» Проза » Фантастика

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


День, когда наступило будущее Глава 11
Степень критики: любая
Короткое описание:
...а где мой чёрный пистолет?

ГЛАВА 11
ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ

Пронзительный и настойчивый звонок во входную дверь раздался, когда Роман заканчивал завтракать, — хлебным мякишем подбирал из тарелки остатки яичницы. От неожиданности поперхнулся. Уже стоя, допил кофе и, на ходу надевая, свалившийся с босой ноги, тапок, почти бегом направился в прихожую.
На пороге стояла Ирочка. Он не сразу узнал её. Что-то неуловимо изменилось в ней. Секретарша сунула ему в руку плотный лист бумаги:
— Это ваш экземпляр договора. Я его заверила в налоговой… А это ключи от машины. — В другой его руке оказался брелок со связкой ключей. — Подадите к подъезду через полчаса. И не забудьте документы.
Роман взглянул на бумагу.
— А-а… — начал он, желая уточнить некоторые детали. Но по плиткам коридора уже цокали каблучки, а в следующее мгновение Ирочка скрылась в соседней квартире, громко хлопнув дверью.
«Ну, вы посмотрите, — прошептал он, — ни здрасте тебе, ни до свидания. — Роман осмотрел себя, пытаясь понять, отчего девушка так поспешно ретировалась. Он был в брюках и в белой майке. — И ширинка застёгнута!», — недоуменно пожал он плечами.
Прикрыв дверь и положив документ на тумбочку, он стал рассматривать брелок. Внутри пластмассового прозрачного кусочка были впаяны цифры номера машины. Роман не помнил номера того чёрного «Опеля», рядом с которым припарковал «красотку», но интуиция подсказывала, что брелок и ключи именно от него.
«Прекрасно», — он подбросил брелок в руке и спрятал его в карман брюк. Вернувшись на кухню, Роман сложил грязную посуду в мойку, решив вымыть её позже. Потом прошёл в спальню, где, первым делом, надел свои «командирские». Часы показывали начало девятого. Застёгивая ремешок, подумал, что надо бы купить браслет. Ремешок изрядно потёрся. Да и вчера он поймал явно неодобрительный взгляд Трубецкого, брошенный на его запястье.
Роман полностью оделся и, проверив карманы, немного недоумевая, зачем понадобились его документы, вышел в коридор. На секунду задумался: запирать ли дверь квартиры? Потом всё же вставил ключ в скважину замка и повернул на один оборот. А проходя мимо офиса Трубецкого, чуть замедлил шаг, — в голове мелькнуло: не зайти ли? Но раздумал и, миновав лифт, быстро стал спускаться по лестнице.
Консьерж Володя уже сидел на своём месте — за столом, возле входной двери. В ответ на поднятую Романом в знак приветствия руку, он кивнул как старому знакомому. По узкой лестнице Роман спустился ещё ниже — в подземный гараж. Интуиция, и на этот раз не подвела его, — номер «Опеля» совпадал с номером на брелке. Открыв дверцу машины, сел в водительское кресло. С минуту изучал приборную панель и осматривал салон, с наслаждением вдыхая запах новой кожи. Оборудование не слишком отличалось от «ВОЛЬВОвского», и скоро Роман разобрался — что к чему. Правда, салон был намного шикарней, чем в его красотке. Сиденья обтянуты светло-коричневой мягкой кожей. Никелем блестело всё, что могло блестеть — ручки, верньеры, кнопки. На дверках — вставки красного дерева. Автомобиль явно не с конвейера... Мотор запустился, что называется вполоборота и урчал почти беззвучно. Роман взглянул на спидометр — пробег 72 километра.
— Эге-е, — вслух произнёс он, — да ты необъезженная кобылка. Ничего, — объездим.
Роман сидел в автомобиле ещё пару минут, дожидаясь, когда прогреется мотор. И когда уже готов был выехать со стоянки, по проходу медленно проехала машина бледно-зелёного цвета. «Рено», — отметил он. И вдруг мозг пронзила молния! Яркая вспышка на миг ослепила его. Он потерял ориентацию: где он? что он? кто он?..
Очнувшись Роман обнаружил себя всё так же сидящим в «Опеле». Тихо урчал мотор. Заметил, скрывавшийся за поворотом задок «Рено». Что это было? Вспышка длилась всего долю секунды, но он мог поклясться, что видел во вспышке лицо!.. Но главное: как долго находился в прострации? Роман взглянул на наручные часы. Они показывали время, когда он появился в гараже. Значит, не контролировал себя совсем ничего… Взгляд упёрся в хронометр на панели приборов. Приятным голубым цветом высвечивались цифры: 08. 30. Какой из двух приборов показывал неверное время?..
«Неужели придётся менять?!», — с сожалением подумал он о своих «командирских». Часы были дороги как память... Вручали их ему перед всем строем. Вспомнив то время, Роман ухмыльнулся. Тогда он отчеканил: «Служу Советскому Союзу!». Хотя Союза уже не существовало.
Он плавно тронулся с места.

Не успел Роман затормозить напротив парадного входа, как железная дверь распахнулась, и на мраморной лестнице показался Трубецкой с небольшим чёрным портфелем в руках. Открыв переднюю дверцу с пассажирской стороны, он плюхнулся на сидение, бросив портфель себе под ноги.
— Здравствуйте, Вячеслав Аристархович, — первым поздоровался Роман.
— Ну, ты молодец, парень! — вместо приветствия, произнёс тот. — Наша Ирочка, кажется, запала на тебя.
— Ну что вы, Вячеслав Арис…
— Вячеслав, — перебил антиквар.
— Ну что вы, Вячеслав, по-моему, она меня на дух не переносит. — Роман вдруг почувствовал, что краснеет.
— Эх, Рома, молодой ты ещё. Не разбираешься в женской психологии. Впервые за те полгода, что Ирочка работает у меня, вижу её накрашенной.
— Хорошо, — стараясь скрыть смущение, сказал Роман. — Куда едем?..
— Пока прямо. — Трубецкой достал из нагрудного кармана пиджака мундштук, а из бардачка небольшую плоскую картонную коробку, в которой оказались сигареты. Заправив одну из них в приспособление, прикурил от электронной зажигалки с панели приборов. Выпустив колечко дыма, произнёс: — Варшавка. Знаешь?..
— Конечно.
— Прекрасно. Там есть особнячок… — покажу. Надеюсь, паспорт с собой?
Роман кивнул, в то же время, поворачивая голову вправо-влево, осматривая всё ещё не оживлённую улицу. Они уже выезжали со двора. Потом мельком взглянул на Трубецкого.
— А зачем?
Вячеслав Аристархович затянулся и выпустил целое облако дыма.
— Ну, как-никак ты теперь мой телохранитель. Тебе положено оружие. В том особняке охранное агентство…
Роман вновь покосился на антиквара, но ничего не сказал.
— Да ты не беспокойся, — продолжил тот. — У меня там знакомые. От тебя потребуется только подпись. — Трубецкой улыбнулся, обнажив ряд желтоватых зубов: — Думаю, пулемёт тебя не заставят таскать.
Не отрывая взгляда от дороги, Роман вежливо улыбнулся. В голове у него почему-то зазвучал глупый мотивчик: «А у меня всё схвачено-о, за всё заплачено-о…».
— Мне тоже не нравится это слово: телохранитель. Своё тело я уж сам как-нибудь сохраню.— Трубецкой хохотнул. — Скажем так; водитель, помощник… Кстати, как тебе моё авто?
— Отличная машина!
— Да уж, в копеечку мне влетела эта машинка. Ручная сборка!

Чем ближе к центру, тем оживлённей становились улицы. В одном месте им даже пришлось постоять в небольшой пробке. Впереди произошла авария.
На место приехали через два с небольшим часа. Роман припарковал машину на стоянке, на которой стояло уже около десятка легковушек, напротив трёхэтажного особняка, выполненного в классическом стиле, — с каменными львами на парапете парадной лестницы. У входа стоял человек в гражданской одежде, но с небольшой кобурой из рыжей кожи на поясе. Роман думал, что их остановят и уже готовился предъявить паспорт. Но этого не потребовалось.
— Здравствуйте, господин Трубецкой, — поздоровался страж.
— Здравствуй, э-э Василий, — почти не замедляя шага, ответил антиквар. — Он со мной, — качнул головой в сторону Романа.
Просторный холл, куда они вошли, пополам разделял невысокий заборчик из металлических труб. В его середине находилась пропускная вертушка, какие обычно встречаются на проходных различных предприятий, и на которых любят кататься дети. Около вертушки за столом, уставленный телефонами, сидел человек в камуфляжной форме, но без знаков различия.
Роман не разглядел, что Трубецкой подал охраннику. Может быть, это была визитная карточка.
— Ага, одну минутку, — страж взглянул на карточку и поднял трубку телефона. — Здесь антиквар Тру… — он не договорил. — Ага, понял, слушаюсь, — положив трубку, охранник дёрнул за небольшой рычаг сбоку стола, высвобождая тормоз вертушки.— Проходите. Вас ждут. Кабинет…
— Я знаю, — проворчал Трубецкой.
По широкой лестнице они поднялись на второй этаж. Несмотря на десяток дверей в длинном коридоре они никого не встретили. Вячеслав Аристархович по-хозяйски — без стука толкнул одну из них.
Из-за стола, им навстречу, встал человек в цивильном костюме, примерно того же возраста, что и Трубецкой.
— Здравствуй, здравствуй, дорогой Вячеслав Аристархович, — человек затряс руку антиквара.
— Здравствуйте, генерал, — осторожно высвобождая руку, произнёс антиквар. — Однако строгие порядки в твоём ведомстве.
— Что поделаешь, военный объект. А это, как я понимаю, тот самый капитан? — генерал повернулся к Роману.
— Так точно, капитан Волгин, — на всякий случай вытянулся тот, — как-никак Трубецкой назвал этого человека генералом.
— Ну что ж, у меня всё готово. Садитесь, прошу вас, — указал хозяин кабинета на кресла перед столом. — Итак, — дождавшись, когда гости усядутся и сам сев на место, продолжил он, — вот разрешение…— он взял со стола какие-то бумаги и взглянул на Волгина. — Документы с собой?
— Да, конечно, — Роман поспешно достал из внутреннего кармана куртки паспорт и военный билет и протянул генералу.
—Так-так-так, — зачастил тот, поочерёдно открывая документы и сверяя их данные с тем, что было записано в его бумагах. — Ну что ж, всё верно, — возвращая паспорт и военный билет, сказал он. — Подпишите здесь и здесь, — генерал пододвинул бумаги к Роману и, крутанувшись вместе с креслом, открыл, оказавшуюся незапертой, массивную дверцу сейфа. Достал из сейфа и выложил на стол наплечную кобуру из светло-коричневой кожи с торчащей рукояткой пистолета. Роман сразу же определил — ПМ. — Надеюсь, инструктаж не потребуется? — спросил генерал. — Лучше наденьте её прямо здесь.
Роман взглянул на Трубецкого. Тот, с невозмутимым видом, пускал изо рта колечки дыма. Ему показалось, что антиквар чуть заметно кивнул. Роман снял куртку и через голову надел кобуру. Генерал быстро встал и, обойдя стол, помог застегнуть ремешок.
— Ну вот, кажется, всё, — сказал генерал, подавая Роману куртку.
— Прекрасно, прекрасно, — подал голос Трубецкой. Он тоже поднялся. — Значит, мы можем идти.
— Одну секундочку. — Хозяин кабинета суетливо вернулся на место и что-то чиркнул на бумажке. Протягивая бумагу антиквару, сказал: — Отдадите на выходе. Таковы правила. — В словах генерала Роману почудились извинительные нотки. «Очень странное поведение для военного, тем более генерала», — мелькнуло у него в голове.

— Ну, и какие ощущения? — спросил Трубецкой, когда они вышли из агентства.
Роман похлопал себя по боку:
— Чувствую себя как человек, которому море по колен.
— Понимаю, — ухмыльнулся антиквар. Он выкинул окурок в урну и, продув мундштук, спрятал его в нагрудный карман.
— А генерал… — начал было Роман.
— Да какой он генерал! — презрительно дёрнул усом Трубецкой. — Прапорщик! Служил на оружейном складе... — хотел что-то добавить, но не стал этого делать. Задрав рукав, взглянул на часы: — Здесь неподалеку ресторанчик. Пообедаем, а потом прошвырнёмся по антикварным лавкам.
Роман тоже машинально взглянул на часы. Они показывали ровно полдень. Сев за руль и вставив ключ в замок зажигания, он посмотрел на приборную панель и не поверил своим глазам: электронные часы показывали то же время, что и на его наручных!..

Ресторанчик, о котором говорил Трубецкой, находился на соседней улочке в жилом ничем непримечательном шестиэтажном доме. Главный вход — с обратной стороны дома. И был он настолько неприметным, что Роман допускал мысль: большинство жильцов вообще не знает о заведении?.. Впрочем, на входе висела скромная вывеска: РЕСТОРАН «ЭЛЛЕГИЯ».
Роман припарковал машину на почти пустой асфальтированной площадке перед ресторанчиком возле мотоцикла оранжево-красного цвета, явно не отечественного производства — скорее всего японского. Чуть поодаль стоял белый «БМВ». Первым из машины вышел Трубецкой, не забыв прихватить портфель. За ним последовал Роман, немного недоумевая, что Вячеслав Аристархович посещает такие непрезентабельные места. Но как выяснилось чуть позже, антиквар здесь был, если не завсегдатаем, то нередким гостем.
Как ни странно, неширокая бетонная лестница с ржавыми перилами вела не вверх, а на несколько ступеней спускалась вниз. Около двери с облупленной краской синего цвета дежурил молодой человек плотного телосложения в спортивном костюме фирмы «Adidas». Сцена повторилась почти один в один, что и у входа в охранное агентство.
— Здравствуйте, Вячеслав Аристархович, — распахивая дверь, поздоровался парень.
Трубецкой кивнул и, указав на Романа, произнёс:
— Со мной.
Оказавшись внутри, Роман непроизвольно присвистнул.
— Ну, как? — взглянув на него и самодовольно усмехнувшись, спросил антиквар.
— Да-а-а. Её ищут по всей Европе, а она здесь!
— Ты о чём?
— Янтарная комната.
— Весёлый ты парень, Рома! — хохотнул Трубецкой. Он достал из внутреннего кармана маленькую щёточку и, подойдя к зеркалу, стал расчёсывать усы.
А Роман, продолжая осматриваться, подумал, что надо привезти сюда Машу. Ей понравится. Сколько ещё таких потаённых мест в Питере?! При мысли о девушке у него вновь возникло ощущение, что знакомы они не несколько недель, а знает её всю жизнь. И когда ему казалось, что вот-вот вспомнит когда и где… воспоминания ускользали.
— Ну что, пошли? — вывел его из задумчивости бас Трубецкого. Антиквар толкнул двухстворчатую зеркальную дверь.
Они оказались в небольшом — примерно пять на десять метров, но не менее шикарном, чем холл, зале, заставленном столиками с круглыми столешницами, покрытые белоснежными скатертями. Мозаичный пол. Стены расписаны сценами из сюжетов древнегреческой мифологии. Причём, по крайней мере, так считал Роман, фрески ничуть не уступали знаменитым работам итальянских мастеров. В середине обеих стен — правой и левой — в неглубоких нишах красовались высокие стрельчатые витражи, создавая полную иллюзию окон. И всё заливал мягкий рассеянный зеленоватый свет, лившийся из двух плафонов в виде перевёрнутых тюльпанов, свисавших с ажурного потолка.
Почти все столики пустовали. Только в дальнем конце зала сидела парочка, судя по костюмам и мотоциклетным шлемам, висевших на спинках стульях, — владельцы того самого оранжево-красного байка.
Скорым шагом к ним подошёл человек в модном синем кримпленовом костюме, в красном галстуке-бабочке и совершенно лысый. Причём, Роман даже не заметил, откуда он появился. Дверей, кроме входной, он не видел. Лишь позже понял, что часть стены, вернее панно, в торце зала отъезжала в сторону, где, по всей видимости, находилось ещё одно или несколько помещений.
— Добрый день, господин Трубецкой. Давненько к нам не заглядывали. Желаете…
— Здравствуй, здравствуй, Прохор, — перебил антиквар. — Нет, мы только пообедать.
— Понимаю, — Прохор мельком взглянул на Романа. — Прикажите, отдельный кабинет?
— Не стоит.
— Тогда прошу. Я сам вас обслужу.
— Прекрасно, — сказал Трубецкой, садясь за ближайший столик.
Устраиваясь напротив него, Роман подумал: «Эге-е, а ресторанчик-то непростой» .
Прохор щёлкнул пальцами и, как по волшебству, появилась официантка в короткой юбке, в белоснежном переднике, с подносом в руках. В центр стола она поставила роскошную серебреную хлебницу в форме ладьи, с тонкими ломтиками пшеничного хлеба. А перед каждым — глубокие фарфоровые тарелки с чем-то дымящим.
— Приятного аппетита, — пожелал управляющий, или кто он там был… — Что будете пить? К нам завезли…
— Не стоит. Какого-нибудь сока… ананасового.
Управляющий Прохор кивнул и отошёл в сторону.
— Прекрасно, прекрасно, — снова повторил Трубецкой, заправляя за воротник белую полотняную салфетку. Внимательно взглянув на Романа, опять усмехнулся: — Верно, думаешь: ешь ананасы, рябчиков жуй?..
Роман удивлённо посмотрел на антиквара, — именно эти строчки крутились у него в голове.
Трубецкой захохотал.
— Что, неужели угадал?! Эх, Рома, не умеешь ты скрывать свои чувства. Хорошо, хорошо,— последний раз хрюкнул он.
И опять Романа поразило несоответствие улыбки антиквара и холодного стального взгляда, бурившего его переносье.

Роман так и не понял, что было в тарелках — что-то между жидким картофельном пюре и супом. Спрашивать постеснялся. Но суп-пюре был невообразимо вкусным и, по-видимому, являлся фирменным блюдом заведения.
Отодвигая тарелку и промокая салфеткой усы, антиквар вновь взглянул на Романа и заговорил:
— Я слышал ты собираешься поступать на археологический?.. Похвально, похвально.
На этот раз Роман даже не удивился осведомлённости Трубецкого. Порой ему казалось, что тот умеет читать мысли.
— Да, но теперь не знаю… там большой конкурс.
— Поспособствую, поспособствую. Было бы желание. Кстати, наша Ирочка уже на втором курсе... — Трубецкой оглянулся. К ним шла официантка с подносом.
На второе был овощной салат. Роман немного удивился, — сезон для овощей ещё не наступил. Но тут же спохватился, — думать так, по крайней мере, наивно.
— Ты, наверное, привык к более плотному обеду? — спросил антиквар, пока официантка меняла блюда. — Я сейчас сижу на диете… — Трубецкой шутливо похлопал по своему объёмистому животу.
— Всё в порядке, Вячеслав… — Роман немного чувствовал себя не в своей тарелке. «Наверное, надо уже привыкать к этой роскоши», — подумал он.

— Прекрасно, прекрасно, — вооружаясь серебряной вилкой, сказал антиквар.
Когда с салатом было покончено Трубецкой, отхлёбывая из высокого стакана ананасовый сок, вновь оглянулся. Тут же к ним подошёл Прохор. Отставив стакан, антиквар взялся за портфель.
— Вы, как всегда, наличными, Вячеслав Аристархович?.. — спросил управляющий.
— Да, ты же знаешь, не люблю я эти нововведения.
Портфель оказался набит деньгами.
«Не хилый кошелёчек!», — подумал Роман, наблюдая, как антиквар достаёт из портфеля пачку денег и отсчитывает купюры. Дождавшись, когда явно довольный управляющий отошёл, Роман сказал:
— Вячеслав, а это не опасно?.. — Он не уточнил, что имел в виду, но Трубецкой прекрасно понял, о чём речь.
— Здесь, Рома, случайных людей не бывает. Знаешь, что такое фейс-контроль? — Роман кивнул. — Кстати, — продолжил антиквар, протягивая ему пачку, — тебе положен аванс. Бери, бери, — добавил он, видя его колебания . — Это не подачка. Вечером зайдёшь к Ирочке, распишешься в ведомости.

После обеда Роман возил Вячеслава Аристарховича по антикварным лавкам, как называл их Трубецкой. На самом деле это были вполне современные магазины с большими стеклянными витринами. Всего они посетили четыре, и все магазины находились на Невском… Столько красивых вещей Роман ещё никогда не видел. Но Трубецкой оставался недоволен, хотя и приобрёл две изящные и, по всей видимости, дорогие вещицы. Портфель заметно похудел. Когда Роман поздравил его с покупкой, пренебрежительно махнул рукой:
— А-а-а, новодел! Ничего интересного.
Это были малахитовая шкатулка, при виде которой Роману вспомнились сказки Бажова — на крышке красовалась изумрудная инкрустация то ли ящерки, то ли змейки, — и золотой портсигар, судя по гравировке, когда-то принадлежащий крупному царскому сановнику. Но Трубецкой сразу же определил, что это подделка. А на вопрошающий взгляд Романа — на его немой вопрос, ответил:
— Деньги для того и изобретены, Рома, чтобы их тратить.
Ещё Романа не покидало чувство, что его шефа знает чуть ли не полгорода. Все кто видел Трубецкого либо здоровались с ним за руку, либо раскланивались издали.

К дому они подъехали ровно в шесть часов. Высадив Трубецкого у парадного подъезда, Роман поставил машину в гараж и, насвистывая весёлый мотивчик, в отличном настроении по узкой лестнице поднялся в холл. Здесь он столкнулся с лифтёром, стоящим у входа на лестницу и будто специально поджидавшим его.
— Здравствуйте, Роман Львович, — поздоровался старичок. — С первым рабочим днём вас.
— Здравствуйте, Иван Павлович, — в ответ улыбнулся Роман. — Спасибо.
— Вызвать лифт?
— Пожалуй… Иван Павлович, у вас книжки какой-нибудь не найдётся, — почитать на ночь.
— Это не ко мне. Обратись к Володе — он у нас чтец.
Роман подошёл к столу консьержа.
— Привет.
— Привет, — Володя оторвался от монитора и не очень дружелюбно посмотрел на него. — Чего хотел?
— Не найдётся у тебя какой-нибудь книжицы? Иван Павлович сказал…
— У меня электронная библиотека.
— Понятно.
— Погоди. — Володя переставил трость в сторону и выдвинул ящик стола. — «Робинзон Крузо» читал?
— В детстве... Давай.
— Ты где служил? — подавая книгу, спросил консьерж.
— А откуда ты… вы?..
— Я военных сразу узнаю.
— В Чечне.

В лифте Роман спросил у Ивана Павловича:
— А та трость… Зачем?.. Он что?..
— У Володи-то? — пришёл ему на помощь лифтёр. — Так у него протезы, — и через паузу: — Стесняется, чудак. Ты, если что, не обижайся на него. Он со всеми поначалу так… Добрейший человек.
Роман понятливо кивнул.
Выйдя на своём этаже, он на секунду задумался и решительно открыл дверь в офис Трубецкого.
Ирочка стояла у окна и что-то высматривала на улице. При виде вошедшего, она зачем-то сняла очки, затем снова их надела и села за стол. Чувствуя себя немного смущённым, Роман произнёс:
— Мне сказали, что надо расписаться в ведомости.
— Да-да, я в курсе. — Она поспешно достала из ящика стола бумагу и подвинула к нему. Сунув ему в руку авторучку, ткнула пальцем: — Вот здесь…
Кроме его фамилии в документе было ещё пять или шесть. Напротив всех фамилий уже стояли подписи. Роман поставил свою закорючку и поднялся.
— Ну, я пошёл.
— Подожди-те. — Ирочка протянула маленькую чёрную коробочку. — Вячеслав Аристархович велел передать.

Рассматривая в коридоре мобильный телефон, Роман подумал: «Ну, вот и я упакован по полной. Надо заскочить к Сашке, — похвастаться». Довольно хмыкнув, он спрятал мобильник в карман и достал ключи от квартиры.
В первое мгновение Роман не понял, что его насторожило. Но тут же вспомнил, что, запирая дверь, провернул ключ в замке на один поворот, а теперь — на два! А это значит, в его отсутствие, в квартире кто-то побывал.
На кухне его предположения подтвердились. Посуда была вымыта и аккуратно поставлена на полку. «Это горничная», — облегчённо выдохнул Роман. И, наверное, зря он так переполошился. Но капля беспокойства всё же осталась. Ведь Ирочка говорила, что горничная будет приходить через день…
Роман прошёл в спальню. Кровать, которую не успел прибрать утром, тоже оказалась застеленной. Он скинул куртку и отрыл дверцу шкафа, и вдруг замер на месте. Нюх уловил тонкий запах духов. Сомнений не оставалось,— этот запах он с наслаждением вдыхал всего минуту назад. Роман почувствовал, что краснеет, — понял, кто побывал в его спальне. «Чёрт, неужели Трубецкой прав!?»
Несколько минут он сидел на кровати бездумно уставясь на зеркальную дверцу шкафа. Потом снял с себя кобуру с пистолетом и засунул её в ящик тумбы. Пройдя в прихожую, взял книгу и, вернувшись, растянулся поверх покрывала и погрузился в приключения Робинзона Крузо.

Свидетельство о публикации № 30731 | Дата публикации: 09:51 (07.08.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 80 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 12
0
10 Оцеола   (01.10.2017 15:12)
Не устану ругаться на язык автора. Сухой, как воздух в пустыне. Вроде повествует что-то, читать можно, но до того беден на краски, что возникает ощущение, будто перед взором скучная историческая хроника. Очень не хватает сравнений, олицетворений, преувеличений, всяких оказий языка. Нет, я не говорю, что ими нужно перегружать текст, вставляя в каждое предложение, но они всё равно должны быть. Желательно, в умеренном количестве. В этом плане очень выгодно отличаются главы про Египет. Они яркие и сюжетно, и описательно. В них больше жизни. А последние две главы про современность довольно проходные, как автор и сам знает. Есть крючки, но они лишь слегка царапают, не цепляясь в памяти. Зелёное Рено, шутки со временем. Интересно, но пока не получает развития. 
Излишняя детализированность действий нагружает текст ненужной шелухой. Многие моменты можно было бы просто вырезать, не потеряв в сюжете. Об этом говорю так же не в первый раз. Если обращаете внимание на какие-то детали, то они должны о чём-то говорить. Я не обо всех-всех действиях, а о некоторых. Например, эпизод, когда Волгин садился в машину - много лишнего. Или ресторан. К чему было упоминание белого (именно белого!) БМВ или оранжевого мотоцикла японской (!) марки вместе с парочкой хозяев (уж не японцы ли)? Видите? Опустили внешность той парочки, но остановились на их байке и костюме мажордома. Зачем? Я не имею в виду мелочи, вроде снятия и надевания очков Ирочкой. Это говорит о её характере, этим она выдала своё волнение. Такие вещи нужны. Но совсем незачем знать цвет оправы этих очков (в тексте этого нет. Так, в качестве примера). 
Как-то много стало ненужных тире и запятых. Причастный оборот, стоящий перед определяемым словом, не выделяется. Было где-то в самом начале.
Сюжетно, как уже сказано, глава скучная, статичная. Повествование топчется на одном месте, ничего не происходит, а небольших крючков маловато. Не цепляют они. Динамики никакой. Надеюсь, 12 глава про Египет. )

0
11 strong   (03.10.2017 11:03)
В сухости текста меня упрекали и раньше. Со стороны  всегда видней. Часто и вправду, гоню-гонюкуда-то, забывая о каких-то описательствах, сравнениях… Но, с другой стороны,
боюсь свалиться в литературщину, если буду вставлять красивости..

0
12 Оцеола   (03.10.2017 16:37)
Не бойтесь. Чтобы поймать баланс, надо и в сухость упасть, и в красивости. То есть "прочухать", где лучше немного удариться в описания, сделать картинку красивой, а где, в угоду динамике изложения, например, писать коротко и сухо. Не обязательно сразу пытаться переправить книгу, кстати. Можно в качестве упражнения рассказ небольшой написать. Пробуйте, экспериментируйте.

0
8 マスター   (11.08.2017 20:22)
Здравствуйте, автор!=)
А можно, я просто одно предложение прокомментирую и будя? 
Цитата
Уже стоя, допил кофе и, на ходу надевая, свалившийся с босой ноги, тапок, почти бегом, направился в прихожую.
 Это же ежик целиком в горло впихиваемый!
Ну такие обороты и вначале сразу убивают все желание продолжить чтение. Ведь работаете и ритмом, это видно, но почему не сглаживаете слог. Лг ваш, этим вот самым, просто напросто четвертован.
Во первых пунктуация, на мой взгляд, здесь не та что даете. А проще:
*Уже стоя допил кофе и, на ходу надевая свалившийся с босой ноги тапок, почти бегом направился в прихожую.

Во вторых, просто почувствуйте разницу, (но в контексте): Поперхнулся. Уже на ходу, допив кофе и надевая свалившийся с босой левой ноги тапок, ринулся в прихожую к двери.

Итак, оно понятно априори, что почти бегом, раз тапок соскочил, и даже понятно что на ходу, хотя, если уж для Ватсона, можете и оставить.

Знаю, поразмыслите над этим камнем преткновения всего вашего текста. Успеха!

0
9 strong   (12.08.2017 07:02)
Спасибо!Да более трезво начинаешь оценивать свой текст только после замечаний.

+1
2 Эльза   (08.08.2017 02:57)
Видно, что автор не начитан. Он изобретает велосипед - я не читала предыдущие главы, но одного отрывка, чтобы сделать такой вывод вполне достаточно. Автор не пытается развивать стиль - он пытается максимально передать то, что у него в голове - и получается это убого. Почему? Потому что нужно знакомится с творчеством других людей, желательно не братьев по перу начинающих авторов, а топовых писателей, интересоваться прозой и литературой вообще. Технологией.

Текст должен быть логичен. Логичен в первую очередь не в плане математической логики - а плане логики выбранной стилистики. Это всегда видно, когда автор работает с пониманием стиля, а когда нет. Иначе не могло бы быть вот такого:

Впрочем, на входе висела скромная вывеска: РЕСТОРАН «ЭЛЛЕГИЯ».

Где не понятно, почему ресторан без кавычек и капсом, а название в кавычках и капсом. Это отличный (предательски плохой для автора) маркер некомпетентности в понимании стиля. Можно писать как угодно. Но в рамках выстроенной собственной системы. Она может быть и маргинальной - но она всегда логична в своих рамках. А здесь просто наобум. "Схавают".  "И так сойдёт!".

А не сойдёт. Баян.


0 Спам
3 strong   (08.08.2017 07:09)
Спасибо за прочтение и за мнение. будем работать.

0
1 Дождь   (07.08.2017 14:21)
«Ну, вы посмотрите, — прошептал он, — ни здрасте тебе, ни до свидания. — Роман осмотрел себя, пытаясь понять, отчего девушка так поспешно ретировалась. Он был в брюках и в белой майке. — И ширинка застёгнута!», — недоуменно пожал он плечами.
Слишком перегружено.

Консьерж Володя уже сидел на своём месте — за столом, возле входной двери.
— Эге-е, — вслух произнёс он
Излишние пояснения. Вслух произнёс, и за столом возле входной двери - консьержи всегда примерно там и сидят.

И я не поняла... То говорится про квартиру, то про офис Трубецкого. Где дело происходит?

Мотор запустился, что называется вполоборота и урчал почти беззвучно
= с полоборота?
= ЗАурчал звучало бы мелодичнее и правильнее


— Вячеслав, — перебил антиквар. 
Если его профессия не светилась раньше, то так в лоб нельзя предоставлять читателю, что он антиквар.

Роман припарковал машину на стоянке, на которой стояло уже около десятка легковушек, напротив трёхэтажного особняка, выполненного в классическом стиле, — с каменными львами на парапете парадной лестницы.
Пояснять про кол-во машин, думаю, не стоит.
Если львы у особняка, то это уже не классический стиль ))))
И, кстати, у нас в городе ЧОП есть Прайд - там вот как раз 2 льва на лестнице стоят ))))


встал человек в цивильном костюме
Ну не гоже! Что за не литературное слово - цивильный.

Вы так долго повествуете, как они шли, что у меня в голове не перестаёт играть напряжённая музыка )))
Такое ощущение, что все эти пояснения нужны для какого-то страшного апофеоза в конце )
Излишняя подробность навевает напряжение


Почему капитан Волгин на подписал акт приёмки оружия или как он там называется?
Вначале даже шла речь о том, что понадобится только подпись.


возле мотоцикла оранжево-красного цвета, явно не отечественного производства — скорее всего японского.
Опять и опять ненужные описания (если только этот масясикл не вернётся потом в рассказ)

Около двери с облупленной краской синего цвета дежурил молодой человек плотного телосложения в спортивном костюме фирмы «Adidas».
Реально, как из протокола текст.

Что мы узнаём из этой главы:
Волгин получил пистолет
Ирочка неравнодушна к Волгину
Остальное - попутно, не особо примечательное.
Вам не кажется, что пустовато?
Работать нужно над текстом, более всего - пропалывать сорняки. Они почти до колена ))))
Ну и смысл... Целая глава о чём? Почти ни о чём.
Разукрасить героев тоже бы не помешало, а то Роман показался мне деревянным.
Эмоции какие-то сжатые, он просто ходит хвостом за начальником, теряется и мало что понимает.
Характера не видно тут.
Можно добавить ему какие-то повадки, или личные особенности. Скромный он, не скромный, услужливый или нет (дверь-то машины он не открывает директору). Может, как-то он водит осторожно...
Как-то нужно вырисовать (как и остальных)


0 Спам
4 strong   (08.08.2017 07:18)
Наверное,многое было бы понятно из предыдущих глав. Спасибо за замечания. перехожу к редактированию.

0
5 Дождь   (08.08.2017 22:03)
Расскажите историю этого большого рассказа?
Дорог ли он вам?
Когда начали?
Сколько раз уже редактировали?
Давно ли пишите?

0 Спам
6 strong   (09.08.2017 06:38)
А зачем вам всё это? Обычно интересуются издатели. это будет роман не менее 12 авторских листов. пишу уже около года. пытаюсь прокатать... на ЛитРрес висят пара моих книжек. если интересно: https://www.litres.ru/gennadiy-dmitrichev-11620463/ или вбейте моё имя, и всё узнаете.

0
7 Дождь   (09.08.2017 09:11)
Мне любопытно.
Да и критика приобретает другой оттенков зависимость от того, сколько вы пишите по времени.
Если год - то можно сказать, что для годовалого автора у вас всё идёт нормально, ещё все улучшения впереди.
Извините, если моё любопытство излишне. Просто мне всё интересно )

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com