» Поэзия » Драматическая

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


На Чернобыль
Степень критики: искренняя ;)
Короткое описание:

Приключенческий рассказ по вселенной STALKER.



7 ноября 2017
- Ладно, давай. Я пошел.
- Давай, набери потом.
- Хорошо. Скоро не обещаю, разговор будет, эм… напряженным.
- Ну удачи.
Сергей сбросил телефонный разговор, положил смартфон в карман и, выйдя из пустой «переговорки», направился сразу к кабинету начальника отдела маркетинга.
- Есть минута? – спросил Сергей, постучавшись и заглянув в кабинет.
Александр кивнул.
Казакевич закрыл за собой дверь и подошел к столу начальника. 
- Что у тебя? - Александр отвлекся от работы за ноутбуком и посмотрел на Сергея.
- Саша, - сказал Казакевич, - я к тебе насчет отпуска. Мне бы срочно взять за свой счет на 2 недели.
- Уф… - Александр даже слегка откинулся в кресле.
Начальник Сергея был мужчиной средних лет, с представительным животом и бородой. Сергею он напоминал средневекового банкира или торговца, по большей части благодаря аккуратно подстриженным усам.
- И насколько срочно?
- С послезавтра и на две недели.  По семейным обстоятельствам…
- Так, подожди, - Александр отодвинул свой ноутбук и указал Сергею на стул, - присядь сначала. Как-то ты не по-человечески говоришь. У нас со следующей недели выход на Японию. Тут уж вы все понимаете, первый месяц никаких отпусков или отгулов. Тем более на две недели. И вообще, заранее все это надо сообщать…
- Да, Саша, я все понимаю, - спокойно и медленно кивнул Сергей, - но… у меня сейчас, можно сказать… обстоятельства исключительные. Так что я дико извиняюсь, но мне нужно будет уехать. Через 14 дней я буду снова на связи.

- Короче, меня, наверное, уволят…
- Серьезно?
- Нам на месяц выделили бюджет в триста тысяч долларов, прикидываешь? Траффик из Японии закупать. А тут вдруг отваливаю и говорю, пускай две недели новенькая сливает ваши бабки.
- Он орал?
- Да нет… Но я думал, у него сердце станет. Я сказал, что мама болеет, поэтому и сваливаю.
- Ну ты додумался…
- Иначе бы я живым оттуда не вышел…
Сергей снова сидел в незанятой «переговорке» офиса и разговаривал по телефону с младшим братом. За окном стоял серый ноябрьский полдень.
- А ты готов на Жданики ехать?
- Ну да… - сказал Паша.
- Хорошо, сейчас я за тобой заеду.

- Вы в поход собираетесь? – спросила мама, заглянув в комнату.
- Да, собираемся, - ответил Сергей.
Они с Пашей стояли в пашиной комнате, на кровати которого сейчас лежало множество вещей. Сергей держал в руках распечатанный на принтере список, а Паша перебирал вещи на кровати:
- Дождевики.
- Есть.
- Гидрокостюм
- Вот…
- Аптечка.
- Вот, обе.
- Бенз.
- В этой бутылке.
Так продолжалось около пяти минут, пока Сергей не отложил в сторону список и сам не уселся на кровать.
- Ну что, все отлично? - сказал он и в голосе проявилась тщательно скрываемая дрожь.
- Ага, - подтвердил Паша, доставая из шкафа два пятидесятилитровых Баксана (туристических рюкзака, зеленой камуфляжной расцветки) и кидая их на кровать. – Остался последний «элемент»…
- Ну поехали тогда…
Сергей поднялся с кровати, еще раз взглянув на рюкзаки и вещи на кровати. Он уже начисто отрешился от работы и от возможного увольнение. Все его мысли были поглощены предстоящей поездкой.

Через пол часа оба брата припарковались на главной парковке Ждановичского рынка. Паша вопросительно смотрел на Сергея. Тот слегка замялся.
- Все, пошли. Не отвлекаемся от плана.
Они вышли из машины и захлопнули двери.
Еще не раз в будущем Сергей будет приезжать на «Жданики» совсем не за фруктами или одеждой. Сегодня подобная покупка происходила в первый раз.
Было около двух часов дня. Мутные густые тучи обложили небо, но дождь пока не моросил, только холодный ветер гулял по рынку. Ребята шли вдоль рядов с одеждой, мимо лавок с аксессуарами для телефонов, постельным бельем и «всякой всячиной». Парни с обветренными лицами предлагали кроссовки. Такие же обветренные огрубевшие женщины раз за разом произносили, что у них «все по два рубля».
Совсем недавно Сергей копнул чуть глубже, чем обычный покупатель на этом рынке. Почитал специфичные форумы в интернете, позвонил старому знакомому по армейским сборам. Теперь разглядывая хитрые азиатские и кавказские лица, обветренных худых парней и грубых женщин он пытался разглядеть среди всего вокруг ту структуру, о которой он уже немного знал.
- Было бы прикольно, если бы нас сегодня сцапали менты, - сказал Паша.
Сергей нервно пожал плечами.
- А мне стремно, что нас в этих фурах с тобой расчленят и выпотрошат втихаря…
Они прошли палатки с одеждой и направились к фурам, плотно припаркованным в длинные  ряды. Уже издалека они почувствовали на себе внимательные взгляды. Кто-то смотрел из кабин, кто-то появился между машин. Сергей приближался к фурам, смотря то в асфальт перед собой, то на номера грузовиков.
- Вижу, - сказал Паша.
- Ага, и я.
Паша плавно замедлил шаг и остановился.
- Может съебем, пока не поздно? Пока не встряли никуда… - внешне оставаясь спокойным спросил он.
Сергей, также внешне спокойно, смотрел на брата:
- Погнали дальше, Паша, все нормально…
Паша вздохнул. Поколебавшись пару мгновений, они выдвинулись дальше.
Ребята подошли к кабине с госномером 2621. Рядом никого не было. Ребята опасливо посмотрели по сторонам.
- Чего-то хотели? – послышался голос из-за машины.
Из-за кузова появился широкоплечий мужчина, который направился к братьям строго и подозрительно оглядывая обоих.
- Здрасьте, да, - поздоровался Сергей, также всматриваясь в подошедшего человека.
Тот был лет сорока, мощные руки и выпирающий из-под зимней куртки живот. «Смахивает на типичного дальнобоя» - подумал Сергей.
- Да, нам к Вадиму нужно, - сказал он.
- Какому Вадиму?
Братья вопросительно переглянулись.
- А я не знаю, к какому, - сказал Сергей. – Нам… нам «пэмэ» купить надо. Понимаете?
Мужчина недружелюбно прищурился.
- Нет...
- Мне друг сказал, что можно купить у Вадима. Чтобы я сюда пришел и его спросил. Вот здесь чтобы я его спросил.
Мужик хмуро развернулся:
- Подождите.
Он отошел и позвал кого-то. Вскоре появился человек помоложе. Вадиму было около тридцати, он выглядел поживее.
- Что надо?
- Пээм, купить.
- Вы кто такие?
Сергей пожал плечами:
- Меня Сергей зовут.
Вадим нетерпеливо произнес:
- Да насрать всем, как тебя зовут, я вас обоих первый раз вижу.
Паша переминался с ноги на ногу. Было видно, что он хотел поскорее уйти.
- Мне Леша Чайков сказал к вам обратиться.
- Чайков? Чайкова знаю… Чего он с вами не пришел? Не позвонил даже.
Сергей не нашелся что ответить. Развел руками.
- Пээм говоришь. Деньги принес?
Сергей кивнул.
- Сколько?
- Полторы.
- С патронами?
- Да.
- Тогда мало.
Сергей неуверенно посмотрел на брата.
- Леша говорил полторы стоит пээм и две обоймы, я столько и взял.
- А Леша у нас все знает значит, да? Сколько белок с собой?
У ребят наличными было еще около пятидесяти рублей.
- Идем… - сказал Вадим, - а ты здесь подожди.
Паша остался, а Вадим и Сергей прошли за машину. Вадим сказал Сергею залезть в один из кузовов. Через минуту он, уже одев кожаные перчатки, вернулся и залез следом.
- Вот, держи, - достал он из куртки небольшого размера пистолет Макаров и прозрачный целлофановый пакет с двумя обоймами.

- Это значит Леша Чайков за тебя вписывался? – спросил Паша, когда братья с новой покупкой, спрятанной в рюкзак, оглядываясь возвращались к машине.
- Да, - соврал Сергей.
Чайков был Сергеевым сослуживцем в армии. Казакевич много узнал у него про Ждановичский рынок во время армейских сборов. Но сейчас Леша понятия не имел, что Сергей через год пойдет на рынок и купит там оружие, назвав его имя.
«Надеюсь ему это никак не аукнется» - подумал Сергей, закидывая рюкзак с пистолетом в машину.

День 1
14 ноября 2017
Братья прибыли в Киев на поезде. Из здания вокзала они вышли примерно в девять утра с походными рюкзаками на плечах. Моросил дождь, после теплого вагона по телу пробегала неприятная дрожь. 
Через полтора часа ребята встретились в городе с курьером, который передал им купленный недавно на «Жданиках» и уже успешно переправленный через границу пистолет Макарова. Дальше Сергей с Пашей отправились на автовокзал, где сели на автобус до Губина. Именно на тот, которые отправлялся в час дня. Почему на форумах в интернете писали именно про него Сергей понял сразу, как они подошли к платформе. На скамейках и вокруг собралось человек двадцать разномастных мужиков с сумками и в спортивных или зимних куртках. С виду вся эта группа напоминала бригаду строителей.
Братья уселись в конце автобуса. Все пассажиры ехали молча, иногда некоторые мужчины негромко переговаривались друг с другом. Было видно, что довольно многие уже знали друг друга и знали куда едут. Не знали только двое молодых парней, затесавшихся в их автобус.
Автобус шел около двух с половиной часов и в полчетвертого неожиданно остановился на небольшом перекрестке. Двери открылись и ребята поняли, что это и их остановка. Сошли практически все. Остались только одна бабушка и сидящий также в конце салона пожилой мужчина. Вероятно, они на самом деле ехали в Горностайполь или Губин.
Было приятно выйти на свежий воздух. Во все стороны простирались коричневые от пожелтевшей травы поля. Прямо по дороге, на расстоянии около полукилометра можно было различить черные крыши деревни. Лишь вдоль дороги, что поворачивался налево, расположился еловый лес.
«Все один в один, как и год назад» - подумал Сергей, вдыхая полной грудью. В прошлом году (только в декабре) Сергей был в армии на сборах резервистов. В тот раз ему на несколько дней угораздило оказаться в чернобыльской зоне отчуждения в составе военного подразделения от Беларуси. И вот, год спустя, он снова возвращается в Зону, но уже самостоятельно и с младшим братом.
Весь отряд мужчин с сумками и рюкзаками направились по дороге что уходила налево. Сергей и Паша зашагали позади следом.
- А Шиляев хотел скайп-коллы отсюда, - усмехнулся Сергей, разглядывая густые ели по сторонам.
- Все это смахивает на обычный поход – сказал Паша.
- Надеюсь, так оно и пройдет.

Через час растянувшийся по дороге отряд мужиков с сумками и рюкзаками вошел в деревню Дитятки. У дороги возле первой избы стояли двое мужчин в коричневых штормовках с капюшонами. В руках у каждый держал по двустволке.
«Ничего себе» - переглянулись братья.
Сергей еще раз пощупал лежащий у него в кармане небольшой и жалкий по сравнению с дробовиком ПМ.
Деревня не казалась заброшенной. На улицах было довольно много людей, но только мужчин. По дворам домов нередко горели костры. Кто-то раскладывал их прямо на земле, кто-то использовал специально оборудованные бочки. Почти все были при оружии. Братья быстро поняли, что большинство сталкеров в Дитятках имеют при себе только пистолеты. У кого-то кобура была закреплена на бедре, у кого-то на поясе, у некоторых на груди.
Встречались «более матерые» сталкеры, с ружьями или двустволками. Изредка можно было увидеть и людей с «калашниковыми». В основном АК-74 и складные АКС. Сергею на сборах приходилось часто разбирать-собирать и чистить эти автоматы. Мужчины с автоматами выглядели и вели себя как умудренные жизнью профи в отличии от мельтешивших по деревне новичков с пистолетами. 
 Братья шли по людной деревне. Заброшенная, заросшая и порядком подгнившая она растянулась вдоль дороги примерно на полтора километра, и Сергей прикинул что в ней сейчас собралось никак не меньше трехсот сталкеров.
«Интересно, всегда здесь такие фестивали собираются?» - подумал он.
- Нам бы нормальное оружие раздобыть, - сказал Паша, завистливо глядя на имевшиеся у некоторых «калаши».
- Здесь должны его продавать… - вспомнил Сергей о том, что читал на интернет-форумах, - сейчас узнаю.
У забора одного из двориков курили и переговаривались трое мужчин в черных куртках, с виду “казавшиеся адекватными”.
- Добрый, - поздоровался Сергей, когда они с Пашей приблизились, - Мужики, скажите, тут где-нибудь можно ствол купить? Мне сказали, в Дитятках будет точка.
Тут Казакевич заметил, что один из мужчин оказывается, недавно уже порядком «поддал».
- А зачем тебе ствол? – спросил краснолицый прокуренный сталкер.
На вид ему было около сорока лет. Сергей понял, что обратился не по адресу.
- По назначению применять, - пожал плечами он.
- Молодец, - сказал мужик, - а мне оно хорошо будет?
- Нормально...
- Что ты, сопляк, в меня стрелять потом будешь?
Сергей отошел на шаг, так как почувствовал, что пьяный мужик начинает свирепеть очень быстро. И свирепость как будто передавалось его двум дружкам, которые теперь тоже недобро смотрели на них с Пашей.
Сергей кивнул брату: «Пойдем отсюда».
- Не буду я в тебя стрелять, - сказал Казакевич, разворачиваясь.
- Стоять!
Сергей задержался обернувшись.
- Я с тобой говорю, бля. Может мне тебя заранее отделать, а? Чтобы ты больше не выебывался… «где мне тут ствол купить, не подскажете», а?
Сергей посмотрел по сторонам, пытаясь понять: это просто пьяная перебранка или все уже вышло из-под контроля, и они с Пашей крепко влипли. Кто-то посматривал на них настороженно, но были и те, кто снисходительно, то ли презрительно улыбался, слыша, как двух парней костерят на всю улицу.
- На хер, ты сюда приперся, мудень сраный? Сталкером решил стать? – продолжил мужик.
И по его голосу Сергей понял, что если не огрызаться в ответ, то дело не пойдет дальше пьяного трепа.
- Зырьте, мужики, - уходя слышал Сергей пьяный голос за спиной, - у нас тут Рэмбо два появился. Вот  нахрена ты сюда приперся?
Сергей остановился и зло посмотрел на мужика.
- Не твое сраное дело, - сказал он.
Сергея, кажется, подмывало сказать и сделать еще что-нибудь, но он не решался.
- Да пойдем отсюда, - позвал Паша брата, и они зашагали дальше вдоль деревни сталкеров.
 Они еще несколько раз выбирали разных невзрачных парней и спрашивали о покупке оружия. Те, как один отвечали, что сами бы прикупили, но в Дитятках никто ничего из оружия не продает. Продуктов и алкоголя продают сколько угодно, а оружие нет.
Последовав примеру других сталкеров, остававшихся с Дитятках на ночь Сергей и Паша стали искать в заброшенном селе незанятый домик для себя. Ближе к концу деревни для них нашлась одна ужасно замусоренная халупа. Братья осмотрели пыльные и заваленные всяким хламом комнатки. В одной из них, к сожалению, было достаточно нагажено людьми, справлявших большую нужду, но запаха оно, к счастью, уже не имело. В доме пахло затхлостью и ветхостью всего и вся, начиная от стен и крыши, и заканчивая проваленными диванами.
- Поехали домой, - предложил Паша, осматривая дом.
- Да ладно, уже почти пришли, - вздохнул Сергей, - завтра к обеду уже будем у цели.
- Что-то мне кажется все это какая-то неразумная шняга…
- Возможно. Но мы пока наверняка этого не знаем. Считаю, что попробовать нужно.
Паша хотел что-то ответить, но грустно промолчал.
- Прикинь, все эти мужики с настоящим оружием, - сказал Сергей, - а не со страйкбольными игрушками, как у вас там.
- Ага.
- Неужели им из него и стрелять приходится? – сказал Сергей.
- Не думаю.
Паша стал рыться в рюкзаке:
- Ну что, пообедаем.
- Да, давай. Уже пять часов. Скоро и стемнеет.
Паша стал выкладывать на пыльный стол упаковки макарон быстрого приготовления, хлеб, колбасу.
- Нам бы кипятка… - сказал он.
- Я схожу, попробую вскипятить, - ответил старший брат.
- Ну давай.
Сергей взял с собой котелок и пластиковую бутылку с водой и вышел на улицу.
В вечернем полумраке костры во дворах и вдоль дороги горели ярче. Возле одного из них слышались звуки гитары. Туда Сергей и отправился.
Веселые мужики в основном не старше тридцати лет облепили скамейку и рассевшись на нескольких покрышках ели и слушали, в то время как один из них выдавал на гитаре разные мелодии.
- Я у вас воды вскипячу, хорошо? – спросил Сергей.
- Конечно, не вопрос.
Сергей поставил котелок в костер, налил в него воды и накрыл крышкой. Встал в стороне опершись о забор и тоже начал слушать.
- Ну и здорово же у тебя выходит! - воскликнул один из сталкеров после окончания очередной мелодии.
- Тут всегда столько народу, в Дитятках? – спросил Сергей у стоявшего и слушающего рядом сталкера в черной куртке и с АКС. Мужчина отличался от остальных сталкеров не только тем, что имел автомат, но и тем, что был постарше. Ему можно было дать и 35 и 40 лет.
- Нет, обычно меньше намного. Ты первый раз в Зоне?
- Да.
- Тоже на Припять пойдешь?
- Нет.
- А куда?
Сергей замялся:
- Секрет…- улыбнулся он.
Сталкер усмехнулся тоже:
- Тоже под раздачу попадешь.
- Какую?
- Тут большая часть народа, который сейчас в Дитятках, погибнет в течении следующей недели. По опыту знаю. Если такой вот аншлаг собирается, и вся эта толпа потом двигает в Зону, там несколько дней нормальная такая стрельба стоит, из-под каждого дерева палят. И потом на удивление немного народу обратно возвращается. Со всей толпы, что сейчас здесь квартирует думаю человек 20-30 не больше причапает через неделю…
- Ничего себе прогноз… А по какому поводу аншлаг?
- Да, - улыбнулся сталкер, махнув рукой, - в этот раз якобы в Припяти после выброса какое-то поле артефактов появилось и все хотят загрузиться там этими артефактами под завязку и потом всю зиму продавать. Все оружие в Дитятках уже размели по двойной цене, сраного ПМ-а не найдешь.
- Это точно… А ты не на Припять пойдешь?
- Нет, я предпочитаю по своим «грибным местам» ходить. За толпой опасно таскаться… Вообще знаешь что?
Сталкер посмотрел на Сергея с некоторой тоской:
- Ехал бы ты сейчас домой. А приезжай по весне, где-нибудь в марте. Тут и народу будет меньше и артефактов больше. Целее будешь.
- Спасибо, - кивнул Сергей, - но, к сожалению, временем до весны не располагаю. 
- Ну смотри сам.
Тьма опустилась на Детятки. Только огни костров обозначили дорогу вдоль деревни.

- Мне чувак сказал, что завтра замесы начнутся.
Сергей, светя себе фонариком поставил на стол котелок с кипятком. В темноте заброшенного дома вспыхнул второй фонарик и появился Паша. Он закинул брикетики «Роллтона» в котелок.
- Ну и на фиг нам завтра подыхать тогда?
- А я подыхать не планирую. Может быть завтра в обед уже дойдем до места. Вечером уже будем домой собираться…
Паша вздохнул. Аппетитно запахло приправой от макарон.
- Пойдем костер разложим, - предложил он.
- Давай.
Они выбрали на кухне грязную тумбочку и разломали ее. Пока в кипятке разваривались макароны, братья из мелкого мусора разложили костерок на заднем дворике. По-видимому, начинало подмораживать. В тусклом свете огня изо рта и носа братьев вырывался густой пар. Пар шел трубой из чашек, в которых они заварили “Роллтоны”.
- Прикинь, вдруг по нам завтра будут стрелять… - сказал Сергей.
- Ага, зашибись.
- Прикинь, мы может быть кого-нибудь завтра замочим…
- На хер нам надо все это…
- Да ладно, - усмехнулся Сергей, - единственное, чего я боюсь, это если мы завтра тихонько и без происшествий придем на место, а там ничего не будет. И будет как в армии. Все на гражданке думают, что в армии что-то особенное и люди крутые, а там обычная лажа и детский сад. Боюсь, что с Зоной окажется такая же лажа.
- В тебя же уже стреляли тут год назад.
- Ну блин… тоже какая-то лажа была.
На самом деле так Сергей пытался приободрить Пашу. Но, судя по всему, Паша не приободрился. Сергей сам не верил своим словам и понимал, что тянет брата в страшную авантюру, которая даже в их текущих обстоятельствах не стоила себя.
Сергей чуть не погиб здесь год назад, пробыв в зоне три дня солдатом.
Но несмотря на все опасности Сергей поддавался какой-то вере, что то, что он устраивает, имеет смысл, и что в конце пути они увидят свет и получат то, ради чего весь сыр бор.
- Ты своей рассказал, куда идешь? - спросил Сергей
- Долбанулся что ли?
Ну мало ли… Может она тебе самый родной человек. Вы же уже около года встречаетесь?
- Семь месяцев...
Паша поморщился, вспоминая о своей девушке. Он был безмерно в нее влюблен, уже начинал строить с ней прекрасные планы.
- Не, не рассказывал. Да и не готова она еще…
- В смысле?
- Ну кто я ей?
- Возлюбленный епта, кто же еще.
- Ну это да… Но она не подписывалась на меня такого…
- Я понял.
Сергей пожал плечами:
- Ну как знаешь, будем надеяться ей рассказывать вообще не придется.
- Может быть, если случиться супер-чудо. Было бы зашибись, - сказал Паша, - А у тебя что, Марина же у тебя была, да?
- Да мы с ней расстались после тех сборов скоро.
- Чего так?
- На сборах думал женюсь, что ничего мне больше не надо кроме нее. А как вернулся, вспомнилось все, что меня в ней бесило.
- Ну понятно, ну и норм тогда.
Сергей вздохнул:
- А фиг его знает. Я когда психанул, сказал, что на фиг оно нам надо, давай, в общем, своими дорогами идти, короче разошлись мы. Ну и я скоро вспомнил, почему я так по ней сох и опять тоскливо стало.
- И что, вернулся? – грустно усмехнулся Паша.
Старший брат отмахнулся:
- Да нет, и не пытался и не знаю нужно ли мне это было. Но все равно знаешь, я же сейчас с Ксюшей, та, которая из «Епама», встречаюсь. Так скажем, регулярно мы с ней. Но тут у костра этого все равно про Марину думается. Ну знаешь там, позвонить хочется, как дела узнать… Тоска типа..
- В общем ясно все с тобой, - кивнул Паша.
Ребята отложили пустые чашки из которых вычерпали весь «Роллтон». Костерок бледно светил и давал немного тепла. С наступлением темноты в деревне стало тихо. Голоса и смех на улице или в других дворах теперь были слышны намного более отчетливо. На небе горели звезды и мороз начинал пробираться под одежду.
- О, слышал? – спросил Паша.
- Ага.
Вдалеке на севере братья расслышали глухое «тах-тах-тах».
- Это из калашникова, - со знающим видом сказал Сергей.
- Ой бля… - протяжно вздохнул Паша, - как же мне все это нравится...
- Да не бойся, мне кажется, весь этот цирк вокруг - обычная залупа. Все завтра будет нормально.
Они переночевали в спальниках в доме и как только стало светлеть, позавтракали бутербродами и в 7-30 утра вышли из Дитяток по дороге на север.

 День 2
15 ноября 2017 года
10-00

Они быстро привыкли к лесу, в котором не было дорог и тропинок. На бурелом или заросли они также не натыкались и довольно быстро шли по черной листве сквозь голый осенний лес. К 10 часам братья уже вышли на идущую через дикие дебри гравейку.
То, что Сергей слышит выстрел, он понял не сразу. Несмотря на всю настороженность, с которой он шел все утро, Сергей подсознательно не мог поверить, что в него могут стрелять. Но выстрелы были и рядом просвистели пули. Сергей ошарашенно остановился, думая, куда ему нужно посмотреть, а потом у него пропало дыхание, и он бросился в кювет, чувствуя всю тяжесть висящего за спиной огромного рюкзака.
Сергей и Паша шли друг за другом держа дистанцию в 30 метров. Сергей шел первым, Паша с пистолетом двигался позади.
Сергей соскочил с дороги в кювет, чувствуя, как внутри колотится сердце, а дыхания не хватает. Он вспомнил успешно забытый тот ужас, который уже испытывал год назад, находясь под обстрелом. Выстрелы послышались снова. Совсем рядом в дорогу и впивались и рикошетили пули. «Не надо стрелять…» - мысленно умолял стрелка Сергей, расстёгивая ремни на груди и поясе и вытягивая руки из-под шлеек рюкзака. Он лежал на обочине в небольшом кювете, пытаясь не высовывать голову на дорогу.
Сергей обернулся. Паша, тоже лежал в кювете в тридцати метрах назад по дороге. Он уже скинул рюкзак, держал в руках пистолет и изо всех сил вопросительно всматривался в брата. Сергей махнул ему рукой, мол «лежи тихо, все нормально».
Выстрелы с другой стороны дороги прекратились. Через несколько секунд Сергей услышал звук затворной рамы. Он понял, что звучавшие выстрелы были сделаны не из АК. Да, это были одиночные пистолетные выстрелы.
В наступившей после стрельбы полной тишине Сергей отчетливо слышал все звуки. Размеренный шум ветра, качающего высокие ели, отдаленные крики ворон. Он также различил осторожные шаги, метрах в семидесяти за дорогой.
«Неужели кто-то решил напасть на нас с пистолетом?» - не поверил он.
Казакевич глубоко вдохнул, чувствуя, как все вокруг начинает напоминать какую-то обычную “лажу” и “цирк”. Он перевернулся на живот и попытался очень аккуратно выглянуть на дорогу. Почти сразу он заметил человека, двигающегося между деревьями метрах в семидесяти впереди. Тот держал пистолет на изготовку и осторожно, но почти бегом направлялся к дороге. Сергей опустился обратно. Прозвучало два выстрела. Пули прошли над самой дорогой, и ушли в лес в нескольких метрах от Казакевича. Сергей чувствовал досаду, что лежит сейчас без оружия, а страха уже не было. Точнее был, но совсем другой, уже не парализующий.
Паша заворочался, пытаясь выглянуть но Сергей замахал ему рукой, мол: «не высовывайся!».
«Жди!» - мимикой и губами пытался крикнуть он младшему брата.
Тот кивнул, и принялся изо всех сил прислушиваться к тому, что происходило на дороге. 
Человек с пистолетом определённо приближался к Сергею. Тот стал пытаться жестами показать брату, в какой стороне враг и что он всего один. Но когда у противоположного края дороги хрустнула ветка, треснувшая под ботинком, нервы Сергея сдали. Он понял, что через несколько шагов враг окажется на его краю дороги и просто пристрелит его в упор. Сергей прижался к земле и забыв обо всем быстро-быстро пополз к Паше. Нервы у Паши тоже сдали, он высунулся с пистолетом и с трепетным ужасом увидел совсем близко, в каких-то двадцати метрах какого-то человека в джинсах и куртке, с небольшим рюкзачком за спиной и пистолетом наперевес. Задержав дыхание, Паша направил на врага ПМ и выстрелил. Пистолет сильно дернулся вверх, и Паша подумал, что в жизни не сможет попасть, но потом все же стиснул зубы и продолжил стрелять по близкой мишени. Человек упал на третьем выстреле, и Паша с азартом нажал на спусковой крючок еще 5 раз пока пистолетная обойма не опустела. Еще несколько секунд он завороженно смотрел на тело на дороге, а потом стал свободной рукой пытаться нащупать в кармане вторую обойму.
- Все, я его замочил, - дрожащим голосом сказал он подползающему Сергею.
Тот поднял голову с земли, и Паша увидел, как вздулись вены на шее и висках у брата.
Сергей приподнялся и выглянул на дорогу, Паша к тому времени перезарядил свой пистолет.
Тело на дороге шевельнулось.
- Бля, он живой… - сказал Сергей.
- Ага.
Тело снова замерло, но по еле двигающемуся на спине рюкзачку можно было различить, что оно все еще сдавленно дышало.
- Надо его прикончить…
Паша аккуратно, держа тело на прицеле, вылез на дорогу.
- Стой, не подходи! – запротестовал из кювета Сергей.
Паша остановился. Было похоже, что раненый пытался приподняться на локтях. Паша, замерев, прицелился в голову. Раненый лежал на животе, уткнувшись лицом в грязь. Паша выстрелил. Пуля ударился лежащего по голове и тот перестал двигаться.
- Я думаю он все… - произнес Паша и посмотрел на Сергея таким взглядом, от которого старшего брата чуть не стошнило.
Небо немного прояснилось, между свинцовыми тучами появились голубые просветы. Труп лежал на мокром грунте лесной дороги.
 - Прикрой меня, - сказал Сергей.
Поняв, что они оба все еще живы и основная опасность миновала, он быстро снова взял себя в руки. Сейчас старший брат переживал, что нервы могут бесповоротно сдать у Паши. Паша кивнул и сошел с дороги, держа пистолет на изготовку и пристально вглядываясь и вслушиваясь в лес по сторонам. Сергей подошел к телу. На армейских сборах он уже повидал трупы: «Около десяти видел, наверное» - попытался вспомнить он, присаживаясь рядом с убитым. Контрольный выстрел Паши попал в висок, под головой в черном грунте расплылась темная лужа. Сергей отчетливо видел серые части мозга в натекшей кровавой жиже. Но рвотные позывы от зрелища удавалось сдерживать без особого усилия.
Сергей взял из руки убитого пистолет, вытащил обойму. Пять патронов, еще один должен остаться в патроннике. Поставил трофейный ПМ на предохранитель и сунул в карман. Дальше Сергей перевернул тело на спину. Рассмотрел несколько отверстий в куртке, куда вошли еще пара Пашиных пуль.  Стал проверять карманы.
С убитого они сняли четыре заряженные обоймы для ПМ, в рюкзачке за спиной не было ничего полезного. Еда, спички, аптечка…

День 2
14-00
К двум часам дня ребята вновь выбрались на шоссе к Чернобылю. До города оставалось примерно 6 километров по асфальтированной дороге.
Час назад братья, переодевшись в гидрокостюмы, переправились вброд через реку Уж. Сергею, как и всем, было известно, что на единственном мосту через эту реку стоят военные. Поэтому братья переправились примерно на расстоянии в два километра от моста. 
К удивлению Сергея, после утренней перестрелки Паша как-то успокоился, а не начал проситься домой. Почувствовал ли он вкус крови и азарт, либо посчитал, что самое страшное уже случилось, Сергей не знал. Но убив человека они продолжили путь к цели.
Теперь уже оба брата были вооружены пистолетами. Шли не по шоссе, но вдоль дороги метрах в двадцати в стороне, скрываясь от посторонних глаз в придорожных зарослях.
Облака были разорваны и синее небо виднелось над рассыпанными белыми лоскутами. Погода теперь тоже слегка приподнимала настроение.
Впереди метрах в двухстах впереди неожиданно раздалась автоматная очередь. Потом ей ответили с другой стороны и разразилась не слишком плотная, но частая канонада выстрелов из АК. Ребята быстро залегли под деревьями в сторону стрельбы, растянувшись на черной опавшей листве. Они быстро поняли, что стреляют не по ним. Бой шел где-то в двухстах метрах впереди. Но из-за очень густых зарослей повсюду ничего не было видно. Сергей вылез из-под своего рюкзака, вытащил из него бинокль и, взяв одну руку бинокль, в другую пистолет, осторожно пополз ближе к дороге, где он надеялся хоть что-нибудь рассмотреть и понять.
- Стой, подожди, - позвал шепотом Паша.
Сергей махнул рукой, мол: «Тихо, все нормально!»
Оказавшись у дороги, Сергей различил в нескольких сотнях метров впереди мелькающие между деревьями силуэты людей. Бой происходил на противоположной стороне дороги. Сергей быстро приник к биноклю, чувствуя, как от лежания на покрытой листвой мокрой земле, холод и влага пропитывают одежду на его коленях и локтях. «Бля, сейчас вымокнем здесь оба…» - подумал он.
«Военные» - сразу понял Сергей, когда увидел в бинокль первого человека. Он различил знакомый цвет формы, каску, бронежилет. Солдат, пригнувшись сидел за одним из деревьев и всматривался в направлении противника. Сергей увидел, что дальше впереди сквозь деревья просматриваются какие-то заросшие ветхие каменные строения.
Иногда между выстрелами можно было услышать человеческие окрики.
- Что там? – громким шепотом спросил Паша.
Сергей, не отрываясь от бинокля, вытянул в сторону Паши руку, мол «жди».
Вдруг по солдату стали стрелять. Брызги и пыль от попадавших в землю дерево пуль повисли вокруг его дерева. Солдат испуганно задергался, а потом со всех ног побежал в сторону. И тут Сергей увидел стрелка. Он был совсем рядом с солдатом, метрах в двадцати, как-то сумев подобраться сбоку. Стрелок был одет в пятнистый камуфляж бело-серого цвета, с черными наколенниками и защитного цвета разгрузкой. Он вскинул свой автомат и дал несколько очередей по солдату. Тот на бегу повалился на землю. Боец в белом камуфляже очень спешно, не сводя оружия с солдата подбежал поближе и дал по телу несколько очередей. Солдат еще дернулся после одной очереди и остался лежать в облаке поднятой мокрой пыли и пороховых газов, плавающих вокруг после стрельбы.
- Ну что?! – нервно спросил Паша, наблюдая как бледнеет его брат.
Стрельба очень быстро утихла. Стрелок в белом сидел у дерева недалеко от трупа. Сквозь деревья можно было заметить, как мелькают в лесу отступающие солдаты.
- Кажись все, - сказал Сергей тихо, — это военные нападали. Одного точно там потеряли…
- Что делать будем?
- Надо обойти это место. Там какие-то здания дальше вдоль дороги. И в них засели какие-то мужики, по форме на «Монолит» похожи, белый камуфляж.
- Да, «Монолит» наверное…
Стрелок подошёл к убитому им солдату, ногой перевернул труп. Несколько секунд смотрел на него. Потом глядя по сторонам, склонился над убитым, подобрал его автомат и шагом направился обратно к зданиям.
- Поползли-ка поглубже в лес.

День 2
16-30
Ребята шли вглубь леса хмуро и осторожно. Серое небо быстро темнело. Лес вокруг был черным, мокрым и холодным.
- Смотри, ты видишь, что там? – спросил Паша.
Они остановились всматриваясь.
- Похоже опять трупак какой-то, - сказал Паша.
- Ага.
Они медленно стали подходить. В черной опавшей листве различался человеческий силуэт, такой же черный и невзрачный. Братья сразу поняли, что труп лежит тут очень давно. По цвету он почти слился с лесом и почернел от частых дождей и сырости вокруг. Тело человека угадывались по переставшей гнить на холоде обмытой и выцветшей одежде, куртке и штанах. Братья также увидели, что и труп, и трава вокруг слишком уже черные, как будто они не столько сгнили, сколько в свое время неплохо обгорели.
- Я думаю, этот парень попал в аномалию… - сказал Сергей.
- Пойдем отсюда?
- Смотри, у него «калаш» лежит… - рука трупа лежала на черном АК-74, с обгоревшем в одном месте деревянным цевьем.
- Сейчас и нас, также как его расхреначит…
Сергей достал из рюкзака мешочек, в котором лежали около пятидесяти крупных болтиков. Он взял небольшую жменьку и бросил ее на труп. Болтики осыпали тело и остались лежать в листве.
- Ну вот, аномалии здесь нет, - хмуро улыбнулся Сергей.

17-10
Практически стемнело. Сергей разложил на листве плащ-палатку, застывшими руками он разбирал и чистил на ней снятый с трупа АК.
Паша, скинув рюкзак бродил неподалёку, собирая палки для костра. Прочистив шомполом ствол и протерев детали, Сергей уже вставлял их обратно. Щелкнула, став на место, крышка ствольной коробке, щелкнул вставляемый магазин. Сергей поставил режим стрельбы на одиночные и передернул затвор. Патрон из магазина был дослан в патронник.
- Вроде должен стрелять, - пожал плечами он и поставил автомат на предохранитель.
Для костра ребята выбрали образовавшуюся под деревом небольшую яму. Из такой ямы горящий костер не будет виден издалека.
   Где-то далеко в стороне Чернобыля раздалась автоматная стрельба. Огонь туго и с шипением пытался облизывать влажные веточки, но потом все же понемногу стал приниматься и дымить.
- Ночью будем дежурить? – спросил Паша.
- Ну да, наверное, - сказал Сергей.
- По два часа давай. Один спит, второй на стреме и костер тоже поддерживает.
- Давай.
Намного ближе, чем находилась перестрелка, наверное, где-то в полукилометре в лесу, послышался собачий лай.
- Читал, что тут собаки слепые и постоянно стаями нападают на людей… - сказал Сергей.
Паша не ответил. Он отошел на пятнадцать метров проверить видно ли пламя со стороны. Пламени видно не было. Только редкий дымок расплылся недалеко вокруг. Но в темноте его можно было определить скорее по запаху, чем увидеть.
- Нормально… - произнес он и потянул к костерку рюкзаки.
Ребята нашли палку подлиннее и положили ее через яму. Наверх натаскали лапника сделав своеобразный навес над половиной ямы, в которой развели костер. Сергей, залез под навес, довольно констатировал, что очень тепло несмотря на то, что костер у них был очень маленьким.
- Уселись в аномалии, ночью набегут собаки, да и с дороги любой нас снять, как лохов, сможет… - сказал Паша.
Сразу ребята думали оставлять дежурного снаружи, чтобы того не слепил костер, но потом бросили эту затею и расстелив на дне свои коврики оба спустились в тепло.
- Да мне по херу уже… - сказал Паша.
- Не жалеешь, что своей не рассказал?
Паша пожал плечами:
- Пока я жалею, что сюда пошел. Мне кажется оно того не стоит.
- Но что же тогда может стоить?
- Не знаю, но лучше я помру дома, в постели или больнице, чем в этой дыре.
- Мы не собираемся умирать, у нас есть план, и он вполне реалистичен.
- В твоем плане не было того, что мы будем убивать людей.
- Тот бандос сам нас напал.
- Если бы мы сидели дома, он бы не напал. Знаешь, неприятно, узнав про третью стадию, ускоренно набирать в остаток жизни новые грехи.
Сергей молчал. Паша был прав, убивал ведь он, а Сергей остался чист.
- Вся эта затея - перебор…  - сказал Паша.
Сергей вздохнул:
- До места осталось 8 километров. Завтра я доведу тебя до той машины. Посидим пол часика возле нее. Приедем домой и сделаем КТ. Может и сам артефакт у машины найдем. Никогда не забуду, как мы на сборах затащили под нее подстреленного парня. А через полчаса у него даже шрама от пулевого отверстия не осталось. Там что-то есть и по мне, это преступление в твоей ситуации не попробовать.
- Не знаю, - пожал плечами Паша, - Посмотри вокруг. Что здесь творится. Чтобы там не было у этой машины, мы просто сдохнем, с тобой вдвоем в следующей канаве, вот и все исцеление.
Пламя костра притягивало внимание. Тепло морило. Они не смотрели по сторонам, а больше на пламя и на освеженные мелькающим оранжевым светом лица друг друга.
- Ты говоришь это после того, как мы уже так далеко зашли, - сказал Сергей.
- Я говорю это после того, как все это увидел.
- Ладно, - сказал Сергей, - Давай так. Если ночью не будет никаких происшествий, если утром мы будем живы - пойдем дальше. Если ночью случиться какая-нибудь херня, сразу валим домой. Можем и утра не дожидаться.
Паша кивнул, ставя на огонь свою металлическую чашку и откручивая крышку у бутылки с водой.

День 3
9-00
Ребята не могли сказать, что спали. Тепло их разморило, они неподвижно лежали в яме, иногда переворачиваясь на другой бок. Но сквозь сон или нет они слушали. Шум ветра в лесу, поскрипывание покачивающихся голых деревьев. Иногда черный ковер из опавшей листвы, полностью покрывший землю в лесу, шуршал и шелестел, будто какой-то зверь бродил рядом. Сердце начинало тяжело биться, ребята прислушивались еще тщательнее, сильнее сжимая в руках оружие. Но до утра их никто не потревожил. 
В течение ночи регулярно раздавались далекие автоматные очереди во всех концах зоны, тоскливо выли чернобыльские собаки. К шести утра закончились собранные с вечера палки. Костер затух, и ребята поленились вылезать на холод за новыми дровами. К восьми часам, когда небо, наконец, начало сереть, они уже порядком продрогли.
Кряхтя, вылезли из ямы, попытались согреться отжиманиями от земли и приседаниями. Костер не разводили и позавтракали бутербродами, запивая все холодной водой. Стали скручивать коврики, укладывать вещи в рюкзаки. Когда они с рюкзаками на плечах шли по лесу к дороге, оба ощутили, что проведенная ночь с Зоной как будто сблизила их с этим страшным местом. Будто бы они шагали здесь уже не как чужаки, а как местные обитатели. Сергей шел с АК, Паша с ПМ.
- Все еще думаешь, у нас все пройдет четко и больше без стрельбы? – спросил Паша.
- Единственное, чего я боюсь, - сказал Сергей, - что когда мы придем к этой сраной машине, она не сработает так, как сработала с тем парнем год назад, и мы принесем твой рак обратно домой…
Впереди между деревьями они уже различили дорогу на Чернобыль. Присмотрелись и остановились. По дороге медленно шли 5 человек. Братья уселись под деревом и по очереди осмотрели отряд в бинокль. Одеты мужчины были разнообразно и были похожи на обычных сталкеров. Потом Сергей вспомнил, что видел одного из них у костра в Дитятках. В селе мужчины не козыряли своим оружием, но, как было очевидно, в Зону они приехали во всеоружии. Все были вооружены автоматами, у каждого в разгрузках виднелись автоматные обоймы и осколочные гранаты. Ребята пропустили их и какое-то время спустя вышли к дороге.
Ребята не последовали примеру вооруженных первопроходцев и пошли не по самой дороге, а по кустам на обочине.
Отдаленный бой разгорелся где-то за их спинами, возможно еще даже не в Зоне, а по ту сторону Ужа. Автоматные очереди иногда заглушались глухими разрывами гранат.
После часа ходьбы ребята заметили впереди среди деревьев первые здания.
- Отлично, до города дошли… - сказал Сергей, - теперь нам нужно обойти его слева и где-то через 3 километра будем на месте.
Ребята осторожно перешли дорого
- Погодь, - попросил Сергей.
Он еще раз приник к биноклю и дал Паше:
- Смотри трупак с автоматом лежит.
- И что?
- Заберу автомат.
- Тебя сейчас также снимут, как и его сняли.
- Блин, да там уже нет этого снайпера я думаю… А ты меня прикроешь, - он протянул брату автомат, - Просто меня эта пукалка, - он кивнул на Пашин ПМ, - очень раздражает. Если есть автомат, нужно им разжиться.
Труп лежал уже несколько дней или неделю. Он порядком почернел, но из-за холодной погоды почти не начал разлагаться. Судя по всему, это тоже был подстреленный кем-то вольный сталкер. Сергей протянул руку к оружию, чувствую, как на нем сходится перекрестье чьего-то оптического прицела и приготовился умереть. Но никто по нему не стрелял, и Казакевич поспешил обратно к брату.
Дорога, по которой они шли уходила в глубь Чернобыли и терялась между городскими зданиями в один этаж, между которыми за 30 лет после катастрофы выросло огромное количество деревьев. Ребята отошли от города метров на двести и пошли через лес в обход.
Через несколько минут прозвучал близкий выстрел. Не разбираясь, по кому он был сделан и не сговариваясь, ребята побежали в сторону и залегли за более-менее толстыми деревьями. Стали всматриваться, вжимая голову в плечи. Но тут со стороны города раздались несколько очередей и оба услышали противный свист. Рядом стали падать срезанные пулями ветки.
- Твою мать, - испуганно выругался Сергей. Паша, прижавшись к дереву напряженно высматривал стрелков.
- Побежали отсюда… - позвал Сергей.
Ребята вылезли из-под рюкзаков оставив их побежали вглубь леса обратно к дороге, с которой они пришли. По ним снова начали стрелять со стороны города, и, уже казалось, не дальше, чем со ста метров.
Пули хлопали и шлепали по деревьям совсем недалеко, эхо стрельбы разносилось по лесу. Ребята опять упали в укрытия и дали несколько очередей в ответ. Их, снятые с трупов, автоматы послушно начали стрелять. Показалось, что все утихло. Но ребята быстро поняли, что это не так. Где-то в ста метрах в сторону города можно было различить голоса стрелявших по ним людей. Ребята уже прикидывали, где те могут находиться.
 - Паш… - позвал Сергей, - нам бы проскочить мимо них дальше вперед. Если сейчас отойдем назад, то к той машине уже не пробьёмся потом.
- Иди в жопу! – зло ответил ему Паша, - Я отсюда сваливаю, меня это задрало!
Между деревьями впереди мелькнул силуэт. Паша кивнул брату. Сергей подскочил и побежал в сторону дороги, а Паша открыл огонь очередями в сторону врага. Отбежав метров на тридцать, Сергей нырнул под дерево и замахал брату рукой, мол: «Давай, я тебя прикрываю!». Паша побежал следом, но по нему почти сразу начали метко лупить, и младший брат спешно вжался в листву в небольшой ямке в земле.
Сергей напряженно водил дулом автомата по деревьям впереди, выискивал вражеских стрелков. Он не чувствовал какого-то страха. Скорее это был азарт, адреналин, но головой он тоже понимал, что они сейчас в ужасно неудобном и опасном положении. Справа в пятидесяти метрах разорвалась граната.
- Охтыж, как вы за нас взялись… - прошептал себе Сергей и подумал: «Ну покажитесь же, кто-нибудь!»
Долго ждать не пришлось. Паша вдруг ни с того ни с сего развернулся почти на 180 градусов и стал ошалело лупить из своего автомата. Сергей обернулся и увидел совсем близко в двадцати метрах два силуэта. Серый камуфляж, черные разгрузки и аксессуары. Один человек свалился как подкошенный, второй нырнул под деревья. Два монолитовца обошли братьев почти сзади, но из-за разросшихся по лесу кустов налетели на них слишком неожиданно даже для самих себя. Были слышны голоса и тех боевиков, которые стреляли со стороны города и теперь, по-видимому, также приближались к взятым в клещи Сергею и Паше. Из-за дерева высунулось дуло автомата уцелевшего монолитовца.
Братья рванули к дороге со всей мочи. Второй, оставшийся в живых монолитовец, открыл по ним огонь почти в упор, и Сергей понял, что вот так закончится их авантюра. У него за спиной разорвалась оглушительная стрельба, спина почувствовала нестерпимую боль. Но Паша впереди бежал со всех сил, и Сергей продолжал жать, не зная жив он или мертв. 
Они пробежали метров 30 и упали под какие-то голы кусты. Стали стрелять в сторону преследователей. Автомат Паши практически сразу замолк. В обойме закончились патроны. Паша, чертыхаясь стал дрожащими руками вытаскивать из кармана полный магазин. Сергей, сквозь плавающий вокруг пороховой дым посмотрел вперед, потом назад на дорогу, прикидывая, куда лучше бежать, и обомлел. Сразу он заметил еле различимое движение за дорогой, а потом понял, что небольшие бугорки на обочине — это торчащие из кювета головы людей. За дорогой, до которой оставалось метров 150 уже залегли человек 5-7 еще чьих-то боевиков, которые развернули автоматы в сторону братьев.
- Паша-Паша! -закричал Сергей, - ползи туда!
И сам как маленький уже Сергей быстро- быстро что было сил пополз в сторону, параллельно дороге. Паша как раз вставил новый магазин, передернул затвор и пополз следом.
Недалеко от того места они только что лежали разорвалась граната. Браться на пределе сил загребали руками грязь и черную мокрую листву. С дороги послышался автоматный залп и над головой обоих противно засвистели пули.  Сергей от отчаяния застонал, потом зарычал. Из леса монолитовцы, что-то громко крича друг другу, стали стрелять по боевикам на дороге. Обе группировки поливали друг друга из автоматов, попадав на землю где-то на расстоянии метров двухсот друг от друга. А между стреляющими, все в грязи, ползли, пытаясь убраться в сторону, два брата.
Когда бой оказался позади Сергей все-таки перестал ползти. В висках у него стучало, дыхания не хватало и содержимое желудка вдруг выскочило наружу. Сергей рвал лежа, почти не поднимая головы. Его ползком нагнал Паша:
- Ты как? – спросил он тяжело дыша.
- Проверь, я не ранен? – попросил Сергей.
Он чувствовал, что с его спины текло и предполагал, что в ней сейчас сидит несколько пуль и он истекает кровью.
- Вроде нет, - сказал Паша, - Если только тебя в жопу оса не ужалила… Чуть успевал за тобой ползти.
Бой вдалеке затих. Судя по всему, обе группировки вышли из боя. Монолит отошел в город, а неизвестные стрелки на дороги углубились в лес у Чернобыля.
- Теперь у нас ничего нет, - сказал Сергей, доставая новый магазин.
Тот магазин, что был у сейчас в автомате, наверняка был почти пуст.
- Только автоматы…
- Думаю стоит вернуться домой и собрать новые рюкзаки, сказал Сергей. - С голыми автоматами и одним магазином вряд ли мы куда-нибудь дойдем.
- А я думаю, - сказал Паша, - для начала надо хотя бы вернуться домой. Как мы через реку переберемся без гидрокостюмов теперь?
Сергей в своей жизни несколько раз нырял в прорубь. Он знал, что ледяная вода может сделать с человеком.
- Придется вброд перейти, голышом, а потом быстро вытираться и одеваться… К счастью, там глубина такая, что выше груди вода не доходила. Думаю, переберемся.
Небо просветлело после 15-00. Когда ребята, продрогшие, в сырой и облепленной грязью одежде вышли к Дитяткам, солнце как раз спряталось за лесом. Тени исчезли, а небо стало красным, с каждой минутой становясь все более багровым и темным. Людей в деревне было уже меньше. Примерно половина, должно быть, уже находилась в Зоне.
Люди настороженно косились на два черных силуэта, что хмуро приближались к деревне, держа в руках автоматы, братья вошли в первый же незанятый дом и принялись ломать остатки мебели, чтобы скорее соорудить костер.
- Я пойду куплю жратву, и поищу сухую одежду, - кашляя, сказал Сергей.
Деньги были укромно спрятаны у него в одежде, обернутые в целлофановый пакет. Благодаря этому деньги и выжили в утреннем бою.
Когда Сергей вернулся с парой сухих спецовок и пакетом еды, возле дома уже разгорался добротно сложенный костер, обещавший метровое пламя и сильный жар. Ребята переоделись в сухое, достали хлеб, колбасу, пиво и протянули руки к огню.

День 4
18-00
На подъезде к Минску вдоль трассы уже горели фонари. Один за одним они проносились за окном маршрутки, на секунду освещая красным светом салон и лица тех, кто сидел у окошка.
Ребята ехали из Киева уже в обычной гражданской одежде. Их трофейные автоматы пришлось продать, чтобы денег хватило на одежду, еду и билеты домой.
- Думаю за три дня успеем собраться. Если не заболеем, можно махнуть на второй заход… - сказал Сергей.
Паша долго молчал:
- У меня больше шансов побороть рак в Минске, чем дойти до этой гребаной машины...
Помолчали минуту:
- Как тебе поход? – спросил Сергей.
- Нормально, только что-то я подустал от него…
- Завтра созвонимся давай. Надо выбраться куда-нибудь, не спеша посидеть, обговорить все это.
- Ага…
- Ты не хочешь туда возвращаться?
Паша поморщился:
- Сергей, а скажи честно, а ты хочешь? Ты хочешь снова оказаться под этим Чернобылем?
- Ну да… - сказал Сергей.
И почувствовал, что соврал. Он до ужаса боялся возвращаться, но чувствовал угрызения совести. Что он должен был что-то делать ради брата.
- Не трынди, - сказал Паша.
Сергей вздохнул:
- Не выдумывай, такая попытка не стоит даже моей жизни. Ну ее на фиг эту Зону. Я лучше так справлюсь. Тем более, после этого похода я и десять химий сожру, мне ничего не будет.
- Как будто мы сдаемся… Блин. Как так, Паша?
Паша пожал плечами:
- Ну вот так… Надеюсь ты никогда не узнаешь, как это. Но так лучше, чем как было в Зоне. В общем да, давай созвонимся завтра, надо будет выбраться куда-нибудь.


Свидетельство о публикации № 33852 | Дата публикации: 18:01 (21.06.2019) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 69 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 14
0
13 Nemoshch   (05.07.2019 07:25)
Хотелось бы уточнить стоит ли мне еще ждать мою рецензию?)

0
14 Llirik   (05.07.2019 19:09)
Да, конечно!
До понедельника напишу, был в запаре эту неделю)

Еще раз спасибо за твой отзыв!!  biggrin

0
12 Nemoshch   (05.07.2019 07:18)
Помелочам:Сергея, кажется, подмывало сказать и сделать еще что-нибудь, но онне решался. – «кажется»здесь ни к чему. Если бы это казалось Паше, то да. А тут получается, что автору
кажется. Продуктов и алкоголя продают сколько угодно, а оружие нет. – либо «оружия нет», либо «оружие – нет».В одной из них, к сожалению, было достаточно нагажено людьми, справлявших большую нужду, но запахаоно, к счастью, уже не имело. – справившими.То, что Сергей слышит выстрел, он понял не сразу. – выстрел, явление мгновенное, егонельзя слышать долгосрочно. Либо он «слышит выстрелы» либо «слышал выстрел» или
«услышал выстрел». Тут Казакевич заметил, что один измужчин оказывается, недавно уже порядком «поддал». – что-то тут не так. Цепляется глаз, ноне могу точно посоветовать как исправить. «Оказывается» тут точно ни у места. И
«недавно», как будто тоже.С пистолетом наперевес – наверное, правильнее сказать «на изготовку». «Перевес» невяжется с пистолетом.Сергей рвал лежа – Сергея рвало.Сразу ребята думали оставлять дежурного снаружи, чтобы того неслепил костер– «Сначала» ребята думали…Намного ближе, чем находилась перестрелка – не находилась, а происходила,например.- Блин, да там уже нет этого снайпера я думаю… А ты меняприкроешь, - он протянул брату автомат, - Просто меня эта пукалка, - он кивнул
на Пашин ПМ, - очень раздражает.
– насколько я знаю, так неправильно оформлять прямую речь.- Блин, да там уже нет этого снайпера ядумаю… А ты меня прикроешь, - он протянул брату автомат и кивнул на Пашин ПМ, -
просто меня эта пукалка очень раздражает.Брызги и пыль от попадавших в землю дерево пуль повисли вокруг егодерева. –кроме очевидной опечатки, тут еще дважды повторяется слово «дерево». Может
лучше: брызги и пыль от попадавших в землю и ствол дерева пуль, повисли вокруг
его укрытия. Вообще к концу текста мелких опечатокстановится больше, как будто автор начал торопиться))).

0
11 Nemoshch   (05.07.2019 07:18)
Хочусразу оговориться, что не являюсь поклонником вселенной Сталкера. В игру играл,
видел фильм Тарковского. И все. Это я к тому, что фанату вселенной, может, сразу
бы зашло, а для меня это был скорее повод познакомиться с миром. С другой
стороны, может это и к лучшему, поскольку мнение мое будет более
беспристрастным)). И конечно, все что я напишу это имхо. Писатель из меня пока
никакой, а критиковать всегда проще))Первыйэпизод – разговор с начальником – нужен ли он вообще? Какую цель он несет?
Познакомить нас с начальником Сергея? Так мы больше о нем никогда не услышим.
Показать, что Сергею надо срочно уехать в связи с исключительными
обстоятельствами? Это и так выясняется в процессе дальнейшего повествования. Я
бы начал сразу с «- Короче, меня, наверное, уволят…».Многиесчитают, что начинать рассказ с диалога нехорошо, но я в этом ничего плохого не
вижу))Далее,эпизод с покупкой пистолета. Он мне понравился. Можно сказать, что начиная с
него, рассказ меня захватил. Во многом это из-за того, что сначала было вообще
непонятно, что ребята ищут на том, рынке и описано все было интригующе. Но вот
опять же, нужен ли был этот эпизод? Что в нем такого важного, о чем обязательно
нужно знать читателю? Какие-то особенности персонажей он особо не раскрывает.
Только добавляет ненужных подробностей, вроде Леши Чайкова. Тем более, что
потом все равно говориться про курьера, который помог переправить пистолет. В
общем, тут я не знаю. Вроде интересный эпизод, а вроде и не нужный))).            Эпизод в деревне Дитятки (кстати, онау вас то через «и» то через «е» пишется). Сцена с костром и играющим на гитаре
Сталкером отсылает к игре. Хотя, наверно в этом и нет ничего плохого. Для
атмосферы наоборот норм. Но тут мне показался нелогичным один момент -  Сергей пошел к мужикам воду кипятить, а когдавернулся, они разожгли собственный костер. Понятно, что сходить «вскипятить
воду» нужно было для диалога со сталкером, но можно было как-то по-другому
обыграть. Мол, я пойду с мужиками перетру, а ты костер пока разожги… Или что-то
типа того.            Что касается боевых сцен. В самыйпервый раз, услышав выстрелы, Сергей сразу определяет, что они автоматные. В
другой раз, когда стреляли уже в них, и не раз - «Через несколько секунд Сергей услышалзвук затворной рамы. Он понял, что звучавшие выстрелы были сделаны не из АК.
Да, это были одиночные пистолетные выстрелы».
Потом:Паша подумал, что в жизни не сможет попасть, но потом все жестиснул зубы и продолжил стрелять по близкой мишени. Человек упал на третьем
выстреле, и Паша с азартом нажал на спусковой крючок еще 5 раз пока пистолетная
обойма не опустела.
– какой-то нездоровый азарт для человека в первый раз стреляющего по живой
мишени, пусть даже в условиях угрозы собственной жизни. К тому же, если про
Сергея нам объясняли, что он служил, умеет пользоваться оружием и все такое, то
про Пашу ничего подобного не говорилось. Может он вообще в первый раз оружие
держит. Тогда тем более странно.Паша выстрелил. Пуля ударился лежащего по голове и тот пересталдвигаться. – и, темболее странно хладнокровие, жестокость и спокойствие с которым он в дальнейшем
это все переносит. Я не говорю, что не могло быть так. Но нам не объясняют,
почему оно так.            Чтокасается финала, если честно, он меня разочаровал. Хотелось, чтоб они добрались
до той машины, пусть даже по какой-то причине Паша и не смог бы излечиться… А
так, как будто всё действие в пустую. В чем тогда смысл рассказа? Что герой в
процессе всех перипетий осознал, что лучше умереть дома, чем попытаться дойти
до конца? Я бы еще понял, если бы он раскаялся в убийстве человека, и решил,
что лучше умереть, но не проходить по головам других ради собственной шкуры.
Или что-то такое. Но этого в рассказе не показано. Ему, как будто просто пофиг.
Рассказ ничему не учит.Ну а вообще пишете вы хорошо. Придратьсявсегда можно найти к чему, а совершенствование оно в практике.

0
5 Stanislav3001   (24.06.2019 09:19)
Здравствуйте, автор.
На сайте уже встречался спор по поводу того, что начинать рассказ (главу) с диалога не самая хорошая идея. В Вашем случае не помешало бы какое-то короткое вступление ( описание комнаты, мыслей ГГ), т.к. с ходу читателю абсолютно не понятно кто с кем говорит, а диалог достаточно стандартный и особо не увлекает.
Далее, сцена в офисе. Вот это вот постоянное Александр-Сергей-Александр-Сергей режет слух. Вы почему-то не хотите использовать местоимения и синонимы и это портит диалог. 
- Так, подожди, - Александр отодвинул свой ноутбук и указал (Сергею) на стул, - без имени вполне можно обойтись.
- Есть минута? – спросил Сергей, постучавшись и заглянув в кабинет.
Александр кивнул. - откуда взялся Александр? Где он находится, что делал? Вот сюда вставить бы описание внешности, которое будет дальше и пару слов о кабинете. У читающего должна формироваться в голове картинка происходящего.
- Что у тебя? - Александр отвлекся от работы за ноутбуком и посмотрел на Сергея. - шеф нехотя отвлекся от работы за ноутбуком, 
Сам диалог неплох. Но вот эти моменты нужно резать и править.
Пока все. Дочитаю позже.

0
6 Llirik   (25.06.2019 18:25)
Спасибо за отзыв, Станислав. Учту сделанные замечания.

Кстати также читал, что и начинать главу с описания погоды - плохо. Так что я наверное еще ищу, с чего же все-таки можно хорошо ее начать

0
10 Herman   (25.06.2019 20:36)
Современная скоростная жизнь не располагает к вступлениям, начинайте текст с самой сути, с самой середины (потом, если надо, сделаете отступление в прошлое). Если особой сути (фабулы) нет, - то это просто бродилка, и начинать ее можно и с погоды, и с диалогов, и с философских рассуждений, и с чего угодно. Но экстрим, лучше начинать с экстрима, продолжать экстримом, и отпускать возжи только в последних строчках.
Например, начать можно с этого:

"Они пробежали метров 30 и упали под какие-то голые кусты. Стали беспорядочно стрелять в сторону преследователей. Автомат Паши практически сразу замолк. В обойме закончились патроны. Паша, чертыхаясь стал дрожащими руками вытаскивать из кармана другой магазин. Сергей посмотрел вперед, потом назад на дорогу, прикидывая, куда лучше бежать, и обомлел. Он заметил еле различимое движение за дорогой, и понял, что небольшие бугорки на обочине — это торчащие из кювета головы людей. За дорогой, до которой оставалось метров 50 уже залегли человек 5-7.
- Паша-Паша! - захрипел от страха и остервенело пополз на трясущихся коленках, вдоль дороги Сергей, - Ползи сюда! ..."

0
4 Herman   (23.06.2019 22:42)
Талант - это не праздник, и не подарок. Талант - это тяжелый крест, который вам нести долгую свою жизнь. Помните - мысли вещь материальная, имеющая значение. Будьте ответственны. В этом мире все взаимосвязано. А Вы - творец. Представьте, что все то о чем вы напишите, произойдет (где-то, с кем-то) на самом деле, но произойдет только в той части что реально, а в той части где откровенная ложь и нелепость - этому не бывать. Например, попасть в беду реально, а вот чтобы чудесно спастись - надо очень постараться. Продолжайте писать на эту тему. 
Если Вы пишите о войне (о совсем малой и демонстративной, или о большой и безумной), то вы пишите о сущности человека. Эта сущность совсем неприглядна. Например, американцы в конце войны массово бомбили (с самолетов) немецкие города, ковровым бомбометанием. Сегодня они спокойно говорят о том, что уничтожили порядка 330 тысяч случайных гражданских и около 800 тысяч гражданских занятых в военной промышленности. С учетом того, что мужское население Германии было мобилизовано, они уничтожали по большей части детей и женщин, а также военнопленных, и угнанных в Германию на работы французов, поляков и т.п.
Пилоты этих самолетов были самыми обычными нормальными парнями, совсем не похожими на маньяков. Просто им приказали... И это человеческое дерьмо с тех пор никак не изменилось. Все по прежнему.
У немцев на оружии было написано "С нами Бог".
А вы как думаете? В чем причина и смысл войн? "Они плохие..." - не прокатывает!

0
8 Llirik   (25.06.2019 18:44)
тут мне кажется наши взгляды на "сущность войны" очень сильно совпадают..

0
3 Herman   (23.06.2019 21:52)
Хорошо что ответили. Ответили хорошо.
То что помещено в скобки, это гиперболы. (С голыми автоматами) - взято из вашего же текста, из другого места, и подставлено в предложение где "поливали" - для демонстрации вашего отношения к оружию. Для многих ваш текст будет очень хорош. Он и в самом деле хорош, как игра в войнушку. Но с вашим талантом можно писать вещи поглубже. Посмотрите фильм "Киборги" украинского производства про Донецкий аэропорт. Я (извините, я понимаю что текст был написан совсем не для меня) отставной военный, поэтому эта тема меня волнует, как собаку кость. 
(пятисот) - дело в том, что в магазине АК всего тридцать патронов, скорострельность АК, как вам я надеюсь известно, десять выстрелов в секунду, т.е. магазин вылетает за три секунды. Сильно не по поливаешь. С двухсот метров попадают только снайпера. Поэтому нет разницы что двести, что пятьсот, пусть поливают, между ними можно ползать, только пьяные палят куда попало, чтобы свой стах прогнать. 
В целом пишите хорошо. Если у вас есть желаете почувствовать немного экстрима, для вдохновения, это очень просто: Три дня ничего не ешьте (обманите всех что вы уже кушали), пейте только воду. Уйдите тайком из дома ночью, оставьте дома телефон, никому ничего не скажите, и гуляйте всю ночь по самым темным пригородным закоулкам, или более того, прогуляйтесь в пригородный лес, но только в одиночку. Вот вам экстрим, вдохновение, причем на самом деле все это совершенно безопасно, но голод и страх пробудит в вас некоторые природные инстинкты. Если вы чувствуете что это вам не под силу, поголодайте только сутки, сходите ночью куда-нибудь недалеко, без всякого плана, но чтобы было немного боязно.

0
7 Llirik   (25.06.2019 18:41)
Насчет поливания понял, спасибо.
Насчет описанных вами приемов для вдохновения я, пожалуй, все уже попрактиковал))
к тому же люблю ходить в незнакомую местность в походы на 2-3 ночевки в одиночку, и там пару раз делал и ночные переходы. На сборах военных (вместо срочки 3 сбора резервистом отходил) тоже было пару эпичных моментов..
Но с голодом по большому счету дел еще никогда не имел)

0
9 Herman   (25.06.2019 20:24)
Внутри каждого из нас живет некто, с кем мы мало (в нашей цивилизованной жизни) встречались, и поэтому мало о нем знаем.  В дистрессовой ситуации он забирает у нас власть над телом, которое мы ошибочно считаем "лично своим". А иногда бесцеремонно забирает и власть над разумом. Возникают галлюцинации, нам кажется что мы слышим знакомые голоса, видим кого-то. Иногда трусы против своего ожидания становятся бесстрашными героями и наоборот, смелые теряют волю, умные тупеют, тупые превращаются в гениев. И трудно предугадать кто он - тот, кто главный в нашем теле. Дистресс - это разрушительный стресс, несущий реальные угрозы для жизни или здоровья. И если мы назовем "этого второго Я (Alter ego)" нашим подсознанием, то наше подсознание в экстремальной ситуации главнее сознания. И это один из основных феноменов войн и экстримов.
Но быть может, не стоит без необходимости будить свое альтер эго, ибо сказано в библии: "Не испытывай господа Бога, он этого не любит..." Я, например, с содроганием вспоминаю такие моменты своей жизни, независимо от результата, они тяжелы для нормальной психики.

0
1 Herman   (21.06.2019 18:23)
Хорошая бродилка, но текст не возбуждает. Мало героизма, блекловато, серенько. Где словесные взрывы эмоций? Где словесный Экстрим? Где Волнение души? Не чувствую... "Лучше ты бы был холодным, но не теплым! Лучше ты бы был горячим, но не теплым! Но ты - теплый..." По тексту, по смыслу текста - вроде экстрим, но не чувствую... 

"Обе группировки (С голыми автоматами) поливали друг друга из автоматов, попадав на землю где-то на расстоянии метров двухсот (пятисот) друг от друга".

0
2 Llirik   (22.06.2019 22:00)
Спасибо, Герман! Старался писать что-то вроде "псевдо-реализма",  чтобы выглядело не как треш-боевичок, а как то, что могло бы произойти на самом деле. Но не экстремальный экстрим, серость и блеклость - это, конечно, не то, что хотелось иметь на выходе, буду стараться улучшать эти штуки в следующих произведениях. Еще раз спасибо за ваше внимание)

Только не совсем понял значение ваших слова, которые вы поместили в скобки:
"Обе группировки (С голыми автоматами) поливали друг друга из автоматов, попадав на землю где-то на расстоянии метров двухсот (пятисот) друг от друга".

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com