» Проза » Фантастика

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


ТЕРМИНАЛ. Ремиссия. Часть 3. Глава 5.
Степень критики: определяется степенью бездарности критикуемого текста
Короткое описание:

А сколько раз умирали вы?



 

ЧЕЛОВЕК С ЛИЦОМ ГИППОКРАТА

 

Охалатва, Россия.

1 июля, 2017 год.

20:03

 

Его тонкие пальцы хаотично скользили по клавиатуре, когда Настя и Даниил подходили к лечебному корпусу №4. Уставившись в монитор ноутбука, он даже не моргал, лишь изредка опускал глаза на планшет, который лежал рядом на скамье, не двигая при этом ни единым мускулом.

 

Укутанный в несколько черных накидок, он напоминал мумию, лишь имитирующую воскрешение. Острые плечи, торчащие колени, угловатые костяшки пальцев – все выдавало его истощенность. Хрупкий и нескладный на вид, он противоестественно сгорбился, приняв форму латинской буквы Z.

 

Нахлобученный на голову капюшон утаивал черты лица, но даже так он не мог укрыть от чужого взгляда зеленоватый, почти земельный цвет кожи. Всем своими видом он походил на инопланетное существо, мистическое подобие человека.

 

Приближение Насти и Даниила для него, кажется, осталось незамеченным.

 

Рядом, метрах в пяти, стояла девушка. Она тихо указала спутнику с ноутбуком куда-то в сторону лечебного корпуса, но таинственный гуманоид и на нее не обращал никакого внимания.

 

На подходе к незнакомцам, Настя проследила взгляд девушки, и то, что она увидела, было великолепным. Корпус №4 искрился в приятном зеленоватом свете прожекторов, спрятанных в карнизе второго этажа. Здание имело вытянутую форму, как у терминала аэропорта или вокзала, и состояло из трех блоков: стеклянного и двух монолитных по бокам. Середина служила своего рода мостом между двумя разными зданиями, а под ней – Медвежья река, полноводная и бурая. Потоки воды кипели всего в нескольких метрах от пола, тяжелые металлические основания которого утопали в пене и ряске.

 

По ту сторону стеклянной стены виднелись стойки рецепции, лестницы, лифтовые шахты. Разноцветные светодиодные огоньки на гипсовых скульптурах искрились и многократно отражались в стенах и на полу. Люди в белых халатах расхаживали по прозрачной поверхности, будто вовсе не замечая реки под ногами.

 

Девушка вновь окликнула существо с ноутбуком, но человека в черных одеждах грандиозные конструкторские решения все также не интересовали – он был неподвижен, словно притаившаяся змея.

 

Даниил поставил Настин чемодан около искусной ограды, традиционно кованной в виде плетей виноградника и отделяющей территорию корпуса № 4 от русла реки.

 

– Привет, – улыбнулся по обыкновению он.

 

Девушка обернулась. Гуманоид не повел и бровью.

 

– Только приехали? – продолжил Даниил, указывая на два чемодана у скамьи.

 

– Ждем, когда нас вызовут на комиссию, – она кивнула в сторону лечебного корпуса. Ее голос прозвучал ровно, почти мелодично.

 

Настя готова была поклясться, что уже слышала его прежде, и стойкое чувство déjà vu лишь укрепилось, когда незнакомка продолжила:

 

– Честно говоря, мы здесь уже около часа. Парень, который зашел на комиссию перед нами, до сих пор не вышел. Что там можно делать так долго, не представляю.

 

Хм.

 

Мумия едва заметно ухмыльнулась. Капюшон тревожно колыхнулся.

 

– Меня зовут Даниил. Это Настя. Мы тоже пришли на медкомиссию.

 

– Привет, – поздоровалась Настя.

 

– Я Виолетта, – засияла девушка в ответ. – А он…

 

– Не вздумай даже, - прошипело существо.

 

Впервые за те недолгие минуты, что Настя находилась рядом с Виолеттой и ее спутником, она наконец смогла внимательно рассмотреть черты его лица – гуманоид смотрел прямо на нее.

 

Узкие полоски глаз возвышались над вздутыми, неестественно широкими скулами. Обычно такие последствия имеют хирургические инъекции по омоложению и подтяжке кожи, в использовании которых у Насти не было никаких сомнений – он почти не моргал, брови вытянуты ко лбу, который блестел то ли от натяжения, то ли от мелких капель пота. Контуры лица, скорее всего, менялись неоднократно, от чего оно высохло и напоминало пластик.

 

Когда-то человек-манекен имел азиатскую внешность, его выдавали редкие черные волосы, широкий нос, даже, возможно, бурятский акцент, хотя Настя не могла быть в этом полностью уверена.

 

Но даже эти следы наследственности были практически стерты, а их остатки замаскированы пирсингом в пухлых губах и блеклой татуировкой на виске в форме галки или английской V. Вероятно, она была сделана из хны, так как остатки предыдущих, едва различимых тату угадывались и на других частях лица.

 

Он выглядел уставшим, если не сказать угасающим. Настя была практически уверена, что мумия страдала бессонницей, и даже возможно, каким-то тяжелым заболеванием (что неудивительно, ведь они находились в лечебном заведении).

 

– Уж больно надо, – ухмыльнулась Виолетта.

 

– Должно быть, мы не вовремя, – предположила Настя, стараясь избегать взгляда человека-мумии, который все еще пристально на нее смотрел.

 

– Он всегда такой, – спокойно объяснила Виолетта. – Боязнь новых мест делает его очень неприятным.

 

– Что за чушь, – застонал азиат. – Я не хочу, чтобы ты раскрывала мою анонимность, когда каждый куст следит за нами.

 

Настя и Даниил переглянулись – знакомство получилось не самым удачным.

 

– Не стоит изменять правилам, – коротко заявила Настя, намекая, что хочет отделаться от новоиспеченной копании.

 

– Ты видимо думаешь, что я спятил.

 

Манекен кивнул в сторону скамьи, на которой расположился – Даниил расценил этот жест, как приглашение, и без раздумий направился вперед. Виолетта последовала его примеру, но Настя не сдвинулась с места. По какой-то причине азиат вызывал у нее чувство тревоги, он был неприятен, и хотя она понимала, что со стороны выглядит недружелюбно и даже враждебно, ничего поделать не могла. Тело будто протестовало, ноги налились свинцом, и она осталась под ивами в одиночестве.

 

– Ты заклеил камеру, – заметил Даниил, присев рядом с человеком без имени.

 

– И замазал микрофон, – дополнил тот, рефлекторно проверяя пальцем наличие пломбы в отверстии ноутбука.

 

– Что мы должны здесь увидеть?

 

Даниил всматривался в монитор с неподдельным интересом, а Виолетта осторожно поглядывала на планшет, хотя скорее всего, она уже знала, чем именно занимался ее спутник.

 

– Это электронная торговая площадка, – объяснил азиат, – здесь идут торги по закупке оборудования для оборонного сектора страны. Все, что вы видите, происходит в реальном времени. Прямо сейчас решается судьба оборонзаказа на изыскания, производство, модификацию и поставку трехсот тысяч метрономов для целей Федеральной Службы Безопасности.

 

– Почему это важно?

 

– Военные покупают оружие, а не метрономы.

 

– Не только оружие, – не согласилась Виолетта с толикой иронии.

 

– В этих торгах фигурирует, среди прочего, лот № 5663588/28/11/422-8 «Метроном модифицированный с аккумулятором 19000 Ампер-часов, герметичной капсулой 4,4 литра, кодовым дактилоскопическим механизмом, автономным излучателем 6,6 Герц, встроенным микро-электрокардиографом, портативным записывающим устройством, встроенным GPS-трекером». Странный прибор. И его нужно много.

 

– Конечно же, в чем необходимость такого устройства, не раскрывается.

 

– Конечно же, – сухо подтвердил азиат.

 

– В чем суть? – не понимала Виолетта.

 

– Вот здесь, – он указал на ту часть монитора, где, должно быть, располагался список участников закупки.

 

– Любопытно, – коротко констатировал Даниил. На его лице больше не было улыбки, которую Настя уже привыкла видеть.

 

– Их причастность меня уже очень долгое время не удивляет, – объяснил азиат, – я слежу за котировками только по одной причине. По итогам этого конкурса я смогу отследить движение накладных, возможно, даже денег, материалов и готового товара через государственную информационную систему «Юпитер», своего рода национальный реестр передачи ценностей от одной фирмы другой. Я хочу знать, для чего требуется разработка метрономов в таком огромном количестве. Да еще с записывающим устройством и GPS-трекером. Будут ли еще торги? Будут, и общее число механизмов покроет численность населения страны. Это не первая попытка, надо сказать. Но в прошлый раз торги не состоялись, потому что был заявлен всего один игрок. Так нельзя, и теперь они умнее.

 

Азиат снова указал на некую область монитора, якобы подтверждая свои догадки. Даниил ничего не ответил, лишь пожав плечами.

 

– Покажи ему видео, – предложила Виолетта робко.

 

– Покажу, только если она его тоже посмотрит.

 

Азиат кивнул в сторону Насти. Признаться, ее заинтриговал разговор, но теперь тревога сменилась чувством гордости. Она не сдвинулась с места.

 

– Что там? – спросила Настя.

 

– Там правда.

 

Даниил выжидающе замер. Он глядел на Настю с пониманием, но не мог заставить ее совершить какое-либо действие. Сейчас она могла решать самостоятельно, что делать, за что Настя была ему очень благодарна.

 

Шаги дались с трудом. Но жажда узнать правду, любую, пусть даже совершенно не относящуюся к ней самой, была сильнее и тревоги, и гордости, и даже неприязни, которую человек с изуродованным лицом истончал при малейшем движении черных складок капюшона.

 

Несколько нажатий кнопок и видео было запущено.

 

На экране появилось небольшое, очень размытое изображение в черно-зеленых тонах. Обычно такую картинку можно увидеть в фильмах, где использовались приборы ночного видения. Зерна на пленке и обрывистые движения оператора не позволяли камере сфокусироваться, пока неожиданно в кадр не попал некий предмет. Тряска прекратилась, все замерло. Очевидно, съемка велась тайно, и некоторые детали не попадали в объектив камеры, но это не мешало запечатлеть высокий конус с вертикальным циферблатом и тугим, лениво покачивающимся маятником. Это был метроном, заурядный, каких полно в школах на уроке физики.

 

Звука на пленке не было. Говорил ли что-то оператор в этот момент, ровно как и издавал ли прибор какие-нибудь звуки, Настя не знала. Она не имела представления, зачем кому-то понадобилось снимать этот механизм в условиях полной секретности.

 

Ракурс сменился, некто обошел метроном с другой стороны, и к всеобщему удивлению стали различимы детали, не присущие обычному устройству.

 

В центре конусной подставки виднелся стеклянный резервуар в форме песчаных часов, заполненный темной жидкостью, которая сочилась сверху вниз капля за каплей. От подставки отходили кабели и трубки. Там же, с боку, медленно печаталась лента с данными. В тусклых очертаниях угадывались показания кардиограммы.

 

Ракурс сменился в третий раз. Прибор пропал из виду, на смену пришло изображение белого пятна, вытянутого в высоту кадра. Зрители прищурились, пытаясь понять, что именно в данный момент показывает картинка. Оператор навел резкость, и камера запечатлела бездыханное человеческое тело. Кажется, он был мертв.

 

Кто-то сновал рядом. Некто опутал руки человека проводами, отходящими от метронома. Трубки были закреплены на специальных дренажных катетерах в районе живота.

 

В кадр снова попал метроном. Его тугая стрелка лениво качнулась, и в этот момент плоская грудная клетка трупа шевельнулась. Воздух заполнил легкие. Было отчетливо видно лицо несчастного, осунувшееся, с темными впалыми глазницами. Острый нос, торчащие скулы и тонкие, напряженные губы предзнаменовали агонию, которую человек испытывал в этот момент.

 

Пленка оборвалась.

 

– Что они с ним делают? – в ужасе спросила Настя.

 

– Можно только гадать, – отозвалась Виолетта.

 

– Не нужно ни о чем гадать, – прошипел азиат, – прибор в точности соответствует описанию лота в тендере, который я отслеживаю.

 

– Это не объясняет его предназначение, – заявила Виолетта.

 

Даниил молчал. Казалось, он был шокирован увиденным.

 

– Кто этот человек? – продолжила Настя расспрос, но ответа не последовало.

 

– Откуда эта пленка? – наконец спросил Даниил.

 

– У меня есть свои источники. И если я не готов называть свое имя, то ими я уж точно не готов делиться. Само наличие видеозаписи представляет угрозу.

 

– С чего ты взял, что она подлинная, – не верила Настя. – Даже если и так, то почему думаешь, что никто не знает, что она у тебя.

 

Азиат вновь ничего не ответил, лишь нервно проверив в очередной раз наличие пломбы на микрофоне.

 

– Я могу сказать лишь одно, – с подозрением подытожила Виолетта, – он хоть и параноик, но я не стала бы сбрасывать со счетов такую версию. Мы были отправлены сюда через несколько недель после того, как эта запись появилась у него.

 

– Какая связь?

 

– Если бы ты не испугалась меня, то заметила бы то, что я показывал твоему парню.

 

– Он мне не…

 

– Вот, – азиат ткнул бледной костяшкой пальца в монитор.

 

Настя покорно взглянула на экран. В списке участников тендера значилась легендарная организация, всем известная как «Зеркало-16».

 

– Мы на пороге жутких событий, друзья! – пропел азиат.

 

– Что ты имеешь в виду?

 

– Я пытаюсь объяснить, что наш мир катится к дьяволу. Зеркало-16 – это глобальная фармацевтическая компания с государственным участием. Она играет в торгах на разработку и поставку некоего устройства для оборонных целей. На записи мы видим, как это же самое устройство применяется на человеке. Он нормально выглядел? Здоровым? Счастливым? Живым? А количество разрабатываемых приборов тебя не пугает? Они готовятся. Это беспрецедентная акция агрессии. Полигон их исследований – это Северный ветер, вирус, от которого столько людей сошли с ума, все об этом знают.

 

– Это ты сошел с ума, – усмехнулась Виолетта. – Это невозможно доказать.

 

– Соглашусь, – подтвердила Настя, – звучит как теория заговора. А факты есть? Кроме того, что госкорпорация, как ей и полагается, участвует в крупном оборонзаказе? И невнятного видеофайла, присланного тайным источником?

 

– Знание некоторых принципов легко возмещает незнание некоторых фактов. Мы не зря оказались здесь. Эта клиника как лаборатория, для таких как мы, особых пациентов. Готов поспорить, что тебя отправили сюда после какой-то трагедии, или может быть, болезни, в любом случае, после того, как ты чуть не умерла.

 

Настя не ответила. Азиат продолжил.

 

– Мы должны были погибнуть, но выжили. И нас сотни, здесь, в клинике. Наши тела, наш мозг – все в их распоряжении. Судебные приговоры разрешают лечить нас, как им бы того хотелось. Тебе известна судебная практика назначения принудительного лечения с рассмотрением в течение нескольких дней? То-то же. Мы представляем огромный интерес людям, работающим здесь, ведь мы обманули саму смерть.

 

Он не прекращал. Опьяненный заговором, правдой, как он ее назвал, азиат смотрел Насте в глаза так пристально, словно факир, заставляющий танцевать змею при помощи дудки.

 

– Если Переступаев, наш всеми любимый Химик, и его команда смогут понять, как нам удалось этого достичь, избежать смерти, то это повлечет за собой крупномасштабные действия. Планетарные.

 

– Это абсурд, – засмеялась Виолетта. – И для чего все это? Бессмертие? Реанимация мертвецов?

 

– Ты вообще пленку видела, Ви? – разозлился азиат. – Ему вливали жидкость в живот! Думаешь, он дал на это согласие? Думаешь, он пришел, и попросил их сделать это?

 

– Ты имеешь в виду, что они не убивали его, а наоборот?

 

– В смысле «наоборот»? – не поняла Настя.

 

– А если этот человек хотел умереть? – азиат в который раз проигнорировал вопрос Насти. – Кто дал им право решать.

 

– Ясно, что наука не стоит на месте, – согласилась Виолетта, – но сейчас нет технологий, способных приостановить процесс умирания, это заложено в нас природой, генетика и все такое. Миллионы людей умирают ежегодно, тысячи людей могли умереть вместе с ними, но по каким-то причинам остались живы. Это могла быть случайность или биологические механизмы, которые пока неясны медицине. Но рано или поздно, даже эти люди, обманувшие смерть, присоединяться к тем несчастным, которым это не удалось.

 

– Подождите, подождите, – вставила Настя, – давайте проясним. Ты думаешь, что этот человек на пленке умирал, а они ему не дали это сделать? С помощью метронома?

 

Виолетта и ее спутник не смогли ответить на поставленный вопрос. Даниил совершенно изменился в лице, он больше не улыбался в свойственной манере, казался хмурым и даже встревоженным. Немного погодя, он наконец-то сказал:

 

– Зачем кому-то запрещать людям умирать?

 

– Наверняка есть те, кто желает жить вечно, – подхватила Настя, – но вот с точки зрения экономики, экологии – это нецелесообразно. Население увеличивается, это приведет к глобальной катастрофе. Это настолько немыслимо, что я не понимаю, как в это вообще можно поверить, как это можно обсуждать.

 

Безымянный пристально посмотрел на Настю, затем на Даниила. Словно сканируя их обоих, он выжидал, и Настя подумала, что он выдерживает паузу только для того, чтобы придать своему ответу, который он уже явно подготовил, многозначности и драматизма. Так и случилось, азиат медленным, почти загробным голосом протянул:

 

– Глобальная катастрофа? Немыслимо, говоришь? А с чего вы взяли, ради всего святого, что там, по ту сторону, будет лучше?

 

Сделав многозначительную паузу, чтобы присутствующие могли обдумать заданные вопросы, он продолжил:

 

– Они давно знают, что нас ждет на той стороне и боятся этого, как крысы. Это величайшее сокрытие в истории человечества, и мы, оказавшись здесь, станем первыми свидетелями момента, когда миру будет официально запрещено знать правду. Мы не умерли, когда это должно было произойти. И раз уж мы здесь, у нас никогда не появится возможность узнать, что мы упустили. Даже если я сменю имя и надену новое лицо – у меня нет шансов. И у вас тоже.

 

Он переглянулся с Виолеттой. Она поймала его взгляд и виновато опустила глаза. Безымянный ухмыльнулся, и скрестив руки, отвернулся в другую сторону, будто стоящих рядом ребят вовсе не было.

 

Это было самое странное знакомство в жизни. Настю будто окатили ледяной водой – все мысли смешались, а параноидальные теории заговора пришлись отнюдь не по вкусу. Но все же, по какой-то необъяснимой причине, Настя задумалась о словах человека в капюшоне. Пусть они были достаточно необоснованными и пылкими, но некоторые из них имели право на существование. В конце концов, Настя действительно пережила клиническую смерть и видела что-то, пока была мертва.

 

Там, после того, как сердце прекратило биться, а в легкие больше не поступал кислород, что-то действительно произошло. Сначала была пустота и бесчувствие – Настя отчетливо помнила ощущение невесомости и абсолютного спокойствия. Затем, неожиданно, материализовался бесконечно длинный эскалатор. Даже перила, и те казались неоспоримо реальными.

 

Кто знает, что ожидало Настю в самом низу туннеля? Кто даст гарантию, что там – лучше, чем здесь? Может, смерть и вправду стоит запретить, как бы бессмысленно это не звучало. Ведь одно оставалось бесспорным. Смерть – это не конец. И если кто-то действительно планировал запретить людям умирать, значит, для этого должны быть очень веские причины.

 

Долгое время все молчали, было сказано слишком много слов, чтобы продолжать.

 

Когда стеклянные дверцы лечебного корпуса №4 разбежались в стороны, солнце окончательно скатилось за горизонт, и в густые сумерки вышла женщина в белом халате. За ней еще двое: взрослый и подросток с чемоданом. Женщина в белом пропустила спутников вперед, они прошли под ивами и направились в сторону Огладвы. Подросток выглядел подавленным, даже разбитым.

 

Азиат издал коронное «Хм…», в ответ на которое женщина в белом коротко поприветствовала ребят и, сверив их имена со списком, предложила пройти на комиссию. Виолетта без слов взяла чемодан и направилась внутрь здания. Безымянный упаковал ноутбук и планшет в чехол, лениво поднялся со скамейки и неуклюже, как мумия, последовал примеру спутницы, не оглядываясь назад. Настя в очередной раз поймала себя на мысли, что он не человек, а манекен.

 

– Пришло время. Я наконец-то познакомлю тебя с моим отцом. Я о нем рассказывал, он возглавляет приемную комиссию. Замечательный человек. И почти такой же чокнутый, как и этот парень, – натянуто улыбнулся Даниил, обратившись к Насте, в очередной раз подхватив ее чемодан.

 

– Я все слышал, – буркнул Безымянный. – Вы, двое, идете или нет?

 

Переглянувшись, ребята поспешили внутрь.

 

 

Предыдущая глава

Следующая глава

 


Свидетельство о публикации № 32257 | Дата публикации: 01:15 (30.03.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 73 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com