» Проза » Юмористическая

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Я и мой ласковый Кот или Привет от Мэри Сью!
Степень критики: любая
Короткое описание:

Решила поделиться перлами трёхлетней давности, больше для того, чтобы тропа не зарастала. Хорошего настроения!



В туманных осенних сумерках город зажигал огни. Они вспыхивали и гасли как гирлянда на новогодней ёлке. И на мгновение мне показалось, что я слышу ритм и мелодию, которую они создают своим движением. Как аккорды сливаются с шелестом золотой листвы берёз, шумом проносящегося сквозь поредевшие кроны деревьев ветра. Растрескавшиеся от времени, местами облупившиеся рамы пропускают в комнату не только шум, но и запах дымящих во дворе костров, аромат жарившихся у соседей пирожков, курева деда снизу и много чего ещё. Мы переселились в этот микрорайон полгода назад, но до капитального ремонта руки так и не дошли.
К моей ноге прижалось нечто тёплое, щекоча мягким ворсом. Машинально, ещё не отрываясь от завораживающего зрелища, погладила пушистую шкурку. Но питомец не успокоился на этом. Он поднялся на задние лапы, закогтившись на поясе моего халатика, и призывно мурлыкнул. Да, вот такой у меня крупный и нетерпеливый Кот. Именно так – именно с большой буквы и никак не иначе!
- Считаешь, что нам пора? – спросила я, заглянув в огромные зелёные глаза.
Через пару минут у зеркала в прихожей стояла тонкая длинноногая девчонка в потёртых джинсах и серой ветровке, завязывая последний шнурок на кроссах и поправляя съезжающие огромные квадратные очки на носу.
– Мам, - бросила я в пространство большой комнаты, где в жёлтом круге напольной лампы с привычной книгой в руках отдыхала в кресле грустная женщина, - мы с Серым на прогулку!
- Хорошо, малышка, только не задерживайся, - не отрываясь от чтения, ответила она.
Улица обдала потоком сырого воздуха, заставив опустить капюшон на лоб. Хорошо, что сегодня нет дождя, значит, ночь обещает быть плодотворной. И это радует. Легко потрусила за припустившим по дорожке Котом. Я ему полностью доверяю выбор пути.
В парке ещё кое-где светились недобитые хулиганами фонари, расплываясь мутными ржавыми пятнами, подсвечивая сгустки тумана. Давно не стриженые кусты в багровом мерцании мёртвой листвы казались крадущимися к невинной добыче чудищами, распластавшимися по иглам торчащей неаккуратными пучками травы. Древесные заросли плотной стеной отгораживали центральную аллею от всего мира. И над всем этим высился серебристый глаз луны, словно в насмешку дающей понять, что путник не одинок на этой сцене жизни. За ним пристально наблюдают, от него ждут зрелища…
Добропорядочные граждане не заходят в такие места. Но именно туда я стремлюсь каждый вечер. Чего я ищу? Приключений. Просто обожаю неприятности! И сегодня они отвечают на мои чувства. Из серой завесы тумана возникают две фигуры долговязая и колобкообразная. А сзади настигают ещё трое, отравляя воздух алкогольными парами. Тёмные куртки, драные штаны, бессмысленные скабрезно-агрессивные шутки и тупые выражения на лицах. Надо же, как мне повезло! Замираю, делая испуганную рожицу.
- Какая встреча! – изрекает долговязый заводила, сплёвывая жвачку мне под ноги. – Нам как раз тебя и не хватало… - Раздаётся радостный ржач. – Развлечься не желаешь?
- Ты что-нибудь понимаешь? – спрашиваю я у Кота.
- Мяу! – глубокомысленно изрекает он и присаживается на задние лапы.
- Ты! Т-тварь, ты, что меня игноришь?! – взрывается незваный собеседник. Он пытается схватить меня за плечо и промахивается совершенно неслучайно, но удерживается на ногах. Крепкий.
- Что ты с ней возишься? Хватай и попёр! – командует хмурый нетвёрдо стоящий на ногах субъект позади. О! Значит - это он у них главный!
– Может помочь? – ехидничает третий. Раздаются подначивающие голоса. Толстяк глупо лыбится. А я размышляю, стоит ли на них тратить время?
- Накажем? – осведомляется хриплым басом Кот, плотоядно облизываясь и подрастая на глазах раза в два.
- Не стоит, - возражаю ему, - хулиганы и трусы. Пристают к тем, кого считают слабыми. – В воздухе повисает гнетущая тишина.
Парни, кажется, начинают понимать, что не с теми связались. Но себе самим ещё не верят, законно предполагая, что «белочка пришла». Не стоит питаться иллюзиями.
– Попугать для разминки, пожалуй, стоит. Вся ночь ещё впереди…
Моя ласковая улыбка, обращённая к попятившемуся заводиле, дала старт веселью. Не знаю, что больше всего впечатлило: блеснувшие в лунном свете когти на моих руках или капающая с клыков пена. Только пав на колени отползал номер первый задом наперёд очень быстро. А одумавшись, вскочил и дал стрекоча. Даже толстяк смешался с туманом значительно скорее, чем можно было ожидать от его комплекции.
За спиной кто-то многообещающе охнул. И тяжёлый топот в разнобой, ознаменовал начало игры. Кот издал львиный рык. Кто-то взвизгнул совсем по-бабьи. Оглядываться, на развлекающегося серого затейника, ставшего очень похожим на саблезубого тигра, не стала. Сам разберётся. Он мужчина – ему и больше добычи. Мой удел - жаждавшая близкого знакомства парочка.
- Ау, мальчики, вы где? – ласково спрашиваю, выслеживая их.
А оттуда из туманной мглы - только приглушённое сопение и учащённый стук сердец. Хороший у меня нюх и слух тоже.
– Раз, два, три, четыре, пять – я иду вас всех искать. Кто плохо спрятался – я не виновата!
Всего десяток шагов. И уже отчётливо понимаю, что большой игры не получится – не тот контингент! Толстяк завис между двух веток невысоко над землёй. Вот, спрашивается – зачем он на берёзу полез? – совсем дерево, не жалко, что ли? Ведь, всё равно, достану.
А заводила под кустом затаился – садомазахист! – там же старая ядрёная крапива, да и на веточках укрытия шипы – будь здоров! Скулит, тихо матерится, наверное, кайф получает. Вытаскивать самой не хочется, значит, придётся пугать – иначе без МЧС сам не вылезет. Спасатели – дяденьки сурьёзные – не стоит их лишний раз из-за всякой швали от настоящих дел отвлекать.
Сзади раздаётся треск кустов, душераздирающие вопли и победное рычание. Котик развлекается. Вот сколько говорили народу, что пить спиртное без меры – вредно, а ему всё нипочем! Трезвых он бы всех так быстро не догнал. А поддатых – как нечего делать! Ладно, сами виноваты. Не повезло мужчинкам, а может быть Серому игрушки непутёвые достались. Поваляет, немножко помнёт, главное, чтобы не увлёкся. А то нанюхается всякой бяки, чихать будет, и вся охота накроется медным тазом. А у меня огромные планы на эту ночь!
- Эй, знакомец! Совсем тебе не нравлюсь, что ли? Или домой тебе не хочется? – вежливо спрашиваю «говоруна» приближаясь к его лежбищу. В ответ приглушённые стоны и невразумительное ворчание. – Ты, давай, выбирайся оттуда, а то я и огоньком могу помочь…
Никакой положительной реакции. Хорошо. Наглядно дую на него синим пламенем, слабенько так, чтобы зелёные насаждения не спалить, но чувствительно для объекта. Познав мою ласку, даже не заметил, как выскочил и побежал спасать свою задницу, в прямом смысле этого выражения. Штаны ему точно придётся новые покупать – эти истлели сразу. Зато сточная канава охладила и пыл, и желание хамить милым девушкам.
И уже сидя и постанывая от наслаждения в зловонной жиже, дал мне торжественное обещание: бросить пить, хулиганить, найти ту единственную, что скрасит его милые серые будни на все оставшиеся годы. Думаю, что клятву должен сдержать, а то, ведь – не приведи Господь – встретимся ещё раз, может и не пережить.
Оставила первого рыцаря и перешла к его оруженосцу. Тот, кряхтя и охая, непреклонно приближал своё крушение. Две ветки прочно зажали его поперёк необъятного живота. Но деревце он выбрал явно не себе. И бегемот на вилах выглядел бы увереннее.
- Что, пупсик, тяжко? – спросила я толстяка, судорожно и безуспешно пытавшегося покинуть своё гнездо. Несчастное дерево качалось, скрипело, но жертву собственной глупости держало крепко. В этот момент издалека донёсся нечеловеческий вопль. Парня передёрнуло.
- Я бо-больше не-не-не бу-бу-буд-ду! – сипло пробормотал зависший, когда наши глаза встретились. И, вдохновлённый моим молчанием, продолжил. – Я … меня … только за компанию … они меня знакомиться с девушками хотели научить… Но я так больше … не бу-буду! И пить брошу, честное с-с-слово!
- И курить, тоже бросай, - посоветовала я. – Вредным привычкам – бой!
Что же мне с ним делать? Урок он, кажется, усвоил. Голос кающегося дружка был слышен чётко. Испуган. Только осознал ли? Обошла страдальца по кругу.
- Слушай, а ты летать не боишься?
- Не-ет, - растянул пухлые губы в подобие подхалимской улыбки. Зря он расслабился. – На самолёте летал, один раз на вертолёте…
- А с тарзанки не пробовал? – осведомилась я и, получив отрицательное мотание головой, протянула руки вверх. Кажется, он даже не догадался, к чему я веду. – Жаль, было бы легче…
Деревце со скрежетом склонилось к земле. Когда распрямилось, как праща, шелестя листвой и осыпая всё вокруг золотым дождём, от радости освобождения от тяжкого груза, снаряд отправился в полёт. Приземление, как и предполагалось, произошло в штатном режиме. Вода прудика невдалеке смягчила посадку. Утонуть толстяку не грозило – там лягушкам по колено, поэтому не стоило волноваться. Зато крепкая память на всю жизнь!
И вслед за плеском, тихим воплем и скорыми хлюпающими шагами, наступила удивительная тишина. Я оглянулась. Пушистый друг, сверкая изумрудами глаз, неторопливой трусцой приблизился и фыркнул, оценив мою разминку по-своему. Он, конечно, молодец, что сам вернулся, но приструнить немного стоило.
- Ты что там учудил? – строго взглянула на него. – Что за душераздирающие крики! Всю округу, наверное, перепугал. – И поинтересовалась. - Надеюсь, они хотя бы живы?
- Что я зверь? – глубокомысленно заверил меня Кот и дёрнул кончиком, стоящего столбом, хвоста. – Так. Главарь решил показать, как он крут, и за валежину схватился. А та возьми, и переломись, да ему же по голове…
- И как? – обеспокоилась я.
- Жить будет…, - философски заметил он. – Дружки увели.
***
Я стояла на краю железобетонной балки, торчащей из конструкции десятого этажа, напоминая, что когда-то под ней была не только стена, но и какая-то опора. И лишившись практически всего, она ещё каким-то чудом держалась и держала меня.
И моей гордой позе на фоне огромного ночного светила могли позавидовать и Чёрный Плащ, и Сейлор Мун, и - кто там ещё любил зависать для наблюдения на этом нетривиальном заднике? – вот они все. Ибо ни один из таких героев ни за что, не рискнул бы спланировать с такой высоты именно так, как я! Жаль, что никто не сможет оценить это по достоинству.
Кто-то сказал, что весь мир – театр. И я с ним полностью согласна, но хотела бы добавить: театр военных действий. Надеюсь сыграть в нём главную роль. Статисты уже давно не моё амплуа. Однажды надоело быть жертвой обстоятельств и вот – вуаля! – на сцену вышел новый персонаж «санитар природы» или породы человеческой, не в этом суть.
После разминки со скинхедами, которые трепали беззащитных бомжей на пустыре, чего мы с Котом допустить не могли, тело было достаточно разогрето для настоящего сражения. Надеюсь, что пары-тройки недель в отделении травматологии бритоголовым будет достаточно для осознания, что так поступать не хорошо. А если – нет, то мальчики для битья, мне пригодятся всегда.
Взгляд лениво зафиксировал, как к зданию неподалёку, когда-то именовавшемуся гордым названием Автобаза, подъехали два чёрных внедорожника с тонированными стёклами и синий микроавтобус. Они по-хозяйски скрылись в недрах первого этажа, оставив для меня загадку о цели своего появления. Надо бы спуститься и полюбопытствовать, что они здесь забыли.
Шаг в пропасть и безмолвное падение, как в кино про самоубийц, только мне не грозит их участь. Это просто самый быстрый спуск. Ноги привычно спружинили. Но я не стала подниматься во весь рост, оставшись на четвереньках, и растворилась в тени. Мысленно позвала: «Серый!» И едва уловимое движение указало мне на появление разведчика.
Он потёрся о моё колено, и я его глазами увидела захватывающий триллер под названием «Пленник». Нет, ну то, что лежащего на земле человека пинать не хорошо – это и так понятно. Но пинать связанного по рукам и ногам, да ещё вчетвером – вообще беспредел! Оставить такое без своего пристального внимания я никак не могла. Скрываться теперь не имело смысла. Лёгкой походкой направилась к эпицентру действа.
В неровном круге из авто, сгрудилась вся банда. В ярком свете потолочных прожекторов чётко выделялись все детали полуразрушенного декора. В середине просторного зала свешивался на тросе крюк лебёдки. Два амбала неспешно цепляли связанные за спиной руки жертвы к нему, намереваясь подвесить жертву, когда вся бурно желающая «удачи» страдальцу банда разом заткнулась. И потеряв всякий интерес к пленнику, двумя десятками пар глаз уставились на ворота. А как же иначе? Ведь в цех тихо и скромно вошли я и кот. Оглянулись, оценили обстановку.
- А что это, вы, тут делаете? – наивно поинтересовалась я.
Человек пять, явно новеньких, выпало в осадок. И после стонов и криков настала гулкая тишина. Вот и стоим мы друг напротив друга. Такая вся нежная интеллигентная девушка в очках – я. Мой пушистый друг, задумчиво виляющий хвостом. А напротив - банда отморозков. Ухмыляющийся Главарь. А в центре недоподвешенный мой давний знакомец.
- Явилась? – самодовольство из Графа, как именует себя главарь, так и прёт. – А я уж зажда-ался… - Картинно разводит руками. Увесистый перстень на толстом, как сарделька, пальце таинственно поблёскивает. Авторитетом не взять прислужников, так гипнозом заставить? В чёрных глазищах плещется самодовольство. – Не спешишь ты дружка своего освобождать!
- Это кого же? – удивляюсь.
Повинуясь движению указующего перста, «мальчики» с разбойными мордами бочком, бочком начинают двигаться, беря нас в кольцо. Что ж, вполне предсказуемо и мне выгодно, когда все перед глазами. Делаю несколько шагов вперёд, создавая иллюзию заинтересованности. Кот страхует сзади, старательно изображая животное, даже заваливается на бок, принимаясь гонять призраки блох.
В настойчивом молчании останавливаюсь в центре. Один из амбалов поднимает раскрашенное в багровые тона лицо пленника. На несчастного страшно смотреть. Русые волосы слиплись от крови. На изодранной рубашке бурые пятна. Жертва открывает мутные от страданий глаза и взгляд его стремительно проясняется. Он даже предпринимает судорожную и безрезультатную попытку шарахнуться от меня в сторону. Помнит прошлую встречу. Снимаю свои драгоценные очки и убираю их в кармашек. Всматриваюсь, щурясь, а потом, обернувшись к Главарю, провозглашаю беззащитно улыбаясь.
- Неверные сведения, Граф! Следователь Найс – мой лютый враг. Уж сколько раз я ему пыталась объяснить, что девушек нельзя обижать недоверием, а он всё своё: арестую и арестую. – Круто разворачиваюсь с явным намерением уйти.
Конечно, кто же мне это позволит! Не для того звали. Мальчики вытягиваются в стойку «мы вчера из Шаолиня».
– Делайте с ним что хотите. Можете хоть на куски порвать. - Ворчу, сердито. - Знала бы, ни за что бы сюда не пришла!
- Это уже не важно! – радостно сообщает мне «совсем не добренький» дяденька. – Главное, что ты здесь!
Кольцо стремительно сжимается. И, что парадоксально, никому в голову не приходит задуматься о том, почему я не предпринимаю никаких попыток сбежать, ускользнуть, дать отпор. Братки словно по команде «Фас!», дружно бросаются на слабую девушку с ножами, битами, цепями, пистолетами, хорошо, хоть, базуки не захватили. Их же не меньше десятка на меня одну.
Неужели я такая страшная? Даже не преображалась ещё!
Позволяю себя схватить. Образуется куча-мала из крупногабаритных тел. Неаккуратно как-то. Ещё одежду помнут! Оправдывайся потом перед мамочкой.
Хамы!
Наконец, под счастливым взглядом шефа, они отходят в сторону. Любуются делом рук своих – на замотанную в цепи и верёвки – меня с кляпом во рту. И что мне с ними, такими недалёкими, делать? Стоит ли тратить время на перевоспитание? Вряд ли – клиника.
- Всё! – Граф радостно потирает руки. – Теперь будешь мне служить!
- С чего ты так решил? – изумляюсь, картинно выплёвывая бяку изо рта.
- А с того! У меня к тебе персональный подход. Ничего не жалко! Ну-ка, Доктор, вколи ей наше замечательное лекарство!
Да, время идёт, а штампы не меняются. Всё предсказуемо и банально до неприличия. Тяжело вздыхаю, продлевая фарс.
Из тёмного уголка выходит тощее существо в белом медицинском халате со шприцом в руках и с трепетным оскалом садиста. Весь его вид говорит: «Сейчас мы развлечёмся!» И я с ним вполне согласна, тем более что он идёт прямо, не глядя под ноги, а споткнувшись, пинает Кота.
Зря он. Такого – мой питомец никому не прощает.
От возмущения Серый теряет контроль, свой миролюбивый вид и кошачью видимость. И вырастает над забавным человечком, как цунами над островом. Доктор даже не успевает понять, отчего у мужиков вокруг, волосы встают дыбом. Его голова аккуратно падает на крошку из бетона, тело ложится рядом. Мастерская работа!
Очнувшиеся от шока бандиты начинают увлечённо палить в озверевшее животное. А вот это я не могу допустить!
Вы когда-нибудь вымывали кровь из шерсти? А пули к ней приклеившиеся вынимали? Нет? Тогда вам не понять моего возмущения. Кот, конечно, прыгал и уворачивался, но кто-то в него попал! А мне потом чистить питомца, здорово, да?
Ну, всё! Они меня уже достали!
Кажется, обрывками цепей задело всех, кто близко ко мне стоял. Они, естественно, переключились на новый объект. И кто-то достал автомат. Но злой мне было уже всё пофиг! Злая я по-настоящему страшная и снаружи и внутри. Синеватые лезвия когтей описали сверкающий круг. Блеснули лезвия гребня от макушки до кончика хвоста. Окрасились кровью ножные шкрабы, распоров пару отморозков. И внутри закипело пламя, но его приходится сдерживать.
Первый браток летел недолго и впечатался в автомобиль справа. Сползшее по вмятине изломанное тело меня уже не интересовало, как и пара других смертников, изувечивших ещё одно чудо машиностроения. Пули отлетали сверкающим веером, нередко возвращаясь к хозяину. А мой танец завершил разгром авангарда, окружавшего незадачливого шефа.
В сумраке, сгущавшемся по мере выхода из строя осветительных приборов, густым облаком поднялась пыль. Под её прикрытием несколько сообразительных индивидов решили смыться. Но мой котёнок всегда начеку. Кошки-мышки его любимая игра. Отловит и штабелем сложит, об этом можно не волноваться.
Мне же нужен был исключительно один человек – Главарь. Его отчаянное желание с боем выйти на свободу меня нисколько не устроило. И отчаянные телохранители пали смертью храбрых – вечная им память, жаль, что не тому служили.
А вот Графа, хоть и имела горячее желание прибить на месте, пощадила. Он не заслужил лёгкой смерти. Но сотрясение мозга я ему обеспечила. Связав обрывками моей верёвки его бесчувственное тело, осмотрела поле битвы.
Впечатляющая картина! Жаль в телик не попадёт – куда там кровавым боевикам! Здесь всё было натурально: изрешечённые пулями и рассечённые на куски тела, тёмные парящие лужи под ними, и лежащие на боку авто. А в свете единственного уцелевшего прожектора, скромно выделялся пленник, сидящий в центре.
- Как ты? – обратилась к Найсу, который округлившимися глазами смотрел вокруг. Перед ним снова стояла милая девушка. – Не зацепило?
- Н-нет, вроде бы, - пробормотал он, пытаясь встать. – Ну, ты, реально крута! Не ожидал…
- И что теперь скажешь? Или как всегда? - иронично заметила, разжимая браслеты наручников.
- Нет, конечно, я тебе благодарен и всё такое, - пробормотал он. – Но я обязан тебя арестовать.
- Опять за своё?! – возмутилась устало. – Сколько можно! Ты неисправим…
- Но, … ну, как я всё это объясню? – Найс обвёл взглядом пространство.
Он уже стоял, слегка покачиваясь и разминая затёкшие руки. Красавец-мужчина с оплывшим глазом, разбитыми губами и в кровоподтёках и ссадинах по всему телу. Стойкий для чела! И такой же упёртый.
- Не хочешь стать легендой нашего города? – спрашиваю с надеждой во взгляде. - В одиночку избавил город от самой наглой банды! Здесь и наркота, носом чую, вон в той синенькой машинке, – посмеиваясь, заявила я. – А Серый сейчас тебе все действующие лица разложит в нужном порядке. Ни одна экспертиза не подкапается. Всё будет в лучшем виде!
Кот уже принялся за инсценировку. В данный момент он тащил труп на место предполагаемой гибели от руки своего же братка.
- Знаешь – это не честно! – заявил мне скромняга следователь. Вот интересно, чем он не доволен?
- Ну, это как посмотреть, - постаралась убедить, – пойдёшь на повышение. Вашего взяточника тоже куда-нибудь всунут. Станет легче от всякой шушары избавляться! – Он задумался. И тут пришёл в сознание Граф и заворочался.
- За меня будут мстить! – зло прошипел он.
- Правда? Ты уверен? – радужно осведомилась я, присаживаясь на корточки возле поверженного противника.
- Будут! – твёрдо заявил он. Ему и в голову не приходило чему я сейчас так заинтересованно радуюсь.
- Здорово! – воскликнула, оборачиваясь к, надеюсь уже бывшему, врагу от силовых структур. – Слышал? Можно будет всех закрыть! А ты ещё сомневаешься, - потёрла ладошки в предвкушении. - Подумаешь, несколько дней восхищения и приставаний корреспондентов потерпеть!
- Ну, если так, - потёр Найс свой раздутый подбородок костяшками сбитых ладоней. – Тогда, может быть…
- Вот и чудненько! И потом, - лукаво брякнула, вскакивая, - неужели ты думаешь, что я позволю себя арестовать?
И, облизнув раздвоенным языком свои ещё синие губы, стала исчезать, приобретая невидимость. За стенами завыли, приближаясь, полицейские сирены. Кот уже закончив свой неблагодарный труд, присоединился ко мне на выходе. Жаль, что приключения на эту ночь исчерпаны. Но нам пора домой, а то мамочка будет волноваться!
***
Звонок в дверь вывел меня из размышлений на тему - куда сегодня податься. После разгрома банды нелегального хозяина города прошло уже дней десять, а затишье так и не прекратилось. Ни тебе бандитских разборок, ни разбойных нападений и даже наркодиллеры как-то затихарились.
Вот, где спрашивается, обещанная Графом мстя?
Скинхеды рассосались по тренажёрным залам и, сцепив зубы, мирно проходят мимо неугодных им личностей. Скука смертная! Хоть бы болельщики порадовали, подрались что ли? Что за напасть – нечем девушке заняться! Неужели снова переезжать придётся…
Поднялась и потащилась ко входной двери. За ней, как ни странно, стоял посыльный с огромным призмообразным свёртком. Осведомившись - туда ли он попал, красиво избавился от упаковки. И моим изумлённым глазам предстал шикарный букет алых роз, да ещё в вазе! Прямо, как в кино! И широким жестом попытался мне его вручить.
Не тут-то было! Я попятилась. Учитывая, что это был первый мой букет в жизни, а в памяти звякнуло: «За меня будут мстить…» - вы понимаете. Мстить-то можно по-разному. А, вдруг – это взрывчатка? Мне-то ничего, а вот люди могут пострадать. Соседей без крыши над головой оставлять не хочется – хорошие они люди. Я наклонилась к протянутой руке и стала принюхиваться под всё больше офигивающим взглядом курьера, исследовала-то я вазу.
Не знаю, чем бы закончилось наше противостояние, но тут в ситуацию вклинилась мама. Она как-то незаметно подкралась сзади.
- Ну, что же ты, доченька, мальчика задерживаешь? – упрекнула и выхватила цветы. Шустрая у меня мамочка. А главное, на всякие пакости натасканная. Взрывчатку и через метровую бетонную стену учует. - У него же время – деньги!
Вдохновлённый её поступком «мальчик», сбежал, оглядываясь на такую странную меня. А мама в блаженном состоянии понеслась в ванную водичку наливать. М-м-да! А вернувшись, протянула мне беленький конвертик с сердечками.
- Тебе письмо! – с восторгом заявила она. – Надо же – как быстро годы бегут! Уже и тебе цветы дарят. Ну, что там? – нетерпеливо попрыгала на носках, как маленькая девочка.
Я прочитала один раз, другой и побледнела, наверное. Потому, что услышала взволнованное.
- И от кого это послание?
- Найс на свидание приглашает… - ответила осипшим от изумления голосом.
- Не ходи! – резко выдохнула она. – Или, если нельзя отказаться, то надень спецкостюм…
- Нет, мамуля, - взглянула на её расстроенное лицо. – Просто свидание. Никакого экстрима, правда.
- Такого не может быть!
- Правда, правда! – уверила её, сама себе не веря. – В ресторан приглашает, после в театр или наоборот. Не важно.
- Странно, странно, - задумчиво пробормотала она. – Ну, что ж, совет вам, да любовь. – Теперь уже я выпала в осадок.
Вечер проходил скучно.
Нет, свидание, наверное, проходило, так как надо, в лучших классических традициях. Найс в чёрном костюме с бабочкой смотрелся великолепно. Я в алом вечернем платье выглядела сногсшибательно. Руки занимала чёрная роза на длинной ножке. Мы поужинали вкусно и сытно в одном из лучших заведений города. И теперь чинно восседали в партере театра оперетты. Начиналось второе действие постановки. Выслушав уже все подробности о жизни преступности за истёкший срок, ничего захватывающего не ждала.
И когда на сцену во время зажигательной пляски цыган в исполнении кордебалета, выскочили уже совсем не в тему, одетые в камуфляж мальчики с автоматами, я не поверила глазам.
- Всем оставаться на местах! – громко заявил мужик с поясом смертника. – Это захват!..
Счастливо потёрла ладошки. Из-за пазухи высунулся Кот и хитро подмигнул мне и растерянному кавалеру.
- Как я голоден, - заявило моё персональное чудовище и спрыгнуло на пол. – Пластид моё любимое лакомство!
Зал ещё не успел прийти в себя от смены декораций, когда незваные актёры исчезли один за другим. Мне осталось только разочарованно вздохнуть. Ничего, пусть питомец получит удовольствие. Если появились террористы, то и мне забава обеспечена!

Свидетельство о публикации № 34809 | Дата публикации: 17:30 (29.03.2021) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 61 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 4
0
4 zorin   (02.04.2021 01:21) [Материал]
Текст незрелый с полным набором начписовских ошибок.
И я такие "произведения" выдавал сотнями на-гора.
Возможно, автор спародировал "начписа" и ошибки сделаны специально? Тогда озвучу и так очевидное.
Степень критики: любая. - ок.
Разберем первый же абзац.

В туманных осенних сумерках город зажигал огни. - начинать произведение с прилагательного (хоть и через предлог), это дурнейший вкус.
Они вспыхивали и гасли как гирлянда на новогодней ёлке. - Почему? Электрики взбесились?
И на мгновение мне показалось, что я слышу ритм и мелодию, которую они создают своим движением. - В первом предложении огни  только "зажигались", во втором они уже оказывается "вспыхивали и гасли" (как цветомузыка!?), в третьем они уже куда-то двигаются (о чем вообще речь?). Каждое новое предложение "переписывает" смысл сказанного ранее - зачем?
Как аккорды сливаются с шелестом(1) золотой листвы берёз(2), шумом(1) проносящегося сквозь поредевшие кроны деревьев(2) ветра. - Шелест листвы разве не есть и шум ветра? А березы, разве, не есть и деревья? Для чего здесь смысловое повторение? Это плеоназм.
Растрескавшиеся от времени, местами облупившиеся рамы пропускают в комнату не только шум, но и запах дымящих во дворе костров, аромат жарившихся у соседей пирожков, курева деда снизу и много чего ещё. - Стоп. Откуда, какие рамы? После описания огней города и шума ветра (общий вид) - та-дах, перескок на; рамы,  запах деда и "много чего ещё". Читатель лишь к концу предложения осознает, что фокус внимания нарратора перескочил с общего плана города на жилище и окружающие запахи. Это все равно, что камера в руках оператора-эпилептика - фокус скачет выхватывая то горизонт, то ноги оператора. Итого, восприятие спотыкается, погружение в текст (если оно и было) исчезает.
Но самое главное - зачем это неуместное многословие рождающее хаос?
А "абсурдизмы"? "Курево деда снизу" - нарратор сидит (лежит, стоит) на куреве деда, или на курящем деде?

Мы переселились в этот микрорайон полгода назад, но до капитального ремонта руки так и не дошли.- зачем это знать читателю? Это хоть как-то влияет на сюжет или компазу? Нет. Ну давайте ещё расскажем, что шторы на окнах  не стирались уже десять лет, и платеж за коммуналку просрочен. Для чего плодить пустое?

Итого, вступление сумбурное, предложения несогласованные. Совершенно неоправданная витиеватость.

Ок, не все ценят лаконичность Чехова. Многим ближе Набоков с его пространственностью, или Бунин с его витиеватостью. Но даже означенные авторы, все одно, стремятся подчеркнуть главное и удалить лишнее.

Вот у Тургенева, описание природы вмещается в два предложения, но насколько емко и атмосферно написано!

"
Наконец луна встала и заиграла по Рейну; все осветилось, потемнело, изменилось, даже вино в наших граненых стаканах заблестело таинственным блеском. Ветер упал, точно крылья сложил, и замер; ночным, душистым теплом повеяло от земли."

По остальному тексту - помесь канцелярита, неуклюжего примитивизма и несогласованных предложений. Масса лишнего мусора. Много алогизмов. Много абсурдизмов.

Текст пропитан иронией. Местами уместной, местами раздражающе натянутой. Ирония, увы,  не спасает.

Впрочем, наверняка, автор сильно вырос в ремесле с тех пор, и сам видит означенные ошибки.

0
3 Диана   (01.04.2021 15:16) [Материал]
Пропущена запятая в названии.

0
1 Kesha   (01.04.2021 10:58) [Материал]
Мэри Сью (англ. Mary Sue) или Марти Стью (Marty Stu, для героев мужского пола) — архетип персонажа, наделённый автором гипертрофированными, нереалистичными достоинствами, способностями и везением. Часто в введении такого персонажа можно распознать попытку автора «включить» самого себя в произведение и осуществить собственные желания под видом вымышленного лица. Создание таких персонажей считается дурным тоном; требуется значительный литературный талант, чтобы такой герой не вызывал отторжение у читателей.
У меня не вызвал. Все очень миленько. Единственное, слишком уж прямолинейный сюжет.
И еще. Если за дело берутся супергерои, значит обычные люди не справляются?

0
2 BlackPanther   (01.04.2021 13:26) [Материал]
Задачей того конкурса было, уже точно не помню названия, было юмористическое или сатирическое изображение сверх или супергероя и его подвигов. Именно от этого и такой сюжет незамысловатый и простой. Похулиганила немного и всё.
А на счёт того, что сами люди не справляются - если бы совсем не справлялись, то вероятно воплотилась бы мечта князя Кропоткина, и царил бы хаос.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
german.christina2703@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com