» Проза » Фантастика

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


ТЕРМИНАЛ. Ремиссия. Часть 2. Глава 3.
Степень критики: определяется степенью бездарности критикуемого текста
Короткое описание:

А сколько раз умирали вы?



   

ПАТОЛОГИЯ

 

18:44

 

До звонка оставалось не больше пятнадцати минут. Галина Анатольевна еще в начале урока раздала аттестаты и все оставшееся время решила посвятить решению химических задач. Не пропадать же времени впустую.

 

Настя обожала своего учителя. Молодая на вид, она обладала исключительной особенностью находить общий язык с любым учеником, даже бездельники посещали ее занятия с удовольствием. Учитель всегда относилась к своим подопечным с пониманием и заботой, что отличало ее от большинства других преподавателей. Вы не просто поток школяров, говорила она, вы все выдающиеся люди. Не трудно представить, почему все восхищались Галиной Анатольевной. В ее словах никогда не было лести. Настя гордилась, что когда-то выпал редкий шанс обучаться под ее началом.

 

Вместе с тем, Галина Анатольевна ненавязчиво прививала любовь школьников к химии, и каждый урок проходил без скандалов и вызовов родителей к директору. Что нельзя сказать о других школьных предметах. Избалованные роскошью «Логики», ученики использовали любую возможность сорвать урок или вывести преподавателя из себя.

 

Галина Анатольевна была понимающей и чуткой, хотя многие находили ее чересчур чувствительной и эмоциональной. Манера говорить, сопровождая интонационно выделенные слова жестами, очень забавляла Настю и ее одноклассников. Была у учителя, правда, одна особенность. Привычка, если не сказать - странность. Галина Анатольевна ежеминутно вела личный дневник. Ходили слухи, что учитель страдала редкой формой психического отклонения, и постоянное ведение дневника было прописано ей психиатром. Возможно, она была одной из жертв Северного ветра, но доказательств тому, естественно, не было. Она на самом деле никогда не расставалась с записульками. Чаще всего это казалось забавным. Приноровившись всегда делать два дела сразу, одним из которых обязательно было ведение дневника, Галина Анатольевна могла искусно разделять свое внимание, что зачастую приводило к казусным, но веселым ситуациям во время занятий.

 

Но бывало, что Галина Анатольевна останавливалась. Это происходило всегда внезапно. Она молчала минуту. Обводила взглядом пространство. Затем вновь склонялась над тетрадью и продолжала свой конспект.

 

Что это было в такие моменты? Помутнение разума? Или напротив - просветление? И что можно было писать в таком количестве? Ответов никто не знал.

 

Настя вызвалась решать у доски задачу о «количестве вещества в растворе». Проблем с этим никогда не было, к тому же Настя искала любой повод отвлечься от навязчивых идей о помутнении собственного рассудка.

 

В дверь постучались.

 

Галина Анатольевна, традиционно не отрываясь от летописи, пригласила нежданного гостя войти.

 

В пороге появился Николай Петрович Вагнер, преподаватель физики. В раках он держал с десяток тикающих метрономов. Ученики поздоровались, и тогда он воодушевленно сообщил, выглядывая из-под груды снующих приборов:

 

– Хотел напомнить вам о нашей встрече, которую мы запланировали на прошлой неделе. Если вы не состоите в астрономическом кружке, все равно можете приходить, обещаю, что время впустую никто не потратит. Сегодня, наконец, сформируется парад светил, который мы ожидаем вот уже семьдесят лет. Вы должны это увидеть.

 

– Об этом говорят по телевизору весь день, – дополнила Галина Анатольевна с улыбкой, не подняв головы.

 

– Еще бы! Сометеорие примет сегодня максимально симметричные очертания, и будет наблюдаться невооруженным глазом даже сквозь тучи, если они вдруг закроют небо. Увеличение линз нашего оборудования позволит не только наблюдать за тем, как небесные тела станут перемещаться по небу, но и дадут четкую картинку пульсирующего свечения, которое ранее никогда не наблюдалось.

 

– Вы сказали, Сометеорие?

 

– Международный астрономический союз еще не дал определение этому феномену, – продолжил Вагнер, – но уже долгое время в прессе фигурирует именно это название. По официальной версии, вследствие Аномалии в Куакола в сорок седьмом году, произошел катастрофический выброс магнитных потоков в атмосферу, которые притянули блуждающие метеоры к Земле и закрепили их гравитационными силами на орбите, подобно Луне. Семьдесят лет они кружат вокруг нашей планеты, медленно взаимодействуя с космическими телами вокруг и формируя тем самым удивительные очертания. Пожалуй, именно поэтому феномен прозван Сометеорием и представляет собой удивительное событие, которое нельзя пропустить.

 

– Надеюсь, это не опасно для жителей планеты? Если вспомнить события в Куакола, погибли люди, которые находились в эпицентре Аномалии.

 

– Понимаю Вашу озабоченность, Галина Анатольевна, – отозвался Вагнер, – я не могу заверить, что феномен не представляет угрозы для Земли и людей. До конца еще не понятны механизмы, спровоцировавшие возникновение Сометеория, а причастность Аномалии к жертвам еще недоказана и вообще весьма сомнительна. Никому до конца не ясно, как метеориты поведут себя в дальнейшем, какое воздействие окажут на нас спустя десятки лет. Ведь магнитная Аномалия, с точки зрения долгосрочных последствий, не оказала разрушительного влияния на технику или здоровье людей. Однако если будет доказано, что трагические последствия имели место вследствие Аномалии, боюсь, в будущем могут произойти вещи куда ужаснее.

 

– Вряд ли метеориты упадут нам на голову именно сегодня, – улыбнулась Галина Анатольевна, не отрываясь от записей. – Семьдесят лет кружили в небе. Надеюсь, пройдет еще столько же.

 

– Как минимум, – подтвердил Вагнер, улыбнувшись в ответ. – Ребята, не упустите возможность наблюдать сегодня за историческим событием, это будет грандиозно.

 

Николай Петрович обозначил время начала астрономического кружка и место сбора, после чего извинился за свое вторжение и исчез по ту сторону двери. Щелканье метрономов затихло. Галина Анатольевна не повела и бровью, а Настя, которая все это время стояла у доски, принялась доводить решение задачи до конца.

 

Через минуту снова раздался стук в дверь, который классный руководитель на этот раз пропустила мимо ушей. Должно быть, визитер ждал радушного «войдите!», но поскольку оно не последовало, дверь открылась с большим запозданием. В пороге появился пожилой мужчина с черной сумкой в руке.

 

Галина Анатольевна продолжала строчить записи, не обращая внимания на незнакомца, думая, должно быть, что это вернулся Николай Петрович.

 

Это был не он. Визитер кашлянул, но не удостоился внимания преподавателя. Незнакомец тем не менее представился, назвал себя сотрудником пожарной охраны и прошел в конец класса, где располагалась панель противопожарной системы. Изучая разноцветные лампочки, он вскоре притих, будто его вовсе не было в классе. Настя тем временем выводила очередную химическую формулу. Мысли о цепях, поездах и вирусах невольно улетучились. Даже тот факт, что сегодня Насте исполнилось семнадцать, выпал из памяти.

 

Вот она с ликованием на сердце определила количество вещества и победно просила мел в нишу.

 

И встретилась с этим взглядом. Шпионским и подозрительным.

 

Незнакомый никому служащий пожарной охраны стоял в конце класса и маниакально наблюдал за Настей. Шкафы оттеняли лицо визитера, но это не мешало Насте видеть алчные огоньки в его глазах. Он улыбался и почти облизывался от вожделения.

 

Настя испугалась такого зрительного контакта и того, как организм на него отреагировал. Она хотела громко вскрикнуть, но осознала, что не может. Стеклянные глаза незнакомца покрыли Настю занавесом забвения. Сознание стало темнеть, а голова вихрем закружилась. Насте почудилось, что она теряет сознание, однако она продолжала уверенно стоять на ногах.

 

Зазвенел звонок.

 

Класс ринулся в коридор, вереща от восторга. Последний в жизни «Г» класса школьный урок только что издал прощальный крик. Галина Анатольевна, не отрываясь от ежедневника, пожелала удирающим прочь ученикам удачи по жизни и всевозможных успехов. Настя пришла в себя мгновением позже. Она схватила свои вещи и поспешила прочь из кабинета по органической химии. Обеспокоенная Лиза следовала рядом.

 

Очередной приступ галлюцинаций? Настя чувствовала себя как никогда паршиво. Даже видения (иначе случившееся она назвать не решалась) не приносили столько отвращения. Что за ужасный визитер! Тот в свою очередь засеменил к выходу, ни слова не сказал преподавателю и вышел в коридор, растворившись в толпе школяров.

 

Сознание Насти вертелось и крутилось, словно на карусели. Тошнота подкатывала изнутри. Настя опасалась, что ее вот-вот вывернет наизнанку. Придерживаясь о стену, она остановилась у окна и глубоко задышала, стараясь приглушить рвотные позывы. Река осчастливленных окончанием учебного года учеников едва не сбила Настю с ног – она спешно прижалась к стене, пропуская толпу вперед.

 

Лиза стояла в двух шагах от Насти и наблюдала за подругой с тревогой. Придерживая Настю за руку, чтобы она вовсе не утонула в потоке ополоумевших школьников, Лиза с участием спросила:

 

– Снова, да? Нужно отвести тебя к врачу. Меня все это начинает пугать, Насть.

 

– Я в порядке, – соврала Настя, прикрывая рану на шее, которая пульсировала и сочилась.

 

– Ты отвратительно выглядишь, – заметила подруга.

 

– Спасибо, – скривилась Настя, не в силах противостоять ноющим царапинам на шее.

 

Настя съязвила зря и поймала себя на мысли, что это не подходящий момент для споров – вины Лизы в происходящем, конечно же, не было. Стиснув зубы, она направилась к выходу.

 

У порога винтовой лестницы подруг догнала Галина Анатольевна. Запыхавшаяся, она держала в руках добрую стопку аттестатов. Настя приготовилась к отличному финалу дня – разносить документы одноклассникам, которые не явились на сегодняшний урок.

 

– Настя, – обратилась она с умоляющим взглядом, – могу я украсть вашу подругу ненадолго? Эти аттестаты «Е» класса нужно отнести в методический отдел на подпись, меня попросили еще днем, а я про них совсем забыла.

 

Настя и Лиза переглянулись. Галине Анатольевне невозможно было отказать. Лиза взяла стопку сертификатов и пообещала преподавателю, что не подведет.

 

– А еще их нужно отнести в архив, чтобы там сняли копии, – виновато продолжила Галина Анатольевна.

 

– Чудесно, – выдавила Лиза, не вправе отказать преподавателю, которого все вокруг считали божьим даром человечеству.

 

– Мне так неловко, – призналась та, – вы меня очень выручите, спасибо!

 

Лиза обняла Настю. На лице подруги читалось сожаление, что ей приходится оставить Настю одну в таком состоянии.

 

– Я жду тебя вечером, – протянула Настя. – Я же так и не выслала приглашения на вечеринку и поэтому никого не жду. Дома огромный торт с моей фотографией из рисовой бумаги и мы просто обязаны его прикончить. Есть подозрения, что он морковный.

 

Лиза улыбнулась.

 

– Тренировки сегодня нет, поэтому я приду, как только закончу с этим. Может, подождешь меня внизу?

 

– Я хочу поскорее добраться домой, – призналась Настя устало.

 

– Кстати, твой отец достал акустику? Я надеюсь услышать Инглатерру как подобает, ты ведь обещала!

 

– Да, все есть, – заверила Настя. – Уверяю, что соседи послушают вместе с нами.

 

Они попрощались, и через секунду подруга уже затерялась в толпе. Галина Анатольевна все еще стояла около Насти. Переминая в руках ежедневник (признак страстного желания поскорее вернуться к записям), она улыбнулась и пролепетала:

 

– Анастасия, примите мои поздравления! Я совсем забыла сообщить об этом в классе, ведь сегодня ваш день рождения.

 

– Угу, – подтвердила Настя, прикрывая рану. – Пожалуй, худший в моей жизни.

 

Галина Анатольевна в очередной раз извинилась за предоставленные неудобства и исчезла. При виде снующих туда-сюда учеников у Насти засосало под ложечкой. Лица. Почему-то вспомнились фотографии, которые она пересматривала этой ночью. Именно со школьных снимков началась ее сознательная жизнь, в прямом смысле слова.

 

Поток учеников не прекращался. Настя облокотилась о подоконник – справиться с толпой у нее не было сил, и она решила немного подождать. Где-то среди сотен школяров мелькнула фигура сотрудника пожарной безопасности. Визитера, посетившего сегодняшний урок химии. Мерзкого, при виде которого у Насти сжались все внутренности. Был ли он очередной галлюцинацией, она не знала. Но Настя почему-то очень на это надеялась.

 

За окном раздался шум – лаяли собаки. Свора, которую не было видно за деревьями Заповедного Парка. Лай нарастал. Наверно, это была очень большая свора уличных, бешенных собак. За окном ли, подумала ненароком Настя, отвернувшись от уже темнеющего стекла.

 

Дождавшись, пока толпа поредеет, Настя направилась вниз. Каждый шаг давался с трудом – голова все еще кружилась, а саднящие царапины отражали на все тело пульсирующие волны боли, которая с каждой минутой усиливалась и становилась еще более острой. Слабость и внезапная мигрень пугали Настю не на шутку.

 

Винтовая лестница была бесконечной. Неизменная спираль пролетов и ступеней доставляла дополнительные порции тошноты, а люминесцентные лампы, стилизованные под канделябры, вызывали приступы фотофобии. К тому времени, когда Настя добралась до вестибюля, в школе, кажется, не осталось ни единой души.

 

Интересно, Лиза уже закончила выполнять поручения преподавателя? От мысли, что дома ожидает праздничный торт и приторный запах гостиной, Настя лучше себя не почувствовала. Напротив, ей сейчас хотелось забраться в постель и немного отдохнуть. Может, стоит обратиться к врачу?

 

Кабинет школьной медсестры, Оксаны Трудяга, находился напротив кабинки дежурного, к которому примыкали турникеты. Перед тем как воспользоваться отпечатком ладони и выйти из «Логики», Настя все же решила обратиться к медсестре – выпить что-нибудь от головной боли, которая стала почти нестерпимой.

 

Постучавшись, Настя обнаружила, что кабинет пуст. С такой фамилией нужно сидеть на работе круглые сутки, гневно подумала она.

 

– Деточка, – неожиданно сказал чей-то тихий голос, – ты не могла бы ты мне помочь?

 

Настя обернулась. У парадного входа стояла маленькая старушка. Мокрая и слегка встревоженная. Переминая в руках зонт, она робко прошла вперед, к турникетам, и продолжила все тем же тихим голосом:

 

– Милая, ты не знаешь, где здесь спорткомплекс?

 

Настя очень удивилась, что пожилая незнакомка была насквозь промокшей – еще час назад погода на улице была просто восхитительной. Но вдвойне удивительным был ее вопрос. Спорткомплекс? Настя старалась не показывать своей озадаченности, она прошла к турникетам и приложила ладонь к сканирующей панели, чтобы выйти в парадную – кричать в ответ не было желания. Но раздался тревожный сигнал и на экране появился знак «прохода нет». Металлические дверцы не сдвинулись с места.

 

Старушка с надеждой продолжила:

 

– Мне нужен спортзал, у моего внука тренировка. На улице погода совсем испортилась! Я при­несла ему зонт, чтобы он не промок, когда будет возвращаться домой.

 

Она указала на зонт, который Настя заметила в ее руках минутой ранее. В тот момент боль стихла, и чудесным образом полегчало – такая милая старушка!

 

– Он играет в волейбол?

 

– Рома спортивный парень, всегда пропадает на тренировках, – отозвалась старушка с гордостью и умилением.

 

– У них сегодня нет тренировок, – ответила Настя, вспоминая слова Лизы перед тем, как та ушла по поручению классного руководителя.

 

Пожилая женщина встревожилась. Недоумевая, она пролепетала:

 

– А где же он, в таком случае?

 

Вопрос был скорее риторическим, поэтому Настя промолчала, просто пожав плечами.

 

С тревогой в голосе, старушка поблагодарила Настю за помощь и, поджав губы, засеменила к выходу из «Логики».

 

Сколько же любви и заботы было в этой маленькой старушке! Глядя ей в след, Настя почувствовала острую необходимость увидеться с родителями. Это было непреодолимое чувство. В свете каждодневных ссор, Настя и предположить не могла, что так соскучится по родным. Она вспомнила, как ночью мама приходила к ней в комнату, обеспокоенная тем, что ее дочь не спит, переживая очень сложный момент в жизни. На какое-то мгновение Настя хотела выбросить параноидальную идею узнать о своем дедушке, ведь родители категорически против этого. А они такие чуткие и заботливые, на самом деле. Но мысли о их преступлении, сокрытии, не позволили Насте долго наслаждаться необходимостью бросить затею с поисками правды и простить родителей. Тошнота и головокружение, исчезнувшие на несколько минут, не заставили себя долго ждать.

 

Повторно приложивладонь к панели турникетов, появился уже знакомый знак «прохода нет». Странно, такого раньше не случалось. Попробовав приложить ладонь с другой стороны, Настя получила все тот же удручающий результат.

 

В кабинке дежурного никого не было.

 

Неподалеку виднелась доска объявлений, на которой висела одинокая листовка. Черно-белая фотография пропавшей девушки. Настя знала, что несчастную вот уже несколько лет разыскиваю родственники, и раньше такие листовки увешивали весь город. «Вы видели эту девушку?» - при виде надписи сжались все внутренности.

 

Других объявлений на стенде не было, а сообщений о неисправности турникетов по громкой связи также не оповещали.

 

Настя стояла в вестибюле «Логики» совсем одна. Перелезать через дверцы турникета было в тягость. Особенно в таком состоянии. Настя махнула руками многочисленным камерам, установленным на входе, в надежде, что ее кто-то увидит и пропустит выйти, но что-то подсказывало ей, что сейчас они лишь записывали происходящее на пленку, не транслируя видео кому-то по ту сторону объектива.

 

Где-то на улице сверкнула молния – витражные окна вестибюля озарила фиолетовая вспышка. Послышался отдаленный треск, сухой и стремительный, и через секунду свет погас. Настя старалась не паниковать, ведь на улице гроза и в том, что отключили электричество, не должно быть чего-то странного. Обычная практика. Пожарная охрана заботится о сохранности электроприборов.

 

Но тот треск… Возможно ли, что молния попала в трансформатор? Опасность пожара напугала Настю. Чертыхнувшись, она прижалась к стене – в вестибюле царил кромешный мрак. Настраивая себя на попытку перебраться через металлические турникеты, не смотря на головокружение и сплошную темноту вокруг, Настя уловила приглушенный шум. На секунду ей показалось, что это стук сердца, которое вот-вот выскочит из груди. Но шум нарастал, становился более отчетливым.

 

Шаги, подумала Настя.

 

Электрические разряды периодически освещали вестибюль, который все еще казался черным и непроглядным. Настя прислушалась, затаив дыхание. От напряжения в ушах шумела кровь, а гром словно нарочно перебивал звук приближающихся шагов, сотрясая все вокруг.

 

Цок.

 

Цок.

 

Цок…

 

Из дверного проема, ведущего к винтовой лестнице, вышла невзрачная фигура высокого человека. Это был парень, темнота смазывала угловатую форму его тела, не давая Насте возможности всмотреться. Лица она не видела.

 

Уверенным шагом фигура парня направлялась в сторону Насти – он будто знал, что она стояла там, во мраке, у неработающих турникетов.

 

В кабинке дежурного загорелись лампы запасного генератора, блеклые и красноватые. От неожиданности Настя вздрогнула и в надежде, что дежурный вернулся на свой пост, оглянулась. Но всего в двух метрах от нее, по ту сторону турникетов, стоял он – незнакомец, которого Настя повстречала на уроке химии. Причина головной боли и тошноты. Человек с черными, ужасающими глазами. Он улыбался – маниакальная физиономия, перекошенная от вожделения.

 

Настя вскрикнула, отбежав от турникетов. Агония и боль вонзились в ее тело. При виде опьяненного алчностью безумца Настя закашляла, опираясь о скамью, стоявшую между окнами вестибюля – тошнота подбиралась к горлу. Цок. Цок. Цок…

 

Приближающаяся фигура парня привела Настю в чувство – она собралась с силами, готовая бежать к идущему навстречу парню с мольбами о помощи. В эту секунду психопат, по ту сторону турникетов, окликнул ее. По имени.

 

– Настёна.

 

Настя оглянулась.

 

– Моя маленькая птичка, – прохрипел он.

 

Шаги парня остановились в нескольких метрах от Насти, но она не обернулась – сейчас все ее внимание было приковано к человеку, назвавшему ее по имени. Птичка. Лицо незнакомца подрагивало от изумления и триумфа. Старое, испещренное морщинами лицо. Настя понимала, что происходящее – это не галлюцинация. Не сюрреалистические видения.

 

Возможно, самая главная встреча в жизни должна была свершиться только что, и она свершилась. Автор анонимного письма, которое перевернуло мир с ног на голову, стоял перед Настей всего в нескольких метрах.

 

Чудовище.

 

Федор Елагин вернулся. Ничего общего с тем, каким он был запечатлен на присланной фотографии, Настя увидеть не могла. Она лишь догадывалась, через что ему пришлось пройти, чтобы так измениться, постареть и истощиться.

 

– Больше не нужно страдать, моя птичка, – простонал старик. – Время вылететь из клетки, время быть свободной! Это случится сегодня, сейчас. Этот день отмечен свыше. Ты обретешь долгожданный покой. И больше не будет скорби в наших жизнях, и обретем мы то, что так долго искали. Прости, что не смог сделать это раньше. Я был так отчаян. Так слаб. Но теперь у меня появился дополнительный стимул и я готов сделать то, что мне всегда запрещали.

 

Он держал в руках черную сумку. Расстегнул ее, и закопошился внутри.

 

– Твой билет, Анастасия, – прошептал парень, который уже стоял всего в паре сантиметров позади от Насти. Его голос звучал обрывисто, будто записанный на плохо смонтированную, дефектную магнитную пленку.

 

Что-то подсказывало Насте, что Елагин не имел добрых намерений. Его вид и его тон говорили о маниакальной жажде некоего свершения. Что он прятал в той сумке? Почему вселял ужас, в то время как послание, пришедшее восемью днями ранее, казалось полным надежды и искренней любви? Настю окутала удушающая паника. Она не знала, чего ожидать от человека напротив. Если родители были правы и Елагин действительно скрывал в себе чудовище, то почему именно сейчас он решил вернуться и освободить ее. И что, наконец, старик подразумевал под освобождением, которое так мечтает подарить Насте?

 

Позади – некто третий. Возможно, этот человек, парень со странным голосом, пришел вместе с Елагиным. Но Настя не испытывала желания оборачиваться. Она продолжала смотреть на своего деда. Паника, казалось, улетучилась. Даже боль и тошнота почти исчезли. Осталось лишь ожидание чего-то фатального – кульминация, апофеоз. Слишком стремительно развивались события и подобный финал – это единственное, что могло произойти. Сопротивление бесполезно.

 

– Ты больна, – не прекращал свою речь Федор, – и твоя патология разрушает тебя изнутри. Ты помнишь, как сильно ты мучилась? Ты помнишь, как я пытался спасти тебя? Вся твоя жизнь – это патология. Ты – патология. Есть только один способ всё исправить. Мне жаль, что ты ждала своего освобождения так долго.

 

Старик вытащил из сумки огромную, извивающуюся змею.

 

– Я люблю тебя, птичка, – прохрипел он и без колебаний бросил змею в Настю.

 

Прикрывшись руками, Настя в испуге замерла. Увернуться от змеи ей не удалось – она врезалась в грудь, и Настя с ужасом представила, каких внушительных размеров была рептилия. Закричав от безвыходности, Настя сдалась. Попытки броситься бежать не увенчались успехом, тело не поддавалось контролю, было во власти страха и трепета – ноги в бессилии подкосились, и Настя упала на холодный гранитный пол вестибюля.

 

Змея зашипела, поднялась в боевую стойку, будто кобра, и ужалила Настю в горло. Все чувства молниеносно обострились, боль усилилась в тысячу раз и Настя закричала. Змея зашипела громче и снова ужалила Настю. Снова. И снова. И снова…

 

Настя лежала на полу без сил и мыслей. В венах жгло, будто вместо крови по жилам тек раскаленный свинец. Зрение потеряло фокус, вокруг все размазалось и поблекло – веки закрывались. В вихре звуков и красок Настя поняла, что змея больше не жалит ее. Огромная, размытая ночной дымкой она лежала всего в нескольких метрах от Насти совершенно неподвижно. Похоже, она был мертва.

 

Кончики пальцев онемели. Ноги непослушно дергались в судорогах, будто принадлежали не Насти – она совсем этого не чувствовала. Сердце стучало так быстро, что на секунду показалось, будто оно вот-вот разорвется. В ушах шумела испепеляющая кровь.

 

– Твой билет, Анастасия, – повторил парень где-то в далекой, уплывающей реальности. Голос обрывистый, шероховатый. Незнакомец подошел ближе и вложил сухой пергаментный конверт Насте в руку. – Пора.

 

Все вокруг исчезло под нарастающие звуки поезда, смешанные с резким лаем собак. Десятки собак. Сотни… Тысячи…

 

Стоило помочь Лизе с сертификатами, уловило затухающее сознание Насти с каплей сожаления. А лучше не спорить с мамой накануне и остаться дома. Интересно, торт и вправду морковный, или все-таки бисквитный?

 

Дыхание с хрипом прекратилось. В агонии обезумевшее сердце затихло.

 

Настя умерла.

 

 

Предыдущая глава

Следующая глава


Свидетельство о публикации № 31880 | Дата публикации: 23:59 (25.01.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 105 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 1
0
1 NekoEkz   (24.02.2018 14:01)
"что когда-то выпал редкий шанс " когда-то можно убрать
"Манера говорить, сопровождая интонационно выделенные слова жестами, очень забавляла Настю и ее одноклассников" предложение тяжёлое для восприятия
"Галина Анатольевна могла искусно разделять свое внимание, что зачастую приводило к казусным, но веселым ситуациям во время занятий." если бы искусно владела, то не было бы казусов) 
"Надеюсь, пройдет еще столько же." мысль как будто незакончена
" просила мел в нишу" кажется описка
"маниакально наблюдал за Настей" лучше пристально
"Переминая в руках " лучше теребя
"Повторно приложивладонь к панели" пропущен пробел
"несколько лет разыскиваю " не хватает "т"
"Елагин действительно скрывал в себе чудовище," скорее был чудовищем
"Зрение потеряло фокус, вокруг все размазалось и поблекло – веки закрывались." зрение помутилось или в глазах потемнело
концовка не впечатлила, не совсем понятно, что в голове у старика,  его от семьи отлучили, потому что он уже пытался её убить? Как то хочется развязки.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com