» Проза » Фэнтези

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Четыре галактики: Высший алхимик
Степень критики: Любая
Короткое описание:
Эта книга о межзвездных путешествиях, алхимии и космосе.

ЧЕТЫРЕ ГАЛАКТИКИ:
ВЫСШИЙ АЛХИМИК

Аннотация

Высший алхимик – первая книга из цикла «Четыре галактики», события которой рассказывают о жизни в высокоразвитой цивилизации, именуемой Кластикус.
Федерация Кластикус – кластер, состоящий из четырех галактик. В центре каждой из галактик расположен массивный объект – квазар. Четыре квазара являются источником энергии для всего в Кластикусе: от тостеров до межсистемных крейсеров. Но, что если есть способ обратить квазары против самих кластикикирийцев, и найдутся существа непосредственно в этом заинтересованные?
Главные герои романа отправляются в опасное путешествие в другую галактику. Они хотят воспрепятствовать адептам темной энергии, развязать новую межгалактическую войну.
Здесь я выкладываю первые три главы книги. Дальше – как пойдет.



Герб федерации Кластикус – древний знак, используемый в каждой из четырех галактиках еще до восхождения Мэзэра на престол. Он сделал его символом своей власти, в которой никто не смел даже сомневаться на протяжения всего правления величайшего из всех алхимиков.
Мэзэр исчез, его империя рухнула, постепенно преобразившись в новую федерацию, но символ остался, продолжая нести в себе принципы гармонии, единства и равенства четырех стихий и четырех галактик. Принципов, о которых многие сильные мира Кластикуса начали забывать.

Пролог

В небе кружили три боевых крейсера, а звездолетов было – и не счесть. Прожектор одного из них прошел всего в метре от алхимика.
– Великий Мэзэр, да когда же это все закончится? – Вот уже третье сутки он скитался по Октимусу, практически не обитаемой и замерзшей планете 17-го сектора галактики Воды. За все это время ему так и не удалось хоть немного поспать. Его артефакты были практически полностью разряжены, а ищейки Белой Королевы подбирались к нему все ближе с каждой минутой. Он уже практически ощущал их дыхание на своем затылке.
Становилось все труднее думать о чем-то, кроме сна. Дэзэк попытался себя отвлечь. Он в очередной раз посмотрел на свой артефакт Воды 3-го класса. Круче были только артефакты 4-го класса, но, к сожалению, у него не было никакой возможности взять их с собой. Приятное тепло от артефакта растекалось по всему телу. Если бы не это, алхимик уже давно погиб бы от холода.
Он никогда особо не заморачивался над внешним видом своих артефактов, делая их в форме наручных браслетов или часов, такие легче всего было замаскировать и спрятать. Но ограничений в их дизайне не существовало: шлемы, сережки, кольца, при наличии воображения – все, что угодно.
В выборе материала для артефактов Дэзэк также придерживался классики. Титан – любимый материал всех алхимиков. Он разве что добавлял в него немного золота и платины для улучшения проводимости. Конечно же, артефакт, сделанный изо льда, намного лучше бы проводил потоки энергии Воды, но ведь существовало еще такое понятие, как эргономичность. И здесь титану не было равных.
Какие же чудеса можно творить с помощью накопленных в них потоках энергии: превращать воду в вино, свинец в золото, испепелять целые города, и это даже при полном отсутствии воображения!
Алхимия! Науку более корыстную придумать просто невозможно. Единственной ее целью было научиться добывать немного золота. А в результате получилось величайшее открытие за всю историю Кластикуса, а может, и целой Вселенной.
– Артефакт – это, конечно, хорошо, но как же хочется спать! – Дэзэк попытался представить, как было бы, наверное, круто жить во времена правления Мэзэра. Этот алхимик был одновременно благословением и проклятием для Кластикуса. Первый алхимик в истории Кластикуса, научившийся управлять потоками энергии. Он был единственным, кто сумел объединить четыре вида потоков энергии в единый вихрь силы, поняв, таким образом, природу черных дыр и червоточин.
Его правление длилось две тысячи лет. Тогда власть алхимиков никто даже и не думал оспаривать. А затем,.. что с ним случилось около трех тысяч лет назад, не знал никто, разве что «святая троица»: Белая Королева, Огдэн и Эирсторм, по слухам учеников самого Мэзэра, но и это было фактом более чем спорным. Сколько им на самом деле было лет и действительно жили ли они еще во времена Мэзэра, также никто не знал.
Мэзэр исчез, и в Кластикусе началась Тысячелетняя война; времена полной разрухи хаоса и анархии. За это период с карты Кластикуса исчез не один десяток планет и звездных систем. После того, когда, наконец, был заключен мир и Великий совет взял бразды правления Кластикусом на себя, понадобилось более полутора тысяч лет, чтобы навести хоть какое-то подобие порядка во всех четырех галактиках.
– Понятное дело, – рассуждал Дэзэк, – почему большинство кластикирийцев недолюбливали или даже открыто ненавидели алхимиков.
И вот когда, казалось бы, теперь все должны быть довольны, разразился энергетический кризис. Первые его признаки проявились еще двести лет назад, и маховик войны начал раскручиваться по новой.
– А когда я вообще в последний раз нормально высыпался? – подумал Дэзэк. Наверное, это было еще до того, как он согласился на эту авантюру и вместе со всей семьей перебрался в галактику Воды. – Да и какая галактика Воды! Под чутким руководством Белой стервы ее, скорее, следовало называть галактикой Льда.
Алхимик никак не мог избавиться от этих клише, которые прочно засели в его родной галактике Воздуха. Он прожил здесь с семьей больше года и на собственном опыте убедился, что зря эту галактику так называли.
А вот прозвище «Белая стерва» вполне соответствовало имиджу Белой Королевы. В галактике Воздуха все ее так и называли. Здесь же алхимик ни разу не слышал, чтобы хоть кто-нибудь ее так назвал. Вслух – так точно. Характер у нее был прескверный, и надо было быть абсолютным кретином, чтобы пойти против нее на ее же территории.
– Ну, хоть в чем-то я достиг совершенства, – он мысленно улыбнулся.
– Стерва – это еще мягкая характеристика для нее, – подумал алхимик. – Даже если бы Белая Королева говорила мне, что делать, я не сделал бы лучше.
Дэзэк взглянул на дисплей своего планшета, но увидел там лишь то, что уже и так знал: его последний артефакт был разряжен уже более чем на три четверти. Хватит еще часов на 6 бережного использования. После того, как к погоне подключился сам Снайпс, Дэзэк был вынужден значительно увеличить расход энергии артефакта, иначе его бы уже поймали.
– А на сколько дольше я бы продержался, если бы заряжал свои артефакты по старинке, – подумал он, – бережно собирая потоки энергии квазаров, которыми было пропитано практически все в Кластикусе, и постепенно развивая в себе это весьма полезное умение?
К сожалению, Дэзэк, как и большинство современных алхимиков, для зарядки своих артефактов пользовался реакторами потока, считая, что лучше потратить свое «драгоценное» время на что-то более продвинутое, чем зарядка артефактов. Ведь гораздо проще пойти на ближайшую энергостанцию и зарядить все свои артефакты за полчаса практически задаром, чем потратить на это несколько дней. Так было раньше, а теперь реакторы потока превратились в «иглу», с которой большинству алхимиков было очень трудно слезть.
А во что превратились сами алхимики? Если во времена Мэзэра они были полноправными хозяинами Кластикуса, то теперь стали, скорее, прислугой, обеспечивающие стабильное функционирование реакторов потока.
Отсюда и соответствующее отношение большинства кластикирийцев к алхимикам. В родной галактике Воздуха Дэзэк натерпелся этого сполна. Он часто видел это выражение лица, когда обычные кластикирийцы понимали, что перед ними алхимик: «Ну да, ты можешь без особого труда меня уничтожить, но все равно ты фактически работаешь на меня, обеспечивая стабильную работу моего холодильника!!!»
Не в последнюю очередь из-за этого Дэзэк и согласился на перевод сюда. Он хотел перемен. И он их получил. Конечно же, алхимиков опасались и в галактике Воды, а как можно не бояться того, кто способен снести твой дом одним движением руки! Но, тем не менее, в лицах жителей галактики Воды Дэзэк читал не страх или ненависть, а именно уважение.
Надо отдать должное Белой Королеве. Несмотря на все, что она творила в своей галактике, многие ее подданные были готовы умереть за нее, хотя и никогда в этом бы не признались.
Алхимик с трудом оторвал себя от мыслей о Белой Королеве.
– Через 6 часов сядет мой последний артефакт, а дальше что? – Он не знал. – Либо замерзнуть на смерть, либо сдаться.
Без артефакта пытаться преобразовывать потоки энергии было равносильно запуску сигнальной ракеты. Хотя мысль о том, что сам Снайпс, Высший алхимик второй категории, доверенное лицо самой Белой Королевы, проведет здесь еще полдня, обыскивая каждую щель, немного, но согревала.
Снайпс, скотина, когда прибыл на Октимус, даже не попытался скрыть свое присутствие. Этим он сообщал: ну все, тебе конец, я пришел! И теперь я тебя сожру. До его появления в Дэзэке еще теплилась надежда на то, что ему каким-то чудом удастся выбраться из этой передряги, но теперь это точно был конец его пути. Скорее уж, квазар Огня покроется льдом, чем Снайпс упустит свою добычу.
Твою мать, да во что же он вляпался, если за ним отрядили практически весь галактический корпус 17-го сектора! Ну что такого могло быть в этом Мэзэром проклятом послании? Хотя Дэзэк и догадывался о его возможном содержании, он все же не понимал, что конкретно в нем было, зато он точно знал, кому оно было адресовано.
– Великий Мэзэр, союз Льда и Пламени, ну кто бы мог подумать! – Даже сейчас он верил в это с трудом. – Зачем я вообще согласился на все это? – Отогнать эту навязчивую мысль Алхимику никак не удавалось.
(Новый абзац)– Переезд, ладно, деньги и положение в обществе – это еще можно понять. Но зачем я согласился подписать этот гребанный контракт и встрять во все эти шпионские интриги. Неужели нельзя было пройти мимо всего этого? Так нет! Захотелось побыть героем!
На самом деле причин было много, но основная – одна: как всегда, хотелось большего. Он – алхимик второй категории. Ну какие у него в действительности были перспективы? Не хочешь идти вкалывать на фабрику по производству реакторов потоков энергии (сокращенно ФАРП) – иди в контрабандисты, гонять артефакты из 11-го в 13-й сектор галактики Воздуха. Что, собственно, они с братом и сделали. А затем случилось то, что одновременно перевернуло его мир и открыло перед ним перспективы, о которых он даже мечтать не мог.
– Бивер 14. – От этого воспоминания Дэзэк содрогнулся. – Именно там я впервые почувствовал это.
Что это было, алхимик так и не смог понять, сколько бы об этом не думал.
– Если бы не вовремя подоспевшая подмога, я бы всех там поубивал. Скорее всего, и до Джайлса бы добрался. Он ведь стоял, разинув рот, и ничего не делал.
Дэзэк чувствовал, что именно он навел рейнджеров на него и брата. В дальнейшем судьба еще не раз их сводила, и удержать Дэзэка от попыток расправы, наверное, смогла лишь Вероника.
– Она единственный человек во всем Кластикусе, кроме брата, кто мог воспринимать меня таким, какой я есть, – подумал Дэзэк. – Мэзэр, спасибо тебе за то, что свел нас вместе.
То, что сделали с ним власти галактики Воздуха, стало для алхимика полной неожиданностью. Его должны были расстрелять за то, что он вытворил на Бивере 14, или отправить на пожизненное заключение в одну из Мэзэром забытых тюрем галактики Земли. Но случилось по-другому. Он открыл в себе потенциал Высшего алхимика, а с Высшими так не поступали. Дело замяли, а его отправили в академию Высших алхимиков, посмотреть, что из него выйдет.
Наверное, ничего не должно было получиться. От сотворенных дел Дэзэк начал терять рассудок, и, скорее всего, от него бы просто избавились. Но он встретил Веронику – она заставила поверить его, что жизнь не кончена. Именно благодаря ей он нашел в себе силы окончить академию и стать Высшим.
Алхимик никто и ниоткуда становится Высшим. Случай очень редкий. У него на руках были все козыри, и как он ими распорядился?
Если бы ему предложили подписать этот контракт сейчас, он бы засунул его им в одно место. К сожалению, уже было поздно что-то менять.
– А когда было не поздно? Когда была пройдена точка невозврата, после которой моя жизнь превратилась в сплошное падение в бездну? – Сейчас это не имело никакого значения. Сейчас значение имело только одно: сможет он или нет хлопнуть дверью напоследок?
Дэзэк засек его минут 15 назад, увидел отражение, на секунду промелькнувшее в сталактите. С ним играли в кошки-мышки. Тот, кто за ним следовал, не хотел просто поймать его, этот алхимик поджидал удобного случая, когда Дэзэк полностью выдохнется, чтобы расправиться с ним одним выверенным ударом. Этим алхимиком, по мнению Дэзэка, был Джайлс. Другие члены поискового отряда сразу бы сообщили в центр управления о своей находки, и его уже давно бы поймали. Но не Джайлс. Кажется, он был единственным, кому доставляло удовольствие находиться на этой планете.
(Новый абзац)– Ну же, еще шажочек! – И Джайлс сделал этот шаг, угодив левой ногой прямо в ловушку Дэзэка. Он среагировал почти мгновенно, но этого хватило, чтобы нанести первый удар.
– Нужно поторапливаться, у меня есть приблизительно 20 секунд, прежде чем сюда нагрянет половина личной гвардии Белой Королевы, – Дэзэк наносил удар за ударом дезориентированному противнику, просто не давая тому опомниться. Все попытки Джайлса выставить блок или нанести ответный удар шли в молоко. Пока.
– У меня осталась еще секунд 10, – прикинул Дэзэк, – но больше и не надо. Сейчас я его дожму.
– Еще пара метких ударов, – Дэзэк чувствовал, что еще чуть-чуть – и он проломит оборону противника. Как вдруг краем глаза алхимик увидел ядовито-зеленое свечение на правом запястье Джайлса.
– Не может быть, артефакт Земли 4-го класса! Он что правда хочет использовать его здесь!? – Дэзэк понял: это конец.
Джайлс нанес удар наотмашь, не целясь, да этого и не требовалось. По ощущениям, в Дэзэка врезался межсистемный сухогруз. Пролетев 15 метров, алхимик приземлился на снег мешком мяса и костей.
***
Джайлс попытался встать, у него было сломано три ребра, а левая рука безвольно болталась из стороны в сторону, как плеть.
– Что ж, по крайне мере, ему гораздо больше досталось, – с этой приятной мыслью пришло и горькое разочарование. – В ближайшее время я точно не сумею достать еще одну такую классную игрушку.
Джайлс увидел, как в десяти метрах от него приземлился звездолет. Из него выпрыгнул Снайпс. Настроение у него было прескверное.
– Что, во имя Мэзэра, здесь произошло?
– Сэр, у меня не было выбора! Этот психопат напал на меня из засады.
– И ты додумался применить эту дуру здесь? На твое счастье, мы успели поставить заслон. Будешь сам объяснять Белой Королеве, что здесь произошло.
Этого Джайлс не любил больше всего. Он боялся и ненавидел ее до дрожи, потому что знал: если Белая Королева захочет с ним разобраться, даже влияние дяди Эирсторма его не спасет.
– Сэр, кажется, этот Андервуд все еще жив! <br /><br /> ***
Дэзэк почти впал в беспамятство. Он различал лишь неясные тени и слышал обрывки голосов. Одна из теней наклонилась над ним, видимо, чтобы прощупать пульс.
– А ведь почти получилось! Мэзэр, если ты действительно все еще где-то здесь, передай Веронике и Криту, что я их люблю, – дальше была лишь темнота.

Глава 1. Оазис 66

– Вот же Мэзэром забытая планета, – подумал Крит, проходя мимо очередной лужицы непонятной, ядовито-зеленой жидкости. – Как же эта дрянь воняет!
Планета для финального испытания была выбрана идеально: полное отсутствие воды и практически полное отсутствие атмосферы. Вся планета – один громадный вулкан, готовый взорваться в любую минуту.
– Хорошо, что с прикидом я хотя бы более-менее угадал, – массивные армейские ботинки, черная куртка и брюки идеально вписывались в окружающий его ландшафт, хотя и мало защищали от сюрпризов этой планеты. Одни газовые гейзеры чего стоили.
Крит осмотрел выданные ему артефакты. Два браслета: артефакт Огня 2-го класса на правой руке и артефакт Воды того же класса на левой. Странная комбинация, но он сам ее выбрал. Артефакт Огня был почти разряжен, артефакт Воды наполовину. Соревнования начали 20 участников, сейчас осталось пять. Крит выбрал тактику «Стелс», но все равно ему пришлось принять участие в двух ожесточенных схватках, и было неплохо, что хотя бы один его артефакт был заряжен больше, чем наполовину. Ну и защитный артефакт Земли 3-го класса, мощная штука, но для Крита почти бесполезная. Его единственная функция была не дать участникам поубивать друг друга. Крит передвинул его на левое плечо, чтобы меньше отвлекал.
– Хотел бы я поговорить с тем кластикирийцем, у кого хватило чувства юмора назвать эту планету Оазис 66.
Обычный кластикириец не протянул бы тут и 7 минут. Но здесь собрались далеко не обычные кластикирийцы – все Алхимики 4-й категории, и вскоре один из них получит лицензию Высшего.
Разделение на алхимиков 4-й категории и Высших было весьма условным. Половина алхимиков 4-й категории умели преобразовывать потоки энергии один в другой. Некоторые по своим способностям далеко превосходили своих коллег рангом выше. Но, как и везде, без бамажки ты какашка. Только лицензия Высшего открывала перед тобой все двери, а их количество было ограничено и очень строго регулировалось Надзором, руководством планет, секторов и даже галактик, в общем, всеми и сразу.
Во времена энергетического кризиса жизни алхимиков 1-4 категории было ни позавидовать. Количество реакторов потока росло в геометрической прогрессии, а их все равно постоянно не хватало. Отсюда ухудшения их качества и постоянные аварии. Да и количество самих алхимиков росло куда медленнее, чем хотелось бы руководству галактик. Многие алхимики 4-й категории убили бы ради лицензии Высшего.
Это испытание было самым коротким путем для получения лицензии, хотя и довольно-таки опасным. Случаи, когда участники испытания не могли самостоятельно покинуть поле боя, были не редкостью. Да и отношение к мероприятиям подобного рода было неоднозначным: на результаты данных испытаний делались ставки. Хотя это ни разу официально не подтверждалось, ни для кого это особым секретом не было.
Большинство алхимиков предпочитали более длинный путь: годы, а то и десятки лет официальной практики, во время которой тебя могли засунуть практически в любую «дыру» Кластикуса. Кто был потерпеливее – выбирал этот путь.
Крит был не таким. Ему было плевать на мнение окружающих, да и особым терпением он никогда не отличался. Поэтому, особо не раздумывая, он выбрал более короткую дорогу.
Это испытание стало навязчивой идеей для алхимика на протяжении всего последнего года. Он побывал в самом дальнем конце каждой галактики, но де-факто не видел ничего, кроме полностью безжизненных планет-убийц. У некоторых из них даже твердой поверхности не было, и на каждой из них Криту приходилось доказывать, что он способен управлять всеми четырьмя видами потоков энергии, даже если их там не было, ну, или почти не было. Потоки энергии были везде, и если Крит и сомневался в этом, то организаторам соревнований удалось полностью развеять любые его сомнения.
Крит с отличием окончил Академию Высших алхимиков и стал одним из самых молодых участником этих соревнований. Если бы в свое время он серьезно не увлекся гонками на баджетах, то сделал бы это еще раньше.
Он уделял подготовке к испытанию все свое время, с матерью виделся раз 5-6 за весь год, да и с друзьями зависал гораздо реже обычного. Эти мысли начали постепенно завладевать сознанием Крита. Но он их отогнал. Сейчас у него были куда более насущные проблемы. Ему нужна была вода. А на Оазисе 66 ее не было в принципе.
– Что ж, выбора особого нет, – попытайся он протянуть без воды еще пару часов, его концентрация и внимание неуклонно поползли бы вниз. В этой ситуации это было куда рискованнее, чем израсходовать часть заряда артефакта на то, чтобы добыть немного воды.
– Эта лужа подойдет.
Конечно, вид у этой жидкости был не очень, но лучшей ему все равно не найти. Его окружали десятки скал и валунов. Даже если на него попытаются напасть, он, скорее всего, успеет ретироваться и перегруппироваться для отражения атаки.
Алхимик сконцентрировался, активировал свой артефакт Воды 2-го класса и отделил часть этой жижи от общей массы. Ему нужно было разложить эту густую ядовитую кашицу на составляющие, выкинуть все лишнее и оставить непосредственно воду, то есть H2O. Но, твою ж мать, было проще перечислить элементы, отсутствующие в этой гадости. Практически вся периодическая таблица Дегтерева присутствовала здесь.
Более опытный алхимик сумел бы сделать это и без артефакта. Собственно, этому и пытались научить его в Академии Высших алхимиков, и Крит добился немалых успехов, обучаясь там. Но в академии не учили добывать себе воду, на абсолютно безжизненной планете, при этом еще и скрываясь от кучи головорезов. У него ушло немало времени и потоков энергии, чтобы добиться приемлемого результата.
– Да уж, могло быть и лучше, – подумал Крит, рассматривая результаты своих трудов. Он раздраженно засунул флягу с получившейся жидкостью за пояс. Хоть вид у этой воды был не ахти, по крайне мере, ее можно было пить.
– Вода у меня есть. Что дальше!? – Ответ на этот вопрос не заставил себя долго ждать.
У него под ногами разверзся ад. Конечно, не в прямом смысле «ад». Расщелина получилась что надо, где-то 40 метров в длину и 5 в ширину, а на глубине 20-ти метров плескалась лава. Крит зацепился за выступ, где-то посередине между поверхностью планеты и раскаленной лавой.
– Интересно, какая у нее температура? – подумал алхимик. – Градусов эдак 1000.
У него не было особого желания это выяснять. Конечно же, Крит знал, что даже если он туда плюхнется, он не умрет. Его защитный артефакт мог выдержать и не такое. Этот артефакт настраивал кто-то куда опытнее и сильнее его самого. Но все равно, приятного было бы мало провалить испытание таким образом, просто свалившись в расщелину.
– Мэзэр меня побери, а ведь среагируй я на полсекунды позже, уже выгребал бы от своего инструктора, как я мог такое пропустить, – да просто Крит ну никак не ожидал, что кто-то додумается израсходовать половину заряда артефакта на это. Хотя для некоторых участников это была всего лишь ожившая виртуальная реальность: покалечить друг друга они вполне были способны, но убить – нет!
Израсходовать ползаряда артефакта Земли 2-го класса на яму. Узнай какой-нибудь ярый борец за сокращение потребления энергии, что здесь происходит, он бы съел собственный галстук в приступе праведного негодования.
Крит позволил себе улыбнуться от этой картины, но тут же ее отогнал. Если он не хотел, чтобы его финальное испытание закончилось в течение следующих трех минут, выбираться из этой ямы надо было быстро и решительно.
Крит слепил манекен в собственный рост из пролетающего мимо валуна и сконцентрировал вокруг себя облако густого тумана. Классический алхимик 4-й категории ни за что не сумел бы это сделать, используя имеющиеся у Крита артефакты. Но Крит претендовал на лицензию Высшего, и это значило, что он может управлять стихиями Земли и Воздуха, используя при этом артефакты Воды и Огня.
– Ну и в ситуацию же я угодил! – Он стоял на 5-сантиметровом выступе, под ногами раскаленная лава, где-то над головой затаился психопат, готовый уничтожить его 96-ю разными способами на любой вкус.
– Андервуд, вылазь!!! – прокричали откуда-то сверху.
– Зря он это сделал! – Крит понял, что время действия пришло. Теперь он приблизительно знал, где находится его соперник.
Крит поднял облако тумана вверх, выбросил манекен из ямы в одну сторону, а через долю секунды выпрыгнул из нее сам в противоположную.
– М-да, реакция у него что надо, – пронеслось в голове у Крита. Не успел манекен пролететь и метра над уровнем ямы, как его испепелил мощнейший плазменный луч. Но Крит все рассчитал правильно, у его соперника просто не осталось времени, чтобы переключится на вторую цель.
Сам Крит ничего особенного выдумывать не стал, просто направил в сбитого с толку противника мощнейшую струю воды. Просто и эффективно. Алхимик отлетел на 3 метра прямо в соседнюю скалу. Лишь на долю секунды он ослабил контроль над своим артефактом, но этого времени было вполне достаточно для Крита, чтобы сконцентрироваться на артефакте соперника и со всей силы «потянуть» его на себя. Весь запас потоков энергии плавно перекочевал в артефакт Огня Крита.
– Невероятно, у меня получилось! – Крит ощутил, как мощь растекается по его правой руке, и решительно отступил за близлежащую гряду скал.
– Трус, – услышал Крит вдогонку. Но это его волновало в последнюю очередь. Алхимик не стал добивать соперника по двум причинам: во-первых, он был уверен, на это светопреставление уже спешили все оставшиеся участники «мероприятия», а во-вторых, Крит просто не хотел искушать судьбу. Эта ситуация грозила ему досрочным провалом испытания, а в результате он не только сумел выйти сухим из воды (или, скорее, из лавы), но и честно заполучить очень неплохой трофей.
Крит оказался прав. На бедного алхимика, которого сам Крит оглушил всего пару секунд назад, одновременно напали с двух сторон. Вспышки начали следовать одна за другой, грохот стоял неимоверный. Вот вам светло-зеленая – явный признак того, что кто-то использовал артефакт Земли, о вот ядовито-алая – теперь там стало ну очень жарко.
– Ну-ну, ребятки, давайте разряжайтесь, – Крит позволил себе немного улыбнуться. – Их старания явно себя не окупят, ведь главный приз я успел забрать еще до начала основной мясорубки.
С одной стороны, Крит очень даже был собою доволен: по всему выходило, что он остался в очень неплохом плюсе, но с другой, – четыре алхимика оказались в одном месте в одно время.
– Что, случайно? Нет! – Крит прекрасно отдавал себе отчет в том, что это он привлек их внимание, пытаясь нахимичить себе немного воды.
– Я был совсем не так аккуратен, как мне хотелось бы. Кажется, вместо того, чтобы просто открыть кран, я засунул в него динамитную шашку. Ну и где я так сильно облажался? Ладно, поработаю над этим потом, а сейчас отсюда надо выбираться.
В этот момент Крита осенила гениальная мысль: а ведь те двое не знают, что там произошло на самом деле, и, вполне возможно, вообще не догадываются о том, что я могу быть все еще здесь.
– Значит, мой выход на сцену будет для них как снег на голову. Снег? Откуда здесь снег? Разве что на Мэзэров день! – Эта шутка повысила Криту настроение и решила исход дела. Он принял решение: у него началась полоса везения, это надо использовать по максимуму.
Крит внимательно прислушался к ходу сражения. Нужно было правильно выбрать момент для выхода на арену. Если он сделает это слишком рано – неизбежно попадет в самый центр мясорубки, опоздает – соперники успеют перегруппироваться.
Вот оно! Крит почувствовал, как сработал защитный артефакт одного из поверженных противников. Пора. Крит выпрыгнул из своего укрытия и обрушил на ближайшего соперника плазменный дождь на половину заряда артефакта. Его соперник даже не успел обернуться. Подло – да, зато эффективно.
Было ли этого достаточно, чтобы отправить соперника домой? Крит надеялся, что да. Он прыгнул в уже знакомую ему расщелину. Как раз вовремя, над его головой просвистели три огромных валуна. Хорошая попытка, если бы не яма. Крит не смог бы увернуться от них при всем желании. Он использовал весь оставшийся заряд артефакта Огня, чтобы обрушить на своего второго соперника столько лавы, сколько получится. На более элегантное решение времени уже не было.
Пока его соперник пытался увернуться от огненного дождя, Крит выпрыгнул из расщелины и направил в гущу событий поток воды. Вода и лава – получился пар. Его соперник был дезориентирован, но Крит видел, что еще чуть-чуть – и он сориентируется в ситуации. Это грозило долгим и затяжным боем. Крита это не устраивало, поэтому он просто потянул на себя валун, стоящий за спиной алхимика. В результате и валун, и алхимик полетели прямо в расщелину. Крит успешно подключился к артефакту противника, восполнив, таким образом, запас потоков энергии в его собственных артефактах.
– Приятный бонус! – Раздались два смачных «плюх», а затем еле слышное «щелк» – это сработал защитный артефакт. Бой был окончен.
– Вот это да. Сколько времени у меня на это ушло? 45 секунд? 60? Может, это рекорд? – Вместе с постоянно нарастающем чувством эйфории, постепенно начал включаться и мозг Крита.
– Сколько алхимиков оставалось в игре до того, как началась эта заваруха? Пять! Тогда где еще один? – Крит резко развернулся и, не целясь, послал поток воды в противоположную от него сторону. Как раз вовремя, на него смотрел полностью заряженный артефакт Огня 2-го класса, готовый, уже через мгновение, разрядится потоком плазмы. Все равно, что посмотреть прямо в дуло плазменной пушки межсистемного военного крейсера.
– Вот это повезло! – Соперник Крита был вынужден перенаправить потоки энергии своего артефакта, чтобы отразить эту атаку. Два алхимика 4-й категории стояли лицом друг к другу посреди огненной пустыни.
– Полностью заряженный артефакт Огня против наполовину заряженных артефактов Воды и Огня. Ситуация почти равная. Особенно учитывая окружающий ландшафт. Надеюсь, у него ничего не припрятано в рукаве! – Крит попытался «прощупать» соперника. – Да вроде нет. Ну что ж, значит, шансы на победу у меня есть.
Его соперник решил ударить первым, направив в Крита поток плазмы. Крит не стал его отражать, а просто создал вакуум на пути следования потока. И – вуаля, огонь погас в двух метрах от Крита. «Без воздуха огня не бывает» – первое чему учат всех начинающих алхимиков Воздуха.
Крит решил начать с простого, швырнул в соперника три ближайшие валуна, тот даже не попытался увернуться, а распилил ближайший валун на две части, используя свой артефакт, как плазменный топор.
– Круто, но так твой артефакт долго не протянет, – Крит решил придерживаться выбранной им тактики. Начались настоящие алхимические шахматы: кто сумеет быстрее разрядить артефакты соперника или же кто первым допустит ошибку.
Криту было не выгодно форсировать события, но, исходя из гипотезы, что лучше что-то делать, чем не делать ничего, алхимик решил рискнуть и пошел в атаку. Он не стал отбивать новый выпад, а просто увернулся от него и направил в противника струю зеленой жижи. Благо, рядом ее было целое озеро. Все, как и учил его инструктор, да и отец тоже: в битве равных по силе алхимиков не надо ничего выдумывать, побеждает тот, то действует максимально просто и эффективно.
В вас когда-нибудь попадала струя от пожарного гидранта? Тогда вы прекрасно знаете, что почувствовал алхимик по другую от Крита сторону баррикад. Только вот диаметр струи был размером с дверь в банковское хранилище, и напор соответствующий.
Алхимик не успел увернуться от этой атаки Крита, он попытался отбить ее, используя все тот же плазменный резак, но не учел, что это была не вода, а жидкость, по химическому составу куда хуже отходов с химических заводов. Вонь, от получившихся испарений, стояла просто нереальная. Даже Криту, находившемуся на расстоянии не менее 50 метров от своего противника, стоило усилий, чтобы не блевануть. Что при этом испытывал другой алхимик, Крит боялся даже представить.
Эта атака окончательно вывела его из себя. Алхимик направил в Крита весь поток плазмы, что оставался в его артефакте. Получилось мощно. Почти весь заряд артефактов Крита ушел на то, чтобы отразить и перенаправить эту атаку. Заряженным остался лишь артефакт Воды, и то не больше чем на 3 %.
– Не густо, но вполне достаточно, при условии, что соперник выложился по полной, – прикинул Крит. Затем он взглянул на своего противника. Взгляд у того был бешеный. Крит метнул в него первый попавшийся под руку валун. Алхимик занес руку, чтобы отбить эту атаку, да вот только артефакт разрядился. Из него вырвался лишь слабенький поток плазмы. Валун снес его, впечатав в стену.
Послышалось уже знакомое «щелк». Защитный артефакт отправил поверженного алхимика домой, или на больничную койку. Это зависело от того, насколько хорошо он был настроен.
– Это последний! У меня и вправду получилось! – на дисплее Критового планшета высветилась надпись: «Поздравляем. Испытание пройдено успешно». Перед Критом открылась червоточина, для него это была червоточина в другую жизнь. Куда она его заведет, Крит мог только догадываться.

Глава 2. Криту делают предложение

Крит вышел из червоточины. Это был тот же ангар, где им проводили финальный инструктаж непосредственно перед тем, как запихнуть в звездолет и отправить в неизвестном направлении.
Здесь не было и половины участников этого испытания. Судя по всему, им было просто не интересно, кто в конечном итоге сумеет одержать победу в этом безумии. А может, часть из них просто «унесли» отсюда.
Крит почувствовал легкий укол совести.
– Ведь, вполне вероятно, что это я отправил часть из них прямиком на больничную койку, – но, по сути, ему было все равно. Крит никого из них не знал.
Это была одна из главных фишек этих соревнований. Алхимиков 4-й категории собирали со всего Кластикуса (лишние два слова). В результате почти всех своих оппонентов Крит первый раз увидел на вступительном инструктаже.
Ангар взорвали аплодисменты. Криту аплодировали практически все, хотя на лицах многих и читалась открытая злоба и презрение.
Крит огляделся. На огромных мониторах, где раньше показывались таблицы и диаграммы с различными характеристиками Оазиса 66, теперь красовалась уже хороша знакомая Криту расщелина. На этих мониторах можно было в мельчайших подробностях рассмотреть, что там происходило.
– Значит, за нами все это время наблюдали! А чего еще от них стоило ожидать? – Крит совсем не был этому удивлен, разве что немного расстроен.
– Мой прокол с попыткой нахимичить себе воды будут разбирать под микроскопом. Может, сказать, что я сделал это специально? С целью завлечь противников в ловушку? Выглядит вполне правдоподобно. – Но, поразмыслив, Крит решил отказаться от этой затеи. Не хотелось ему начинать практику Высшего Алхимика со лжи.
К Криту подошел его инструктор, боевой алхимик, прошедший огонь, воду и медные трубы. Пожалуй, единственное существо в этом ангаре, кто за него искренне радовался. Он начал трясти Крита за плечо.
– Ну ты и дал, парень! Давненько я не видел, чтобы кто-то так активно использовал свои мозги в бою. Далеко пойдешь. Я за тебя рад. Дай обниму.
Крит с радостью обнял своего инструктора. Он был искренне благодарен этому старому хрычу за все, что тот для него сделал. Фактически, он был единственным, с кем Крит хоть как-то общался за последний месяц.
А вот и директор академии – Блумберг, в которой Крит проучился 5 последних лет и не в последнюю очередь благодаря которому получил допуск к этому экзамену. Сколько же нервов они с его закадычным приятелем Гридом ему вытрепали! Чего только стоит тот случай, когда они перенастроили аккумулятор его баджета. В результате, как только он поднялся в воздух, за ним начал развиваться синий шлейф.
– По крайне мере, теперь он соответствует своей фамилии! – кажется, именно так тогда сказал Грид. За годы обучения они не раз были на грани исключения, но как-то проносило. Крит всегда брал основную вину на себя, ведь его-то точно бы не вытурили.
– Ну что ж, молодой человек. Поздравляю вас. Надеюсь, вы не опозорите имя нашей академии, – сказал Блумберг.
– Мог бы сказать, что-нибудь и поприятнее, – подумал Крит.
К нему начали подтягиваться все, кто еще не успел покинуть ангар, пожать руку и выразить свое «истинное» восхищение.
– Надо с этим кончать, – подумал Крит. Не то, чтобы он был так уж против официальной части, просто единственного человека, которого Крит действительно хотел сейчас видеть, здесь не было.
– Надеюсь, ты воспримешь эту новость нормально, – подумал Крит. Его мать была с самого начала против участия сына в этих испытаниях.
– Закончи академию. Пройди практику. Стань уважаемым алхимиком. У тебя ведь все для этого есть. Не пускай свою жизнь под откос, как это сделал твой отец, – когда мать так говорила, Крит ужасно на нее злился. Ему всегда стоило немалых усилий удержаться в такой момент и не устроить скандал. К сожалению, при их последней встрече так не получилось. Крит сказал ей, что принял окончательное решение и подписал все бумаги на участие в турнире алхимиков. Мать на него чуть ли не орала, не удержался и сам Крит.
– Надо будет сделать ей хороший подарок и извиниться, – Крит очень сильно любил свою мать, хотя во многих вопросах и не разделял ее мнение. В вопросах организации своей жизни Крит, скорее, слушался Грида.
«Живи, пока молодой» – его любимая фраза.
– А вот, кстати, и он. – Крит был рад его видеть.
– Ну ты и дал. Я такого даже в «Убей или сдохни» никогда не видел. Теперь зажжем. Сегодня вечером в «Гранд-Плазе». Все расходы раскинем на двоих, – Грид крутился юлой вокруг Крита. В последний раз он был так счастлив, когда Крит стал чемпионом сектора по гонкам на баджетах. Тогда Грид сделал ставку на Крита и выиграл немалые деньги.
– Раскинем на двоих? С каких это пор ты при деньгах? Ты что, опять сделал на меня ставку? – Крит попытался сделать вид, что сердится на друга, но на самом деле ему было даже немного лестно.
– Да ладно тебе. Не кипятись! Такого я пропустить не мог! Да ты хоть знаешь, какой на тебя был коэффициент?
– Ну и какой?
– Да это неважно! В общем, договорились. Через пять часов. Я все организую. Смотри не опаздывай, – энергия из Грида так и перла.
– Хорошо, договорились. Только решу все организационные вопросы, повидаюсь с матерью и подтянусь, – спорить с ним у Крита не было ни сил, ни желания. Удовлетворенный таким ответом, Грид убежал. В том, что он все организует, Крит не сомневался ни секунды.
– Так ты как, собираешься стать Высшим алхимиком или мне уйти? – Крит обернулся. Перед ним с печатью в руках стоял главный распорядитель соревнований. – Не тупи! Подставляй запястье.
Крит автоматически выполнил приказ. Правое запястье пронзила резкая боль. Крит уставился на руку. Он уже в пятый раз проходил эту процедуру, но болевые ощущения ничуть не уменьшились. Было ощущение, что руку прожгли насквозь. Постепенно эти ощущения переростали в тупую и пульсирующую боль, пронзающую руку от кончиков пальцев до плеча.
– Ничего, ничего. Поболит и перестанет. Ты же уже большой мальчик! Носи с гордостью и смотри не натвори никаких дел, – продекламировал распорядитель.
– И это все? – Крит был поражен.
– А ты чего хотел? Чтобы мы тебе гимн галактики спели? Давай топай, наслаждайся новой жизнью. В течение недели активируй печать, и смотри не попадайся мне больше на глаза, – с этими словами распорядитель развернулся и ушел.
– Лицензия Высшего алхимика! Вот это да! Многим целой жизни не хватало, чтобы ее получить, – Крит глядел на свое запястье. Несмотря на то, что печать продолжала проявляться, боль стала практически терпимой. Столько усилий было на это потрачено, в результате шмяк – и все. Но действительно, чего он от них ожидал?
– Могли бы хоть парад устроить, – крикнул Крит вдогонку распорядителю. Тот предпочел никак не реагировать.
– Ну и ладно! – Крит снова посмотрел на печать, она его завораживала.
– Парень! Что, так и будешь весь день пялиться на собственную руку, пока та не отвалится? – Это был властный голос, не терпящий возражений.
Крит с трудом оторвал взгляд от печати и посмотрел на обладателя голоса. Это был статный мужчина, судя по выправке, военный. От него исходило мягкое голубое свечение, обычный кластикириец не способен его увидеть, но от другого алхимика скрыть это было очень сложно. Алхимики 2-й категории и выше могли сколько угодно совершенствовать владение другими видами потоков энергии, но материнским все равно оставался один, тот, который ты освоил первым.
– Что ему здесь нужно? Я могу поклясться, что когда вышел из червоточины, его здесь не было. – Крит был заинтригован.
– Ты сегодня показал класс, парень! И смог меня удивить. А это со мной бывает нечасто, – глаза незнакомца скрывали массивные очки, а на голове была кепка. Из-за этого Крит не мог понять, говорит тот искренне или попросту издевается над ним.
– Кто вы такой?
– Ах да! Я не представился. Тэд Роджерс, охотник за головами на службе у Белой Королевы.
Крит был поражен. У него даже рот немного приоткрылся.
– И что вам от меня нужно?
– Ты себя сегодня проявил. Такие качества весьма ценятся в галактике Воды. И мы всегда рады новым алхимикам.
– Вы предлагаете мне перевод в галактику Воды? – спросил Крит.
– Верно. Только не перевод. Ты ведь еще не состоишь на службе, не забывай. Я предлагаю тебе сразу начать карьеру в галактике Воды, – сказал Роджерс.
– Это невозможно. Согласно контракту, я обязан провести три года в 13-м секторе галактики Воздуха.
– Необязательно. Там есть юридические нюансы. Ты главное печать активируй не по месту жительства, а в посольстве галактики Воды. Остальное мы берем на себя.
– А вот это уже интересно! – Крит знал о такой возможности и очень хотел ею воспользоваться, но не имел пока реального представления о том, как это провернуть.
– Что, вот так просто, прийти в посольство, и вы все сделаете за меня? – Криту с трудом в это верилось.
– От тебя требуется только твое согласие, – сказал Роджерс.
– Хорошо, я подумаю, – Криту стоило немало усилий, чтобы придать голосу спокойный тон.
– Только думай быстрее. Этот «звездолет» долго ждать тебя не станет. И если надумаешь, то вот, держи, – Роджерс протянул Криту обычную с виду карточку. – Она активна в течение 96 часов. После того, как напишешь заявление, документы сделают в течение недели.
Крит хотел было что-то спросить, но Роджерс не дал ему этого сделать.
– Твое место в галактике Воды, парень. Смотри, не разочаруй меня, – с этими словами Роджерс открыл червоточину.
Выпуклая линза, размером чуть меньше двери в банковское хранилище, зависла в полуметре от пола. Крит краем глаза попытался рассмотреть, куда направляется алхимик. Это была взлетно-посадочная полоса, на переднем плане стоял звездолет средних размеров, но определить модель или рассмотреть опознавательные знаки Крит не сумел. Выпуклая поверхность червоточины не позволяла этого сделать.
Роджерс вошел в червоточину, и она за ним закрылась, как будто ничего и не было.
– В средствах и возможностях он явно не стеснен, – подумал Крит. – Выходит, я действительно молодец. А может, здесь и из галактики Огня кто-то есть?
Крит оглядел ангар. Оказалось, что он остался здесь один.
– Да уж. Еще немного – и я ослепну от собственного блеска. – Крит понял, что пора бы ему спускаться с небес на землю. – Нужно сдать артефакты и отправляться домой.
– Да что со мной такое, – Крит ущипнул себя, пытаясь собраться с мыслями. – Согласно контракту, победитель оставляет все добытые в бою артефакты себе, в том числе и защитный артефакт.
Крит осмотрел свои новые артефакты. Два артефакта 2-го класса, Огня и Воды, в великолепном состоянии, пускай и полностью разряженные. И жемчужина коллекции: артефакт Земли 3-го класса. С него уже было снято ограничение. Теперь Крит мог его контролировать, и с этим артефактом можно было творить вещи куда интереснее, чем просто защищаться от летающих камней.
– Зарядить их, и хватит энергии, чтобы выиграть небольшую войну, – Крит был в восторге.
Он снова оглядел ангар.
– Делать мне здесь уже нечего, – ему нужно было решить, как добраться домой: дождаться ближайшего звездолета или открыть червоточину.
Крит настроил свой планшет на новые артефакты, и уже через несколько минут тот бодро показывал, что его самый мощный артефакт был заряжен на 36 %.
– Сколько энергии израсходуется на червоточину? Не так уж и много. К Мэзэру звездолет, – с этими словами Крит ввел координаты родной планеты в планшет.
– Я отправляюсь домой.

Ссылка на 3 и 4 главы:
http://for-writers.ru/publ/proza/fantastika/glavy_2_3_chetyre_galaktiki_vysshij_alkhimik/18-1-0-32131

P.S. Книгу я дописал. Нашел небольшое издательство, которое согласилось выпустить ее ограниченным тиражом. А что делать дальше, после того, как я половину раздарю, а половину надеюсь продам? Как продвигать книгу? Буду благодарен за любые Ваши советы.

Свидетельство о публикации № 31961 | Дата публикации: 21:26 (07.02.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 111 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 4
0
4 UJ666   (09.02.2018 10:32)
Неплохое творчество. Успехов.

0
1 Эльза   (08.02.2018 09:56)
Книгу продвигать не нужно. Нужно продвигать СЕБЯ. Это скажем так один из "секретов" маркетинга. Создавайте вокруг себя аудиторию и внушайте им что Вы лучше всех. Тогда они будут покупать у Вас что угодно. Я понимаю как это со стороны некрасиво звучит. Однако только это и работает.

Кстати, не путайтесь в жанре. Ваш отрывок не фантастика, а фэнтези. Важная мелочь.

0 Спам
2 Gen4ik24   (08.02.2018 20:27)
Спасибо за Ваши советы. Бок с жанром исправил.

0
3 Вайсард   (08.02.2018 23:43)
т.н. личный бренд

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com