» Проза » Мистика

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Дары Гекаты. 4. Как построить Запретный город
Степень критики: Любая
Короткое описание:

...



  1.  
БОЖЕСТВЕННАЯ ЖЕМЧУЖИНА. Часть I-1. ДАРЫ ГЕКАТЫ.
04.05.2018 — посл. правка содержания.
 
Глава 2. КАК ПОСТРОИТЬ ЗАПРЕТНЫЙ ГОРОД (new)
 
«Господь наделил мужчин мозгом и пенисом, но дал им недостаточно крови, чтобы, то и другое работало одновременно».
Робин Уильямс
 
Некоторые из юных принцесс умеют создавать вокруг своей персоны особый рынок услуг, на котором есть клиентка с широким спектром запросов, и специалисты разных уровней мастерства. Уже со школы красивая девочка учится управлять окружением, приобретая, полезный опыт, и в этом нет ничего дурного. Но застряв в режиме одностороннего потребления надолго, она рискует получить массу желчного яда разной степени опасности, вплоть до смертельной.
Поступив на 1-й курс МГУ, Снежана перенесла подобную модель из школьной жизни в университетскую группу и очень скоро выстроила виртуальный домик, окруженный иерархической системой френд зон-лужаек. Здесь мирно паслись умные решатели заданий, программисты, содержащие ее ноутбук в идеальном состоянии, и просто воздыхатели, повышающие уровень значимости принцессы, без всякой надежды на ее взаимность. Вся эта индустрия услуг вращалась вокруг домика, обитательница которого принимала подношения от всех, не предпочитая никого, и оставалась вне критики, ибо клиент всегда прав.
Оказавшись среди многочисленных воздыхателей Снежаны, неопытный новобранец Александр Бабников, попавший на «войну полов» по достижению призывного возраста, начал ухаживать. Полагая, что успех зависит от усердия, Саша терпеливо обкладывал домик цветами и конфетами, оказывал услуги «отнеси-принеси-подай», а если принцесса забывала о его существовании, доставал ее телефонными звонками. Но Снежана не сдавалась! Она не дарила даже свой пальчик, а требовала так, будто уже отдала все что имела, заняла у кого-то еще, и снова отдала.
Выражаясь военным языком, такая стратегия длительной осады была крайне неэффективной, то есть давала нулевой результат, при затрате огромных ресурсов. Домик не сдавался, ибо осаждающий своими же собственными руками поставлял к крылечку провиант, моральную поддержку, и это могло продолжаться сколь угодно долго.
Военная компания закончилась внезапно, когда на Снежану обратил внимание высококлассный специалист. Уловив глубинные потребности клиентки, он преподнес себя как Приз, и был немедленно избран ею в качестве идеала. Не слезая с коня, красавец-завоеватель легко вытащил принцессу из домика, перекинул через стремя, и увез ее, безмерно счастливую от такого наглого захвата, в укромное место, где и совершил свой сексуально-молниеносный подвиг. Получив свое, ветреник бросил принцессу, и ускакал в земли соседних королевств.
Те, кто разрушает наши иллюзии, становятся персонами non grata. Снежана презрела красавца, удержать которого не смогла, и получила безопасную долю осуждающего яда от бывших воздыхателей. Избежав участи красавиц, которым ревнивые ублюдки выливают в лицо серную кислоту, она отделалась разочарованием в девичьем идеале. Ее поклонники, утратив веру в непогрешимость ангела и надежду получить главный приз, познали наивность собственных мировоззрений.
Хрупкий розовый мирок был разрушен, и хотя в результате стресса все участники стали адекватнее воспринимать окружающий мир, никто не сказал ветреному принцу спасибо. Так уж заведено, что благодарность за подобные услуги воздают свыше. Через год, досрочно исполнив божественный план, соблазнитель вывалился из окна 12-го этажа при обстоятельствах весьма загадочных, а еще чрез пару лет, в одной из традиционных мусульманских стран родилась девочка...
За все приходится платить. Избравших путь охоты, мы предостерегаем от браконьерства, ибо надругавшись над природой женской из побуждений азартных, дичекрад устилает лес мертвой плотью, вокруг которой витают злобные призраки убитой любви. Привидения не умирают; они обязательно навещают тех, кто их породил, а пустота душевная для них сладка, как труп для червей.
Уязвленный Александр снял осаду с уже разграбленного домика. Зализывая душевную рану, отверженный воздыхатель планировал изощренные замыслы наказаний для той, что предпочла его другому. В уме Бабникова кипели монологи, полные тирад, налитых желчью, и пафосной горечью. В его фантазиях прозревшая Снежана всегда раскаивалась, умоляла о прощении, но он был непреклонен и возвышенно грустен: «Ты уже никогда не сможешь купаться в моей любви, потому что она иссякла».
Неожиданно на глаза попалась подержанная книга, которую мама купила на распродаже. Это был знаменитый «Граф Монте-Кристо» Александра Дюма. Тема возмездия потрясла Сашу торжеством неизбежности, а последовательность узника замка Иф в исполнении планов мести, внушила уважение.
К сожалению, Александр не заметил, что автор романа, не одобряет своего героя, и даже заставляет раскаяться. Получив жизненный урок, Саша сделал неправильные выводы, найдя причину своей беды во внешнем окружении, а ведь источник всех наших проблем, как правило, находится внутри нас.
Решив посвятить себя делу мести женской половине за ее равнодушие и коварство, Александр принял целеустремленность графа Монте-Кристо за эталон, а тактику ветреного принца в качестве одной из поведенческих аксиом.
Поиск объекта для реализации планов мести, остро обнажил проблему, связанную с отсутствием навыков, кои были необходимы для знакомства. Девушки, подходящие под эталон учились в других группах. А сколько их было на московских улицах, в парках и скверах! Красавиц, очаровательных и далеких, как облака от сидящего в колодце, абсолютно недоступных для молодого человека с тактикой «сижу-жду».
Между тем, смене провальных тактик и стратегий стал способствовать, вступивший в свою начальную стадию, внутренний конфликт двуглавой мужской природы. Та из голов, которая содержит мозг, занималась самооправданием бессилия в деле поиска объекта для сексуального удовлетворения, подкрепляя свою защиту аргументами типа:
«Проигнорирует и уйдет. Останешься стоять как дурак. Тебе это надо?»
Вторая же голова, за неумением мыслить логически, просто требовала, не обращая внимания на адвокатский талант первой, а посему дуальная структура непрерывно поддерживала внутренний диалог, имея приблизительно такой тезисный расклад позиций:
— Не могу, боюсь отказа, стесняюсь!
— Надо!
Развивая тему, безотносительно к Александру, ибо он был человек молодой, скажем, что с возрастом диалог имеет варианты, например такой:
— Нельзя, а то будут проблемы!
— Надо!
Как видим вторая, вообще не проявляет гибкости в своих желаниях, однако на склоне лет эти две мужские головы меняются тезисами зеркально, и говорят друг другу соответственно:
— Надо!
— Не могу…
Но, не будем говорить о грустном. Тем более что данное повествование вовсе не об этом. Вернемся к Александру, который удачно справился с противоречием, и привел тезисы сторон к единому знаменателю:
— Надо побороть застенчивость, и научиться знакомиться с девушками, для секса!
— Надо!
Придя, таким образом, к внутреннему дипломатическому согласию, двухголовая структура обрела в своих устремлениях единую векторную величину, обладающую начальной массой решимости.
Будьте осторожнее со своими желаниями! Они имеют обыкновение сбываться, ибо мысли материальны. Александр узнал о существовании пикапа[1] — технологии соблазнения. Это событие предоставило ему шанс стать воином-лазутчиком на полях сражений мужского и женского начал.
Масштаб этого противостояния сравним с эпосом. При этом ни одна из сторон, не имеет шансов на безусловную победу, а содержание борьбы противоположностей полно парадоксов, внутри которых сокрыты истоки антагонизма, неизбежно приводящего к единству. Одна из мужских голов подчинена женскому началу, которое будучи слабым, способно управлять сильным. Но подчиняя силу, стремящуюся покорять, слабость сама желает быть покоренной. Что же задумал гениальный творец мироздания?
Первое же знакомство с довольно дилетантским видео-руководством по соблазнению привело Александра в восторг. Со стороны все выглядело как фрагмент сцены из пьесы Евгения Шварца «Обыкновенное чудо»:
— Мне ухаживать некогда. Вы привлекательны, я, чертовски привлекателен. Чего зря время терять?
«Так вот как надо!» — удивился он гениальной простоте решения: — «Нет времени на романтический развод, дай телефон, а сейчас мне некогда, пока». Такой циничный отказ от условностей в клочья порвал шаблон «Сижу, жду», и внушил мысль о легкости удовлетворения насущных потребностей.
Потратив время на просмотр видео, почитав советы и мемуары бывалых, Александр ощутил энтузиазм в изучении предмета. Уже на этой стадии, принцесса в сознании Александра превратилась в порхающую бабочку, а вместо неэффективной осады появилась стратегия активного поиска, с богатой вариацией тактических приемов битья с лета.
Прозрение открыло слепцу красоту и многообразие окружающей действительности. Но подобно голодному, который не мыслит умереть от ожирения, Александр не задумывался о риске деформации собственной личности, поэтому легкомысленно пропускал замечания раскаявшихся грешников о неизбежном возникновении параллелизма, двойственности, тройственности отношений, требующих изворотливости, скрытности и обмана.
Поступив на тренинг пикапа, Александр, совершил первый прыжок в океан плотских наслаждений, немного побарахтался под надзором опытных наставников, ощутил, что уверенно держится на воде, и энергично приступил к практическим изысканиям. Былой новобранец превратился в гипнотизера пушистых кроликов.
Как вести себя после горизонтального этапа отношений, тренинг не уделил должного внимания, поступив истинно по мужски: совершил акт семяизвержения, и забыл о судьбе своих адептов. В чудесный мир возможностей попала очередная стайка хвастливых головастиков, жаждущих приключений без оглядки на состояние дающей стороны, которая по природе своей, является легко ранимой, ибо тот, кто дает, всегда более уязвим.
Поначалу Бабников старался соблюдать принцип «экологичности». Этот термин, введенный энтузиастами, задумавшими продавать тайное знание по тридцать серебряников за курс, по сути, был сговором с их совестью и выражал приоритет поведения: «не навреди». Экология отношений, являлась непреложным правилом плутовского «Кодекса чести», обязательного к соблюдению, а наличие у девушки психологической травмы после расставания, расценивалось, как «результат не экологичный», и подлежащий порицанию.
Куда ведет дорога, вымощенная благими намерениями, известно со времен эпохи просвещения.[2] За четыре года до Крыма и дружного антироссийского оскала коллективного Запада, пикап воспринимался как продвинутый метод сокращения букетно-конфетного периода, а по сути, был и является одной из множества технологий разрушения традиционных устоев и инструментом для уничтожения семьи, как ценности. Когда перестанет тысячелетняя Россия, будто неразумное дитя брать в рот всякую дрянь в обертке прогрессивных идей?
Росс Джеффрис,[3] основатель движения и автор книги «Как затащить в постель женщину своей мечты», сопроводил ее недвусмысленным эпиграфом: «Полное и грязное руководство по проведению свиданий и соблазнению для мужчин, которых достало быть милыми парнями». Следом за эпиграфом идёт дисклеймер[4] — отказ от ответственности, где автор сокрушается о несправедливом устройстве мира: «Для мужчины найти секс-партнершу — нудная работа, а для женщины — вопрос ее желания и выбора».
К счастью природа много мудрее, чем мелкие мошенники, поэтому и устроила так, что мужчина может лишь предлагать, а выбирает всегда женщина, ведь рожает именно она. И даже на уровне клеточном: яйцо — одно, а головастиков миллионы. Что будет с человечеством, когда носители генов подлости, оттеснят порядочных мужчин в эволюционном противостоянии? Сложно сказать, но одно мы знаем точно: «pick up» это морфий для «милых парней», а сильнодействующие лекарства нужно отпускать по рецепту врача.
 
***
Тамара исчезла из университета после первой пары. Пролетев по маршруту парикмахерская, магазин, дом, она энергично принялась за дело: пропылесосила пол и мягкую мебель, сделала влажную уборку. Порядок, поддерживаемый ею регулярно, на этот раз был приведен в идеальное состояние. Заострив внимание на самых мелких деталях, она еще раз прошлась по квартире, и осталась довольна.
Нашпиговав и натерев специями отличный кусок мяса, Тамара завернула его в фольгу; испекла медовое печенье с корицей, подготовила к духовке картошку с грибами в горшочках, нашинковала салатик, нарезала колбасное ассорти. Просторная и светлая кухня с эркером, легко вмещала в себя кожаный диван, поэтому большой стол был сервирован, со знанием дела, прямо здесь.
Оставшееся от кухонных забот время, она уделила ванне, ароматам, маникюру и макияжу. Что касается наряда, то он был выбран и куплен еще летом, именно для свидания с Александром, и дожидался случая придать Тамаре неотразимый шарм.
Вся эта, титаническая работа гениальной хозяйки, была проделана Тамарой с привычной сноровкой, и скромным трудолюбием. Когда звонок радостно сообщил о долгожданном визите, тотальное «все и везде» было готово к встрече кумира.
Дверь открылась, на пороге стоял улыбающийся Александр, с букетом алых роз. Увидев Тамару, он был приятно поражен и забыл приготовленные слова. Несколько секунд насладившись его удивлением, она пригласила:
— Саша, заходи.
— Тама-ара, — растягивая гласные, восхищенно произнес Александр. — Ты выглядишь, как фея.
Она закрыла за ним дверь, и, сияя от счастья, мягко прильнула, сложив руки у него на шее. Он обнял ее свободной рукой за талию, и почувствовал сквозь легкую ткань платья влюбленный трепет. В нос пахнуло ароматной магией. Саша глубоко вдохнул, вспомнил о цветах, и протянул ей букет.
— Дай мне рассмотреть тебя, — он отступил на шаг, и начал гладить ее взглядом.
На Тамаре было короткое платье нежного персикового цвета, откровенно показывающее низ и верх ее стройной фигуры, ранее скрытой консервативными нарядами. Босоножки на шпильках в тон платью, удерживаясь на ногах несколькими кокетливыми ремешками, открывали прелести маленьких стоп. Голые, загорелые ноги с округлыми коленями, неохотно прятались под платье, намекающее кумиру о доступности их, скрытого от глаз, продолжения. Волосы ее, обычно уложенные в строгую прическу, сегодня были распущены и украшены небольшой цветочной брошью; волнами спадая на плечи, они создавали дорогую оправу для лица, свежесть которого подчеркивал макияж, выделяющий губы, и карие глаза.
— Фея персикового сада, — наконец, сказал Саша. — Почему ты скрывала от меня, свое обаяние?
— Просто ты смотрел в другую сторону, — улыбнулась Тамара. Ее слова не были похожи на упрек, а скорее, пожурили непослушного мальчишку. — Раздевайся, и приходи на кухню. Ванна тут.
Саша отправился мыть руки. На кухне его ожидала волна удивления, накатившая от вида любовно сервированного стола. Тамара развернула цветы, вдохнула аромат, и поместила в приготовленную вазу.
— Садись. Вот сюда, — она указала место во главе стола. — Три минутки.
Достав из духовки мясо, Тамара положила его на блюдо, и поставила на отведенное место в центре стола, ближе к Александру.
— Открывай вино. Вот штопор. Осталось совсем немного сделать, и мы приступим к нашему ужину.
Еще две минуты ушло на доставку из духовки эмалированных горшочков, прикрытых крышечками, салата и нарезки прямиком из холодильника. Движения Тамары были четкие, неторопливые, выдающие опытную и ловкую хозяйку. Александр увлекся нескромным подглядыванием за ее наклонами и поворотами.
— Ты порхаешь как птичка, уютная и сексуальная.
— Все готово. Передаю власть в твои сильные руки, — она присела за стол на диване. — Наливай.
Александр, смутно чувствуя дискомфорт, но, не понимая его причину, разлил вино и поднял бокал:
— Давай выпьем за персиковую фею. Такой вкусный ужин могла приготовить только волшебница.
Тамара засияла от удовольствия — Саша оценил ее старания. Это было приятно, и даже больше: ужасно приятно.
— Не могу поверить, — в Бабникове заговорило нечто, похожее на угрызения совести. — Царица Тамара обратила внимание на скитальца со скандальной репутацией.
— Еще с первого курса, — она опустила глаза. — Я хотела узнать мужскую силу моего друга, прощала скитальцу ветреность, и...
Она уже хотела пообещать, что простит еще не раз, и даже столько, сколько потребуется, но заметив на лице Бабникова самодовольную улыбку, решила произнести немного другое, а потом и вовсе передумала продолжать.
— Ты хотела сказать, что прощала мне слепоту?
— Да, — краснея от удовольствия, согласилась она.
Александр приблизился к порогу открытия. Смутный, еще не оформившийся зародыш догадки, о существовании другой, отличной от применяемой им, шкалы оценки женской привлекательности, подавал сигналы из космических глубин подсознания. Тамара открылась с необычной стороны, но вся эта обстановка уюта и комфорта, там мило ею созданного, была непривычной, стесняла и даже пугала.
Техника соблазнения требовала правдивости посыла. Искренне выискивая в Тамаре достоинства, с удивлением заметил, что они лежат буквально на поверхности. Красивые глаза, пухленькие губы, ласковые руки, аппетитная фигурка. Раньше все это было спрятано, а точнее сказать, не выставлено напоказ и не подчеркнуто, а потому не так заметно.
Тамара принадлежала к типу девушек, внешность которых миловидна, но не более того. Не имея ярких природных данных, такие милашки способны превращаться в кого угодно: от наивной Джульетты, до светской дамы. Все зависит лишь от фантазии и потребности режиссера. Актрисы, с такой универсальной внешностью, обладают удивительным даром перевоплощения, неподдающимся рациональному объяснению.
Теперь, когда промежуточная цель дальновидной стратегии Тамары была достигнута, она сотворила из себя в красавицу, умело подчеркнув все плюсы своей внешности, а гордая манера держаться, за которую ее прозвали царицей, придавала Тамаре львиный шарм и очарование.
Ужин прошел по-домашнему тепло. Несмотря на внутреннее смятение, Александр обильно сыпал комплиментами в адрес хозяйки, произведений ее кулинарного искусства, и наконец понял, почему чувствует себя необычно. От него не требовалось, обязательных в таких ситуациях, напряжений мысли и действий, направленных на доведение жертвы до нужной кондиции. Он знал, что Тамара в любой момент позволит все. Прозрев на этот счет, он попытался расслабиться в приятной сытости и легком опьянении, но не почувствовал ожидаемой неги.
Пытаясь справиться с неясной тревогой, он решил действовать по обычной тактике сближения. Зная, что Тамара аудиал по восприятию, Бабников заговорил о море, уделяя особое внимание слуховым впечатлениям.
— Мы идем по берегу, волны тихо шелестят и лижут твои босые ноги. Пена от волны шипит, как газировка, в небе летают чайки, и кричат между собой о персиковой фее: «Какая милая девушка, она настоящая царица и обаятельная волшебница. Слышите? Ветерок поет в ее волосах, а принц обнимает за стройную талию, и говорит слова любви. Какая она красивая и ласковая. Само совершенство...»
Глаза Тамары заблестели от влаги, она тронула кулон, положила руку на стол, погладила ножку бокала, и переставила его в сторону. Поняв, что невольно выдала соблазнителю свое сексуальное возбуждение, она поймала его понимающий взгляд, и смутилась.
Бабников наконец-то почувствовал себя уверенно, улыбнулся и пересел к Тамаре на диван. Придвинувшись поближе, он обнял ее за плечи, и стал нашептывать на ушко легкие фривольные приятности, прикасаясь губами к шее, плечам, рукам. Ладонь Александра покружила на гладком колене и поползла по загорелой ноге под персиковое платье.
Тамара живо реагировала улыбками, тихим смехом, замирала во время интимных прикосновений, томно учащала дыхание. Не скрывая своего влечения, она выражала готовность последовать их общим желаниям, покорно и сладострастно, и этим вновь ввела Александра в состояние потери контроля над ситуацией. Брать то, что отдают без сопротивления, почему-то не хотелось. Пыл Бабникова вдруг стал угасать, но Тамара уже не помнила себя. Вздрагивая от возбуждения, она отвечала на его механические ласки, и шептала искренние комплименты, подчеркивая мужское обаяние и силу любимого. Каждый поцелуй кумира оставлял на ее коже горячий след.
— Саша, твои губы и руки меня обжигают...
Переполненная томными желаниями, Тамара приподнялась, поощряя исследовательский пыл руки, гуляющей под платьем. Дивные кружева, движимые умелым обольстителем плавно сползли к коленям, и помогли мужской крови отхлынуть вниз, к той голове, что в такие моменты не должна проявлять гибкость. Следуя инициативе любовника, Тамара приподняла ногу. Босоножка, запутавшаяся в тонких веревочках ажурного белья, позволила затянуть возбуждающий момент разоблачения царицы, и отвлечься от вредных мыслей. Рука Тамары начала расстегивать его рубашку, он почувствовал спиной нежные руки, а грудью жаркое дыхание и поцелуи.
— Сашенька, мой сладкий... — приговаривала она, расстегивая ремень и молнию на джинсах. — Ох, какой большой мальчик...
Ласковая ладошка окончательно настроила инструмент для предстоящего концерта. У Александра произошел очередной разрыв шаблона. Охотник исчез за ненадобностью, а на его месте появился любовник, желанный и вознесенный Тамарой на высший пьедестал в статусе божества, достойного поклонения.
— Пойдем в комнату, — томно прошептала она.
Возбужденные мальчики шли следом за персиковой богиней, зная, что под ее платьем уже нет той чудесной детали, которая тем хороша, что ее разрешают снять, как помеху для исполнения желаний, сладостных и взаимных.
В спальне она слегка толкнула Сашу на широкую кровать, раздела его, как верная рабыня, и включила музыку. Пританцовывая, Тамара игриво подняла подол платья. Взору любовника открылся секрет феи персикового сада, от созерцания которого, он испытал восторг.
Цвет платья оказался намеком. Саша не мог отвести взгляда от чудесной формы персика с ровными, налитыми половинками, прилегающими друг к другу. Плод Тамары был по-девичьи спелым, увенчан кокетливой интимной стрижкой, выглядел ухоженным и неискушенным страстью.
Покрутившись и показав себя со всех сторон, она сняла босоножки, залезла на кровать, и начала пританцовывать прямо над Сашей, открыв ему дразнящие ракурсы для обзора. Следуя его нетерпеливым желаниям, Тамара присела, приглашая любовника освободить подарок от платья, и велела лежать на спине. Саша подчинился и млел, наблюдая, как царица взяла напряженную инициативу в свои ласковые руки, направила застоявшегося жеребца в место потаенное, разгорячено-влажное, и пустила в галоп. Пылкие бедра царицы кружили, обнимая собой твердыню зверя. Она скакала, стонала и кричала, в любви богиня, в страсти львица.
Такого поведения девушки, Саша еще не видел. Ему всегда приходилось контролировать состояние жертвы, доводя до кипения то, что казалось льдом еще три дня назад. Тамара открыла ему новизну других отношений, взаимно-доверительных, способных реализовать сексуальные фантазии, невыполнимые при первом и фатально последнем акте обычной горизонтальной экспансии. Разрыв шаблона продолжился, на этот раз, в части интимной.
«Иметь в запасе одну интересную книгу, которую можно полистать в любое время, это весьма полезно, тем более что она не мешает коллекционировать обложки».
 
***
Александр проснулся, и обнаружил, что Тамары нет рядом. Утро. Ясный день. Свежий воздух, проникающий в комнату из открытого окна, теплое одеяло, приятные воспоминания, оставшиеся от вчерашнего дня. Тамара оказалась жрицей любви, страстной, и активной в желании доставить удовольствие своему кумиру.
Внезапная мысль, о том, что не надо думать, как разорвать отношения, оказала на Александра тонизирующее действие. В подсознании его вновь произошел поворот невидимого механизма. Он с удовольствием потянулся, встал и пошел на звуки, раздающиеся с кухни. Тамара уже приготовила завтрак. Встретив сонного любовника поцелуем, она ласково предложила пойти ему освежиться в ванной.
Выйдя из душа бодрым, Александр со спины обнял хлопочущую на кухне хозяйку, одетую в мягкий на ощупь, короткий халатик. К его удивлению, Тамара уже была причесана, подкрашена и опрятна. Перед душем, еще до конца не проснувшись, он этого не заметил. Обняв ее, Саша сделал интригующее открытие: под халатиком не было нижнего белья, а была только сама Тамара, обнаженная, благоухающая как роза, и по-утреннему, свежая.
Саша вспомнил, как не раз просыпаясь с другими девушками, находил рядом с собой бесцветное сонное, взлохмаченное существо, не вызывающее никаких бравурных желаний, и поймал себя на том, что приятно удивлен в очередной раз.
— Тамарочка, когда ты все успеваешь? Я еще спал, а ты уже красивая, взмахиваешь волшебной палочкой.
— Ночью ты был неподражаем, а это, — она махнула рукой в сторону стола, — награда за труды.
— Мне приятно.
— Для тебя мой милый, я могу сделать и не такое.
Легкий завтрак удивил душистым, тающим во рту медовым печеньем, и завершился спонтанным притяжением в спальню. Насладившись утром, и друг другом, они договорились, что он поедет один, а она будет в университете попозже. Собираясь, Саша обнаружил, что брюки и рубашка выглажены, и заботливо покоятся на вешалках, а носки выстираны и высушены, и снова почувствовав дискомфорт, понял, что это свободолюбивый охотник чует ловко расставленные силки женской заботы и противится одомашниванию.
При сборах, Тамара, не отходила от Саши, предупреждая его желания. Проверив, нет ли волос на плечах, она окинула его фигуру, задержала взгляд на обуви, и сделала удовлетворенный вывод:
— Красавчик!
Внутренняя независимость, чувствуя угрозу, торопила Сашу покинуть уютное гнездышко, но Тамара любила его таким, какой он есть, не пытаясь диктовать, как надо, и как не надо себя вести. Зная, что он опять побежит за очередными длинными ножками, она ни словом, ни намеком не высказала ему даже тени претензии, а лишь выражала восхищение.
Саша уже намеревался выйти, когда Тамара остановила его жестом и сказала естественно, без прикрас:
— Ты мой любимый друг. Можешь приходить ко мне, когда захочешь, независимо от того, плохо тебе или хорошо. Я буду всегда рада тебя видеть, накормлю, напою и уложу спать, — она чмокнула его в губы, и отпустила: — Ну, все. А теперь иди.
Александр, вышел из подъезда, вдохнул свежий воздух и направился к станции метро. Утро, приятно проведенное с Тамарой, окончательно сломало старый шаблон. Потайной механизм щелкнул, и встал в правильное положение. Открылась створка, зародыш догадки вышел на свет, превратившись в понятное знание: существует другая система оценки женских качеств. Эта шкала является мерилом способности женщины удовлетворять мужские запросы, среди которых секс, это важная, но далеко не единственная потребность. Тамара была помещена в потайную комнатку души, в которой впрочем, еще не было пьедестала, но укромность этой комнатки, уже говорила о некоем особом статусе персиковой феи.
 
Завершив утренние дела, Тамара позвонила Маргарите:
— У меня все получилось! — ликуя, поведала любовница.
— Прекрасно.
— И теперь придется дать ему тот самый ключик.
— Дарит Жемчужина, ключ, открывающий дверь, но другую... — медленно произнесла Маргарита и замолчала.
— Алло, ты где.
— Тут, солнышко. Скажи, насколько серьезны твои планы на Бабникова?
— В идеале, вплоть до штампа в паспорте, но не все от меня зависит, ты же понимаешь.
— Значит, ты его любишь...
— Да, и очень сильно.
Маргарита не ответила. Пауза затянулась. Тамара забеспокоилась.
Раньше она никогда не ощущала угрозы своему влиянию на Бабникова. Терпеливо привязывая строптивого кумира, она выстроила отношения, более высокого порядка, чем постельный флирт, а ветреные подвиги, расценивала как досадные шкодливые выходки. Но такая конкурентка как Маргарита, была способна завладеть не только телом, но и разумом любимого, и вытеснить из его сознания все, что Тамара так долго и прилежно возводила. Подозрение и ревность холодной волной окатили горячий песок пляжа, на котором нежилось ее счастье.
— Ау, куда ты пропала, — спросила она, устав ждать ответа.
— Думала.
— Ты сказала, что будешь недоступной.
— Ставки повышены. Игра скоро начнется.
— Что это значит?
В голосе Маргариты послышалась вкрадчивое мурлыкание:
— Солнышко, я расскажу, когда мы встретимся. Что тебе удалось?
Тамара немного успокоилась, и с удовольствием рассказала, как предстала перед Сашей в выгодном образе, окружила заботой, домашним уютом и проводила как друга, разрешив посещать ее в любое время.
«Опять тишина»
На этот раз, Тамара терпеливо переждала паузу.
— Ты построила для него Запретный город, — задумчиво сказала Маргарита. — Пока будешь ехать, вспомни, какие у него есть слабости.
— Слабости?
— Да. Что он любит или наоборот не переносит? Чем увлекается? Ведь ты хорошо его знаешь.
— Хорошо, я подумаю.
— Встретимся через час около метро. Целую. Доберешься — позвони.
 
Igor-Chio Авторская страница http://for-writers.ru/index/8-12655
 
[1]Пикап от английского pick up (подхватить, поймать) — технология знакомства с целью соблазнения.

 

[2]«Благими намерениями вымощена дорога в ад», или «Ад вымощен добрыми намерениями». Авторство выражения часто приписывается Самюэлю Джонсону (1709-1784), английскому литературному критику, лексикографу и поэту эпохи Просвещения.

[3]Книга «Как затащить в постель женщину своей мечты» написана Россом Джеффрисом опубликована под псевдонимом Грегори Мэдисон.
[4]Дисклеймер (англ. Disclaimer — отречение, опровержение) — письменный отказ от ответственности за возможные последствия того или иного поступка в результате действий заявившего данный отказ. В данном контексте — отказ от ответственности за последствия использования приведённой в книге информации.

Свидетельство о публикации № 32425 | Дата публикации: 22:00 (28.04.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 31 | Добавлено в рейтинг: 0


Поделиться с друзьями в:

Всего комментариев: 2
0
2 Igor-chio   (04.05.2018 09:23)
Спасибо за комментарий.
Я убрал "думала-думал". Просто сократил или заменил на косвенную речь. В контексте вполне ясно чьи это мысли.
Саша подумал, что "Иметь в запасе одну интересную книгу, которую можно полистать в любое время, это весьма полезно, тем более что она не мешает коллекционировать обложки".

Тамара подумала, что  Раньше она никогда не ощущала угрозы своему влиянию на Бабникова.
"думаю" в настоящем времени здесь нет вообще (через Ctrl+F).

Глагол жгут (отжигают) "испачкан" падонкоффским жаргоном (аффтар жжет), поэтому "обжигают", а не "жгут".

Зачем вести постельную сцену в настоящем времени не понимаю. Так? --->: Он гладит. Она целует, встает, садится, ложится? --- По-моему так намного хуже, чем есть.

И подскажите пож, по каким признакам видно "большой труд и титаническую" работу? Это просто одна из глав. Не скрою, мне приятно. Возможно я даже догадываюсь откуда берется такое впечатление (правлю до посинения), но интересно узнать от вас, может вы видите то, чего не вижу я.

0
1 Vbondarew   (03.05.2018 19:09)
1. Написано, легко, хорошо.
2. Большой труд. Титаническая работа.
3. Времена. Я думала -думаю. Обжигают - жгут. Итд. Перевести с прошедшего в настоящее. Так звучит лучше. В том числе и постельные сцены.
Остальное в следующий раз.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com