же достать денег, когда захочешь".

За № 1.  И, автор, теги придётся почистить, парочка висит.
Группа: НАЧИНАЮЩИЙ
Собщений: 208
Репутация: 93
Наград: 4
Замечания : 0%
# 6 10.08.2017 в 17:11
1. Язык вполне приличный. Что плохо - всё рассказывается, а не показывается. Потому первая глава звучит типично и скучно. Не трогает. Вот самоубийство отца - показано, хорошо. Связь месячных и повешанного меня изумила. Перескок в неведомую современность слишком резок, кмк. Кто у нас там про месячные любит? Экванс? Вторая часть внезапна. И я в неё не верю, верю, что автор Абгарян читал, а сам в деревенских горах не жил. 3 опять про горцев. Автор, на таком маленьком куске текста нельзя так сильно распылять бессвязность кусков. Внимание рассеивается безнадёжно. Это вам не Хазарский словарь.
Ладно, у нас тут три истории, объединённые только тем, что в каждой кто-то при смерти и обращается к кому-то с просьбой найти некоего человека - в первом случае умершего, в двух других - живых. Типа, видимо, это подразумевает охоту за головами. Мда. Такое себе. В четвёртой части наступает явная связь второго и третьего кусков. (Кстати, четвёртый написан лучше трёх предыдущих). В пятом тексте выползают Гаваи. Гаваи, мать их ети. Его уже объединяет только сожаление умирающего. Такое чувство, что автор его всунул просто так, потому что он в голову пришёл. В шестой части у нас овечья шаль. Не шерстяная, а овечья. Денег не берёшь, значит - мошенник. Логика - атас. В седьмом опять левая вставка, видимо, призывающая понять тлен и бренность цивилизованного мира, супротив гор и гаваев. Куски про тех, кто не собирается умирать нарочно написаны в настоящем времени, куски про тех, кто умирает -- в прошедшем. Это неплохо, мол, вы хоть и живы, но уже прошлое. Восьмая часть. С чего она взяла, что этот человек исполняет воли каждого умирающего (хотя, по всей видимости, так и есть)? Это автор знает, но он никак нам это не показал, чтобы дева сделала вывод. Главное, про тот случай, о котором он типа обязан был рассказать, так и не рассказал. Девушка-резонёр топорная, я не верю в неё, она говорит словами, которые нужны автору и делает то, что нужно автору. Её нет. Текст немного напоминает текст про Ликвидатора 2-2. Но тут, в отличие от Ликвидатора, в основном женщины (кроме двух исключений) и у них, слава, богу сожаления разнообразные и далеко не все связаные с гендерными отношеньками. Голова невидимого зверя. Очень за уши притянуто. Главный герой слегка раздражает своей мэрисьюшной мудрастью (при этом сильно отдаёт пабликами вк) и вандервафельностью. Вот Ликвидатор не раздражал. К 11 отступлению умирающие начинают утомлять. В последней главе я окончательно блеванула ванилью. Нахрена этот миллионер и филантроп пошёл записывать последние воли умирающих? Где связь с погибшим сыном? Гдееееееее? Да нигде.
Надеюсь, второй рассказ окажется голосовабельным, за это я голосовать не хочу.

2. Мда. Язык корявый. Ещё и стереотипно-отвратительная картина семейного щястья. О господи, гг -- мудак типовой. Зато крипота. Кинговская такая. У Кинга, кстати, тоже всё с мудаков начинается. Ну и тема раскрыта более чётко, чем в первом. Радует, что мудак оказывается человеком. Хоть и желает искренне смерти тёщи). Саспенс нагнетается умело, остросюжетка вполне себе. Хотя можно было добавить, конечно. Немного смешно то, что убийцей оказалась тёща. Но это тоже Кинг - криповка, что нужно. Финал отличный, ору) Хоть я и не люблю про отмену, но здесь удачно получилось) Хотя при этом мне отвратителен посыл текста, мол, из бедных мужуков кроу пьют бабы и дети. Фу, автор, фу.

Так что мой голос уходит в пустоту. Ни за кого.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Собщений: 312
Репутация: 810
Наград: 41
Замечания : 0%
# 7 11.08.2017 в 07:17
Первый
История исполнителя предсмертных просьб. Неплохо написано, вполне вменяемый сюжет.
Что не понравилось – явные прыжки во времени (вставные истории выглядят принадлежащими различным временным эпохам). ГГ у вас как «Доктор Кто», со способностью путешествовать в любую точку пространства-времени, но нигде не упоминается, как он заполучил данное свойство.

Второй
Непонятен фокал. То явное обращение автора к читателю, то взгляд со стороны ГГ (преобладает первое).
Сюжет хорош почти до конца.
А концовка жестокая, не заставляющая поверить, да и вообще плохая.
Дети – убийцы-заговорщики? Про патологоанатомов писатель в курсе?
Яду мне, яду!

Голос первому
Группа: МАГИСТР
Собщений: 996
Репутация: 1140
Наград: 56
Замечания : 0%
# 8 12.08.2017 в 14:06
Небольшое вступление:
Увы, эта пара явно слаба, и оба произведения, представленные в данном бою, как бы сказать... "не блещут". Очень жаль, что, к примеру, тот же автор второго произведения третьей группы не попал в эту дуэль, а один из здешних на его место в третью - так было бы правильно...

Первый рассказ.
Поток разума, события не вяжутся в единую картину - горести не обретают целостность полотна, а так и остаются разрозненными. Повествование скучное, очень скучное, сюжетного развития толком не наблюдается, герои не имеют психологического рисунка. Да еще и пафоса очень и очень много. Текст дочитался с большим трудом.

Второй рассказ.
Тут автор хотя бы взял на себя труд сделать произведение читаемым - и то плюс. Текст читался много проще, но от этого не очень то и многим лучше. Персонажи насквозь картонные, они даже не сатирические - они вывески, для сатиры надо хоть какую то ценную нотку, штришок найти - тут этого нет. Действия персонажей полностью подчинены диктату автора. Как надо так они и творят свои действа. Про психологию и характеры не говорю ибо нет ничего из этого. Плохо, просто плохо.

Голосую за второй текст, потому как он не насилует читателя страшной занудностью.
Группа: РЕЦЕНЗЕНТ
Собщений: 118
Репутация: 413
Наград: 4
Замечания : 0%
# 9 14.08.2017 в 13:06
1.
Неровный рассказ. Куски стилистически очень разные, да и в пределах одного отрывка встречаются всякие «вступил в права наследования» «Времени катастрофически не хватало» на фоне архаизированной речи. Выглядит дико.
Да, мотивация героя к финалу становится понятной, но вот только читательских симпатий это ему не добавляет, да и как личность раскрывает слабо. Тем хуже выглядит его пафосный ник («Ливни Гор», просто он любит дождь в горах, да – говорить это надо, красиво откидывая вьющиеся волосы назад).
И так, мы пришли к первому недостатку текста: пафос, безграничный, жуткий, пропитывает буквально каждую строчку, к финалу ближе текст уже просто невозможно воспринимать серьезно. Сквозит во всех этих историях с зернами «великой мудрости» какая-то пошлая псевдофилосовская ваниль.
Второй недостаток заключается в том, что истории не складываются в единое целое, если их и связывает общая идея – то я ее, увы, не вижу. Как и в рассказе №2 из 3 группы любую из историй можно заменить хоть сказкой про колобка… ну хорошо, про предсмертные сожаления колобка, и ничего принципиально в конструкции текста не изменится.
Из плюсов можно отметить то, что антураж выстроен достаточно неплохо, есть хорошо стилизованные отрывки. Эпизоды 9, 11 понравились больше других, да и пафоса там поменьше.
В итоге про сквозной сюжет говорить трудно: истории слишком слабо спаяны, главные герои слабо раскрыты (хуже многих проходных), за разговорами не видно лиц.

2.
Рассказ сделан просто, но сюжет сильный, поэтому держит в напряжении. Текст предельно ужат по сюжетному каркасу, ни слова лишнего, ни лишней детали. От этого мало пространства в тексте, мало эмоций, окружения, мотивов.
Персонажи прописаны ровно на столько, чтобы укладываться в сюжетную схему: герой - неудачник, жена-стерва, теща - жирная стерва. Не персонажи, а маски.
Язык суховатый, бедный, но текст читать достаточно легко.
Сюжет толкает героя вперед, но не видна его ломка, сомнения, т.е. раскрытие довольно таки относительное. Гг просто дали очень сильный пинок в начале, вот он и катится по инерции к финалу.
Финал был действительно неожиданным, и это радует… ровно до тех пор, пока не начинаешь задавать разные вопросы: каким образом удалось подстроить все эти инсценировки, как быть с разнообразными формальностями, не перейдут ли долги по наследству и т.д и т.п…

И… снова трудный выбор.
Первый рассказ сложен, экспериментирует с формой в ущерб сюжету.
Второй было интересно и легко читать, он не пытается казаться чем-то большим, чем он есть.

Голос за №2
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Собщений: 246
Репутация: 601
Наград: 25
Замечания : 0%
# 10 15.08.2017 в 07:33
Первый рассказ.
Интересно. Текст понравился. Концовка немного подхромала кое-где, но не страшно.
Цельный художественный текст, в общем. Картинно.
Кое-где курсив кстати не там где надо. хех.

Второй рассказ.
Не моё. Мерзко. Тупая идейка. Дурацкий текст. Читала с отвращением.
Вот прям противоположность первому...
И как-то глупо всё это выглядит. Не в первый раз вижу подобное.

Голос за первый.

Я вообще не вижу тут конкуренции, первый на уровень выше.
Группа: НАЧИНАЮЩИЙ
Собщений: 86
Репутация: 94
Наград: 4
Замечания : 0%
# 11 15.08.2017 в 11:30
1. Плюсы: хороший, хоть и однообразный слог, атмосферность, интересная основа сюжета, а главный плюс — композиция. Многие посчитали минусом нецельность рассказа, а на мой взгляд, это норм. В историю последнего путешествия вклиниваются истории из тетрадки Ливни (кстати, имя двоякое, оно играет на омонимии русских слов и англоязычных имён), они все разные и не должны быть связаны друг с другом. Понравилось введение повествователя, таким образом, в рассказе нет "просто голоса", он состоит из разных голосов разных персонажей. Мне нравится такой подход и в принципе сказовость вместо кинематографичности. Но тут есть минус
Минусы: голоса-то все однообразны и напоминают голос главного рассказчика. Есть пара отличий-исключений, но по сути весь текст рассказан только одним человеком, а при таком композиционном подходе круче бы звучала полифония.
Отдельный плюс за сеттинг, кстати: внеисторический горный регион России, где о современности узнаёшь лишь благодаря деталям, и связанный с ним дискурс хорошо смотрятся рядом с однотипной американщиной и поверхностной нулевой "русскостью", способной только на декорации.

2. Плюсы: автор умеет в триллер и явно смог бы в саспенс, если бы сменил темп и увеличил за счёт этого объём.
Минусы: но автор этого не делает, и саспенсу не хватает времени на созревание, всё происходит слишком быстро. Вообще, текст словно наспех сделан, в нём нет ничего, кроме голой фабулы, всё остальное — штампы и картонки. Слог немного хуже среднего, тоже торопливый. Если нарастить на этой фабуле мяса, может выйти норм крипота, а пока не верю, увы.

Голос за первый
Группа: НАЧИНАЮЩИЙ
Собщений: 27
Репутация: 25
Наград: 3
Замечания : 0%
# 12 15.08.2017 в 20:25
Рассказ 1
Не понравилась форма изложения. Очень сложно было читать.
Идея интересная и интригующая, мне импонирует философия автора, но из-за обилия разных историй в одной, сложно поймать гг. Понравилось, но если бы вы больше раскрыли гг было бы интересней.
Рассказ 2
Ах хорошо. Да он типичный неудачник, но как же хорошо его обрели вокруг пальца. Очень понравилось. Легко читается и легко ложится визуализация картинки. Спасибо автор, я в восторге.
Голос второму.
Группа: ЗАВСЕГДАТАЙ
Собщений: 200
Репутация: 593
Наград: 32
Замечания : 0%
# 13 17.08.2017 в 11:41
1. Противоречивые отзывы... Есть священник и есть исповеди. У священника обычного, кроме исповедей, еще куча обязанностей, а гг у нас специализируется по сожалениям умирающих. Я не понимаю тех, кто не видит связи. Когда священник выслушивает исповеди, разве он задается вопросом связей? Да истории разные, но их все связывает раскаяние в грехе и собственно сам проводник этих раскаяний к богу. Тут тоже самое, только не грех, а сожаление.
Построение отражает одну из идей текста: Когда человек посвящает себя служению другим, он теряет себя самого. Мы видим, что герой - это отражение всех сожалений. Мне вообще показалось,. что главные герои это те, кто рассказывает о своих сожалениях, а сюжетная линия построена вокруг героя безликого. Именно они говорят ему куда идти, что делать. А то, что оказалось, что и сюжетную линию нам тоже рассказывает совершенно другой перс, это только подтверждает.
Минусов тоже хватает, над стилистикой поработать надо было лучше и над тем, чтобы читателю было интересно читать.
2. Вообще мне такое очень нравится и этот текст мне понравился дико, НО... есть одно НО,. из-за которого я не могу отдать ему голос: гг не мог (даже гипотетически и в шутку) посчитать свою родную дочь, которую он (как нам показал автор) любит. Меня, как отца двоих дочерей, это жутко забесило. Это, конечно, лично мое отношение, но... нет, не смогу я за него проголосовать. Если бы все действия были логичны, то да.
Поэтому голос оставлю при себе.
Форум » Литературный фронт » X Турнир » Проза — группа 4 (Куратор Диана)
Страница 1 из 11
Поиск:


svjatobor@gmail.com

Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz