» Проза » Детектив

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Невезение
Степень критики: Любая
Короткое описание:

Молодая девушка, перспективный офицер полиции, отец семейства. Эту троицу связывает одно - им всем крупно не повезло. 



5.59, Мишель

Мишель Джонсон открыл глаза за несколько секунд до звонка будильника. Он проснулся легко, как почти всегда. Хотя по будням подниматься было немного легче, чем в выходные. Он встал, поставил вариться кофе, надел спортивную форму и вышел на утреннюю пробежку. Ещё со времён академии Мишель полюбил утренний бег. Каждый день независимо от погоды за окном он начинал с четырёх-пяти километровой пробежки по очередной, ещё не особо оживлённой в такое время, улицы Нью-Джерси.

Вернувшись домой, Мишель принял душ и приготовил завтрак. Омлет из трёх яиц, уже настоявшийся кофе и пара тостов с арахисовым маслом — ежедневный утренний заряд необходимым набором макронутриентов.

Дорога до работы занимала от тридцати до сорока пяти минут на общественном транспорте. Мишель любил читать книги по пути и был рад, что в своё время отказался от идеи купить собственный автомобиль. Он частенько задавался вопросом: «Как вообще можно передвигаться по Нью-Джерси на личном транспорте?».

Мишель приехал в полицейский участок №65 за пятнадцать минут до начала рабочего дня – заранее, как всегда. Поздоровался с дежурным офицером и прошёл в кабинет. Нельзя сказать, что Мишель был полноправным владельцем этого небольшого помещения размером 2,5 на 3 метра. Здесь он большую часть своего дня работал вместе с Джимом Баффетом – старшим детективом. Мишель повесил куртку на вешалку у входа, сел за стол, подвигал компьютерную мышь и проверил служебную корреспонденцию. До начала рабочего дня оставалось ещё десять минут.

Джим опоздал, как почти всегда. Он забежал в кабинет в 8.37, посмотрел на сидящего за столом Мишеля, коротко кивнул, бросил куртку на спинку стула и сел.

- Как дела? – спросил Джим напарника.

- Доброе утро. Не жалуюсь, – с улыбкой ответил Мишель.

- Не слишком ли ты улыбчивый для субботнего утра, которое встречаешь на работе?

- Я же тебе уже много раз говорил, Джим, будь радостней, и жизнь станет гораздо приятнее.

- Ой, да иди ты на хрен со своей сектантской чушью, – парировал Джим.

- Я просто говорю, что жизнь прекрасна, и к ней надо относиться соответственно, – добродушно ответил Мишель.

- А я просто говорю, что жизнь – говно, и когда ты это, наконец, поймёшь, то заживёшь гораздо интереснее, – скривился в ответ старший детектив, – поживи с моё, тогда узнаешь о чём я говорю.

- Ты на три года старше меня, что можно узнать за такой срок? Или за рубежом тридцати открывается какой-то неведомый секрет? – Мишель бросил взгляд на нижнюю часть монитора. – Нам уже пора на совещание, пошли, старик.

- Ещё есть пять минут, успеем. Так вот – увидишь, Мишель. Поработаешь ещё пару лет, насмотришься на всё то дерьмо, которое нас окружает. Это я, кстати, о людях говорю. И поймёшь, что жизнь не такая прекрасная, как тебе казалось раньше.

- Может тебе просто начать практиковать зарядку – глядишь, энергии прибавится, а может и настроение будет получше…

- Вот ещё! Я лучше посплю лишних полчаса, чем попрусь куда-то. Ты ещё предложи мне бегать начать… – Джим с подозрением посмотрел на напарника.

- Даже не планировал, - всё с той же улыбкой ответил Мишель.

- Отлично. А вот теперь пошли совещаться.

Мишель взял рабочий блокнот, и напарники отправились в зал для брифинга.

Когда Джим и Мишель вошли, почти все уже собрались. Детективы заняли свои места за столами во втором ряду.

Сержант Билл Донован прошёл к флипчарту, коротко поприветствовал присутствующих, поднял планшет и неторопливо начал раздавать указания.

- Не буду отвлекаться, времени мало, а дел – более, чем достаточно. Первое – у нас труп. Мужчина, белый, на пересечении Принстон и Клэрмонт Драйв. Это дело достаётся Вернону, – сержант Донован бросил короткий взгляд на детектива в первом ряду и передал ему лист с дополнительной информацией, – второе – пропажа девушки-тинейджера, родители заявили через двое суток после того, как она покинула дом. Сейчас уже прошло более шестидесяти часов. Баффет – это достаётся тебе. И обрати внимание – ждать больше нельзя, - Донован поднял глаза от планшета и, передавая лист формата А4, посмотрел на старшего детектива.

- Блин, сержант, может, подождём ещё денёк, и девка проголодается и вернётся, – попытался возразить Джим, получая лист от впереди сидящего Вернона.

- Баффет, я же сказал – прошло уже больше шестидесяти часов, мы должны были отреагировать сразу, нельзя затягивать, и вообще – не пререкайся, дело твоё. Дальше у нас ограбление винной лавки на Глен-роуд – это для Меган. У кого, кроме Баффета, есть вопросы? – он оглядел присутствующих, передал ещё один лист и удовлетворённо кивнул, тем самым дав команду о завершении брифинга.

Джим передал лист с описанием дела напарнику и пошёл в кабинет.

Мишель начал читать ещё в коридоре и, закрывая за собой дверь кабинета, уже знал всю необходимую информацию, которой было не так уж и много:

«Сьюзан Келлер, 17 лет. Ушла из дома 64 часа назад. Родители – Виктор и Сара Келлер, заявили о пропаже ровно через 48 часов».

Кроме того, было указано, что девочка сбегает уже в третий раз. С каждым разом заявление от родителей приходило всё позже. Видимо, родители уже начинали привыкать к сумасбродному поведению дочери, но переставали беспокоиться.

- Ну, что – поедем к родителям? – уточнил Мишель у уже успевшего приземлиться на своё рабочее место напарника.

- Может, просто позвоним? – с некоторой надеждой в голосе произнёс старший детектив.

- Джим, у них дочь пропала, так нельзя.

- Какой же ты правильный, Мишель, противно же, – сказал Джим и с явной неохотой поднялся со стула. – Я поведу.

- Да я и не против, - ответил детектив, забирая куртку с вешалки и автоматически проверяя наличие пистолета в кобуре подмышкой.

7.12, Джон

Похмелье не заставило себя долго ждать. Как только я проснулся, ещё до того, как открыл глаза, в голове уже начали звонить колокола, а во рту пересохло.

И на хрена я так нажрался вчера?

Ну, ладно, какой смысл сейчас сожалеть о том, что уже произошло…

Да, ты философ, блин.

Я осмелился открыть глаза. Солнце било в окна, по всей видимости, Джейн уже распахнула шторы… Ну, зачем так делать? Это же чересчур жестоко, даже для неё.

Хотя, стоп. Я, стараясь не поворачивать голову (знаю ведь, что она сразу затрещит), провёл рукой по левой стороне кровати. Джейн лежит рядом, значит, вчера мы не закрыли шторы… Странно.

Залитая алкогольными парами память любезно подкинула парочку воспоминаний:

жена с детьми уехали к теще;

они вернутся сегодня или завтра – какой сегодня день вообще?;

вчера я был в ночном клубе и, вроде как, ушёл оттуда не один;

шторы я вечером не закрыл… видимо, потому, что мудак.

Я всё-таки повернул голову, одновременно пытаясь осознать, хотелось ли мне увидеть красивую девушку или такую, которую будет проще выгнать.

Девушка миленькая. Ну, насколько можно судить, лёжа от неё в полуметре. Она лежала на спине, светлые волосы рассыпались по подушке, бледная кожа немного сливалась с постельным бельём, хотя небольшой кровоподтёк на правой скуле немного портил общий вид, надеюсь, это не я её так приложил.... Она лежала, почти полностью укрытая одеялом и абсолютно недвижимая.

Я подумал, что надо бы её разбудить, начать убираться перед приездом семьи, да и вообще принимать решение относительно дальнейших действий, но осознал, что совершенно не помню, как с ней познакомился, как привёл её к себе домой, и главное – как же, чёрт побери, её зовут.

- Эй, - прошептал я, не сумев сообразить ничего лучше, – доброе утро.

Она не ответила, да и вообще никак не отреагировала, просто продолжала лежать с закрытыми глазами. В этот момент я начал осознавать, что она вообще не издаёт никаких звуков. То есть – совершенно никаких! Как будто даже не дышит.

Я повернулся к ней всем телом и, стараясь не паниковать раньше времени, тронул за плечо через одеяло.

- Эй, просыпайся, пора вставать, – я отодвинул край одеяла и коснулся оголившегося плеча – оно было холодным.

- Твою мать! – я подскочил с кровати, голова сразу же ответила оглушительной болью, но это была меньшая из моих проблем.

Я замер, осматривая труп молоденькой девушки, которая лежала в нашей с женой кровати. Откинутое одеяло позволило лучше её разглядеть: молодая и очень худая. Теперь уже понятно, что чересчур бледная, даже для современной молодёжи. На шее и щеке синяки и пара царапин. Полностью обнажённая.

Так, стоп-стоп-стоп. Спокойно. Без паники.

Я, конечно, слегка идиот, но не полный дебил. Я не мог задушить девчонку в своей собственной кровати, каким бы бухим вчера не был. Да, и вообще, не стал бы её душить, что за бред! Хотя она вон какая худющая, может, ей много и не надо было… Да, и эти синяки по всей роже и шее.

- Твою мать! – крик эхом отдался по пустой квартире и оглушил меня.

Потише-потише, не стоит привлекать внимание. Не нужно паниковать, ты большой мальчик и разберёшься с этим. Нужно вызвать «скорую» и полицию. Ты ни в чём не виноват, они разберутся, увезут тело и всё будет отлично…

Ага! Как же, разберутся и увезут. И спасибо ещё скажут. Мёртвая девочка, сколько ей лет вообще? В кровати с сорокалетним мужиком. С явными признаками побоев на лице и шее, какие уж тут могут быть дополнительные проблемы и сложности?

Так! Хватит стоять, как столб, надо действовать!

Я встряхнул плечами и помотал головой, это принесло только дополнительный приступ головной боли, а вот мысли не прояснило.

Итак, начнём с простого – надо выпить… Но ограничусь-ка я водой с аспирином. Я обошёл кровать и заглянул в лицо трупа. Блин, симпатичная девчонка. Наверное, слишком молодая, но в целом – в моём вкусе, неудивительно, что я с ней познакомился. Да, о чём ты думаешь, идиот! Надо пощупать пульс, вдруг… не знаю – что-нибудь… Руки дрожат, подходить не очень-то и хочется. Давай!

Я подошёл, приложил пальцы к шее – да, ну, на хрен! Какой тут пульс? Она же холодная, как курица на прилавке. Я отдёрнул руку.

- Твою мать! – в очередной раз повторил я, – так, соберись, иди на кухню, выпей воды, потом будешь думать, что делать дальше.

После того, как я произнёс этот план вслух, он стал казаться ещё более разумным. Оставлять труп в комнате не хотелось, а оставаться с ним – тем более. Я двинул на кухню. Вода из-под крана немного взбодрила, а аспирин не изменил ничего.

- Итак, давай думать, – сказал я и приступил к выполнению этого плана.

Я не помню, как познакомился с этой девчонкой, как привёл её домой и что делал с ней здесь. Она точно мертва, и высока вероятность того, что в этом есть и моя вина. Я взглянул на календарь, прикреплённый к холодильнику магнитами – Джейн с детьми приедет завтра, примерно в обед. Я шумно выдохнул. Ну, хоть что-то хорошее – у меня есть немного времени всё обдумать.

Первое, что нужно делать – вызвать полицию. Да, это вызовет ряд проблем, но они разберутся…

А с чем они разберутся? Что тут разбираться-то? Меня просто выставят убийцей. Хотя почему? Я же ничего не сделал. Я был пьян – блин! Так же только хуже! Это, вроде, отягчающее обстоятельство… Такая молодая, отчего она бы могла сдохнуть сама? Кстати, не слишком ли молодая?

Эта догадка обожгла меня, как кипятком. А сколько ей лет?

Я метнулся в прихожую.

Вот она, чёрная небольшая сумочка, лежит на тумбе у входной двери. Открытая. Документов в отдельном чехле нет. Но есть кошелёк, я осторожно беру его и открываю, в одном из отделений виден краешек новеньких водительских прав. Я достаю их из кармашка, начинаю разглядывать. Голова работает плохо, но рассмотрев дату рождения, я сразу понимаю, что мне пиздец. Ей семнадцать. Она несовершеннолетняя. Несовершеннолетняя мертвая девчонка с синяками, царапинами и кровоподтёками в моей кровати!

- Да твою ж мать! – снова срываюсь я на крик, и снова эхо ударяет меня по ушам.

Я аккуратно кладу водительские права на тумбу, а кошелёк обратно в сумку.

- И что же теперь делать? – обращаюсь я шёпотом сам к себе, а через пару секунд отвечаю. - Для начала успокоиться и перестать разговаривать с самим собой.

Хватит паниковать. Надо составить план действий. Полицию вызывать нельзя. Ей уже не помочь. А вот мне – ещё можно. Первое, что надо сделать – убрать её из моей квартиры. Но куда? Куда можно деть труп?

Закопать, куда же ещё!

И куда же ты её закопаешь, умник? Ты живёшь в Нью-Джерси! Надо спустить труп с 10 этажа, донести до парковки, положить в машину, затем вывезти за город, вырыть там яму и закопать…

М-да, идея не особенно блещет гениальностью. С другой стороны – а что ещё остаётся?

10.07, Мишель

- Здравствуйте, мистер Келлер. Я – детектив Джонсон, а это старший детектив Баффет, мы приехали по поводу вашего заявления, можно войти? – Мишель показал удостоверение личности мужчине, застывшему в дверях квартиры.

- Да, конечно, офицеры, заходите, – Виктор Келлер пропустил полицейских в дом.

- Детективы, – автоматически поправил Баффет, – Миссис Келлер дома? Мы бы хотели побеседовать с вами обоими, если это возможно.

- Да, она на кухне. Проходите: прямо по коридору и налево.

Мишель и Джим, следуя указаниям, прошли в квартиру. Сара Келлер в домашнем халате стояла у плиты.

- Милая, офицеры… – Келлер перехватил взгляд Баффета, – в смысле, детективы, хотят поговорить на счёт Сьюзан.

- Во-первых, мы хотели бы прояснить один момент – в заявлении сказано, что ваша дочь Сьюзан ушла из дома почти три дня назад, но вы обратились в полицию лишь два дня спустя – почему так произошло? – начал Баффет.

- Ммм, да. Просто, понимаете… Сьюзан уже несколько раз сбегала из дома, – Виктор замялся. – Ничего особенного, через день или полтора она уже возвращалась. И тогда мы сразу обращались в полицию. Вот и в этот раз мы решили, что она снова скоро вернётся, а зачем отвлекать вас от работы.

- Я хотела сразу обратиться к вам, – сказала Сара Келлер, – но Виктор велел подождать. Но прошло два дня, а Сьюзан всё нет, я начала волноваться…

- Извините, я правильно понял, что Вашей дочери не было дома два дня, и лишь после этого Вы начали волноваться? – уточнил Мишель.

- Не подумайте, что мы такие чёрствые, – вклинился в разговор Виктор, – и… – он снова замолчал, подбирая слова, – нам плевать на Сьюзан, просто она часто ночует у подруг и друзей, не предупреждая нас. Мы тут, конечно, и сами виноваты – слишком её разбаловали, – он замолчал.

- Понимаете, у неё врождённый порок сердца, – продолжила за мужа Сара Келлер, – и мы слишком опекали её в детстве. В то же время, многое разрешали, явно больше, чем следовало, но и следили за каждым её шагом. Это привело к тому, что она перестала считаться с нашим мнением, своевольничает, ну и… – она задумалась. – Ну, и мы решили немного её отпустить – пусть расслабится. В следующем году ей поступать в колледж. Так что лучше уж пускай почувствует немного больше свободы при нас, чем когда уедет из дома.

- Миссис Келлер, заранее прошу прощения и уточню, что я не хочу Вас пугать, но не слишком ли Вы спокойны для человека, чья дочь, с серьёзным врождённым заболеванием, вот уже три дня не возвращается домой? Вам не кажется, что Вы должны быть чуть более взволнованы? – спросил Мишель.

- Она, наверняка, у одной из своих подружек. Но нам они ни в жизнь не признаются. А вот когда к ним придёт полицейский – сразу «расколются», – простодушно заявила Сара.

Мишель не нашёл, что ответить.

- Ясно. Дайте номера телефонов, адреса и имена этих самых подружек. И «свежую» фотографию вашей дочери. – сказал Баффет.

 - Да, конечно, – Сара подскочила и взяла с полки листочек, исписанный аккуратным почерком и фотографию, лежавшую там же. – Вы вообще могли просто позвонить, и я бы Вам их продиктовала, ну и сбросила бы электронный вариант фотографии, не стоило ради этого приезжать.

- Это наша работа, мэм, – ответил Баффет и многозначительно посмотрел на Мишеля.

8.17, Джон

- Что же с тобой делать?

Девчонка в кровати не отвечала, что, с одной стороны, радовало, с другой – не очень.

Как будто у меня есть какие-то варианты. Надо вынести её из дома, дотащить до машины, закинуть в багажник, отвезти в лес и закопать на несколько метров под землю. Вроде ещё солью посыпать… Или известью? Хотя откуда мне взять известь? Так что посыплю солью.

Ну, а после того, как посолю, останется только разжечь костёр.

Я криво усмехнулся. М-да, не смешно, на самом-то деле. Остаётся вопрос – как пронести её через коридор, провезти в лифте, протащить через половину парковки и сделать это всё незаметно для окружающих?

Давай рассуждать логически – один большущий предмет явно заметнее, чем несколько маленьких. Значит нужно превратить одну девчонку в некоторое количество кусков. То есть, надо её разрезать.

От этой мысли меня немного замутило. Я, конечно, разделывал индейку, но труп человека – это совсем другое. Не уверен, что справлюсь…

А куда ж ты денешься, Джон? Хочешь в тюрягу?

- Вот дерьмо, – произнёс я вслух.

Затем попытался приподнять труп. Холодное и чересчур податливое тело сразу начало выскальзывать. Я ухватил её за руки и попытался взвалить себе на плечи. Получилось. Теперь в ванную.

Вроде такая мелкая, но какая же тяжёлая, тварь. Я скинул труп в ванну. Грохот ударил меня по ушам. Кажется, пару костей сломалось. Ну ладно, это уже ничего не изменит. Надо же чем-то разрезать. Кожу-то возьмёт и обычный столовый нож. А вот кости? Я пошёл на кухню за ножом. А через пару минут – к ящику с инструментами за пилой по металлу.

Когда я вернулся, тело лежало всё в той же неестественной позе: голова на дне ванны, одна рука на груди, вторая, выгнувшись дугой где-то под спиной, обе ноги на дне, но согнуты под странными углами.

Так ладно, надо собраться с духом и начать. Начать резать труп.

И начну я с ноги. Надо резать по суставам. С колена. Пусть с левого – оно ближе.

Я беру нож, подхожу к ванне, сгибаю левую ногу в колене и делаю первый надрез. Наблюдая за тем, как острый нож легко разрезает кожу, и проявляется что-то бело-красное, я понимаю, что меня сейчас вырвет. Благо унитаз рядом.

Через пару минут и несколько рвотных позывов, я вытираю губы тыльной стороной ладони. Во рту остаётся неприятный привкус, но это сейчас вообще не является проблемой.

Почему кость так близко к коже, разве она не должна быть глубже?

Ладно, попробую пилой.

Я беру в руки пилу, снова сгибаю ногу трупа и прикладываю пилу к порезу, делаю распил, но там ещё мягкая ткань.

- Да что за хрень? – не выдерживаю я и очередной раз срываюсь на крик.

Или это не кость. Может мышцы, связки, ещё какая-то дрянь. Зря я не учил анатомию в своё время.

Снова нож, снова надрез, снова быстро приближающийся рвотный позыв, а сразу за ним – унитаз. Меня рвёт желчью. Желудок судорожно сжимается в попытках что-то из себя выжать, но выжимать уже давно нечего.

Нет. Не получится. Нечего и пытаться. Ведь это только первый разрез. А сколько мне их надо будет ещё сделать? Ну на хрен!

Донесу так – целиком.

Я откладываю нож в сторону и иду за мусорными пакетами, липкой лентой и вещами покойной. Кое-как натягиваю на неё нижнее бельё, обматываю платьем, чтобы ничего не осталось у меня в квартире. Разрываю большие чёрные пакеты и пытаюсь плотно закатать в них труп. Через несколько минут получается сделать это сравнительно неплохо. Но надо во что-то завернуть.

Покрывало с кровати!

А как я потом объясню Джейн, куда оно делось?

- Ой, да иди ты на хрен! – произношу я вслух. С этим-то потом я как-нибудь разберусь.

Приношу покрывало из спальни, обматываю тело и ещё разок закрепляю липкой лентой. Я вспотел, как негр на плантации. Но надо покончить с этим, как можно быстрее.

Тем более, сейчас утро. Не слишком раннее, но всё-таки. Большинство соседей уже уехали на работу, те же, кто сегодня отдыхает, ещё не проснулись. Надо уносить  это сейчас.

Хотя… Ночью будет ещё лучше… Ага, а Джейн возьмёт да и вернётся пораньше: «Джон сюрприз! Ой, а чей это у нас труп в ванной?» Нет. Так не пойдёт. Надо уносить сейчас.

Я оделся. Вернулся в ванную, собрался с духом и взвалил получившийся свёрток на плечи.

Когда руки в стороны не разлетаются – нести гораздо удобнее…

Блин, сумка! Я беру женскую сумку и вешаю на плечо. Вот теперь-то я привлекаю ещё меньше внимания.

Так стоп, а куда я дел права? Вот они, на тумбе. Хорошо, что вспомнил, не хватало ещё оставить их дома. Засовываю их в задний карман джинсов. На месте выброшу в ту же яму.

Посмотрел в глазок (хорошо, что у нас из квартиры легко просматривается весь коридор) – никого. Вышел из квартиры, быстро закрыл дверь и двинулся в сторону лифта.

- Господи, хоть бы никого не встретить, – повторяю я, как мантру, полушёпотом на протяжении всей дороги до лифта.

Коридор пуст, лифт на этаже выше, через несколько секунд дверцы открываются – и он пустой.

- Хоть что-то хорошее, – тихо проговариваю я и захожу в лифт.

Нажимаю кнопку подземной парковки. Движение вниз происходит особенно медленно. Спустя почти вечность дверцы, наконец, распахиваются. Иди спокойно, не привлекай лишнего внимания…

Да, ну, на хрен!

Я срываюсь на бег, добегаю до машины. Поразительно, но я всё ещё не встретил ни одного человека, видимо, Бог меня услышал. Одышка сводит меня с ума, руки дрожат, я с трудом справляюсь с брелоком сигнализации. Бросаю тело в багажник и захлопываю крышку. Останавливаюсь отдышаться на несколько секунд. Затем плюхаюсь на водительское сиденье и завожу машину.

Самое страшное и сложное позади. Осталось всего лишь закопать труп.

16.15, Мишель

- Добрый день, я – детектив Джонсон, а это старший детектив Баффет. Можем мы поговорить с вашим управляющим?

Мишель показал удостоверение личности бармену ночного клуба «Фиеста».

- Конечно, детективы, – бармен указал в сторону лестницы, – вам на второй этаж.

Напарники поднялись на второй этаж, и Мишель успел постучать перед тем, как старший детектив распахнул дверь.

Баффет угрюмо взглянул на Мишеля, а после этого перевёл взгляд на управляющего ночным клубом:

- Старший детектив Баффет, нам сообщили, что в ваш ночной клуб пускают несовершеннолетних, что Вы можете сказать по этому поводу?

- Добрый день, старший детектив Баффет и…, – мужчина в чёрном костюме и белой рубашке без галстука с невозмутимым лицом перевёл вопросительный взгляд на Мишеля.

- Детектив Джонсон, добрый день, – с улыбкой ответил Мишель.

- И детектив Джонсон, – улыбнулся в ответ управляющий, – по поводу указанных обвинений, если можно так выразиться, я ничего пояснять не буду, потому что они смешны. Наша охрана ежедневно инструктируется по поводу допуска клиентов клуба и не допускает внутрь лиц, которые не подходят по одному или ряду параметров, определённых соответствующей инструкцией. Одним из таких параметров является достижение 18 лет, – качественным канцеляритом без запинок отчеканил управляющий.

- У нас есть показания свидетелей, которые утверждают, что сегодняшней ночью, как минимум три несовершеннолетние девушки были в вашем клубе с двенадцати до четырёх утра, - пытался парировать Джим.

- Старший детектив Баффет, позвольте уточнить, Вы с напарником, я же правильно понимаю, что Вы напарники? – управляющий замолчал, в ожидании ответа. Не дождавшись, продолжил. – Вы пришли, чтобы выяснить имел ли место факт посещения нашего клуба несовершеннолетними?

Мишель посмотрел на Джима. Тот постоял пару секунд, собираясь с мыслями, затем всё-таки сдался:

- Нет.  Мы разыскиваем семнадцатилетнюю девушку, сбежавшую из дома два дня назад. Две её подруги сказали, что видели её здесь. Более того, они сказали, что так же находились в этом клубе. Им тоже нет восемнадцати.

- Сегодня ночью? – не обращая внимания на риторический вопрос, уточнил управляющий.

- Именно так. И в этой связи, мы бы хотели взглянуть на записи с камер видеонаблюдения.

- Разумно. Можно было начать с этого, и всё произошло бы быстрее, – с улыбкой ответил управляющий, – прошу прощения, я до сих пор не представился – Джереми Раннер. Присаживайтесь, все записи хранятся на сервере, но у меня есть доступ к нему с этого компьютера, – сказал он, взглядом указывая на стулья для посетителей с обратной стороны своего рабочего стола.

Мишель и Джим сели, а Раннер развернул монитор в пол-оборота к ним.

- Какой временной отрезок вас интересует?

- Полночь. Камера на входе. Можно включить запись на увеличенной скорости? – произнёс Мишель.

- Да, конечно, – сказал управляющий и включил запись.

Через пару минут просмотра, Баффет и Джонсон в один голос воскликнули:

- Стоп! – управляющий нажал клавишу и видео остановилось.

- Вот она, – ткнул пальцем в экран старший детектив, – дальше на обычной скорости.

На экране молодая девушка подошла к охраннику, он посмотрел на неё и пропустил, не сказав ни слова.

- Инструкции, говорите? – процедил Баффет.

- Мы разберёмся с недобросовестным сотрудником, старший детектив. Продолжим просмотр?

Джим кивнул.

Управляющий изменил камеру, внёс параметры времени, и Сьюзан Келлер, только что стоявшая рядом с охранником, вошла в помещение ночного клуба. Она прошла по коридору.

Смена камеры, ввод времени. Вошла на танцпол. Скорость записи ускорилась, а Сьюзан начала неистово дергаться в жутком подобии танца, больше похожем на припадок эпилепсии. Через почти полчаса танцев, прошедших за пару минут реального времени в кабинете управляющего, юная Келлер подошла к барной стойке.

- Ждёт кого-то? – предположил Мишель.

- Просто «охотится», – пояснил Раннер.

Сьюзан на видеозаписи оторвалась от стойки и направилась в сторону одного из коридоров клуба.

- Что у вас там, – уточнил Джим.

- Туалеты, – ответил управляющий.

- И там тоже есть камеры? – усмехнулся старший детектив.

- Только в коридоре, – без эмоций ответил Раннер.

Смена камеры, ввод времени. Келлер идёт по коридору к женскому туалету. Скрывается за дверью.  Время ускорилось. Девушки заходят и выходят. Но Сьюзан всё нет. Наконец, она выскакивает из туалета.

- Останови, – приказным тоном сказал Баффет, – верни немного назад.

Раннер повиновался. На видео замерла выбегающая Сюьзан. На лице и шее у неё появились царапины, и назревали кровоподтёки на шее.

- И что же там произошло? – сказал вслух Мишель то, о чём все подумали.

- Этого мы не узнаем, но посмотрим, кто выйдет после неё, – предложил управляющий.

Запись продолжилась. Через пару минут после Сюьзан из двери вышла женщина лет тридцати, её чёрные волосы были неаккуратно приглажены, ворот рубашки завернулся, манжет на рукаве надорван. Она выглядела разозлённой.

- Знаете её? – спросил Мишель.

- Нет, – ответил Раннер.

- Зато я знаю, – сказал Баффет, – Это Оливия Пласт. Брал её несколько раз. Проституция, продажа наркотиков. Но достаточно для полноценной статьи при ней никогда не было, естественно. Не самая приятная личность для встречи в туалете ночного клуба.

- Продолжим? – спросил Раннер.

- Да, – ответил Баффет.

Смена камеры, ввод времени. Сьюзан выбегает в основной зал. Останавливается. Стоит без движения несколько секунд, подносит руку к лицу, заглядывает в ладонь. Затем резкое движение рукой. После этого девушка поправляет причёску, возвращается к барной стойке и становится рядом с мужчиной лет 35, явно уже хорошо набравшимся. Они начинают разговаривать. Скорость видео увеличивается. Но уже через пять минут общения мужчина опрокидывает заключительную рюмку, берет девушку под руку, и они вместе идут к выходу.

Смена камеры, ввод времени. Мужчина и Сьюзан выходят из помещения клуба, теперь уже она поддерживает его под руку, они уходят на запад от «Фиесты».

- А его кто-нибудь знает? – снова спрашивает Мишель.

- Я не знаю, – отвечает Баффет.

- Как и я, – говорит Раннер, – могу я ещё чем-нибудь вам помочь, детективы?

- Да, мы бы хотели побеседовать с охранниками и барменом, работавшими вчера, и можно распечатать фото этого мужчины? - успевает произнести Мишель, пока его напарник набирает воздуха в грудь.

- Проще простого, сегодня работает вчерашняя бригада. Пятница и суббота  - наши основные ночи и у нас дежурит наиболее опытная и качественная смена, и, конечно же, сейчас я распечатаю для вас его фото, – любезно отвечает управляющий.

- Оно и видно, что наиболее качественная, – бросает Баффет.

- Да, везде возможны ошибки, старший детектив, – принимает укол Раннер, отматывая время одной из записей и отправляя скриншот экрана на печать.

Принтер зажужжал и выплюнул картинку достаточно хорошего качества с изображением мужчины перед барной стойкой. В нижней правой части импровизированной фотографии замерло время «01.33».

- Начнём с бармена, – объявил Баффет.

- Как вам будет угодно, – ответил Раннер, – где бар, вы знаете. Если вы не возражаете, я бы хотел продолжить работу.

Полицейские встали, Мишель забрал фото и напарники вышли из кабинета.

- Надо бы сюда нагрянуть с проверкой, как-нибудь ночью, – процедил сквозь зубы Баффет.

Детективы подошли к барной стойке.

- Знаете его? – спросил Мишель, показывая распечатку.

- Да, это Джон Уолл, частый наш гость, а что случилось?

15.55, Джон

Как же я задолбался копать!

Два часа дороги, ещё два часа этих долбаных раскопок. И всё из-за этой девки!

Как же дико болят руки. Вся лопата в крови с ладоней, но, ладно, лопата, я же и всю куртку заляпал. Почему я не взял перчатки?

Может, уже хватит? Глубина около полутора метров.

Думаю – да, достаточно.

Я вылезаю из ямы и подхожу к багажнику. Открываю крышку, вешаю женскую сумку себе на плечо и неуклюже вытаскиваю труп. Тащу его к получившейся могиле и сталкиваю туда.

- Ещё и соль забыл, – произношу я, сбрасывая сумку с плеча в яму.

- Ну, ты извини, я не хотел, – говорю я вслух. Надо же что-то сказать, –  Но тебе-то уже всё равно. А мне… Ну, сама понимаешь…

Беру лопату и закапываю яму. Это получается сделать гораздо быстрее.

Бросаю лопату в багажник и выезжаю в сторону дома. Включаю радио и пытаюсь расслабиться. Теперь уже всё позади.

17.45, Мишель

- В целом, всё ясно, – сказал Джим, срывая служебную машину с места, как только Мишель занял пассажирское кресло.

- Эээ, да?

- Да. Девчонка подралась с наркоманкой. Затем нашла у кого переночевать и отправилась к нему. Криминала минимум. Ну, можем, конечно, его прижать, но думаю, из этого тоже ничего особенного не выйдёт. Хотя, как знать. Смотри, – Джим взглядом показал на часы в приборной панели, – рабочий день заканчивается через сорок пять минут. Сегодня мы с тобой уже ничего не успеем. А вот в понедельник с утра – съездим к парню. Если вдруг девчонки там уже не будет, ну и, если она к этому времени ещё не придёт домой – сходим к наркоманке, прижмём её. Неспроста же они поцапались – может, что-нибудь скажет.

- То есть оставим всё, как есть, на весь уикенд? – попытался возразить Мишель, понимая всю тщетность своей попытки.

- А что тут оставлять? Всё же ясно, как белый день. Криминала тут ноль, – повторил старший детектив, выруливая на очередную улицу, – до послезавтра это всё легко ждёт. Не парься, разберёмся.

- А её родители – они тоже подождут? – Мишель задал вопрос, который заботил его больше всего.

- Ты их видел, они сами уверены, что она вернётся через пару дней, расслабься ты уже наконец.

Напарники проехали в тишине до самого полицейского участка.

- До понедельника, Мишель, – Джим остановил машину перед въездом на служебную парковку и протянул руку детективу, – и не нервничай и не включай праведника. Послезавтра мы закроем это дело. Тут всё просто.

- До встречи, Джим, – Мишель пожал руку и вышел из машины.

Он посмотрел на удаляющийся служебный автомобиль и направился к центральному входу. Детектив подошёл к стойке дежурного офицера.

- Привет, Стив, – Мишель улыбнулся, – можешь пробить для меня адрес одного человечка?

- Здорово, Мишель, да, конечно. Какие данные имеются?

- Фамилия, имя и фото – Джон Уолл.

Дежурный офицер простучал по клавиатуре.

- Тут пару десятков совпадений. Посмотришь по фото? – он развернул монитор экраном к Мишелю. Тот просмотрел список водительских удостоверений.

- Этот, – детектив указал на документ.

- Ок. Тебе распечатать?

- Да, пожалуйста, – ещё раз улыбнулся Мишель. Теперь он окончательно решил закрыть это дело сегодня. Детектив взял распечатку, развернулся и пошёл к входной двери.

- Спасибо. До понедельника. Хороших выходных.

Мишель знал, где дом Джона Уолла. Он часто бывал в том районе ещё в бытность патрульным.

Мишель сел в автобус, достал электронную книгу из внутреннего кармана куртки и погрузился в захватывающую историю очередного детектива.

Через несколько минут Мишель убрал книгу в карман, вышел из автобуса и направился в сторону дома Джона Уолла.

Через пару сотен метров Мишель подошёл к одному из подъездов и нажал кнопку вызова консьержа.

- Слушаю, – прохрипел низкий голос из динамика.

- Детектив Джонсон, откройте, – более серьёзным, чем обычно, тоном произнёс Мишель.

Дверь зажужжала и открылась.

Мишель зашёл в подъезд. Детектив подошёл к консьержу:

- Добрый вечер, – не подскажете, на каком этаже квартира 131?

- На 10, – без приветствия ответили из-за стекла.

- Спасибо.

Джонсон подошёл к лифтам. Табло показывало движение наверх. Через несколько секунд лифт остановился на 10 этаже и сразу же отправился к ожидающему его детективу. Дверцы открылись, Мишель зашёл внутрь и нажал кнопку десятого этажа.

Ожидание было недолгим. Лифт остановился, двери открылись. В конце коридора стоял Джон Уолл, он уже вытащил ключи из замка и распахивал дверь с номером 131.

У него на руке висела светлая куртка с отчётливо различимыми пятнами крови.

- Не двигаться, полиция! – резко вскрикнул Мишель, вытаскивая пистолет из кобуры и нацеливая его на Уолла

Тот уронил ключи на пол и повернулся к детективу.

- Отойдите от двери и бросьте куртку на пол!

Уолл бросил куртку в сторону.

- Повернитесь к стене, расставьте ноги шире плеч и положите руки за голову!

Уолл повиновался.

Мишель обратил внимание на краешек розового пластика, торчащего из заднего кармана джинсов подозреваемого. Промелькнула мысль: «Сначала надень на него наручники», но любопытство победило. Детектив приложил пистолет к его спине между лопатками:

- Не двигаться, – уже спокойнее и тише произнёс он и левой рукой достал пластик, на котором красовалось милое молодое личико Сьюзан Келлер.

Убирая документ во внутренний карман куртки, Мишель начал говорить:

- Джон Уолл, Вы задержаны… – Мишель не успел закончить фразу.

Услышав своё имя, подозреваемый дёрнулся, затем резко повернулся и схватил пистолет одной рукой за рукоятку, а второй – за ствол. Мишель, пытавшийся в этот момент убрать водительское удостоверение, не успел среагировать вовремя и схватил руку Уолла, лежащую на стволе пистолета.

Тот силой пытался отвести пистолет в сторону и через несколько мгновений ударил полицейского носком правой ноги в голень. Мишель на секунду ослабил хватку, а после этого непроизвольно нажал на спуск.

18.45, Джон

Полицейский назвал моё имя. И тут я словно очнулся. Мне нельзя за решётку! Надо что-то делать!

Я повернулся и схватил пистолет, пока коп возился с внутренним карманом своей куртки. Я попытался отвести пистолет в сторону, но полицейский не поддавался. Тогда я ударил носком ботинка по его голени, одновременно пытаясь отвести пистолет от своего лица. Полицейский дернулся от удара, и мне удалось немного изменить направление ствола. Коп с удвоенной силой сжал пистолет и мою руку, в этот момент прогремел выстрел.

Я стою в конце коридора 10 этажа дома, в котором живу уже больше пяти лет. На стене напротив моей квартиры причудливым узором сложились брызги крови. Передо мной лежит полицейский, только что пытавшийся арестовать меня. Сейчас – он раскинул руки в стороны и смотрит мимо меня невидящим взглядом. У него на лбу чётко видна дырка от пули, из нее тонкой струйкой течёт алая кровь.

Два трупа за один день – наверное, это всё-таки слишком.

Левая рука саднит. Наверное, затвор пистолета ударил, когда прогремел выстрел. Пистолет!

Я посмотрел себе под ноги. Нагнулся и поднял орудие убийства. Надо что-то с ним сделать. Может быть выбросить его. А лучше – закопать вместе с трупом…

Я стою посреди длинного коридора и думаю о том, как избавиться от второго трупа за день.

Когда мы с женой принимали решение о покупке квартиры, нам особенно понравилась идея длинного коридора – в глазок двери можно увидеть, есть кто-нибудь на этаже, или коридор полностью пуст. Это же безопасно! Позже нам понравилась идея установки камеры видеонаблюдения. Я оглядываю коридор и задерживаю взгляд на её объективе. Той самой камеры, за установку которой мы проголосовали полтора года назад на общем собрании жильцов многоквартирного дома, той самой камеры, за обслуживание которой я исправно платил 2 доллара и 37 центов ежемесячно, той самой камеры, которую считал более полезной с точки зрения безопасности, чем полицейских из расположенного неподалёку участка №65. Я совсем забыл о ее существовании. Я посмотрел на пистолет в своей руке, приставил его к виску и нажал на спусковой крючок…

1.47, Сьюзан

Ну, и тварь же эта Оливия!

Расцарапала мне всю рожу и шею!

А главное ведь – за что? Подумаешь, пару таблеток не оплатила. У тебя же их и так целая куча. Ну, ладно хоть ещё одна осталась.

Вот же тварь!

Ну, ладно, спокойнее, а то так распереживалась, что сердце закололо. Но ничего, такое иногда бывает. Сейчас подлечим.

Я вышла в основной зал и остановилась. Вытащила из кармана маленькую зелёную таблеточку экстази:

- Приветик, – говорю я таблетке и закидываю её в рот.

Поправляю причёску и иду к барной стойке.

А кто это у нас тут такой сидит и бухает в одиночку?

Мужик, конечно, староват, да и не особо симпатичный, но мне больше тут сидеть не хочется, а переночевать где-то нужно. Да ещё эта чокнутая Пласт… Надо валить.

Я подсаживаюсь к мужику и начинаю какой-то бессмысленный разговор. Хотя на осмысленный его бы и не хватило. Мы разговариваем несколько минут, и я предлагаю перебраться к нему. Он опрокидывает рюмку, берёт меня под руку и обещает незабываемую ночь. Ну, конечно. Как же ещё может быть?

Мы выходим из клуба. Он явно ещё более пьян, чем мне казалось, приходится вести его под руку, чтобы не навернулся. Мне сейчас от него нужна только кровать, где я смогу прилечь – сердце уже всерьёз побаливает. Нужно просто полежать, и всё пройдёт. Такое уже бывало.

А завтра вернусь домой. Родители уже, наверное, как обычно, полицию вызвали.

Так им и надо. Но, думаю, завтра с них уже будет достаточно.

Да, завтра – вернусь домой.


Свидетельство о публикации № 33709 | Дата публикации: 18:40 (21.05.2019) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 30 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com