» Проза » Фантастика

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


ТЕРМИНАЛ. Ремиссия. Часть 2. Глава 1
Степень критики: определяется степенью бездарности критикуемого текста
Короткое описание:

А сколько раз умирали вы?



  

Часть 2. СИМПТОМАТИКА

 

 

ПАРАНОЙЯ

 

Паркала, Россия.

22 июня, 2017 год.

04:16

 

Лица.

 

Старые снимки. Полузабытые побледневшие фотокарточки. Настя закрывала глаза – картинки оживали. Они уносили сознание в глубины памяти и наполняли его чем-то неподражаемым и восторженным.

 

Десятки запылившихся от времени альбомов не открывались членами семьи на протяжении многих лет. Мириады потускневших кадров. Необъяснимо, но именно сегодня, в такой день, лавина ностальгии сошла на Настю. Банты, улыбки, букеты, аттракционы и ансамбли – все вызывало неподдельное умиление. Даже не совсем удачные фотографии, нелепые выражения лиц, пятнышки и зерна на пленке были этим утром особенно трогательными.

 

Лица. Настя удивилась, что на снимках запечатлено гораздо больше людей, чем в ее собственной памяти. Конечно, все они были знакомы, но в повседневной жизни Настя о них даже не вспоминала. Она отметила, что многие из лиц с обратным отчетом времени становились едва узнаваемыми.

 

Но все это не то. Настя искала определенные снимки. Пропавшие. О том, что они когда-то были напечатаны, она лишь догадывалась. Если бы не пустые рамки на некоторых страницах альбомов, то доказательств об их существовании не было бы и вовсе.

 

Новая порция воспоминаний ожидала своей очереди под кучей старых вещей, не надеваемых годами, грудой книг, не открываемых десятилетиями, и пыльного хлама, спрятанного от глаз навсегда. Идеальное место для умышленной амнезии.

 

Зеленая кожаная обложка альбома, который Настя с усердием вытащила из комода, издавала кисловатый запрелый запах. Несколько снимков выпало, усеяв пол. Очевидно, они более всех торопились освободиться из заточения. Настя никогда не понимала, почему родители избрали для фотографий такую участь и всегда запрещали к ним прикасаться. Она действительно радовалась тому, что сегодня избавила снимки от тюремного заключения, нарушив строгий семейный запрет.

 

У Насти были причины пойти на этот шаг. Все случилось восемь дней назад.

 

Безудержно мечтая о веселом дне рождения, Настя с благоговением ждала свой праздник. Мысль о вечеринке не давала ей покоя, и Настя хлопотала над мелочами каждую свободную минуту, будто ее ждет не день рождения, а свадьба. Настю окрыляло чувство восторга и наполненности.

 

Первым делом – торт. Выбор Настю воодушевил, но слегка озадачил. Большой, или составленный из пирожных? Сладкий морковный или сахарный бисквит? Пожалуй, следует поручить этот вопрос маме. Ее приготовления никогда не оставляли гостей равнодушными. Камеру и акустику отец привезет с работы, решила Настя. Фейерверки и украшения она надеялась купить завтра, неподалеку от школы. Настя уже не первую неделю наведывалась в «Бухх!» и зарезервировала за это время внушительный список жизненно необходимых для вечеринки мелочей. Что еще могло потребоваться?

 

Пригласительные.

 

Самодельные карточки с приглашением для друзей прийти в гости были давно разукрашены и подписаны для отправки. Радуясь приятными приготовлениями, Настя направилась в почтовое отделение. Интересно, успеют ли открытки дойти до адресатов вовремя? Или стоило послать их, скажем, вчера?

 

Не успела Настя спуститься в прихожую и накинуть куртку, как входная дверь открылась и вошла мама.

 

– Мне нужно отправить пригласительные, – сообщила Настя, протискиваясь в дверь.

 

– Что за спешка? – послышалось за спиной. – Между прочим, тебе письмо.

 

Настя остановилась.

 

Позабыв про открытки, она уставилась на маму:

 

– От кого?

 

– Не знаю, оно без имени. Наверно кто-то прислал поздравления заранее, опасаясь, что письмо затеряется и не придет вовремя.

 

Настя никогда не получала писем. Должно быть, мама тоже думала об этом – это читалось на ее лице, ведь никто из родственников не присылал открытки семье на протяжении долгих лет.

 

Вот он, шершавый и слегка потрепанный конверт, в руках – имени отправителя действительно не было. Судя по почтовым отметкам, письмо отправлено из Муурола, соседнего городка. Странно, никто из друзей или родственников там не жил.

 

– Отправлю пригласительные открытки позже, – не отрывая взгляда от конверта, сообщила Настя в воздух.

 

Поднявшись в свою комнату, она присела на кровать и с трепетом вскрыла нежданное письмо.

 

Фотография.

 

Солнечный день. Лесок. Старые самодельные качели. Полная изумления девочка, лет пяти. Неподалеку – трое умиляющихся взрослых. Не потребовалось ни секунды, чтобы понять, кто эти люди на снимке. Семья Елагиных. На качелях – маленькая Настя, рядом – мама с папой.

 

Сколько же лет фотокарточке?

 

Десять?

 

Тринадцать?

 

Когда точно запечатлен снимок, Настя не помнила. Более того, на секунду в голове прокралась мысль, что этого вообще никогда не было.

 

На обороте только одно слово – птичка.

 

В конверте притаилось письмо. Отложив фотографию, Настя достала листок бумаги, бережно сложенный пополам. Тончайшим каллиграфическим почерком было написано:

 

 

«Девять лет прошло с тех пор, как я видел тебя в последний раз. Никогда не забуду, как хорошо нам было вместе. Ни о ком я не заботился больше, чем о тебе, и никого не любил так, как тебя.

 

Когда родители уезжали, я был рядом, и нам было хорошо, очень весело.

 

Мы часто, по выходным, гуляли в Охалатва у леса, собирали цветы. У тебя были любимые качели, которые я соорудил специально для тебя в рощице Сарженца. Словно птичка, ты раскачивалась очень высоко, но я был всегда рядом, чтобы ты не упала.

 

А помнишь, я научил тебя читать, и ты рассказывала о приключениях Алисы, когда мы виделись? Ты дарила мне рисунки невиданных животных, известных только тебе. Однажды, когда ты плескалась в озерце Паркала, а я готовил для нас сосиски на костре, ты сказала, что любишь меня и рада, что я есть. Мы были счастливы. Ты помнишь?

 

Но были и горести. Я мучился, ведь ты часто болела. Иногда, ты так сильно страдала, что ответственность, которую я не смог понести, разрушает теперь мою жизнь. Страдания, которые тебе пришлось вынести, всегда сводили меня с ума, но я ничего не мог поделать. С самого твоего появления в семье, я молил Господа об освобождении от нестерпимых мук, но он посылал лишь новые горести.

 

Ты помнишь, как я заботился о тебе и всегда оберегал?

 

Ты помнишь, что я старался только помочь?

 

Ты не помнишь, конечно же, ты была крошечной.

 

Но я видел выход лишь в одном. И в ответ на всю любовь и заботу твои родители скрыли меня от тебя. Удалили, уничтожили. Мне пришлось уйти, и мы больше никогда не виделись. Знаю, что не имею права сеять вражду в семье, которую я так отчаянно люблю до сих пор, но я уверен, что выгнали меня из дома неоправданно и несправедливо, ведь я хотел лишь одного – твоего освобождения.

 

Птичка.

 

Моя маленькая птичка. Ты словно в клетке, в чужом доме, в заточении, живешь в этом мире, не зная правды и не испытывая свободы. Пора лететь!

 

Пришло то время, когда убеждения родителей не могут более преграждать мой путь к тебе. Их заблуждения больше меня не остановят. Я помогу любимой птичке расправить крылья и улететь. Помогу быть свободной и восторженной. Освобожу, и никто не уничтожит мои стремления заботиться о тех, кто так этого заслуживает.

 

Ты помнишь меня?

 

Могу ли я надеяться и верить, что ты никогда не забывала?»

 

 

Настя попятилась.

 

Перечитав письмо трижды, она недоумевала.

 

Вернувшись к фотографии, не сразу стало ясно, в чем дело. Но на снимке были не только она, маленькая Настя, и родители. Там был некто третий. Мужчина, лет пятидесяти, худощавый, но с выправкой. Короткостриженый, в пиджаке, спокойный и безмятежный. Кем он был? Почему написал странное, неожиданное письмо? Почему рассказал о том, чего Настя не помнила? Он будто знал, что неизвестен ей. Могу ли я надеяться и верить, что ты никогда не забывала?

 

В голове все перемешалось, волнение и недоумение нахлынули совершенно внезапно.

 

– Мам!

 

Через минуту дверь в комнату открылась, и на пороге появилась мама.

 

– Как поздравления? – поинтересовалась она с улыбкой.

 

Настя не знала, как выглядит со стороны, но ей казалось, что ее лицо стало каменным и враждебным. Каждый мускул напрягся от негодования.

 

– Это какая-то шутка? – сухо спросила она.

 

Мама не решалась подойти ближе.

 

– В чем дело, дорогая? От кого это письмо?

 

Настя не ответила, лишь протянула листок бумаги и конверт. Маме пришлось сделать несколько аккуратных шагов, прежде чем она смогла дотянуться до письма. Ближе подходить ей не давала невидимая стена – такой встревоженной Настя маму никогда еще не видела, но, признаться четно, сейчас ее это практически не беспокоило.

 

Маме потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что происходит. Она резко изменилась в лице, сжала листок в кулаке, не дочитав послание до конца, и, бросив короткий взгляд на фото, развернулась в пороге и вышла из комнаты без слов.

 

– Я спросила, это какая-то шутка? – не унималась Настя, бросившись вслед.

 

Мама остановилась в коридоре.

 

– Ты должна забыть об этом, – коротко проронила мама через плечо и двинулась дальше.

 

Настя осталась в одиночестве. Смятение и непонимание потрясало ее. Вернувшись в комнату, ей потребовался не один час, чтобы прийти в себя.

 

Вечером, когда отец вернулся с работы, мама отвела его в спальню, закрыла дверь и принялась что-то с ним обсуждать. Тон возрастал, перерастая в спор. Настя не осмеливалась подслушивать их разговор, но проведя весь день в комнате и перебирая в голове обрывочные фразы из письма, ей не терпелось дождаться отца с объясниями. Когда он, наконец, вошел в комнату, Настя с надеждой бросилась к нему:

 

– Папа, мне необходимо знать, от кого оно.

 

Несколько секунд они смотрели друг на друга.

 

– Ты должна забыть об этом, – наконец сказал папа и неторопливо вышел.

 

Чувство разбитости было ошеломляющим. О пригласительных открытках в тот день Настя больше не вспоминала.

 

 

Сегодня, практически всю ночь, Настя искала фотографии, на которых мог быть запечатлен таинственный мужчина – одно фото, о существовании которого Настя раньше не знала, он уже прислал. Должны быть и другие.

 

Кто этот человек? Родственник? Друг семьи? Может быть, старший брат отца, о котором Настя знала, но никогда не видела. Устроившись на кровати, Настя продолжала рассматривать фотокарточки. Окунулась в море воспоминаний – на удивление холодное и мутное. Альбом с зеленой обложкой хранил самые отдаленные во времени фрагменты из жизни семейства Елагиных. Сколько Настя не старалась, себя, или хотя бы родителей, на страницах альбома она найти не смогла.

 

Дверная щель зажглась золотой полоской света – через несколько минут раздался запоздалый стук в дверь. Настя не оторвалась от своего занятия: ранний гость вошел без приглашения.

 

– Начало пятого, – заметила мама с тревогой в голосе.

 

Настя не проронила ни звука.

 

– Я услышала шум и решила зайти. Я волнуюсь, – сказала мама, обводя взглядом усыпанную фотографиями комнату, открытый настежь комод, разбросанные книги и вещи.

 

Настя приняла решение сохранять молчание.

 

– Отец тоже не спит, – с долей участия призналась мама.

 

Какой удивительный подвиг. Само беспокойство родителей ее раздражало. Кто как не они виноваты, что все обернулось таким образом?

 

– Настёна, мы переживаем, – продолжила мама, войдя в комнату.

 

Настя считала, что снимки сейчас куда важнее, чем пустые разговоры. Мысли о каждодневных ссорах из-за письма и нежелании родителей признаваться, заместили эйфорию и восторг от просмотра старых фотокарточек абсолютной злостью. Отложив альбом в сторону, она с упреком взглянула на маму.

 

– Ты злишься, – заметила мама, присаживаясь на самый краешек кровати.

 

Настя удивилась этой проницательности.

 

– Какой бы показательной не была твоя демонстрация, мы не уступим. Настя, родная, я хочу, чтобы ты знала, что мы любим тебя. Мы. Никто другой не дорожит тобой так, как мы. Есть вещи, от которых наша любовь обязывает тебя защищать.

 

В ответ – молчание.

 

– Я прошу тебя остаться сегодня дома, не ходить в школу. Ты можешь позвать друзей вечером на праздник. Мы сходим с отцом отлучимся и не станем вам мешать, – сдалась мама, переведя тему в безопасное русло.

 

Она выдержала паузу, делая акцент на последней фразе и подчеркивая тем самым свою учтивость. Но Настя чувствовала, как внутри все закипает. Любезности буквально взбесили ее.

 

– Но о том, что произошло на прошлой неделе, ты должна забыть. Этот человек едва не разрушил нашу семью. Он психопат, и все слова о любви, которые он написал, это чистая ложь. Мы вынуждены принять меры, чтобы встречи, о которой он сообщил, никогда не произошло.

 

– Почему вы не говорите, кто он, – с упреком завелась Настя. – Я прошу лишь ответить на этот вопрос. Кто он, и почему я не помню о нем и тех ужасных вещах, как вы говорите, которые он совершил? Судя по письму, он был мил ко мне и добр. Но я даже не знаю, кто этот человек. Я о многом прошу? Я похожа на меленькую девочку, которая не может принимать решения о том, что мне нужно знать, а чего нет?

 

– Это Федор Елагин, твой дедушка, – мама поджала губы.

 

– Отлично, и что он сделал?

 

– Всё, чтобы навечно потерять возможность быть рядом с нами, – ответила спокойно мама. – Он чудовище, и то письмо – это очередная ложь, которой он прикрывается, чтобы забрать тебя у нас.

 

Спешно направившись к двери, мама дала понять, что это единственное, что можно было рассказать. Пожелав спокойной ночи и в очередной раз напомнив о том, что Настя может позвать вечером гостей, она торопливо вышла из комнаты.

 

Гнев не утихал, а недоумение переросло в странную форму любопытства, сходного с жаждой, которое заполнило всю комнату. Снимки уже не казались такими вдохновляющими и фееричными. Ностальгия по прошлому улетучилась, и Настя почувствовала себя неполноценной, словно картинкой из пазлов с несколькими недостающими фрагментами.

 

Она смахнула десятки фотокарточек с одеяла, не в силах успокоить бурю эмоций.Запрет на фотографии всегда казался подозрительным. И вот теперь что-то начинало проясняться. Попытки родителей стереть любое напоминание о детстве, о ранних годах жизни казались жестокими, но Настя нашла в себе силы перебороть страх и переступить запрет. Однако это практически ни к чему не привело. Удивительно, но ни в одном альбоме не было фотографий с новорожденной Настей. Ни одного снимка с детского сада или игровой площадки.

 

Вплоть до восьми лет – ничего. Восемь лет, вырванных из памяти несчастного ребенка. Ты должна забыть об этом, крутился голос мамы в воздухе. Несложная задача, учитывая, что Настя и так ничего не помнила. Никаких видеозаписей. Никаких историй. Воспоминаний о прошлом будто не существовало.

 

Настя впервые пошла в школу, и это было началом осознанного существования. Она часом ранее наткнулась на снимок первого школьного дня, и тогда ее окутал восторг и умиление.

 

Лица. Словно перемещаясь во времени, Настя видела себя со стороны. Она – ученица школы. Уже взрослая. Довольная собой и счастливая. Настя с умилением вспомнила, как познакомилась с Лизой, своей лучшей подругой, у которой в тот далекий день были нелицеприятные симптомы простуды, отчего бедная девочка была обречена провести свой первый учебный день обделенной вниманием окружающих. Настя, обладая тогда патологической необходимостью в дружбе, не позволила Лизе грустить, всячески способствуя тому, чтобы девочке не пришлось через много лет вспоминать первый школьный звонок в качестве худшего дня в жизни.

 

Все прошло чудесно. Это навсегда определило их будущее. Все знали, что тандем Настя-Лиза крепок и несокрушим. А ведь все началось с отвратительно выглядящего насморка на первом школьном звонке. Лиза нередко интересовалась, почему Настя решила с ней подружиться, ведь тогдашние одноклассники избегали девочку-с-соплями, никто не обращал на нее внимания. Настя отвечала всегда одинаково: «Мы с тобой родственные души». Здесь трудно поспорить.

 

Галина Анатольевна, руководитель «Г» класса, в котором обучались Настя, Лиза и еще около дюжины ребят, традиционно, в конце мая, организовывала для своих питомцев фотосессию (в семье не было принято делать собственные снимки, поэтому это был чуть ли не единственный источник новых кадров). Просматривая фотографии каждого последующего года, Настя отметила, что практически все ребята вымахали, вытянулись и повзрослели.

 

Лица. Сравнив фотографии с разницей почти в десять лет, установить, кто был кем в прошлом, оказалось нелегкой задачей.

 

Снимки в школьном альбоме заканчивались по необъяснимому стечению обстоятельств рождественским снимком, запечатленным несколько лет назад во время отдыха в Испании. Что он тут делает?

 

Настя с родителями праздновали рождество у двоюродного брата по матери, который любезно пригласили их погостить в Сиджес, на юг Испании. Отогреться на лазурном побережье, однако, не удалось. Что-то в планах пошло не так. Нелепая ссора. Славно спланированный евротур был спешно отменен, и семья вернулась в Паркала всего через день после прибытия на Средиземное море. Рождественский снимок – единственное приятное воспоминание из той поездки.

 

В отличии от однокашников, Настя практически не изменилась со времени, когда был сделан снимок. У рождественской елки, наконечником упирающейся в трехметровый потолок, стояла все та же высокая и худощавая девчонка с овальными, почти круглыми чертами лица. Глаза в свойственной манере прищурены, отчего их цвет невозможно было угадать. Низкое качество пленки делали и без того бледную кожу почти белой. Причудливые кончики каштановых волос окрашены в темно-вишневый и изрядно профилированы.

 

Настя улыбнулась – идея окрасить волосы пришла Лизе, когда они посещали вернисаж авангардных художников в Балконах за нескольких месяцев до отъезда в Испанию. Тогда им понравился портрет некой Ксении Репниной, которая, как утверждала сноска под картиной, окрасила кончики волос в самый счастливый день своей жизни. Недолго думая, Лиза предложила тем же вечером последовать примеру Ксении, ведь, по ее мнению, ждать особенного дня нет смысла. Настя не противилась, она всегда согласна на любую авантюру, предложенную подругой – уже вечером того дня они ходили по улицам Паркала с фиолетовыми волосами.

 

Улыбка сохранялась недолго. Родители никогда не делали собственных снимков, и тогда, видимо, кто-то из родственников второпях вручил им эту фотокарточку, даже не догадываясь, какое заточение ее ждет в будущем. Через много лет конфликт будет непременно забыт. Даже сейчас Настя не могла толком припомнить, что стряслось. Тем не менее яркий кадр на фоне по-европейски стильной рождественской елки однажды так и скажет, лукавя (конечно, при условии, что его кто-либо увидит) – праздник удался, все счастливы. Лживые, лживые воспоминания.

 

Альбом с зеленой обложкой, который внимательно просматривала Настя, когда в комнату входила мама, был самым странным. Намека на то, что он принадлежит семье Елагиных, не было. Должно быть, это очень старинные фотографии, раз никого из запечатленных на пленку людей Настя узнать не могла. Она бегло пролистала оставшиеся несколько страниц. Недоверие, которое тлело в сердце, теперь лишь нарастало – это единственное, что чувствовала Настя.

 

Фотографии с первого класса. Все фотокарточки за девять лет учебы – на месте. Семейные праздники, выходные, летние отпуска. Кадры с родственниками, друзьями родителей и даже портреты кошечек и попугаев, которые когда-либо были в семье. Все, кроме таинственно пропавших фотографий дедушки, а вместе с тем и восьми украденных из памяти Насти лет.

 

Пустота. Настя не понимала, как такое возможно. Она осознала, что полжизни просто стерто из мира, удалено. Найдя в комоде альбомы, она надеялась восстановить хоть что-то из пропавшей цепочки жизненных событий. Но отсутствие кадров за восемь лет напугали ее не на шутку.

 

Чудовище. Кем он был? И что такого ужасного натворил? Само незнание выводило Настю из себя.

 

Старик Елагин был дедом по отцу. Насколько помнилось Насте, она никогда его не видела. Или не помнила, что казалось еще более странным. Она всегда знала, что на дне комода покоятся сотни, а может и тысячи фотоснимков, но еще никогда они не вызывали у нее интерес. Во всяком случае, интерес той степени, чтобы нарушить запрет родителей и достать погребенные под десятками книг альбомы.

 

Настя просматривала фотоснимки снова и снова. Федор Елагин, крутилось в голове. К утру, разделавшись со всеми существующими в комоде фото, Настя пришла к выводу, что участие деда в жизни семейства и последовавшее впоследствии изгнание приходились именно на годы, бесследно пропавшие из памяти. Найденные фотографии не открыли тайны – Настя убедилась в этом, покончив с зеленым альбом, который содержал самые старые кадры.

 

Она не могла не заметить явно отсутствующие на своем месте снимки, что раздражало ее еще больше. Ведь в письме находился кадр с изображением дедушки. Возможно ли такое, что остальные фотографии у него? Или они навсегда уничтожены родителями?

 

Захлопнув альбом нарочно шумным образом, Настя стряхнула оставшиеся фото с постели, забралась под одеяло и закрыла глаза. Намеренно непогашенный свет почти не мешал Насте – пусть они думают, что я все еще не сплю.

 

Лица – теперь они не казались близкими и родными. Напротив – все они сделались назойливыми и нежеланными. Усмирить негодование и злость Насте никак не удавалось.

 

Федор Елагин. В полусне Настя представила, что некто Елагин наблюдает за ней с разбросанных по полу фотокарточек. По затылку пробежала волна мурашек. Настя приоткрыла глаза – и действительно, со снимков смотрела размытая временем и дымкой физиономия. Настя испугалась и зажмурилась. Чудовище. Это последнее, что запомнило засыпающее сознание Насти.

 

Сон склеил веки. Больше она, измученная тайнами, не думала ни о чем. Уснула крепко и на удивление быстро. Злость и обида покинули комнату сами собой – остались только старые снимки. Полузабытые побледневшие фотокарточки. Единственные свидетели витающей в комнате паранойи.

 

 

 

Предыдущая глава

Следующая глава


Свидетельство о публикации № 31878 | Дата публикации: 23:53 (25.01.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 178 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 4
0
4 Chrisrus   (05.04.2018 13:16)
Из хорошего могу подчеркнуть неплохой слог, атмосферу и умение держать интригу. Не соглашусь с Готимой по поводу того,  что посторонние вставки из жизни во время просмотра фотографий - это плохо. Скорее наоборот, ведь воспоминания делают Настю более реалистичным персонажем. 

Однако небольшие косячки всё же имеются. Дочка впервые получает письмо, а родители даже не открыли и не прочитали его? Не верю. Прямо соблюдается политика конфиденциальности, блин. Особенно учитывая то, что скелетов в шкафах пылится более чем достаточно. А дедушка этот? Почему он был так уверен, что письмо сразу попадёт в руки Насти? В общем, глупо как-то выходит, нелогично.

+1
3 NekoEkz   (24.02.2018 13:55)
"Новая порция воспоминаний ожидала своей очереди под кучей старых вещей, не надеваемых годами, грудой книг, не открываемых десятилетиями, и пыльного хлама, спрятанного от глаз навсегда. Идеальное место для умышленной амнезии" довольно тяжёлое предложение, про амнезию вообще странное.
Много повторений Настя, часть стоит заменить на девушку или вообще опустить, других действующих лиц нет, читатель не запутается
"Настя с усердием "  стоит написать с трудом
"Несколько снимков выпало, усеяв пол" усеял это перебор, можно концовку убрать вовсе
"Безудержно мечтая" тоже перебор
"Настю окрыляло чувство восторга и наполненности." "Выбор Настю воодушевил, но слегка озадачил. " сделайте предложения чуть проще, ощущение что у вас даже у пыли есть свои чувства)))
"Её приготовления" лучше заменить на готовка или стряпня
"Самодельные карточки с приглашением для друзей прийти в гости были давно разукрашены и подписаны для отправки. " толи запятых не хватает толи стоит переделать
Странный переход по времени, сначала настоящее чуть прошлого и потом снова настоящее, то есть она неделю не разговаривали с родителями?
"Настя испугалась и зажмурилась. Чудовище. Это последнее, что запомнило засыпающее сознание Насти. Сон склеил веки" как можно уснуть после испуга?
Признаюсь честно, я устала читать, для меня мало действий, первая часть была намного сильнее, пока не понимаю  как они связаны, но надеюсь потом станет понятно)

+1
2 Gotima   (23.02.2018 14:01)
Странно, что в этой главе вы дату поставили, а в первой - нет...

Полная изумления девочка, лет пяти (раз). Неподалеку – трое умиляющихся взрослых (+3=4). Не потребовалось ни секунды, чтобы понять, кто эти люди на снимке. Семья Елагиных. На качелях – маленькая Настя (+1=5), рядом – мама с папой (+2=7). --- Семь человек! Ого...
Конечно, я понимаю, что вы по два раза об одних и тех же людях написали. Вот только зачем? Или... реально 7 их было?

Если девочка лет 5, Настя предполагает, что фото сделано 10-13 лет назад... То девочке либо 15, либо 18. Разница огромная, ведь ДР в 18 - это дата! К тому же, если возраст девочки почти точно определён, а Настя знает, сколько ей лет, то для неё не составит труда посчитать, сколько лет назад сделана фотография. В общем, слишком запутано с возрастом вышло.

Письмо.... Письмо... Содержание в нём очень загадочное... Его автор почти всё рассказал, но всё равно недорассказал... Допустим, это какой-то...ммм....мужчина. Вот он заботился о девочке (которую, видимо, удочерили) лет так до 5-6-7 (раньше читать редко кто учится, тем более бред типа Алисы))) Настя этого мужика в упор не помнит (что странно. Допустим, болезнь - причина, ладно). Вот это таинственный мужчина хочет поведать Насте о себе, о прошлом, намекает о том, что что-то в её семье не так, что-то недоговаривают... ТОГДА НА КОЙ ЧЁРТ ОН ПРЯМО ВСЁ НЕ НАПИШЕТ? Или не укажет, где встретиться, или не укажет на какие-то опасности, не раскроет какую-то правду? Он вообще ничего конкретно не написал! Он просто ввёл девочку в заблуждение. 
Значит... может... мужик НЕдоброжелатель? В любом случае, вывод только один - НЕКТО хочет просто поиграть с девочкой.

Но на снимке были не только она, маленькая Настя, и родители. --- конечно! Их там семеро было! А если серьёзно... Она не заметила сразу мужика? Кстати, +1 ещё... кто-то ведь фоткает!!!

Через минуту дверь в комнату открылась, и на пороге появилась мама. --- тут не хватает молнии, осветившей мрачное лицо мамы, и грома )))) Шучу ) так написано просто... Ассоциации сработали )))

Мама не решалась подойти ближе. --- какая причина этому?

Блин, если в семье есть тайна, если письмо прислано ПЕРВЫЙ раз в жизни Насти, из места, где никого из знакомых нет, то как минимум родичи должны были насторожиться и уж никак не дать письмо Насте.

– Ты должна забыть об этом, – коротко проронила мама через плечо и двинулась дальше. --- ну? А где продолжение "ты должна знать об этом?". У мамы нелады с логикой?

– Ты должна забыть об этом, – наконец сказал папа и неторопливо вышел. --- просто глупо. Действия папы (и мамы) не отличаются ни логикой, ни умом...

Мужик психопат... А родители упорно не хотят девочке всё рассказать. То есть, подогревают её интерес, но не говорят правды... Бред...

с овальными, почти круглыми чертами лица. --- насмешили ))))
Описание девочки безбожно плохо! 

Прочла я про все эти фото с фиолетовыми волосами и Испанией и не поняла, зачем. Зачем уводить читателя от основной загадки рассказа? Цель какая? Просто рассказать о моментах из прошлого? Но они пусты и даже смысловой нагрузки никакой не несут!
Если думаете, что в сравнении с тогдашним счастьем теперешняя загадочность будет выглядеть как-то по-выдающемуся, ошибаетесь. Не такой уж серьёзный конфликт вы нагне...ли... нагнетали... создали... в прошлом, чтобы был контраст. Не абы что случилось, чтобы Настя возненавидела лживое, лживое прошлое... Она даже толком ничего не знает! С чего ей так расстраиваться?

Зелёный альбом... Я уже запуталась... Это не в нём была Испания и фиолетовые волосы?

Фотографии с первого класса. Все фотокарточки за девять лет учебы – на месте.  --- вы же писали выше, что в семье не принято фоткаться!

Итог. Много всего одинакового, мысли по кругу ходят, про одно и то же. Загадка есть, но всё вокруг неё так нелогично и даже глупо, уж простите. Действия странные, слова, мысли. Этот раздутый внутренний конфликт Насти... Варёные мама и папа. Дедушка, который пишет странные захадошные письма, вместо того, чтобы хоть что-то прояснить. Короче, загадка стоит особняком от всего, что вы вокруг неё пытаетесь создать.
В предложениях есть ошибки построения, нелогичные сравнения, что делает рассказ сырым, не вычитанным.

+1
1 Ivannicoff   (22.02.2018 13:48)
1. «Новая порция воспоминаний ожидала своей очереди под кучей старых вещей, не надеваемых годами, грудой книг, не открываемых десятилетиями, и пыльного хлама, спрятанного от глаз навсегда.» — эти уточнения реально нужны?
2. «Зеленая кожаная обложка альбома, который Настя с усердием вытащила из комода, издавала кисловатый запрелый запах.»
3. «Чувство разбитости было ошеломляющим.» — какое-то оно покалеченное, это предложение.
4. «Он психопат, и все слова о любви, которые он написал, это чистая ложь.» — вы сами в это верите? Какая у него психопатия, может истерическое расстройство личности имело ввиду? Почему не сказать, что он — больной, псих, ненормальный?
5. «Настя, обладая тогда патологической необходимостью в дружбе, не позволила Лизе грустить,» — написал как психопатологоанатом.
6. «Все знали, что тандем “Настя-Лиза” крепок и несокрушим.» — ‘тандем’ — это у Путина с Медведевым, а у девчонок — что-то другое.
7. «Галина Анатольевна, руководитель «Г» класса, в котором обучались Настя, Лиза и еще около дюжины ребят, традиционно, в конце мая, организовывала для своих питомцев фотосессию» — подопечные, воспитанники, дети...
8. «Настя с родителями праздновали рождество у двоюродного брата по матери, который любезно пригласили их погостить в Сиджес» — будем проще — родственника.
9. «Недоверие, которое тлело в сердце, теперь лишь нарастало – это единственное, что чувствовала Настя» — неподходящие антагонисты.
Мне понравилось, буду читать далее, но вот с названием главы не согласен. Ну, нет здесь паранойи, так параноидальный бред.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com