» Проза » Фэнтези

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Сказки на ночь | Ольгерт
Степень критики: Осмысленная
Короткое описание:
Начало путешествия Ольгерта в дивный мир королевы пауков Ерсель

1. Прощание

Рано утром Ольгерта разбудил отец. Мальчик медленно встал с постели, протер руками глаза, оделся и вышел из хижины. Снаружи было прохладно. Плотный туман окутал все вокруг. Небо заволокло темно-серыми тучами. Стояла тишина и Ольгерту на мгновенье показалось, что время словно остановилось.

«Ты готов, сынок?», — неожиданно спросил его отец. Мальчик кивнул, накинул на плечо небольшой мешок с продуктами и внимательно посмотрел на отца. Это был крепкий мужчина средних лет с красивыми голубыми глазами и доброй улыбкой. «Что ж, идем», — сказал он и Ольгерт почувствовал, как дрогнул его голос.

Они шли около часа, затем остановились, позавтракали. Все это время Ольгерт видел как отец о чем-то напряженно думает, но не решался об этом спросить. Отец раскурил трубку, сел напротив мальчика и с волнением в голосе проговорил: «Мне больно расставаться с тобой. Я не могу найти слова, чтобы как-то поддержать тебя, — на мгновение он остановился, словно собираясь с мыслями, затем продолжил. - Впереди много испытаний, но я верю, что ты выдержишь их. Поступай так, как велит тебе сердце, но оставайся верным себе. Я люблю тебя». Ольгерт увидел как глаза отца наполнились слезами. Он бросился к нему на шею и крепко обнял. Несколько минут они просидели молча. Затем отец взял за руку сына и они двинулись в путь.

К полудню они добрались до водопада. Отец вновь закурил, выдохнул дым и сказал:

— Дальше мне нельзя идти с тобой. Следуй за дымком вдоль ручья. Он приведет тебя к цели.

После этого он поцеловал мальчика и вернулся к тропе, по которой они пришли. Там он помахал ему рукой и исчез за деревьями. Ольгерт хотел побежать за ним, но остановился, взглянул на клубок дыма и прошептал:

— Веди, дымок.

К вечеру мальчик оказался с дымком у входа в ущелье. Дымок растворился в воздухе. Из пещеры вышел карлик с факелом в руке. С первого взгляда нельзя было определить сколько ему лет. Все его лицо было покрыто глубокими морщинами, у него были тонкие губы черного цвета, огромный лоб, заостренные уши, а на толстых пальцах красовались когти красного цвета.

— Иди за мной, мальчик, - проговорил незнакомец и Ольгерт последовал за ним.

2. Схватка

Они спустились по каменным ступенями вниз и подошли к железным воротам. Ворота распахнулись и они оказались на пороге величественного зала, посреди которого находился алтарь. Ольгерт остановился, чтобы рассмотреть его, но карлик приказал не отставать.

На лифте они поднялись вверх и прошли через тоннель прежде чем оказались в комнате. Карлик зажег на столе свечу. Ольгерт осмотрелся. В комнате стояла кровать, стол со стулом, на стене висела полка с несколькими книгами. Карлик взглянул на мальчика и улыбнулся, обнажив свои желтые, заостренные зубы, и не проронив ни слова вышел, заперев за собой дверь.

Ольгерт присел на край кровати и услышал в дальнем углу комнаты какой-то шорох. Он прислушался. Шум повторился. Он встал, взял в руки подсвечник и внимательно посмотрел в ту сторону. Перед ним на задних лапах сидела огромная крыса с красными глазами. От неожиданности Ольгерт попятился назад. Под рукой кроме подсвечника ничего не оказалось. Он прислонился спиной к двери и стал по ней громко стучать ногой.

— Помогите! — крикнул он, но никто не откликнулся.

Крыса сделала пару шагов вперед и внимательно посмотрела на мальчика, словно изучая его, затем разбежалась, подпрыгнула и вцепилась ему в горло. Он вскрикнул от боли, схватил руками крысу и попытался ее отцепить. Ольгерт почувствовал запах своей крови и как с каждой секундой начинает терять сознание. Крыса не уступала. Он упал на пол, придавил ее своим телом и начал душить. От напряжения пальцы рук онемели, но он продолжал что есть сил сдавливать ее шею. Еще мгновение и крыса, разжав пасть, испустила дух.

Ольгерт поднялся. Нащупал рану, прикрыл ее рукой и лег на кровать. Через несколько часов он проснулся. Кровь запеклась. Все тело знобило. Он подошел к двери и постучал. Стук двери гулким эхом раздался по тоннелю.

Прошла неделя прежде чем озноб прекратился. Дверь комнаты была заперта. От голода сводило живот. Мысли путались. Время потеряло всякий смысл. Ольгерт подошел к телу крысы, наклонился над ней, руками разорвал ей живот и отщипнул кусок плоти. Еще через неделю, когда от крысы остались только кости, дверь комнаты отворилась и кто-то сказал:

— Выходи.

3. Учитель

У двери стоял карлик. Он поднес горящий факел к лицу Ольгерта, внимательно оглядел его и захихикал. В свете горящего факела мальчик обнаружил, что немного подрос за эти дни, а кожа на руках покрылась редкой шерстью.

— Идем, — сказал карлик. — Ерсель ждёт тебя.

Они прошли через тоннель и оказались у расщелины скалы. Внутри в зеленовато-склизкой паутине сидела огромная паучиха с мохнатым черным брюхом. Восемь зеленых глаз уставились на Ольгерта и с интересом разглядывали его. Её сильные тонкие лапы упирались в каменные стены, а из пасти торчали два мощных длинных хелицера.

— Как ты, мой мальчик? — ласково спросила она. — Зелаф покормил тебя?
— Да, моя королева, — проговорил карлик, снял шляпу и поклонился.
— Ольгерт, ты хочешь учиться у меня?
— Да, — ответил мальчик и почувствовал как карлик слегка толкнул его в бок, чтобы он поклонился, но Ольгерт не пошевелился.
— Первое задание простое, — важно заметила она. — На днях я отложила яйца и из них вылупились мои детки. Большинство из них я съела, а некоторые убежали от меня. Помоги найти их пока они не выросли.

Ольгерт кивнул.

— Славный мальчик! — проговорила она. — Зелаф, помоги ему!

Карлик сделал недовольную мину, но повиновался и передал мальчику факел.

Они начали поиски. Ольгерт впервые за это время почувствовал себя в ловушке. Ему захотелось поскорее убежать отсюда. «Бедные паучата! - думал он. - Только бы Зелаф не нашел их первым, иначе они погибнут!». Неожиданно по ноге кто-то пробежал. Ольгерт посветил факелом вокруг себя и увидел в углу пять маленьких пауков размером с ладошку. Их зеленые глаза светились в темноте. Они шипели, пытаясь защититься. Ольгерт спрятал их под рубашку и вернулся к королеве.

— Ты быстро справился! Давай их скорей сюда! — радостно заговорила Ерсель.
— Ты их не получишь! — выпалил Ольгерт. — Если ты так хочешь есть, то съешь меня, а их оставь в живых!
— Какой смелый, но глупый мальчик! — зашипела она. — Я сначала сожру их, а потом и тебя покусаю.

После этих слов она схватила мальчика, подняла его на пять ярдов вверх и хорошо встряхнула. Из-под рубашки вниз выпали паучки. Из огромной паучей пасти появилась зеленая слизь. Ольгерт зажмурил глаза.

4. Правая рука

Ольгерт тяжело открыл глаза и увидел как паучиха подцепила последнего паучонка и отправила в пасть.

— А теперь пришла твоя очередь, — игриво проговорила она и поднесла мальчика поближе к себе. — Ну-ка что у нас тут есть? Руки, ноги, голова! Без головы тебе не жить, а без ноги не бегать, откушу-ка я твою правую руку!

С этими словами она приблизила Ольгерта к себе, зацепила хелицерами его руку и потянула. Мальчик закричал. Она потянула ещё сильнее и рука Ольгерта оторвалась от тела, повиснув во рту паучихи. Из его плеча хлынула кровь. Мальчик потерял сознание.

— Зелаф, дорогой! Иди сюда! — громко крикнула она. — Зелаф, иди сюда! Черт бы тебя побрал! Где ты?!

Через некоторое время в покоях Ерсели появился карлик, он поклонился и вежливо спросил:
— Моя королева, вы звали меня?
— Да, Зелаф, окажи мальчику первую помощь, иначе он забрызгает кровью мои покои.

Зелаф подошёл к мальчику, посмотрел на рану, затем взял факел и прижег плечо. Ольгерт открыл глаза, вскрикнул от боли и снова потерял сознание.

— Моя королева, ваш ученик теперь будет жить.
— Зелаф, я откушу твою голову! Почему ты такой тупой? — вскипела паучиха. — Принеси какую-нибудь тряпку и обмотай плечо!
— Слушаюсь, моя королева, — ответил он и засеменил к выходу.

Ольгерт очнулся в своей комнате. Его знобило. Зубы стучали, он снова провалился в беспамятство.

Через несколько часов он проснулся. Кто-то вошёл в комнату и зажег свечу. Это был Зелаф. Он наклонился над ним и улыбнулся своими желтыми зубами.

— Поешь, — бросил он, поставил металлическую миску на стол и вышел. Ольгерт сел на кровати и ощупал плечо. Вся правая сторона ныла.

На дне миски была желтая жижа без запаха. Мальчик опрокинул её в рот и лёг на кровать. От содержимого в миске резко скрутило живот и его стошнило. В комнате запахло гнилым мясом. Ольгерт заснул и проснулся от кошмара. Переведя дух, он услышал в углу комнаты писк. Он уверенно встал с кровати и увидел крысу, набросился на неё и придушил. Затем он сел на пол, разорвал крысе живот и начал есть. Тёплое мясо придало ему сил. Вдруг он почувствовал как по спине кто-то пробежал. Он резко обернулся и нащупал под кроватью маленького паучонка.

5. Уго

Ольгерт поднёс паучонка поближе и рассмотрел. Он был совсем крошечным, пушистым и с зелеными глазками как у Ерсели. У мальчика он не вызвал никакого отвращения. Он слегка коснулся его большим пальцем, погладил и задумчиво прошептал: «Маленький, как же ты уцелел?» Паучонок жалобно пискнул и проговорил:

— Спасибо, Ольгерт! Ты спас мне жизнь!
— Ты умеешь говорить? — удивился мальчик, вскочил на ноги и поднёс паучонка к столу, где горела свеча.
— Как видишь. Меня зовут Архф, но ты можешь называть меня Уго.
— Почему Уго?
— Меня так называл старший брат, которого сегодня слопала моя мамаша, — протараторил паучок. — Ольгерт, что ты ел, когда обнаружил меня?
— Да, прости, что не предложил тебе сразу. Вот, возьми, — мальчик оторвал кусочек мяса от ребра убитой им крысы и протянул Уго.
— Что это? Крыса? Нет, я это не ем, у меня будет несварение в желудке. У тебя есть что-нибудь ещё?
— Только это, — вздохнул Ольгерт. — Зелаф принес мне суп в миске, но от него меня стошнило.
— Да и меня бы стошнило от этой баланды! А что это у тебя? Шерсть? — сказал Уго и указал на чёрные волоски, торчавшие из руки мальчика. Они удлинились и их стало немного больше.
— Не знаю…
— Как же хочется есть!
— Потерпи, Уго. Завтра я что-нибудь придумаю, а сейчас давай поспим. Я очень устал.

Ольгерт лег на кровать, свернулся калачиком и сразу заснул. Через пару часов он проснулся от резкой боли в ноге. Мальчик подскочил с кровати, зажег свечу и увидел кровоточащую рану в правом бедре. «Что за черт?..» — подумал он и шёпотом проговорил:

— Уго! Уго! Ты здесь?
— Да, — проговорил паучок из-под кровати.
— Почему ты не выходишь?
— Я боюсь!
— Чего?
— Я боюсь тебя. Ты меня убьёшь!
— С чего ты взял?
— Это я покусал тебя.
— Что?! Ты спятил, Уго?
— Прости, но я был очень голоден, — взмолился паучок.
— Что же мне с тобой делать? — пробормотал мальчик. — Ладно, выходи, я не трону тебя.
— Клянешься?
— Вот еще…
— Поклянись, что не тронешь!
— Да выходи ты уже!

Вдруг в дверях комнаты повернули ключ и на пороге появился Зелаф. Он по-хозяйски зашёл внутрь, взглянул на Ольгерта, посвятил факелом во все углы, затем наклонился, посмотрел под кроватью и угрюмо спросил:

— С кем ты шепчешься?

6. Игры с Уго

Маленькие желтые глазки карлика с кошачьими зрачками пристально уставились на однорукого мальчика. От ужасного взгляда Зелафа ему стало не по себе.

— Ни с кем! — бросил Ольгерт и опустил голову.
— Ты врешь! Отвечай мне! — выпалил карлик, достал из ножен небольшой кинжал и приподнял им голову мальчика.
— Я играл с крысой! Пожалуйста, господин Зелаф! Я ничего не делал!
— С крысой? — карлик оглянулся, увидел тушу убитой крысы с открытой раной в брюхе и вывалившимися из неё внутренностями, и улыбнулся. — И как же ты с ней играл?

Ольгерт подошёл к крысе, встал на четвереньки, схватил зубами за мерзкую мохнатую лапу и стал трепать её как волчонок. Кусок шерсти застрял у него во рту. Ольгерта затошнило, но он не выпустил лапу изо рта и продолжил теребить её и рычать.

— Мне нравится твоя игра! — радостно воскликнул Зелаф и захлопал в ладоши как ребенок. Затем строго проговорил: — Но не шуми! Иначе я проучу тебя!

Карлик вышел из комнаты. Мальчик сплюнул шерсть крысы и позвал Уго:

— Уго, выходи! Этот урод ушёл!
— Спасибо, Ольгерт! Ты снова спас меня! — затараторил паучок, взбежал вверх по его ноге и присел на грудь. Ольгерт заметил, что паучок за считанные часы немного подрос.
— Уго, я так рад, что у меня теперь есть ты! Давай сыграем в одну игру!
— Что это за игра?
— Я тебя сейчас научу! — радостно проговорил Ольгерт и стал ему объяснять правила игры, но заметил, что паучок его совсем не слушает. — Уго, ты слышишь?
— Да, Ольгерт, это все очень интересно, но я снова хочу есть! Могу я откусить от тебя еще кусочек? Тогда я буду сыт и смогу поиграть с тобой.
— Хорошо, но только аккуратно, ты больно кусаешься, — ответил мальчик, посадил паучка на стол и придвинул к нему свою левую руку.
Паучок подбежал, зацепился своими маленькими хелицерами за кожу Ольгерта и потянул. Кусок кожи оторвался вместе с мышцами. Из раны брызнула кровь. Мальчик одернул руку и вскрикнул: — Как больно, Уго!

Затем он подошел к крысе, машинально отщипнул от неё кусочек мяса и проглотил. Оно показалось ему очень вкусным и он, отщипнув еще, начал играть с Уго. Они носились по комнате, прятались друг от друга, гоняли крыс, смеялись и не даже заметили, как на пороге снова появился карлик.

— Мальчик, ты вздумал шутить со мной? — грозно проговорил карлик. — Подойди ко мне!

7. Левое ухо

Паучок быстро скрылся в крысиной норе. Ольгерт, насупившись, медленно подошел к Зелафу.

— Я говорил тебе не шуметь?
Мальчик кивнул головой.
— Я предупреждал, что проучу тебя?
Мальчик снова кивнул.
— Ты видимо плохо слышишь, когда тебе говорят.

Зелаф взял мальчика за ухо, подвел к столу, где горела свеча, достал из ножен кинжал, наклонил Ольгерта и отрезал ему левое ухо. Кровь теплой струёй брызнула ему на шею. Мальчик крикнул от боли и закрыл рану рукой.

— Оно побудет у меня, пока ты не повзрослеешь! — карлик потряс ухом в своей руке и вышел из комнаты, плотно заперев за собой дверь.

Ольгерт сел на кровать и горько заплакал. Паучок подбежал к нему и проговорил:

— Ольгерт, не плачь, нам нужно придумать как выбраться отсюда!
— Как же мы с тобой выберемся?
— Посмотри на меня! Видишь как я быстро расту?

Ольгерт вдруг увидел, что паучок за время игры вырос почти вдвое.

— Помоги мне убить мамашу и мы сможем сбежать из пещеры!
— Но как же я помогу тебе?
— Начни кормить меня и давай перестанем шуметь, иначе Зелаф скоро меня найдет. Пока я могу прятаться в крысиную нору, но позже это не получится сделать. Я стану слишком большим для неё.
— Хорошо, — немного подумав, грустно промолвил мальчик.

Прошло несколько недель. Друзья вели себя тихо. Ольгерт питался крысами и позволял паучку откусывать от него по кусочку. Зелаф перестал приходить к ним в комнату и мальчик с удивлением заметил, что сильно вырос за это время. Одежда стала мала, кое-где разошлись швы и она теперь висела на нем лохмотьями. Голос его изменился, стал твердым и уверенным, раны от укусов Уго быстро заживали, а тело покрылось густой шерстью. На месте правой руки и уха появились небольшие отростки. Глаза светились красным светом. Он отчетливо слышал и стал различать предметы в темноте. Маленький паучок вырос до огромных размеров и уже не вмещался в комнату. Однажды Ольгерт сказал Уго:

— Уго, ты стал сильным и большим. Каждый день твои укусы причиняют мне сильную боль. Нам пора сразиться с паучихой!
— А ты стал слишком много думать и говорить, Ольгерт. Ты прав, я вырос и мне не хватает того, что ты даешь. Пришло время съесть тебя целиком и покончить с мамашей!

8. Предатель

Ольгерт вздрогнул. По сравнению с ним Уго был огромным. Мохнатые лапы упирались в стены комнаты и пол, а большое полосатое брюхо в дверь. Он зашипел, щелкнул хелицерами, сверкнул маленькими зелеными глазками и придвинулся к Ольгерту. Юноша попятился назад, но споткнулся о кровать и упал на пол. Уго повис над ним. От прежнего паучонка, с которым было приятно играть, ничего не осталось. Теперь он смотрел дерзко и так, как может смотреть только бездушное, неразумное животное. Паук деловито подцепил мальчика передними лапами, выставил вперёд брюшко, брызнул белой липкой паутиной ему на грудь и быстро закружил Ольгерта, опутывая бывшего друга в плотный кокон.

— Уго, Уго, что ты делаешь? Постой, мы же друзья!

Но Уго невозмутимо оплетал его, не обращая на слова Ольгерта никакого внимания. Вскоре, когда ни левая рука, ни ноги юноши не смогли больше двигаться, паук резко остановился и небрежно бросил его на пол.

Он внимательно посмотрел на Ольгерта и весело произнес:

— Идиот! Ты считал меня своим другом? Смешно! Ты видел, как быстро я расту? Вот если бы ты рос так же быстро, я бы стал с тобой дружить!
— Но Уго, дружба — это взаимопомощь!
— Взаимопомощь? Сейчас я высосу твои глупые мозги! Приготовься, моя пасть — это последнее что ты увидишь в свой жалкой жизни!

Уго наклонился над Ольгертом и хотел схватить его голову, но юноша в этот момент громко вскрикнул. Это был дикий, нечеловеческий крик, который вибрировал в гортани юноши. Крик привел паука в короткое замешательство. Уго услышал за спиной шорох и писк. Вдруг в его заднюю лапу вцепилась крыса. Он недовольно стряхнул её, но за первой тощей крысой последовала вторая, третья, дюжина жирных крыс. Их глаза свирепо сверкали красным огнём, они бросались на паука, взбирались по нему, кусали за брюшко и пытались добраться до глаз. Паук рассвирепел, заерзал на месте, выстреливая паутиной во все стороны. Крысы падали, но их было так много, что он уже не успевал их с себя сбрасывать. Они яростно бросались на него, кусали, пускали яд. Вскоре паука не стало видно. Был один большой комок крыс, из которых торчали его мохнатые лапы. Другие крысы набросились на кокон с Ольгертом и, увязая зубами в мягкой паутине, пытались освободить его. Юноша почувствовал, что левая рука и ноги его вновь могут двигаться.

Внезапно Уго стал раскачиваться, стараясь сбить с себя сотни крыс, размазать их по стене. Потеряв рассудок, он бился о стену и одним из ударов проломил дверь, выскочил наружу и побежал по тоннелю, истошно визжа.

Ольгерт медленно поднялся и сбросил с себя остатки паутины. Полчища огромных серых крыс стояли рядом с ним и покорно смотрели на него красными глазами. Перед юношей вдруг вырос карлик. Он держал факел и сердито проговорил:

— Что здесь произошло?
— Теперь я задаю здесь вопросы, — спокойным голосом ответил юноша.

9. Совесть

Зелаф окинул взглядом Ольгерта. Мальчик за пару месяцев полностью изменился и превратился в стройного и высокого юношу, покрытого длинной крысиной шерстью. Очертания лица остались человеческими, на левой руке появились когти, а на месте правой отрастала пока еще небольшая крысиная лапка. Глаза светились бледным красным светом.

— А вот хамить мне не нужно, юноша! И пренебрегать гостеприимством Ерсель тоже! — сказал карлик.
— А то что? Отрежешь мне еще одно ухо? Я сейчас направлю на тебя своих крыс! — откликнулся юноша, крысы оскалились и сделали пару шагов к карлику.
— Прежде чем направлять крыс, подумай о последствиях, и о том, зачем ты здесь. Идем к Ерсель! Она ждет!
— Я никуда не пойду с тобой, гнусный тупой недоросток!

Зелаф усмехнулся и Ольгерт почувствовал, как неведомая сила притянула его к карлику, ноги сдвинулись с места и он пошел за ним.

— Отпусти! Сейчас же! — крикнул юноша, но карлик не обращал на это никакого внимания. Они зашли в покои Ерсель. Королева пауков сидела на подушечках и заканчивала трапезу, отправляя один за другим маленьких научат в пасть.

— Моя королева, разрешите побеспокоить вас! — проговорил Зелаф и поклонился. Ольгерт почувствовал, что его тело тоже безвольно наклонилось вперед.

— Зелаф, зачем эти хитрости? Юноша и сам может поприветствовать королеву. Правда, мой мальчик?
— Я тебе не мальчик! Посмотри что со мной сделал этот бестолковый карлик! Что ты со мной сделала!? Я стал похож на чудовище! Я ухожу из отсюда!
— Ты хочешь уйти, Ольгерт? Что ж, раз так, то дверь открыта. Ты можешь уйти. Но знай, что ты так ничему не научился. Поздравляю, ты разделался с моим сыном Уго. Наверное славная была битва. Малыш вырос, окреп, а потом предал тебя. Какая банальная история! С чем ты вернешься в родную деревню? К своему отцу? С остатками крыс? — весело проговорила Ерсель и юноша заметил, что пока он шёл за карликом до покоев королевы, полчище крыс бесследно исчезло. Рядом с ним находилось три небольших лысых крысы, а не грозная армия как в битве с Уго. Ерсель поудобнее уселась на подушки и продолжила: — Ответь себе, что ты хочешь? Странствовать по миру? Или играть в каком-нибудь театре при дворе сумасшедшего Аларда? Или стать плотником у какого-нибудь лорда? Ты пришел учиться и так быстро сдался! Мне жаль. Иди, Ольгерт! Зелаф, отпусти его!

Юноша почувствовал всю нелепость ситуации, в которой он оказался. Чувство победы над Уго испарилось. Он впервые всерьез задумался о том, зачем он здесь. Зелаф убрал свои чары. Тело вновь стало повиноваться ему. Он низко поклонился Ерсель и произнес:

— Простите меня, моя королева… Мне нужно было сделать так, как вы велели, отдать паучков, но я не сделал этого. Я хочу учиться! Прошу научите меня обращаться с крысами, отправлять их в атаку, бороться с врагами!
— Наконец-то к тебе возвращается умные мысли. Для начала попроси прощения у господина Зелафа, а потом посмотрим.
— Господин Зелаф, простите, что я так вел себя. Мне стоило вас слушаться!

В ответ на эти слова карлик слегка наклонил голову вперед и улыбнулся.

— Какой прекрасный день! — воскликнула Ерсель. — Давайте отпразднуем его, а завтра продолжим обучение! Зелаф, принеси из кладовой что-нибудь нам покрепче!

10. Светлая комната

Раннее утро следующего дня началось для Ольгерта в уютной комнате. У стены стояла деревянная кровать, рядом стол со стулом, два больших шкафа с книгами по механике, медицине, математике и другим наукам, в углу два крепких, кованных сундука с различными снадобьями, мазями и травами. Посреди комнаты на полу был раскинут большой ковёр с картой материка, на котором они находились. Но больше всего внимание Ольгерта привлекла картина во всю стену с решающим сражением под Каупангардом между Геками и Ерсами. Крылатые демоны с телами животных, рыцари в тяжелых доспехах на драконах, ардалуды на огромных медведях, мохнатые йети, ноттены с топорами, великаны с острова Гриндат, и гигантский Ариман с двуручным мечом. Юноша не заметил как в комнату вошёл Зелаф и проговорил:

— Ольгерт, пора!

Ученик обернулся. С почтением поклонился карлику и вышел из комнаты. По наставлению Ерсель ему предстояло исследовать пространство пещеры, очистить от пыли и паутины все её закоулки, вместе с Зелафом начать учить древние языки ардалудов, ондрогонов, ноттенов, управлять огнём, водой, воздухом, начать исследовать возможности растений. Карлик показал Ольгерту дивный сад в одной из расщелин. Здесь были собраны все растения с материка и невиданным образом успешно росли, давали плоды и необходимые материалы для испытаний.

Так тянулся день за днём. Ольгерт обнаружил, что каждый день пространство пещеры меняется. Внутренние комнаты, тайники, расщелины меняли своё местоположение, а подземные реки своё течение. Можно было из одного конца пещеры ходить весь день кругами и прийти в начало пути, а можно было через несколько шагов оказаться в нужном месте.

С тех пор как юноша попробовал крысиное мясо обычная пища не приносила ни сил, ни удовольствия. Он стал питаться только крысами, которых находил в пещере или которые прибегали к нему, ластились, а потом он съедал их. Крысиное мясо было так питательно, что он мог неделями ничего не есть и не чувствовать голода. На месте правой руки полностью отросла сильная крысиная лапа, о возможностях которой Ольгерт мог только догадываться. Вместо левого ухо выросло крысиное. Он стал отчетливо слышать мельчайший звук в пещере. Но вместе с успехами, которые он совершал ему никак не удавалось вызвать полчище крыс как в битве с Уго. Он несколько раз пробовал кричать как тогда, в той комнате, но крысы не появлялись. Зелаф на его вопрос об этом только ухмылялся и молчал.

В один из дней Ольгерт по своему обыкновению исследовал пещеру и вдруг на него налетела стая летучих мышей. От неожиданности он испугался, прикрыл рукой голову и присел, а когда мыши пролетели, он увидел перед собой яркий дневной свет, настолько ослепительный что он на мгновение ослеп. Когда зрение вернулось, он обнаружил выход из пещеры.

11. Верхом на Уго

Ольгерт постоял, вдыхая свежий воздух, потоком врывавшийся в темные лабиринты Ерсели, нерешительно сделал несколько шагов вперед и почувствовал, что за ним наблюдают. Он оглянулся назад, позади была непроглядная тьма, внутри которой мелькали медно-голубым цветом пещерные черви. Крысы рядом с ним тоже отпрянули от яркого света назад, но затем подошли, прижались к юноше и ласково запищали.

Ольгерт присел, не желая спускаться вниз, и просидел в раздумьях у выхода до тех пор? пока вечернее солнце не окрасило оранжевым светом потемневший от сырости каменный свод пещеры и окончательно не скрылось за горизонтом. Юноша понимал, что возможно завтра пространство подземелья вновь изменится, и он не сможет больше посидеть и насладиться свежим воздухом. После битвы с Уго он не хотел расстраивать Ерсель и пренебрегать доверием Зелафа, который приказал ему не покидать пределы паучьего королевства.

На следующий день выход из пещеры исчез. Неделями Ольгерт пытался отыскать его, но эти попытки ни к чему не приводили. Со временем юноша все больше стал понимать геометрию каменного лабиринта. Он заметил, что на скорость передвижения в пещере влияют его мысли. Чем точнее ему удавалось представить любую точку подземелья, тем быстрее он оказывался рядом с ней. Наконец, переместившись в следующий раз таким образом к выходу, он осмелел и вышел наружу.

Воздух опьянил ученика паучихи. Он стоял на большом ровном плато высокой горы, откуда открывался потрясающий вид на равнину с широкой извилистой рекой. Посреди равнины из-под земли торчали скалы, сточенные дождями и покрытые пролесками. Вид был настолько завораживающим, что Ольгерт не заметил, как из-за большого камня появился Уго.

Мохнатый паук ещё подрос и стал больше походить на Ерсель. Но дерзости прежнего Уго совсем не осталось. Паук оробел при виде юноши. Он с трудом опирался на передние лапы, поджав обгрызенные и переломанные в поединке задние, хромал и с большим трудом передвигался.

— Уго? — неуверенно спросил Ольгерт. — Ты жив?!

Паук не отозвался. Восемь зеленых глаз смотрели сквозь юношу. Ольгерт посмотрел назад, но ничего не увидел.

— Уходи, Уго! Или я закончу то, что начал.

Уго не двигался. Несколько крыс, ощетинясь, ринулись вперед, но Ольгерт остановил их.

— Ты слышишь меня? Пошел прочь!
— Красивая рука, Ольгерт! — просипел паук и взглянул вниз. — Мне некуда идти! Ты видел, как здесь высоко?
— Мне плевать! — юноша сделал несколько шагов вперед, и паук медленно попятился.
— Ольгерт! Я был глуп… Я буду верен тебе. Пощади, прошу…

Но теперь Ольгерт не слушал Уго, только подошел вплотную к пауку. Его задние лапы еле удерживались на вершине горы. Вот одна из них соскользнула, и несколько мелких камней упали вниз. Ольгерт замер. Он не хотел убивать. Грозный соперник, которым до этого был Уго, перестал существовать.

— Хорошо, Уго. Я не трону тебя. Теперь ты будешь служить мне, — проговорил юноша, вытянул вперед крысиную руку, притянул невидимой силой Уго к себе, оттолкнулся и сел на него верхом.

Свидетельство о публикации № 34462 | Дата публикации: 22:08 (28.06.2020) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 44 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 1
+2
1 zorin   (01.07.2020 12:33) [Материал]
Хочется отметить, что читается текст легко. Предложения простые, не напрягающие. Без неуместной "витиеватости" и многоэтажности. То что нужно для легкого, развлекательного чтива. Сюжет движется ровно. Возможно, что профессиональный критик нашел бы здесь к чему придраться, я рецидива в тексте не нахожу. Единственно, хочу отметить момент:

"Отец раскурил трубку, сел напротив мальчика и с волнением(1) в голосе проговорил" - имхо, хорошо бы передавать эмоции персонажей не сухой констатацией: "Отец говорил с волнением" - это "читерство"  обкрадывает текст, делает его сухим.  Погружение в действие, сопереживание героям тем глубже, чем лучше читатель сам чувствует, понимает эмоции персонажа, без подсказок со стороны автора. Хорошо бы воспользоваться одним из следующих приемов из психосоматики.

1)Заставить читателя включиться в эмоции персонажа, передать его волнение через движение, жестикуляцию, вегетативно
- Отец говорил, (варианты) неловко переступая, суетливо жестикулируя, прохаживаясь взад-вперед. Или: "его руки не находили себе места", "он сглотнул вставший в горле ком, и стал говорить" и пр. варианты

2)Можно передать эмоции монологом (диалогом) - "Мне тяжело это говорить сынок, я... я не знаю что сказать."

3)Можно скомбинировать варианты, да ещё и присовокупить метафору - "Отец тяжело вздохнул, поправил нервною рукой волосы, и заговорил смотря в небо, словно ища там поддержки".

Читатель сам должен почувствовать волнение персонажа, без подсказок.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
german.christina2703@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com