Для писателей
» Проза » Фэнтези

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Дуболомия. Глава вторая продолжение
Степень критики: любая
Короткое описание:
Продолжение второй главы.

Щеки Дурня налились румянцем, будто яблоки спелые не сорванные.
- А, эт, как его, ну, девки-то довольные остаются? – Смущаясь спросил он.
- Еще б – здоровьичка та у таких как ты всю Дуболомию осеменить хватит… - Бабка хотела продолжить, но вдруг резко замолчала. – Погодь… а ты че у меня-то спрашиваешь… - Ведьмы переглянулись. – Али сам не знаешь, как молодицы под тобой, быком, стонут умиленно, и довольные потом месяц ходят, в улыбке расплываясь. Хм…
В раздумьях Яга погладила рукой подбородок.
- А может ты хлопчина еще. – Вся троица залилась дружным злым смехом. – И красавицы русской нагой не видал, а?
Одна ведьма, смеясь задрала подол халата, оголив старые сморщенные колени.
- А хош я твоей первой буду!? – Захлебываясь смехом, завопила она.
Руслан с досадой наблюдал за старыми шутницами.
А ведьма не останавливалась.
- Та ладно, че задумался? Ты меня в молодости не видел.
Бабки заржали еще пуще прежнего.
- Ты, Яга выслушай сперва историю мою, а уж потом говори, что хош. А то высмеиваете человека, сами не зная, какая беда с ним приключилась. Не гоже так старым людям поступать.
- Ну ладно, давай, молви базар правдивый, богатырушка ты окаянный. Послухаем че расскажешь, одуванчик девственный. – Когда ведьма закончила, новая волна смеха накрыла ее подружек, да и Ягу саму.
Помолчал Руслан немного. Подождал сдержанно, когда у маразматичек старых приступ истерики попускать начнет.
- Я, значит, в сражении кровавом участвовал. Не на жизнь, а на смерть бой был. Сам супротив орды целой змеев Горынычей бился. Ой, сколько голов длинношеих порубал, сколько крыл кожаных пообламывал… не счесть. Повсюду одни тела зеленые да головы отрубаные с языками вываленными змеиными валялись. По шею в крови с битвы вырвался я… да вот не совсем с победой – ранила меня одна гадюка летающая. Подлез, зараза, сзади, исподтишка и вмазал каменюкой по голове…
Дурень не успел закончить, как его перебила одна из ведьм.
- Ай-йа-йай. Куда по головушке тебе-то бить, и так пустовата она, а тут еще и каменюкой… - Бабка с наигранным сочувствием покачала головой, а две другие ехидно захихикали.
- Так вот, продолжил богатырь. Тут-то у меня память и отшибло. Ничего не помню: ни откуда родом, ни жену как звать, ни братов своих по оружию. Выбил вот с Горыныча одного, что Русланом Дурнем кличут. А так, все, ниче не знаю больше про жизнь свою.
Ведьмы посмеивались, прикрывая рты руками. «Дурень, точно дурень», - еле слышно перешептывались они между собой.
- Змеи проклятые люду простому жизни не давали, коров да овец воровали, сыны нечистого, вот я на защиту народа русского и выступил. Потому и заработал по голове в битве неравной. А вы еще и издеваетесь. Старые люди мудрыми должны быть, да руку помощи протягивать нуждающемуся. Не хорошо же так.
- Ладно-ладно, следует понимать, пришел ты ко мне, чтоб памятушку тебе вернуть помогла. Так ответь же, окаянный, по что Избу мою прибил? – С нарастающей злостью спросила Яга.
- А вот тут, бабуля, не надо винить меня… я с миром явился. Даже не знал, что тут живешь ты. Стаю, значитс, осматриваюсь по сторонам. Ноченька-то глухая, темно, дорогу не знаю. Не трогаю никого. А тут мне куча нечистот прям на голову, ляпсь. А потом еще пару, и таких, знаешь ли, увесистых… вот он куродом твой, че тварит. Никто не смел шуточек такого рода с богатырем знатным шутить. Конечно осерчал я. Да ты сама на мое место-то стань. Уж ты бы точно эту, срущую без разбора где, в гадость какую-нибудь превратила.
Ведьмы лукаво переглянулись. Они старались сдерживать смех, поэтому прерывисто хихикали, прикрывая беззубые рты костлявыми ладонями.
- Обосрала Изба тебя значит! – Торжествующе выкрикнула Яга, и вся троица тут же рассмеялась так сильно, что даже на другом конце леса леший со страху поседел.
- Ну, что ж, так и быть. Верю я тебе. Не спроста ведь волос на голове с коричневым оттенком, а на рукавах зловонные пятна серые у тебя. – Снизошла Яга, отойдя от приступа дикого смеха. – Про рубаху на груди, вообще лучше промолчу. Сниму я, Русланчик, заклятие с тебя, да смотри мне, - тон ведьмы стал громким и угрожающим, - Только попробуй геройство свое проявить, мигом в фурункул у себя на сранделе оберну.
- Так ты ж говорила в геморрой…? – С легким недоумением спросил Руслан.
- Передумала… так ты вразумил, как себя вести?
Губы богатыря скривились, глаза сморщились. Ему явно тяжело было давать согласие бабки.
- Ладно, договорились. Будь по-твоему. Не трону ни тебя, ни кляч твоих. – Выдавил из себя Руслан.
- Еще бы ты не согласился. Ну и странный же вы народ, богатыри. На волосине от гибели висите, а первенство свое показать все одно должны. Как вас таких Земля Матушка носит. Хотя, че уж там, дурню всегда на свете живется лучше и проще, а если дурня еще и Дурнем кличут, то совсем по жизни горя не знает. Ладно, дарую тебе свободу, Русланчик.

Чары-чары, вы уйдите,
Молодца тупого отпустите.
Нехай живет себе пока,
Молодого пожалею дурака.

Словно несметное количество нитей распустили узлы, связывающие закрепощенные мышцы. Резкое расслабление и необъяснимое чувство легкости почувствовал воин славянский. Снова силушку свою дюжую ощутил он в руках, горами мышц обложенных. Но не совсем легко и свободно ему было – сзади сковала движения богатырские тяжелая масса, выпирающая из штанов большим бугром. Неприятно и неудобно шевелится было. Теплое и слегка жидковатое расплывалось по всему седалищу и переливалось в штанины, попадая на ноги.
- У тебя есть тут где омовение совершить?… Да и одеженку мне бы постирать. А то он, грязное все, вонючее. Связался с вами, обгаженый теперь весь. Воняю. – Со сдерживаемой злобой вымолвил Руслан.
Старые лица бабок покрыли уродливые улыбки, раскрывающие редкие гнилые зубы. Во старухи спятившие – только дай повод, с пальца на руке смеяться станут. Скучно им видать совсем на старости лет. И потешиться-то не с кого ведьмам в Лесу глухом.
- Конечно, Русланчик, щас водицу тебе горяченькую с травами пахучими да плоть очищающими приготовим. А одеженку свою выкидай, нечего в старье таком ходить. Я тебе мигом новехонькую, чистенькую наколдую. – С наигранным беспокойством хлопотала Яга.
- А поесть че будет? – Грубо вставил Дурень.
- Конечно, милочек, щас бабуля и накормит богатырушку, и напоит. Будет гость наш как кот в масле – сытый, довольный, добрехонький. Так, Падла и Вша, вы Матрену с Ульяной в чувства приводите. Каргу опосля в Лесу сыщем. Нынче гостю надо прием достойный оказать. Так хлопцу не везет весь день: сначала Изба с ног до головы, или нет – с головы до ног загадила, а тут еще и мы, так вот… это… ну… - Яга повернула голову в сторону одной подруги, затем кинула быстрый взгляд на вторую. Те в полном недоумении смотрели на нее. Ведьмы явно не могли сообразить, что задумала их главарша. – Пошутили не тактично.
Руслан, словно пригвоздил свой взгляд к ведьме, и глупо блымал глазами.
- Ну, подруги, пойдемте, дел так много у нас, а мы тут бездельничаем. Еще молодцу доброму помочь надо, да этих вот двух на ноги поставить. – Яга развернулась и пошагала в сторону пострадавших ведьм. Падла со Вшой поспешили за ней.
- Эй, Яга, не врозумлю совсем, ты че тваришь, хрена какого остолопа этого отпустила? Я-то думала ты его до смерти гадить заставишь, а тут на те: Русланчик, богатырушка, все для гостя. – Падла злобно перекривила старшую ведьму.
- Всему свой час, Падла, потерпи не долго – все поймешь. – Спокойно ответила Яга.
А богатырь русский времени зря не терял. Узрел он, что ведьмы спиной к нему находятся, поднял тихонько дубину тяжелую и еле слышно стал подбираться к Яге все ближе и ближе. И вот уже пол шага отделяло его от врага ненавистного. Собрался Дурень ударом страшным настигнуть старуху, как вдруг та приподняла руку с вытянутым указательным пальцем, и погрозив им произнесла:
- Помни, Русланчик, фурункул, - угрожающи промолвила ведьма и ткнула тем же пальцем себя в седалище, - На срандиле моем.
Мгновение, и Дурень замер, а рука невольно опустила дубину вниз.
Затем, бабка, как ни в чем не бывало, болезненно постанывая помогла приподнять одну из подруг, и с улыбкой на все два зуба повернулась к богатырю.
- Узрей, Дурнюшичка, дива, которые старушка тебе покажет, как гостю дорогому. – Ведьма взяла его под локоть и слегка прихрамывая повела за собой.
Когда оба очутились в самом центре опушки, старуха остановилась и немного напрягла руку, которой держала могучее предплечье Дурня, давая понять, что тот тоже должен остановиться, а не идти дальше. Но Руслан невозмутимо продолжал шагать, не обращая никакого внимания на усилия худощавой ведьмы.
- Да стой же, обалдуй! – В отчаянии закричала Яга, когда попытка упереться ногами о землю оказалась тщетной, и бабка просто волочилась за богатырем, как привязанная к его руке повязка.
Руслан остановился и глупо посмотрел на нее.
- Ну, ждать изволите? И где же чудо ваше, бабуля? – злобно поддел он.
«Ну и дубинище: только что чуть не загинул, а тут уже хамить начинает. Что за народ-то такой богатыри эти?», - подумала про себя ведьма и вновь принялась за свои колдовские дела, творя новое заклятие.

О помощи взываю вас, угрюмые древа!
В ночку глухую сегодня в беде я,
Немедля меня в час лихой выручайте,
И дружно избу для Яги возвышайте;
Корыто для купанья мне сотворите,
Да водицы горячей в ней не жмотите.

Пока из уст Яги вылетали причудливые строки, Руслан очима собственными лицезрел, как огромные широченные дубы с легкостью взлетают над Землей Матушкой; длинные и толстые корни без малейших усилий вырываются из недр ее, покидая обитель, в которой провели сотни лет. Древа, стволы которых чтоб срубить пяти лесорубам топорами несколько дней махать надо, прониклись неестественной легкостью, словно тяжесть их и несокрушимое величие в одно мгновение куда-то испарились и канули в лета. Теперь они вобрали в себя воздушную легкость, став вровень мелкому перышку, запросто подхватываемому воздушным потоком и безукоризненно следуемого за ним. А вся древняя мощь лесных детищ стала лишь видимостью, которая не имела внутри ни малейшего материального подтверждения того, чем казалась.
Конечно, все это Руслан не понимал. Он просто наблюдал за летающими дубами, которые делятся на множество более маленьких, потом, сбрасывая с себя исполинские ветви, складываются в единую конструкцию, которая быстро обретает вид деревянной избы, сродни той, что так подло и нежданно нагадила на него. Единственное, что беспокоило богатыря, это было непонимание того, каким образом деревья, из которых состояло жилище могли перевоплотится в волосатый срандиль?
Но довести мысль до конка Дурню так и не удалось. Он не успел и заметить, как на пустынной лесной поляне выросла деревянная изба.
- Чего-то тут не хватает. Хм… - Ведьма погладила худощавой рукой подбородок.
- Задницы. – Коротко произнес Руслан, не отрывая осерчавших глаз от избы.
Ведьма наградила его укоризненным взглядом.
- А-а-а, вспомнила. – Восторженно вскричала она и щелкнула пальцами руки.
Тут же с обоих боков новой избы, словно цыплята вылупились из яиц, выросли две громадные куриные лапы.
- Ну, старушка, пора и хозяйке своей послужить. – Обратилась Яга к деревянному дому.
Руслан постоянно крутил головой, то поворачивая ее в сторону избы, то опуская вниз, наблюдая за ведьмой. В настоящий момент его округлившиеся глаза вцепились в ту самую хату зловещую.
После слов Яги, изба резко поднялась на жилистых лапищах. Деревянное туловище ее, наклоненное к земле, мгновенно подвелось, ставни одновременно растворились, а из окон засветил яркий свет от зажженных свечей.
Вдруг, от избы донесся знакомый звук, а на густую траву под ней ляпнулась куча нечистот.
Дурень придавил Ягу сверху тяжелым взглядом.
- Что-нибудь путевое наколдовала бы, чертовка. А ты еще одну гадюку с лапами сотворила. Один вред от тебя.
- Ты, Русланчик, словечками такими не разбрасывайся, а то знаешь, слово оно сильней стрелы бьет… поэтому и отвечать за него частенько приходится. Врозумил про что я речь веду.
Ведьма демонстративно ткнула указательным пальцем себя в срандель, и глядя Руслану в глаза, утвердительно кивнула головой.
Дурень глупо кивнул в ответ.
А Яга умилялась плодом своей колдовской силы.
- Ты гляди, умничка какая. Не нарадуюсь прямо. – Яга от восторга свела руки в центре груди.
Избушка на Курьих Ножках немного покрутилась по сторонам, видимо так она осматривалась кругом. Особенно долго задержала она свой взгляд на богатыре. Аж окна прищурила, глядя на него. Но затем дивное создание развернулось к ним задом, подошла к лежащей на земле предшественнице, и не долго думая, со всего маха буцнула ее трехпалой лапой. Изба полетела в глубь Древнего Леса, быстро растворившись во тьме.
- Ну, богатырушка, пора и омовение совершить. – Яга повернулась назад и приглашающе дернула Руслана за рукав рубахи, чтобы тот оторвался от наблюдения за ее самым обыкновенным жилищем.
Очи ясные Дурня могучего округлились еще больше. Прям пред его носом стояла огромная, ну как раз по его размерам, деревянная омывальня. Да красивая такая, вся в узорах разных по дереву вырезанных, железом кованым по краям оббитая. А от воды прозрачной в ней аж пар исходил.
- Ну, спасибо, старуха, удружила богатырю… однако скажи все ж, а когда зельем напоишь, чтоб жизнь свою я вновь згадал?
- Не спеши, милочек, всему свой час. Щас вот искупаешься, тельце свое травами пахучими отмоешь, поужинаем потем. А уж опосля и про головушку твою пострадавшую потолкуем.
-Ладно, уговорила. – Деловито согласился Руслан.
Брезгливо держась за края ткани кончиками пальцев, как принцесса аккуратно снимает платье после бала, скинул он с себя рубаху. Некогда она была белой, впрочем после двадцати лет пьянок и разгулья, слегка посеревшей, а сей час – вся в коричневых разводах. Как невыжатая половая тряпка, плюхнулась богатырская одежа на травушку зеленую.
Нагой торс богатыря, словно каменная стена в погребе, облепленная вешанками, был усыпан широкими мышцами. Они покрывали всю верхнюю часть его тела. Объемные бугры на животе, вздувающиеся в такт дыхания, рельефные холмы на широченных ручищах; даже спина, красующаяся белыми полосами от шрамов, и та выставила на показ мощь тела славянского воина.
Подобно неприступной крепости грозно возвышался он над всей поляной. Яга, довольно наблюдавшая за ним, казалась мелкой мурахой рядом с могучим богатырем.
- Ну ладно, старая, иди до вшей своих или вох, как их там звать-то, подруг твоих. Помогай раненых выхаживать. – Больше указательным тоном предложил Руслан.
- Али стесняешься старушки? Дурень, чего я там не видела?
- Такого ты еще точно не видела. – Гордо обрезал богатырь.
- Русланчик, какого я видала за долгие годы, что Землю Матушку топчу, тебе не привидится даже если билины объешься. – Тоном опытного человека, всякое повидавшего на своем веку, ответила Яга. – Ладно, все одно ничем не удивишь. – Она махнула рукой и пошла к двум другим ведьмам, которые пытались заливать что-то из маленькой фляги в рот лежавшей без движения старухи.
Быстро сняв тяжелые от пыли (будем это так называть) штаны, и завонявшиеся сапоги с дырявой подошвой, Руслан влез в омывальню.
Замученный походами, выматывающими битвами, Дурень, впервые за последние сутки ощутил сладостную благодать от расслабления в соитии во едино с в меру горячей водицей.
Только он погрузил все тело в целебную воду, как тут же прилетели два черных ворона, державших в клюве невиданную ранее им траву и бутоны дивных цветков.
- Рано вы по душеньку мою, птицы нечистого, приперлись. – Спокойно вымолвил богатырь.
Но вороны, сделав пару кругов в воздухе, выпустили из клювов растения. Те упали прямиком в омывальню.
Под тусклым лунным сиянием Дурень увидел, как вода быстро меняет цвет вокруг попавших в нее трав, превращаясь из кристально-прозрачной в голубовато-розовую. Дивные растения буквально за несколько секунд перекрасили в неестественный окрас всю воду.
Поляну покрыл сладкий аромат. Привыкший к суровым походам, а не к роскоши и благовониям воин, полностью поддался чудодейственной силе колдовства. Он спокойно вдыхал тонко переплетенные ароматы и чувствовал умиротворяющее расслабление, легкость во всем уставшем теле.
Несколько раз Руслан набрал в широкие ладони пахучую воду и умыл ею лицо да головушку. Вмиг коричневые нечистоты смылись с кожи толстой да с волос русых густых. Будто и не было на нем вовсе испорожнений противных.
- Не увлекайся, касатик. Если меры не знать, сам не заметишь как заснешь под час купания, да не проснешься больше. Это тебе не в реке плескаться, тут дело имеешь с травами заколдованными, только в помете избы ведьминой растущими, под полной Луной сорванными. А с колдовством сам знаешь, шутки шутить не след. – Произнес знакомый голос сзади, дерзко разорвав невидимую нить, связывающую богатыря с мгновением наслаждения.
- Тьфу ты, и тут без гадюки твоей окаянной не обошлось. Хоть бы не говорила, откуда цветки эти дивные взялись! – Возмутился Дурень.
- Ты не о противности их происхождения думай, болванушка. Представь краше, какие дива в природе творяться: из кучи нечистот мерзких такие вот благовонные очистительные травы вырастают. Сами кожу от грязи избавляют, тереть даже не надо камнями шершавыми. А еще и свойствами целебными да успокаивающими наделены. Да вот только не будет от них толку никакого, если сорвешь не под полной Луной. То-то же, Русланчик, колдовство, оно с природой дружит. Разом чудеса творят. Одно без другого никуда. Это гармонией зовется. А чтоб постигнуть все тонкости эти, и жизни-то всей мало будет. Я он, хоть и старшая ведьма Древнего Леса, и то не все знаю… ну, вразумил чего?
Дурень повернул голову к старухи. Та в одной руке держала новую одежу, а в другой пару красных сапог.
- Вразумил-вразумил, ложи на земельку во что одеться и шуруй к подругам, а я вылазить от сель буду, пока не стошнило прям в гармонию твою.
Яга с безнадежностью вздохнула.
- Там, под рубахой полотенце чистехонькое. Как оденешься, заходь в избу… трапезничать будем перед сном.
Ведьма, прихрамывая направилась к Избушке на Курьих Ножках, а Руслан не спеша вылез с омывальне и принялся вытирать чистое и пахучее тело ворсистым полотенцем. Вот дива какие, цветок на куче вонючей растет, а вместо запаха мерзкого пахнет так приятно, надо ж быть такому. Точно, гармония, ешкин хрен.
Одеваясь, Дурень обратил внимание, насколько искусно сделана одежда, что старуха притащила. Вся нитями дорогими вышита, ткань нежная, приятная. Рубаха сидела на широченных плечах богатыря так, словно на нем шита была. Штаны тоже радовали: легкие, материя словно дышит сама. В таких ничего не запреет даже в жару нетерпимую. А сапоги, так вообще загляденье: красные, кожа хоть и тонкая, но видно было, что прочнее стали; на носках заостренные, да в верх задраны, чтоб под сраку врагам давать лучше было. Дурень заправил в них штаны, а рубаху на талии подпоясал ремнем из кожи невиданного зверя.
В желудке требовательно забурчало.
- Знаю-знаю. Сам бы поросенка утоптал вмиг. Ничего, поглядим щас чем старуха кормить нас будет. – С этими словами богатырь направился к избе, которая, широко расставив окна пристально глядела на него.
Стал Дурень прям напротив двери. Да вот только дверь была на уровни головы его.
- Ну, супостатка, присядь живо, а то последуешь за сестрицей своей старшей. – Приказал Руслан.
В ответ изба демонстративно отвернулась в сторону.
«Ану не вредничай. Живо впусти гостя!» - Раздался изнутри голос Яги.
Волшебная хата покорно присела и распахнула пред богатырем дверь.
Дурень не спеша, деловито вошел во внутрь. Он пригибался, чтоб не снести лбом дверной косяк. Там, под светом трех свечей, за деревянным столом сидели все пятеро ведьм. Странно, быстро в себя поприходили, старушенцыи. В воздухе тяжело нависал запах браги.
- Ты не стесняйся, голубчик, присаживайся. Отведай что приготовила бабуля. – Пригласила его Яга, указывая на резной деревянный стул возле себя.
Дурень молча сел. Из трапезы на столе стоял только приличных размеров котел с гороховой кашей, возле него лежала стопка лепешек из того же гороха и справа от нее расположилась маленькая солонка. В самом центре, возле чугунного котелка, соседствовал расписной глиняный кувшин.
Яга подняла его и налила богатырю в кружку напиток мутным цветом.
- Ну, давай, Русланчик, подымем чаши наши за головушку твою, прояснить которую суждено мне. – Торжественно сказала ведьма, вытянув над столом костлявую руку, в которой сжала большую кружку.
Все остальные ведьмы тоже подняли свои сосуды для питья и впились глазами в Руслана. Тот недоумивающи оглядел их. Старухи сидели молча, без движений и вопрошающие смотрели на Руслана. Пить без Дурня они явно не собирались.
Тогда богатырь молча оторвал от стола кружку с напитком. Бабки дружно, с радостными криками стукнулись деревянными кружками, при этом каждая нарочито ударила по кружке Руслана.
Ведьмы залпом опустошали полулитровые сосуды с мутной жидкостью. А богатырь подозрительно окидывал их взглядом, не решаясь выпить.
- Ты не боись, Русланушка, хотела бы изжить тебя, еще в омывальню такой травушки бросила бы, что ты в ней и растворился. Так что пей, болванчик… такого ты еще не пробовал. – Успокоила Яга.
Руслан обреченно глянул в кружку и на одном дыхании перехилил ее себе в рот. Что-то горькое и не приятное влилось в чрево. Дурень скривился, но пить не переставал. Такова уж душа широкая русская: противно будет, назад полезет, но все одно славянин истинный допьет все до дна, ни капли не оставив.
Допив, богатырь тяжело выдохнул и громко ударил кружкой о стол.
- Это что за гадость!? – Осевшим голосом недовольно спросил он.
- Ты закусуй-закусуй. Разглагольствовать потом будешь. – Бабка насыпала ему полную миску каши. – Не дала я еще названия чудесному зелью этому. Сама гоню его. Чудотворное оно – гляди как Матрену и Ульяну исцелило.
Руслан посмотрел на двух ведьм. У одной кривой нос сместился вправо и весь опух, под обеими глазами налились два добрехоньких синяка. На лбу второй красно-синим цветом светилась шишка размером с кулак. И все же обе старухи довольно улыбались, а в глазах их не читалось ни грамма боли или злобы. И впрямь, чудодейственное зелье.
И самому Руслану так спокойно на душе стало, не переживал он уже, что с целым шабашом коварных ведьм одну трапезу разделяет; не лезли в голову глупые мысли, что пища иль напиток Яги отравлены, что опосля в кучу навоза обернутся может. Не тревожило уже ничего богатыря отважного. Он просто молча уминал за обе щеки гороховую кашу, изредка подсаливая ее.
Все бабки тоже последовали примеру Руслана и жадно опустошали свои миски.
- Ну, касатик, закусил? Давай еще по одной. – Предложила Яга, и не дождавшись ответа, налила ему и остальным гостьям зелья, что гонит сама.
- И вздрогнем. – Впервые, за все застолье вымолвил Дурень, потянувшись к остальным, чтоб удариться кружками.
Все дружно выпили чудесного эликсира, громко выдохнули и продолжили уплетать кашу.
Ведьмы, наевшись внимательно наблюдали за, истребляющим третью порцию гороховой каши Дурнем. Они-то старые. Им, чтоб голод прогнать достаточно пару горошин в чрево забросить, а вот ему, молодцу здоровенному, и кастрюли целой мало будет. Такой вот он, аппетит богатырский.
- Кхе-кхем… Русланчик, может о делах наших насущных покалякаем? – Тактично предложила Яга.
- Ты давай, наливай. – Непереставая жевать небрежно бросил богатырь.
Ведьмы переглянулись. Яга молча встала и пошла к бочонку в дальнем углу возле печи. Она, кряхтя, сняла крышку и окунула туда опустевший кувшин.
И вновь кружки всех на застолье до верха были наполнены мутным зельем.
Руслан встал. Щеки его раскраснелись, глазки посоловели.
- Тост. – Глухим басом произнес он. – За дружбу крепкую русскую. Только на нашей родной Земелюшки богатыри с ведьмами за одним столом пировать могут да с кастрюли одной трапезничать. Это потому-то, что только на Руси люди живут душою чистые, без подлости, без лукавства всякого. Честные люди, от сердца чистого путников теплом своего гостеприимства согревающие.
С выцветших глаз Яги покатилась слеза.
- Ну, за хозяйку. – Закончил Руслан.
Ульяна, Матрена, Вша и Падла так заслушались тостующего, что даже не сразу сообразили, что пора кружками стукаться в знак согласия со словами красивыми. Они, замешкавшись, подняли кружки и совершили застольный ритуал.
Только опустошенная кружка Падлы стала на дубовый стол, как и голова ведьмы с грохотом рухнула на него.
- Вот оно, детище мое целебное, совсем Падлу вылечило. – Похвалила себя Яга.
Руслан деловито посмотрел на спящую старуху и продолжил, громко плямкая доедать остатки каши, которые он соскребал уже со дна казанка.
Демонстративно дожевав, он по-барски положил руки за голову и развалился на стуле. Туловище богатыря грузно лягло на деревянную спинку, а нижняя часть тела съехала вниз, ноги, при этом, Дурень нагло раскинул в стороны.
- Теперь, молви базар, бабуля, че сказать-то хотела? – С интонацией купца заевшегося, богатырь дал Яге добро на разговор.
Та мгновенно подлезла поближе к нему.
- Тут вот какое дело, Дурнюшечка… - Все остальные три ведьмы насторожились. – Уж очень я хочу помочь тебе, а не могу.
- Это почему же!? – Вскричал Руслан и уселся ровно за столом. Он злобно уставился на Ягу.
- А вот не могу и все. – Речь ведьмы стала невнятной, слова заплетались, а каждая фраза сопровождалась размашистыми жестами. – Неть у меня одного из компонентов зелья магического, что памятушку повертает.
- Эт как же нет? У тебя тут он сколько трав разных растет. Нехай, гадюка твоя еще одну кучу отложит, да опять с нее гармония какая получится, вот и будет тебе зелье. – Руслан весь покраснел от гнева, говорил громко, сердито.
Ведьмы захохотали от услышанного.
- Нет, голубчик ты мой ситцевый, не выйдет та гармония, что подойдет мне. – Улыбаясь отвечала Яга. – Тут в основе снадобья молоко невиданного в Дуболомии ореха требуется. Кокосовым зовется. И мне, старушки уж не под силу добыть его. Понимаешь. Так что нет выхода, не смогу тебе былые думы вернуть. Прости, касатик, не вспомнишь больше ты ни женушки своей ненаглядной, ни дома родного, ни товарищей, спину в бою прикрывавших.
- Погодь, бабуля. – Руслан насупился. Губы его вновь скрутились и сдвинулись вбок, а лоб сморщился весь. – А если ты, костяшками рухлыми не можешь молоко это проклятое добыть, давай я его принесу.
Ведьма лукаво улыбнулась, но быстро скрыла странное довольствие, чтоб Руслан не узрел.
- Не знаю, милок, опасное приключение это, не боишься совсем без головушки остаться? – Яга двухзначным взглядом посмотрела на Руслана, а остальные старухи хитро заулыбались.
Богатырь аж подскочил от услышанного.
- Это я боюсь? Это мне, герою русскому, бояться есть чего? Не права ты, старая, не говорь больш так про защитников Земли родной.
- Ладно-ладно, не серчай. Я ведь за тебя переживаю. Молод ты еще, жалко ведь, загинишь коли на чужбине. И в землю-то родную, защищал которую всю жизнь, никто не зароет. – Обрадовала Яга.
- Да, и мне его жаль. – Заревела Ульяна, вытирая рукавом сопли, ручьем полившиеся из носа.
Яга сердито посмотрела на нее.
- Коли так, то судьбинушка такая у меня. Все одно не боюсь. Не знаком со страхом я, понимаешь. Давай, расказуй, где орехи твои чудные растуть.
Ведьма немного помолчала. Затем она нехотя махнула рукой и принялась речь вести.
- Есть, Русланчик, земля такая, Заморляндией зовется.
- Это еще что за название дурацкое?
- Да не перебивай же, слушай – и все поймешь. Находится она далеко на западе, за морем необъятным. Потому и зовется Заморляндией. И не слыхал ты про нее ничаго потому, как не бывал там никто из знакомых твоих. Не добраться до земель далеких без колдовства: корабль любой, даже самыми лучшими мастерами сделанный, в море бездонном тонет и пол пути не пройдя – не сладить со штормами злыми да буйством чудищ морских силе человеческой.
- А я доплыву и вплавь. – Руслан гордо поднял подбородок и важно скрестил руки, переплетя их у себя на груди.
- Та дай договорить, окаянный… тебе же, как гостю дорогому, я лодку заколдованную дам. В воде морской не потонет она. Даже если волны, размером с дубы, извести тебя вздумают, все одно не пойдет на дно лодочка моя.
Призадумался богатырь. А ведьма все продолжала.
- Чтоб дорогу ты нашел, да на землях чужих, опасных чтоб выжил, дам тебе в помощь я птицу мудрую лесную – филина говорящего. – Глаза Руслана чуть не повылазили. Поперхнувшись слюной от услышанного, он громко закашлял.
– Этот птах несколько людских жизней прожил. Весь Мир он облетел. Мудрый это филин. Все знаеть. С ним ты не пропадешь, богатырушка. – Продолжила Яга, дав Дурню возможность откашляться.
Дурень недовольно развел руками.
- Не, не поплыву я никуда. Не доверяю я птицам болтливым. И себя языком своим без костей погубит и меня вместе с ним. Не стану с этим пернатым в путь-дорожку вырушать. – Как мог старался извернуться Руслан, дабы не узнала Яга, что приключилось с ее пернатым любимчиком.
- Это почему же? Птах-то он умный, не погубит, а убережет тебя. Он у нас один такой в лесу. Столько лет прожил, за людьми наблюдая, что сам говорить научился. А знаний, так вообще, такое количество набрался, что любому мудрецу нос утрет. Все и про всех он ведает.
- А я сказал нет... Нет и все тут! – Упрямствовал Руслан. Он даже отвернулся от бабки, и задрав вверх голову уставился в стену.
- Ой горенько мне с тобою, богатырушка. Свалился же мне на голову своенравный такой. Ну что тебе не так, расскажи старухи, авось придумаем что, на компромисс пойдем.
Призадумался Дурень. Совсем прищурились очи ясные, а губы так в бок сместились, что казалось будто сам рот у него не по центру лица находится, а там, сбоку.
- Ты, Яга, хоть и мудрая, но бурмумисс мы с тобой не сыщем. Где тут искать его? Нет бурмумиса. Нигде нет. – Он заглянул под стол, огляделся по сторонам, показывая что в избе действительно так званого бурмумиса нигде нет. Ведьмы смотрели на Руслана полными сочувствия глазами, которые, казалось, вот-вот разольются морем горьких слез. – И вот еще что, бабуля. Лодка-то твоя непотопляемая, верно?
- Ну да. Ни одному морю страшенному и свирепому с ней не сладить. – На лице Яги засияла малая доля надежды.
- Ясненько, а обо мне ты подумала? Я ведь не заколдованный! Меня волною накроет, и все – нет Дурня. Пал герой бесславно. А птиц твой хитрохвостый взлетит, и через пару часов на суше окажется. Не пойдет! – Закончил Руслан.
- А ведь прав он. – Поддержала Дурня Вша.
Яга поставила локоть на стол и уперлась подбородком о ладонь. Охмелевшая подруга уже не соображала, что за коварный план созрел в голове Яги, и поддерживая руслана – просто рушила ее хитроумный замысел.
- Что ж делать-то будем?
- Наливай. – Уверенно заметил Руслан.
Бабка несчастным взглядом посмотрела на него, но все же молча подняла кувшин и разлила всем дивного зелья, что гонит сама.
После очередной кружки, Ульяна шатаясь, подняла указательный палец вверх.
- Я знаю, что делать надо. Ты – Яга лети ка с ним. Богатырь хоть и здоровый, но в ступу влезет. Высадишь Руслана на берегу Заморляндии, подождешь его там, пока все дела свои сделает, и потом вдвоем назад на Землю родную. Ну, как план?
Яга досадно шлепнула себя по щеке ладонью. Пожалуй крепкое зелье так шибонуло подругам в голову, что мозги их колдовские разжижились до уровня ее гостя, и теперь не только до Руслана, но и до остальных ведьм перестало доходить, что Яга совсем не желает лететь в Заморляндию.
- Мммдам. – Она кинула испепеляющий взгляд на идейную подругу. Та, скривившись пожала плечами.
- А что, я согласен. Ты, Яга, баба порядочная, хоть и ведьма. С тобою полечу, так и быть. – Сделал одолжение Дурень.
Яга укоризненно посмотрела на окосевших ведьм.
- Эх, была не была, раструшу костяшки старые. Полетим с тобой, Дурнюшичка, в дорожку дальнюю. Ох и приключение будет. – Она незаметно повернула голову в сторону Ульяны, и скорчила такую злую физиономию, что та побелела.
- Утром вырушаем?- Спросил Дурень.
- Да, Русланчик, утром. Вот только мне надо будет, чтоб еще одно дельце для старушки в Заморляндии ты сделал. Там птах один живет. Тоже, как и филин наш, базар молвить может. Так вот, помет мне в делишках колдовских. Словом одним, добудь и эту диковинку для бабули.
Руслан пристально всмотрелся в Ягу недобрым взглядом. Молчание опустилось на пирующих в глуби дебрей лесных.
- Ну, вот и договорились. Давай, на коня… ну, на ступу в данном случае, еще по эликсиру чудодейственному вмажем, да спать перед дорогой дальней.
- Помилуй, добрый молодец, куда уж нам, старушкам твои-то дозы лошадиные принимать. Нам всем под сто уже. С ног повалимся. – Жалобно прохрипела Яга.
- Это что еще за гостеприимство такое? Заведено наверное у вас в лесу глухом так поступать. Но у нас такое поведение за обиду тяжкую принимается. Как же это так: с гостем выпить никто не хочет?!
- Ладно-ладно, не серчай. Только, смотри, по последней. – Согласилась Яга.
Руслан собрал со всего стола кружки и понес их к бочонку в углу.
- Сидите, бабули, я поухаживаю за вами. Возраст чтить надо.
- Заботливый такой. Точно добрый молодец. – Невнятно выговорила Матрена.
А Яга тем временем поспешила забранить подруг злобным шепотом:
- Я ж хотела, чтобы балбес этот птаха говорящего мне притарабанил. На кой мне с ним тащиться в Заморляндию? Оно мне надо на старости лет? Ну и старые же вы дурры!
Ведьмы смотрели на нее пустыми глазами, будто и слышали, и понимали старшую ворожею, но на речи ее было так наплевать…
Богатырь раздал всем сосуды, полные горького зелья. С трудом бабки принимали с его рук резко отяжелевшие кружки. Казалось, что те перевешивают старух. Да так, что ведьмы чуть не валились на стол.
- Ну че, бабули, за то, чтоб в пути везло нам с Ягой. – Довольно улыбаясь, голосом веселым молвил Руслан.
После последней кружки бабки явно спешили быстрей убраться с избы, пока богатырю не вздумалось еще по одной бахнуть. А он-то найдет за что пить. Такова душа русская.
Ульяна и Матрена взяли под руки Падлу, поклонились Яге, при этом чуть не попадали, и шатаясь направились к выходу.
- Ну, старшая, давай. – Более ничего Вша не могла сказать Яге. И с этими словами последовала за подругами.
Дверь перед Ульяной и Матреной растворилась и те, волоча за собой Падлу, смело устремились на выход. Первой шагнула Ульяна и мгновенно исчезла в ночи. Вдруг раздался душераздирающий крик. Падла, а вслед за ней и Матрена полетели за порог. Опять страшный вопль. В то же мгновение послышалось несколько глухих ударов о земь. Затем с поляны донесся жалобный стон.
- Чего это они? - Полюбопытствовала Вша и, высунув голову наружу, попыталась что-то там разглядеть.
Оказывается, изба стояла на ровных лапах, даже не пытаясь присесть и ведьмы попросту повалились вниз с высоты нескольких метров. Неожиданно бабка и сама стала терять равновесие. Выпитое ударило по голове. Все кругом закружилось. Секунда и Вша тоже лежала внизу на одной из ведьм. Однако, через пару минут болезненный стон сменился довольным храпом всех четырех старух.
Яга и Руслан, не отрывая глаз, глядели на открытую дверь.
- Ох и изба, ох и проказница. – Покачала Яга головой и полезла на печь. – Русланчик, ложись на кровать у стены. Там перинка мягонькая, подушка прохладненькая. Вмиг уснешь. Она сама растелится.
И впрямь, покрывало поднялось над кроватью, сложилось в воздухе и само лягло в сундук, стоявший рядом. Затем раскрылось белое пуховое одеяло, оголяя чистехонькую простыню, мол приглашая гостя в ложе.
Свечи потухли без людского вмешательства, и Дурень быстро скинул одежу, швырнув ее на пол. Он улегся в мягкую кровать. Богатырь мгновенно провалился в сон. Только голова почувствовала пуховую подушку, а веки в наслаждении сомкнулись, как он и сам тяжело посапывал, погрузившись в таинственный мир собственного подсознания.

Яга проснулась под самое утро от громкого звука. Солнце уже выходило из Царства Теней и одаривало Землю пока слабенькими, тусклыми лучиками. Они еще не грели, но уже слегка разжижали ночную темень.
Дышать в избе было невозможно, воздух пропитался запахом гнилых овощей; а со стороны Руслана часто, раз в пол минуты точно, доносился звонкий треск, который заглушал его невыносимый храп. Голова и без того была тяжелой, а в желудке слегка мутило после выпитого ночью. А тут еще и удушливый запах Русланового пердежа вместе с естественными шумами, вырывающимися из него, еще пуще выводили из себя старуху.
- Ну дает, а еще и целый казан каши гороховой сожрал. Что ж делать-то теперь? Ох и дорожка выдастся мне, чую. Знала бы, что с этим запердышем лететь, в жизни горохом не накормила бы. Ну ладно, проблему решать надо. – Шепотом рассуждала Яга сама с собой.

Громко воздух впредь не выпускай,
А краше срандилем, как собака лай. –

Все также, тихим голосом сотворила заклятие старая ведьма.
Вдруг, чудовищный лай со злым рычанием и следующим за ним тихим погавкиванием вырвался из Руслана.
Голова дурня резко поднялась над подушкой. Он глупо смотрел на Ягу ничего не понимающими глазами.
- Бабка, слышь, это, а ты тож собаку слышала? Че-то я псины у тебя вчера не видел. Что это за козни подлые?
- Приснилось тебе, богатырушка. Денек у тебя не спокойный выдался, вот и снится всякое. Ты, кстати успокаивайся и давай вставай потихоньку. Пора в путь-дорожку вырушать…

Свидетельство о публикации № 28920 | Дата публикации: 04:01 (17.12.2016) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 31 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com