» Проза » Приключения

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


ДАРЫ ГЕКАТЫ 1. Слуга из преисподней
Степень критики: Любая. Чем хуже тем лучше.
Короткое описание:

Начало романа "Божественная жемчужина". Странные сны Маргариты изменяют ее реальность. 



    1.  
БОЖЕСТВЕННАЯ ЖЕМЧУЖИНА. Часть I-1. ДАРЫ ГЕКАТЫ.
03.05.2018 — посл. правка содержания.
 
Глава СЛУГА ИЗ ПРЕИСПОДНЕЙ (new)
 
Рите было шесть лет, когда на стене в детской появилось большое круглое зеркало. Чаще всего оно было обычным, но иногда в нем появлялась другая комната. В такие моменты Рите не хотелось подходить ближе. Ей не было страшно, просто она знала, что не увидит своего отражения, но однажды любопытство взяло верх.
Замерев, маленькая девочка смотрела в зеркало, но видела только темные коридоры с разными окнами. Впервые преодолев границу зеркальной глади, она знакомилась с устройством темного лабиринта. Здесь жили странные существа. Все они расступались и пропускали ее, как королеву. Немного освоившись в новом пространстве, Рита будто ходила за стенами и заглядывала в помещения дома, где есть зеркала-окна.
В прихожей и ванной никого не было, мама причесывалась перед туалетным столиком, серьезно смотрела сквозь Риту, и совсем ее не замечала. Через прямоугольное окошко в кабинете отца виднелся настенный календарь. 1998, АВГУСТ. Рамочка на цифре 6 и фотография горы с белыми буквами «HOLLYWOOD».
Папа что-то писал, но быстро поднял глаза, и ласково спросил:
— Как ты туда попала?
— Не знаю, — шаловливо улыбнулась она.
— Зазеркалье это огромный мир, в нем можно заблудиться.
Папина рука обняла ее маленькую ладошку. Светлые пятна окон стали меркнуть одно за другим. Он очертил небольшое сферическое пространство, и поместил в центр одно единственное зеркало, круглое, как в детской.
— Это окно ведет в комнату девочки. Она живет в другой сказке. Ты сможешь разговаривать и играть с ней.
— Она хорошая?
— Очень. Ведь она это ты. Ее зовут Диана.
— Ой!
 
Маргарита вздрогнула и проснулась. Ночь. Люкс турецкого отеля в прибрежном городе Кушадасы.
«Это просто сон».
Она хорошо запомнила дату на календаре в кабинете папы. 6 августа 1998 года. Это было одиннадцать, почти двенадцать лет назад. Странно. Она напрочь забыла, что в детстве могла путешествовать по зазеркалью. Ее напугали два желтых глаза. Чьи? Тогда маленькой девочке не хотелось об этом думать.
«Наверно кошка... они живут между мирами».
Надо бы спать дальше, но разбуженные мысли уже выпорхнули и начали летать по кругу, будто голуби над голубятней. Последний месяц Маргарите казалось, что отражение в зеркале это не она сама. Теперь понятно, это Диана, девочка из другой сказки, но кто она? Отец больше ничего о ней не рассказывал, да и зеркало очень скоро закрылось. Теперь, спустя 11 лет оно открывается? Она обязательно поговорит с папой, когда вернется в Москву.
Маргарита с трудом уговорила отца отпустить ее в Турцию на три дня. Сказала, что хочет побывать на развалинах храма Артемиды в Эфесе, но нужно ли обманывать себя? Она могла прожить и без этой поездки. Или не могла? Что тянуло ее сюда, на Эгейское побережье? Почему сон напомнил о забытой способности проникать в зазеркалье?
«Стоп...»
Нельзя поддаваться суете беспорядочных мыслей, и мучить себя вопросами всю ночь. Это бег по замкнутому кругу. Вспомнились наставления папы:
«В условиях недостатка информации можно строить лишь вероятностные версии. Это требует серьезного анализа данных, а значит и времени, но всегда есть короткий путь. Твоему подсознанию все уже известно. Хочешь что-то узнать — спроси у него».
Маргарита попыталась успокоить назойливые мысли. У нее всегда получалось управлять хаосом обрывков и впечатлений, которые не дают спать. В голове воцарилась приятная тишина.
«Прекрасно. Раз та, что сидит в пруду все знает, то пусть откроет секрет. Зачем я здесь? Ответ нужен к утру. А теперь спать».
Маргарита повернулась набок, и закуталась в теплое одеяло. Уют, покой, и тишина помогли окунуться в странную полудрему. Из глубин омута всплыло новое видение: Она вновь смотрела в зеркало, но вместо себя видела божественно прекрасную девушку в белых одеждах.
«Девочка из другой сказки превратилась в ангела?»
Диана легко взмахивала крыльями, удерживаясь в воздухе. У ее головы, как колибри, завис розовощекий купидон, а далеко внизу шумел громадный водоворот. Девушка-ангел испуганно смотрела перед собой: на нее из черной пещеры в скале злобно взирала шестиголовая тварь. Едва увидев Маргариту, чудище вдруг съежилось, склонилось почтительно и заискивающе прошипело:
— Избранная... Мы тебя заждались.
— Неужели? — съязвила Маргарита. — Я выиграла бесплатный сыр в мышеловке?
— Ты не понимаеш-шь. Мы готовы исполнить все твои желания.
— Что ты можешь мне предложить, страшилище? — насмешливо спросила она.
— Все, что захочешь, но есть одно условие.
— Я в курсе, что все бесплатное очень дорого. Только не говори мне, что надо продать душу. Это скучно.
— О, нет! Достаточно любить себя, и никого больше.
— Это невозможно, я люблю моих родителей.
— О, мать моя Геката! — с досадой гаркнуло чудище. — Мы говорили о любви другой! К мужчине, будь же он неладен.
— А-а, ты Сцилла. Что ж... Тогда готова я подумать. Любить самцов — удел голубок нежных. Я не такая. Что ты предлагаешь?
— Мы подарим тебе дерзкую красоту и власть над мужчинами.
— В самом деле? Звучит привлекательно, но не правдоподобно.
— Верь мне, — прошипела зубастая голова. — Я дочь Гекаты.
— Родство с богиней тьмы, разврата и ночных кошмаров, скорее повод усомниться, чем быть наивной как дитя.
— Моя мать обучит тебя колдовству, ты станешь ночной охотницей! С факелом, в окружении верных псов, ты понесешься между могилами и призраками, обретешь власть возвышать и низлагать! Разве ты не хочешь быть независимой и сильной? Неужели ты откажешься принять титул темной Королевы? И за эти привилегии я прошу такую малость! Нужно всего лишь любить себя.
— Предложение заманчивое. Но ваша внешность шестикратно безобразна, поэтому доверия мне вовсе не внушает.
— Сама себя боится Дева, — головы ехидно захихикали. — Не может совладать с любо-овью. Как слабы смертные создания.
— Боюсь влюбиться? Я?! Да ты с ума сошла наверно? — с иронией удивилась Маргарита. — Скорей полевка влюбится в сову, чем я в мужчину. Ты меня смешишь. Любовь, что листья — зеленеют, но недолго. Опав по осени, валяются в ногах, и все желты, сухи, тоскливо мокнут, гниют себе зимой под белым снегом. Питать собою то, что умереть должно? Уволь, но тема эта скучновата, и говорить о ней я больше не желаю.
— Тогда прими дары, но если влюбишься, то красоту утратишь.
— Согласна. Если же обманешь, я тоже обещание не сдержу. Коль захочу — влюблюсь, не захочу — не буду. Так сотвори скорее чудо, а то меня разочаруешь.
— Узри Гекату![1] Услышь голос тьмы! — вытянув шеи, тварь завыла громогласно и торжественно:
 
Я призываю Тебя, о, разящая метко Геката,
Три заповедных пути предержащая грозная Дева,
Сжалься, сойди к нам в земной ипостаси, морской и небесной...[2]
 
Шесть голов Сциллы подобострастно преклонились, взирая вверх. На вершине скалы, где разошлись в стороны темные тучи, возвышалась огромная Статуя Свободы с факелом в руке, и венком из острых рогов-лучей на голове. Из выси раздался звенящий медью голос:
— Твой выбор верен. Любить нужно только себя. Это непременное условие настоящей Свободы! Прими же дар чудесной красоты, достойной Королевы Ночи.
— Какая неслыханная щедрость, — усомнилась Маргарита. — Сулить, возможно, что угодно.
— Твой ум и дерзость девичья, мне нравятся, дитя. Что обещаю — все получишь, но потеряешь, если влюбишься в мужчину. Дарю тебе кулон кровавый, и лук серебряный и стрелы золотые, и эти крылья черные с отливом.
За спиной Маргариты раздались звуки мощных взмахов; появилось неодолимое желание летать как хищная птица, и смеяться от восторга.
— Лук выкован циклопами из царства Посейдона, — прошипела одна из голов Сциллы.
— Я Артемида? Дикая богиня?
— Она в тебе. Строптива, мстительна, сильна. Ты дочь стрелолюбивой, милое дитя.
— Я ощущаю силу черных крыльев!
— В ночи от факелов, тенями пляшет тьма! — загавкала Сцилла. — Собаки гончие становятся волками! При лунном свете Артемида великолепна и быстра!
— Дика, опьянена свободой, непокорна! — восторженно подхватила Маргарита.
— Отныне ты как тень проворна. Ты Королева Ночи, милое дитя. Дарю тебе слугу из преисподней. Пусть Сцилла-дочь, исполнит нашу волю.
— Чертей мне только не хватало, — язвительно заметила Маргарита.
— Дерзиш-шь, мятежная, — злобно зашипела Сцилла. — Молчи и слушай повелительницу смерти.
— Запомни, милое дитя: в подруги верную Лилит получишь, когда за жизнь ее, отдашь мне три взамен.
— Я убивать должна?! — возмутилась Маргарита.
— Подруга того стоит, — вкрадчиво прошипела Сцилла. — Вернее фрейлины найти уже не сможешь, когда позволишь растерзать ее зверью. Она готова жизнь отдать за Королеву, тигрица в драке, но в любви к тебе — котенок.
— Теченье трупы унесет бесследно, а души вознесутся мне. Лишь умертви тела и получи Лилит в награду, но если хоть один из трех останется в живых, она умрет.
Сквозь шум водоворота донесся крик девушки-ангела:
«Я не хочу любить только себя! Я хочу любить и мужчину!»
— Мне бы твои проблемы, — усмехнулась Маргарита.
Шестиголовая тварь взбесилась и перешла на истеричный лай:
— Мужчина опасен, им движет жажда! Он огонь бездумный, гонимый ветром по верхушкам леса! Всепожирающий, голодный, наглый, звериными инстинктами стихийно движим, мерзавец опаляет девичьи сердца, но сам горит желанием только власти, и подчинения себе! В угоду самолюбию мужскому, он хочет только брать и обладать! В стремлении главенствовать и присоединять, а победив, продиктовать категорично свою волю, завоеватель примитивен, жесток как зверь, не знающий пощады! Так стань же зверем, как и он!
— Ты лжешь! — крикнула Диана.
— А мне, шестиголовая, такая речь по нраву, — надменно согласилась Маргарита.
— Тогда разбей зеркальную преграду! — гавкнула тварь.
Маргарита сорвала с шеи каплевидный кулон, прикрепила к наконечнику золотой стрелы, и вложила ее в серебряный лук, грозно крикнув девушке-ангелу:
— Отойди от зеркала! Все-таки ты это я, и ранить тебя, а тем более убивать, не входит в мои планы.
Она отпустила натянутую тетиву; стрела пробила зеркальную поверхность; мелкие осколки осыпались вниз и исчезли в жерле водоворота. Взмахнув черными крыльями, Маргарита стремительно вылетела в образовавшееся круглое окно, взмыла вверх, и приземлилась у входа в пещеру.
Шесть голов склонились и доверительно заклокотали по очереди. Первая таинственно доложила:
— Королеву ожидает та, что запутывает мужчин...
— И Аспид, помощник верный в делах интриг, — сообщила вторая, и мечтательно добавила: — Он воспоет прикрасы Королевы Ночи. Невинность девы сохранив, подарит сладкое блаженство...
— А после отведет ее к порталу, — перебила третья.
— Там дочь Царицы Подземелья откроет путь через века.
— Собаки гончие становятся волками, укушены осой при лунном свете, умрут, восстанут, и в ногах покорно лягут.
— Все сказали болтуньи?! Теперь молчите, — ревниво подытожила последняя голова. — Услышь подсказки, Избранная Дочь.
Сомкнув веки, пять голов легли на каменный пол пещеры, а шестая стала вещать загадками:
— Найди Актинию, влюбленную в Краба-авлета[3] и дай ей ключ, открывающий дверь, но другую. Пусть мучаются до конца дней своих.
Пять лежащих голов оскалились и захихикали, но сразу притихли, услышав злобный окрик шестой. Восстановив тишину, как учитель в классе, она продолжила:
— Преврати краба в домашнего кота, путь натирает туфли госпожи пушистой шкуркой. Тогда найдешь каменный цвет, а в нем свою фрейлину, темную дочь Афродиты, но помни цену! Три жизни за одну!
— Я помню все, не повторяйся.
— Лишь получив Лилит в награду, и подарив ей кров, наряды и усладу, садись в карету и езжай на бал, где подают к столу лягушек с травой и слизью из ракушек. Там, покорив талантом зал, узнаешь тайны двух зеркал, кольца с жемчужиной, и имя господина. Найди его и завладей рубином! Все поняла?
— Вполне. Зачем он нужен?
— О том узнаешь, на развалинах, пройдя через портал. Теперь выслушай пророчество о трех камнях. Если все сделаешь правильно, оно сбудется, Геката наделит тебя способностью видеть сквозь стеклянный дым, и опасная игра начнется, — шестая голова закрыла глаза, и начала вещать, раскачиваясь в стороны:
 
Шут и Король венценосную деву найдут и утратят,
В поле, где птицы садятся с небес и взлетают обратно.
Два самоцвета вернулись, и третий останется дома:
Красная капля, лиловая дымка и огненный мед.
 
Безобразная голова замолкла, легла на пол среди остальных и превратилась в черную кошку с желтыми глазами, излучающими таинственный свет. Стены пещеры побледнели и постепенно исчезли, открыв знакомое место: солнечный сад и бассейн возле большого двухэтажного дома.
«Я в другой сказке...»
Маргарита оглядела себя. Она обнажена. Кожа бархатная с капельками воды, длинные мокрые волосы. Купалась в бассейне. Тело переполнено энергией, поет, благоухает. Теплое солнце, буйная зелень, голубая вода. Хочется сделать что-нибудь немыслимо-безумное!
«Но это не я... Или я, но другая...»
— Я Диана-охотница?![4]
Кошка, протяжно мяукнув, бросилась бежать прочь, к большому раскидистому дереву с толстенными ветками в нижнем ярусе, и запрыгнула на одну из них, самую широкую и гладкую. Маргарита, дикая амазонка с грацией хищницы, безудержная и смелая, опьяненная свободой и наготой, смеясь, погналась за животным.
Ее переполняли восторг и своеволие, желание гнать дичь, нестись с легкостью богини среди природы — своих владений — и сливаться с нею в единое целое. Подбежав к дереву, она ловко взобралась на ветку, и устроилась рядом с кошкой, которая, не собиралась убегать, а ластилась и мурлыкала, давая понять охотнице, что признает ее за хозяйку.
Маргарита, удовлетворенная поклонением, удобно разлеглась на ветке, погладила красивое животное, и властно заглянула в кошачьи глаза:
— Открой мне бездну, Кассандра. Я хочу послушать пение Аспида.
Кошка послушно замерла как древнеегипетская статуя, и заглянула в глаза хозяйки. Два желтых магических камня заискрились изнутри, открывая Маргарите потусторонний мир знакомых из детства, фантасмагорических созданий, которые почтительно замерли, едва ощутив ее присутствие. Послышался тихий шорох.
Сухое древо, телом обогнув, и яблоко, сорвав румяное соблазна, с шипением змей обвил над нею ветку.
— Я слышала, ты петь умеешь сладко, — насмешливо сказала Маргарита. — Змей-соловей... потешная загадка. Шипишь на ветке серенады, терзая слух нагой дриады?
— О, дифирамбы лишь прелюдия услады...
— Коты, и те хотят награды, когда вопят о страсти кошкам.
— Я проведу по узеньким дорожкам, где мыслям тесно, телу жарко, звезда в ночи сияет ярко и неги млечный путь свободен, вкуси плода...
— Он бесподобен...
Аспид завис над девой, волнообразно изогнувшись, и вкрадчиво зашипел ей на ушко:
— Ты создана прекрасной, не в пример мужчине. Стройна, мила, нежна, плавна в изгибах, лицом божественным наделена и взглядом, чарующим сердца безбрежной чернью вод, которые в глазах твоих бездонны, загадочны как омуты морские. Достать их дна и божество не в силах!
— Дальше... — выдохнула Маргарита, закрывая глаза.
— Мужчина же смешон, самодоволен, строенья тонкого души твоей не знает, кичится дурень глупой своей силой, и думает он царь всея природы... А только есть и посильнее звери! И поострей клыки у них, и мускулы покрепче!
— Мне нравится... — прошептала она, не открывая глаз. — Пой дальше.
— Ты верх возьмешь не силою, а лестью. Дремуч как лес, пред хитростью он слаб. Запутывай его, кружи на вертикали, он вектором тебя поднимет по спирали! Когда получишь все, что дать безумец сможет, переступи через него и следуй гордо дальше. Мольбам не верь! А клятвы, обещания — пустое все, фальшивое, и знай: что коли станешь медлить и роптать, тогда, опередив, он первый же предаст! Тебя, унизив, возвышаться самому — любимая его забава!
— Не умолкай. Еще...
— С глупцом не спорь, коварством правь. Обман твой козырь, а искусство обольщенья, есть та стрела, что промаха не знает, и червоточину сама всегда найдет. Там слабина его, где похотливых мыслей тлеет, негаснущий до гроба уголек. Раздуй пожар! Пусть запылает! Огонь, бушуя, разум застилает! Сама же будь расчетлива и требуй.
— Ах, еще! Твоя песня чарует...
— В нем страсть умело разжигай, и принимай дары надменно; пока горит огонь, ты грейся до поры. Пусть воспевает он чудесные рельефы холмов твоих заманчивых, и впадин, ложбин и губ тепло, и бархатистой кожи гладкость. Но не забудь, он зверь! Он волк в овечьей шкуре! Предательство в дикой его натуре. Внимай ему, но не люби, не верь, запри навеки к сердцу дверь. Развратный бес в мужчине скрыт, так пользуйся, забудь про стыд!
— Стыда во мне ни капли нет, — горячо зашептала Маргарита. — Я наготой своею наслаждаюсь...
— Все формы и изгибы идеальны! Осанка гордая, уверенная стать.
— Я быть достойна Королевой.
— О, да! Ты создана владеть и править!
— Еще! Ты меня возбуждаешь...
— Так пусть тебе Луны свечение, и тьма ее, в которой скрыта тайна, заменит Солнца свет и глупую любовь! Не дай мужчине выпить свою кровь! Сакральных знаний таинство — вот высшее из благ! Ты — божество! Он — вурдалак!
— Ах, змей, не останавливайся! Пой мне о страсти, демон! — застонала Маргарита.
— Просторы, уголки твоей планеты, исследуют безумные поэты; твои пещеры, и ручьи, и горы, ласкают вожделенно взоры. Лишь только лунный свет коснется, томящихся во тьме теней — на ложе в комнате твоей, уединимся, плоть сольется! Как крови, наслаждения напьется! Жемчужина, ты жаркая ночами, я воспою тебя чудесными речами, я доведу тебя до яростных проклятий, ты, раздирая плоть мою в объятьях, познаешь безрассудное блаженство! Отдайся мне, о, Дева-совершенство!
— Приди ко мне, распутник, окаянный! Слуга мой верный, зверь желанный...
Сад и дерево исчезли. Маргарита вновь оказалась на широкой кровати турецкого люкса. Одеяло всколыхнулось парусом и упало плавно на пол, будто легкая ткань.
— Вуаль слетела... — она выгнулась в умопомрачительной истоме. — В жемчужине кипит стихия страсти...
— Ты фрукт, налитый спелой сласти! Из влажных тропиков, чарующее манго.
— Исполним в паре зажигательное танго...
Она отдалась горячим желаниям и невидимому, сильному, голому телу. Сластолюбиво обняв Маргариту, оно гладило ее всю разом, как вода, ласкало чувствительные места, миловало самые нежные. Аспид обвивал собою, кружил, скользил, будто подводные течения, шептал, но она уже не слышала слов, а наслаждалась тягучими фразами объятий, прикосновений и нажимов, стонала от вторжения и пьянящего наполнения, пылала и упивалась ритмом сладострастной скачки.
Эмоции взорвались мириадами искр и унесли в небеса, где все брошенное вверх, замирает на короткий миг в конце подъема, и познает вечность. Посетив чертоги безвременья и блаженства, Маргарита медленно падала вниз... сладкая, счастливая, томная...
— Гаденыш, — сбиваясь дыханием, простонала она. — Поешь ты славно, это правда...
— Я снова приползу к твоей постели, и мы закружимся в любовной карусели.
— Не смей тревожить мои сны, — властно прошептала она. — Пока сама не позову.
— Ты слишком хороша, чтоб спать одной в тиши.
Маргарита открыла глаза, и повысила голос:
— Ты что, не понял?! Я уже не сплю.
— Меня, призвав из царства тени, где я бесплотен, как виденье, ты мне открыла путь в свою реальность. Отныне вхож я в мир людей, могу из нижних этажей, подняться к телу Королевы. Едва желаний томных Девы, услышу сладостный призыв, о преисподней позабыв, в ее ногах покорно лягу...
— Мерзавец...
— Ты сочила влагу... Я дозволение получив, проник в шелка меж губ влекущих, и утонул средь нив цветущих! Ты отдалась мне добровольно.
— Не скрою, я тобой довольна... Но грудь горит. Что за беда?
— О, то Дуальная Звезда! Отметина о праве высшей власти.
— Ах, значит это не напасти, и не клеймо, что ставит скрытый враг, а только избранности знак?
— Три дня пройдет, и он остынет, но Королеву не покинет. Он будто подпись, что внизу картины.
— Меня тянуло посетить руины... Скажи мне, где искать портал?
— Надгробьем стал огромный фалл, где погорел твой храм чудесный. Разденься догола...
— Прелестно! Среди туристов Королева, должна ходить в костюме Евы?
— О, нет! Одна во всей Вселенной, зайдешь ты воду по колено, и время повернется вспять.
— И долго голой мне стоять?
— Лишь миг, что вечности подобен.
— Я поняла... А ты свободен. Постой! Отправь меня на ветку, где я во сне лежать осталась. Я, сотворив лихую шалость, должна вернуть ту птичку в клетку.
— Она попалась в нашу сетку. В глазах кошачьих спит принцесса, над ней надежная завеса, и время не журчит, не льется. Как вход найдет, сама очнется, а ты пройдешь через века.
— Тогда пускай понежится пока... Теперь ползи в свою жаровню, — приказала она. — Понадобишься, позову.
Аспид с тихим шипением исчез. Она обняла подушку, закрыла глаза и улыбнулась чудесным видениям, но вдруг замерла от будоражащей мысли:
«Геката обещала мне красоту!»
Мягко ступив на упавшее одеяло, Маргарита поднялась с кровати, подошла к зеркалу, и обомлела. От восторга закружилась голова. Вместо худощавой семнадцатилетней девчонки, похожей на бойкую синицу, на нее смотрела грациозная дива, излучающая дерзкое очарование богини-хищницы, один взгляд которой, как утверждают древние легенды, был способен испепелить любого смертного.
— О, Геката, ты не обманула! Я ослепительно прекрасна! Ах... — выдохнула она со стоном. — Возможна ли такая красота?
Зеркальная гладь колыхнулась, слегка исказив отражение, послышался голос придворного поэта:
 
Нет смертной, что затмить тебя могла
Осанкой, поступью и красотой чела,
И томным блеском глаз, и даром нежной речи.
... и сладость губ, и этот влажный взгляд,
И чернь волос, окутавшая плечи...[5]
 
— Самое время сойти с ума... Пьер де Ронсар[6] воспевает мое неземное совершенство. Я вижу то, чего нет и говорю сама с собой... Ах, Пьер, милый Пьер, ты лучший из поэтов. Скажи мне, я безумна?
 
О, не стыдитесь и не прячьте глаз, иль нежным словом так смутил я вас?
Вам не смешно? Не хмурьтесь так сурово!
Вам говорю не вижу в том дурного, что руку вам я положу на грудь.
Вы разрешите ей туда скользнуть? Или пониже, если можно...
 
— И ты туда же, Пьер! Ах, я уже не в силах, понять божественную милость, что мне дала красу такую...
 
Я вас в нагую грудь целую...
 
— Остынь, же дерзкий повелитель рифм... А мне довольно сомневаться. Я хочу, и буду верить своим глазам! Я выгляжу как богиня, на моем теле знак!
Она внимательно рассмотрела рисунок, похожий на фейерверк из двух огней, вращающийся против часовой стрелки, или S-образную галактику.
— Две спирали, закручены друг в друга... И это не обман, мне щиплет кожу!
Она поморщилась, поискала в сумочке крем, и смазала горячий участок кожи. Жжение стало утихать...
— Рассмотрим же дары Гекаты...
 
Остаток ночи Маргарита провела перед зеркалом. Восхищаясь, она оглядывала себя с разных сторон, будто обнаженная богиня, вкусившая пьянящего нектара и забывшая о делах небесных, и тем более земных. Чарующие формы, налитые спелостью, пленили взгляд, туманили разум, заставляли двигаться, чувствовать и жить иначе, так как положено королеве. Подняв локти кверху, она поправляла густые волосы, черные как ночь, любовно гладила себя, подмигивала, целуя воздух. Вставая в очередной контрапост, достойный быть запечатленным в бессмертном мраморе, она томно улыбалась и шептала:
— Ах, все формы и изгибы идеальны! Осанка гордая, уверенная стать. Я шелк и бархат, лед и пламень! Нагая статуя, что в вечности прекрасна... Я быть достойна Королевой. И стала ей! Какое счастье...
 
Устав у зеркала, она взглянула на экран айфона:
«27 мая 2010 года, четверг. 7 утра».
Маргарита накинула халат и вышла на балкон гостиничного номера.
«Потрясающий вид на море...»
Она всегда знала о своей особости. Ей позволено то, что нельзя или недоступно другим. Маргарита мысленно поблагодарила ту, что сидит в пруду. Теперь, когда на теле проявилось свидетельство избранности, она знает, почему ее тянуло на Эгейское побережье Турции. Позавтракав, она решит, как лучше поступить: присоединиться к экскурсии, или взять такси от Кушадасы до города Сельчук. Знакомство с развалинами храма Артемис, сгоревшего в 356 году до нашей эры от факела безумного Герострата, обещает превратиться в удивительное приключение... Где искать вход в хранилище опыта предыдущих воплощений? Как выбрать момент, чтобы остаться одной? Эти мелкие детали ее не волновали.
«Аспид обещал...»
— А если обманул, ему же хуже, — глубоко вздохнув, Маргарита прикрыла глаза, и медленно выдохнула. — Королеве пора заняться важными делами.
Приняв душ, и надев легкое фиолетовое платье, она села перед зеркалом, чтобы заняться ритуалами наведения красоты, но очень скоро пришла к выводу, что косметический пафос неуместен. Ее прелесть была естественной и не требовала вмешательства, но Маргарита, надумав усилить чародейный образ, сделала акцент в стиле «дымчатый глаз», придавший взгляду таинственную притягательность, и слегка подчеркнула губы полупрозрачной аметистовой помадой.
Полюбовавшись собой еще немного, она вспомнила о способности маленькой девочки проникать в другой мир, отложила косметику и попробовала увидеть номер Сергея. Зеркало осталось закрытым. Маргарита позвонила по гостиничному телефону.
— Спишь?
— Да, спасибо что разбудила. Сколько у меня времени на сборы?
— Двадцать минут хватит?
— Вполне.
— Жду в своем номере.
Маргарита положила трубку. Кажется, она не зря спорила с отцом накануне отъезда. Отпуская ее в Турцию, он настаивал, чтобы она летела вдвоем с мамой, но предчувствие подсказывало дочери, что материнская забота станет помехой в ее планах, еще не оформившихся окончательно. Придумать отговорку не составило труда:
— Я намерена совершать долгие пешие прогулки, и мама будет стараться за мной поспевать. Придется сократить маршруты, но она все равно устанет от моей скачки. Доводы типа: «мама позагорает на пляже, пока я буду лазить по руинам», не принимаются. Ты прекрасно знаешь, что она пойдет за мной хоть на Голгофу.
— Одна ты не полетишь в любом случае. Тебя будет сопровождать телохранитель.
— Мой водитель?
— Да, Сергей Волков. Если ты еще не в курсе, он имеет большой опыт в этом деле.
— Разумеется, в курсе, папочка, и его кандидатура, не вызывает у меня никаких возражений, — довольно улыбаясь, согласилась дочь, и поцеловала отца в щеку.
В таких случаях мама обычно говорила с легкой укоризной:
— Отец единственный, кто способен справиться с твоим своеволием, Рита, — тут она вздыхала, и выдавала дочери скрытое поощрение: — Но, похоже, и он не всесилен.
— Нет в мире такого мужчины, который смог бы меня подчинить, — игриво вторила маме юная строптивица.
Маргарита знала Сергея уже год. Высокий и широкий в плечах, немного мрачноватый мужчина тридцати семи лет, выглядел старше, был немногословен, точен, и всегда спокоен. Одним своим брутально-звериным видом, он создавал вокруг девчонки-сорванца защитную оболочку, под которой она всегда и все делала по-своему.
Ожидая телохранителя, Маргарита поискала в айфоне картинки с изображением змей в поперечную черно-желто-красную полоску.
Красивые... Кто же ты, мой слуга из преисподней? Неядовитая королевская змея, или смертельно-опасный коралловый Аспид? И почему статуя Свободы?
Айфон выдал сравнительные картинки. Удивительно... Главный символ США слеплен с древних изображений ночной богини разврата и ночных кошмаров? Такой же шипастый головной убор, факел в руке, длинное одеяние. Забавно, но она подарила мне красоту, а это дорогого стоит...
Сергея все еще нет. Как он отреагирует на мою внешность?
Она бросила взгляд в зеркало, но вместо ее отражения оно вдруг явило стремительное сближение со стеной и желтое такси, припаркованное перед дорожным знаком с надписью «DUR». Звук удара и бьющегося стекла. Темнота, два желтых глаза, тишина. Она смотрит на себя, по-прежнему прекрасна, как богиня, но слегка напугана.
Видение было столь мимолетным, что случись оно еще вчера, Маргарита сочла бы его шуткой собственного зрения, но сегодня, после ночных видений и чудес...
Она открыла в айфоне разговорник, нашла раздел «Такси», и невольно улыбнулась. Кто бы мог подумать, что по-турецки «dur» означает «стоп», а вежливая фраза «Леди, остановка здесь» звучит как грубый окрик: «Баян, дурмак бурада».
Стук в дверь прервал ее знакомство с воинственным языком янычаров. Волнительно ожидая реакции мужчины, удостоенного чести первым узреть новый облик Королевы, Маргарита открыла дверь, и жадно впитала самые тонкие оттенки его реакции. Сергей не выказывал удивления, будто всегда знал ее красавицей, но смотрел иначе.
Это «иначе» было сродни теплоте солнечного луча, передающего цветку энергию для роста. Маргарита, подобно зверю хищному, который чует страх жертвы своей, уловила в его взгляде мужское восхищение. Изменившееся восприятие сладко шептало ей на ушко голосом Аспида: «он видит неприкасаемую богиню, ради которой готов на все...»
Они спустились вниз на лифте.
— Никаких шведских столов, — тихо распорядилась она, уловив его молчаливый вопрос около ресторана. — Мы пойдем в другой зал, где еду приносят, а не выставляют общую на всех, как скоту.
— Я вчера прогуливался. Вокруг много заведений.
— Хорошая идея. Поищем уличное кафе.
Они прошли через нижний холл отеля. Взоры окружающих прилипли к ее фигуре, сопровождая к выходу. Сердце Маргариты забилось чаще. Всеобщее внимание накатило волнами с разных сторон, запенилось, защекотало самолюбие, влилось в объемную картину нового мира, ощутимого кожей и нервами, как в голове летучей мыши, слепой, но видящей более других. Женщины смотрели тактично, но с интересом и скрытой завистью. Мужские же взгляды, будто змеи ползучие, скользили по Маргарите проворно и украдкой, опасаясь быть пойманными на высокой груди, стройных ногах и под платьем, где воображение дорисовывает невидимое глазу.
«Чудесные метаморфозы... Вчера меня не замечали, а сегодня моя красота пробуждает похоть и зависть. Надо поработать над образом. Королеву должны уважать и бояться».
Мест на экскурсионный автобус к античному Эфесу уже не было, а следующий отходил только через два часа.
— Прекрасно. Это хороший знак, — без сожаления сказала Маргарита. — Прежде чем туристическая группа доберется до Артемисиона,[7] ее будут полдня водить по развалинам Эфеса. Меня это не устраивает.
Они позавтракали в небольшом малолюдном кафе и заказали такси из отеля. Водитель-турок с улыбкой погладил взглядом фигуру красавицы, наблюдая, как она садится на заднее сидение, и сделался серьезным, сообразив, что девушка не одна. Мускулистый парень с наколкой волчьей головы на плече, огляделся, задержал взгляд на регистрационном номере машины, и неторопливо подошел к передней двери.
— Сядь со мной, — попросила она.
Сергей, молча, устроился рядом с ней. Таксист не в силах отказать себе в удовольствии, воровато поглядывал на красавицу в панорамное зеркало.
— Гюндуз и геце перепутал? — иронично заметила она, посмотрев на цифру 2, означающую ночной тариф.
— Забывал, — плутовато улыбнулся турок, переключил счетчик с двойки на единицу, и представился: — Адым Мехмет.
— Адым Маргарита, — она протянула ему открытку с изображением развалин храма Артемиды Эфесской, и ласково промурлыкала: — Лучше не зли меня, Мехмет. Таксиметро zero.
Водитель, пробормотав что-то, кивнул, обнулил на таксометре сумму, оставшуюся от прошлой поездки, и завел двигатель.
— Будешь хорошо, бакшиш[8] получишь, — она откинулась на спинку сиденья, и спросила у Сергея: — А куда ты вчера прогуливался?
— Нашел для тебя подарок.
— В честь какого праздника? — удивилась Маргарита.
Он расстегнул сумку, и достал компактный серебристый механизм:
— Просто зашел в магазин, и вспомнил, что ты хотела складной лук.
— О, спасибо... — она восхищенно погладила холодную поверхность рукояти. — Лук Артемиды... Ты даже не догадываешься, что исполнил волю богини.
— А что, это похоже на правду, — тихо сказал Сергей, не поняв, истинного смыла ее слов. — Ты богиня, а я твой верный пес.
Маргарита улыбнулась, но промолчала. Такси ехало по бульвару Ататюрка. За мелькающими пальмами, высаженными вдоль набережной, виднелось море.
«Он в меня влюблен...»
 
Спустя 20 минут такси свернуло на бульвар Sabri Yayla, оставило позади съезды к аэропорту Сельчук, археологическому комплексу на месте античного Эфеса, миновало кладбище справа и узкую дорогу к храму Артемис слева. Попасть на нее было нельзя из-за разделительного газона между дорожными полосами, поэтому Мехмет, намотав лишнюю пару километров, въехал в город, чтобы развернуться, но выбрав не самый короткий маршрут, стал кружить по улицам.
— Хватит катать. Каза будет, — нахмурив клинообразные брови, предупредила Маргарита.
— Мехмет тридцат лет каза не был.
— Дур бурада! — вдруг крикнула она, увидев впереди, метрах в двадцати, стрелку вправо и знак «DUR».
Водитель недоуменно зыркнул на Маргариту, включил поворотник, принял вправо и остановился. Слева на скорости проехал грузовик, и на ходу врезался во впередистоящий микроавтобус. В такси полетели мелкие осколки от столкновения, но лобовое стекло выдержало. Мехмет выругался в духе местных идиоматических выражений, но его вариация на тему «мордюк тор беншлак» из «Бриллиантовой руки», была чистейшей импровизацией, и длиннее раза в три.
— Дур бурада, дур бурада... — ошалело залепетал он, сообразив, что избежал «каза», которой не случалось с ним целых 30 лет, и выскочил из такси. Сергей и Маргарита вылезли следом.
К счастью никто серьезно не пострадал. Оба водителя отделавшись ушибами и ссадинами, импровизировали на ту же тему, размахивая руками. Таксист и пассажиры, убедившись, что никто в их помощи не нуждается, вернулись к машине. Мехмет, сбиваясь с турецкого на русский и обратно, объяснял, что у грузовика отказали тормоза, которые заставляют машину делать dur.
— Дур бурада... — снова пробормотал турок, вырулил по обочине, вернулся на бульвар и вдруг рассыпался в благодарностях: — Тешеккюрлер! Чок тешеккюр![9]
Выехав из Сельчука, Мехмет, не переставая говорить об аварии и беспокойно поглядывая в зеркало заднего вида, наконец, решился спросить, как баян Маргарита смогла узнать, что будет каза.
— Бен гады, — таинственно улыбнувшись, ответила она.
Таксист недоверчиво зыркнул на девушку, ничего не ответил, и свернул под указатель с надписью: «Artemis Tapinagi».
— Как ты узнала, что произойдет авария? — поинтересовался Сергей, не поняв ее ответа.
— Увидела в зеркале.
Узкая дорога с выбоинами, напоминала съезд к дачному кооперативу. Обочины, поросшие пышными кустами, низкие ворота из металлического каркаса и сетки, похожие на доморощенную калитку, провод, тянущийся от невысокого бетонного столба поверх насаждений.
— И это путь к величественному храму богини... Мне начинает казаться, что мы едем жарить шашлык на мизерном пятачке у дачного сарая, — разочарованно сказала Маргарита.
Проселочная дорога быстро закончилась. Такси въехало на большую, местами бетонированную стоянку в духе деревенских площадок для разворота автобусов, посещающих дальнее село два раза в сутки. В тени деревьев спряталась пара стареньких авто с мелкими сувенирами, разложенными на капотах. Шикарный белый автобус с зеркалами, напоминающими усы букашки, выглядел как столичный франт, случайно приземлившийся в захолустье. С противоположного конца стоянки, к нему плелась небольшая группа туристов уморенных жарой и унынием увиденного пейзажа.
Заглушив двигатель, Мехмет, выражая на турецко-русском языке, то ли благодарность, то ли опасение, наотрез отказался взять плату. Маргарита настаивать не стала, но пожелала ему три дня возить пьяных русских, которых турецкие таксисты обожают за безбашенную щедрость, и взяла визитную карточку.
— Что такое «бен гады»? — поинтересовался Сергей.
— «Я ведьма».
 
Igor-Chio Авторская страница http://for-writers.ru/index/8-12655
 
[1]Геката - древнегреческая богиня преисподней, разврата, ночных кошмаров, магии, колдовства и лунного света. Изображалась с факелом и рогами-лучами вокруг головы.

 

[2]Первые строки орфического гимна, посвященного Гекате.

[3]Авлет – играющий на авлосе. Авлос (греч. — «трубочка») — древнегреческий духовой музыкальный инструмент, далёкий предшественник современного гобоя. Широкое распространение имели двойные авлосы: с трубками одинаковой или разной длины.
[4]Диана – в древнеримской мифологии богиня охоты, растительного и животного мира, олицетворение Луны; соответствует древнегреческой Артемиде.
[5]Из сборника «Любовные стихи к Кассандре», Пьер де Ронсар. Перевод В. Левика.
[6]Пьер де Ронсар (1524 — 1585), французский поэт XVI века.
[7]Артемисион – Храм Артемиды в Эфесе — одно из семи чудес античного мира, находился в греческом городе Эфесе на побережье Малой Азии. В настоящее время – город Сельчук на юге провинции Измир, Турция.
[8]Бакшиш (турецк) – чаевые.
[9]Тешеккюрлер. Чок тешеккюр. (турецк) – Спасибо. Большое спасибо.

Свидетельство о публикации № 32349 | Дата публикации: 11:33 (16.04.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 63 | Добавлено в рейтинг: 0


Поделиться с друзьями в:

Всего комментариев: 7
0
2 Igor-chio   (19.04.2018 09:20)
1. Принято. Легко преодолев границу зазеркалья, любопытная непоседа знакомиласьс устройством незнакомого мира.
2. Непонятно. Существ, похожих на --- далее перечисление в родительном падеже (похожих на Кого? Что?)
3. Принято. Лишнее слово удалил.
4. Ну это вы перегнули. Одно дело ходить по дому обычным способом, совсем другое - ходить как бы за стенами и подглядывать в зеркала, будто они прозрачные.

Освоившись в новом пространстве, Маргарита будто ходила за стенами и заглядывалав помещения дома, где есть другие зеркала. 5. Ну раз такое дело., внесем ясность: ...смотрела сквозь Риту, и совсем ее не замечала.
6. Не хотел размазывать сон девочки в большой объем.
7. Не понимаю в чем пошлость?   вылетели из укромного гнезда. Вы хотели сказать банальность?

8. "Абзацы по пробуждению представляют стилистический бред".
Попробуйте последить за ходом своих мыслей перед засыпанием. Получите бред похуже этого. Особенно, если мозг возбужден от дневных забот и напрочь отказывается перестать думать.
Насчет того, кто мыслит, это к вопросу о фокальном персонаже. Здесь, я старался передавать через призму героини. Она и мыслит. Если честно, я не вижу там явных противоречий или перескоков типа "глюка ограниченной точки зрения", когда камера вдруг выскакивает из головы персонажа, и снимает его сбоку.
Пример: (Нейтраль): Кэт сидела на диванеи горько плакала. (Внутри в голове): Сволочи! Какие же все сволочи! Ну ничего, она еще им
покажет... (Глюк. Камера снаружи):
Кэтпоплакала еще немножко, вытерла платочком покрасневшие глаза, расправиласкладочки розового в горошек платья и слезла с дивана.

9.  "Диалог до гимна надо переделать, он не волшебный". Вы навязываете мне свои фэнтези-штампы. Не надо ничего переделывать.  Иначе это уже будет другая героиня - Диана. Вот она слушает, и волшебства там предостаточно, а здесь строптивая девица, для которой и чудище о шести головах не авторитет. К тому же эта глава - отчасти эхо основной "СЦИЛЛА И ХАРИБДА", в которой и раскрывается вся суть происходящего, но это уже из другой части романа про Диану-ангела.
Похоже, что редактор хочет понять все произведение по нескольким страницам. Боюсь это невозможно.

10. "вы меня заблудили, я в Париже, Нью Йорке?" Не юродствуйте. По умолчанию, Статуя Свободы - символ США. Да, она подарена французами, и перевезена частями в Америку, а маленькая ее копия (или оригинал) находится в Париже. В чем проблема, уважаемый редактор? Может в излишней желчи)? Вы забыли, что это сон? Лично для вас автор должен обозначать национальность сна? Французский или американский?

Правило десять это прекрасно, но мне крайне важно узнать вашу реакцию на вплетение стихов в прозу. Я рассчитывал создать волшебный язык (о котором вы упомянули). Сделайте милость, разнесите мою попытку в пух и прах, а уж я сам разберусь, где вас занесет на обочину, а где ваш опыт (который несомненен), подскажет мои реальные просчеты и ошибки. Речь о диалоге героини с Аспидом (слугой из преисподней).
Где то отсюда и далее: 
Сухоедрево, телом обогнув, и яблоко, сорвав румяное соблазна, с шипением змей обвил
над нею ветку.

0
3 Ivannicoff   (19.04.2018 11:34)
Спорить не буду, решать все вам.
Но фокальный персонаж...

0
4 Igor-chio   (19.04.2018 11:55)
Что фокальный персонаж?

0
5 Ivannicoff   (19.04.2018 14:26)
Мне это слово хочется написать раздельно, через «у» и с двумя «к».
Понимаете, focal character пришло к нам из американского творчества, где господствует английский язык. Особенность последнего ярко отличает написанное на нем от нашего. Английский язык не содержит падежей, родов и такого обилия синонимов.
Под «фу-калльным» понимается тот персонаж, на котором сосредоточено внимание, это не всегда главные герой, это даже не тот, от лица кого ведется повествование. Есть существенные отличия между FC (нет аналогов в русской литературной критике) и POV (point of view, у нас — точка зрения).

0
6 Igor-chio   (19.04.2018 18:49)
Это я знаю, и дальше что?

Кстати с этого же сайта.
http://for-writers.ru/forum/41-2638-1

0
7 Ivannicoff   (19.04.2018 19:07)
Я же сказал, что спорить не буду. Так, позволил себе кое-что подметить.

0
1 Ivannicoff   (19.04.2018 00:41)
1. «Сознание ее, легко преодолев границу зазеркалья, свободно плыло в сумеречном измерении, мимо окон разнообразных форм и размеров» — вы меня в лыжи обули.
2. «Здесь было много странных существ, похожих на сердитые тучки, полупрозрачные шарики, черные воронки, тени» — падежи те? Что здесь перечисление? «Здесь было много странных существ, полупрозрачных шариков...»
3. «Все они расступались и пропускали ее, будто увидели королеву».
4. «Освоившись (где? когда? с чем?), она стала заглядывать в помещения дома, где есть другие зеркала» — до этого по дому не ходила? А ванную, а пописать, помыться?
5. «В прихожей и ванной никого не было, мама причесывалась перед туалетным столиком в комнате, и серьезно смотрела сквозь Риту» — и?
6. Первые два абзаца, и оба провалили. Это же начало. Это должно быть по-другому. Вы рисуете сон, а значит должны его именно нарисовать, а потом, к финалу, добавить сюрреализм и пробудить.
7. «Надо спать дальше, но разбуженные мысли уже вылетели из укромного гнезда» — пошло.
8. Абзацы по пробуждению представляют стилистический бред. Эта шизофрения там? Если да, то оформите ее верно. Не понятно кто там мыслит. Вы переплели себя и героиню. Как там у классика? Кони, люди...
9. Диалог до гимна надо переделать, он не волшебный. Пусть поговорит чудище подольше, и его реже перебивают, тогда диалог станет короче, что добавит ему магии.
10. «Статуя Свободы с факелом в руке» — вы меня заблудили, я в Париже, Нью Йорке?
И дальше сработало правило десяти.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com