» Проза » Фантастика

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Оптимистический прогноз
Степень критики: нужна
Короткое описание:

турнир на ФНП, тур 3



Тянулся обычный вечер апокалипсиса, душный и тёмный, Кирилл к таким успел привыкнуть.
Мать возилась с ужином, готовясь к вечернему включению света: из кухни доносились удары ножа по разделочной доске. Да, вспомнил он, она ведь говорила, что раздобыла нечто съедобное, но скоропортящееся. В животе у Кирилла заурчало – с институтской кормёжки ничего не ел. Хорошо бы это было мясо…
Отец плескался в ванной, сдирал с воспалённой кожи очередную порцию активной пыли.
Дашка, похожая в мертвенном свете «северного сияния» на оживший труп, наклонившись над столом, шуршала упаковками лекарств.
 
– Смысл пересчитывать по триста раз? – хмуро спросил Кирилл, поднимаясь с кресла и подходя к окну. – Больше их от этого не станет. Или мать опять на еду меняла, угадал?
 
В вышине расползались цветные змеи, сплетаясь, растворяясь и вновь возникая. Обесточенный город тоже вносил свою лепту в иллюминацию: каждый выступающий шпиль светился тонкими ветвящимися разрядами. Надоевшая до одури смертоносная красота.
 
– Ага, меняла… – догнал его хрипловатый голос сестры, – радиопротекторы. Отдала две таблетки за полкилограмма печёнки. Дорого так всё… Киря, а тебе заплатят ещё, за исследования твои?
 
– Обещали. Сейчас напомню шефу, как электричество дадут. Если сеть опять не легла.
 
Дашка подошла и тоже уставилась в плещущееся пастельными красками небо.
 
– А мне Аня сегодня в универе такое рассказала! – сестра взяла долгую театральную паузу, но, так и не дождавшись ответа, несколько обиженно продолжила:
– У них дома кабельное работает, так вот, по телевизору говорили, что сделан, оказывается, оптимистический прогноз. Один учёный, я фамилию забыла, доказал, что вихрь частиц после резкого усиления должен иссякнуть. Определил, по каким-то параметрам, что это одиночный выброс звезды, пульсирующей с большим периодом, и вновь попасть в него один шанс к бесконечности. Киря, сейчас как раз такое усиление, его просто перетерпеть надо, и всё будет хорошо!
 
– Тоже мне, сенсация. Про это в первые дни кто только не талдычил, – фыркнул Кирилл. – Для меня здесь одна новость, что остались, выходит, среди этой публики больные на всю свою заумную голову, которые так и не сдались под напором фактов.
 
– Зря ты так, всегда надо в хорошее верить, – тихо ответила Дашка.
 
Как обычно, оставила последнее слово за собой. Кирилл, честно говоря, никогда с ней особо не спорил. И в этот раз предпочёл просто промолчать. Меньше проблем.
 
Над потолком затлела красная нить пузатой лампы накаливания. Моргнула раз, другой, и наконец, загорелась слабым жёлтым светом. Что делать, приходилось пользоваться такими. Современные, все из себя энергосберегающие, передохли в самом начале катаклизма.
 
На плиту с грохотом упала сковородка, и вскоре по квартире разнёсся божественный запах. Живот сразу чуть ли не судорогой скрутило, от предвкушения пиршества.
 
Ожил экран компьютера, и Кирилл вновь залез с ногами в кресло.
 
– Можно мне посмотреть, как ты работаешь? – Даша, с надеждой посмотрев на него, придвинула стул. В электрическом свете она больше не выглядела такой страшной. Обычная исхудавшая второкурсница, с короткой практичной стрижкой.
 
«Вполне здорова, по нынешним меркам, – сердито подумал он, – могли бы и взять. Блин, не забыть напомнить!»
 
– Я и так отвлекаюсь, свет вот-вот вырубят! Вон, иди лучше матери помоги!
 
Убедившись, что сестра скрылась в коридоре, он ввёл пароль. Настоящий интернет давно канул в небытие, вслед за сотовыми сетями, но примитивная почта худо-бедно работала. Судя по скорости, оставлявшей желать лучшего, связисты задействовали самые древние каналы, из лохматых телеграфных времён.
 
«Ура, есть ответ!»
 
Две верхние строчки – билеты в жизнь очередным его крестникам: «Диана Князева. Дмитрий Васильев». Адреса и паспортные данные.
И третья, долгожданная: «Этот рейс последний. С собой можно взять одну маленькую сумку»
 
«Ага! Сподобились, сволочи, – обрадовано подумал он. – Ещё и моих напоследок утвердили!»
 
Когда погас свет, он наощупь побрёл на кухню, к обречённым. Ужинать.
От радостного нетерпеливого стыда горело лицо.
 
«Хорошо, что темно!»
 
***
 
Рыжая Княжна – первый его объект – на первую пару не пришла, и он извёлся в ожидании. А вызванный к доске, нёс околесицу в красное лицо математика. К счастью, Ворон толком не слушал. Кирилл знал, что мысли преподавателя были в паре километров отсюда, в центральной больнице, где в переполненной палате умирала от рака его жена.
Сейчас Ворона никто в здравом уме не сравнил бы с птицей. Радиоактивный поток из сошедшего с ума космоса за неполный год напрочь выкосил иссиня-чёрные волосы, а кожа, когда-то аристократически-бледная, покраснела и покрылась многочисленными болячками. Явно не жилец. Но упёртый – продолжал вести лекции, не пропуская ни одной.
 
Появилась Княжна лишь к обеду, устремившись царственным курсом, из гардероба прямиком в столовую. Кирилл не сразу успел её перехватить: пришла она не одна, а в обнимку со Стасом из параллельной группы. А вот на выходе получилось, догнал на лестнице; ухажёр отстал, обрабатывая буфетчицу на предмет добавки.
 
– Княжна, привет, разговор есть, – с ходу начал он. Не хотелось вокруг да около. Да и задача выглядела проще предыдущих – не полузнакомый или вовсе неведомый «крестник», от которого непонятно чего ждать.
 
– Ну! – приостановилась та. – Чего тебе?
 
– Жить хочешь?
 
– В твоём сердце, что ли? Нафиг-нафиг!
 
Кирилл отметил, что глаза её тоскливо метнулись к плотно закрытому окну, где разворачивалась картина новой небесной битвы.
 
– Нет, по настоящему. Интересует? А нет, так я пошёл!
 
И он действительно понёсся вниз, не слушая ответ. Остановился только в пустом подвале, у входа в бездействующую лабораторию, и прислушался к собственному дыханию. На секунду почудилось, что у него тоже начались хрипы. Сейчас, с настолько ослабленным иммунитетом, подхватить даже ерундовенькую простуду – смерти подобно.
 
«Показалось, слава богу!»
 
Наверху хлопнула дверь, простучали лёгкие шаги, и на полутёмную площадку вбежала раскрасневшаяся Княжна.
 
– Кирюшка, это правда? У тебя есть выход на людей из Убежища?
 
Он посмотрел на неё подчёркнуто оценивающе, облапав взглядом всю точёную фигурку, от стройных ножек до огненных длинных волос. Княжна молчаливо ждала, явно почувствовав шанс.
 
– Ты одна, никто не увязался? Стас твой, например?
 
– Да какой он мой?! – замахала руками Княжна. – Так, ехали вместе, нас бригада его предка на автобусе подбросила.
 
– В общем, дело такое, – произнёс он, не отводя взгляда от вздымающейся высокой груди. – Я действительно «ангел» или, иными словами, агент по отбору. То, что я тебе это говорю, уже огромное доверие. Если кто узнает... – он провёл пальцем по горлу. – Вечером отбываю в Убежище, с последним рейсом. В списке ты и ещё один тип. Не знаю, как у него сейчас со здоровьем, после занятий навещу. Если порядок, беру.
 
Она смотрела на него, мелко дрожа.
 
– Только ты, поняла? Никаких папа-мама-братик! И полная тайна!
 
Кирилл не смог не отметить мастерство девушки. Заставить футболку перекоситься самым завлекающим образом, не прикасаясь, одним движением тела, это как? Даже бретелька лифчика сползла, как живая!
 
Его запоздало осенило.
 
«Стаса и правда можно скинуть со счетов! Теперь именно я самый главный для неё человек, она сделает всё, чтобы я не передумал!»
 
– Раздевайся, – приказал он, в душе поражаясь проснувшемуся цинизму. – Должен всё досконально проверить.
 
Княжна, не раз посещавшая его несбыточные, как он когда-то считал, сны, радостно покорилась, разоблачилась аккуратно и быстро. А затем просто сказала:
– В лаборатории есть диванчик, там будет удобнее.
 
***
 
– За следующим перекрёстком остановите, – попросил Кирилл водителя.
 
На учёбу и обратно их теперь развозил автобус, в целях безопасности. Правительство всеми способами пыталось показать, что делает для выживания молодёжи всё возможное.
Разве что в Убежище на приглашало. Это как раз понятно – всех не спасти.
Кириллу через свои каналы было известно, что на самом деле всё решится в самые ближайшие дни, в пик космического шторма, куда на свою беду занесло Солнечную систему. По расчётам кормившихся при правительстве учёных, излучение вскоре возрастёт стократно и убьёт абсолютно всех несчастных, не сумевших укрыться под электромагнитными зонтиками Убежищ.
А вот он сумел, заслужил.
 
В паху всё ещё чувствовалась приятная истома. На занятия они с Княжной так и не пошли. Испытали и мягкий диванчик – действительно удобный, и огромный твёрдый лабораторный стол. Рыжая, к его пущему восторгу, резинок не признавала, пользуясь исключительно таблетками, которых имела внушительный запас – успела похвастаться. Похоже, в Убежище его ждёт бесконечный праздник самого крутого траха!
 
Колотить в подъездную дверь пришлось долго – домофон, конечно, не функционировал. Он уже решил уходить, когда скрежетнул засов, и из приоткрывшейся щели высунулось чьё-то измождённое лицо. Кирилл даже не смог распознать пол существа. Так, нечто смертельно больное.
 
– Вы в какую квартиру? ­– голос оказался женским, неожиданно высоким и чистым.
 
– К Васильевым, в семьдесят восьмую. Я его однокурсник. Не бандит, не бойтесь, тётенька, – Кирилл похлопал себя по пустым карманам. – Оружия нет.
 
– Отбоялась своё. Всех похоронила… Ты, когда возвращаться будешь, выглядывай в эту щелочку, мало ли кто за дверью, – предупредила словоохотливая бабулька.
 
«Да бабулька ли? Вообще не понять, сколько ей лет! Ладно, к чёрту, время – жизнь!»
 
***
 
– Повезло, что застал, – сказал Димон. – Я ведь дома почти не появляюсь. У меня обычно так, где поработал, там и спать завалился.
 
– Всё на стройке?
 
– А где сейчас ещё можно быть? – весело изумился собеседник. – В твоём институте благородных девиц?
 
Кирилл был поражён, насколько изменился однокурсник. Не видел он его, дай бог памяти… всего лишь полгода, когда тот променял синекуру безмятежной студенческой жизни на общественную работу – бессмысленное затянувшееся строительство городского Убежища, жалкого подобия правительственного рая.
Димон, ранее бывший худым как жердь, оброс мускулатурой до неприличия. А выданный ему экскаватор, или что там им выдают, по всей видимости, был снабжён неплохой противорадиационной защитой. Приятель так и светился здоровьем, и ещё каким-то непонятным огоньком в глазах.
 
– Я спешу, в ночную. Ты зачем приходил?
 
Кирилл задумался, не решаясь сказать. Настрой Димона вроде понятен – сплошной альтруистический энтузиазм. Опасно вот так просто всё ему выдать. Но те, кто будет его встречать, рассчитывают на двух завербованных, не на одного… А ну как решат, что на радостях решил схалтурить? Там шутить не станут, дадут от ворот поворот, будет знать…
 
– У меня к тебе приглашение, – осторожно произнёс он, оглянувшись на всякий случай на приоткрытую дверь. – Путёвка, так сказать, в жизнь. Билет в настоящее Убежище. Знаешь, его ведь достроили! И тебя выбрали, представляешь! То есть я выбрал, а они утвердили кандидатуру! Уже сегодня будешь в безопасности! Это как второй раз родиться, такая удача!
 
С каждым выкриком он пятился, не понимая или, скорее, не желая понимать ставшего вдруг жёстким выражения лица Димона.
 
– Ну и крыса же ты, Кирюха! – бывший друг выбросил вперёд кулак. Кирилл упал. Последнее, что успел увидеть – приближающийся к лицу тяжёлый ботинок.
 
***
 
– Да он это! – донёсся до него сквозь гул в ушах чей-то знакомый голос.
 
«Димка, гад, – проснувшись, подсказала память. – А я, похоже, влип!»
 
Он провёл непослушным языком по зубам. Полный комплект, тьфу-тьфу. Но челюсть ныла страшно. А ещё болели рёбра и саднило колено.
 
Открыв глаза, он увидел себя втиснутым в старое деревянное кресло – из тех, в которые погружаешься чуть ли не до пола. Руки были плотно прикручены к подлокотникам чем-то чёрным, вроде изоленты; ноги свободны, но из этого положения не поднять.
 
Рядом стояли двое: Димка и пожилой незнакомец с козлиной бородкой, в широкой серой куртке и широкополой серой шляпе. Новая вынужденная мода. Против альфа-частиц даже такая смехотворная защита работала. Жалко, что с гамма-излучением, основной опасностью, не прокатывало.
На поясе пожилого, рядом с рацией, висела респираторная сумка.
 
– Очнулся, ангелочек? – козлобородый подошёл ближе и сунул Кириллу под подбородок что-то крайне неприятное, отразившееся резкой болью в челюсти.
 
Скосив глаза вниз, он увидел самый настоящий наган. Старинное оружие вовсе не выглядело безобидным музейным экспонатом. Кирилл впечатлился.
 
– Говори быстро и без лишних слов, – сухо сказал незнакомец. – Где должны забрать Дмитрия? Время?
 
– У дома, соседнего с моим. В девять вечера.
 
– Кого ещё забирают?
 
– Меня. И девчонку одну, я за ней сам должен зайти.
 
Серый человек, скривив брезгливо тонкие губы, отвёл ствол. Повернувшись к Димке, произнёс:
– Такая удача шла в руки, а ты, балбес, всё усложнил. Поехал бы с ним мирно, был бы нашим человеком на той стороне. Пауки сами залезли в банку, одна крохотная диверсия, и власть наша! А так… Не похож ты на него совсем, вот в чём штука…
 
– Не выдержал я, да и никто не выдержал бы! – вскинулся тот. – Это я ещё мало ему вмазал, крысёнышу!
 
Собеседник положил наган на письменный стол и на минуту задумался.
 
– Значит, так. Действовать будем всё равно. Попытаемся, риск того стоит. Сейчас бери транспорт, дуй к нашим, забирай Егора, и мухой сюда. Он по комплекции больше всего подойдёт. Время есть, подстрижём, подгримируем слегка, чтобы на фото в паспорте этого героя походил. Кто там эту сексотскую рожу досконально знает? Ты, конечно, тоже поедешь. Про девчонку скажем, что заболела. А этот пусть здесь сидит. Пригодится ещё, авось, поделится чем-нибудь полезным.
 
– Шикарный план, Белый, как считаешь? – донеслось от дверей. Кирилл повернул голову и увидел новых действующих лиц. Два человека в чёрных комбинезонах, с наставленными на Димона и серого незнакомца короткими автоматами.
 
– Боюсь, не прокатит, Дрон, – произнёс один из них, очевидно, упомянутый Белый, и нажал на спуск. Автомат в руках чёрного трясся и грохотал, а Кирилл боялся отвернуть от стрелка голову, увидеть, как тела бывшего друга и его соратника пронзают безжалостные пули.
 
Наступила звенящая тишина.
 
– Небось, успел нагадить в штаны, придурок? – произнёс Дрон, снимая с пояса нож.
 
Кирилл от страха зажмурился и сжался, а когда открыл глаза, увидел, что руки свободны. Только затекли и не шевелятся.
 
– Свои, расслабься, это мы тебя сегодня забирать будем. Слушали канал мятежников этих доморощенных и решили вот в гости заглянуть, – Белый закурил сигарету и, поперхнувшись дымом, надолго закашлялся. – Нельзя мне уже, а не могу отвыкнуть… В общем, Киря, действуй. Ноги в руки, хватай свою герлу́, и к девяти на место встречи. Его, блин, изменить можно, но зачем? Мёртвые, сука, не кусаются! – он картинно указал на окровавленные тела.
 
Кирилл посмотрел, судорожно выгнулся вперёд, и его стошнило на линолеум.
 
– Гы, покеда! – Белый небрежно перекинул автомат за спину и направился к двери.
 
– Погоди, пушку заберём, – сказал второй, Дрон.
 
– Брось. Фигня это, а не пушка, проблем больше. Сигнальник переделанный. Из него палить себе дороже, разворотит ствол и тебе же в лоб захреначит. Оставь шкету, пусть играется!
 
Кирилл дождался, когда шаги нежданных спасителей затихнут, и по-быстрому прошерстил квартиру. Драгоценную аптечку он обнаружил на кухне. Ссыпал содержимое в какой-то пакет, сложил туда же немногочисленное найденное съестное – какие-то ржавые сухари и несколько банок консервов, сунул за пояс револьвер и рванул к Княжне. До девяти оставалось часа два с половиной, и где-то их нужно было провести, не дома же. И не среди трупов, тем более что сюда могли заявиться осмелевшие соседи.
 
***
 
Княжна оказалась одна – смена родителей, по её словам, должна была закончиться не скоро, когда беглецов и след простынет. Кирилл отметил, что к дверям она выбежала в распахнутом халатике на голое тело, надеясь, разумеется, на закрепление пройденного. Но пережитое вымотало все нервы. Он лишь умылся, велел разбудить себя ровно в восемь и упал на приготовленную постель. Рыжая прильнула рядом, на самом краю, и он даже успел ухватить в ладонь её упругую грудь, прежде чем окончательно рухнуть в чёрный глухой сон.
 
Кирилл старался по возможности не выходить на улицу в вечернее время, слишком это было опасно. Нарвёшься на банду, и хорошо если просто прирежут, а то ведь и на человечину порубят, легко и непринуждённо!
Но сегодня был особый случай.
Они шли, стараясь не покидать мечущихся разноцветных теней домов. Пару раз ему казалось, что следом кто-то крадётся, и рука сама лезла к оружию, но все тревоги оказывались ложными. Добрались даже слишком быстро, минут за сорок до срока.
 
В сырой подворотне, где пришлось пережидать, было пусто и тихо, даже лёгкий шорох подошв по асфальту разносился эхом. А на девушку, как назло, напала словоохотливость.
 
­– Я так рада, что ты меня берёшь с собой! Родичи достали уже, то одно им сделай, то другое. Пол мыть мне, готовить снова мне. Мол, отсиживаюсь в институте, пока они вкалывают и здоровье портят. Брательник ещё мелкий, как заболел лучевой, всё вопил по ночам, я только в последнюю неделю высыпаться стала!
 
­– А сейчас он где, в стационар перевели? – Кирилл беспокойно вглядывался в мерцающую тьму, откуда должны были появиться светящиеся фары.
 
­– Перевели, да! Только не в больницу, а на кладбище. Сама закапывала, этими вот ручками, ­– Княжна вытянула вперёд свои красивые руки в тонких кожаных перчатках, демонстрируя. – Еле убедила предков не хоронить официально, а то упёрлись блин, рогом. За него паёк лишний дают, всё хлеб.
 
Девушка нервно хохотнула.
 
­– Ну, теперь-то он мне нафиг не нужен, пусть хоть ужрутся!
 
В квартирах дома напротив зажёгся свет. Где-то синевато-белый и мерцающий, где-то ровный и жёлтый. Кирилл невольно перевёл взгляд на бывшее своё окно и сразу заметил в нём тонкую фигурку сестры. Они с Князевой, конечно, были невидимы в темноте подворотни, но внезапно ему показалось, что Даша чувствует, что брат здесь, совсем рядом.
 
Он перевёл взгляд на свою избранницу.
 
«Вот ведь два в одном, красавица и чудовище... И я не лучше, обрадовался, что заполучил эту куклу, и рванул, козлина, размахивая членом! Даже про сестру работодателям не напомнил! Своими руками в расход списал!»
 
Мозги набирали обороты, голова вновь разболелась, но он, не обращая внимания, продолжал искать единственно верное решение.
 
«Так, она немного на сеструху мою похожа, да? Обе стройняшки, разве что у моей масть не такая экзотическая. Но цвет волос у девушек, он ведь вообще не примета. Кое-кто даже теперь красится… А что, если?.. Риск того стоит, как говорил мой сегодняшний незадачливый Троцкий!»
 
­– Блин, стояк не вовремя напал, – пожаловался он Князевой. – Выручай, а?
 
Та с готовностью присела и расстегнула его ширинку. Протянула руку к поясу, потянулась губами…
 
­– Нет времени! Так ноги раздвинь! – рявкнул он и развернул её лицом к стене. Одной рукой полез под подол, притупляя бдительность, другой потянул из-за пояса тёплую ребристую рукоять.
 
Направил ствол в затылок Князевой, плотно зажмурился и нажал спуск.
 
***
 
Такой прыти Кирилл от себя не ожидал. Холодный расчётливый ум с облегчением уступил место азарту. Обмануть Систему – задачка та ещё, это вам не кот чихнул! А Князеву не было жалко совсем.
Он успел вбежать в квартиру, когда ещё не погас свет. Вручил изумлённым родителем награбленную добычу, под видом заработка за некие загадочные «исследования», которыми прикрывал подобные внезапные отлучки.
 
А пока те пересчитывали богатства, вытащил Дашу на лестничную клетку.
 
– Я, когда сюда шёл, девушку раненую заметил, тут рядом, через дорогу. Пойдём, затащим к нам. Родителям специально не сказал, тебя не пустят, сами помогать полезут, а куда им сейчас тяжести таскать!
 
Идиотская легенда сработала – сестра доверчиво пошла с ним вниз по лестнице. Всё не силой тащить!
 
– Даш, чисто гипотетический вопрос, – сказал Кирилл, когда они вышли во вновь опустившуюся темень. – Слышала про «ангелов жизни»? Если к тебе подойдёт такой и предложит билет в Убежище, согласишься?
 
– С тобой, с мамой и папой, конечно! А почему ты спрашиваешь? К тебе что, приходил такой человек?
 
– А если без папы с мамой? – не отставал он, игнорируя вопросы. – Им ведь недолго осталось, извини, конечно, за прямоту. Даже нам не протянуть в постоянном фоновом облучении, а им и подавно. Кстати, учти, сами они только рады за нас будут!
 
– Мой ответ по-прежнему «нет»! Останусь с ними до конца. И ты знаешь, я верю, что не навсегда этот кошмар.
 
Они уже подходили к подворотне, когда вдалеке послышалось мощное гудение и показались фары. Кирилл пропустил Дашу вперёд и резко ударил по затылку рукоятью нагана. Видел в кино, как это делается, и понадеялся, что не причинил серьёзных поверждений, а лишь оглушил.
 
Вскоре рядом остановился с визгом шин огромный тёмный внедорожник.
 
– Упс, а где твоя деваха? – спросил выскочивший Белый.
 
Кирилл виновато показал на Дашу, которую несколько секунд назад прислонил к стене.
 
– Какая-то сука сейчас в неё камнем бросила исподтишка, прямо в затылок! – соврал он. – Поможешь затащить?
 
Вышел и Дрон.
 
– Советую её здесь оставить, парень. Ты, наверное, не понимаешь. У этих тварей строгий отбор, больные слуги им ни к чему. Слушай, они и здоровых перебирают, как какие-нибудь овощи в магазине! Думаешь, все твои «крестники» добрались до Убежища? Ха! Меньше половины, а остальные вон, кто в аэропорту полосу метёт, а кто и у полосы лежит, на глубине полтора метра. У тебя ещё хороший процент, у других ещё больше отбраковки. В общем, ничего хорошего твою раненую девчонку не ждёт.
 
– С другой стороны, нам-то что? – вступился Белый. – Может и повезти, сейчас вон какая суматоха, ждут новой вспышки. Проскочите, ваше счастье. Главное, чтобы очнулась по дороге и своими ногами по трапу зашла, всем будет легче.
 
***
 
Кирилл сидел на заднем сиденье, держа голову Даши на коленях. Он знал, что всё правильно сделал, и она его обязательно поймёт и простит. И ни в коем случае не выдаст. Но всё же его мутило, и вовсе не от автомобильной качки.
 
Машина внезапно остановилась.
 
Белый, задремавший было на переднем пассажирском месте, спросил:
 
– Что там, патруль? Сунь ксиву, и пусть проваливают.
 
– Нет, не патруль, – странным дрожащим голосом сказал водитель. – Ребя, гляньте на небо! Там… звёзды!
 
Кирилл, осторожно подвинув голову сестры, высунулся вперёд, к лобовому стеклу. И увидел за ним настоящее чудо. Смертоносные сполохи, без малого год не покидавшие неба ни днём ни ночью, растворились без следа. На чёрном небе ровным светом разгорелись звёзды, а прямо по ходу висел тонкий серп луны.
Сбылся прогноз Дашиного предсказателя, планета действительно покинула опасную область!
 
Он аккуратно, стараясь не потревожить сестру, всё ещё находившуюся в забытье, вынул наган. Теперь требовалась скорость. По выстрелу сквозь спинки сидений, пока эти двое в ступоре, затем по контрольному в головы; выбросить мертвяков, и ходу!
 
Первым делом потом – он поймал себя на том, что уже строит планы на будущее, и это было хорошо, настрой важен –отвезти Дашу домой (сказать, что напали хулиганы), выйти на Димоново подполье и начинать продвигаться по революционной линии.
Иначе в новом мире не выжить. Правительству, так пакостно себя зарекомендовавшему, долго не протянуть – восстание неизбежно.
 
А наган надо заменить на что-нибудь более солидное. Маузер вполне подойдёт.

Свидетельство о публикации № 30956 | Дата публикации: 18:35 (09.09.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 83 | Добавлено в рейтинг: 1
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 5
0
4 Kesha   (11.09.2017 10:59)
Цитата
Тянулся обычный вечер апокалипсиса, душный и тёмный, Кирилл к таким успел привыкнуть.
Вот такое начало настраивает на несерьезный лад, кажется что рассказ юмористический. А это не так.


Цитата
Отец плескался в ванной, сдирал с воспалённой кожи очередную порцию активной пыли.
Слово плескался из какого-то другого рассказа. Про беззаботное детство.


Цитата
Или мать опять на еду меняла, угадал?       В вышине расползались цветные змеи, сплетаясь, растворяясь и вновь возникая. Обесточенный город тоже вносил свою лепту в иллюминацию: каждый выступающий шпиль светился тонкими ветвящимися разрядами. Надоевшая до одури смертоносная красота.
– Ага, меняла…
Вот такие описания имхо не годятся для эпизодов. Они никак не привязаны к действию, дробят его, рвут нить повествования.  после него я уже и забыл кто там чего менял.

Но это все лирика. Главный вопрос: что там с кнопками нра/не нра?  wink

0
5 volcano   (11.09.2017 12:06)
Спасибо, всё верно.

Кнопками и прочими апгрейдами ещё не занимался, каюсь.
Немножко дела разгребу, и начну.

0
1 Лоторо   (09.09.2017 19:11)
Вот это класс. Читать интересно, язык понятный, лишнего нет, всё рисуется. И психологизм. Вот эта Княжна с диванчиком, семья. Это же потрясающе. Просто.

То, как человека меняет власть. Кайф, спасибо.
Конечно, сказано такое уже было и не раз -- и предательство, меняющее человека и внезапное изменение всего. И кровь невинных. И быстрая смена курса. Ведь Кирилл как проявил себя, так и не стал меняться -- дальше, дальше по наклонной. Сколько ещё крови останется на его руках?
Такие как он обычно не дотягивают до старости, их убивают. Вертлявость помогает наживать врагов.

Мне тут не хватило точки какой-то что ли. Чем стал Кирилл в итоге, он пока молод. Чем он закончит? Мне это интересно. То, что пока он такой и катаклизм это выявил - понятно. Немного не хватило его рефлексии.

И всё же рейт.

0
2 volcano   (09.09.2017 19:25)
Спасибище. 
После предыдущей идиллической зарисовки захотелось написать какую-нибудь жесть )

0
3 Лоторо   (09.09.2017 19:26)
Жесть удалась определённо)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com