» Проза » Фантастика

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Неудавшийся ужин людоедов.
Степень критики: Любая критика приветствуется.
Короткое описание:

Слабонервным и впечатлительным лучше воздержаться от прочтения.



Вначале пришла боль.

Сквозь багряную мглу беспамятства, она взрывалась яркими всполохами испепеляющего пламени. Затем, когда сознание едва стало выплывать из болевого дурмана пришли слова. Слова были смяты, и доходили словно сквозь толстый слой ваты.

- А я тебе говорю - кожа ребенка самое вкусное и есть. Ежели в неё закатать мелкорубленное мясо срезанное со спины, да запечь на раскаленном камне на нутряном жирке, то тебя от эдакого лакомства потом за уши не оттащишь.
- Ничавой-то ты в кухарстве не понимаешь, хоть и вучёный. Не-е, запечённые в углях ступни повкуснее будут... Сготовим мальчонку - сам сравнишь.

Особенно сильная вспышка боли, заглушила чужие слова и заставила сознание стремительно влететь в пустую голову. И тут же, в ещё пьяном от беспамятства мозге загремел мысленный вопрос:

Кто ты?" - вопрос разнесся громовым раскатом по самым отдаленным чертогам разума.
"Кто ты?" - вопрос настойчиво требовал ответа заглушая все прочие мысли.
"Кто ты?"- гудело в голове бешеным накалом.

Мысленный ответ последовал незамедлительно, он был четко, про себя проговорён.

- Я Игнат Элоди.

- "Кто ты есть? - заревел в голове второй вопрос.

- Я великий навигатор - последовал столь же четкий ответ.

- Кто есть Великий навигатор?

Третий вопрос "прозвучал" всё тем командирским тоном, разгоняя остатки тумана в голове.
Все три вопроса был заученной мантрой, вбитой в подкорку каждодневными тренировками. Они звучали и при утреннем пробуждении, да и вообще при любом возвращении мозга из дрёмы.

- Кто есть Великий навигатор?
- Он есть цель. - ответил голосу Игнат и полностью пришёл в себя.

Слова формулы отгремели, оставив в душе уверенность в собственных силах, собранность и предельную ментальную концентрацию. Иначе и быть не могло, старый учитель Руфус вбил эту установку в голову ученика намертво, ибо дело своё знал туго. Теперь, обычные мысли наконец ворвались в голову, но они уже не могли быть паническими или беспорядочными:

Что произошло?
Почему так больно?
Почему я не могу пошевелиться?
Даже глаза открыть не получается!

Игнат попытался прокрутить в памяти последнее воспоминание: заходящее на горизонте солнце, пыльная дорога пустоши, усталость от двенадцати часового перехода, в правый ботинок попадает мелкий камушек, он наклоняется что бы снять обувь и вытрясти мешающий идти раздражитель. Тьма. Но за мгновенье перед тьмой, было ещё что то, что то чего он просто не успел тогда осознать. Обоняние уловило какую то вонь. Отдаленную вонь давно не мытого тела. Да ещё зрение, самым краешком уловило вспышку разрядника блеснувшую из за гряды валунов, метрах в пятидесяти справа.
Ага. В меня стреляли. Целились видимо в голову, но я наклонился и заряд пришёлся вскользь. Я потерял сознание. Отсюда ответ на второй вопрос: "почему так болит голова?" Да от попадания сгустка энергии!

Я могу мыслить - значить критическим попадание в голову не было. Или было? Почему я не могу пошевелиться?

Игнат прислушался к непослушному телу. От кончиков пальцев рук - по локти, он ничего не чувствовал, вообще. Как будто рук не стало. От самих локтей пульсирующей волной шла нестерпимая режущая боль. А ещё он не чувствовал ступней, зато ноги выше ступней горели так, словно в жилах циркулировал жидкий огонь. Сквозь звон в ушах вновь послышались еле различимые слова:

- А я те говорю шта ступни запеченный в углях самое то! Разве токма подкопченные с пряными травами руки им не уступают. Этому мальцу не больше четырнадцати оборотов; мясо нежное, само будет отваливаться от кости. Схарчим мальца и ты сам поймёшь. Ох, жрать то от этих базаров ещё больше хотца.

Игнат похолодел. Каннибалы!

На него напали каннибалы в трёх днях пути от цели. О великий создатель! Они отрезали ему руки и ноги! Но самое страшное не это. Он не дойдёт до цели - вот что страшно! Не сможет выполнить завет отца. Никогда не узнает правду. Вместо этого его, ещё живого будут потихоньку разделывать как свиную тушу. Отрезая небольшие куски от плоти и прижигая или стягивая жгутами оставшееся от конечностей обрубки, что бы он не изошел кровью и не умер раньше времени. Что бы мясо не испортилось. Жара в здешних местах жуткая, а ледника у каннибалов конечно же нет. Игнат мысленно завыл. Завыл жутко, до зубовного скрежета сжимая стиснутые челюсти. От этого усилия в голове потемнело и он вновь потерял сознание.

-Кто я?
-Игнат Элоди.
-Кто я есть?
-Я есть Великий Навигатор.
-Кто есть великий Навигатор?
-Он есть цель

Игнат вновь пришел в себя.

- Да не такое уж оно и нежное, мясо то. Худой он как и все подростки и жилистый прямо на удивление.

Похоже в этот раз без сознания он пробыл минуту-две, не более.
Выжить. Как угодно - но выжить! Что будет дальше сейчас не важно, сейчас важно отсрочить смерть. Открыть глаза. Игнат напрягся принуждая непослушные веки открыться. Арх! Чудовищное усилие благодаря которому чуть дернулось веко правого глаза. Открыть глаза! Игнат собрал всё отчаяние и всю душившую его сейчас ярость и помножил это на решимость оставшуюся после проговоренной формулы.

Открыть глаза! Сейчас же!

Сквозь багряное месиво опущенных век проступил солнечный блик. Вновь усилие до зубовного скрежета. Правый глаз приоткрылся узкой щелочкой. Несколько секунд пришлось привыкать к свету. Затем мешающие радужные круги стали блекнуть и наконец стали проявляться образы. Игнат увидел горы и ещё не севшее за них солнце. Только вот виделось все вокруг сейчас перевернутым снизу вверх. Солнце поднималось, скрывшись до половины за торчащие зубцами вниз горы.

Ничего не понимая Игнат попытался покрутить шеей что бы увеличить поле обзора. Минута ушла на то что бы онемевшие мышцы шеи смогли повернуть взрывающуюся болью голову. Из груди чуть не вырвался радостный возглас. Игнат висел вниз головой привязанный за ноги длинной бечевой захлестнушейся вокруг стоп. Ноги были на месте, просто затянувшаяся петля пережала кровоток и босые ступни затекли до синевы, потеряв чувствительность. Веревка врезалась глубоко в кожу по ощущениям создавая полную иллюзию ампутации. Руки тоже были на месте, просто они были стянуты за спиной, наверное такой же веревкой.
Создатель, Слава тебе вечная! Я цел.

"Пока что цел" - поправил себя Игнат и стал напряженно размышлять.

Раз Солнце всё ещё не скрылось за горами, то выходило что в отключке Игнат находится не столь долго. Уж никак не больше часа. Арх-х! Если он провисит так ещё, то ноги и вправду будут все равно что отрезаны. Ткани попросту отомрут и ноги только и останется что отрезать. А чуть позже, провиси он дольше, разорвутся сосуды в голове или он задохнеться от отека гортани.
Арх-х! Игнат сфокусировал взгляд единственно приоткрытого глаза на картинке вокруг себя. До выстрела лишившего его сознания, он шёл по пыльной, грунтовой тропке петляющей между невысокими холмами прерий. На горизонте тогда были горы, а из растительности вокруг лишь жухлая трава да низкий колючий кустарник разбросанный кой где на местности. Сейчас же, вокруг высились каменные склоны, тут и там чернели крупные валуны, нагромождение камней и кучи каменного крошева. Очень похоже на старую каменоломню. Метрах в десяти справа от Игната, горел небольшой костер. У костра сидело двое. Именно их спор и долетал временами до слуха Игната.
 

-Да я за свою жизнь перепробовал столько яств, что тебе мой мой скудоумный, в жизни и не вообразить. В бытность свою, на службе у светлейшего корфюрста, мне доводилось лакомился объедками с его стола. Мне есть с чем сравнивать. Уж поверь. И ответственно тебе заявляю тушеный рулет из этого мальца, будет лучшим что вообще возможно отведать на этой планете.

Чрезмерно толстый, низенький человек произносивший эти слова, сидел правым боком к Игнату. Одет он был невообразимо странно. Правая нога толстяка была обута в грязный шахтерский ботинок, левую ногу украшал расстегнутый женский сапог из некогда розовой кожи. Поверх черных, истрепанных и дырявых брюк, были одеты грязные шорты неопределенного цвета. Куртка представляла собой жилет с пришитыми рукавами, причем рукава были разного цвета так как взяты были с разной одежды. Нижняя половина лица толстяка, с обвисшими бульдожьими щеками была размалевана белой краской. Присмотревшись Игнат понял, что издали этот рисунок должен был напоминать ощерившуюся пасть с огромными клиновидными зубами. Видимо по мнению людоеда, человек увидев подобное - должен был цепенеть от ужаса.

- Тю-ю, (протянул второй собеседник), ну жрал ты помои шо собакам не достались. И что-й с того? Ничой-то ты не понимаешь. Самый значиться вукусный кусман срезается с заду, та со стоп сама ву-куснота.

Второй из говоривших был выше толстяка, и значительно его худее. Рассмотреть его лицо не получалось, он сидел к Игнату спиной. Одет он был и вовсе в лохмотья, изодранные до той степени, что определить фасон этой когда то одежды сейчас не получалось. Оборванец выражено шепелявил, и можно было с уверенностью предположить что во рту у него не хватает половины зубов.
Оборванец время от времени наклонялся к костру и производил какие то манипуляции которые Игнат рассмотреть не мог, спина каннибала мешала обзору.

Угу, а вот и разрядник из которого Игнату прилетело в голову. Допотопное оружие с массивным прикладом стояло прислоненное к камню, по правую сторону от толстяка.

Их только двое здесь? Игнат хотел повернуть шею чтобы осмотреться дальше, но толстяк стал время от времени посматривал в его сторону и заметь он что Игнат очнулся, кто знает как будут развиваться события дальше.
Нужно в первую очередь определить сколько ещё каннибалов здесь находиться и лишь затем что то решать.

Ну что же, начнем пожалуй. Игнат закрыл глаз и сосредоточился на дыхании. Ему нужно было войти в состояние транса, состояние психосенергии, когда все чувства восприятия многократно усиливались дополняя другу друга. Процедура базовая, отработанная тысячами и тысячами повторений, но беснующаяся боль в голове так отвлекала... Вот где пригодились жестокая наука наставника! Игнату приходилось уже входить в транс и под ударами палки наставника, и под жужжанием пуль над головой, выпущенных из портативного рельсотрона.

На тренировках наставник заставлял его стоять часами на одной ноге под ледяным дождем, бежать до изнеможения, задыхаться погружаясь в воду на две минуты и более - и в любом состоянии Игнат должен был уметь войти в нужное состоянии транса - хоть лежа, хоть стоя, хоть вниз головой. И хотя, учитель ни разу не подвешивал его на режущем кожу шнурке за ноги, хотя никогда его голова под напором прилива крови не болела так сильно, Игнат не сомневался что сумеет сделать это и сейчас.

Вдох. Пауза. Выдох. Пауза. Сосредоточение пришло на третьем выдохе. Поток воспоминаний прервался. Мысли остановились. Время замедлилось. Все нужные чувства необычайно обострились: вкус, обоняние, слух, осязание.
Пора действовать. Игнат быстро прошел сканером сосредоточенного внимания по телу. Стук сердца: неровный, рваный ритм. Выровнять ритм, замедлить удары. Мышцы. Игнат привычно послал ментальный запрос. Отклика почти нет. Мышцы не слушаются. Вернемся к ним позже. Дальше. Игнат стал обшаривать окружающее пространство всеми органами чувств, (кроме зрения), постепенно расширяя поле обзора. Малейшие колебания звуковых волн подхватывались органами слуха, обоняния улавливало самый тонкий шлейф запахов, тактильные ощущения передавали вибрацию окружающего мира - всё это воспринималось со скоростью мысли и переводилось мозгом в понятные для сознания зрительные образы. Наверное так же видят ночной мир летучие мыши.

Виброаккустические волны стекались к Игнату со всех сторон. Запахи приносил ветер. Стоило только наводить луч внимания на нужную точку и правильно расшифровывать их. Вначале прощупаем ближний круг. Во рту привкус крови и сухость. Легкое дуновение теплого ветра, по левой щеке. Теплый воздух безвкусен. Ветер несёт невесомые песчинки тыкающиеся в щеку и кислый мускусный запах. Это не запах животного или человека. Слишком кислый. Источник запаха совсем рядом. Что это пока непонятно. Не задерживаясь Игнат стал изучать окружающее пространство дальше.

Скрип веревки захлестнувшей ноги. И легкое поскрипывание ветки через которую переброшена веревка. Шелест веток дерева сверху. Листвы нет, дерево сухое. И странный, скребущийся звук от ствола самого дерева на которое подвесили Игната. Звук был совсем тихий. Словно.. словно миллионы мелких щетинок полировали поверхность дерева. Мускусный запах похоже исходит оттуда. Странно.. Что же это? Ладно, пока идем дальше. Теперь исследуем средний круг радиусом до 30 метров.
Игнат не прерывая транс расширил границы обострившегося восприятия. За спиной, по направлению на семь часов от Игната слышен тихий металлический стук в такт порывам слабого ветра. Натужное поскрипывание натянутых тросов. Запах машинного масла, смешанный с запахом керосина - совсем слабый, почти выветрившийся. Что это может быть? Какая то старая техника. Возможно подъёмник или кран. Дальше. Игнат аккуратно переводил фокус внимания по часовой стрелке, тщательно вслушиваясь, внюхиваясь, ловя малейшую вибрацию, и даже пробуя воздух на вкус.

Двенадцать часов от Игната. Пеленг спаянных чувств уперся в костёр людоедов. Треск сухого дерева. Звук закипающей жидкости в металлической ёмкости, (котелок с похлёбкой?). Дыхание каннибалов: хриплое, прерывистое и поверхностное у одного, (это видимо толстяк, объемные запасы жира на талии мешают сокращаться диафрагме) глубокое низкое у другого. У того что дышит ровно, (худого оборванца) урчит в животе. Игнат услышал скрип суставов когда, оборванец зашевелился. Послышался скрежет металлического предмета о края емкости с водой и хлюпающий звук, (мешает ложкой в котелке?). Снова сильный скрип суставов, болезненное кряхтение. Ага, у худого деформирующий артроз суставов. Значит у него слабые руки и быстро бежать он не сможет - сделал себе зарубку в памяти Игнат.

Игнат повел пеленгом дальше. Шелест песка по поверхности камня. Шорох катящегося перекати-поле, (звук привычный любому обитателю пустошей). Тишина. Тишина. Ничего важного больше. Что же, расширяем круг восприятия максимально возможно - до восьмидесяти метров. На десять часов от Игната ветер трепал кусочек полиэтиленового пакета видимо за что то зацепившийся. Оттуда же доносился стойкий аромат горьких трав и сильный шлейф застарелого дыма. Похоже на коптильню. "Значит жить осталось не так уж и долго": безэмоционально отметило погруженное в транс сознание. У каннибалов нет ледника, но у них есть коптильня. Пеленг двинулся дальше. На девять часов от Игната бег какой то маленькой рептилии (пустынный геккон?), закончившийся хрустом и чавканьем одновременно с писком псевдокузнечика. На восемь часов от Игната шелест большого полотнища, (палатка? навес?) от которого доносится разномастный запах человеческого пота.

Звуков дыхания или сердцебиения не было. Стало понятно что в радиусе как минимум ста метров, кроме парочки у костра, живых людей больше нет. Но запах от (навеса?) подсказывал что в лагере обитали не меньше десяти человек. Игнат расчленил идущий оттуда запах на десять характерных различий: у одного из живших здесь почки практически отказывали и запах был с явным оттенком мочевины, у другого вырабатывается слишком много тестостерона и запах тошнотворно животен. Мозг мгновенно анализировал и вычислял эти различия. Да, не меньше десяти, может больше. Но сейчас в лагере лежала лишь одежда или спальники этих десяти. Получается большинство обитателей лагеря сейчас отсутствовали. Кроме тех двоих каннибалов у костра. Игнат вышел из транса и вновь осторожно приоткрыл глаз. Те двое сидели в прежних позах.
Что делать?

Есть ли у него хоть малейший шанс на спасение?

Есть ли? Игнат горько про себя рассмеялся. Его подвесили как овчина за задние лапы, связали руки за спиной, мышцы затекли до бесчувственности.

Игнат ничего не мог предпринять, только болтаться на это веревке ожидая мучительной смерти.
Самое бесполезное что Игнат мог сделать сейчас так это начать молить о милости каннибалов или обещать им золотые горы за своё спасение. Они поди такого уже наслушались..
Паника, отчаяние, ужас вновь стали подступать выдавливая из сознания всякую возможность мыслить рационально.

- Вода закипела (послышался голос худого оборванца) поду отрежу кусманчик от мальца на бульончик. Скоро все возвернуться, порадуем артель свежатинкой.

- Поди, поди. Да захвати сразу ведро, что б кровь ему слить. К ночи похолодает, как раз и закоптим.

У Игната всё оборвалось. Сейчас грязный оборванец подойдёт к нему на своих скрипящих суставах, схватит за волосы левой рукой выворачивая голову назад, а правой с сильным нажимом проведет клинком по шее глубоко рассекая податливую плоть. Удерживая агонизирующее тело ровно над ведром оборванец будет ругаться что малец замарал его брызжущей кровью. Ворча и сыпля проклятиями, не дожидаясь пока Игнат умрёт, он жадными руками споро срежет с ещё агонизирующего тела нужное количество плоти, и к Игнату в корчах и муках придёт вечная пустота.

Вдох. Пауза. Выдох. Пауза. К демонам вас грязные твари! Я не уйду в долину тени как скот. Вдох. Пауза. Выдох. Пауза. Время стало замедляться. Вдох. Пауза. Выдох. Пауза.

Эмоции ушли. Боль разрывающая голову усилилась благодаря обострившемуся восприятию, но стала какой то чужой, отстранённой. Игнат перевёл свои стократно обострившиеся чувства на двух каннибалов. Игнат слышал как заскрипели разгибающиеся ноги у тощего оборванца: тот замедленно стал подниматься от костра. Действовать нужно быстро, очень быстро. В очищенной от эмоций голове мысли понеслись с утроенной скоростью. Быстрый анализ ситуации: имеются две смертельные угрозы причем обе представляют одинаковую опасность. Идущий к нему сейчас оборванец с ножом равно опасен толстяку у которого по правую руку стоит разрядник. Даже если я смогу нейтрализовать подошедшего на близкую дистанцию оборванца, толстяк сможет с безопасной дистанции выстрелить в меня. Плохой исход. Единственный выход нейтрализация обоих одновременно. Оборванец сам подойдёт ко мне, и дальше... Дальше будет видно, но как нейтрализовать толстяка? Как?

"Ну вот и посмотрим, насколько хорошо я усвоил секретные уроки наставника Руфуса": подумалось Игнату. "Псионика" - ряд дисциплин связанных с управлением материи окружающего мира силой ментальной энергии. Нельзя сказать что Игнат добился ощутимых успехов в ней. Увы, одного рвения было мало, слишком многое зависело от физиологии мозга. Говорят что люди жившие до Великой войны не имели псионических способностей вовсе. Для них морфогенетические поля, кинестетика, (телекинез), телепатия были лишь фантастической выдумкой из вымышленных историй. После войны уже минули столетия, лик земли изменился, как изменились и её обитатели. И хотя внешне эти отличия были малоразличимы, аномальные изменения внутренних органов все же встречались. Мутация же лобных долей мозга, позволяющие применять псионические способности была ещё большей редкостью. Настолько редкой, что инквизиция тщательно следившая что бы запрещенная, (под страхом мучительной смерти), псионика не распространялась среди мирян, находили в год не более одного-двух человек имеющих дар псионических способностей. Да и то, эти бедолаги, (которых сжигали потом на костре перед храмом), умели разве что горошину в воздух поднять. Игнат не мог даже этого.

 

И всё таки он попытается воспользоваться тем мизером, которым с трудом овладел за три года тренировок.
Игнат прервал поток мыслей и полностью сосредоточился на сидящем у костра каннибале. Сейчас ему мог быть полезен только слух, а потому Игнат отрубил все остальные органы чувств. Мозг сосредоточенный на слухе стал улавливать малейшие колебания звуковых волн исходящих со стороны жирного тела, одновременно отсекая все прочие звуковые раздражители. Исчез шум ветра, шелест песка, исчезли все звуки мира кроме тех что интересовали Игната. Краем сознания проскочила мысль что никогда прежде, ни на одной из тренировок его мозг не работал на таком уровне восприятия. Изучая толстого, Игнат слышал биение уже порядком изношенного сердца. Слышал скрип митрального клапана и гул с которым кровь после каждого удара расходилась по аорте, легкий свист с которым кровь продавливалась по артериям, и почти не различимый шелест проходящих по капиллярам струек не толще волоска - всё это мозг воспринимал отчётливо, тут же рисуя в воображении развернутую визуальную картинку слышимого. Не тратя времени Игнат сместил узконаправленный луч акустического внимания вверх и принялся тщательно сканировать главные, кровеносные сосуды поднимаясь все выше к голове, пока не остановился в области основании черепа.

 

В этом месте, называемым в древних книгах Веллизиевым кругом всё было буквально пронизано разветвлениями артерий разного диаметра. Отсюда крупные артерии как реки разветвлялись на многие протоки и разносили кровь по разным отделам мозга. Игнат тщательно сканировал эту небольшую область, прослушивая поочередно небольшие участки сосудов. Ровный гул жидкости продавливаемой из более толстых артерий в более тонкие. Норма. Норма. Норма. Стоп. Стоп! Есть. Какая то аномалия. Здесь, в довольно толстой артерии питающей ствол головного мозга, присутствует аномальный звук, отличный от ровного гула. Какое то завихрение крови. Свист на пол тона ниже, как будто артерия имеет карман, утолщение. Аневризма? Аневризма! Вздувшийся сосуд с истонченной стенкой готовый вот-вот разорваться! Подумалось: "а жирный то - не жилец, аневризма в конце концов лопнет вызвав кровоизлияние. А нельзя ли ей помочь лопнуть прямо сейчас?"

Несмотря на полное эмоциональное отключение, губы Игната сами расползлись в хищную усмешку. Одним мгновением проскочило яркое воспоминание. В десятый день рождения Игната, во время очередной тренировки наставник поставил перед усталым учеником песочные часы. Указывая на сыплющиеся песчинки коротко приказал: "сдвинь в сторону". Игнат посмотрел тогда так, как будто Руфус приказал ему совершить святотатство. Хотя почему "как будто"? Только адепты церкви и аристократы, (те из них кто имел предрасположенность), имели право учиться использовать Божественную силу телекинеза. Говорят Первый Инквизитор мог самолично казнить грешника вывернув его наизнанку, буквально..
Игнату понадобилось два года упорных тренировок что бы научиться немного отклонять тоненькую струйку песка. Ещё год ушел на то, что бы научиться силой мысли сдвигать со столешницы горчичное зерно находясь от него в двух метрах. На последнем уроке Игнату удалось пошевелить небольшую горошину с пяти метров. И у него тогда от напряжения, носом хлынула кровь.

До жирного каннибала сейчас было аж десять метров, и то что Игнат собирался сейчас сделать было много тяжелее чем сдвинуть маленькую горошины...

Но выбора не было - или Игнат сейчас сдаст очередной экзамен, или его съедят и переварят, при чем переварят не только его плоть, но и его великую цель.
Игнат не выходя из транса и продолжая фиксировать слухом каждое движение каннибалов сделал мысленное усилие.

Он мысленно представил что протягивает правую руку, и подобно хироманту погружает её в плоть каннибала, а затем двумя пальцами, аккуратно берется за вздувшийся, готовый лопнуть участок артерии. Удивительно, но пальцы связанной и онемевшей правой руки, действительно ощутили бугристый узелок. Фиксация. Мысленно сжав узелок покрепче, Игнат всеми фибрами души, напрягаясь буквально каждым нейроном потянул этот узелок на себя. Ничего. Узелок не сдвинулся ни на миллиметр. Воображаемые пальцы просто проходили сквозь препятствие как свет сквозь стекла. Игнат чувствуя что от напряжения он опять вот-вот потеряет сознание толкнул истонченную стенку сосуда от себя. Ничего.
Замедленное время донесло протяжный скрип ручки пустого ведра поднимаемого оборванцем. Ведра в которое скоро польется его Игната кровь.

Ещё одно усилие, ещё одно, ещё, ещё. Игнат мысленно сминал артерию, тянул её, толкал. Ничего не происходило. В реальном мире толстяк даже ничего не чувствовал. Скудные силы исчерпались. Сосуд не только не поддавался, но даже и не шелохнулся. Попытки бесполезны. Пришло время умирать.
Игнат понял всю бессмысленность своих усилий, контроль на трансом ослаб и в его голову стала просачиваться, нет не отчаяние - слепая холодная ярость. Игнат никогда не испытывал подобного чувства, даже когда его забивали до смерти на рынке в Нью-Лондоне, даже когда его пытались кастрировать бродячие компрачекосы. Игнат уже никогда не узнает о том, кем были его родители, никогда не станет Великим Навигатором. Уже никогда. Последняя мысль просто ввела его в исступление.

Тощий оборванец уже шёл к нему, Игнат слышал хруст его больных суставов и скрип ведёрной ручки.

Вопреки ворвавшимся в процесс транса эмоциям, Игнат не утратил обостренного восприятия. Напротив, словно ядерное топливо, душившая его ярость воспламенила все психические процессы. Это было против всех правил, эмоции всегда срывали наведенный транс, но сейчас это по необъяснимой причине работало. Игнат всё ещё мысленно держа артерию толстяка, внутренне вопя от разрывающей его ярости рванул артерию на себя. Пальцы ощущая сопротивление потянули вздувшуюся аневризму, и... Сосуд лопнул! Игнат услышал как кровь могучим толчком выплеснулась в ткани мозга толстяка, зашумела как вода прорвшая плотину. Кровоизлияние в мозг, или как сказал бы старый наставник - геморрагический инсульт. Игнат отметил как толстяк тихо охнул и осел держась руками за голову. Он уже покойник хоть ещё и не осознал этого. Экзамен по кинезису сдан с отличием.
Но праздновать некогда. Тощий оборванец уже рядом, скрип ведра и суставов раздавался в считанных метрах. Быстрее. Что то надо делать! Игнат стал аккумулировать всю колотившую его сейчас ярость скручивая её мысленно в маленький огненный шарик.

"Бац" - с пустым звяканьем ведро брякнулось о землю и послышался шелест клинка ножа вынимаемого из ножен. Нужно больше времени, хотя бы ещё немного времени. Наведенный транс ушёл. Просто не осталось сил. Последний их остаток уходил на то что бы удерживать бесполезную сейчас ярость в узде.

Игнат открыл рот, в горле пересохло, язык распух и шевелился непослушным бревном. Проталкивая через силу непослушные слова Игнат прошептал: "я зак.. закопал.. лу..лу-у-учевой импульсник.. там..".

Игнат понимал что слова не должны были быть похожи на ложь, потому не стоит говорить о деньгах, драконьем хрустале или о чем то ином, слишком ценном, чего у пацана четырнадцати лет путешествующего по пустошам в одиночку просто не может быть. А вот импульсник хоть и довольно распространенное оружие, но все же в достаточной степени ценное что бы заинтересовать каннибала. Тем более что кобура от импульсника у Игната была, он в ней хранил рекомендательное письмо.

- Ух, ты. Смотри ка, Бран. Малец то ещё трепыхается.

Костлявая рука цепко схватила Игната за волосы сзади, и вывернула ему голову вверх.

- А-а, я ж говорил что он жилистый - голос Брана-толстяка стал неразборчивым, он растягивал слова словно был пьян. - Ре-е.. Режь уже его да пойдём, а то у мня.. голва, го-ло-ваа разболе-е-ела... Последние слова толстяк закончил стоном.

Игнат с трудом приоткрыл глаз и увидел над собой лицо оборванца. Неопределенного возраста, бугристое, морщинистое, покрытое кратерами оспин как луна после ядерной бомбардировки. Оборванец насмешливо щерился.

- Дык чо ты говоришь там закопал, небось россыпи драконьих слёз?
- Импуль.. Импульсник. (Игнат протянул это еле слышно).
- Мила-а-ай, врёшь поди, помирать не хочешь. Небось таскал пустую кобуру заради понту.

Оборванец одним движением вспорол рубашку Игната обнажая спину.

- Вот отседова и срежем на бульончик то...

Затем приставил клинок к горлу Игната и подняв глаза к небу совершил своеобразную молитву

- Не мы таки, жизня така.

Когда он опустил глаза, Игнат увидел в них свой приговор. Совершенно пустые, равнодушные глаза живодёра. Игнат быстро затараторил.

-Я закопал импульсник. Ц-18. Батареи хватит ещё на пол года. Место приметное. Дай десять секунд помолиться Создателю, потом я расскажу где закопал и режь меня.

Рука оборванца уже вдавливающая нож в кожу шеи остановилась.
- А-а, ну тады даю тебе десять секунд. Сделка, так сделка малец. Токма смор-р-ри, ежели обманешь, я твоим черепом потом буду нужник чистить. А ежели и взаправду найду импульсник, я твои косточки схороню честь по чести, не сумневайся.

Ах, как важны эти десять секунд! Целая вечность! Не тратя времени на ответ он сосредоточился на так долго аккумулируемой ярости. Концентрированная и холодная, ярость была спрессована в ослепительную огненную точку, ещё немного и она взорвётся как сверхновая звезда выжигая из Игната разум. Не хотелось бы умирать безумной истеричкой - подумалось вскользь. Закрыть глаза. Вдох. Пауза. Выдох. Пауза. Паузы приходилось делать короткими и от того полного погружения не вышло, да и ментальная сила Игната истощилась почти полностью. Он вновь послал сигнал деревянным мышцам. Никакого отклика. Вновь и вновь с тающей надеждой Игнат посылал импульсы в затекшие, непослушные, скрученные судорогой мышцы, стараясь добиться хоть какой то реакции. Все чего он смог добиться, так это слабой, почти не ощутимой дрожи в спине и мышцах пресса. Мышцы отказывались сокращаться.

- А-а - Игнат буквально остервенел. Проклятое тело! Слабая проклятая плоть! Дрожишь? Мало тебя истязали тренировками, мало тебя били и резали, унижали все кто ни попадя! Дрожишь, ну так подожди, я заставлю тебя дрожать больше!
Он мысленно сжал пламенеющую в душе точку ярости, и от неё по всему телу стало распространяться тепло. Тепло проникало во все ткани прогревая мышцы и сухожилия подобно тому, как прогреваются ракетные дюзы перед стартом звездолёта.

- Твоё время вышло малец. (Слова оборванца были слабо растянуты, всё же транс был слабым). Ну чё малец, где закопал то импульсник?
- Закопал... под.. там ещё.. эта.. росла...
- Чаво? Чаво росло?
Голос Игната был еле слышным, и оборванец удерживая его за волосы наклонился чуть ниже.
- Где говоришь закопал?
"Ниже, склонись ещё ниже" - думал Игнат и совсем уж тихо проговорил:
- Там ещё ос.. ос.. ос..
- Чаво "ос"?

Оборванец нагнулся к Игнату ещё ниже всё ещё удерживая его за волосы. Зловонное дыхание и голос были всего лишь в полуметре от Игната. Даже в слабом режиме транса Игнат отчетливо представил его место положение. Взглянул в последний раз на сверкающую в его мысленной проекции, видимую лишь ему огненную точку Игнат отпустил контроль. Точка взорвалась. И время остановилось.

Игнат ослеп в первое же мгновение, он уже ничего не видел, не слышал, не чувствовал. Бешеное пламя бушевало в его голове и он лишь старался перенаправить эту безумную энергию по нервам к нужным ему мышцам. Это был контролируемый приступ эпилепсии. Когда у эпилептика, даже ребенка, случается припадок, его в бесконтрольной корчи с трудом могут прижать к полу даже здоровые мужчины. Неимоверная сила! При чрезмерных спазмах скелетной мускулатуры люди порой ломают свои же кости...
Импульс ярости преобразовавшейся в потенциал действия устремился к нужным группам мышц. Игнат выгнулся дугой прогибаясь в спине столь стремительно, что за этим не уследил человеческий глаз. И сразу же, сокращением брюшной мускулатуры он рванулся к тому месту где как представлялось находилась голова оборванца. Зубы рванули встреченное на пути препятствие, смыкаясь как гидрокусачки и без малейшего усилия выгрызая что то теплое и податливое. Игнат открыл глаза.

Оборванец отшатнулся от Игната, в его глазах горел панический ужас. Сквозь пальцы правой руки прижатой к ране на шее, толчками хлестала кровь. В другой руке были клочки волос вырванные с головы Игната. Нож валялся метрах в двух справа. Зажимая рану и пятясь, булькая и свистя разорванной трахеей оборванец тыкал в Игната пальцем силясь что то сказать толстяку. Но толстяк и сам всё видел, только вряд ли уже что то понимал. Внутричерепное давление в его голове повышалось с каждой секундой мешая мозгу правильно функционировать. Его левый глаз вращался в глазнице, правый же налитый кровью, застыл вместе с опущенной как будто неживой правой частью лица. На губах уже выступала пена. Толстяк всё же попытался потянуться к разряднику, но завалился вбок, прямо в костёр опрокидывая закипевшее варево и его тело стало сотрясаться в конвульсиях.

Пятящийся от Игната оборванец, осел на непослушных уже ногах. и некоторое время пытался удержать хлещущую из него жизнь двумя руками. С ужасом в стекленеющих глазах он пытался обеими руками удержать хлещущую из раны жизнь. Меньше десяти секунд ушло на то что бы исходящее от него бульканье и сип утихли, а руки безвольно опали. Тишину нарушал лишь хрип впавшего в кому и поджаривавшегося на углях толстяка. Игнат сплюнул чужую плоть, подумалось: судьба все таки та ещё ироничная штучка - они хотели меня сожрать, а в итоге я сам откусил от одного кусок, а другого зажарил заживо. Но времени философствовать не было. Он всё ещё болтался в петле и если не снять себя с веревки немедленно, то скоро Игнат повторит судьбу толстяка. Сосуды в голове долго не выдержат.

В пылу ментального боя Игнат забыл о боли, но сейчас она вернулась. Да ещё и усилилась так, что хотелось разбить голову о камни. Тело обмякшее после направленного эпилептического припадка было обессилено. Все запасы энергии, все внутренние резервы Игнат исчерпал. Даже переполненный силами, цирковой акробат будь он сейчас подвешен вместо Игната - не смог бы освободиться. Тут не было никаких вариантов. Почти никаких. Игнат закрыл глаза.
Вдох. Пауза. Выдох. Пауза. Трехкратное повторение немного замедлило восприятие времени, но обессиленный мозг уже не мог обрести полное сосредоточение. Жалкая тень обычного тренировочного транса. И всё же этого должно хватить. Игнат сразу же перевёл луч сконцентрированного внимания на дерево на котором был подвешен. Дерево было старым, толстым, (в три охвата) и очень высоким. Игната попробовал переместить сканер сверхъестественно обострившегося слуха в глубь ствола. Туда, откуда исходил кислый мускусный запах, туда откуда слышался шелест бесчисленного сонма щетинок. Игнат уже догадался что являлось источником звука и запаха. Термиты.

Когда то на рынке в Нью-Лондоне Игнат слышал рассуждения одного книгоноши из библиотерриума, о том что после Всепланетарной войны почти все животные в той или иной степени мутировали и лишь насекомые практически не изменились. Книгоноша был конечно же не прав. Игнат не знал жили ли в старом мире к примеру мотыльки-кровососы, но тот же жук-мягкотелка размером с собаку, могущий своими жвалами легко перекусить ногу взрослому человеку уж точно вряд ли обитал тогда.
Вот и термиты наверняка изменились. Были ли они и раньше плотоядными, и выгрызали ли место для своей колонии в древесине, Игнат не знал. Сейчас его вообще мало интересовали такие вопросы. Лишь один вопрос был важен. Вопрос, ответ на который означал жизнь или смерть звучал так: "смогу ли я заставить этих мелких пожирателей падали перегрызть веревки связывающие меня?" Игнат попытался провести луч обостренного внимания вглубь ствола дерева.
А-арх! Внимание все время рассеивается.

Транс слишком слаб.

"Если ты не сможешь этого сделать, то сдохнешь" - сказал себе Игнат: "сдохнешь, и все было напрасно"
Пробуем ещё раз. Спокойно, спокойно. Игнат повторил попытку.
Наконец что то стало получаться. Игнат, "увидел" в своём сознании ствол дерева в разрезе. Наверное дятел выстукивая пустоты в древесине так же "видит" в своей голове местоположение вкусных и жирных личинок. Игнат же погружалуч своего обостренного восприятия вглубь высохшего дерева, видел в своём сознании переплетения лабиринтов ходов и тысячи снующих по ним насекомых. Некоторые из них достигали длины в мизинец Игната, иные были не больше ногтя.
Среди всей этой мешанины снующих туда сюда насекомых не было ни одного "праздношатающегося" термита. Каждый рабочий, каждый солдат этой маленькой коммуны двигался с чётко поставленной целью. Термиты-фуражиры, тянули лапу песчаной ящерицы куда то вниз, в основания дерева, где глубоко среди корней была обустроена кладовая. Термиты-солдаты бегали по тесным, сообщающимся с поверхностью ходам одновременно патрулируя и нагнетая своими телами свежий воздух в глубь колонии. Термиты-воспитатели тянули белесые, продолговатые яйца в инкубатор.

Игнат проследил откуда начинается путь яйценосов. В глубь ствола, выше, ещё вглубь. Да. Нашёл. Вот оно - святая святых колонии. Центр управления и жизни термитника. Матка. Огромная особь, размером с человеческую руку, давно утратившая возможность передвигаться, была сосредоточением жизни этой колонии. Матка порождала жизнь, ежеминутно откладывая яйца, она же и управляла колонией. Разум матки был сравним с разумом пятилетнего ребенка, а умение контролировать все процессы в термитнике, и притом управлять каждым термитом одновременно, и вовсе была сравнима с работой самого мощного довоенного компьютера.

Не знаю как организовывались термиты до изменения мира, (подумалось Игнату), но сейчас Матка управляла своими подданными с помощью телепатии. Телепатию как часть запрещенной для мирян псионики, Игнат тоже изучал. И увы, преуспел в этом ещё меньше чем в дисциплине телекинеза. Установить связь со сверхсложным человеческим мозгом ему никогда не удавалось, хотя наставник и истязал его как мог стараясь привить хоть что то. Все напрасно. Беда в том, что старый учитель и сам ничего не мог. Тут нужен дар от рождения и особым образом развитые лобные доли мозга. Редкость необыкновенная. Следствие войны и последовавших за ней череды сложных генетических мутаций. Игнат мог до посинения посылать сигналы и образы, но даже дети не воспринимали его. Взять под контроль протоцеребрум (примитивный "мозг") паука-ловца и внушить ему что он видит перед собой мошку - Игнат умел. Паук раз за разом кидался на несуществующую добычу, но все это, увы, уровень ярмарочных фокусников. Подчинить себе хоть малую группу термитов Игнат не сможет. Тем более он не сможет подчинить себе мозг разумной матки - весьма сложный и чуждый человеческому. Оставалось одно - договориться. Игнат сконцентрировался и попытался связать свои органы чувств, с органами чувств матки, и сразу же столкнулся с сильнейшим ментальным барьером. Матка обеспокоенно пошевелилась.

Игнат повторил попытку - и снова неудача.
- Ну давай же, давай!

Игнат мысленно представил дерево в котором находился термитник, и себя висящего на этом дереве, приложил к этому образу чувство беспомощности и абсолютного миролюбия, и отправил спрессованным сообщением матке. Какое то время ничего не происходило, затем вдруг матка нанесла ментальный удар стараясь подчинить себе Игната. Удар был подобен... попаданию очередной песчинки в щеку. Все же мозг человека, это тебе не "ганглий" (мозг) термита с усмешкой подумал Игнат. Матка затаилась в своём темном логове, а через пару секунд Игнат "запеленговал" небольшую группу термитов-солдат бегущих к одному из выходов из термитника. Этот выход, один из многих, находился чуть повыше ветки на которой подвесили Игната. Ещё несколько секунд и термиты уже забегали по веревке и по самому Игнату. Разведчики. Матка "видит" их глазами. А затем вдруг случилось чудо. Матка ответила Игнату. Ответ пришел в виде вопроса. Это конечно же не было слова или звуки, просто Игнат почувствовал пришедшую от матки эманацию озадаченности.

- Ага, значит ты хочешь знать почему я тебя побеспокоил?

Игнат тут же представил в ответ как куча термитов своими жвалами мочалят веревки на руках и ногах Игната. Некоторое время ничего не происходило, а затем ему пришел ответ. Гротескная картинка поразила Игната, в ней мир выглядел как бы через фасеточные глаза насекомого и был окрашен причудливыми шлейфами запахов. И всё же Игнат понял видимое вполне ясно. Матка прислала ему картинку в которой термиты мочалят своими жвалами самого Игната, и тащат его по кусочкам в просторную кладовую в корнях дерева.

Да что же вы меня все сожрать то хотите?!

Игнат быстро представил как термиты пытаются измочалить Игната, но не успевают, так как приходят люди живущие в лагере, враги, и Игнат рассказывает этим людям о опасном для них соседстве, и враги находят тщательно замаскированную колонию термитов и сжигают дерево. Когда Игнат прогнал эту картинку сквозь воображение, подкрепив соответствующими эмоциями, воцарилась тишина. Термиты бегающие по Игнату замерли. Поняла ли матка? О да! Она поняла! Ответом была ярость, дерево аж загудело от тысяч маленьких жвал щелкающих в унисон с жвалом Матки.
Затем всё мгновенно затихло и пришёл ответ выраженный все в том же чувстве вопроса.

-Ты спрашиваешь меня чего я хочу?

Игнат вновь быстро представил себе термитов разгрызающих веревки, затем людей которые пришли в пустой лагерь, затем (секунду подумав) Игнат представил себе как он убивает этих людей и стаскивает их всех к стволу дерева. И термиты перемалывая жвалами трупы набивают свою просторную кладовую пищей.
- У твоей колонии больше не будет угрозы от лагеря людей, у твоей колонии будет много, очень много пищи. Поняла ли?
Долгих десять секунд ничего не происходило. "Давай" - думал про себя Игнат: "давай же! Вариантов ведь только два. Вдруг дерево опять загудело и Игнат ощутил вибрацию. Ему уже не нужны были обостренные восприятия что бы понять что наверное все обитатели термитника бегут сейчас к нему.

Если матка достаточно тупа, то они сейчас накинуться на Игната и он пожалеет что его не прирезал каннибал. Утешало одно, те из оставшихся каннибалов которые скоро придут в лагерь с рейда, (то что они придут скоро Игнат не сомневался), увидев что на дереве болтается полу-изглоданный труп, сожгут дерево вместе с маткой, потому как такое соседство и вправду довольно опасно.
Термиты уже вовсю бегали по Игнату и пока ничего не происходило, Матка словно раздумывала. Уже тысячи насекомых сплошным ковром покрывали тело Игната, но пока не один жвал не коснулся его кожи.
Нервы были натянуты до предела.

- Ну же. Ну. Решайся! - проорал Игнат.

И вдруг, как по команде термиты разделились на две волны. Одна волна переместилась на руки Игната, вторая на ноги и веревку сверху. Ещё пять секунд ожидания, и веревка сверху пошла мелкой вибрацией. Термиты принялись жевать жвалами пеньковые волокна!
Когда до Игната дошло, что задумала Матка, он одновременно и поразился и разъярился. Поразился он хитроумности этой твари выбравшей из двух вариантов третий. Термиты не станут обгладывать его, термиты просто перемелют веревку на которой он висел, не освобождая при этом его руки. И Игнат не имея возможности сгруппироваться при падении, или выставить руки что бы смягчить удар просто свернет себе шею или разобьёт голову. Каннибалы найдут труп и подумают что веревка просто перетёрлась. В итоге, колония так и останется нераскрытой.

- Ах ты ж хитрая тварь!

Игнат быстро отправил Матке череду образов: веревка лопается, Игнат наклоняет голову к груди и падает на плечи, остается жив, дерево с маткой горит. Затем быстро ещё одна череда картинок: термиты освобождают руки Игната, освобождают ноги, он убивает ничего не подозревающих каннибалов и подтаскивает их ближе к дереву.

- Предложение всё ещё в силе - Проговорил про себя Игнат.

Термиты мочалившие веревку сверху остановились. Еще десять секунд нервного ожидания. Игнат почувствовал как жвалы термитов способные прогрызать ходы в твердой древесине дружно начали трепать веревки на руках.
Ву-у-ух - выдохнул Игнат с облегчением прерывая истощающий транс.

- Эй, Бран! Бран, Нафан где вас черти носят?! - крик раздался из за груды камней метрах в пятидесяти от костра. Занятый общением с Маткой, Игнат не почувствовал и не услышал приближения людей. Вот один из недостатков узконаправленного внимания!
- Быстрее, быстрее! Игнат мысленно подогнал работающих термитов. Создатель, неужели все зря?
- Да где эти бездельники забери их джин? Бран, твою мать почему я не чувствую запаха съестного? Почему никого нет на вышке? Я вас на ноль помножу!
- Быстрее же, быстрее!

Поздно. Они уже выходили из за камней, такие же грязные и оборванные как и оборванец Нафан над которым уже кружились мухи. Игната они не заметили лишь потому, что их взгляды были обращены к возвышающейся над карьером смотровой вышке, находящейся в другой стороне от Игната. В подступающей панике Игнат слабо дернулся, (откуда даже на это силы взялись?), раз, другой, третий. Треньк! Веревка на руках лопнула, а за этим сразу же пришло ощущение полёта. Термиты сделали своё дело.

Та-дах!

Игнат успел всё же выставить до половины бесчувственные руки, и даже успел сгруппироваться, но удар все равно был очень силён. Из носа валом хлынула долго стекавшая в голову кровь. Почти теряя сознание он сел и упираясь бесчувственными ногами, стал пятиться назад. Оказавшись на земле Игнат опять скрылся от взоров каннибалов за счет небольшой насыпи, но голоса были уже совсем рядом.

- Что то тут не так. Осторожно. Рассыпались все. Обыскать лагерь.

Игнат, сидя на заднице пятился спиной вперед, отталкиваясь непослушными ногами и руками и превозмогая дурноту. Только бы не потерять сознание. Только бы не потерять сознание.

Бум.

Игнат ударился спиной о что то железное. Повернулся глянуть. Это был корпус огромного карьерного крана, именно отсюда шёл звук натянутых тросов когда Игнат пеленговал местность. Перевернувшись на живот, Игнат быстро протиснулся между гигантскими гусеницами под ржавое днище. За годы что кран простоял без движения, гусеницы до половины осели в каменистую почву, и Игнат распластавшись под днищем не мог и головы поднять.

- Какого? Эй, Велижан, они здесь оба мертвые валяются.

Разбойники были уже у костра.
Игнат полз и полз в темноту пока не уперся головой в земляной вал. Здесь было прохладно и совершенно темно, лишь от входа в импровизированную пещеру пробивался слабый свет.
Откинувшись на спину и стараясь удержать хриплое дыхание Игнат балансировал на краю бессознания. А вот и хрен тебе, а не блаженное забвение. В затекшие конечности наконец пришла долго ожидаемая боль. Миллионами острых иголок вливалась она все более сильными волнами. Словно стая крыс острыми зубами пожирала те места где кровь не могла раньше циркулировать из за пережимавших конечности веревок. Игнат что бы не закричать уткнулся лицом в землю и стал грызть её извиваясь и суча ногами.
Иногда, сквозь целиком поглотившую его боль доносились голоса каннибалов.

- Ад их забери, чего тут произошло то?
- Кто их убил?
- Ищите, ищите.
- Так нет никого.

Игнату было всё равно сейчас - найдут ли его или нет, весь мир уменьшился до размеров терзающей его боли. И когда совсем рядом послышались голоса и шаги, Игнат просто зарылся лицом в рыхлую землю ещё глубже.

- Эй, Корбус, ну ка полезай под кран посмотри есть ли там кто?
- Да ты что, Велижан, а вдруг эта штука сейчас осядет ещё глубже и раздавит меня как жабу.
- Ты споришь со мной, Корбан?
- Нет, нет. Я уже лезу.
 


Свидетельство о публикации № 32139 | Дата публикации: 13:56 (10.03.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 120 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 5
+2 Спам
4 Klukva   (11.03.2018 03:29)
Прочитала на одном дыхании! Есть маленькие неполадки с пунктуацией, но они не отвлекают от сюжета. События прописаны динамично, чувствуется реалистичность этого постапокаллиптического мира, его история продумана логично и адекватно. Очень понравилось, обязательно прочту продолжение. Автор, спасибо вам за приятное чтение smile

+1
Захватывающе! Продолжайте в том же духе, интересно что будет дальше.

0
5 zorin   (11.03.2018 10:58)
Благодарю Вас за отзыв!

+1
2 kykyryky   (10.03.2018 16:24)
Уруру! Вначале о хорошем. 1) Мне как любительнице постапокалипсиса  оч. зашло: динамично,  яркие образы, интригующее начало. 2) Хорошо прописан экшн. 3) Неплохо описаны штуки с псионикой.  Я бы с большим интересом почитала продолжение. Из минусов - ошибки пунктуации. И чуть-чуть текст бы упростить. Но возможно что излишне придираюсь. А вообще автор большой молодец.  Буду отслеживать продолжения. Уруру, котики smile

0
1 kykyryky   (10.03.2018 14:44)
Уруру... Ух ты ж, ты ж... Любопытненько... Архи-любопытненько.. Обязательно прокомментирую попозже.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com