» Проза » Фантастика

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Практика Вероятностей. Глава 2. Отгадай загадку. Часть 1
Степень критики: вежливо, конструктивно
Короткое описание:

Это вторая глава романа "Практика вероятностей", часть 1-я. Классическая фантастика. Продолжение будет



Глава 2. Отгадай загадку

 

  1.  
На новую работу Уланов вышел вовремя, успев привести себя в порядок и начисто избавиться от прежней, не очень, но заметной, тоски в глазах. Потасканный официальный костюм заменил на удобный, но тоже вполне приличный спандексовый чёрный джемпер с красной полосой. Андрей, конечно, модником не был, но такой вариант одежды был как раз компромиссным между нейтральным и слегка модным. Он подумал, что это поможет, как говорится, разбить лёд. Нидбэг4 за спину, и - вперёд.
Миновав пост охраны, он снова предстал перед столом девушки-менеджера на ресепшене.
- Доброе утро! – она оторвала взгляд от голомонитора и улыбнулась, - Как ваше утро?
- Доброе, - Уланов замешкался, посмотрев ей в глаза, - Утро тоже доброе.
Странная какая-то.
- Мне сообщили о вас, - она снова уткнулась в монитор, - У вас сегодня первый день?
- Да, и очень не хотелось бы опоздать, - подмигнул ей Андрей, хотя она даже не подняла глаз.
- Здесь у нас дирекция, чилл-аут зона и конференц-залы, - сообщила девушка, обращаясь словно к своему компьютеру, - Вам нужно в соседний корпус. Это по коридору прямо. Вы увидите здание цилиндрической формы.
- Окей, - с расстановкой протянул Уланов, и, уже направившись к коридору, бросил: - Дайте знать, если вдруг вы бываете не заняты своим компьютером и бумажками.
- Хорошо.
Пожав плечами, он зашагал по узкому коридору, ведущему через всё небольшое здание.
«Странные они все тут какие-то, - подумал он, машинально оглянувшись, - Не от мира сего. Важности, что ли, нагоняют на себя? Или, может, их начальник берёт только тех, кто прошёл его «нестандартные» тесты? Надеюсь, не будет такого, что тут половина персонала – аутисты?».
Дверь в конце привела его во внутренний двор. В десяти шагах он увидел большой каменный цилиндр. Похожий дом он уже видел раньше, на Адмиралтейской, и тоже внутри дворов – идеально круглой формы. Такие, наверное, бывают только в Питере. Но это здание было гораздо больше, трёхэтажное, размером с небольшой стадион. Мелкие и редкие окна-бойницы располагались беспорядочно, делая здание похожим на деталь от гигантского двигателя. Серые монолитные стены без стыков всё ещё пахли свежей отделкой – совсем недавно здесь, кажется, снесли старые ветхие дома позапрошлого века.
 
 
_____________________________________________
Нидбэг – несессер, который крепится лямками на спине, подобно ранцу
 
Вход нашёлся легко, огромную, словно ворота средневекового замка, дверь увенчивал логотип компании «VR Locker», название, исполненное синим с отливом шрифтом и слоган «Мы меняем реальность».
Охранник на проходной указал, куда идти, и Уланов снова начал пробираться по коридорам. Планировка внутри тоже была радиальной, коридоры представляли собой сообщающиеся кольца, отчего Андрей вдруг почувствовал себя крысой в лабиринте.
«И почему у них коридоры такие узкие? – любопытствовал он, с трудом удерживая заданное направление, - Метра полтора? Место, что ли, экономят? Странно, здание-то не маленькое».
Люди по пути почти не попадались. Лишь пара человек, протиснувшись мимо, глухо буркнули «Здравствуйте» и исчезли за одной из многочисленных дверей.
Андрей слегка напрягся, когда из одной двери вышел мужчина в военной форме и двинулся ему навстречу. Наметанным глазом Уланов заметил, что на форме отсутствовали знаки отличия. Таких «байстрюков» они в Северной Африке в шутку называли пленными. Разминуться в таком узком коридоре и так непросто, а этот бритый верзила уверенно шёл вперёд, даже не делая попытки потесниться.
В такие моменты Андрею казалось, что он опоздал родиться лет на сто. Вот тогда все было, конечно, иначе. Видел он фото своего прапрадеда в молодости – окладистая борода, изящные закрученные усы, стильные подтяжки – вот, наверное, в те времена культура была на уровне, никто даже выделываться, небось, не смел.
Столкнувшись глазами с громилой, Уланов напрягся, но шаг не сбавил.
Когда они поравнялись, «военный», ухмыляясь, как бы случайно толкнул Андрея плечом.
- Эй, - нахмурившись, Уланов сжал пальцы на локте верзилы и остановился, - Больно ты широкий, парень.
- Под ноги смотри, - небрежно бросил здоровяк.
Он попытался высвободить рывком руку и пойти дальше, но с удивлением ощутил, что локоть зажат стальной хваткой.
- Знаешь, друг, я теперь тут работаю, - улыбнулся Андрей, - И память у меня хорошая.
- Да ты... – «военный» сжал кулаки, но не успел продолжить.
Ему на плечо легла чья-то рука, и бодрый громкий голос перебил его:
- Привет, Рик, как жизнь? У вас тут всё нормально?
К ним подступил крепкий мужчина лет сорока, облаченный в белый халат. Его глаза смотрели верзиле в лицо спокойно и твердо.
- Нормально, - нехотя буркнул здоровяк и поспешил удалиться за одной из дверей.
Мужчина в халате потёр недельную щетину и, подмигнув Андрею, хлопнул его по плечу.
- Заводим новые знакомства, а?
- Да как-то само получилось, - развёл руками Уланов.
- Хреновато получилось, - хмыкнул тот и жестом, не терпящим возражений, взял Андрея под локоть и повёл по коридору, - Ты поосторожнее, у него рука тяжёлая.
- Да я и сам не подарок, - улыбнулся Уланов.
- Да и я не Санта Клаус, - согласился мужчина, - Ты Уланов, да? Наш новый VR тестер?
- Да.
- А я Стас, я здесь оператор в отделе исследований. Но можешь называть меня Куратором, если хочешь. Меня здесь все так называют.
- А, так вы... - Андрей попытался блеснуть эрудицией.
- Ага. Меня всё время куратором над вашим братом ставят, это у меня уже вроде второго имени. Вот и тебя курировать буду.
Уже стало ясно, что его личный куратор - человек, мягко говоря, не из молчаливых. Пока они шли по коридорам, Стас оживлённо жестикулировал и не умолкал ни на минуту.
- Всё тебе расскажу-покажу, - заверил он Андрея, будто в этом были сомнения, - Вот у нас отдел управления снабжением. А вон там - чилл-аут. А вот дверь - это отдел техобеспечения.
При этом он показывал на совершенно одинаковые двери в совершенно однообразном голом коридоре. Как он тут ориентировался, было совсем не понятно.
- Понял, - осторожно проговорил Уланов, - А мы куда идём?
- Так в отдел исследований, - удивился Куратор, - Я ж говорил.
Наконец стали попадаться люди, а коридор стал пошире. Почти все носили рабочие комбинезоны и выглядели как-то беспечно: шли неторопливо, глазели на дверные таблички.
- А что, с начальником нашим уже успел познакомиться? – спросил Стас.
- Ну вроде того, было одно собеседование, - Андрей неопределенно дернул щекой.
- И как он тебе?
Уланов замешкался. Лучше пока промолчать, мало ли. Просто так непосредственный начальник такой вопрос задавать, наверное, не будет.
- Не знаю ещё пока, - наконец, ответил он.
- Правильно, - кивнул Куратор, - О нашем начальнике либо хорошо, либо никак.
- Как о покойнике, - хмыкнул проходящий мимо них парень в спецовке рабочего.
- Ты... - Стас от возмущения даже задохнулся и сделал вид, что замахивается рукой, - Я тебя щас... Ты где должен быть?!
Парень поспешно удалился. Андрей, улыбаясь, передернул ремешок нидбэга и заметил:
- А вы и техперсонал курируете?
- А я всех курирую, - легко ответил Стас, - Пойдем. Денёк предстоит насыщенный.
- А я ещё что хотел спросить, - Андрей всё-таки был не в силах побороть любопытство, - Девушка в главном комплексе на ресепшене...
- Ну?
- Странная она какая-то, - Уланов замялся, - Но интересная.
- Андроид, - махнул рукой Куратор.
- Что? - Андрей, растерявшись, даже приостановился.
Андроиды сейчас частенько обслуживали клиентов магазинов, банков, гостиниц и так далее. В Судане один диктатор даже раздобыл где-то умельцев, которые ему из старых сломанных роботов собирали новых, интегрируя в них оружие и превращая их в настоящих «терминаторов». С натяжечкой. Вообще, штука, по любым меркам, дорогая. Дешёвые поставляли из Вьетнама (чуть получше, чем отечественные), они давно были объектом шуток из-за довольно странного выражения их лица. Из Кореи, Германии - подороже, элитные - традиционно из Японии, США. У тех с лицами, движениями и искусственным интеллектом было всё в порядке. Но их всех объединяло одно - никто не смог бы спутать их с живым человеком.
- А я думал, догадаешься, - Стас как бы безразлично пожал плечами, но на его лице мелькнула едкая улыбка, - Понравилась, да?
Андрей почувствовал, что покраснел, как застуканный за разглядыванием секс-ботов школьник.
- Да нет, просто, смотрю же, какая-то она не такая! Это они уже такие реалистичные бывают? Вы где такую взяли?
- Всякие бывают, - уклончиво ответил Куратор, - Главное, не где, а зачем. Не все замечают, кстати. Ты молодец, внимательный.
«Это же какие деньги! - чуть не вырвалось у Андрея, - Чтобы на внимательность проверять?».
- Это эксклюзивный заказ, выменяли у одной организации, - Стас, похоже, откровенно развлекался.
- Выменяли? - Уланов уже устал удивляться оригинальности своих новых боссов, - На что?
- На пару наших ценных сотрудников.
- Серьёзно? - опешил Андрей.
- Конечно.
- Да, дела... - протянул Уланов, - Надеюсь, вы меня потом не сменяете тоже на что-нибудь?
- Ты сначала ценным сотрудником стань, - усмехнулся Куратор, - Всё, пришли.
Научный отдел оказался довольно просторным помещением на четыре рабочих места. Куратор пропустил Уланова вперёд, и тот прошёлся по офису, который напоминал этакий симбиоз научной лаборатории и школьного кабинета гражданской обороны. На одном из столов в рабочем беспорядке валялась россыпь каких-то ампул и шприцов, центрифуга и стенд с пробирками, наполненными красно-мутной жидкостью, от которой неприятно попахивало. Рядом высился мощный электронный сканирующий туннельный микроскоп – Андрей видел такие в одной передаче по телевизору, которая называлась «Врата в микромир». Повсюду громоздились компьютеры всех мастей и последних эпох – от древних системных блоков и ЖК-мониторов до современных униблоков величиной с кирпич, снабженных виртуальными голомониторами и световыми сенсорными клавиатурами. Между шкафами, буквально заваленными морально устаревшими папками и подшивками документов, притулилась вешалка с белыми лабораторными халатами. При этом, среди всех этих научных и хай-тек штуковин, то тут то там попадались вещи, совершенно не вписывающиеся в окружение. В углу стояли грязные латексные сапоги, раскрашенные под осенний лесной камуфляж, неподалеку между какими-то коробками стояли, притулившись к стене, лопата и металлоискатель. На одной из полок виднелась целая батарея газовых баллончиков и шокер. Увенчивала всю панораму огромная карта Петербурга, занимающая почти всю стену, испещренная бесчисленным множеством рукописных пометок, стрелок, кружков и значков.
- Итак, добро пожаловать, как говорится, - улыбнулся Стас, - Вот, смотри, Андрей, это будет твой стол. Тут, если что, сможешь располагаться, класть свои вещи.
Он подвёл Андрея к небольшому, словно школьная парта, столику, свободному от всяческого рабочего хлама. Уланов, кивнув, скинул нидбэг и опустил его на стул рядом. Машинально, засевшим в рефлексы старым движением, одернул джемпер.
«Этакий весёлый безумный бардак, - подумал он, - Как будто они тут, в перерывах между работой, то и дело бегают в поход или на охоту. Интересно, зачем столько шокеров и баллончиков? Конкуренты, что ли, притесняют по дороге домой?».
Из-за дальнего стола, заставленного компьютерами и гаджетами, поднялся лысеющий человек с сосредоточенным и одновременно рассеянным лицом. Он, наверное, был ровесником Стаса, только не так хорошо сложен, полы халата раздвигало явно наметившееся брюшко. Приближаясь, он приложил заметные усилия, чтобы сосредоточить взгляд на гостях, на ходу снял очки.
- Знакомьтесь, - Куратор уважительно кивнул подошедшему коллеге, - Это Николай Авиорович, старший научный сотрудник.
- Андрей, - Уланов протянул руку, - Очень приятно будет с вами поработать. Баг-трекер.
- Впечатляет, - учёный улыбнулся и пожал руку, при этом как-то грустно вздохнул, глянув Уланову в глаза, - Очень рад.
- Николай Авиорович, между прочим, светило мирового уровня, - пояснил Стас, кладя руку на плечо коллеге, - И относиться надо соответственно.
- Ты как всегда, - вяло отмахнулся учёный, и покосился на один из работающих компьютеров.
Было видно, что мыслями он весь в деле, от которого его только что оторвали.
«Авиорович, странное отчество, - заметил Андрей, - Интересно... А, точно, это же мода такая была в сороковых годах, называть детей именами звезд и планет!».
Ему всегда казалась странной мода на имена. Сто лет назад любили давать заграничные, древние и славянские имена, затем, после первого контакта с кентонцами и блаттами, вот – пошла мода на «космические» имена, а теперь, похоже, пошла в ход латынь. Андрею вспомнилось, как в школе у него был одноклассник по имени Теребелл, родители которого явно упустили из вида то, что «космические» имена давно уже не тренд. Мальчика дразнили и травили до самого восьмого класса, пока он не перевёлся в другую школу.
«Хотя, если он и правда – мировое светило, ему такое отчество даже идет», - признал Уланов.
- Подготовишь пока? – спросил учёный Стаса, - Я пока закончу там...
- Принято, - кивнул Куратор, - Значит так, Андрей, сейчас начнем работать. Но нужно тебя подготовить сначала. Наша виртуальная реальность, она, знаешь ли, не для слабонервных... Шучу, шучу. Просто у нас там очень глубокое интегрирование. Тут, считай, прям мозг к компьютерам подключать придётся, а это дело такое...
- Ну, это я понимаю, - Андрей с готовностью кивнул, он был в курсе, насколько сейчас продвинутые VR-технологии, - А ничего, если у меня нанопротезирование?
- Конкретнее? – прищурился Куратор.
- Правая нога, все кости от колена и ниже, - нехотя, пояснил Уланов.
Он не любил вспоминать про тот случай. Когда противопехотная мина отрывает тебе ногу, приятного мало. Хорошо что не пострадала голова, лицо, зрение. Протез поставили в Швейцарии, по программе поддержки раненых солдат Объединенных сил. Металлические кости из легкого сплава, идентичного по весу настоящим костям. Поверх нарастили все ткани уже натуральные, выращенные из его же генетического материала. Так что можно сказать, нога почти своя собственная, только новая. Теперь он уже давно не замечал разницы. А тогда, в первые дни, тактильные ощущения были просто сумасшедшими... Мозг долго не понимал, в чем дело и, получая весь спектр сигналов и ощущений, всё равно каким-то образом ощущал подвох. Теперь же нога давно не беспокоила, разве что иногда тягуче ныла при сильных нервах.
- Ого! - присвистнул Стас, - Николай Авиорович?
- А? – учёный поднял из-за мониторов голову, - А, нет, всё нормально, ничего.
- Ну, значит, нормально, - кивнул Андрею Куратор, - Шрапнельная?
- Фугасная, - Андрей удивленно поднял брови, - А ты...
- Увлекался раньше, - махнул рукой Куратор, - По юности чем только голова не забита... Уважаю. Молодец, долг родине, всё такое. Не то, что я, я-то откупился... Ну что, друг, посиди пока, а я всё подготовлю.
После недолгого ожидания Андрея пригласили в соседнее внутреннее помещение, где усадили в кресло, похожее на стоматологическое.
- Будете пытать? - пошутил Уланов, косясь на многочисленные провода и блоки, вмонтированные в спинку и подлокотники.
Стас подкатил стойку с оборудованием, похожим на медицинское. От блока с небольшим монитором свисали трубки и катетеры.
Николай Авиорович подкатил офисный стул и сел напротив.
- Серьёзнее, Андрей, - мягко, но убедительно попросил он, - Объясняю. Когда человек погружается в нашу VR-систему, идёт непосредственный обмен импульсами и данными с корой его головного мозга. Система настраивается под мозг человека индивидуально, поэтому нужно сначала провести диагностику нейронных связей. Чтобы потом правильно настроить аппаратуру.
- Ясно, как в кабинете невролога, - кивнул Уланов, - Я готов, давайте.
- Сейчас, не торопись, - прикрыл глаза учёный, - Чтобы все параметры твоей коры правильно считались, нужно чтобы мозг был в состоянии почти полного покоя. Разные посторонние мысли будут только мешать. Поэтому я тебе дам сейчас вот эту маску.
Стас, стоящий рядом, подал маску вроде кислородной, трубка от которой терялась где-то позади Уланова, в недрах спинки его кресла.
- Усыпляющий газ? - слегка напрягся Андрей.
- Почти, - улыбнулся Николай Авторович, - Блатты употребляешь?
Андрей развёл руками:
- Да, как все, бывает иногда. Не часто. Не злоупотребляю, в общем.
- Вот, этот газ очень похож на них структурой взаимодействия. Ничего ужасного.
- Кентонская химия, - понимающе кивнул Андрей, - Понятно.
- Соображает, - Куратор, усмехнувшись, весело подмигнул коллеге.
После того, как Уланову одели на голову что-то вроде сетки с датчиками, Стас пустил газ. После трёх вдохов из маски, Николай Авторович убрал ее.
- Достаточно, - кивнул учёный, - Пока ваш куратор будет включать оборудование, я задам вам несколько вопросов.
Сначала Уланов ничего не почувствовал. Сладковатый влажный газ, не более. Но, как только он попробовал заговорить, мир заметно «поплыл».
- Задавайте.
- У вас есть хронические заболевания?
- Нет, - вдруг Андрею стало очень легко, словно тело налилось свежими силами.
- Неврологические расстройства?
- Нет, ничего такого.
Он не понимал этого, но его голос стремительно замедлялся. Комната чуть качнулась.
- Психические травмы?..
- Смотря что называть...
 
...- Андрей, ты где витаешь? Ты меня слушаешь?
Уланов вдруг задумался. Слушать-то он слушал. Куратор рассказывал ему о перспективах новой тестируемой VR-системы. Из нее хотят сделать продукт для элиты общества, очень дорогая игрушка. Захотел, скажем, богатей, ощутить себя древним рыцарем, вкусить той жизни в полной мере - пожалуйста. Захотел сын прокурора попробовать жизнь крутого преступника - пожалуйста. Новые технологии вкупе с кентонскими штучками обеспечивают максимальную реалистичность. Стас рассказывал, что реализм ощущений и визуализации доступен благодаря инъекциям различных веществ, почти безвредных, как блатты. Вещество подаётся непосредственно в нужную часть мозга. Как оказалось, высокий оклад Андрея - своего рода надбавка за вредность.
Андрей задумался по другому поводу. Он помнил, о чем рассказывал Куратор, и что он сам ему отвечал. Он внезапно осознал, что помнит только последние минут десять. Чем глубже он уходил в воспоминания, тем их становилось меньше. Что было до этого? Как эта кружка с чаем, из которой он попивает, оказалась в его руке? Он помнит, как они зашли в комнату для диагностики. Как подышал кентонским газом, как Николай Авиорович начал задавать вопросы, собирать анамнез... И дальше... Ничего.
- Я слушаю, слушаю, да, - пробормотал он, тряхнув головой, - Слушай, Стас, а... А как мы оказались здесь? В смысле...
- А, провал в памяти, - догадался Куратор, - Это из-за газа, ничего страшного.
- Ну, знаешь, как-то это странно, - Уланову стало полегче, но дискомфорт, когда совершенно не можешь что-то вспомнить, выбивал из колеи.
Чувство, как будто тебя обвели вокруг пальца. Словно записку на спину приклеили: «Пни меня». Да и потеря контроля над собой, своим разумом – это не для взрослого человека. Это вот сейчас каждый второй – любитель сильных блаттов, открытый или тайный, это их сфера.
- Да всё нормально было! - легко махнул рукой Куратор, - Николай Авиорович позадавал тебе вопросы, в это время уже шла диагностика. После этого мы вышли, я налил тебе чай, и вот сидим, ждём аппаратуру. Да прошло-то всего минут пятнадцать!
- Хм, - Андрей отставил кружку с чаем, - Забавное ощущение. Как будто хорошенько отдохнул.
- Приятный побочный эффект, - хмыкнул Стас, - Рабочий день-то впереди. Ну что, пойдем обратно?
Они снова прошли в диагностическую комнату. Кое-что поменялось. Осталось «стоматологическое» кресло, но поменялась причудливая аппаратура на столике рядом. Само кресло сзади и с боков теперь окружали большие, в человеческий рост, панели, похожие на солнечные батареи. На рабочем столе появилась пара униблоков, старенькие мониторы.
- Так, садись, - Куратор, не глядя, указал на кресло, почесал затылок и присел за рабочий стол, - А, вот тебе гарнитура, держи.
Андрей присел в кресло, и у него в руках оказался массивный округлый шлем с опускающимся «забралом».
- Ничего себе, гарнитура, - усмехнулся Уланов.
- А как ты хотел, - Стас выглядел очень довольным, - Штучный экземпляр, между прочим.
В детстве Андрей с родителями часто выбирались в развлекательные центры. Родители любили походить по оранжерее, или посетить ресторан морской кухни. Но мальчика тянуло в детскую секцию. Чего там только не было – и реактивные ролики, и машинки на магнитной подушке и живой уголок со всякой экзотикой – лысые птицы, гигантские палочники, зебры и жирафы ростом с собаку. Он часто просился не ходить с родителями и уговаривал их оставить его там на часок-другой. Нравилось ему заходить и на VR-площадку. Технологии, конечно, были совсем другие, но уже тогда были похожие шлемы. Но тут, без сомнения, начинка была куда более продвинутая.
- Значит, слушай инструктаж... – Куратор подошёл к креслу и протянул Уланову шапочку из тончайшей, но прочной металлической сетки, - Одевай сначала это, потом шлем... Так вот. Я сейчас прилажу к тебе инъекторы. В шлеме микрофон, первые несколько раз я, на всякий случай, буду всё время на связи, помогу, если что. Связь включается словом «База», отключается словом «Отбой».
- Да, да, знаю, - улыбнулся Андрей, - Без крайней необходимости связь не включать, эфир не засорять...
Стас усмехнулся и похлопал его по плечу.
- Это же тебе не армия, - Куратор поднял палец, - Но! Вообще правильно, попозже, когда я уже не буду приглядывать за каждым твоим шагом, надо будет привыкать не дергать меня по пустякам. Но будешь чётко соблюдать всё, что я скажу, проблем никаких не возникнет. Всё будет топ-лакшери!
Андрею не составило труда запомнить все инструкции. Его задача – искать баги, то есть ошибки, которые случайно допустили программисты при создании алгоритмов VR-взаимодействий. Проще некуда – программа имеет встроенный анализатор собственной производительности, и сообщала оператору, то есть Стасу, что в такой-то локации зафиксировано столько-то ошибок. Система даже классифицирует их, подразделяя на крупные и незначительные. Оператор «отправляет» баг-трекера в нужную локацию и сообщает, сколько ошибок нужно найти.
- Поначалу, - рассказывал Стас, - Я не буду говорить тебе, какие это баги, крупные, или не очень. Попробуй справиться сам. Но сегодня у тебя будет что попроще, конечно. Чтоб привык. Ну как, есть энтузиазм?
- А как же! – Андрею и правда это казалось довольно интересным, не рутина, по крайней мере.
- Ты не наедался с утра, я надеюсь?
- Да нет, а что?
- Вот и правильно, а то там с непривычки будет подташнивать. Наблюешь в шлем – потом нам всем потом до конца жизни ущерб компенсировать! – Куратор дружески рассмеялся, - Да, в остальном, нормально будет. Всё как в жизни, даже осязание. Хотя... Знаешь, с осязанием как раз слабовато.
- Осязание? Серьёзно, что ли? Это как вообще возможно? – заинтересовался Уланов.
В его понимании, в виртуальности вообще не должно быть такого. Если Стас об этом так легко упоминает, то становится уже совсем интересно. Кентонские технологии... Что же там такое будет?
- Осязание есть, только слабое. Нейромедиаторы подкачали, мозг медленно адаптируется, - постарался пояснить Куратор, - Мы пока думаем над решением проблемы. Учти, я не буду видеть всё, что видишь ты, я просто буду следить за работой системы и твоего кресла. Так что как только найдешь баг, вызывай меня, сообщи. Если какие-то трудности, или не можешь найти – тоже вызывай. Ну, в общем-то, всё...
Стас поднялся, жестом попросил Андрея надевать сетку и шлем, а сам встал у кресла, подкатив поближе столик с прибором. Протянул от него несколько тонких гибких трубок с присосками на конце, приладил присоски к шее Уланова.
- Это инъекторы, - пояснил он, - Ну что, вопросы есть?
- Да нет пока, - Андрею уже начали надоедать эти долгие и сложные приготовления, проще разбираться уже в процессе, - Хотя... Как там двигаться? Я раньше был в VR-студиях, там на руках были датчики, и под ногами – подвижная платформа.
- Это – прошлый век, - поморщился Куратор, - Для деток. А если там стул будет, как ты на него сядешь? Грянешься задницей о свою подвижную платформу, вот и весь гешефт. Двигайся, как ты привык двигаться. Ты будешь двигаться там, а здесь – сидеть спокойненько. Просто твоему телу будет казаться, что оно двигается. Вот видишь, я тут ввожу седативное. Выставляю таймер часов на шесть, с запасом. Мозг будет посылать импульсы в мышцы, мышцы на самом деле будут оставаться в состоянии покоя, а наша чудесная химия позаботится о том, чтобы мозг твой обмануть.
Шутки с мозгами давно стали обычным делом, того архаичного пиетета уже не было, мозг теперь – такой же орган, как почка или селезёнка. Разве что, наверное, однажды можно и дошутиться.
- Знаешь, похоже, тебе не так уж и в тягость возиться с новичками. Куратор, - улыбнулся Андрей.
- Да просто предыдущая работа доконала. Одиночная работа, рутинная... Ну что, поехали?
- Готов!
Стас начал запускать аппаратуру, и подлокотники кресла вдруг засветились встроенными огнями индикаторов. Экраны вокруг Уланова тускло замерцали.
- Экран опускаем, - Куратор имел ввиду «забрало» VR-шлема, - И глаза закрываем, будет яркая вспышка.
«Насколько же у них вся это установка необкатана, - неуместно подумалось Уланову, - Что по сложности это как запуск в космос!».
- Закрыл? - в его наушнике резко прозвучал сосредоточенный голос Стаса.
- А? Да! - спохватился Андрей.
- Тогда поехали!
Вспышку он ощутил даже сквозь закрытые глаза. Одновременно что-то кольнуло шею - заработали инъекторы. По шее скользнула приятная волна. А потом - тело вдруг за пять секунд стало каким-то ватным. Андрея качнуло, и он едва усидел. Заиграла музыка, что-то из шестидесятых, как раз тогда стало модно использовать в популярных композициях горловое пение. Но музыка была лёгкой, словно его перенесли в романтический тур по среднеазиатским холмам.
- Глаза можно открыть, - проговорил наушник.
Уланов подмываемый врожденным, почти детским, любопытством, открыл глаза. Он оказался на стуле, обычном полукресле с мягкой обивкой и подлокотниками. Вокруг - прямоугольная комната с высоким потолком и дверью в дальнем конце. Всё было выкрашено в приятный голубой цвет. Рядом со стулом виднелся простенький журнальный стол, на нем ваза с фикусом, журналы, и встроенный в стол динамик.
Уланов осторожно, опираясь на подлокотники, встал. Его снова качнуло, закружилась голова.
«Ого! - Андрей удивился своим ощущениям, - Это уже серьёзно. Понятно, почему Стас говорил про тошноту. Ну-ка, попробуем...».
Он сделал несколько шагов к столу. Ощущения и впрямь странные. Словно чуть больше усилий приходится прилагать, и при этом ощущение, что тело стало легче. Он сделал несколько шагов вперёд, к столу. Поднес лицу руки - они выглядели очень реалистично, до малейших морщинок и папиллярных линий. Правда, всё равно угадывалось, что руки виртуальные - не было его шрамов, например, пальцы чуть другой формы, ну и просто какие-то... Слишком яркие цвета, что ли.
«Готов поспорить, используют движок Ardon, или вроде того. Характерные шейдеры... О, они и одежду мою воспроизвели! - удивился Уланов, - Штаны, джемпер, всё в точности. Эти, пожалуй, реалистичнее выглядят, чем руки - не отличишь! Эх, жаль зеркала нет».
Решив окончательно испытать физику своего виртуального воплощения, Андрей рывком принял упор лёжа и сделал несколько отжиманий. И правда, было полегче. Он даже попробовал сделать отжимание с хлопком - к удивлению, получилось. Реалистичность управления телом была фантастическая.
У одного сержанта его роты, когда Уланов служил срочную, крепкого немногословного негра, получалось выделывать такие штуки на спортивных снарядах, что посмотреть, как он «развлекался» приходил даже старший комсостав. Ходьба на руках на брусьях вниз головой, солнышко в десять оборотов на перекладине, двойное сальто. Умел сержант отжиматься и на одной руке, и с двойным хлопком.
Уланов, набравшись наглости, решил изобразить последнее. К его удивлению, со второго раза получилось. Вот это уже точно было за гранью. Тело здесь легче, или сила больше, пока неясно. Но - чудеса.
- Это «База». Освоился? - судя по голосу, Куратор довольно ухмылялся.
Андрей, вскочив, машинально приложил руку к уху, в котором был микрофон. Шлем, что ожидаемо, исчез, и голос Стаса звучал прямо в ухе Уланова, негромко, но очень чётко.
- Да, вроде, - Андрей, усмехнувшись, посмотрел наверх и кивнул в пустоту.
- Если ты там киваешь, - прокричал голос, - Я говорил, что я не вижу тебя.
Опешив на секунду, Уланов принял расслабленную позу.
- Я помню, да. Что дальше делать?
- Проверим звук. Музыку слышишь?
- Если ты об этой дискотеке для предпенсионного поколения, - хмыкнул Андрей.
- Остряк, - Уланову живо представилось, как Куратор отмахивается в своей манере, - А сейчас?
Музыка, которая, как оказалось, исходила из динамика в столе, вдруг замолкла.
- Нет, сейчас нет, - развёл руками Уланов.
- Супер! Мы делаем успехи!
Андрей не смог понять, что это было - сарказм, или просто веселое настроение Куратора. Сам он разминал пальцы. Осязание здесь и правда было притуплено, как будто тело слегка онемело. И руки словно в тонких латексных перчатках.
- Теперь можешь пройти вон в ту дверь в конце. Там твоя задача - найти три бага. Найти и доложить. Понял?
- Только один вопрос, - спохватился Андрей, - А как мне эти баги распознать?
- Это будет довольно просто, - успокоил его Стас, - Просто перемещайся по локации, ищи любые странности. Всё, что кажется ненормальным, нелогичным. Это почти так же, как у обычных тестеров... Удачи!
За дверью оказалась небольшая комната, гостиная, судя по интерьеру. Резная потертая мебель с излишествами фурнитуры выдавала в хозяине комнаты любителя антиквариата. Ощущение отката на лет двести назад оставляли и зелёные обои, расписанные узорами, тяжёлые красные занавески на окнах, отсутствие любой электроники, кроме люстры и настольных ламп. Даже розеток не было. Всё было заставлено плотно: стол завален письменными принадлежностями и мелкими вещичками, диван – подушками, тумбы и полки заставлены антикварными мелочами.
«Так, посмотрим... – Андрей уселся на диван, удобно раскинув руки, и оглядел комнату, - Нелогичное, значит. Тут комната начала двадцатого века, откуда я знаю, что там было логично, а что нет? Хотя, погодите-ка...».
Присмотревшись к письменному столу, он встал и подошёл ближе. Да, верно, среди канцелярского бардака, чуть прикрытый бумажкой, лежал настоящий раритет – MP-3 плеер. Уланов, конечно, слышал и читал о таких, странный компромисс столетней давности, когда вебфоны уже технически могли воспроизводить музыку такого формата, но ещё не имели памяти, которая вместила бы в себя хоть какой-то приличный набор композиций. Штука была ужасно примитивная, как и формат музыки, который она исповедовала, такие теперь можно найти только в музеях, ну или у коллекционеров. А этот, смотрите-ка, новёхонький, даже не потертый. Но, чтобы знать наверняка, Уланов пошарил по столу, нашёл какой-то ежедневник, исписанный аккуратным, практически идеальным почерком. И его мысль тут же подтвердилась – последней датой в записях хозяина кабинета значилось двадцать второе августа тысяча девятьсот пятнадцатого года.
«Один есть», - довольно усмехнулся Андрей.
Самое интересное, что всё было донельзя реалистичным. Все тени, блики, пропорции. Уланов даже взял со стола карандаш и попробовал сломать его. Получилось – звук характерный, внутри дерево, графит. Вот только тишина стояла такая, что это ужасно нервировало. Нереальная, абсолютная тишина, такой в жизни не бывает. И из-за этого ощущение, что за тобой кто-то пристально наблюдает.
Через двадцать минут он снова опустился на диван, приняв самую непринужденную позу.
- База! – пожалуй, даже несколько громко произнес он.
- Слушаю, - даже всего одно это слово Куратор умудрился произнести энергично и весело.
- Так, ну вроде бы всё, - сообщил Уланов, машинально глядя вверх.
- Нашёл, значит? Докладывай.
- Ты говорил, всё странное и нелогичное? – улыбнулся Уланов.
- Ну.
- А то, что в кабинете под девятнадцатый век висит модернистская абстракция, идёт в счёт?
- Если бы за чувство юмора давали повышение, я уже был бы замом Везена как минимум, - не поколебавшись, отчеканил голос Куратора, - Что по делу?
- Так, - Андрей почему-то стал загибать пальцы, - Плеер на столе в начале двадцатого века – раз. Внутри одной из электролампочек горит огонь, как в свече – два. И цветок в горшке, герань, кажется, пустил корни сквозь горшок. И сквозь подоконник. И ещё...
- Ещё что-то? – Куратор по-настоящему заинтересовался.
- Да. Картина на стене.
- А что с ней?
- Это «Первый шаг» Купки. Висит вверх ногами.
Куратор ответил лишь через три секунды. Уланов довольно щелкнул пальцами, поняв, что эффект достигнут.
- Да, Уланов... – протянул Куратор, - Орёл. Молодец, наблюдательный. Ставлю «зачёт»! Только бага там три. А программистам я устрою завтра... Ты, оказывается, и в живописи разбираешься?
- Попадалось раньше, - уклончиво ответил Андрей.
Он не хотел упоминать, оригинал этой картины был в коллекции его отца, которая раньше располагалась на их даче. Начнутся расспросы, домыслы – мол, как так – отец был из высшего класса, метил в элиту, а сын теперь по третьесортным должностям побирается... Не объяснишь же каждому, что произошло на самом деле. И то, как его отца подставили его же партнеры, и как больно было им, особенно матери, пережить падение с таких высот.
- Хорошо, тогда переходи к следующей локации, - Куратор удовлетворился и таким ответом, - Через ту же дверь. Там тоже нужно найти три бага. Отбой.
Начало было хорошее, это наполнило Андрея оптимизмом. Окинув напоследок взглядом кабинет, он вышел через дверь. И сразу же попал в какое-то тёмное помещение. Маленькое, судя по звуку его собственных шагов. Тут и другие звуки возникли, фоном. Неясные, далекие, такие же как в жизни в тихой комнате, гробовая тишина ушла, уступив место нормальной, живой.

Свидетельство о публикации № 34164 | Дата публикации: 01:03 (21.11.2019) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 22 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 1
0
1 григ2   (21.11.2019 23:47)
Узор текста, изложение впечатляют.
Но почему-то немного утомляют.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com