» Проза » Драматическая

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Лунный чердак - часть 2
Степень критики: Любая - мне интересны ваши мнения, друзья
Короткое описание:
Вторая часть рассказа про Энди. Перед тем как читать это, прочитайте 1 часть.

***
Как часто вы задумываетесь над тем, что без некоторых людей ваша жизнь была бы легче? Как часто вы думаете, что если бы этого человека просто не было, всё было бы не так? Как часто вы осознаете тот факт, что если бы этот человек неожиданно умер, вы были бы беспредельно счастливы?


Утром я проснулся и спустился на кухню. Взял стакан молока и сделал себе пару тостов с маслом. Когда я всё это подчистил, то пошёл к холодильнику, в надежде найти ещё хоть что-то, что можно было бы съесть, пока не пришла мама. Вдруг я услышал, что кто-то зашёл на кухню и уселся на стул. Я вылез из глубин холодильника и посмотрел на вошедшего.
Мия сидела на моем месте и допивала стакан молока, а на её лице был небольшой жёлтый синяк, который несколько стал отекать. Удивление было настолько сильным, что я чуть не прищемил свои пальцы дверцей. Я смотрел на неё и не знал, что сказать. Такого не было никогда. Потом я смутно стал припоминать, что вчера слышал внизу какие-то крики. Наверное отец пришёл вчера поздно вечером в стельку пьяный, и Мия попала под горячую руку. В последнее время, он явно был не в себе. Весна и лето обещали быть очень засушливыми, и он переживал, что весь его урожай пропадёт опять, и вновь придётся менять дом и весь уклад жизни. Зная, каким он бывает в такие дни, я почти не появлялся дома, а когда приходил старался тихонько и незаметно пробираться к себе.
Я смотрел на неё, и понял - сейчас! Именно сейчас. Я медленно приблизился к ней и присел перед ней на корточки и, посмотрев прямо в эти голубые глаза, тихо с грустью произнёс:
- Мия, не волнуйся. Такое уже было со мной. Я тебя не оставлю. Я буду рядом, когда отец будет пытаться ударить тебя снова. Они разлюбили тебя, но я – я буду рядом.
Она смотрела на меня и не знала, что сказать. Я видел, как в её глазах застряли слезы. Ещё чуть-чуть и они покатятся по её щекам. Я слегка погладил её по золотистым кудрям и пошёл в школу.
Пока я шёл, я думал, сколько понадобится времени, чтобы мой план осуществился. Неделя? Месяц? Пол года? Может быть год? Я медленно запустил механизм, и теперь он заработал, как часы. Я видел это в её глазах. Я видел, что эта мысль уже проносилась в её мозгу, и я лишь указал на неё ей. Я знал, что самовлюблённость моей сестры, её эгоистичность и беспрестанная жажда внимания – сыграют с ней злую шутку. Она не сможет выдержать чьей-то нелюбви и чьей-то жестокости. Она не я, далеко нет. Вы, конечно, может не поймёте: как девочка, которую всю жизнь холили и лелеяли вдруг неожиданно подумала, что её не любят всего из-за одного удара отца? Вам, наверное, этого и не понять, но я знал, чётко знал, что люди очень редко запоминают добро, куда лучше они помнят зло. А учитывая, что Мия совсем маленькая, и это с ней в первый раз, – на неё это произведет эффект.
Я улыбнулся, так красиво с этим разделаться. Это умно, даже очень умно, для такого тугодума, как я. Сколько раз я придумывал, как можно было бы от неё избавиться. Каждый раз, когда меня колошматил отец или кричала мать, я думал только об этом. Как всё исправить? Я знал, что никакие яды, никакие пистолеты, ножи и прочее мне не помогут. Все тут же подумают на меня. Это же так очевидно. Кому ещё нужна маленькая девочка? Кому в голову придёт убивать этого маленького ангелочка? Разумеется, все стрелки укажут на меня. Роль убийцы крайне интересна, ему надо не только убить свою жертву, но и сделать так, чтобы никто не понял, что это именно он. И с этим у меня всегда возникали проблемы – все мои планы были крайне паршивы. Но это, это так просто и гениально, что я удивлялся сам себе. Я шёл и улыбался. И ждал. Ждал, что будет дальше.
День прошёл без каких-либо происшествий, затем ещё один, и ещё, и ещё. Постепенно близился конец моей учебы в школе, и я все думал, чем же мне заняться после её окончания. Мы часто говорили с Полом на эту тему.
- Я? Я не знаю, Энди, – отвечал он мне. – Я пойду туда же, куда и ты. Буду помогать тебе, как всегда. По-другому я уже не умею.
Я улыбнулся ему.
- Пол, но я ведь тоже не знаю. Если какая-нибудь идея придёт тебе в голову, дай мне знать.
Он кивнул и облокотился на дерево, подставляя своё лицо под лучи солнца. Я последовал его примеру и думал, что же делать дальше.
Вариантов было не шибко много. Большинство детей помогают своим родителям в хозяйстве, помогают с огородом, с коровами, с участком, – помогают во всем. Но я точно знал, что моему отцу это не нужно. Он много раз мне говорил
- Лучше не лезь сюда! И без тебя тут не так все гладко. А ты со своей криворукостью всё сделаешь только хуже.
После пару таких раз, к нашему участку я даже не подходил. Хотя, я бы лучше помогал отцу, чем дяде Сэму, пускай и за бесплатно. Кто-то из детей идёт и помогает взрослым в больнице, после чего получает там работу. Кто-то выбирает полицейский участок, кто-то школу, кто-то что-то ещё. Варианты есть, они определенно есть, но они все меня не устраивали. Я бы жизнь отдал, так мечтал помогать своему отцу. Но этого никогда не случится. Никогда. Только если не сработает мой план.
Между тем шла уже третья неделя с того разговора на кухне. Отец пил почти так же много, как и поливал свой участок водой. Он частенько кричал на Мию, в последнее время, но даже пальцем её не трогал. Мать так же была на нервах, ей не нравилось то, к чему все идёт. Она постоянно помогала отцу на огороде, и почти не уделяла внимания своим детям. Никто в нашей семье не хотел повторения давней истории. Никто не хотел покидать наш дом, который уже успел стать таким родным. Дело дошло до того, что даже нас с Полом мама иногда просила помочь. И мы помогали. Пару раз отец хлопал меня по плечу и говорил:
- Неплохо, совсем неплохо для такого критина, как ты.
Может быть это и звучало обидно, но я никогда не был таким довольным, как сейчас. И знаете, всё шло вполне нормально, намного лучше, чем когда-либо, не считая одного. Мия.
С каждым днём я видел перемены в её поведении. Она становилась всё более и более угрюмей, мало разговаривала и почти не смеялась. Она частенько залазила ко мне на чердак и просила меня что-то ей почитать. В первый раз я был так удивлен, что чуть не ударился головой о потолок, – около стола он был чуть ниже, чем везде. Я стоял и смотрел на неё, не зная, что следует сделать, пока она наконец не развернулась и решительно не направилась к двери. Только тогда я очнулся, позвал её и сказал, что конечно же с радостью ей почитаю. У меня было пару необычных сказок братьев Гримм. Она стала приходить ко мне очень часто, и каждый раз ложилась прямо ко мне на кровать, положив голову мне на грудь или живот и слушала, как я читаю. Порой останавливая меня и задавая сотни вопросов: - А что значит это слово, Энди? - А почему он сделал так, а не иначе? - А почему у тебя такой неудобный матрас? - А как? – А зачем? Вопросов было сотни, и я на все ей отвечал. Я чувствовал, что она изменилась и я стал ей ближе, намного ближе. И я надеялся, что может быть ей хватит только меня, чтобы остаться здесь, в этом мире.
Я не знаю почему, но я полюбил её. В первый раз за восемь лет, я ощутит братскую привязанность и ощутил любовь к ней. Хоть даже себе не отдавал до конца отчёта в этом. Я стал замечать, как она красива. Я видел в этом милом личике и редких веснушках на щеках и носу какую-то схожесть с собой. И чем больше я на неё смотрел, тем больше видел, как она похожа на меня. Как только она перестала быть этим ненавистным ребёнком, который каждый раз только и искал, как сделать мне гадость, и открыла своё сердце мне, я полюбил её всей душой. Полюбил почти так же, а может даже сильнее, чем мои родители. И мне казалось, что она тоже полюбила меня. Почувствовала эту странную связь со мной, когда родители отвернулись от неё, как ей казалось. Она проводила со мной много времени, и я был только рад этому.
Мать и отец тоже видели эти перемены, и как будто бы тоже в след за ней стали более благосклоннее относиться ко мне. Видимо, они считали, что если уж Мия смогла полюбить меня, значит я это чем-то заслужил. Но их отношение до сих пор было достаточно суровым, наверное они ещё не могли в полной мере осознать, за что меня можно полюбить.
Время шло, оставалось чуть больше недели до итоговых экзаменов. Но меня волновало совсем не это. Меня волновала только она - Мия. Я каждую секунду боялся, что если оставлю её одну, с ней что-то случится. Каждый раз, когда я уходил в школу, я знал, что с ней родители, а значит все будет нормально. Но я всё-равно сильно беспокоился. Порой я так ёрзал на стуле в библиотеке, что Пол с непониманием смотрел на меня и спрашивал:
- Да что с тобой происходит?
Он оглядывался и протягивал ещё задумчивее:
- Странно, Лорен же вроде здесь нет. Так что угомонись уже и занимайся!
Я вздыхал и продолжал горбатится над учебниками и записями. И каждый раз, буквально бежал домой, боясь, как бы что не случилось. Когда я видел Мию, которая выбегала на крыльцо и встречала меня со стаканом молока или маленькой конфеткой, я выдыхал. У меня, как будто, камень падал с души. Но, когда я смотрел в её глаза, я понимал, что скоро что-то произойдёт. И всему виной был я. Я. Тупой, ни на что не годный критин. Мой отец был прав, всегда был прав. А я ему не верил. Я часто говорил ей, что родители её любят и что я её люблю. Что она нам нужна. Я много, что говорил ей, но видел по глазам, что мои слова лишь пустой звук для неё. И я всё ждал, что что-то случится. Я знал, что что-то произойдёт. Я знал это совершенно точно. Знал так же чётко, как знаю, каждый раз взглянув на чёрную тучу, что сейчас пойдёт дождь. Я знал это, но ничего не мог сделать. Совсем ничего.

***
А вы знаете ответ на вопрос: какие демоны наиболее опасны? Те, которые снаружи, или те, которые внутри? Вы уверены, что точно это знаете? Вы уверены, что знаете наверняка?

Стояла серая пасмурная погода. Это была суббота, суббота которая с самого утра не предвещала ничего хорошего. Родители ещё спозаранку уехали в соседний город за какими-то удобрениями для огорода, а меня оставили с Мией дома. Все было бы ничего, но ещё вчера мы с Полом договорились встретиться в библиотеке и позаниматься. Тогда я ещё не знал о планах своих родителей. Когда я позвонил Полу домой, трубку взяла его мама.
- Да алло?
- Миссис Прайвелл, здравствуйте. Это Энди. А не позовёте Пола? Мне нужно с ним поговорить.
- Привет, мой милый. А его дома нет, он ушёл около получаса назад в магазин за конфетами. Потом вроде бы собирался встретится с тобой в библиотеке. Что-то случилось?
Черт! Пол! Так и знал, что эти его конфеты до добра не доведут. Ни дня не может прожить, чтобы не сожрать что-то сладкое. Я убью его. Но вместо этого, я лишь спокойно сказал
- Да нет. Всё нормально. Я тогда, пожалуй, пойду к нему. Всего доброго.
- Ну пока, Энди.
Я положил трубку и задумчиво посмотрел на Мию. Она сидела на кухне и ела кукурузные хлопья, попутно заливая их молоком. Молоко она выливала в тарелку небольшими порциями, и постоянно подсыпала в тарелку хлопья из упаковки, чтобы все они до конца не вымокли, и оставались ещё твёрдыми, когда она отправляла их себе в рот. Через коридор мне всё было видно очень хорошо. Я посмотрел на её золотистые волосы и понял, что совсем не хочу оставлять её здесь одну. Но и Пол. Зная его, он целый день прождёт меня в библиотеке и потом около недели, если не дольше, будет мне голдеть, какой я урод, что оставил его и не пришёл. Да ещё и к контрольным не подготовился должным образом, а это даже хуже. Этого допускать нельзя, этого я точно не вынесу.
Я зашёл на кухню и присел перед ней на корточки, как тогда.
- Мия, не хочешь со мной прогуляться в библиотеку? Это ненадолго – туда и обратно за моим другом Полом. Что скажешь?
Она посмотрела на меня, и я уже знал ответ. Не успела она что-то сказать, как я уже понял, что она никуда не пойдёт.
- Но я не хочу, Энди. Я ещё не доела. И погода там такая, что я вообще не хочу выходить из дома.
Я оглянулся, – да уж, погода оставляла желать лучшего. Вот-вот должен был пойти дождь. Надо бы поторопиться, а то буду весь мокрый и потом придётся оттирать все полы от грязи. Я взглянул на неё и спросил:
- А что ты будешь делать, пока меня не будет?
Она задумалась на секунду и произнесла:
- Я? Ну сначала я доем хлопья, а потом пойду смотреть мультики.
- Точно?
- Ну конечно. Что же я ещё могу делать?
Это правда, мультики она смотрела даже чаще, чем моя мама сериалы. Я ещё раз взглянул на неё, поцеловал в висок и пошёл на улицу. Я почти бежал по песчаной дороге. Мне не нравилось, что я оставил Мию одну и хотел вернуться домой настолько быстро, насколько это было возможно. Когда я наконец прибежал к библиотеке, я увидел Пола около дверей и с облегчением выдохнул. Хотя бы не придётся бегать и искать его по всем магазинам сладостей. Его удивлённое лицо, ясно дало мне понять, что он явно озадачен.
- Энди? Что случилось? Ты почему такой красный? Неужто такая тяга к знаниям?
- Слушай, ты не против позаниматься сегодня у меня? Ведь правда? У меня есть все необходимые учебники.
Он смотрел на меня, ещё более удивлёнными глазами, а затем сказал:
- Нет, ну если ты хочешь, то пошли. Это не проблема.
- Хорошо-хорошо. Только быстрее, ладно? А то сестра дома одна. Боюсь, как бы с ней, чего не случилось.
- Энди, ты и вправду какой-то странный в последнее время. Да что с этой малявкой может случится вообще?
- Пол! Пожалуйста, быстрее, ладно? Мне очень надо домой.
Я ничего ему не говорил, про то, что сказал тогда сестре. Ведь я осознавал весь тот ужас содеянного. И знал, что я никому не могу сказать, что пытался убить свою сестру. Пытался довести её до самоубийства. Пытался избавится от неё раз и навсегда. И более того, сейчас я жутко сожалел о том, что сделал. И пытался всё исправить, если это хоть как-то было возможно. Я осознал, что не хочу её терять, что я этого не вынесу. Он прибавил шагу и мы быстро направились к моему дому. Но я знал, что этого недостаточно. Я чувствовал, что не успею. Я знал, что что-то случится. Пошёл сильный дождь. Я уже почти кричал:
- Пол, быстрее!
- Да иду я, иду, Энди.
Он пыхтел сзади меня, напрягаясь, как только мог. А лужи булькали под его ногами. Дождь шёл так сильно, что лужи становились просто огромными. Кое-где они текли настоящими реками. Я понимал, как мы далеки от дома, и как медленно мы идём. Быстрее, надо быстрее.
Когда я уже увидел крышу и свой чердак, я не выдержал и побежал к крыльцу, что есть мочи. Не разуваясь, я вбежал в коридор и закричал.
- Мия! Ты где? Мия!
Ответа не последовало. Нет! Этого не может быть. Только не это. Я побежал в её комнату – пусто, комната родителей – пусто, ещё одна – никого. Я выбегаю в коридор и тут вижу краешек кухни и тонкую полоску крови на полу.
- Господи, Мия!
Я рванул вперёд, что есть силы и, наконец, увидел её. Я почувствовал, что сейчас упаду. Мне стало нечем дышать, и вся кухня закружилась передо мной. Я боялся, что потеряю равновесие и схватился за край стола, но всё-равно упал на кафель. Она лежала на полу, упираясь своей спиной в дверцы шкафа. Около её левой руки был нож, а вены рук было неумело перерезаны его лезвием. В крови был весь пол, казалось, что бело-чёрная плитка нашей кухни скрылась под этим тонким темно алым слоем полностью. Я приблизился к ней, слезы текли из моих глаз, и я вытирал их как только мог.
- Мия! Что же ты наделала? Мия!
Она слабо повернула своей головкой и посмотрела на меня.
- Энди, я рада, что вижу именно тебя. Мне так жаль, что я сделала тебе столько зла. Прости меня. Прости, я...
Я сидел и смотрел на неё и держал её за руку. Это конец, наверное точно. Она умирает. Как же я буду жить дальше? Что будет с родителями? Они этого не переживут, они просто не смогут. В первый раз я подумал о том, что будет с ними. Раньше я об этом даже не задумывался. Она умерла. Господи. Умерла. Я осознал весь ужас того, что сделал. Я схватился руками за голову, и слезы потекли сильнее. Вдруг, я услышала резкий звук, открылась входная дверь, и зашёл Пол. Своим запыхавшимся голосом он прокричал:
- Энди! Мия! Вы где?!
И это, как будто, вернуло меня к жизни. Как будто ангел спустился с неба и зарядил мне по морде хорошую такую оплеуху. Я, как будто, проснулся. Она же ещё не мертва. Ещё нет. Что есть мочи, я позвал Пола:
- Пол! Сюда! Быстрее! Она перерезала себе вены!
Я услышал, как он быстро побежал на кухню, и как паркет затрещал под ним. Только бы он не провалился вниз. Только этого ещё не хватало. Когда он зашёл, он на секунду остолбенел. С его тела стекала вода и медленно капала на пол. Плюх-Плюх. Его красное от бега лицо выражало неподдельный ужас, а дыхание, казалось, что никогда не восстановится. На какую-то секунду мне показалось, что он упадёт. И я закричал:
- Пол! Пол! Мы должны что-то сделать!
- Ах да. Точно-точно, – чётко выученной фразой из учебника, он произнёс. – Надо перевязать раны и остановить кровотечение. А затем отнесём её в больницу.
Я быстро схватил пару полотенец и туго перевязал её руки, сначала одну, затем другую. После, я схватил её и кинулся с ней на улицу, а Пол следом. Пока мы бежали, я видел перед собой эту картину. Бледное тельце моей сестры, почти синее, так мало в нём осталось крови. Закатившиеся глаза, в которых почти не было видно голубых зрачков. Спутанные золотистые волосы, кончики которых касались алой крови. И нежно зеленое платьице, полностью испачканное темно красными пятнами. Увидев это перед собой ещё раз, я крикнул Полу:
- Увидимся там!
Он что-то еле пробубнил, вроде как "ага", и постепенно стал отставать от меня. Через минуту его тяжёлые вдохи остались далеко позади, и я приближался к больнице. Я уже давно бы упал в эту грязь и лужи, если бы не Мия. Каждый раз, когда мне казалось что я вот-вот упаду и у меня не хватит сил, я опускал свой взгляд на неё. И бежал ещё рьяней и ещё быстрее. Когда я вбежал в больницу, я закричал во всю глотку:
- Врача! Быстрее сюда врача!
Ко мне подбежала какая-то женщина, затем ещё одна и ещё. Они забрали Мию и куда-то понесли. А я упал на пол, просто без сил упал на колени и стал плакать. Через несколько минут я почувствовал, что рука Пола опустилась на мое плечо. Я встал и обнял его, и слезы посыпались ещё сильнее.

***
Знаете, что такое смерть? Многие говорят, что это лишь сон, сладкий сон, в который мы погружаемся, без какой-либо надежды проснуться. Говорят, что это место, где ты беспредельно счастлив, и где тебя окружают светлые ангелы в своих белоснежных одеждах и ты никогда не почувствуешь гнёт и тяжесть этого мира. Так говорят, да. Надеюсь, сон. Только сон, и ничего хуже.


Прошло уже три часа, как я сидел в больнице. Пол ушёл ко мне домой, ждать родителей. А я всё сидел и пытался понять, что произошло.
Через час, как я принёс Мию, к нам с Полом вышел врач и сказал, что мы успели. Если бы задержались на пару минут, то не смогли бы её спасти. Но мы все-таки успели. Ей перелили почти полтора литра крови, учитывая что в её организме их около трёх. Когда я стоял и слушал слова врача, я всё никак не мог понять, жива она или нет. Врач посмотрел внимательно на меня, положил руки мне на плечи и произнёс.
- Ты молодец, парень. Ты спас ей жизнь. Она пока без сознания, но через несколько часов придёт в себя и тогда, вы сможете проведать её.
Он взглянул на нас в последний раз и скрылся в коридорах больницы. А я не знаю, что я ощутил. Я почувствовал такое облегчение, как никогда ни до, ни после этого. Мы успели. Вернее, я успел. И она жива. Жива. Я повторял себе это раз за разом. И постепенно смысл этих слов стал доходить до меня. Жива. Она жива. И волна счастья накрыла меня с головой. Я взглянул на Пола и он улыбнулся мне, мы обнялись ещё раз, довольные, как никогда. И сели ждать на скамейки в холе. Через полчаса я вспомнил про родителей, они же не в курсе. Они ничего не знают. Когда они увидят, они с ума сойдут. Представляю их лица, когда они зайдут в дом и увидят плитку кухни залитую кровью, и детей, которых нет дома. В панике я рассказал обо всем Полу, и он предложил, пойти домой и подождать их возвращения там, а после привести их сюда, пока я буду здесь рядом с Мией. Я кивнул, – весьма хороший план, хоть кто-то мыслит здраво.
И вот уже прошло три часа, как я сижу здесь и жду. Жду их, и жду их реакции. Я так боюсь и нервничаю, что сгрыз уже все ногти, а руки иногда трясутся. Меня попеременно бросает то в жар, то в холод, и я не слышу никаких звуков вокруг себя, кроме как лёгкого скрипа иногда открывающейся входной двери в больницу. Я ничего не пил и не ел почти весь день, но я не ощущаю ни голода, ни жажды. Я чувствую лишь страх и пустоту. Вместе они жмутся в моём сердце, пока я жду, когда раскроется дверь и они войдут сюда.
Неожиданно, я вижу, как входит Пол, а за ними те, кого я так долго ждал. Моя мама вся в слезах и отец бледный, как смерть. Она кидается мне на шею и плачет, а отец что-то говорит, но я ничего не слышу. Мать так долго обнимает меня и рыдает, что мне кажется, что вся рубашка, в месте соприкосновения с её лицом, вымокла насквозь. А потом отец неуклюже обнимает меня, немного грубовато хлопает по плечу и говорит:
- Ты молодец, сынок. Просто молодец!
Ещё через несколько часов Мия пришла в себя. Пол ходил домой и принёс нам по парочке куриных котлет, огурцов и домашнего сыра, которые мы уплетали за обе щеки. Когда он наконец собрался уходить, мама и отец горячо его поблагодарили и сказали, что будут ждать его на чай, как только он сможет прийти. Он улыбнулся.
- Я обязательно приду, миссис Дредфул. Обязательно.
Обнял меня ещё раз, тихо сказав напоследок:
- Всё будет хорошо, Энди. Ты только держись и передай привет сестре.
И ушёл, а через пару минут к нам пришёл врач и мы пошли к Мие в палату.
Дождь бил в окно, а она лежала в маленькой невзрачной темной комнатке и смотрела куда-то вдаль. Из её тела выходило сотни разных трубочек и проводочков, а около изголовья кровати стоял аппарат, который вторил такту её сердца. Быстрые удары, как будто поезд идёт по рельсам: Тук-тук-тук. Мать кинулась к ней, встав перед ней на колени, она что-то ей говорила и плакала. Даже сейчас, когда она наконец увидела дочку своими собственными глазами, живую и почти невредимую, она не могла успокоить свои слёзы. Отец тоже подошёл к ней, но с другой стороны. Он не плакал, а лишь тихонько гладил её по макушке. Он был жутко бледный, казалось, что он постарел на несколько лет – и это было ужасно смотреть на них сейчас. Самое ужасное из того, что мне доводилось видеть. Они были настолько уязвимые и слабые. Просто люди, люди которые пережили ужасное горе. Люди, у которых чуть не отняли самое дорогое в этой жизни, у которых чуть не отняли саму эту жизнь. А я стоял у двери и смотрел на них в немом молчании. Мия лежала в постели, её бледное личико смотрело на родителей, а усталые глаза вдруг что-то стали искать, и я услышал, как слабеньким голосом она сказала:
- Энди? Где Энди?
Я подошёл к ней.
- Мия, я здесь.
Она посмотрела на меня и её глаза заслезились.
- Простите меня. Вы все. Я не должна была этого делать. Энди спас меня, если бы не он, я бы ...
И она расплакалась горькими слезами, а вместе и с ней мама пуще прежнего. Я хотел ей что-то сказать, хотел возразить, хотел поспорить, что если бы не я, этого бы с ней никогда не случилось. Но я знал, что это лишь пустые слова и родители даже не поймут, о чем я говорю. Я держал её тоненькую ручку в своих ладонях и чувствовал, как по её венам течёт кровь, и ощущал стук её сердца. Я держал жизнь в своих руках и был беспредельно счастлив.
Перед тем, как я закончу свой рассказ, я вновь хочу вас спросить: какое же оружие самое опасное? Вы уже догадались, какое? Если нет, то я сам вам скажу – это вы. Именно вы. Порой люди делают миллионы необдуманных поступков, задавая себе после вопрос – зачем, зачем все это было нужно? И не получая ответа на него. Незачем, да. Вот так всё просто.
Каждый раз, когда вы что-то делаете, остановитесь на секунду, всего лишь на секундочку и спросите себя, – вы готовы к последствиям? Вы чётко отдаёте себе отчёт в том, что делаете? Вы уверены, что сможете жить потом с этим? Отнимая жизнь, вы уверены что не потеряете после этого свою? Вы точно в этом уверены?
Если уверены, что сможете, прочитайте мой рассказ ещё раз и представьте себе, что было бы, если бы я не успел. Я миллионы раз задаю себе этот вопрос, и понимаю, что если бы я опоздал, я бы умер. Моя душа, так же как и моё сердце, навсегда осталась бы там. На этом холодном черно-белом кафельном полу вместе с мёртвой девочкой. Вместе с моей погибшей сестрой. И я упал бы в пучину страха и отчаяния. Я упал бы в саму темноту и она накрыла бы меня с головой.
***
С того момента, прошла неделя. Я вместе с Полом сдал все экзамены: какие-то на отлично, а какие-то на твёрдые четвёрки, и мы довольные шли домой. В руках Пола был здоровенный черничный пирог, который он купил пару минут назад, а я держал пару разноцветных леденцов в своих руках. Я шёл и "идиотская", по словам Пола, улыбка не сходила с моего лица. В магазине мы встретили Лорен, которая стояла у прилавка, выбирая себе пирожное. Когда она увидела меня, она быстро направилась ко мне и обняла.
- Боже, Энди! Это ужасно! Я так переживала за вас. Как твоя сестра? Как родители? А ты как?
Я стоял и даже не знал, что сказать. Запах её волос ударил мне в голову. Этот божественный запах свёл меня с ума: лёгкий мускат с привкусом корицы. Я стоял и, как полнейший критин, смотрел на неё. А она продолжала взволнованным голосом:
- Да, ты ещё в шоке – это видно. Я места себе не находила. И очень плохо спала последнее время. Все пыталась поймать тебя в школе, но боялась, что как-то помешаю тебе. А тут, увидела вас и просто не удержалась. Ты такой молодец, Энди! Ты просто герой!
И она обняла меня ещё раз и поцеловала в щеку. Я тихо промямлил:
- Спасибо, Лорен. Спасибо, я... Я очень благодарен тебе за поддержку. Я...
- Ладно, я пойду. Не хочу тебе мешать. Ты ещё не пришёл в себя, и это не удивительно. Не знаю, как я бы с этим справилась. Потом как-нибудь увидимся, когда ты придёшь в себя, хорошо? Ведь правда, да?
Я кивнул. Конечно, хорошо. Конечно, правда. Естественно, как может быть иначе? И она вышла, а Пол тихо меня спросил:
- Эй, друг, ты в порядке? В обморок не грохнешься?
Я лишь улыбнулся.
- Нет, точно нет.
И вот, теперь я шёл домой, и рисовал себе заманчивые перспективы, как мы пойдём с ней в кафе или в парк, а может быть и вовсе в кинотеатр, где я буду держать её за руку и в страшные моменты прижимать к себе. Мне казалось, что щека до сих пор горела от её нежного поцелуя, я коснулся её и наконец заметил, что Пол что-то говорил.
- ... а потом, мы пойдём в кино, там должен быть новый фильм – "Из ада". Одно название то какое, а? Я думаю – это будет бомба! Просто бомба. И ещё надо будет не забыть помочь твоему отцу и передать твоей маме, слова моей, мол она очень...
Дальше я уже не слушал, а думал о своём. За последнюю неделю моя жизнь круто изменилась. Мама почти всё время была в больнице около дочки, а мы с отцом работали в огороде руку об руку. Он почти всё время был около меня, наверное боялся оставаться один, так же, как и я.
Когда через пару дней Мия наконец-таки вернулась домой, она попросила меня переехать с моего чердака к ней поближе в соседнюю комнату, мол она очень хочет слушать, как я читаю, а подниматься наверх ей будь сложновато. Я знал, что родители будут против, поэтому сказал, что могу приходить к ней и быть с ней здесь, в её комнате. На что мать наотрез отказались и потребовала, чтоб я перебрался вниз. Более того, она сама уберёт пыль и поменяет постельное белье. Я не сопротивлялся.
Теперь и Пол частенько засиживался у нас за вечерним чаем или же помогал нам с отцом в огороде. И всё стало именно так, как я когда-то мечтал. По вечерам, я читаю Мие маленькие рассказы и волшебные сказки. А после пью чай с отцом и матерью. Они не кричат на меня, и тем более, не бьют. По вечерам мама заходит в мою комнату и что-то тихонько спрашивает. Что-то про камушки, что-то про книги, что-то про плакат. Я вижу, что ей интересно, и я вижу в её глазах грусть, в которой она боится сознаться. Она боится сознаться, что ей было наплевать на сына. Но мне всё-равно. Каждый раз, я прошу её обнять меня перед сном, и она с радостью соглашается. Я чувствую её любовь, любовь отца и любовь Мии. И мне большего не надо.
Мы с Полом медленно приближались к дому, и я увидел белокурую головку и золотистые пряди, которые выглядывали из кустов, а потом и её, весело бегущую ко мне. И моё сердце сжалось. Да чтобы я делал без неё? Я обнял её и поднял на руки, а она весело кричала и смеялась. А мы с Полом вместе с ней. Моя жизнь изменилась раз и навсегда, и больше она никогда не будет прежней. Никогда.

Свидетельство о публикации № 30952 | Дата публикации: 16:01 (09.09.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 12 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com