» Проза » Фантастика

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


День, когда наступило будущее Глава 4
Степень критики: любая
Короткое описание:
Что есть наши сны?
все главы: http://for-writers.ru/publ/0-0-11836-0-17

ГЛАВА 4
СТРАШНЫЕ СНЫ <br /><br /> Роман резко открыл глаза и уставился в потолок. С минуту он не шевелился, потом сморгнул и вдруг почувствовал, как по виску поползла слеза. Откинув одеяло, так что оно оказалось на полу, сел и обхватил руками голову. «Что происходит? Что происходит?» — шептал он. Затем взглянул на часы, лежащие на табурете. Они показывали полпервого ночи. Несмотря на поздний час в квартире было светло почти как днём — в Питере стояли белые ночи. Машинально взяв часы, Роман застегнул ремешок на запястье. Поняв, что уже не заснуть, натянул и брюки. Босиком прошлёпал к окну. Шторами он ещё не обзавёлся, впрочем, как и мебелью. Да и не очень стремился к этому, используя свою берлогу исключительно для ночёвок.
«Двушку» в высотке на Товарищеском проспекте почти на окраине Санкт-Петербурга Роман приобрёл совсем недавно. Львиную долю зарплаты, полученную за годы службы в горячих точках, он отвалил за эту конуру с низкими потолками. Но, что поделать — Петербург!.. На остальную часть купил бежевый «Вольво» — мечту всей своей жизни. Вернее мечта была приобрести иномарку, название и происхождение автомобиля не имели большого значения. Но обязательно бежевого цвета. Правда, «Вольво» оказался не новым; более чем с шестидесятитысячным пробегом, но в довольно-таки хорошем состоянии. И ещё пришлось обратиться за помощью к предкам — не хватило совсем немного... Его родители были далеко не богатыми людьми, но Роман надеялся, что не разорил их. Мысль о родителях потянула за собой другую: «Надо бы купить пару кроватей. — Близкие обещали навестить. Да и сестрёнка Тайка, кажется, хочет продолжить обучение в северной столице. — Ради приличия надо бы занавески какие-никакие повесить, — он невесело усмехнулся. — Начинаем обустраиваться».
Из окна его квартиры, находящейся на последнем четырнадцатом этаже, хорошо просматривались крыши домиков небольшой деревеньки, а сразу за ней — чёрно-зелёная полоска леса. Рука инстинктивно потянулась к лежащей на подоконнике пачке сигарет. Сегодня Роман обнаружил её в машине. Наверное, забыла та весёлая компания, которую недавно подвозил. Не выбросил её, а принёс домой, хотя давно бросил курить. Он вытянул одну сигарету и, смяв в руках, с удовольствием вдохнул запах табака. От сердца немного отлегло. Стряхнув с ладоней табак и ещё раз взглянув в окно, Роман вернулся в комнату и оделся. Открыв стенной шкаф, достал замшевую светло-коричневую куртку и бейсболку. В маленькой прихожей надел кроссовки. Сняв с гвоздика ключи от машины, вышел в коридор. Чтобы не беспокоить соседей, лифт вызывать не стал.
Выйдя из подъезда Роман нажал кнопку брелка, чтобы разблокировать двери машины. Гаражом пока не обзавёлся и вынужден был свою «красотку» держать во дворе. Сев за руль и запустив мотор, он внезапно поменял планы. Первоначально хотел потаксовать, что делал вот уже почти месяц — постоянное место работы в нынешнее время найти было непросто, приходилось подрабатывать извозом, но сейчас решил навестить своего друга — Сашку. Конечно время для визитов не самое урочное, но Роман знал: у друга бессонница. Так же как и он, Сашка никак не мог привыкнуть к белым ночам. Но даже если и спит — ничего страшного, друг рад видеть его в любое время дня и ночи. Впрочем, как и он его. Тем не менее, надо бы позвонить — предупредить, но он ещё не обзавёлся мобильным телефоном, свободных средств не было — копил на вступление в гаражный кооператив, а снова подниматься в квартиру, чтобы позвонить с домашнего, неохота.
Сашка был владельцем стрелкового клуба, вернее арендовал старое помещение ДОСААФского тира. Исполнилась его детская мечта: иметь собственный тир. Роман всегда считал: глупая мечта, да и невыполнимая. Но сейчас уже так не думал — бизнес как бизнес, не хуже других. На аренду помещения, на покупку лицензии и оружия Сашка тоже вбухал всё денежное довольствие, заработанное за время службы в горячих точках. Совсем недавно Роман узнал, что два «ТТ» и один «ПМ» он привёз с войны. Даже от него Сашка скрывал это. До сих пор для Романа оставалось загадкой, как это ему удалось?! Правда пистолеты были неисправны и подлежали утилизации, но что такое для Сашки какая-то неисправность, когда мог заставить стрелять любую трубу! Ещё в школе его называли Сашка-золотые руки. Роман подозревал, что друг залез в долги, но точно не знал — тот отчего-то скрывал свои финансовые дела. Но, судя по его повеселевшему виду, дела в последнее время пошли в гору. Обитал он при клубе в маленькой каморке, переделанной в жилую комнату из кладовки.
…Роман плавно тронулся с места, свернул на проезжую часть и поехал в сторону центра. Дорога до клуба заняла чуть более часа. Машин на улицах было на удивление мало, а людей и того меньше. Он даже несколько раз проигнорировал красный сигнал светофора.
Вскоре Роман уже въезжал в открытые ворота на территорию ДОСААФа. Впрочем, ворот как таковых не было. То ли кому-то мозолили глаза красные звёзды, приваренные к ним, то ли кто-то решил нажиться на металлоломе. Так или иначе, створки ворот давно сняли.
Из небольшого кирпичного домика-будки — проходной вышел охранник (кое-какое имущество-оборудование в ДОСААФе всё же осталось). Узнав Романа, он кивнул и махнул рукой, разрешая проезд и указывая на парковочное место.
Затормозив около старенького «Жигулёнка» охранника Роман запер дверь своей машины и направился к тиру. На дверях главного входа в тир его внимание привлекла металлическая табличка, которой ещё не было неделю назад, когда в последний раз приезжал в клуб. Вернее вместо таблички тогда висел обыкновенный лист бумаги с написанным от руки небольшим текстом, который никто не читал. Красивыми объёмными буквами на табличке выгравировано: « СТРЕЛКОВЫЙ КЛУБ «МИШЕНЬ»». Ниже более мелким шрифтом указывалось время работы тира и время перерыва на обед. Без сомнения табличка сделана руками Сашки, впрочем, как почти и всё в клубе. Роман очень бы удивился, если это оказалось не так.
Он не стал стучаться в эти двери, скорее всего его никто не услышит. Обойдя здание, Роман приблизился к более неприметной и узкой двери, на которой тоже красовалась табличка гласившая: «Заведующий клубом ГОНЧАРЕНКО АЛЕКСАНДР ЕВГЕНЬЕВИЧ».
Замок щёлкнул через полминуты после того как Роман позвонил. Он угадал, Сашке не спалось и, судя по замызганной тельняшке с масляными пятнами, что была на нём, и грязным рукам, что-то мастерил.
— О-о, Ромыч! Сколько лет, сколько зим, — друг раскинул руки, собираясь обнять, но смущённо отстранился. — Запачкаю. — Вместо этого он протянул руку ладонью вниз.
Роман коснулся запястья, что означало рукопожатие.
— Здорово. Что же это ты, Александр Евгеньевич, даже не спрашиваешь: кто там? — он шагнул в коридор.
На круглом курносом лице Сашки появилась добродушная ухмылка:
— Смотри, — он указал за спину Романа и шагнул, чтобы запереть дверь.
— Ух ты, где взял? — В углу на полке стоял небольшой монитор, на экране которого просматривалось обширное пространство перед дверью.
— Мне теперь положено, — не переставая улыбаться, уклончиво ответил Гончаренко. — Камеру видел?
— Нет.
— Это хорошо.
— А у главного входа тоже есть камера?
— А как же.
— Ну, ты растёшь!
— То ли ещё будет…
— Слушай, ты прости, что снова без звонка.
— Ерунда, Ромка, я всегда рад тебя видеть.
— Вот решил пострелять.
Двинувшийся было вперёд Сашка, приостановился и посмотрел на друга:
— Ты у нас вроде не любитель… да ещё ночью.
— Вот вдруг захотелось пошмалять. Не откажешь?
— Конечно, нет. Пошли.
В конце длинного и узкого коридора они остановились возле металлической двери. Сашка достал связку ключей и, выбрав один, довольно внушительного размера, вставил в замочную скважину. С лязгом распахнул дверь.
— Прошу, — и первым вошёл в помещение тира. Включив подсветку, он повернулся к Роману: — Из чего будешь?..
— «Шмайсера» у тебя случайно нет?
Сашка внимательно взглянул в глаза другу.
— Эка, тебя допекло! Нет, «шмайсера» нет, и «ППШа» тоже, — он сделал небольшую паузу. — Но есть кое-что получше… — подойдя к сейфу, встроенному в стену и открыв его, достал блиставшее воронением ружьё. Он передал оружие другу.
— Ух, ты! — воскликнул тот. — Откуда? Надо же, видел в каталогах, но в руках первый раз держу. — Роман вертел в руках полуавтоматический «Бенелли».
Сашка осклабился.
— Где взял — уже нет, — он положил на стойку два магазина. — Давай, выпусти пар. — Подтянув дальнюю мишень, сменил её.
— Слушай, обойдусь я тебе в копеечку?.. — неуверенно сказал Роман.
— Ерунда. Отстреляешься — оставь на стойке, я уберу. Я к себе. <br /><br /> Минут пятнадцать Роман как заведенный лупил по мишеням. Мозг отключился, а впереди вместо безобидных жестяных мишеней мерещились какие-то невидимые и неведомые враги. Роман очнулся только тогда, когда патроны закончились. Но ещё долго стоял неподвижно словно охотник, прислушиваясь к шорохам леса, и с наслаждением вдыхал пороховой дым. Потом положил «итальянца» на стойку и быстро вышел в коридор, не забыв выключить свет.
Минуя двери слесарной мастерской и классной комнаты, Роман направился к каморке, где обитал друг. Коридор пересекала тонкая полоска света, пробивающая из-з неплотно прикрытой двери. Сашка стоял возле открытого старенького шкафа, где хранился весь его небогатый гардероб. На нём уже была белая футболка и светло-синие джинсы.
— Я вижу, терапия дала хорошие результаты, — сказал Сашка, заметив в проржавевшем зеркале, встроенном в дверцу шкафа улыбающееся лицо друга.
— Да уж — отвёл душу. Послушай, я там раскрошил пару мишеней…
— Ничего, нарисуем ещё.
— Ого, да у нас сегодня пир горой, — взгляд Романа остановился на низком журнальном столике, одновременно и шахматном: часть его столешницы была расчерчена под шахматную доску. На столике лежал белый батон хлеба, в мелкой тарелке — аккуратно нарезанные коляски из сервелата, рядом — открытая банка с красной икрой и банка шпрот. Венчала всё высокая красивая коробка, содержимое которой не вызывало сомнений...
— Сид джаун, пли-и-из, — Сашка сделал широкий приглашающий жест.
Роман усмехнулся и сел на единственный в комнате стул.
— Да-а, произношение у тебя осталось прежним.
— Ничего, — устроившись на продавленном диване и доставая бутылку из коробки, сказал хозяин. — Главное чтобы русское произношение было правильным.
— Это точно. Скажи, а чёрной у тебя нет?
— Чего?
Роман кивнул на стол:
— Икры.
— А-а-а, обещали притаранить, — разливая коньяк в пиалы, серьёзным тоном ответил Сашка.
— Кудряво живёшь. — Роман взял в руки коробку из-под конька. — Ого, пять звёзд! Французский. А ну, колись: откуда изобилие?
— Счас. Давай выпьем. Три дня уже стынет в холодильнике.
— Ну, давай, — поднял пиалу Роман.
Они чокнулись, выпили.
— Хорош-о-о, — выдохнул Сашка. Он взял батон хлеба и, отломив большой кусок, передал батон Роману. — Понимаешь, Ромыч, нарисовался тут один жирный клиент… — Сашка намазал на хлеб толстый слой икры.
— Кто такой? — Роман вилкой подцепил рыбку из банки.
— Скажем так, — товарищ из Смольного.
— Ага, теперь понятно. Значит и те замечательные мониторы и «Бенелли»…
— У-у, — с полным ртом кивнул Сашка, — это ещё не всё… — Он отложил кусок, отряхнул ладони от крошек и, выдвинув ящик столика, достал небольшую чёрную коробочку.
Роман перестал жевать.
— Это что, мобила? — он осторожно взял прибор. — Похоже на рацию.
— Точно. Не просто мобильник. Это радиотелефон. Могу настраиваться на любую волну, даже милицейскую. — Сашка наколол на нож кругляш колбасы и, откусив от ломтя хлеба, стал нарочито тщательно пережёвывать, словно бы вовсе не замечая вопрошающего взгляда Романа. Потом не выдержал: — Я не говорил тебе раньше… не знал, как ты к этому отнесёшься… Но понимаешь, Ромыч, сейчас без этого не обойтись…. Короче, у меня появилась крыша.
Несколько секунд Роман молча смотрел на друга:
— Братва, что ли?
Сашка кивнул, затем энергично замотал головой:
— Не-е-е, менты.
— Менты?! — с удивлением переспросил Роман. — Да-а-а, — протянул он. — Я так понимаю, тот товарищ из Смольного тоже связан…
— А чёрт его знает. Вроде бы не замечал.
— А ты отдаёшь себе отчёт, что за всё придётся платить?
Сашка снова кивнул:
— Ребята не борзеют. Даже дали время на раскрутку. Зато быки не наезжают.
С минуту Роман задумчиво пережёвывал пищу.
— Наверное, ты прав. Эх, времечко! Всё смешалось в доме Облонских. Ну, ладно, — почти весело добавил он, — наливай, что ли. А что, Сашка, возьмёшь меня в помощники?
Явно повеселевший Гончаренко взялся за бутылку:
— Ромыч, мечтаю об этом. Не осмеливался предложить. Правда, давай, а? Будем как раньше — вместе.
— Давай сначала выпьем. — Они выпили. — Вот если и на этот раз не выгорит, тогда посмотрим, — ставя пиалу на столик, сказал Роман. — Завтра, нет, уже сегодня мне должны позвонить...
— Кравцов — мужик серьёзный, если что обещал… — Сашка взглянул на друга. — Кстати, как там дела у Маши? Давно вас вместе не видел. Рассказывай. Я же вижу, что-то тебя мучает. Не зря среди ночи примчался. Что, любовь-морковь спать не даёт?
— У Машки всё в порядке, — Роман усмехнулся. — Сегодня у них корпоратив — годовщина их агентства.
— А ты что же? Не пригласили?
— Маша звала. Но ты же знаешь, я не любитель…
— Понятно, — кивнул Сашка.
Несколько секунд в комнате стояла тишина. Оба сосредоточено жевали. Потом Роман внимательно взглянул на друга:
— Здесь другое. На душе погано. Может быть, я сам себя накручиваю, но ощущение такое как будто что-то должно случиться, что-то надвигается… недоброе. Понимаешь?
— Да-а, чуйка у тебя звериная. — И вдруг Сашкина рука с зажатым в ней ножом замерла над банкой со шпротами. — Что!? Неужели опять кулон привиделся?
—А-а? Да-нет.
— Фу-у, я уж думал…
— Нет, но ты недалёк… Я не ребёнок, чтобы пугаться какого-то ночного кошмара. Но понимаешь, Сашка, я уже неделю почти не сплю. Короче, ко мне вернулись те сны, помнишь?
— Иди ты! — Сашкины брови полезли на лоб. — А ну, рассказывай.
Роман помолчал, обдумывая с чего начать:
— Начинается всё как обычно: пирамиды, сфинксы и всё такое. Но потом… проваливаюсь в какое-то подземелье, катакомбы, пещеры… И саркофаги. А ещё монстры; то ли крокодилы, то ли гигантские змеи… Но главное ощущение утраты чего-то, безысходности… Понимаешь?
— С ума сойти!
— Вот именно. Боюсь этого.
— И давно у тебя это?
— Я же говорю, — уже больше недели.
— А с чего всё началось? У всего должна быть причина.
— Сам голову ломаю.
— Да-а, теперь я понимаю... Ну, а тот золотой божок тебе не снится?
— Кто? — не сразу понял Роман. — А-а, нет, не снится.
— Хоть это хорошо. Значит, смертельной угрозы нет. Ну, давай выпьем, — Сашка разлил остатки коньяка.
Не чокаясь, они выпили и закусили.
— Ладно, Саш, пойду, — вставая, сказал Роман. — Засиделся, — взглянул он на наручные часы. — Может, удастся немного поспать. Проводи меня. — Он кивнул на подоконник, где лежали боксёрские перчатки. — Бокс не бросаешь?
— А-а, — махнул рукой Гончаренко. — Времени не хватает. Стараюсь держать себя в форме. — У входной двери он крепко сжал ладонь Романа, обнял и похлопал по спине. — Ну, давай, братан, держись.

Свидетельство о публикации № 30347 | Дата публикации: 11:48 (16.06.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 26 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 2
+1 Спам
1 Сroupier   (16.06.2017 12:44)
Рука инстинктивно потянулась к лежащей на подоконнике пачке сигарет. Сегодня Роман обнаружил её в машине. Наверное, забыла та весёлая компания, которую недавно подвозил. Не выбросил её, а принёс домой, хотя давно бросил курить. Он вытянул одну сигарету и, смяв в руках, с удовольствием вдохнул запах табака. От сердца немного отлегло.  - отлегает от сердца, это когда испытываешь нешуточное нервное напряжение. Тут же он бросил курить давно, значит не тянуло, и напряжение особого не было.

На аренду помещения, на покупку лицензии и оружия Сашка тоже вбухал всё денежное довольствие, заработанное за время службы в горячих точках. Совсем недавно Роман узнал, что два «ТТ» и один «ПМ» он привёз с войны. - наверное лучше, не "он привез", а "тот привез с войны".

правда пистолеты были неисправны и подлежали утилизации  - он их привез с войны, незаконно, тайно, зачем тогда на них распространяется бюрократическое выражение "подлежали утилизации". По моему достаточно, что были неисправны.

— Вот решил пострелять. 
Двинувшийся было вперёд Сашка, приостановился и посмотрел на друга: 
— Ты у нас вроде не любитель… да ещё ночью. 
— Вот вдруг захотелось пошмалять. Не откажешь? 
— Конечно, нет. Пошли.   
- идут лишние повторы "решил пострелять", "захотелось пошмалять" - это для кого? Кто первый раз не понял?

Коньяк не держат в холодильнике, и тем более в коробке. Это не водка.

— Ребята не борзеют. Даже дали время на раскрутку. Зато быки не наезжают. - мне кажется, если придерживаетесь этого стиля, то фраза "Всё смешалось в доме Облонских." ну никак сюда не подходит.

0 Спам
2 strong   (16.06.2017 13:00)
Спасибо за развёрнутый разбор. приступаю к редактированию.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com