» Проза » Фантастика

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


ТЕРМИНАЛ. Ремиссия. Часть 3. Глава 4.
Степень критики: определяется степенью бездарности критикуемого текста
Короткое описание:

А сколько раз умирали вы?



  

    

NOEN

Некто (норв.)

  

  

  

Охалатва, Россия.

1 июля, 2017 год.

18:53

   

Настя дотронулась до изогнутой ручки ворот, и те, гигантские и на вид совершенно неподвижные, плавно разбежались в стороны. Извивающаяся дорожка петляла в самую глубь «Смены Декораций». Чемодан игриво подпрыгивал на гравии, и Настю это немного приободряло. Ни здания, ни беседки по пути не встречались, равно как и люди – долгое время была только высокая живая изгородь.

 

Когда ограда, наконец, вильнула в сторону и расступилась, открылся вид на широкую долину реки. Настя находилась на том берегу, что был выше, поэтому от ее взгляда не могла ускользнуть ни одна деталь обширных территорий клиники.

 

В нескольких километрах впереди, на камовом холме, чернела крепость. Настя сразу узнала ее. Несколькими днями ранее она изучала в интернете статьи о заведении, в которое была принудительно отправлена, и выяснила, оплотом «Смены Декораций» была старейшая военная постройка Северной России, именуемая Софоновской Огладвой.

 

Современный облик крепости не имел ничего общего с тем, каким его задумывали и воплощали в реальность средневековые шведы. Согласно статьям, тогда, при участии итальянских инженеров всего за три месяца на болотах Сарженца было возведено древо-земляное укрепление, призванное держать оборону от новгородцев. По одной из версий, оно было разрушено до основания в сражении за Ландскрон, что на Медвежьей реке. По другой (той самой, что Настя считала бредовой) – ушло в топи болот Сарженского леса вместе с гарнизоном во время разлива oha latva, или огладвы, как говорили на Руси, – верховья Медвежьей реки. 

 

Так или иначе, крепость была утеряна. Неизвестно, сколько времени прошло, прежде чем берега вновь были заселены, но по словам историков, цитируемых в интернете, в Писцовой книге Водской пятины 1500 года приводится описание здешних поселений, проливающее свет на дальнейшую судьбу шведского укрепления.

 

Земли в огладве издавна принадлежали двум знатным боярским родам Новгородской республики, а после её присоединения в 1478 г. к Москве вошли в состав владений Великого Князя Московского. Согласно статьям, инженер-фортификатор Ивана Грозного Софон Выродков в 1557 году обнаружил основание шведского фортика и использовал его при возведении новой крепости, вскоре торжественно окрещенной Софоново – в честь взятия близлежащего Кексгольма.

 

Первоначально новый форт имел прямоугольную форму, но позднее очертания его изменились. Настя отлично запомнила опубликованную на сайте местного краеведческого музея карту истока Медвежьей реки 1643 года, на которой форт уже был изображен в виде неправильного шестиугольника, а позже и вовсе трансформировался до неузнаваемости.

 

С веками крепость постоянно менялась. Бурные военные действия оставляли на ее облике глубокие отметины, а новые хозяева дополняли архитектурными изысками своей эпохи. Более чем за пятисотлетнюю историю существования, к форту прикасались десятки инженеров и воевод с разных уголков мира и времени, сотни архитекторов и мастеров.

 

В современность Софоновская Огладва вошла в вычурном, пестром обличии, будто лоскутное одеяло, сотканное из страниц древних летописей. Все смешалось в ней. Непокоримая и внушительная, крепость представляла собой исполинскую каменную шкатулку с изящными линиями и росписью, остроугольными пиками и витражными, искрящимися окнами. Высокие базальтовые стены местами сменялись выступающими бастионами из гранита. Каменные кронверки чередовались с узкими бойницами, сквозь которые пробивался темно-оранжевый, почти красный свет заката.

 

Покатые крыши из черепицы, высокие дымоходы и массивные черные балки из просмоленной сосны придавали форту налет индустриализма. Изваяния ангелов и демонов, водруженных на равелины – своеобразный гарнизон Софоновской Огладвы, –покрылись коррозией, мхом и пятнами окисленной меди и выглядели поистине угрожающе.

 

Здесь были даже мраморные колонны, но они абсолютно терялись на фоне одеяла из красок и фактур.

 

Двухтысячные тоже не могли не оставить своего шрама на лице форта – им оказался гигантский купол, коронующий ядро крепости. Он был водружен во время строительства клиники и представлял полусферу из стекла и металла. Купол ярко освещался янтарными лучами прожекторов и скорее подходил для современного торгового центра, чем для старейшей военной постройки страны.

 

Настя понимала одно: несмотря на неприступный вид, в своем нынешнем обличии Софоновская Огладва вряд ли смогла бы удержать многолетнюю осаду. Бастионы и окопы были очередными лживыми воспоминаниями.

 

Неподалеку от крепости виднелась ивовая роща, в которой притаились лечебные корпуса, длинные и иллюминированные. Это были неприметные коробки времен Советского конструктивизма, без балконов и веранд, и отреставрированные, с виду, не более пяти лет назад.  

 

Рядом протекала Медвежья река – она разделяла «Смену Декораций» на две почти равные по площади части, которые соединялись между собой подвесным мостом. Несмотря на то, что безвредная и неполноводная Медвежья река только брала свое начало в этой части региона, на территории клиники она была непривычно бурной и широкой. Речные террасы круто спускались к руслу. Отвесный склон был испещрен булыжниками гранита, а пойма кипела среди острых габбровых башен темно-зеленого цвета.

 

Настя с энтузиазмом направилась к мосту, через который лежал путь к Софоновской Огладве. По пути всюду встречались вычурные фонтаны, будто лакированные дорожки из плоского булыжника, архитектурные ансамбли с теологическим подтекстом. Без внимания не оставались причудливые клумбы и постриженные кустарники, изображающие элементы врачебного дела: спираль ДНК, кадуцей. Настя отметила, что хорошо узнаваемые Звезды жизни и символы Красного креста были излюбленной темой местного ландшафтного дизайнера.

 

Берег медленно клонился к руслу реки, дорожки уводили все ниже. Нагромождение архитектурных решений делало путь к крепости нелегкой задачей. Каскадные газоны и изваяния пророков, крестов и горгулий скрывало от Насти верное направление – даже часть крепости вскоре скрылась за стеной из кустарников и статуй.

 

Это был лабиринт, целая система дорожек и проходов. К тому же Настя не могла не заметить, что огромные территории клиники совсем безлюдны. Размышляя о том, куда все могли исчезнуть, она практически отчаялась найти правильную дорогу, как вдруг заметила неподалеку незнакомого парня.

 

Он сидел на карнизе постамента с ангелом, держащим в руках иллюминированную спираль ДНК. Настя решила больше не тратить время на блуждания среди цветочных композиций и подойти к юноше, чтобы узнать дорогу к мосту. Незнакомец притаился у ног ангела и глядел на приближающуюся Настю с неподдельным любопытством. Должно быть, парень давно наблюдал за ней. Тень мраморной скульптуры оттеняла черты его лица, но Настя отчетливо различала приветливую, нефальшивую улыбку.

 

Спрыгнув с постамента, некто дружелюбно направился на встречу.

 

– Привет.

 

– Привет, – отозвалась Настя, стараясь не смотреть на парня слишком пристально. В глазах все еще чувствовались слезы от прощания с мамой. – А почему ты здесь? Один?

 

– Здесь славно.

 

Он снова улыбнулся.

 

– Вера меня не обманула.

 

– Прости?

 

– Я был почти уверен, что кто-то заплутает.

 

– Это кстати, – выдохнула Настя. – Я не знаю, куда идти.

 

Она осмотрелась. Фигура ангела стояла на развилке, дорожка огибала постамент и терялась за клумбами. В какую сторону идти?

 

– Здесь много дорожек, – будто прочитал ее мысли  незнакомец, – но все они приводят в одно и то же место. Тебя проводить?

 

– Ты же только что сказал, что все они и так приводят в одно и то же место, – скептически заметила Настя.

 

– Да, но я не сказал, в какое, – продолжал улыбаться некто.

 

Он без церемоний взял чемодан, не дождавшись ответа, и пригласил следовать за ним.

 

Путь лежал не направо или налево, как предполагала Настя – парень обошел скульптуру ангела, и там, за неестественно разросшимся кустом рододендрона, показалась другая, третья дорожка, словно секретная, о которой обычный прохожий не смог бы узнать.

 

Они шли в тишине, огибая напыщенные клумбы и постоянно сворачивая на скрытые от посторонних пути. Мост тем временем приближался: его макушка выглядывала из-под кустарников и приобретала исполинские размеры.

 

  

   

День лениво клонился к ночи. На западе багровел набравший силы закат. Крепость, изрезанная сотнями вытянутых витражных окон, переливалась в пурпурных тонах. Четыре острых пика по углам рассекали, словно сабли, красноватые лучи заходящего солнца. На темнеющем небе нетерпеливо мерцали первые звезды. Они чудесным образом составляли идеально ровный круг – Сометеорие, необъятное, волнующее, которое обхватывало почти полнебосвода.

 

Булыжник на дорожках местами сменялся то гравием, то садовой плиткой, то вовсе превращался в едва заметку тропинку посреди газона. Изваяния, будто лакированные, искрились в лучах бордового солнца, приобретая оттенок крови, и становились похожими на мертвецов.

 

Засияли старые антикварные фонари. Откуда-то послушалась музыка флейты. В воздухе витали умиротворение и тихая, сладковатая безмятежность. Множество беседок и стилизованных под старину лавочек традиционно пустовали. Не то с реки, не то от искусных фонтанов доносились ноты влаги и свежести, отчего знойный летний воздух становился не таким обжигающим и тяжелым.

 

Приблизившись к навесному мосту, пересекающему непривычно оживленную Медвежью реку, Настя остановилась в изумлении. Сделанный из тонких металлических прутьев, точь-в-точь похожих на лазы винограда, он внушал восхищение – ничего подобно Настя раньше не видела. Она присмотрелась. По витиеватым вантам из бронзы и стали плелся настоящий виноградник, даже виднелись спелые гроздья. Опоры, стилизованные под фигуры не то ангелов, не то атлантов, хоть и утопали по пояс в толще воды, подозрений в прочности не вызывали. Конструкция моста, несомненно, была спроектирована таким образом, что сомнений в ее безопасности не оставалось. Пешеходное полотно исполнено из толстого стекла – внизу, в метрах десяти, кипела огладва.

 

– Это совершенно безопасно, – сообщил спутник, когда Настя нерешительно вступила на стеклянную переправу. – Инженерное чудо, уж поверь. Одно из многих в клинике. Денег на эстетику и безопасность они явно не пожалели.

 

 Спорить с этим Настя не могла. Убранство «Смены Декораций» и архитектурные изыски заслуживали, как минимум, удивления. Раньше она не выносила чрезмерную и явно лишнюю роскошь и напыщенность, как например, в «Логике», но здесь этих ощущений почти не возникало.

 

Неторопливо перейдя мост, Настя и сопровождающий ее незнакомец направились в сторону ивовой рощи, где располагались лечебные корпуса. Настя прежде считала, что ей нужно попасть в крепость, но, видимо, юноше лучше знать, куда нужно идти в первую очередь – он шел уверенно и без замедлений.

 

– Я из города Паркала, – рассказывала Настя без особого энтузиазма, когда некто расспрашивал ее о прежней жизни. – Только что закончила школу.

 

– Уже выбрала университет?

 

– Если бы, – фыркнула она в ответ, – знаешь, моя жизнь перевернулась с ног на голову, и теперь об университете стоит забыть на некоторое время, ведь нужно пройти лечение, а студенческие экзамены уже в самом разгаре.

 

– Здесь проходят лечение сотни ребят, – сообщил спутник. – Мы все практически ровесники, и поверь, у каждого подобная история. Я не стану спрашивать тебя, по какой причине ты оказалась здесь, не переживай. Я догадываюсь, что произошло нечто ужасное. Это клиника как раз для таких, как ты. Как все мы. Для особых пациентов.

 

– Это заставляет чувствовать себя ущербной, а не особой, – с недоверием поправила Настя.

 

– У меня тоже свой диагноз, – поспешил с объяснениями улыбчивый незнакомец, – и я уверен, что он не лучше твоего. Однако болезнь не делает меня ущербным. Напротив, я ищу в себе силы бороться с заблуждениями и стараюсь принять мир таким, каким он оказался на самом деле. Мне кажется, это дорогого стоит – не обманывать себя и не морочь голову другим. Не чувствуй себя обделенной, это не так. Пока нужно лишь принять все, как есть. В каком-то смысле, для этого необходима смена декораций. Любопытный каламбур.

 

 Настя с облегчением выдохнула, про себя поблагодарив спутника за то, что он не стал расспрашивать о подробностях.

 

– Я из Муурола, – продолжил он. – Это совсем недалеко от Паркала.

 

– А где учился?

 

– Нигде, – ответил человек, чьего имени Настя до сих пор не знала, – домашние курсы. Я много лет находился в специальной стерильной комнате из-за острой нетипичной аллергии, скажем так.

 

Он улыбнулся. Она не смогла ответить тем же.

 

Насте было не по себе, она лишь сочувствующе кивнула. Краем глаза, она поглядывала на юношу с чемоданом - он был высок, подвижен, со светлыми волосами, которые непослушно торчали. Крепок, если не сказать, спортивен, и никак не походил на аллергика, просидевшего в стерильной комнате несколько лет.

 

– Живу с отцом, – продолжил тогда он. – Папа был преподавателем в школе и в свое время организовал мне обучение на дому. Сейчас он работает здесь. Мы, кстати говоря, идем к нему. Он в приемной комиссии. Там тебя продиагностируют и выдадут направление на лечение, после чего можно будет отправиться на ужин.

 

– А ты уже получил свое?

 

Парень медлил с ответом. Поменявшись в лице, он коротко ответил:

 

– Нет.

 

Вековые ивы, под громадным сводом которых шли Настя и ее новоиспеченный друг, туго покачивались. Они будто шептались, шелестя длинными, местами до земли, ветвями. Лечебные корпуса, испещренные узкими окнами, подсвечивались разноцветными прожекторами. Неподалеку шумела Медвежья река, но ее не было видно из-за крутых, даже отвесных берегов.

 

У одного из корпусов виднелись две маленькие фигурки с чемоданами. Это были первые на территории клиники живые души, которые увидела Наста и ее спутник. Должно быть, недавно приехавшие, особые, пациенты.

 

– Я люблю путешествовать, – сообщил товарищ, нарушив неловкую паузу.

 

– Здорово! – подхватила Настя воодушевленно. Она не хотела обидеть его вопросом о направлении на лечение, хоть вопрос и был совершенно безобидным.

 

– Совсем недавно вернулся с низовьев Эльбруса.

 

– Подружился с кем-то? – интересовалась Настя. Она была уверена, что такой общительный и добродушный человек с легкостью заводит друзей, как, например, это произошло десятью минутами ранее.

 

Некто отвел взгляд в сторону, но продолжал улыбаться в свойственной манере.

 

– Я знаком со многими.

 

– Хорошо иметь множество друзей, – сообщила Настя.

 

– Это не так. Точнее, это так, но в моем случае все было несколько иначе. Понимаешь, зрение избирательно – человек видит то, что хочет видеть. Так и происходило каждый раз. Люди строили какие-то фантазии на мой счет. Они испытывали жалость ко мне, ведь я почти не выходил из дома, или отеля, когда мы с отцом бывали за границей. Но я не терпел жалости, я всегда был сильным и знал, что аллергия рано или поздно пройдет, и меня раздражало то, как со мной обращались. Все попытки доказать людям, что я другой, огорчали их.

 

– С чего ты взял, что ты не был тем, каким тебя видели? Ведь зрение избирательно, но не ошибочно.

 

– Ты не представляешь насколько это не так.

 

Настя пыталась разубедить парня лишь по той причине, что ей было приятно новое знакомство. Она чувствовала себя как никогда спокойно и легко и отказывалась верить, что точка зрения о нем, любезно несущем ее чемодан, была в этот момент необъективна.

 

С другой стороны, она и сама пережила нечто подобное – родители видели в ней маленькую девочку, не способную принимать решения, в то время как она, семнадцатилетняя Настя, всеми силами пыталась доказать обратное.

 

– В какой-то момент я стал скрытным, замкнутым, – продолжил юноша. – Так было проще. Почти никого не подпускал к себе, чтобы лишний раз не расстраиваться в людях. Хотя я люблю людей. Люблю их лица. Но такая любовь приводит только к разочарованиям, ведь все лгут, все носят маски и выдают себя за кого-то другого, а на твой счет зачастую делают неверные выводы. Да и я такой же, ведь я тоже человек. Но совершенно точно, что я не люблю огорчать людей, и уж точно я не люблю, когда это приносит огорчение мне самому.

 

– Со мной ты не побоялся заговорить, – заметила Настя.

 

– Верно. Спасибо гиперболической камере, ведь в противном случае и ты сочла бы меня жалким и беспомощным. Ну и кто бы тогда нес твой чемодан?

 

Настя осторожно засмеялась. Она опасалась, что могла неверно понять, шутка это была или нет. И все же Настя оценила признание. Она понимала, что случайным образом попала под ту категорию людей, с кем этот удивительный человек решил поговорить, отказав своим затворническим принципам. Настя искренне надеялась, что сама не строит никаких фантазий на его счет, о чем он, скорее всего умышленно, решил предупредить заранее.

 

– Каждый видит, каким ты кажешься, – подытожил он философским тоном. – Но мало кто знает, какой ты на самом деле. А тем, кто знает, это зачастую не по душе. Поэтому у меня нет друзей.

 

Настя сочувствующе ему улыбнулась.

 

Она вспомнила о Лизе. Единственная подруга, с которой она общается уже десять лет, была ее родственной душой. Настя никогда не испытывала потребности в новых знакомствах, никогда не ощущала дефицита в дополнительном общении – Лиза, это все, что у нее было. Насте представилось, как сложно юноше живется без такого друга. Она мельком взглянула на него: на самом деле, рядом шел одинокий и поникший неудачник, сутулый и невзрачный. Изгой. Настя сполна осознала смысл сказанных им слов – все лгут, все носят маски.

 

– По крайней мере, не было, – добавил изгой робко. – Стоит только взглянуть на Софоновскую Огладву. Посмотри, какая она разная. Она менялась, пока существовала. Все в этой жизни непостоянно, все переменчиво.

 

– Меня зовут Настя. А тебя?

 

Он ответил:

 

– Меня зовут Даниил. Рад встрече.

 

   

   

  

Предыдущая глава

Следующая глава

 


Свидетельство о публикации № 31919 | Дата публикации: 01:13 (02.02.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 111 | Добавлено в рейтинг: 0


Поделиться с друзьями в:

Всего комментариев: 2
+1
2 Момые   (28.03.2018 18:18)
вполне читабельно, читал с самого начала. не скучно, сохраняется интрига. годное дорожное чтиво. есть некоторые фальшивые "киношные" места. а в целом потенциально

+1
1 NekoEkz   (24.02.2018 14:12)
"Чемодан игриво подпрыгивал на гравии, и Настю это немного приободряло" такое может только раздражать
"Настя находилась на том берегу, что был выше, " звучит плохо, может  стоит заменить на возвышении или другой берег был ниже
"воевод с разных уголков мира и времени, " времени тут лишнее
"шрама на лице форта" только лице?
"чем для старейшей военной постройки страны."предложение не согласовано
"Бастионы и окопы были очередными лживыми воспоминаниями." очередными?
Вообще описание крепости не вызывает общей картины строения, такое впечатление что оно похоже на какие то бесформенные нагромождения
то есть от ворот она идёт несколько километров без сопровождения? Может стоило что бы её встретили и провожатый рассказал историю крепости
"Нагромождение архитектурных решений делало путь к крепости нелегкой задачей" они преграждали ей путь или она их разглядывала?
"заметила неподалеку незнакомого парня." незнакомого можно убрать
"А почему ты здесь? Один?" этот вопрос скорее должен был задать он, а она спросить дорогу, может представиться
"некто" странное описание, он ведь парень а не приведение
какая макушка у моста?
"День лениво клонился к ночи" вечер
"старину лавочек традиционно пустовали" традиционно можно убрать
"лазы винограда," "спелые гроздья " описка
" рассказывала Настя без особого энтузиазма, когда некто расспрашивал ее о прежней жизни" сказала Настя и спросил, опять же "некто"
"Если бы, – фыркнула она в ответ, – знаешь, моя жизнь перевернулась с ног на голову, и теперь об университете стоит забыть на некоторое время, ведь нужно пройти лечение, а студенческие экзамены уже в самом разгаре." её жизнь перевернулась дней 10 назад, о чем она думала до этого?
"– не обманывать себя и не морочь голову другим. " предложение не согласовано
"необходима смена декораций." смена обстановки
"А ты уже получил свое?" ощущение что они срок обсуждают, тогда уж, тебе уже назначили?
"новоиспеченный друг" новый знакомый
"Это были первые на территории клиники живые души, которые увидела Наста и ее спутник. " а до этого были мёртвые души?))
"раз не расстраиваться в людях" не разочаровываться или обманываться
"Лиза, это все, что у нее было." это все кто ей был нужен

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com