» Проза » Фантастика

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Вести с Земли
Степень критики: любая
Короткое описание:

Исследовательская экспедиция едет по пустынной фиолетовой планете.



 
Тяжёлый восьмиколёсный бронетранспортёр «Носорог», монотонно урча двигателями, полз вперёд по фиолетовой поверхности планеты уже несколько дней. Джерри сидел, вцепившись в баранку машины, и апатично смотрел на экраны, где он видел лишь скучную равнину, оканчивающуюся безупречно ровной линией горизонта, и неустанно маячивший впереди гусеничный вездеход радиометрической разведки с жилым модулем на прицепе. Ветер усиливался, его порывы поднимали тучи песка, которые носились над пустошью и кружились, как безумные; песок метался под колёсами машины, застилал горизонт, налипали на антенны и датчики, вызывая помехи. Вдалеке, в фиолетовой дымке, различались силуэты трёх огромных инопланетных существ, медленно переставляющих по бескрайней тверди свои невероятно длинные ноги-щупальцы.
«И так каждый день по пятнадцать часов. Сколько это ещё будет продолжаться? – как заевшая пластинка, прокручивалась в голове у Джерри одна и та же мысль, – Каждый день, неделя за неделей, месяц за месяцем… Надо завязывать с вахтами, иначе не долго с ума сойти».
Справа от Джерри, в командирском кресле, восседал сержант Билл Олбрайт, изучающий карты на одном из своих экранов, позади, за панелью управления орудийной башни, вальяжно расположился стрелок Нил Патерсон, беспардонно ковырявшийся в носу. На бледно-розовом небе всходило второе «солнце», предвещая близящийся обеденный перерыв. Глаза начинали побаливать, и Джерри приглушил яркость экранов, разбавляющих темноту в салоне машины мягким фиолетовым свечением.
– Не туда мы едем, – ворчал сержант, – тут же один песок, они там ослепли, что ли?
Он попробовал связаться с вездеходом, но в динамике радиостанции слышался только шум.
– Дьявол! Опять связи нет! – выругался сержант. – Когда же дадут нормальное оборудование вместо этого говна динозавра?
– Нил, – обратился он к стрелку, – поправь антенну на башне!
Олбрайт дал команду экипажу надеть кислородные маски и разгерметизировал салон. Нил, кряхтя и что-то недовольно бурча под нос, открыл люк в крыше, в который тут же ворвался порыв холодного ветра с облаком пыли, и вылез наружу. Очистив от набившегося в щели песка небольшой полусферический механизм, он звонко треснул по нему ботинком, после чего вернулся в салон. Внешняя связь заработала.
– Господа геологи, вам не кажется, что мы сбились с курса? – с сарказмом спросил сержант. – Вы видите под колёсами грунт? Мы тоже не видим – один песок. Что-то мне подсказывает, что мы едем не туда.
– Я вас понял, – раздался голос из динамика, – по данным сканера местность вполне допустима для строительства всех видов коммуникаций, поэтому пока что будем продолжать движение в этом направлении.
Сержант выключил внешнюю связь.
– По-моему, они идиоты, – сказал он, обернувшись к Джерри. – Разве тут можно что-то построить? Наберут же дибилов из ЕАС, а ты возись с ними. А они, мудаки, будут корчить из себя важных персон!
– Главное, чтобы не получилось, как прошлый раз, – проворчал Джерри, – когда четыре часа не могли найти маршрут. Если так дальше пойдёт, мы и через два месяца не закончим, а мне скоро домой возвращаться.
– Я вообще не понимаю, что здесь делают евразийцы, и почему компания набирает работников у нашего потенциального противника, – добавил Нил. – Зачем это открытое сотрудничество, обмен кадрами и прочая показуха, если все знают, к чему дело движется? Попытки скрыть очевидное?
Затем он обратился к Джерри:
– А когда у тебя вахта заканчивается?
– Через две недели.
– Ничего страшного, неделей больше, неделей меньше – всякое бывает, – насмешливо произнёс Нил.
– Да пошёл ты, – огрызнулся Джерри, – домой хочу, эти фиолетовые пески уже в печёнках сидят.
Он ещё сильнее сжал потёртую обмотку рулевого колеса и нахмурился: голову наполняли не весёлые мысли.
– Все хотят… – буркнул Олбрайт, глядя на приборы.
Через полчаса остановились на обед. Члены экипажа «Носорога», надев кислородные маски и промасленные серые куртки с нашивками особого мотопехотного батальона, вылезли из тёплого салона машины. Начиналась песчаная буря. Видимость была крайне мала: даже вездеход, стоящий футах в пятидесяти от бронетранспортёра, просматривался с трудом. Песок старательно стремился забиться под одежду, Джерри поёжился и втянул голову в воротник.
«Ну и холодрыга, – подумал Джерри, – никогда, наверное, не привыкну».
К сержанту подошли оба члена экипажа вездехода: оказалось, в жилом модуле закончилось продовольствие, поэтому из транспортного отсека бронемашины требовалось принести последний контейнер с едой.
Когда вся команда села за обеденный стол, сержант Олбрайт снова начал ругаться:
– Где это козёл Донни на своей летающей каракатице? Он ещё утром должен был явиться. Хочет, чтоб мы с голоду подохли?
– Странно, – сказал Нил, – не помню, чтобы он когда-либо опаздывал. Другие постоянно задерживаются, а Донни – никогда. Наверное, на базе какие-то проблемы.
Сержант вдруг серьёзно посмотрел на двух геологов, с аппетитом поедающих свои сухпайки:
– Парни, вы уверены, что мы держим правильный курс?
– Абсолютно, – не отрываясь от еды, ответил высокий мужчина в мятой оранжевой куртке, натянутой поверх старого шерстяного свитера.
– Я уже не первый год работаю на этой планете, – продолжал Олбрайт, – и ни разу не видел, чтобы пути прокладывались по такой местности. Вы ничего не напутали? Не получится, как позавчера?
Не, не, – уверил высокий геолог, – всё правильно, в песках тоже можно строить, главное, чтобы была нормальная плотность.
– Смотри у меня, Ганс! Если нас будешь по этой пустыне гонять по чём зря, я на вас бумагу-то напишу.
Ганс оторвался от еды:
– Билл, я же сказал, всё в порядке. Не веришь – иди сам посмотри.
– Мы проверяли приборы вчера: всё работает хорошо, – добавил водитель вездехода Тахир – худощавый, небритый араб в грязной толстовке.
Сержант хмыкнул и продолжил есть, больше никто не проронил ни слова. После обеда наступило время отдыха. Джерри занял одну из четырёх кроватей жилого модуля и уставился в потолок. Затем достал из-за пазухи письмо с прикреплённой к нему фотокарточкой и стал перечитывать про себя. С фотографии на него смотрели симпатичная женщина средних лет и двенадцатилетний мальчик. На соседней кровати уселся, прислонившись к стенке, Нил.
– Из дома? – кивнул он на письмо
– Угу, – промычал Джерри, не отрываясь от чтения.
– Какой раз перечитываешь?
– Пятый, кажется.
– Скучаешь по своим?
– Есть такое. А ты?
– А у меня никого нет на Земле.
– Да точно, ты же говорил.
– Зато на базе меня ждёт Бетти.
«Опять он про свою Бетти из бухгалтерии, – подумал Джерри, – достал уже».
– Ты говорил, – сказал он вслух, – и про то, что жениться хочешь, говорил.
– Да вот вернусь из этой поездки, тогда…
– Да на кой чёрт ей сдалась такая свинья, как ты, Нил? – задорно выкрикнул сержант, сидевший за столом и слышавший весь разговор. – Она лучше выйдет за какого-нибудь приличного парня из администрации, с которого не сыпется песок.
– Заткнись сержант, ничего ты в бабах не понимаешь! – парировал Нил
– Это я-то не понимаю? Да я со своей уже пятнадцать лет душа в душу, троих родили.
– А ты уверен, что все они от тебя? – начал подкалывать Нил. – Ты же тут годами торчишь.
– Уверен, уверен! Побольше, чем ты в своей Бетти, что она в твоё отсутствие не трахается, с кем попало.
Джерри свернул письмо и засунул обратно: эти два осла всё равно не дадут предаться воспоминаниям. Подобные разговоры навеяли неприятные мысли, которые он попытался отогнать. Джерри хотелось верить, что жена ему не изменяет, пока он ради неё и сына трудится и медленно сходит с ума на паршивой фиолетовой планете.
– Слушай, Билл, как ты целый год можешь здесь находиться? – спросил Джерри, желая прервать дурацкую болтовню своих товарищей. – У меня уже сейчас мозги плавятся, а через год я бы точно свихнулся.
– Привычка, – пожал плечами сержант, – Впрочем, тут не так уж плохо: не надо жопу под пули подставлять, не надо рисковать быть съеденным, как на этой проклятой планетке F-30, где я потерял пять лет своей молодости и левую ступню, – он покосился на искусственную ногу, которая в ботинке ничем не отличалась от настоящей. – Тут даже лучше, чем на Земле!
– Серьёзно? – усмехнулся Джерри.
– А что там хорошего? Огромные города, нищета и выжженная пустыня?
– Голубое небо, зелёные парки…
– Да срать я на него хотел, на небо твоё. А зелень и на базе выращивают.
– Семья, в конце концов.
– А я своих скоро сюда перевезу, – заявил сержант, – уже договорился с начальством, обещали их устроить в Миддлтаун: там как раз подходящая вакансия для супруги освобождается, месяца через три они вылетают с Земли. Видеться, по крайней мере, чаще будем: одна планета, как-никак.
– А я через три месяца буду дома, – мечтательно сказал Джерри. – Завяжу когда-нибудь с вахтами. Надоело!
– Все так говорят, – махнул рукой сержант, – а никто не завязывает. Потому что никто не хочет работать на Земле за копейки, которых на еду не хватает.
После отдыха обе машины снова двинулись в путь. Песчаная буря разыгралась не на шутку, и на экранах уже ничего нельзя было разглядеть: в воздухе висела непроглядная фиолетовая пелена. Ехали по приборам. Олбрайт постоянно вглядывался в карты и морщил лоб.
Джерри взглянул на координаты точки на экране: время от времени вместо них высвечивались случайные цифры.
– Это из-за песка? – спросил он.
– Если честно, такое вижу первый раз, – задумчиво ответил Олбрайт.
Буря закончилась так же внезапно, как и началась, ветер стих, и на экранах снова показалась линия горизонта. Первое «солнце» уже зашло, второе висело в зените. Небо потемнело, а поверхность планеты окрасилась в насыщенный фиолетовый цвет.
«Глаза б мои лопнули, – ругался про себя Джерри, – ненавижу фиолетовый».
– Купи очки, меняющие цвета, – как будто читая мысли, сказал Нил, – хорошая вещь, говорят. На базе, кажется, не продают, но на Земле точно есть.
Джерри кивнул. В машине воцарились привычное молчание и монотонный приглушённый гул двигателей.
– Ну и громады, – вдруг проговорил стрелок, глядя на трёх существ, плетущихся вдали: сейчас их шарообразные тела на шести длинных ногах-щупальцах с хоботом в виде такого же щупальца вырисовывались довольно отчётливо на фоне светло-розового неба.
– Кто-нибудь их вблизи видел? – спросил Джерри.
Нил и сержант покачали головами.
– Их почти никто вблизи не видел, – ответил сержант, – длинноногие редко встречаются в этих краях. Судя по снимкам из космоса, на юге, в каменистых районах, их больше, но там людей нет, а сюда они добираются редко. Хотя знаю я одного парня – он сейчас в штабе сидит – утверждал, что как-то раз ему довелось оказаться всего в полумиле от стада этих уродцев. Говорит, они, собаки, высотой с небоскрёб!
– Интересно, что будет, если такая тварина на базу придёт? Они не опасны?
– Да брось, они не агрессивные и ходят медленнее нас. Расстреляем – не успеет подойти. Реакции у них ноль, мозг, по-видимому, отсутствует, едят то ли песок, то ли камни, шатаются по планете веками, и ни до чего им дела нет. Вот таких странных существ породила мать-природа.
В динамике раздался шум, а затем голос Ганса:
– Нам потребуется сменить курс, делаем остановку, парни.
– Таааак, – протянул Олбрайт, – и почему же?
– Ничего особенного: с приборами небольшая неполадка, наверное, из-за бури.
– Ладно, сейчас посмотрим, что там у вас. Конец связи.
Весь экипаж дружно выругался, когда динамик умолк.
– Ну идиоты, идиоты! – неустанно повторял сержант. – Кто этих дегенератов на планету пустил?! Таким только сортир драить, да и то унитаз сломают!
Он оделся и вылез из транспортёра. Вернулся спустя полчаса расстроенный и злой, стал изучать карты, затем смачно выругался.
– Эти кретины опять напортачили, – сказал он. – Они не правильно забили координаты маршрута в навигатор! А ещё у них сканер завис несколько часов назад, но они это поняли только сейчас!
Джерри чувствовал, как в нём закипает злость. Планета будто намеренно строила ему козни, не желая отпускать из фиолетового плена. Другого объяснения происходящего у него просто не находилось.
– В смысле?! – удивился Нил, – А куда они смотрели? Как можно не заметить, что у тебя зависли приборы? Спали что ли?
– Хрен их знает, – процедил сквозь зубы Олбрайт, – Ганс говорит, что картинку сканер выдавал правдоподобную. И уверяет, что координаты ввёл правильные. Но вот маршрут, – он ткнул пальцем в один из экранов бортового компьютера, – тут совсем другая широта! Такое ощущение, что тупицы первый раз в жизни видят оборудование. Сейчас они со сканером ковыряются. Джерри, иди, помоги.
– Да не разбираюсь я в таких вещах, – насупился Джерри, ощущая всем своим естеством не желание вылазить из тёплой машины.
– Отставить разговоры! – рявкнул сержант. – Иди, помоги, говорю! Я тоже сейчас приду.
«Вот сам и торчал бы там, я-то зачем?» – мысленно огрызнулся Джерри, но спорить не стал. Он выбрался из бронетранспортёра и пошёл к вездеходу, у которого копошились два человека в оранжевой одежде. Они разбирали большой ящик, прикреплённый к носу машины.
– Ну что тут? Нужна помощь? – спросил Джерри.
– В общем-то, пока нет… – ответил неуверенно Тахир.
Джерри стоял и смотрел, как они пытаются открыть крышку сканера почвы. Холод, как обычно, пробирал до костей. Джерри уже собирался пойти обратно и сказать сержанту, что помощь геологам не требуется, когда тот сам к ним подошёл. Он отогнал Ганса и Тахира, залез под агрегат и собственнолично осмотрел его.

– Тут механические повреждения, – заключил Олбрайт, – камень попал. Похоже, из-за этого контакт замкнуло.

Сержант вылез.
– Я не понимаю, объясните мне, – начал он высказывать накопившееся негодование экипажу вездехода, – как геолог может не заметить, что у него не работает сканер? Даже я это заметил! И как можно ввести не те координаты маршрута? Вы чем тут заняты? Когда вернёмся, вы у меня вылетите отсюда пинком под зад, а то и вообще, под трибунал пойдёте!
– Извини, Билл, – раздражённо ответил Ганс, – но ты и твои люди здесь лишь в роли сопровождающих. Мы тебе отчитываться не обязаны. Можете вернуться в машину и ждать сигнал к отправке. С оборудованием мы разберёмся сами.
– Хорошо, – согласился Олбрайт, – только ты забыл пункт пять точка семь путевой инструкции, который гласит, что в любых экстренных ситуациях, в том числе, если руководство экспедиции оказывается недееспособно, функции руководства экспедиции переходят к командиру боевой машины сопровождения. Мы заблудились на неизведанной планете более чем за тысячу миль от ближайшего населённого пункта, из-за грубых ошибок и безалаберности членов команды повреждено важное дорогостоящее оборудование. Чем наша ситуация не попадает под экстренный случай? А поэтому, я беру командование на себя до тех пор, пока мы не вернёмся на маршрут.
– А это ещё надо доказать, что тут наша вина! – не сдавался Ганс. – А пока что наибольшей компетенцией, как руководитель экспедиции, обладаю я.
– Да запросто докажу! А ещё докажу, что вы занимаетесь вредительством и диверсионной деятельностью на стратегически важном предприятии! И мне плевать, какой скандал из-за этого раздует пресса. Так что давайте, парни, лучше по-хорошему.
– В чём вы обвиняете нас? – влез в разговор Тахир. – Всё из-за бури, до этого навигатор работал нормально, а потом компьютер заглючил и сам поменял координаты. А сканер нам такой со склада выдали. И я его проверял перед выездом: работал хорошо.
– Ты в курсе, сколько я катаюсь по этой долбаной планете, мать её за ногу? – со злобой произнёс Олбрайт. – Ты думаешь, я не знаю, как вводятся координаты маршрута – не надо мне лапшу на уши вешать про компьютер. А ещё ты, наверное, полагаешь, что я не в курсе, какое оборудование хранится на базе? В таком ушатанном состоянии сканер вам выдать не могли. Просто кто-то ездить не умеет! Так что, приятель, побереги свой трёп для следственной комиссии!
– Делай, что хочешь, – заключил Ганс, – но за противоправные действия и срыв экспедиции ты дашь ответ перед руководством.
После этих словами Ганс и Тахир отправились к жилому модулю, предоставив команде «Носорога» разбираться с поломками.
Олбрайт на удивление хорошо разбирался в подобном оборудовании: за годы, проведённые в экспедициях, он научился многому. После того, как прибор отделили от машины, сержант достал чертежи и начал копаться в электронике сканера. Два часа ушло на то, чтобы тот снова стал передавать правильное изображение почвы. Когда агрегат был установлен на прежнее место, сержант залез в кабину вездехода и начал простраивать маршрут. Закончив с этим, он переслал данные с вездехода на бортовой компьютер бронетранспортёра, а затем попытался связаться с базой для получения дальнейших инструкций. Чтобы поймать канал базы, Джерри запустил в небо небольшого радиоробота на дистанционном управлении и перемещал его над местностью в то время, как сержант находился у рации и крутил тумблеры. Но сигнал отсутствовал, с базой связаться не получалось, поэтом решение о дальнейших действиях пришлось принимать самостоятельно. Веских причин прерывать миссию Олбрайт не видел, он решил вернуться к последней точке, отмеченной на твёрдом грунте, и, если за это время не возникнет новых проблем с оборудованием, продолжить исследование почвы по первоначальному плану.
Второе «солнце» склонялось к горизонту, когда команда села ужинать. На этот раз за столом все хранили молчание. Джерри поник: он понимал, что с каждым часом задержки отправление домой откладывается. Но это не самое худшее: если придётся вернуться на базу, сорвав экспедицию, последнюю неделю им никто не оплатит, и даже могут выписать штраф всей команде. Кроме того, на базе их ожидают проверки, комиссии, и, возможно, судебные разбирательства: ни Ганс, ни сержант так просто не сдадутся в попытках доказать вину друг друга. И пусть у Ганса, по мнению Джерри, не было никаких шансов оправдаться, времени на разбирательство в любом случае уйдёт много.
После ужина, не смотря на близящуюся ночь, экспедиция снова двинулась в путь. Теперь впереди ехал «Носорог», а вездеход с нерадивыми геологами следовал за ним. Джерри гнал изо всех сил, желая наверстать упущенное время, но последние лучи второго светила вскоре скрылись за горизонтом, и планету накрыла неизбежная тьма. Джерри видел, как в свете бегущих лучей фар из-под песка вылезают причудливые растения, сияющие разноцветными огнями, как массы небольших многолапых организмов носятся туда-сюда, заполоняя всё видимое пространство, а в воздухе парят удивительные существа, похожие на земных птиц, переливающиеся всеми цветами радуги. Джерри клонило ко сну, он еле держался, чтобы не уткнуться носом в руль, но мир, расцветающий волшебными красками у него перед глазами, завораживал, не позволяя отвести взгляд. Ему начало казаться, что вокруг больше никого нет, что он один среди райского цветущего сада летит в неведомую даль, растворяется в пространстве и времени, забывая обо всём на свете.
– Держи руль ровно! – послышался голос сержанта, но Джерри уже не мог сконцентрироваться: всё его внимание поглотили огни, окружавшие машину. В чувства привёл шлепок по щеке. Олбрайт приказал остановиться. Джерри усилием воли овладел собой и нажал на тормоз, заглушил мотор, выключил свет фар и экраны – наваждение схлынуло.
– Ты постоянно рвёшься на Землю, – сказал Олбрайт, – а тут тоже есть своя красота. Не плохо же, согласись!
– Издеваешься… – проворчал Джерри.
– Да, приятель, тебе действительно пора на отдых, – вздохнул сержант.

– Билл, за ночную езду следственная комиссия тебя тоже по головке не погладит! – пригрозил Ганс по рации, но сержант лишь хмыкнул и выключил аппаратуру.

Утром, после завтрака, сержант предпринял ещё одну попытку связаться базой, оказавшуюся столь же бесплодной, как и предыдущая. Вся команда была в недоумении: никто не сталкивался ни с чем подобным за время службы на планете. Так же вызывало беспокойство отсутствие шаттла с припасами, который по расписанию должен был прилететь днём ранее. Помимо всего прочего, на экранах бортового компьютер «Носорога» усилились возникать помехи, а, когда машину завели, он и вовсе завис. Сержант, проклиная древнюю технику и жадность компании, несколько раз перезагружал аппарат, пока он не заработал нормально. Машины тронулись, и Джерри снова вдавил в пол педаль газа, выжимая всё возможное из медлительного бронетранспортёра. Вскоре песок под колёсами сменился на фиолетовый каменистый грунт, слегка припорошенный сверху, и машину затрясло, подбрасывая на камнях и кочках.
– Э, сбавь обороты! – крикнул сержант. – Здесь нельзя ехать на такой скорости. Ещё одному песком мозги забило!
«Да пошёл ты, – подумал Джерри, – тебе-то домой не надо!» Но скорость сбавил. Ехали молча. Джерри сидел в продавленном кресле, апатично наблюдая, как первое «солнце» ползёт к зениту. Вездеход с двумя нерадивыми геологами тащился позади транспортёра, а на горизонте диковинные фигуры трёх длинноногих существ по-прежнему брели по своим не очень срочным делам.
Приборы сбоили всё сильнее, в какой-то момент навигатор вообще перестал показывать местоположение, и начал выдавать бессмысленный набор цифр. Вдруг Олбрайт начал пристально вглядываться в экран, увеличивая изображение, затем не понимающим взглядом уставился на спутниковые снимки в мониторе. На лице его читались тревога и недоумение. Джерри и Нил тоже прильнули к экранам: вдалеке, прямо по курсу, наблюдалось небольшое поселение.
– Оно не отображается на снимках из космоса, – удивлялся сержант, – В квадрате нашего местонахождения вообще отсутствует что-либо подобное.
Неизвестно, что больше беспокоило экипаж: странное поселение, не идентифицируемое на снимках или то, что они снова сбились с курса из-за барахлящих приборов. Ещё сильнее люди оказались озадачены, когда выехали на старую растрескавшуюся дорогу, частично присыпанную песком. Сержант приказал остановиться и начал внимательно изучать незнакомые строения – теперь они находились достаточно близко, чтобы их можно было разглядеть под увеличением.
Это оказался небольшой посёлок одно-двухэтажной застройки, обнесённый сеточной оградой. Дома, составленные из жилых отсеков, традиционно использующихся для возведения временных поселений, не представляли собой ничего особенного, они плотно ютились на небольшом пятачке вокруг трёхэтажного, по всей видимости, административного здания.
– Модули очень древней модели, – пояснил Олбрайт, – домам лет сто, не меньше.
По периметру, как и полагается любому населённому пункту, стояли несколько вышек с антеннами, а на некотором удалении возвышались три объекта, похожих на газовые буровые установки.
– Посёлок газодобытчиков, – заключил сержант.
– Но откуда?! – удивился Нил. – Ладно, если бы мы ехали по южному полушарию: там газ давно качают. Но здесь базы появились лет двадцать назад, а прежде тут нога человека не ступала.
– Видимо, мы не всё знаем об истории планеты, или, как всегда, правительство что-то от нас скрывает, – задумчиво произнёс сержант. – Но меня сейчас больше беспокоят другие вопросы: где мы находимся, почему барахлят приборы, и какого хрена это поселение не видно ни на одной из карт? Очень похоже, что в нём включена видеомаскировка. Будь я сейчас на любой другой планете, я бы поклялся, что это так. Но как объяснить её наличие здесь?
– Допустим, она осталась с тех времён, когда поселение было обитаемым, – предложил Нил. – Стоят там, например, солнечные батареи и сто лет подряд питают эту штуку, которую по какой-то причине не выключили.
– Маловероятно: столько лет без присмотра оборудование не может находиться в работоспособном состоянии, особенно здесь: ты сам знаешь, что местный песок делает с электроникой. Да и кто мог бросить здесь такую кучу оборудования?
– Может там кто-то есть? – не унимался Нил
– Но кто?
– Без вариантов.
– Вот то-то, – подвёл итог сержант, – Это почти самая безлюдная планет из всех, где на сегодняшний день обитают люди. На тысячи миль вокруг нет ни воды, ни пищи, ни коммуникаций, ни развитой инфраструктуры – только три допотопные лачуги и пара ржавых вышек. Жизнь человека в отрыве от баз здесь не возможна!
– Судя по наличию дороги, – вставил Джерри, – это поселение не единственное. Куда-то же она ведёт?
– Когда вернёмся, надо сообщить, чтобы провели воздушную разведку, а нам, по-видимому, придётся вернуться на базу. Мы не можем дальше продолжать путь с такими помехами.
– Но как мы вернёмся с вышедшим из строя навигатором?

Все трое переглянулись. Только сейчас до них начала доходить простая мысль: с неработающим навигатором и без каких-либо ориентиров на местности невозможно найти путь к точке, находящейся за тысячу миль. Единственное, на что оставалось надеяться – это на прилёт шаттла.

Джерри подумал, что хоть ситуация не слишком радостная, но зато теперь они вернутся на базу. И больше он никуда не поедет. Плевать на деньги и работу – две недели погоды не сделают – он просто дождётся следующего космолёта и вернётся на Землю. В голове крутился образ того, как он сидит в уютной комнате на борту старенького вахтового лайнера в предвкушении встречи с женой и сыном, которые его уже так долго ждут. Мозг старался отключиться от проблем и уйти в светлые мечты.
– Что у вас произошло? – голос Ганса в динамике вывел из оцепенения.
Сержант вкратце обрисовал обстановку.
– У нас тоже компьютер завис, ничего не работает, – сообщил геолог. – Думаешь, мы потерялись?
«А что, если мы остались одни? – посетила Джерри страшная мысль. – Шаттл с припасами не прилетел, база на связь не выходит, может быть, даже спутник на орбите накрылся – как иначе объяснить сбой в навигаторе? Что, если случилось нечто страшное, и нет больше никакой базы, а значит за нами никто не придёт, и у нас закончится пища, вода и кислород прежде, чем кому-то взбредёт в голову нас разыскивать?» От этих мыслей ему стало не по себе. Может быть, это конец? Может быть, столь ненавистная фиолетовая планета станет его последним пристанищем, а бронемашина – братской могилой для троих человек?
Олбрайт достал из кармана старую потёртую коробочку, открыл.
– Попробуем добраться по компасу, – сказал он, – никогда не доверял долбаной электронике, особенно если ей сто лет, как место на помойке.
Путь к базе лежал мимо поселения, и сержант решил заехать туда и всё осмотреть. Джерри скептически относился к данной затее, он хотел побыстрее вернуться обратно и пытался отговорить Олбрайта от бессмысленной траты времени. Но тот был непреклонен. Нил тоже не видел ничего плохого в том, чтобы собрать данные о неизвестном объекте.
– Хоть не с пустыми руками вернёмся, – подзадоривал он.
Ехали по дороге, через пару миль наткнулись на развилку с покосившимся указателем. Надписи на ржавом, изъеденном песком полотне, стёрлись от старости. Одна из дорог уходила в сторону заброшенного посёлка, свернули на неё. Чем ближе они подъезжали к домам, тем сильнее сбоила электроника: компьютер завис, на экранах наблюдения возникали шумы, изображение временами пропадало. В конце концов, сержант приказал отключить все электронные устройства на борту. Фиолетовое свечение мониторов погасло, и экипаж оказался в полной темноте. Теперь Джерри наблюдал дорогу в неудобную узкую рамку перископа. Стрелок и командир были заняты тем же самым, старательно высматривая возможную угрозу
– Скорость десять миль в час, – скомандовал Олбрайт.
Джерри напряжённо вглядывался вдаль, сердце билось, будто молот, руки в перчатках запотели, сжимая мёртвой хваткой руль. Посмотрел на сержанта: тот казался совершенно спокойным. «Я совсем расклеился, – подумал Джерри, – скоро с катушек слечу. Пора бы заявиться на аудиенцию к психологу».

Он тяжело вздохнул и снова уставился в перископ, как вдруг… Резкий удар в бок сотряс машину, все члены экипажа чуть не повылетали из кресел. Джерри больно ударился левым плечом об огнетушитель, от страшного грохота заложило уши. Он автоматически вдавил тормоз, и «Носорог», качнувшись вперёд, встал, как вкопанный.

– Что случилось?! – заголосила рация, – У вас два колеса по правому борту оторвало! Вы там как? Помощь требуется?
Придя в себя, Олбрайт огляделся и включил на шлемофоне внешнюю связь.
– Всё в порядке, пострадавших нет, – ответил он, – похоже, дорога заминирована.
– Мины-то тут откуда?! – воскликнул Нил.
– Что делать будем, сержант? – спросил Джерри через силу, в ушах у него стоял звон.
– Сдать назад! Вперёд нам точно не проехать.
– Взрывом наверняка всю ходовую покорёжило, не думаю, что мы уедем, – покачал головой Джерри. – Пойду, посмотрю, что там.
– Нет, не высовываться! Никому не высовываться! Ждём! – остановил его Олбрайт. – Тут кто-то есть.
Он стал ещё внимательнее всматриваться вдаль через окошко перископа, а затем сухо и, будто читая заголовок в газете, проговорил:
– Внимание! На одиннадцать с половиной часов движение в окне.
Вдруг со стороны посёлка раздался звук орудийного выстрела, и в тот же миг что-то звонко ударило в корпус недалеко от места водителя.
«Рикошет, – пронеслось в голове у Джерри. – Повезло».
– Какая сука стреляла? – выругался Нил, наводя башенные орудия на указанную цель.
– Нил, огонь на подавление! – скомандовал Олбрайт, – Джерри, задний ход! – затем, обратился к экипажу вездехода, – Парни, уводите свой трактор из зоны обстрела как можно дальше!
– Понял! – послышалось из рации. – Уходим.
В это время Нил уже поливал позиции неприятеля из сорокамиллиметровой пушки и спаренного пулемёта. Из посёлка тоже стреляли; несколько мелкокалиберных снарядов звякнули о броню, а в башню попал фугас: он разворотил её боковую часть и вывел из строя один из пулемётов.
Позади раздался взрыв.
– Дерьмо собачье! – воскликнул Нил, глядя в перископ, – вездеход подорвали!
Джерри отключил передний привод и врубил заднюю передачу: «Носорог», кряхтя и испуская клубы дыма, медленно пополз в обратном направлении, но, не проехав и ста футов, врезался в горящий вездеход. Бронетранспортёр ревел моторами и упирался в груду железа на гусеницах, стараясь столкнуть её с места. Джерри не мог объехать препятствие: поворотный механизм машины повредила мина, и теперь только и оставалось, что толкать перед собой тонны металлолома. Вездеход нехотя начал поддаваться.
– Давай же, родной, – приговаривал Джерри, – давай ещё чуть-чуть, вывези нас отсюда!
– Да откуда бьют эти свиньи? – не понимал Нил.

Он навёл башенный гранатомёт и выпустил навесом очередь противопехотных гранат. Джерри видел, как гранаты, разделившись над поверхностью на множество мелких взрывчатых шариков, накрыли поселение огненной лавиной. Но, не смотря на это, оттуда всё равно била артиллерия. Била равномерно с тупым, непоколебимым упорством, не обращая внимания на ответный огонь.

В корпус снова ударил снаряд, и бронетранспортёр разгерметизировался, члены экипажа машинально надели кислородные маски.
– Огневая позиция на одиннадцать часов в поле, – невозмутимо продолжал командовать сержант, казалось, ему не было дела ни до взрывов, гремевших вокруг, ни до груды металла, преградившего путь к отступлению. – Это турель. Огонь бронебойными!
Следующий снаряд попал в нос машины со стороны командирского кресла. В месте пробития зияло небольшое круглое отверстие с рваными краями, приборную панель разворотило. Олбрайт замолк, он сидел, склонив голову на грудь, а на месте живота образовалось кровавое месиво. Джерри не обернулся, он понял: сержанта больше нет с ними.
– Долбаные ублюдки! – прорычал Нил, увидев дыру в корпусе и мёртвое тело командира, и с ещё большим остервенением продолжил жать на гашетку.
Зашумела изрядно помятая радиостанция, из свисающего на проводах динамика раздался голос:
– Парни, что у вас происходит? Держитесь там, я уже подлетаю.
– Где тебя черти носили, Донни! – крикнул Нил в нашлемный микрофон, – Нас обстреляли из посёлка, мы подбиты, Олбрайт и геологи погибли!
Наконец Джерри удалось столкнуть горящий вездеход с дороги, и тот с лязгом и скрежетом свалился в кювет. Толстая «шкура» «Носорога» выдержала ещё несколько прямых попаданий, но после одного из них Нил закричал от боли – его тело пронзил отколовшийся при взрыве кусок брони. Джерри молча и упрямо жал на педаль газа.
Следующий удара швырнул Джерри на руль, спину обожгло. Вмиг кабина оказалась охвачена огнём и густым чёрным дымом. Джерри начал шарить руками по полу, пытаясь нащупать защёлки аварийного люка. Буквально за несколько секунд он открыл люк, спрыгнул в него и выкатился из-под машины, тут же изо всех отверстий бронетранспортёра в разные стороны с бешеным напором начало вырываться пламя, а крышки люков посрывало со своих мест и отбросило далеко в сторону: в машине взорвался боекомплект. Джерри бросился к обочине, прыгнул в кювет и вжался в землю. «Носорог» перестала испускать снопы пламени, теперь из него валил дым. А в это время по небу совсем низко с рёвом пронёслась туша грузопассажирского шаттла. Он подлетел к поселению и сделал над ним несколько кругов, обстреливая из электромагнитной пушки. Из-за дыма от двух горящих машин, Джерри не мог наблюдать происходящее, но он хорошо представлял себе разрушения, которые может произвести данное оружие.
Отстрелявшись, шаттл вернулся и сел на дорогу. Джерри доковылял до него и плюхнулся в пассажирское кресло; его трясло, всё тело болело, особенно обожжённая спина, в голове стоял туман. Шаттл поднялся в небо. Джерри смотрел из окна на дымящиеся руины поселения, на горящие обломки техники и на трёх огромных инопланетных существ вдалеке. Он молчал, Донни молчал тоже.
– Мы думали, поселение заброшено. Этого проклятого посёлка даже на снимках нет! – наконец проговорил Джерри.
– Не похоже, что там были люди, по крайней мере, теплловизор, никого живого не засёк. Турели, скорее всего. Ещё там мощные глушилки стояли: у меня чуть компьютер не отрубило, когда подлетел, хорошо ещё, на этой модели шаттла вся электроника экранирована.
– Но откуда это здесь?

– Не знаю, – безразлично ответил пилот.

Они снова замолчали. Внизу проплывала безликая, равнодушная фиолетовая гладь, казавшаяся сейчас ещё более зловещей и враждебной. Всходило второе «солнце». Джерри сидел, уткнувшись головой в окно, и с ненавистью смотрел на фиолетовый мир внизу. Проклятая планета сегодня убила его приятелей и чуть не убила его самого, и единственное, что теперь оставалось – покинуть её раз и навсегда.
– Что-то случилось? – снова вымолвил Джерри. – Что происходит на базе? Ты опоздал на целые сутки, связи нет.
Донни долго не отвечал, собираясь с мыслями. Наконец, запинаясь, произнёс:
– На базе возникли беспорядки, главный корпус разгерметизировался. Но сейчас вроде бы всё нормально, связь только не могут восстановить.
– Чего?! – изумился Джерри, – Почему? Что случилось?
– Скоро всё узнаешь.
– Нет, подожди, ты мне скажи, что произошло на базе? Хватит темнить, я и так намучился сегодня.
– Я не знаю подробностей, не спрашивай.
Тон Донни становился раздражённым и каким-то плаксивым. Джерри удивился, но расспросы прекратил. Новость его озадачила. Из-за чего на базе могли возникнуть беспорядки, и кто их способен был устроить, он не имел ни малейшего понятия: между работниками, большинство из которых являлись серьёзными специалистами, не первый год работающими на планете, не намечалось крупных конфликтов, коллектив казался довольно дружным и спокойным, настроенным на выполнение рабочих задач. Данная новость дополняла ряд странностей, произошедших за сегодняшний день. Но гораздо больше, нежели событие на базе, Джерри беспокоило то, что из-за всей этой кутерьмы может отложить его отправка домой. Он уже решил для себя: на планету он не вернётся ни под каким предлогом, и плевать, что здесь произойдёт после него, главное сейчас поскорее смыться. Джерри достал из-за пазухи письмо с фотокарточкой. Порой он ловил себя на мысли, что лица любимых стираются из памяти.
– Понимаешь, – вдруг заговорил Донни дрожащим голосом, – там сейчас суматоха, с Земли прилетел наш военный космолёт, он принёс вести… Кое что произошло… Даже не знаю, как тебе сказать. Они говорят, на Земле случилась война, очень большая война и…
Джерри ощутил, как в ногах разлилась противная слабость, а тело пронзила дрожь. Весь мир в мгновение ока перевернулся вверх дном. Он ошалело смотрел на пилота, не веря своим ушам.
Донни закончил фразу совсем тихо:
– Земля уничтожена, Джерри! Нашей планеты больше не существует!
– Это… это не может быть. Это ошибка! – только и смог выдавить из себя Джерри.
Донни промолчал, его пустой взгляд был устремлён вдаль
Шаттл летел над фиолетовыми просторами, между двух «солнц», заливающих мир ослепительным светом. Ветер кружил тучи песка и пыли над огромной, безжизненной пустошью, на фоне которой летающий аппарат с двумя людьми на борту казался лишь очередной песчинкой среди мириад несущихся вдаль крупиц. А в туманной дали не спеша шли вперёд три огромных существа, волоча по планете свои неповоротливые ноги-щупальцы.
 

Свидетельство о публикации № 33342 | Дата публикации: 20:27 (07.01.2019) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 41 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 3
0
2 Фрэнк   (11.01.2019 10:01)

Цитата
восседал сержант Билл Олбрайт, изучающий карты на одном из своих экранов
    А что,  он отращивал на себе экраны? 

В целом рассказ оказался интересным с достойной концовкой.  Хорошо!
Но. Не хватило характеристики человечества в целом. В рассказе показана раса гигантов, флегматичных, медленных, даже апатичных и, как противостоящая им - раса людей. Маленьких, злобных, готовых убивать. Но люди показаны в принципе, сплоченными. Т.е. они готовы убивать внешнего врага. А весь финт истории в том, что люди погубили сами себя, в междоусобной войне уничтожив Землю. Т.е. кмк, следовало бы дать понять читателю, что люди амбициозны и эгоистичны каждый индивидуально. 
Ну и побольше вздохов о Земле, как хорошо туда вернуться, на протяжении всего рассказа, тоже не помешало бы.

0
3 Nobody123   (11.01.2019 14:08)
Благодарю за отзыв.:)

В принципе, я не стремился показать людей агрессивными, да и человечество осталось за кадром (вначале только есть намёк на какой-то конфликт на Земле), а тут люди, которые просто устало выполняют свою работу, а их агрессия по отношению друг к другу в основном присутствует в скрытой форме (поносят друг друга за спиной).
Возможно, этот момент я плохо раскрыл, но замысел был примерно такой.
Насчёт вздохов о Земле - это да, надо было, просто решил не затягивать ещё больше (и так нудно и затянуто)

0
1 book_lover_nino   (08.01.2019 09:26)
Удачи Вам.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com