» Проза » Фэнтези

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


да фиолетово
Степень критики: Проклятый мир
Короткое описание:
Хельга вернулась в столицу, чтобы отстроить город заново — Алистер, чтобы убить ее отца.

Аннотация:
Хельга вернулась в столицу, чтобы отстроить город заново — Алистер, чтобы убить ее отца.
Что может объединять дочку Верховного князя и сына заговорщиков?
Годы назад они сражались в одном отряде, именно Хельга научила Алистера обращаться с оружием. Станет ли ученик ее злейшим врагом? И сможет ли она хладнокровно убрать его с дороги? Ведь когда-то их объединяло нечто большее, чем общее знамя…

Пролог

— Что тебе известно о заговоре?.. Отвечай!..

Алистер, затаив дыхание, втянул голову в плечи. Стянутые за спиной руки немели, сорванные до крови запястья саднило, и он боялся пошевелить пальцами. Но несколько мгновений не били, и он бросил быстрый взгляд на начальника тайной стражи, словно пытаясь прочитать по лицу, что у того на уме. Невольно задержался на несколько мгновений, рассматривая рану на виске, недавно зашитую умелым лекарем. Заметив, что пленник рассматривает его увечье Рххет подошел поближе.
— Любуешься работой своего папаши? — спросил, схватив Алистера за шиворот. — Можешь гордиться, щенок. Он был достойным противником. Даже жаль, что завтра ему отрубят голову… Как твое полное имя, мальчик?
Он закрыл глаза и плотно сжал губы, много раз заставляли назвать полное имя, будто забывали его снова и снова. Не дождавшись ответа, Рххет ударил арестованного в живот. Сдавлено застонав, Алистер согнулся пополам. И наверняка растянулся на грязном каменном полу, если бы сильные руки не удержали его.
— Ну же назови имя. Тебе это ничем не грозит.
— Алистер, — сдавлено прошептал паренек.
— Так вот слушай меня, Алистер, — начальник тайной стражи специально произнес имя медленно по слогам, будто слышал в первый раз. — Ты пошел не в него. Ты никогда не стал бы воином. Хельга зря потратила время на твое обучение. Ты похож на мать. Она красавица, просто образец эльфской красоты… была до недавнего времени. Завтра увидишь, что с ней сделали. А у тебя те же прекрасные синие глаза, те же мягкие каштановые волосы и нежная бледная кожа, — Рххет с наслаждением наблюдал, как ужас и отчаяние в глазах мальчишки сменяются яростью. — Впрочем, ее красота не пропала даром, все мы успели попользоваться… — Словно забыв, что он крепко связан, Алистер подался вперед, а Рххет невозмутимо продолжал, — ты никогда не сможешь драться, потому что для этого надо рвать зубами и ломать руками кости. А ты нежная бесхребетная тварь, и лучше бы тебе было родиться девкой.
— Да не будь я связан… — начал хрипло Алистер.
— Хм, думаешь дело в этом? — Рххет высунулся в коридор и закричал: — Эй, развяжите его и дайте меч! Только посмотрите, как рвется в бой эта милаха!..
Скоро кто-то ловко разрезал веревки, стянувшие запястья, а кто-то вложил меч в онемевшие ладони.
«Вот он мой шанс!» — отчаянно подумал Алистер, сжав рукоять. Но несчастного шатало от боли, но на Рххета бросился.
Начальнику тайной стражи, и его подручным было сразу понятно, что он свалится после первого же удара. Тот даже стал вынимать оружие из ножен, а нырнул под занесенное для удара лезвие и опрокинул противника ударом в ребра. И он во весь рост растянулся на полу и задрожал, крепко стиснув зубы. После удара о камни на глазах выступили слезы от боли и обиды. Меч, на который несчастный смотрел, как на ключ к спасению со звоном упал на каменный пол, и его тут же убрали подальше. Алистер попытался встать, но не смог. Убедившись, что все попытки бесполезны, отполз к стене и, опершись спиной, оглядывал всех по очереди, будто пытаясь навсегда врезать в память лица своих мучителей.
— Что я говорил? — насмешливо спросил Рххет. — Для тебя это бесполезная железка.
Начальник тайной стражи обернулся к подчиненным.
— Приступайте! Только голову и руки не трогать — на них не должно быть ни царапины, понятно?..
Догадавшись, что сейчас будет, эльф сжался в комок, подтянув коленки к животу. Стражники сразу принялись холодно и расчетливо избивать его. Казалось, они выполняли нудную работу. Когда их начальник взмахнул рукой, тут же прекратили.
Рххет подошел к Алистеру, приподнял за подбородок, и с изумлением ответил, что в пронзительных синих глазах горел злой огонь.
— Последний вопрос, малыш. Если ответишь честно, отпустим домой.
Пленник выглядел жалко — сжатые губы дрожали, на лбу выступил холодный пот, грудь тяжело поднималась при каждом вздохе, но он решительно покачал головой.
— Да брось, никакого подвоха нет. Ты нам не нужен. Мы знаем, что в заговоре ты не мог участвовать, ты все время служил в отряде Алекса. Просто скажи, кто укрывал тебя эти дни.
— Вы… негодяй и лжец, — с трудом выдавил Алистер. — Оставьте меня…
— Как скажешь, — Рххет поднялся и подошел к подчиненным. — Завтра он должен умереть, я могу год держать его тут и каждый день бить, но он выйдет с желанием отомстить всем нам, — сказал, больше не смотря на арестованного. — Пусть завтра присутствует на казни, переоденьте его вымойте с утра, охраняйте и делайте вид, что вы стражники замка. А через пару дней его найдут в канаве с перерезанным горлом. Все будет выглядеть так, что мальчишка сам сбежал из-под охраны и нарвался на нож.
— Это же ученик Хельги, она просто так не оставит… и сейчас ищет его, — попытался возразить один из стражников.
— И пусть себе ищет. Скоро труп найдет.

***
Когда его, наконец, оставили в покое, юноша тихо завыл, пряча лицо в ладонях. Сколько раз его называли полным именем в этих стенах? Ведь раньше окружающие помнили лишь уменьшительное прозвище «Ли», оно куда больше шло взъерошенному чертенку, чем сильное серьезное, данное при рождении.

Еще неделю назад у бедняги было все — место в отряде, семья, надежда на будущее. Теперь не осталось ничего. Он поднялся, вцепившись в выступ на стене, и схватился за решетки так, что побелели костяшки на пальцах. От высоты захватывало дух, а из окна видно море, а не город, в котором он прожил свою короткую жизнь. Сбежать с самого верха крепости невозможно, ускользнуть завтра от стражников тоже, только не после трех суток побоев и голода. Остается шанс, что в последний момент Хельга все же найдет его.
«Она ищет в городе, — отчаянием подумал юноша, — а надо в собственном замке. Но как быть, если эти двери для нее закрыты? И зачем я сбежал из ее комнат?»
Впервые за эти страшные дни он вдруг заплакал, осознав, что ему не спастись, если помощь и придет, то слишком поздно. Завтра вечером всему придет конец. И самое страшное, что девушка, ради которой он старался быть лучшим среди воинов, скоро найдет его мертвым. В приступе отчаяния Ли закричал в темноту: «Этого не будет! Не будет!..»

Читать полную версию бесплатно -- https://litnet.com/book/proklyatyi-mir-b40057
Глава 1
Несколько десятилетий спустя
— Желаю хорошо повеселиться, сударь.
Алистер или Ли — молодой эльф улыбнулся в ответ и ловко сбежал по трапу на пристань. Через несколько мгновений его худая, высокая фигура затерялась в толпе.

Закат неумолимо гас, забирая с собой остатки тепла. На столицу опустились беспросветные осенние сумерки. Огромная туча наполовину закрывала тусклое багровое солнце, делая светило похожим на обезображенное лицо с косой ухмылкой. Когда стало совсем темно, тяжелые серые облака сгустились еще сильнее, и начался моросящий дождь. Под его печальный шелест сонный город пытался забыться тревожным сном. Уныло выл ветер на пустых улицах; тихо роптали усталые волны.
Путник с жадностью смотрел по сторонам, словно ища что-то в длинных рядах кораблей с разными флагами и пустеющих прилавках. Он полной грудью вдыхал воздух, отчаянно желая вспомнить знакомые запахи. Вглядывался в незнакомые лица. Так неспешно бродил с полчаса, не снимая капюшон.
Прежде чем уйти из порта заметил мага огня — девушку, беседовавшую с извозчиком. Она выглядела непривычно для этого острова: жесткие рыжие волосы обрезаны по плечи; одета в куртку, свободную рубашку, штаны из простой ткани и высокие сапоги со шнуровкой. Так выглядели наемники, приехавшие искать счастья в большой город или подопечные магической академии — их безразличие к нарядам вошло в поговорки.

«Ничего не изменилось. Вот еще один маг желает лучшей жизни и ищет богатого нанимателя. — Взгляд Ли задержался на коротком клинке, висевшем на поясе девушки. Почему-то эльф не сомневался, что чародейка умеет обращаться с оружием. — Как же жаль ее. Скорее всего, будет развлекать каких-нибудь придурков своим колдовством».

Маги огня встречались редко, но обладали огромной разрушительной силой, за что их боялись и ненавидели. Талант с самого рождения оставлял отпечаток на внешности — глаза и волосы оранжевого цвета, а кожа неестественно белая. В душе эльф надеялся, что знать Книв передерется за то, чтобы переманить к себе на службу эту чародейку.

Девушка была маленького роста, чтобы смотреть в глаза извозчику — сухому невысокому субъекту с болезненным цветом лица и черными волосами, ей приходилось задирать голову; зато хрупкая фигурка оказалась удивительно ладной; жизнерадостная улыбка почти лукавая; в глазах светилась спокойная уверенность. Алистер из праздного интереса прислушался к разговору:
— И зачем понадобилось вам в столицу? Тут сейчас не интересно.
— А я к подруге, серьезный разговор к ней. Она живет там, — широкий жест указал на скрытый за стеной замок Верховного Князя. — Сколько будет стоить до ворот сторожевой башни?

Ли смерил чародейку недоуменным взглядом и побрел прочь. Очень уж нелепо прозвучало заявление о жилище подруги.

***

Приезжий решительно направился в жилые кварталы, через площадь Всех побед, за которой высились толстые стены отгораживающие замок.

Эльф дерзко усмехнулся, бросив небрежный взгляд на памятник Эрику Благородному. Прикрыв глаза, представил, как каменный исполин рассыпается на части под действием страшной силы. Он довольно фыркнул, когда видение пронеслось перед глазами. Ли казался оживленным — бледные щеки горели румянцем, а глаза блестели от волнения. Но тут же дернул плечом, вспомнив, как у подножья этого памятника много лет назад был избит до полусмерти. Тогда содрогаясь от жестоких ударов, среди страшной брани разобрал два слова: «сын заговорщика». Пару часов пролежал на улице, но потом рядом остановился закрытый экипаж, знакомый голос приказал телохранителям связать «щенка» и отвезти к пристани. Картины из прошлого больно обожгли, и на миг оцепенев, Алистер смотрел на монумент, но нашел в себе силы отвернуться и уйти прочь.

Грея руки в рукавах черного плаща, вошел в городской сад, где тонкие ветви дрожали на ветру; блестели в свете фонарей мокрые скамейки; опавшая листва устилала дорожки. На ходу проверил ножны, закрепленные на запястье, в этом не было надобности, но прикосновение к оружию придало уверенности.
Алистер знал, что скоро доберется до жилых кварталов, где легко найти комнату. Тонкий слух уловил шаги и бряцанье оружия. Спрятавшись за толстый дуб, юноша ждал, пока караульные уйдут. Любопытство не давало покоя. Ведь ходили слухи, будто представители эльфской расы, отказались служить в страже, и поэтому пришлось найти неуклюжих наемников из другого мира, со свиными пяточками вместо носов.
За первым патрулем шел второй. Заслышав их, издали Алистер не удержался и влез на дерево, чтобы рассмотреть поближе. Под ловкими руками не заскрипела ни одна ветка.
«Ну, не смогу я спать спокойно, если не увижу все собственными глазами!» — Эльф понимал, как опасно наблюдать за стражей и почти не дышал, затихнув в кроне среди листьев.

Охранники не заставили себя долго ждать. В первые секунды, Ли еле удержался от смеха, увидев нелепых, толстых, неповоротливых «воинов» в доспехах. Носы до комизма походили на пяточки — лица казались добродушными.
Командир патруля, ехавший впереди всех, играл с ножом. Когда караульные поравнялись с его укрытием, эльф смог рассмотреть на их поясах тяжелые плети. Он невольно вздрогнул, вспомнив рваные раны, которые оставляет это оружие.

Убедившись, что блюстители порядка ушли, Алистер спустился и побрел дальше. Дерзкие мечты снова завладели сознанием. Товарищи по оружию, с которыми он делил хлеб и воду последние годы, не догадывались, что тихий лучник отправился на родной остров.
По правде говоря, он не имел права покидать крепость, ставшую домом и путешествовать без сопровождения, был слишком юным, чтобы жить самостоятельно. Гораздо благоразумнее было оставаться под защитой. Дети эльфской расы быстро росли лет до десяти, а затем и рост, и психологическое развитие сильно замедлялось. Тело развивалось до двухсот-двухсот тридцати.
А ему не исполнилось и двухсот лет: лицо сохранило детскую наивность и нежность, глубокие синие глаза казались большими. И несмотря на то, что Ли учили драться, столкнувшись с опытным воином бедняга продержался бы недолго. Для своего телосложения эльф был силен, и тяжелый лук был в его руках грозным оружием, но поединки на мечах всегда оставались слабым местом.

Юноша проделал долгий путь лишь с одной целью — совершить убийство.
«Да-да, одна жизнь взамен счастья миллионов. Разве это зло?.. — подумал, поежившись от холода. — Я убью Верховного Князя — мир изменится к лучшему. Я заплачу за это своей жизнью, умру в камере пыток или забьют до смерти его телохранители».
После таких мыслей на душе становилось тоскливо, но решение принято уже давно и грусть притупилась.
Весной в столице состоится большой съезд глав государств, на который приедут послы из других миров. В городе будет неразбериха, а в замке столпотворение.
Алистер не раз представлял, как с робкой улыбкой подойдет к отряду стражи, у входа в огромный зал и скажет, что забыл приглашение. С самым невинным видом попросит снисхождения, соврет, будто приехал с отцом, и тот будет очень зол из-за опоздания.
Эльф умел притворяться и лгать, хотя это стыдно. Он так молод, вызывающе красив, что беспечность, рассеянность и даже глупость не будут казаться неестественными.
«Кто же сразу догадается, что я способен на убийство?..» — думал Ли.

На миг в его сознании промелькнула сцена: рука дрогнула, рана получилась не смертельной. Конечно, он не сумеет скрыться и ответит свой поступок.
«Кто-то отбросит ударом ноги выбитый из ладони кинжал, а кто-то ударит в ребра, так что я согнусь пополам», — предположил Ли, и сразу же живо представил, как ему заламывают руки. Он не боялся боли, но охрана наверняка сорвет на нем гнев за свою оплошность. Воображение продолжало рисовать ход событий: кровь зальет глаза; запястья будут стянуты веревками так сильно, что пальцы начнут покалывать невидимые иглы; а потом свистнет плеть, предвещая удар.
Нервно встряхнул головой, отгоняя этот образ.
«Нет-нет, все будет не так!» — торопливо зашептал он, ускоряя шаг.

Глава 2

Алистер нашел постоялый двор на перекрестке улиц, чтобы поселиться до весны.
«Местечко наверняка привлекает внимание во время зимнего сезона, но сейчас свет горит только в нескольких окнах. Если не буду тратиться на всякую ерунду, денег на комнату хватит. Кроме того у меня же есть маленький тайник, на крайний случай», — вспомнил эльф.
Приезжих сейчас мало, потому хорошие комнаты сдаются во много раз дешевле, чем зимой или в начале весны. Тогда приближенные Верховного Князя возвращаются в город, чтобы немного развеять их тоску придумывают массу развлечений.

Ли не раз бывал в этом переулке много лет назад, но сразу сообразил, что чего-то не хватает.
«Почему так пусто?.. — озирался по сторонам, насчитав на домах только четыре вывески — оружейника, ювелира, сапожника и булочника, подумал: — А куда же делись все остальные? Тут ведь была лавка цветочника, травник, игрушки, пряности и еще много. Неужели все съехали?..»

Он сам не понимал, отчего ему вдруг стало не по себе, и показалось, будто половина города вымерла или исчезла в одночасье. Желание узнать, куда пропали жители, показалось эльфу минутной слабостью, и он постарался загнать его вглубь разума. Встряхнув головой, будто отгоняя морок, взялся за ручку двери и вошел на постоялый двор. Там согрелся, съел тарелку тушеных овощей с мясом. Скоро захотелось спать. Злая решимость, которая сопровождала парня среди холодных, темных улиц, тихо таяла, под напором тепла и своеобразного уюта. Он сидел у камина, смотрел в огонь и ни о чем не думал.

Вино в продаже оказалось самое дорогое, потому посетителей было немного.
«Решили сделать забегаловку элитной, — подумал Алистер. — Ну, да — не всем хочется каждый день заменять сломанные стулья и разбитые тарелки. Высшая раса, высшая раса, а все-таки мы те еще идиоты…»

Его комната была готова, ужин съеден, и пора бы подняться наверх, все же Алистер не хотел вставать. Он оправдывал это усталостью и наслаждался теплом, прикрыв глаза. Негромкие разговоры убаюкивали.
К его уединенному столику подсел немолодой завсегдатай — держался очень вальяжно и был «на ты» со всеми. Ли подумал, что это крупный ремесленник. Спокойная сытая жизнь сделала его размякшим и самодовольным, но правильная осанка и небрежно-плавная пластика движений выдавали бывшего вояку или искателя приключений.
«Он и сейчас здоров и силен. Тут отдыхает от жены, детей и дел. Ищет собутыльников, для застольной беседы… — эльф почувствовал неприязнь еще до приветствия и гадал с чем это связано. — Однажды я попался в руки уважаемому торговцу — не самое радостное событие, надо признать. Но почему и новый мой знакомый должен оказаться жадной скотиной?.. Так лучше не буду выделываться и расспрошу-ка его, что происходит в городе».
— Орсон, — представился он. — Ты, я вижу, приезжий?
— Да, именно так.
— Каким ветром сюда занесло?.. Поступать в университет? — в последней фразе сквозило едва заметное презрение.
— Нет, учиться мне ни к чему, — Ли специально ответил так, чтобы понравиться собеседнику, а про себя подумал: «Университет на Книв?.. Когда-то Хельга только мечтала об этом».
— А зачем же ты приехал осенью?
— Весной тут все дорого. А мне очень хотелось в город, и отец позволил мне приехать сюда сейчас. Весной, я вернусь на Большую Землю.
— А что знаешь об этом городе и острове?
— Да, почти ничего, — простодушно развел руками Ли.
— Вот ты, наверное, думаешь: тут всегда так было — огромные замки, каменные мостовые, роскошь? Но это не так.
— Угу, — сонно согласился Алистер и приготовился слушать байки. «Новый приятель» явно любил вспомнить о «наших-то временах» и вещать «нынешней молодежи» нечто важное.

— Остров издавна привлекал внимание жителей этого мира, задолго до того, как стал столицей нашей страны. У его берегов находилось странное сооружение, названное Треугольником порталов. Ученые так и не смогли разгадать его загадку, но пришли к выводу, что это машина для путешествий по другим мирам — созданная представителями более могущественной цивилизации, жившей в этом мире до нас.
— А вы всерьез считаете, что до нас тут кто-то жил?
— Да, ты видно с луны свалился! Это же всем известно! В нашем мире происходят страшные катастрофы, когда мы пытаемся развязывать войны. Разве это не последствия сильнейшего магического заклятья? А есть среди нашей расы маги способные на такое? Сомневаюсь! Но об этом ты сам как-нибудь почитай.
Так вот Книв… Когда раса эльфов находилась в самом начале своего развития, на острове, обосновалась колония поселенцев. Любопытство привело их к странной машине, которая может переносить через миры. Они были просто исследователями и не искали для себя никакой выгоды. Прошли десятилетия, прежде чем поселенцы смогли разобрать символы на рукотворных островах огромного сооружения. Прошли века и ученые смогли свободно толковать непонятные прежде знаки.
Наша раса «повзрослела» — за мирными исследователями, которые рисовали пейзажи новых неизвестных миров, к Треугольнику порталов приплыли завоеватели. Они пустили в ход уговоры и угрозы, рассказали о возможностях наживы, и, в конце концов добились союза и взаимопомощи.
На долгие годы растянулось создание крепостей и стены. Когда колоссальное строительство подошло к концу, через сеть порталов, армии вторгались в другие миры. Эльфы славились смелостью, острым умом и ловкостью, а еще меткой стрельбой из лука. Лук, меч и магия — вот перед этим оружием пала ни одна цивилизация, но первым в этом списке по праву стоит лук.
Маги и фехтовальщики были и у других рас, но тягаться с нашими лучниками не мог никто. Ходили слухи, будто мы продали бессмертные души за свое искусство. Надо помнить о том, что высшая раса не отличалась тогда особенным благородством (да и когда мы были благородными?): у наших походов была одна только цель — нажива.
А самое большое лицемерие знаешь в чем? В том, что все войны, приносят прибыль верхушке, а в карманах простых солдат при дележе оседают лишь жалкие крохи.
И вот в неприступной крепости на острове Книв стало скапливаться несметное богатство. Золото, серебро, драгоценные камни стекались туда не только из этого мира, но из дальних уголков вселенной. За стенами вырос город. Шли века, праздность, пресыщенность и лень со временем прочно поселились в среде завоевателей. Злые языки говорят, будто уже владыка нашего острова не может обращаться с луком, который в давние времена принес славу и богатство его предкам.

Ли не смел прервать своего нового знакомого, к тому же тот оказался искусным рассказчиком. Говорил горячо и без долгих риторических пауз. Но когда он замолчал, эльф заметил разочарованность и тоску на лице собеседника. Наверное, и Орсон страстно желал изменить мир к лучшему. Годы шли, решимость таяла, и в один прекрасный день он понял, что сил на эти перемены не хватит. Жизнь искателя приключений стала серой, размеренной и спокойной.

Алистер видел в нем себя, через много десятилетий. Эта встреча казалась юноше знаком судьбы.
«Вот, что со мной будет, если отступлю сейчас и не совершу, того что собирался», — думал он. Теперь мученическая смерть в камере пыток не казалась ему страшной и недостойной. Огонь ненависти, притушенный естественной усталостью и теплом, разгорелся с новой силой.

— А знаешь, от деда я слышал такую историю. Когда сюда привезли пленную пророчицу из другого мира, она чуть не сошла с ума. «Про́клятый край!..» — вопила и все тут. Что если она была права? Наш мир проклят и катится к чертям. Что ты думаешь об этом?..

Ли побелев, отпрянул. Это была их семейная легенда, которую знали лишь близкие друзья. Отец строго запретил говорить о пророчице. Юный мститель втянул голову в плечи, будто его собирались бить.
— А ты серьезно думал, кто-то поверит твоей клоунаде? Ты меня не помнишь, а я тебя отлично. Глупый ребенок! Совсем ошалел? Что ты задумал?
— А теперь вы позовете стражу, чтобы меня доставили к палачу? — Дрожащими пальцами Алистер нащупал клинок в рукаве...

Читать полную версию бесплатно -- https://litnet.com/book/proklyatyi-mir-b40057

Глава 3

Дождь закончился. Острый серп месяца изредка появлялся из-за туч и снова тонул в темноте. Стены домов и выложенные камнем дороги влажно блестели в свете факелов.
В поздний час похоронная процессия двигалась к морю по узким улочкам. В одной из телег поместились четыре мертвеца, завернутые по старинному обычаю в белый саван открытыми остались лишь лица.
Адаллина, младшая дочь Верховного князя, сопровождавшая шествие, смотрела на них с едва заметным отвращением. Ей не обязательно присутствовать при сожжении трупов, но почему-то домой она не желала ехать. Служащим городской больницы, было неприятно такое пристальное внимание к своей работе. Им начинало казаться, будто принцесса считает, что без ее контроля умерших сбросят в ближайшую канаву. Все чувствовали бы себя спокойней, если бы молодая красавица отдыхала в замке. Однако уже догадались, что такого счастья в ближайшее время не предвидится. Какая муха на сей раз укусила праведницу, никто не знал, а спастись от нездорового энтузиазма «ниспосланного» ей уже невозможно.
Более всего страдала городская больница, которую, кстати, сама Адаллина и основала несколько лет назад. Вот уже три недели подряд приезжала в «свою обитель добра» где неустанно проповедовала, вмешивалась в работу сестер милосердия и рассказывала больным о морали. В итоге работники тихо ругались, пациенты плакали, и все шло наперекосяк.

Сейчас она ехала за одной из телег на белой лошади, нелепо выделяясь из окружения. Красивая и гордая с огненными волосами и чистыми, как небо в первые дни лета голубыми глазами. Ее прекрасно сложенная маленькая фигурка притягивала восхищенные взгляды. Девушка напоминала бы ведьму, если бы не бесстрастное выражение лица. Идеальная каменная статуя, бесчувственный ангел, которому чуждо все живое вызывал у некоторых благоговейный восторг, хотя приблизиться поклонники опасались. Впрочем, нежная красота и хрупкость были обманчивы. Расу, из которой происходила ее мать, называли в древние времена «фуриями» за их невероятную мощь и неистовство в битвах. Но мало кто догадывался, сколько чудовищной силы скрыто в маленьких белых руках.

Когда холодные глаза осматривали тело, лежавшее с краю, лицо принцессы не переменило выражения. Несчастный несколько часов назад умер от лихорадки. Она знала, что первое время к нему приходил брат, который как ни странно оказался рыцарем из отряда Алекса, но потом тот перестал навещать больного и даже не явился на похороны.
По правде говоря, сразу было понятно, что бедняга не выживет. Слишком поздно привезли в больницу из тюрьмы. Стражники хорошо потрудились над ним, прежде чем бросить в камеру. Там многочисленные раны воспалились, а потеря крови сильно ослабила преступника, начался жар, и спасти его могло только чудо.
Адаллина предположила, что юноша был мелким воришкой, и заслужил такую смерть, но на короткое мгновение стало жаль. Ведь он так молод, так красив и мог бы жить вечно. Сейчас почему-то больше не был ничтожным, осунувшееся лицо спокойно, строго; спутанные черные волосы, составляли резкий контраст с бледной кожей; разбитые и потемневшие губы сложились в подобие улыбки.
«А, все-таки представитель высшей расы не должен умереть так», — подумала Адаллина. Тут ей вспомнилось, как пару дней назад его привезли на такой же телеге и спешно отнесли в палату. Юноша бессвязно умолял о пощаде, плакал и бредил. Нездоровый румянец, покрасневшие веки и наивный испуг в глазах. Наверное, с таким выражением вор просил у стражников пощады.

Рядом с ним лежал рыжий моряк, умерший от удара в живот. Его лицо обезобразила гримаса боли и ярости. Этот, скорее всего, напоролся нож в потасовке.

Третьим был утопленник с сизо-серым лицом, а четвертая девушка — маг-оборотень. Адаллина слышала, будто появилось тайное общество, которое убивает чародеев. «Вероятно, я вижу их очередную жертву. Я тоже не люблю магов, но не понимаю, зачем их лишать жизни?» — принцесса покачала головой.
Оборотням или зеркальщикам завидовали многие. Еще бы они способны перенимать чужую внешность и умения. Кроме того, могли изменять свой облик, как вздумается. Сильные оборотни превращались в драконов или монстров из кошмарных снов. Они способны скрывать свою внешность годами, но получив смертельную рану или потеряв много крови, возвращались в настоящий облик.
Адаллина против воли любовалась красивым созданием с серебряными волосами, матово-бледной кожей, белыми ресницами и бровями. Она жалела, что не может видеть радужки глаз, в которых, если верить слухам, заключен чистый свет. Впрочем, глаза мертвой давно уже погасли...

Один из охранников, видя, что принцесса скучает, подъехал ближе к ней, чтобы завязать разговор.
— Да, ваша сестра была права, когда сказала: «Хорошо, что умер быстро».
Он кивком головы указал на юношу со спутанными черными волосами. При этих словах Адаллина поморщилась.
«Была бы на то моя воля — это чудище не стало бы моей сестрой!.. Хвала богам, что Хельга хотя бы моя единокровная сестра, а не родная», — со злостью подумала она.

Надо признать, недостатка в родне у Адель не было. Верховный Князь был крайне неудачлив в браках. Первая его жена погибла от несчастного случая, вторая покончила с собой, третью убили по ошибке заговорщики, а четвертая, сказывалась больной и предпочитала не покидать своих покоев.
«Впрочем, она жива — большего от жены Верховного Князя требовать не стоит!» — шутили остряки.

От каждого союза у князя осталось по ребенку. Старший Алекс взял на себя часть обязанностей отца — все, касающееся охраны Треугольника порталов, руководство над стражниками замка и руководил народной дружиной, пока та не прекратила свое существование. Он считал себя воином, возможно, так сказалось влияние Раймонды — второй жены Верховного князя, а может быть его природа была такова. Только Алекс с детства скучал с дамами и придворными, сверстниками своего круга, одному ему было куда лучше.
Сила и власть всю жизнь были верными его спутниками. Без особенного труда он научился владеть мечом, стал одним из лучших лучников в своем городе. Мало кто отваживался перечить ему.
Еще бы! Его считали грубым чудовищем, не способным научиться этикету, понимать произведения искусства и быть любезным с дамами. Общество дружно строило догадки о том, почему он так мрачен и угрюм. Почему не любезничает с девушками? Почему сдержан в еде и так мало пьет?

Дочь от второго брака — Хельга.
Ребенок от третьего — Артур. Был в том возрасте, когда лицо еще сохраняет детские черты и оттого кажется милым. Характер не устоялся, но уже появилось желание познать себя. И его бросало из крайности в крайность, то он днями пропадал неизвестно где, то исправно присутствовал на собраниях отца.
В обществе одни не воспринимали его всерьез, другие вовсе считали юродивым. Кто-то распространял слухи, будто Артур участвует в колдовских шабашах. Этому верили, находя что-то бесовское в его красивой улыбке и мягком музыкальном голосе. Его можно было бы представить и неприкаянным молодым художником, и решительным чародеем, готовым поставить на карту все и перевернуть мир. Была в его глазах и какая-то авантюрная хитрость, и настоящая черная тоска.

Четвертый брак одарил Верховного Князя еще одной дочерью Адаллиной. Она была полной противоположностью отца и, возможно, поэтому стала любимицей. Однако со старшими у нее не выходило ладить. Алекс вечно занят игрой в войну и оборону. Артур сидит со своими книгами, и Адель боялась, что он увлекся темной магией, потому делала все, чтобы у него не оставалось свободного времени. Но хуже всего сложились отношения именно с Хельгой. Братьев еще можно было простить и понять, ведь они всего лишь мальчишки — играть с оружием и притворяться серьезными, что им еще делать? Но молодая девушка до их уровня опускаться не должна ни в коем случае.

А что же Хельга? Мало ей того, что от природы она некрасива и высокого роста, так еще умудрялась это подчеркнуть. Хотя все уроженцы Северных островов гораздо крупнее и сильнее остальных эльфов этого мира, тут ничего не поделать. Но с помощью длинных платьев, специальных корсажей, можно было скрыть худощавую нескладную фигуру. Цветная шаль укутала бы широкие плечи. Искусный мастер сплел бы роскошную прическу из светлых рыжих волос.
Так нет же! Она появлялась в обеденном зале в длинном белом платье и небрежно наброшенном черном плаще со скромной серебряной вышивкой, а то и вовсе одетая, как наемник или разбойник с большой дороги. На виду носила медальон с изображением кошки — знак того, что она «воин-демон» («…взбесившийся зверь, который теряет голову в битве и находит в этом гармонию…» — так охарактеризовал магов этого типа рыцарь из Ордена Истинного Света). Волосы или стянуты шнурком на затылке, или схвачены диадемой. У нее прекрасная белая кожа и правильные черты лица, но взгляд фосфорических зеленых глаз не по-женски тяжелый.

А чем же она занималась все свое время? Пропадала месяцами в море, потом учила сброд из отряда брата размахивать деревянными мечами. Не особенно удачно, ведь иногда сама красовалась ссадиной на щеке или рассеченной бровью.

«Хорошо, пусть она росла в диком мире — на Северных островах. Но можно же хотя бы здесь соблюдать приличия?» — со злостью думала Адаллина.

Она слышала, что с самого приезда сестры порядки на острове полетели в бездну. Если Хельга принимала твердое решение сделать что-нибудь, то вставать на ее пути становилось просто опасно. Такая сила воли, способная перевернуть вверх дном мир вызывала восхищение. Но Адаллина не любила демонский характер сестры. По безумному расчету она решила ненавидеть все — начиная от качеств характера и заканчивая манерой речи.
Кроме всего прочего о ней ходили мрачные и противоречивые слухи. В обществе рассказывали о пьяных драках, попойках, о десятках внебрачных детей и прочем. Сказки о ее пламенной, отнюдь не платонической любви к обоим братьям и к половине рыцарей всех орденов, проживавших в городе множились.
Другие утверждали, что она окончила около десятка различных учебных заведений. «Говорить с ней совершенно невозможно — ни слова из речи не понять. А любить она способна только свои книги!».
И, наконец, третьи шепотом обвиняли ее в черном колдовстве. Никто ведь не знал, чему она выучилась в магической академии. Говорили, будто каждое полнолуние светлый клинок с изображением кошки омывается в крови молодой девушки или юноши.
Множество баек сочинили и про ее телохранителя, приехавшего с севера. Тот, действительно, выглядел, как чудовище — был жестоко изуродован магом, когда служил наемником и еле выжил. Горло повреждено так, что воин не смог больше говорить; лицо, шея и плечи покрыты глубокими старыми шрамами от ожогов; вертикальный рубец от меча, начинавшийся от середины лба, рассекал и бровь, и веко; в русых волосах давно появились седые пряди. Он повсюду следовал за Хельгой, одним своим видом пугая прохожих. Адаллина слыша сплетни, принимала их за чистую монету и по-настоящему страдала.

За своими мыслями она не заметила, как телеги достигли берега. Два десятка тел сложили на каменный помост, залили огненной смесью и бросили горящие факелы. Костер занялся быстро. Языки пламени уже начали жадно пожирать мертвецов, обгладывая плоть, обнажая кости, обращая в пепел.

Огонь освещал лицо принцессы, она закрыла глаза и на миг представила, как сгорает на костре предмет ее искренней ненависти.

Читать полную версию бесплатно -- https://litnet.com/book/proklyatyi-mir-b40057

Свидетельство о публикации № 32366 | Дата публикации: 19:39 (18.04.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 24 | Добавлено в рейтинг: 0


Поделиться с друзьями в:

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com