» Проза » Детектив

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Жизнь за жильё Часть2
Степень критики: любая
Короткое описание:

В Санкт - Петербруге стали пропадать одинокие пожилые люди...



Роман Петрович Марченко всегда хотел большего. Всегда! С детства, как себя помнил. Его сверстники ещё катались на трёхколесных велосипедах, а Ромка уже мечтал о велике «Школьник». Повзрослев, Роман не стремился покорять бескрайние просторы необъятной Родины и ехать далеко за туманом и запахом тайги, а просто хотел стать богатым и здоровым. Отец Романа, старшина милиции, ещё в детстве привёл сынишку в секцию бокса и постоянно советовал сыну закончить десятилетку и поступать в Высшую школу МВД СССР. Даже обещал для него выбить направление от районного отдела. Роман по окончании восьмого класса забрал документы из школы, поступил вдруг в торгово – экономический техникум и окончательно забросил бокс. Парень решил, что его голова нужна будет совсем для других целей, чем получать удары от сверстников, пусть даже в боксёрских перчатках. Пятнадцатилетний подросток впервые показал зубы и ослушался воли отца. Состоялся мужской разговор:

- Сынок, ты что, совсем охренел, в бабский технарь поступать?

- Папа, я знаю, что делаю. Мне нужно экономическое образование.

- Чтобы потом бухгалтером сидеть и штаны на жопе ровно протирать?

- Отец, даю слово, после армии поступлю в твою вышку и буду работать в милиции.

Глупо было не воспользоваться связями отца. Страна находилась на грани развала и больших перемен, поэтому молодой человек считал, что к диплому бухгалтера необходимо будет получить высшее юридическое образование. Да и потом, Роман, как единственный сын, по - своему любил своих родителей. Он жалел папу с мамой и очень не хотел стать как они. Мама работала учителем русского языка и литературы на две ставки в районной школе, была постоянно в работе и получала копейки. Семья из трёх человек долгое время прожили в комнате большой коммуналки на Фонтанке, и только после двенадцати лет мытарств получили отдельную двухкомнатную квартиру на Гражданском проспекте.

Благодаря хлопотам папы, Роман после получения диплома попал служить в учебную часть в посёлке Осиновая Роща Ленинградской области. И благодаря своему образованию и хваткости не был отправлен в линейные войска, а остался дослуживать в финансовой части полка недалеко от дома. После демобилизации в звании сержанта, как и обещал отцу, пошёл работать в милицию, для начала в патрульно – постовую службу (ППС) и поступил заочно в Высшую школу МВД СССР. После окончания третьего курса перевёлся в Следственное Управление при УВД Адмиралтейского района и получил звание младшего лейтенанта юстиции. Из Романа получался хороший следователь, в основном он расследовал финансовые преступления – различные махинации в банковской сфере и мошенничества с квартирами. В отделе мало кто мог, так дотошно, по – бухгалтерски, разбираться с цифрами и документами. Руководство следствия ценило своего сотрудника, а отец гордился успехами сына. Вот только сам сын не был доволен своей жизнью. Жизнь штука глубоко субъективная, и поэтому, что для одних кажется верхом достижений, для других беспросветными серыми буднями. И сама жизнь в стране быстро менялась до неузнаваемости…

Следователь Марченко был неглупым человеком и старался не сравнивать своё положение с достатком других. Он знал, что конкурировать с остальным миром крайне утомительное и бессмысленное занятие, на которое способны, разве что гении. Роман не был гением, и не хотел им быть. Молодой человек не был благодарен судьбе и своим родителям. Он никому не был благодарен, и у него не было друзей. Конечно, как все люди Роман хотел быть счастливым человеком и даже, в отличии от многих, чётко знал, как он будет ковать своё счастье. Томик Блока под рукой, как у мамы, и пельмени на сковородке с бутылкой пива у телевизора, как у папы, не были верхом мечтаний этого сотрудника внутренних дел. Для полного счастья Роману Петровичу Марченко не хватало всего одного миллиона американских долларов. Не больше и не меньше! И он знал, что обязательно получит желаемое примерно лет через пять. Роман скрупулёзно всё рассчитал и сам себе отмерил социалистическую пятилетку для достижения своей цели. Понятно, что следователем таких денег не сделаешь, даже получая неплохие взятки при расследовании уголовных дел в финансовой сфере. Следователь Марченко принципиально не брал денег, но и не сдавал руководству и прокуратуре тех, кто предлагал такое вот решение вопроса. Роману не нужны были враги. Времена наступили смутные и лихие, и даже бережёных бог не всегда успевал сберечь. У молодого человека был свой жизненный план, свою цель будущий долларовый миллионер сделал главным мерилом своего счастья и готов был ради достижения своих планов на всё.

Следователь районного управления внутренних дел знал, что профессия нотариус стала одной из самых высокооплачиваемых специальностей в новой России. В стране открывались новые возможности, часто не совсем законные, и деньги в нотариальном мире крутились большие. Роман хорошо понимал, что устроиться нотариусом очень сложно, с улицы практически невозможно. Нотариат - это очень закрытая каста юристов, в основном ближайших родственников. Молодой человек решил пойти коротким и естественным путём – жениться на дочке нотариуса. Вопрос: «Любит – не любит?» не интересовал Романа в принципе. Стерпится – слюбится! Вскоре объект его жизненных планов появился сам собой. Следователь Марченко принял в своё производство уголовное дело по факту тайного хищения гербовых бланков и печати из нотариальной конторы, расположенной на улице Достоевской. Проще говоря – дело по краже документов.

Нотариус Серебрянский Сергей Соломонович явился на допрос по первому вызову. Невысокий, полноватый гражданин с небольшой залысиной в дорогом костюме вкатился в кабинет, распространяя амбре настоящего французского одеколона. Роман разбирался в парфюме, оценил аромат, встал и протянул руку потерпевшему:

- Проходите, присаживайтесь.

Следователь Марченко благодаря недавно расследованному крупному делу по фальшивым авизо Соцбанка получил внеочередное звание старшего лейтенанта юстиции и выбил себе у руководства отдельный кабинет. Остальные следователи отдела ютились по двое, а то и по трое сотрудников в одном помещении. Сергей Соломонович, хотя и был потерпевшим по делу, хорошо знал правила игры и первым делом вытащил из своего портфельчика штоф вискаря:

- Это для Вас! Не волнуйтесь, настоящий. Сам покупал в дьюти – фри в Хельсинки.

Следователь с интересом разглядел этикетку на бутылке:

- Сергей Соломонович, зря Вы так! Я не принимаю подарки и не пью при исполнении.

Заведующий нотариальной конторой опешил и испуганно взглянул на сотрудника внутренних дел. В кабинете запахло взяткой следователю при исполнении им служебных обязанностей. Роман улыбнулся и успокоил юриста:

- Предлагаю сделать так, коллега. Сергей Соломонович, мы же с Вами юристы – коллеги? Ведь так по жизни получается?

Нотариусу в этот момент очень захотелось стать по жизни коллегой районного следователя, и он согласно кивнул головой. Марченко продолжил:

- Оставьте пока бутылку у себя, а по окончании удачного расследования мы с Вами где-нибудь присядем, - старший лейтенант юстиции сделал театральную паузу, - не на скамейку подсудимых, разумеется. И приговорим этот вискарь к полному уничтожению. Вы как, согласны?

До тёртого жизнью нотариуса наконец то дошло, что перед ним сидит хотя и молодой, но знающий своё дело и цену себе профессионал. Серебрянский успокоился, проникся уважением к специалисту и как на духу выложил все факты и свои соображения по поводу кражи. Дверь в контору открыли ночью отмычкой или дубликатом ключей. Сигнализация отключилась за день до кражи, сегодня ждали электрика из вневедомственной охраны. Тут даже ёжикам в тумане понятно, что в преступлении замешан кто - то из своих. И этот кто – то хорошо знал, что и где лежит. У него работают три помощника, секретарь и курьер. Одного помощника отметаем сразу, это его дочь Ирина. Сергей Соломонович доверительно поделился с Романом:

- Дура - дурой! А здесь мозги нужны.

Остались двое помощников, Альберт и Светлана, взятые на работу по рекомендации вице – президента Нотариальной Палаты Санкт – Петербурга и секретарь Леночка, родственница жены. Курьера тоже оставляем напоследок, парнишка просто физически не смог бы сделать дубликат ключей и отключить сигнализацию. Да и зачем курьеру бланки и печать? Стырил бы тот же компьютер, бешеных денег стоит!

Следователь внимательно выслушал потерпевшего, заполнил протокол допроса, велел внимательно прочитать и расписаться. Роман задумался, сделал пометки в своём блокноте и сказал:

- Сергей Соломонович, надо отработать версии со всеми. С Вашей дочерью и курьером тоже. Дочь замужем?

- Да кто же её возьмёт, дуру то такую!

- Это хорошо, - улыбнулся «коллега», - меньше фигурантов в уголовном деле. Организуйте мне завтра встречу со всеми в Вашей конторе прямо с утра, часиков так в десять. Предупредите всех сегодня в конце рабочего дня, не раньше. Всё поняли, Сергей Соломонович?

Нотариус уже понял, что расследование не будет формальным, а следователь Марченко уже в деле и в доле. Умудрённого своей профессией юриста мучил только один вопрос – во что оценит свою деятельность этот ушлый сотрудник?

После ухода потерпевшего следователь отпечатал на машинке отдельное поручение оперативникам ОБЭП по данному уголовному делу, сделал пару звонков знакомым операм, открыл свой сейф и вытащил бутылку водки «Абсолют». Упаковка в шесть литровых бутылок этой водки следователю досталась от благодарного финского предпринимателя за найденный контейнер в дебрях Морского порта Санкт – Петербурга. Взяток Роман не брал, но от благодарностей в виде спиртного по завершении уголовных дел никогда не отказывался. Хотя сам практически не пил. Качественный алкоголь как приходил к старшему лейтенанту, так и уходил. Вот и сейчас бутылка вместе с папкой уголовного дела перекочевали в портфель, следователь предупредил секретаря отдела и выдвинулся в районный ОБЭП для проведения неотложных следственных действий.

В отделе следователя уже ждали. Роман никогда не искал в дружбе источников поддержки и радости, поэтому друзьями среди коллег так и не обзавёлся. Следователь Марченко был сам по себе, но старался поддерживать приятельские отношения с нужными людьми. А следователь и опер всегда нужны друг другу, как никто другой. Опера, народ весёлый, поэтому Рома с самого начала своей следовательской деятельности получил кличку «Бухгалтер». И при появлении в кабинете ОБЭП тут же услышал задорный припев:

«Бухгалтер, милый мой бухгалтер…»

Кабинет из четырёх оперуполномоченных отдела по борьбе с экономическими преступлениями грохнул от смеха. Следователь, уже привыкший к смехуёчкам своих оперативных приятелей, только улыбнулся:

- Многоуважаемые коллеги, у меня для Вас срочное дело и две новости: особое поручение и отдельное поручение. Начну с главного.

Роман вытащил из портфеля бутылку "Абсолюта" и поставил на стол перед старшим оперуполномоченным капитаном милиции Жилиным Василием Петровичем. Затем вынул лист отдельного поручения и протянул капитану:

- У меня всё!

Старший опер восхищённо посмотрел на бутылку:

- Правильный подход! Вот все бы так: с чувством, толком и расстановкой приоритетов по степени ценности. Так нет же, тащат всякие бумажки, а нам потом отписывайся, вместо того, чтобы своё дело делать, в засаде сидеть и злоумышленников ловить. Рома, мы тебя уважаем. Говори!

Остальные опера подтянулись к столу старшего. Следователь буквально в двух словах обрисовал ситуацию с хищением бланков и печати у нотариуса Серебрянского и дал указание подежурить сегодня вечером у выхода из нотариальной конторы с целью проследить в дальнейшем за действиями сотрудников. Капитан уточнил:

- За всеми кто выходит, хвост цепляем?

- Только за тем, кто засуетится после сообщения о моём завтрашнем визите и допросах. А кто –то из них обязательно сегодня замандражит и побежит к подельникам новостью делиться. Классика жанра!

- А если клиент на машине? Наша служебка опять на ремонте в гараже и мы будем на своих двоих.

- Только у самого Серебрянского вишнёвая «Девятка». Он и уедет первым вместе с дочкой. Остальные пешком.

Один из молодых оперов по имени Саня положил следователю руку на плечо:

- Рома, и почему ты ещё не нотариус? И даже не бухгалтер, на худой конец? Катал бы нас сейчас на своей новой вишнёвой «Девятке», вместо нашей служебной «Шестёры».

Сотрудники ОБЭП развеселились. И никто из оперов даже подумать не мог, что в этой приятельской шутке была всё же доля истины тёмной стороны души Романа. Но, пока следователь Марченко был на стороне светлых сил, посмотрел на часы и продолжил инструктаж:

- Уже пора выдвигаться на место. Я на телефоне буду, у себя в кабинете.

- Как скажете, гражданин начальник. Братцы, по коням! – старший оперуполномоченный убрал «Абсолют» в сейф, захватил отдельное поручение и пошёл докладывать о срочной операции начальнику отдела.

Уже через час в кабинете следователя раздался звонок:

- Роман, клиент готов! Вернее два клиента – сладкая парочка. После отъезда нотариуса эти два помощника выскочили из конторы как в жопу ошпаренные. Сделали звонок из автомата напротив и двинулись по Достоевской к метро. Рома, представляешь, по дороге постоянно проверялись, оглядывались по очереди на каждом перекрёстке. Как дети, ей богу! Из метро выскочили на «Балтийской» и встретились у вокзала с каким то хреном. Нервный разговор у них был. Наш Санёк прикинулся туристом и смог сфоткать всех троих. Так что, товарищ следователь, Ваша задача выполнена и перевыполнена. Доложил старший оперуполномоченный Жилин!

- Доклад принял простой следователь Марченко! Спасибо, Василий Петрович.

- А спасибо Ваше совсем не булькает.

- Товарищ капитан, у Вас в кабинете сейф уже забулькался совсем.

- Правда Ваша, товарищ старший лейтенант юстиции! Поспешили мы на базу.

- Василий Петрович, Вы там особо не увлекайтесь. Завтра с утра к нотариусу пойдём вместе со мной. Будете «хорошим следователем», - напомнил Роман.

- Обижаете, гражданин начальник! Это когда же мы с утра работать не могли? Надо быть хорошим, будем добрыми. Скажете быть плохим, будем очень злыми. Всё, Рома, до завтра! Нас твой «Абсолют» ждёт.

На следующее утро первым делом на глазах у изумлённого нотариуса Серебрянского его обоих помощников развели по разным кабинетам. Сам Сергей Соломонович с дочерью и секретаршей остались в предбаннике. На входной двери нотариальной конторы красовалась табличка: «Закрыто по техническим причинам». Капитан Жилин на правах старшего по званию взялся допрашивать Светлану, следователю достался Альберт, который тут же заявил:

- Я требую адвоката! И у меня есть право на один звонок.

Роман с Альбертом были одного возраста, и один ровесник просто мило улыбнулся другому ровеснику:

- Адвоката… звонок… Альберт, успеем мы и адвоката вызвать и позвонить кому надо. А пока просто поговорим. Как пацан с пацаном. Альберт, видите, я даже ещё не начал бланк допроса заполнять и паспорт Ваш не потребовал. Давайте вначале поговорим спокойно, по - пацански.

Помощник нотариуса был одет в спортивный костюм и кожаную куртку и скорее всего, считал себя если не крутым пацаном, то очень близким к пацанской идее и духу. Парень успокоился, положил ногу на ногу и начал внимательно разглядывать свои модные кроссовки. Следователь усмехнулся про себя, подумал: «Действительно, как дети малые» и начал издалека:

- Альберт, вот скажите, по - вашему, кто мог украсть бланки и печать у Сергея Соломоновича?

- Да хрен его знает, я не при делах.

- Да про вас никто и не думает. Просто я обязан со всех показания взять. Вчера вот самого Серебрянского допросил. Вы бы подумали спокойно, может какие подозрения есть?

Альберт подобрал ноги, уселся удобней и с минут пять изображал усиленную работу мозга:

- Не! Некого мне подозревать. Да и закладывать кого – это западло! Пацаны не поймут.

- Так Вы, Альберт, с понятиями будете? – старший лейтенант юстиции перешёл на ТЫ, - А давай я сейчас без протокола расскажу, как ты будешь жить в ближайший год, начиная с этого часа.

Следователь Марченко начал спокойно, ровным голосом объяснять и одновременно показывать «крутому пацанчику» заранее заготовленные бланки постановления о задержании на семьдесят два часа в изоляторе временного содержания (ИВС) и затем постановление об аресте на два месяца на время проведения предварительного следствия. Роман подробно остановился на условиях содержания в Учреждении ИЗ 45/1, более известным в народе, как «Кресты». Следователь подробно описал въезд в изолятор, где подследственный после шмона первым делом попадает в «собачник», это такая большая камера на всех прибывших без шконок, плюс горшок в полу. Очень грязно, воняет, накурено, а деваться некуда. После этого отведут в общий душ, на осмотр врача, заведут личную карточку. Затем поднимут в карантин, где новички проводят несколько дней. Когда наступает момент расселения, сначала будет встреча с местным опером, он поговорит по душам и о чем-то спросит. Затем сделает свои выводы и назначит будущее место постоянного жительства. Следователь подытожил:

- И вот, Альберт, твой дом – тюрьма! И тебе повезёт, если тебя кинут к первоходам. Изолятор переполнен, поэтому особого распределения не будет. Запросто можешь попасть к рецидивистам и насильникам. А это печально, поверь на слово.

Помощник нотариуса слушал внимательно, загрустил и опять заявил:

- Я требую адвоката!

В кабинет без стука вошёл капитан Жилин с листком бумаги:

- Товарищ следователь, не отвлекаю? Вот наша Светлана очень не хочет ехать под конвоем в женский следственный изолятор на улицу Арсенальная, дом номер одиннадцать. Не хочу, говорит, и всё тут! Вот её явка с повинной.

Опер протянул лист бумаги. Следователь взглянул и увидел хорошо нарисованный в натуральную величину кукиш. Роман взглянул на Василия Петровича, тот только пожал плечами. Этот листок был аккуратно уложен в папочку. Старший лейтенант юстиции улыбнулся капитану милиции:

- А мы с Вами так и предполагали. Светлана правильно решила не препятствовать следствию и дать явку с повинной. Товарищ капитан, а вот наш Альберт адвоката требует! Хотя и получается, что он у нас основной подозреваемый и организатор преступления. Паровозом по делу пойдёт.

Старший оперуполномоченный с ходу подключился в увлекательную викторину:

- Это по показаниям нашей Светы так выходит. Но, я бы, товарищ следователь, всё же разобрался в обстоятельствах уголовного дела и в личностях обоих подозреваемых. Есть у меня сомнения по поводу этой явки с повинной…

Альберт не был искушён в оперативно - следственных играх, переводил испуганный взгляд с опера на следователя и лихорадочно соображал. Следователь Марченко слегка подтолкнул заблудившегося в выборе правильного пути:

- Товарищ капитан, вызывайте адвоката и конвой. Будем допрашивать и арест оформлять.

Долгожданное слово «адвокат» пролетело мимо ушей подозреваемого, а слова «конвой» и «арест» остро вбились прямо в мозг и застряли в обоих полушариях молодого человека. Альберт наконец определился с направлением по жизни, решил пока забыть пацанскую романтику и вскочил:

- Да это всё она и её брат придумали!

Капитан резким и выверенным движением ладони отправил помощника нотариуса обратно на стул:

- Сидеть! Альберт, у тебя ещё есть шанс остаться на свободе, бери лист бумаги и пиши всё подробно, как было на самом деле.

Созревший клиент оперативно – розыскной деятельности и предварительного следствия пододвинул к себе несколько листов бумаги и начал изливать душу и наматывать себе срок. Вот так, легко и изящно, используя своё служебное положение, следователь Марченко очистил себе путь в нотариат…


Свидетельство о публикации № 32146 | Дата публикации: 12:06 (11.03.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 63 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com