» Проза » Приключения

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


ДАРЫ ГЕКАТЫ. 2. Артемисион
Степень критики: Любая
Короткое описание:

Патриархат далек от совершенства. Слишком много войн. Когда один полюс усиливается за счет ослабления второго, система теряет стабильность.



БОЖЕСТВЕННАЯ ЖЕМЧУЖИНА. Часть I-1. ДАРЫ ГЕКАТЫ.
06.05.2018 — посл. правка содержания.
 
Глава 7. АРТЕМИСИОН (new)
 
К развалинам храма вела пыльная дорога, пролегающая между каменными руинами и парой жалких плакатов с информацией о седьмом чуде света. В тени самого большого обломка, размером с телефонную будку, дремала бездомная собака. Отсюда открывался вид на топкую низину, над которой возвышалась единственная колонна.
— Пруд, с ряской и утками, — заметил Сергей. — Даже не сад камней, хотя их тут хватает.
— В этом уникальная особенность проекта архитектора Херсифрона, — заметила Маргарита. — По его замыслу мягкая болотистая почва служила амортизатором, сберегающим храм от частых землетрясений. Во избежание осадки здания, котлован забросали смесью древесного угля и шерсти.
Дорога приняла уклон в низину. Пройдя еще пару десятков метров, Маргарита остановилась в тени деревьев:
— Стоит запечатлеть эту кладбищенскую картину. Будет на что посмотреть в моменты возвышенной печали.
— Причем здесь кладбище? — спросил Сергей, передавая фотоаппарат.
— Эта колонна — фаллический символ — выглядит как глумливое надгробие на могиле величия женского начала, ведь Артемисион построили на месте святилища Кибелы, Великой Матери богов, — Маргарита сделала снимок. — А она была архаичной богиней даже для древних греков. Ее отождествляли с Реей, матерью олимпийских богов или Геей, богиней земли, матери всего, что живёт и растёт на ней; матери неба, моря, титанов и гигантов. Можно сказать, что мы стоим у могильника матриархата.
— Этот уклад не был идеальным.
— Патриархат тем более далек от совершенства. Слишком много войн. Когда один полюс усиливается за счет ослабления второго, система теряет стабильность, — она направила фотоаппарат на вершину колонны. — Ой, посмотри, там аист свил гнездо!
— Значит, не все еще потеряно, — улыбнулся Сергей. — Когда воздвигли этот храм?
— Артемисион строили 120 лет и закончили к 550-му году до нашей эры. Через двести лет он сгорел по вине, печально известного Герострата,[1] но был восстановлен. Средства выделил сам Александр Македонский. Храм стал религиозным и финансовым центром, своего рода банком с безупречной репутацией, при этом абсолютно независимым. Возможно, это его и погубило. Храмом правила жреческая коллегия, в которой было много мужчин.
Где сосредоточены деньги и власть, там обязательно появляется мужской огонь и затевает свои разрушительные игры, и чем слабее в отдельном государстве женское начало, тем воинственнее его правители и чудовищнее войны, которые они затевают. Но в итоге они уничтожают сами себя. Так было с Германией.
— Знаменитые три «К» немецких женщин: «киндер, кюхе, кирхе».
— «Дети, кухня, церковь». Гитлер говорил: «Мир немецкой женщины это её муж, её семья, её дети и её дом».
— А как же старая добрая Англия с ее королевой и викторианской эпохой? Британия не менее агрессивна, но умудрилась построить целую империю.
— За время правления королевы Виктории не было масштабных войн, сформировалось джентльменство, как стиль безупречных манер и уважительного отношения к женщинам. Но англосаксы научились воевать чужими руками, и это вполне в духе расчетливой леди, которая сталкивает лбами неугодных ей самцов, таких как немцы, например.
Кстати, святилище Артемиды было разграблено именно готами. Германцами. Римляне называли их варварами. Это случилось в 263 году нашей эры, а еще через 130 лет, при римском императоре Феодосии I, все кроме христианства нарекли языческими культами и запретили. Храм был закрыт, а всего через 18 лет началось падение Римской империи. В 410 году город Рим был захвачен вестготами. Мужчинам давно следует понять: подавлять женщину — дело смертельно опасное.
— С тобой интересно. Ты много знаешь, и даже можешь проводить экскурсии.
— Не так уж и много для студентки исторического факультета МГУ, — скромно заметила Маргарита. — Вообще, история похожа на это болото. Неугодную правду топят в трясине веков, а нечистые на руку летописцы возводят из обломков фальшивые колонны. В этом срам всей человеческой истории: она многократно переписана в угоду правителям. Но есть и обратная сторона. История хранит много тайн.
— В этом ты права, — согласился Сергей.
— Открою маленький секрет: я всегда права, — оглядываясь, сказала Маргарита.
Автобус мягко тронулся и покатил к бульвару. На верхнем участке дороги остались несколько туристов, фотографирующих панораму, но не желающих спускаться дальше, к болоту. В траве раздался шорох. Сергей резко поменял позицию, встав между Маргаритой и деревьями.
— Осторожно, змея!
— Это мой гид, — спокойно заметила она, с интересом разглядывая красно-черно-желтые полосы на гибком теле.
— Остроумно, только она может быть ядовитой.
— Красные и желтые кольца не соприкасаются. Это поперечнополосатая королевская змея. Она не опасна.
— Все равно отойдем. Пусть она ползет мимо.
— Не она, а он, — уверенно сказала Маргарита, наблюдая, как змея отползла и вернулась обратно, призывая следовать за собой.
— Меня больше интересуют ее зубы, чем пол.
— Это Аспид, он отведет меня к порталу, — спокойно сообщила Маргарита, не обратив внимания на предостережения телохранителя, — и вдруг скомандовала змее, как собаке: — Вперед. Указывай путь.
Змея, придерживаясь травы на обочине, завиляла вниз по дороге к руинам. Сергей удивился, покачал головой, и пошел чуть впереди Маргариты.
— Смотри-ка, послушалась. Я начинаю думать, что ты не обманывала турка.
— Говорить правду удобно. Ее часто принимают за ложь или шутку.
— Я телохранитель семнадцатилетней ведьмы?
Дорога ушла левее от деревьев и превратилась в тропинку между сухой травой. Сергей, не упуская из виду пеструю змею, предпочел находиться между ней и Маргаритой. Она же, взяв телохранителя под локоть, была спокойна, и будто размышляла вслух:
— Сегодня ночью кое-что произошло... Во сне. Я поняла, что мне вовсе не семнадцать, а много больше, — она вдруг игриво улыбнулась: — Вообще-то через 11 дней мне исполнится восемнадцать. Так что я уже взрослая девочка.
Сергей промолчал, наблюдая, как змея уверенно подползла к водоему, и вытянулась у камня, окутанного изумрудной дымкой. Маргарита несколько раз щелкнула фотоаппаратом.
— Сережа, может так случиться, что я исчезну. Не заходи в туман, это опасно. Жди здесь.
— Маргарита, не шути так, — настороженно сказал Сергей.
— Это портал, — она осмотрелась, и остановила взгляд на Аспиде. — Сколько часов продлится миг, что вечности подобен?
Змея медленно отползла от камня на тропинку, и свернулась в цифру шесть. Сергей попробовал усомниться:
— Надеюсь, ты меня разыгрываешь.
— Сейчас 9 утра. Шесть и девять... — задумчиво сказала Маргарита, убрав айфон в сумочку, и серьезно посмотрела на Сергея. — Если пойдешь за мной, обратно не вернешься.
Она сделала несколько по-кошачьи мягких шагов к камню и растворилась в зеленой дымке. Сергей протер глаза и оглянулся. Ничего не изменилось. Маргарита исчезла, как и обещала. Вдалеке от стоянки тянулась группа туристов. Аист на вершине колонны, деловито поправлял стенки гнезда.
— Быть телохранителем ведьмы, дело не простое...
Он выдохнул и сделал решительный шаг к месту, где пропала Маргарита.
 
***
Изумрудный туман застил Маргарите глаза. Окружающее пространство темнело с каждым шагом, будто она переходила границу дня и ночи. Раздался шум прибоя. Она прошла еще несколько метров и восхищенно осмотрелась: яркая луна, море, песчаный пляж. Руины здесь были затоплены, и лишь колонна возвышалась над зеркальной гладью морской воды. Камень лежал на песке, и немного дальше, чем казалось из дневного мира.
Аспид прополз, оставив волнистый след, и поплыл в сторону колонны. Маргарита положила сумочку в нишу под обломком, сняла платье, белье, босоножки, аккуратно сложила их на камне, и вошла в море.
— Вода теплая...
— Это океан познания, — прошипел Аспид.
— А может турецкое болото?
— Мы над ним, в подлунном мире истин.
— Никогда бы не поверила.
Осторожно нащупывая ногами неровное дно, она медленно подошла к колонне, и посмотрела вверх. Полная луна на безоблачном звездном небе. Маргарита оперлась на основание рукой, и вдруг почувствовала в груди вибрацию. Колонна загудела, море и руины исчезли. Ночь сменилась днем. Знакомая ветка. Здесь она уснула ночью...
Кошка ласково мурчала, греясь на солнышке рядом со своей хозяйкой. Маргарита, потянулась, проворно спрыгнула на мягкую траву, и направилась к бассейну поступью владычицы, открыв лицо свежему ветерку.
— Касси, за мной.
Она подошла к бассейну и оглянулась. Тут все по-прежнему. Маленький сказочный мирок, около двухэтажного дома, похожего на французский замок. Кошка протяжно мяукнула, глаза ее сверкнули, затянули обратно в ночь, понесли по виртуальным тоннелям с неимоверной скоростью, и отпустили в незнакомом месте.
Маргарита оказалась в небольшой комнате. Воздух был наполнен запахом гари, затянутым в помещение извне. Снаружи долетали отдаленные крики людей, но здесь, внутри, царила тишина и благочестие. Перед ней сидел старец, в белом хитоне, и внимательно осматривал обветшавший свиток.
— Этот пергамент записан на очень древнем языке, — после долгого молчания, наконец, сказал он. — В нем говорится о Гептаде, радужном амулете Великой Матери, Богини всего сущего. Семь элементов были украшены самоцветами редкой красоты, и каждый из них обладал уникальной силой женского начала. Открой мне Дио, дочь стрелолюбивой Артемиды, как попала к тебе эта рукопись?
— Сначала я поведаю философу, как многогрудая сестра Аполлона открыла мне свою волю. Три дня назад, в святилище было знамение. Одна из юных послушниц уронила лампаду с жертвенным огнем. На полу разлилось и воспламенилось масло. Верховная жрица велела немедленно звать толкователей. Их предсказание было пугающим. Они пророчили страшный пожар и гибель храма, но говорили о его будущем возрождении.
Когда они ушли, я стала молить златострельную дочь Зевса о сохранении ее святилища, но она послала мне откровение, указав тайное место, где была спрятана эта рукопись, наказала спасти ее от огня, и отнести философу, знающему древние языки. В видении мне было указан дом и я сразу узнала его. Молва о твоей мудрости и доброчестии давно дошла до меня, хоть я и редко покидала стены святилища. И вот Храм Артемиды Эфесской объят пожаром и сгорел дотла, а я перед тобой, Филакас Хирограф.
— Эта рукопись только часть целого. Во время таинств в Элевсине, супруга Аида повелела мне ожидать появления Психеи со свитком, отмеченным символом взаимного вращения, — философ указал своим узловатым пальцем на спиральный рисунок в верхней части пергамента.
— Завихрение... такое же было в моем видении, и на стене каменного тайника в святилище.
— Ты избрана Великой Богиней для служения. Воля ее будет влиять на твою жизнь, даже после смерти.
— После смерти? Мудрый философ, ты говоришь мне о вечной жизни?
— Вспомни, черноокая Дио, как обращалась к тебе Эфесская Дева, одноутробная сестра Аполлона?
— Она называла меня дыханием девственной чистоты.
— Психея, олицетворяющая дыхание и воспетая в мифах, являет собой сокрытый от непосвященных, образ бессмертной души, пробужденной любовью богов после телесной смерти, для обретения иных жизней. Твоя душа — девственный алмаз, претерпит обработку грубыми и тонкими инструментами: испытаниями в надежде и отчаянии, вере и любви. Основанная тобою тайная община Хранительниц древнего женского Знания, будет передавать мудрость Великой Богини через века, и отслеживать пути фрагментов Гептады.
— Рассказывая это мне, мудрый философ рискует головой. Все знают, что сакральные таинства Элевсинских Мистерий запрещено разглашать под страхом смерти.
— Да, это так. Суд людей не пощадит моей жизни, если целомудренная жрица Дио, откроет им содержание нашей беседы, но суд богов выше, а перед ним я невиновен. Открывая тайны избранной, я исполняю веление Персефоны, царицы подземного мира, хранительницы знаний и опыта всех воплощений души.
— Мое молчание будет таким же глубоким, как твоя мудрость, — Дио склонила голову перед старцем.
— Текст этой рукописи подтверждает открывшееся мне в Элевсине знание. Наши олимпийские боги, это тени единых божеств, почитаемых с незапамятных времен. Сегодня, древняя Небесная Мать, разделена в мифах на образы отдельных богинь, но по-прежнему сильна этими частями, и почитаема в святилищах, однако могущество ее слабеет. Олимпом правит Громовержец Зевс, а она смещена вниз, в образе Геи-Земли.
Мифы о богах, переписанные заново, пропитаны тайными смыслами, славящими превосходство мужского начала, и утверждающими подчиненную участь женщины. Эти мифы скрыто порицают дерзость независимых богинь, наделяют их злобой и кровожадностью, наказывают изгнанием и одиночеством. Так осуждается и отторгается самостоятельность женского начала. Зависимых же от мужской воли богинь, олицетворяющих образы дочери, матери и жены, похищают, насилуют, унижают и обманывают. Так самоутверждается верховенство мужа по праву сильного.
Но неправильно будет считать, что все мифы лживы, и преследуют единственную цель оправдания главенства мужа. В них воспеты подвиги героев, вдохновляющие наших воинов на бессмертие в памяти потомков; женская красота и гармония любви; прославляются великие дела; караются низменные страсти и пороки. Наши предания о богах содержат мудрость многих поколений; в их сюжетах скрыты бесчисленные глубокие смыслы, воспевающие величие как мужского, так и женского начала, но сейчас мы говорим о низложении значимости Единой Богини, и я вынужден сказать, что неприкрытой, злопыхательной хулы о женщине, в мифах предостаточно.
Вспомним «Теогонию» Гесиода; строки о Пандоре — первой женщине, созданной по велению Зевса. Гефест, исполняя волю Громовержца, слепил прекрасную деву Пандору из глины и воды:
 
После того как создал он прекрасное зло вместо блага,
Деву привел он, где боги другие с людьми находились,
Гордую блеском нарядов Афины могучеотцовной.
 
Диву бессмертные боги далися и смертные люди,
Как увидали приманку искусную, гибель для смертных.
Женщин губительный род от нее на земле происходит.
Нам на великое горе, они меж мужчин обитают,
В бедности горькой не спутницы, — спутницы только в богатстве.
 
Гесиод был родом из землепашцев, и я премного удивляюсь, как он, человек близкий к природе, мог перевернуть по своей прихоти порядок вещей, и сравнивать женщин с трутнями, тогда как они, трутни, являются самцами общественных пчел?
 
Так же вот точно в ульях хлопотливые пчелы
Трутней усердно питают, хоть пользы от них и не видят;
Пчелы с утра и до ночи, покуда не скроется солнце,
Изо дня в день суетятся и белые соты выводят;
Те же все время внутри остаются под крышею улья
И пожинают чужие труды в ненасытный желудок.
Так же высокогремящим Кронидом, на горе мужчинам,
Посланы женщины в мир, причастницы дел нехороших.[2]
 
В сердце Дио вспыхнул дерзновенный огонь. Не в силах молчать, она заговорила, едва сдерживая свой гнев:
— Однажды женщина примет эту ложь, впитает ее в себя, как едино-возможную правду, и скажет: вы так долго называли меня низкой и бездельной тварью, что я, наконец, и сама поверила в это! Теперь, я буду делать только то, плохое, что вы мне приписали, и коль вы считаете, что на благодеяние я не способна, то ничего хорошего от меня и не ждите!
Мстительной Артемиде, способной оградить себя от унижений, и дать отпор наветам грязным, я поклоняюсь и служу. Мужчинам я не доверяю! Прости меня мудрый философ, я говорю о тех, кто вторит Гесиоду и ему подобным. Считая женщину злом, они лицемерно умалчивают, что сами этим злом и рождены. Безумцы не понимают, что унижая женщину, они унижают себя, а значит Пандора, выпустив беды и напасти для мужчин, поступила правильно!
— Возможно, эгидодержавный Зевс на это и рассчитывал, подарив ей сосуд с приданным, а Пандора, догадываясь о последствиях, открыла его не из любопытства, а подобно тебе, из мстительных побуждений.
— И я ее прекрасно понимаю. Пандора была создана богоподобной. Афродита наделила ее божественной красотой; Гермес — хитростью и сладкоречием, Афина — великолепными нарядами. Что оставалось ей кроме мести, когда она, спустившись с Олимпа, столкнулась с диким невежеством?
Мужчины, существуя без женщин, не могли себе и представить, что на свете существует чарующая магия прекрасной девы. Я думаю, они начали воевать между собой за обладание ею; мирный их уклад перевернулся с ног на голову, и через Пандору они познали свое несовершенство, грехи и пороки, скрытые ранее. Гордые своей способностью познавать мир холодной логикой, они ужаснулись, когда испытали первую страсть, похожую на болезнь ума! А теперь они винят Пандору в том, что она открыла им правду о них самих!
— Ты выбрала войну. Она уже началась и затянется на тысячи лет, целомудренная Дио, — печально ответил Филакас Хирограф, потирая через хитон, занывшее колено. — Хозяйка природы и себя самой, вечно юная Артемида олицетворяет те силы девушки, которые не позволяют мужскому огню разрушить и подавить уникальность женского начала. Она противится подчинению в рабство, владению собою как вещью, но надо помнить и о том, что Артемида девственная богиня, и вынуждена жить в лесах, скрываясь от людей. Независимость дается ей ценою одичавшего одиночества, которое скрашивают ее спутницы нимфы.
Противоположный Артемиде образ, олицетворяет нежная, беззащитная Кора, в юности похищенная Аидом, и изнасилованная им. Это мрачная метафора замужества; девственности, положенной на жертвенный алтарь брака; юности, отданной в рабство. Соединившись с Аидом, юная и податливая Кора, становится женой зависимой от мужа — Персефоной, но по праву супруги, разделяет его власть и могущество. Она становится царицей подземного мира, проводницей душ и хранительницей тайного женского знания.
Гранатовые зерна, которые дает ей Аид, прежде чем отпустить по велению Зевса — есть иносказание пробуждения в Коре влечения к телесным ласкам, и отныне, она добровольно спускается в Подземное царство на треть года, чтобы отдать себя во власть мужа и познать радости слияния с ним. Две же трети года она проводит в верхнем мире со своей матерью Деметрой. Это метафора ночной власти мужа на супружеском ложе, и дневной свободы женщины в доме, когда она предоставлена самой себе и заботам о хозяйстве.
Между этими Сциллой и Харибдой есть узкий проход, через который, неустанно лавируя, может проплыть лодка женской судьбы, сохранив при этом необходимую долю девичьей независимости, и реализовав себя, как жена и мать, порождающая в любовном союзе с мужем, новую жизнь.
Это означает, что твое предназначение не в войне ради победы, и не в добровольном рабстве, попирающем женское достоинство. Порядок вещей сокрыт в соперничестве полов, ради заключения добровольного и мощного союза, способного на созидание. Платон говорил, что лучшие мужчины, должны соединяться с лучшими женщинами, но еще более верно и обратное: лучшим женщинам следует выбирать лучших мужчин.
— Но как стать ровней если правят мужчины? Сегодня у женщины есть только один способ получить образование, равенство и власть — стать гетерой! Развитый женский ум, искушенный в науках, и помноженный на интуицию, способен объясняться с мужчинами на их языке, и вопросы им задавать такие, что затруднятся они отвечать.
Едва услышав от нас здраво-мысленные речи, они, сраженные женской дальновидностью, начинают восхищаться, будто это редкостное чудо, и сравнивают с мудрой Афиной, а очарование, дарованное нам Афродитой, лишает их разума, влечет к нашим ногам, и заставляет восхвалять женскую красоту. Но получив желаемое блаженство плоти, лицемерный мужской разум возвращается к своим осуждениям. Он не хочет понимать, что богини, которым он поклоняется, обитают не только на Олимпе, но и в каждой смертной женщине, а значит, она и есть их главное божество, и поклоняться следует ей — той, что живет рядом с ними!
Блистающая умом и образованностью, прославленная в своем искусстве любви гетера, оплачивается золотом, но тайно презираема. Ее слава не стоит и черепка от амфоры. Дешевые же проститутки, которым до образованных гетер, как смертным до Олимпа, осуждаются открыто и злобно. Мужчины двуличны; они пользуются тем, что презирают, и презирают то, чем пользуются!
Но если никто из мужей не захотел бы посещать продажных женщин, то все диктерионы[3] пришлось бы закрыть, да только подобное можно сравнить с небылицей о городе, в котором все мужчины, вдруг стали безбородыми и лысыми, как мраморные шары, а все их рабы-парикмахеры[4] остались без работы.
Удел же многих девушек — брак, воплощенный родительским расчетом. Дочь узнает, что выдана замуж, когда уже составлен договор. Скованная домашними обязанностями, она до старости правит хозяйством в доме мужа, как черепаха в своем панцире, не смея выйти за калитку без сопровождения старшего в семье.
— Все это, правда, целомудренная Дио, но опасайся окунаться в зловонную ненависть, ибо она разъедает божественные энергии в человеке. Ты избрала для себя путь служения божественному сиянию в Храме. Великая Богиня огородила тебя, свою избранную жрицу, и от падения в торговлю телом, и от рабства в замужестве, но так будет не всегда, ведь твое предназначение — нести мужчинам сакральное знание о творческом союзе.
Философ развернул пергамент, и вновь указал на спиральный знак:
— Посмотри внимательно на рисунок. Два вихря с единым центром закручены друг в друга. Если проследить движение от края любого из них, то в центре, при переходе на второе завихрение, направление движения изменится. Это символизм противоположности. Но если начинать движение из центра, то станет понятно, что каждый из вихрей вращается в одном направлении, и это символ их единства, а центр — созидательный союз для достижения общей цели: творческого развития.
— Умерить гнев сложно, ведь несправедливости вокруг, столь много.
— Лучше сделать это добровольно, иначе жизнь твоя наполнится бедами, принуждающими к очищению.
— Я открыла не все. В моем видении Артемис велела совершить действо, которое показалось кощунством. Лишь теперь я понимаю, что это было необходимо.
 
Дио вынула из под складок гиматия[5] руку и разжала пальцы. На ее ладони засияла крупная рубиновая капля, с шестилучевой звездой внутри.
— Я взяла самоцвет из статуи в святилище. Никто не знал даже о его существовании, потому что он был спрятан в скрытой от глаз нише.
— Это камень Гептады! — изумленно проговорил Филакас Хирограф. — Рубин Артемис, обагренный кровью амазонки. Той, что пожертвовала собой во имя спасения Святилища от разграбления. Так гласит эта рукопись... — он стал водить пальцем по древнему пергаменту:
 
К сердцу ее, рассеченному надвое, дева,
Руку, сжимая в ладони рубин, приложила,
Спрятала камень в себе, умирая с улыбкой,
Зная, что сестры найдут в ее теле, а воры,
Мимо пройдут, не узнав, где сокрыта святыня.
 
Этот камень обладает могущественной силой. Тебе как служительнице Артемис, он не причиняет вреда, а лишь наполняет жизненной силой, и воспламеняет жажду мести за поруганную девичью честь. Но простым женщинам, познавшим близость с мужчиной, рубин способен внушать страстные желания, мутить их разум, и ввергать в огонь любви, подобный пожравшему Артемисион.
Мужская рука не должна касаться рубина, но это случится. Так предсказано в рукописи. — Философ обратил взор к пергаменту, и прочел:
 
Гордый Властитель, ступив в завоеванный город,
Девичьих тел омертвелых взирая угрюмо, накажет
Воинам брать из святилища ту драгоценность,
И возложить ее в дар королю как трофей амазонок,
Силой мужскою подавленных с кровью жестокой.
 
Так получив самоцвет независимой девы-дикарки
Станет король-победитель ее господином.
Силой и волей отныне он дев угнетает,
Те же, утратив святыню свободы и гордость,
В страхе и верности будут ему поклоняться.
Этот рубин будет влиять на твою жизнь даже после смерти. Что с ним делать, тебе подскажет сама Артемис. Теперь же, слушай меня внимательно. То, что я сейчас скажу, будет записано на пергаменте, который невозможно сжечь или исправить.
Старец закрыл глаза, ладони рук его легли свободно на колени. Глубоко вздохнув, он начал говорить негромко, но отчетливо:
— Пройдет три с половиной века, время остановится, обнулится, повернется вспять, и начнется заново. Две ветви, одна уходящая в прошлое, а вторая направленная в будущее, соединятся в двойственном союзе, как вихри на этом рисунке, и начнут искажать настоящее. Тьма назовется светом, а свет оболгут и нарекут тьмою; мракобесие охватит умы помешательством, заразит ложными и вредными идеями.
Утратив Единую Великую Богиню, олицетворяющую могущество женского начала, дочери ее будут ущемлены в правах, отодвинуты на второстепенные роли, и утратят веру в себя; многие из них поверят, что взбалмошны, слабы, порочны, и рожают в муках заслуженно; поверят, будто наказаны уже тем, что родились девочками.
Еще две тысячи лет пройдет, прежде чем люди научатся понимать: мужчина и женщина равны, а их противоположность — это два взгляда, дополняющие друг друга, чтобы совместно познать истину, которая есть мозаика, сложенная из осколков правды. Мир, созданный богами, дуален во всех проявлениях. Лишь в содружестве и слиянии, два равных, но противоположных начала, способны творить гармонию.
Многие чудесные дела, и многие разочарования ожидают Избранную Деву, верную служительницу Великой Матери. Перед твоей душой простирается долгая дорога сквозь века. Сегодня ты обрела великую силу рубина, но пути обломков Радужного амулета, будут и далее пересекаться с твоими судьбами.
Время, отведенное ночной тьме не бесконечно. Накануне рассвета, в последнем своем воплощении, твоя душа получит от божественных самоцветов уникальные силы и способности женского начала, а когда Великая Богиня повелит, Избранная Жрица соберет их воедино, и примет участие во вселенском ритуале смены Эпох.
К этому времени, на краю у пучины Хаоса, людей охватит безумие. Они перестанут отличать добро от зла, а ложь от правды. Луна приблизится к Земле, и воля любящей Богини Матери, пробудится. Части Радужного Амулета соединятся, чтобы возродить былое величие женского начала, ради спасения Мира от гибели, и после сотворенного таинства, Порядок, одолевая предсмертную агонию Хаоса, постепенно начнет брать верх.
Философ открыл глаза.
— Все слова, сказанные нами, записаны в хрониках богов. Настанет час, и тебе напомнят о предназначении. Ступай, и приходи завтра в полдень. За ночь я сделаю перевод пергамента.
 
 
***
Сергей сделал несколько шагов в зеленом тумане, оглянулся, и вновь не поверил своим глазам. В небе сияла полная луна, вокруг море и пляж. На камне из руин Артемисиона лежало платье Маргариты, аккуратно сложенное в компактный сверток. Он потрогал вещи.
«Разделась сама? Хочется на это надеяться, но думать надо от противного, иначе какой я телохранитель».
Сзади послышался шорох. Интуиция подсказала ему сделать обманное движение в сторону. Удалось. Над плечом пронеслось мощное и гибкое тело. Секунда. Он еще не успел преодолеть инерцию, чтобы снова уклониться, а удав уже развернулся и совершил второй бросок. Еще секунда и Сергей оказался в плену мощного тела, обвившего тугими кольцами. Руки и ноги, были прижаты к телу и обездвижены. Он потерял равновесие и повалился на песок.
«Резкая боль в плече. Укус!»
— Оставь его!
«Это Маргарита! С ней все в порядке. Остальное неважно...»
Змей послушно ослабил хватку, и отполз. Сергей попытался встать, но тело не слушалось.
«Свинцовые мышцы... Парализующий яд?»
Сергей с трудом повернул голову и посмотрел в ту сторону, откуда раздался знакомый голосок: обнаженная богиня, стягивая волосы в хвост, не торопясь выходила из серебристого от бликов моря.
«Как она красива, сексуальна, и уверена в себе... Контролирует ситуацию, как и говорила. Остальное ерунда. Сознание туманится...».
Сергей с трудом вглядывался сквозь муть в глазах, пытаясь разглядеть подробности фигуры девушки, которая остановилась совсем рядом.
«Если это последнее, что я вижу, то смерть прекрасна».
Маргарита была естественна, и не стеснялась своей наготы. Наклонив голову, она откинула копну черных волос на левое плечо, и наступила ногой на змеиное тело.
— Ты что-то перепутал, Аспид, не находишь? Того кто любит, и готов идти за мной, рискуя жизнью, врагом я никогда не называла.
— Он просто человек, ему тут быть нельзя.
— Заткнись, и сделай так, чтоб было можно, — спокойно приказала Маргарита, словно речь шла о пустой формальности.
— Наказан преступивший темную черту, он умирает медленно от яда.
— Придется проучить за это гада, — Маргарита угрожающе нахмурила клинообразные брови, сильно пнула змея, и гневно повысила голос: — Ты против воли Королевы, дерзнул распоряжаться жизнью преданного друга?! — она сорвалась на крик: — Так отправляйся в ад! Немедленно! На вечность, и без права на возврат!
— О, госпожа, не гневайся, позволь исправиться слуге, — примирительно зашипел Аспид. — Серебряное море водами омоет тело, и яд ослабит, возвращая к жизни, но цену заплатить придется.
— Не сомневалась в этом, я согласна на любую.
Маргарита склонилась над Сергеем. Змей приподнявшись, заглянул ей через плечо.
— Не висни надо мной, мерзавец! Лучше помоги!
Аспид скользнул по песку и бережно приподнял человека. Проворные руки Маргариты сняли обувь, расстегнули пуговицу и молнию на джинсах, задрали футболку.
«Поверить невозможно, она меня раздевает...»
Волосы Маргариты щекотали Сергею лицо, еще не окаменевшее от яда, ее дыхание было совсем рядом. Последняя мысль упокоила разум:
«Я раненый Адам, со мной нагая Ева. Чудесная смерть...»
— Он потерял сознание! Неси к воде! Скорее, червь убогий!
Сильные кольца подхватили окаменевшее тело, и опустили в морские воды. Маргарита вошла следом. Обняв Сергея, она окунулась вместе с ним в серебристое море.
— Скажи мне какова цена.
— Чтобы живым отсюда выйти, он должен стать своим в подлунном мире, но это значит жить между мирами, как кошки или оборотни-волки.
— Прекрасно. Он говорил, что верен мне как пес. В ночи, от факелов тенями пляшет тьма, собаки гончие становятся волками... Ныряй и принеси из толщи вод медузу. Осу морскую, призрак синевы. Она людей смертельно жалит, но не убьет того, кто в лунный мир поднялся, зато привяжет душу к призрачному телу. При лунном свете, в серебре воды, мой верный страж получит силу зверя, и сможет в мир со мной вернуться.
— Я постараюсь быстро обернуться...
 
***
Сергей медленно воскресал от нежного поцелуя. Маргарита поддерживала его голову над водой и целовала в губы.
«Это рай...»
Он ответил на ласку, руки сами потянулись к ее телу.
«Ради этой минуты стоило прожить жизнь...»
Он оперся ногами о дно и прижал ее к себе. Она мягко прервала затяжной поцелуй, но не отстранилась, а обняла за шею, и выдохнула ему в лицо:
— Прекрасно, мой верный волк очнулся. Теперь мы вместе выйдем из ловушки.
— Я умер?
— Да, Сергей погиб. Ослушался влюбленный. Зашел за мной в туман зеленый, и ядом демона убит, но воскрешен в другом обличье.
— Неважно кто я, если девушку целую, которую любил при жизни.
— Ты человек и зверь одновременно, и к этому привыкнешь постепенно, — она задумчиво погладила его мощное плечо. — Осталась на руке наколка...
— Я превращаться буду в волка?
— О, нет, — Маргарита рассмеялась бархатным смехом. — Все это блажь, чтобы пугать людей за деньги. В тебе чутье и сила, мощь и ловкость зверя. Все остальное — человек. И имя в паспорте и тело.
Она прильнула к нему в новом затяжном поцелуе, но вновь остановила пробуждение страсти, и заговорила с прерывающимся дыханием, почти шепотом:
— Ты черный волк — Вольфрам, мой верный воин. Я Королева Ночи, и твоя хозяйка. Но не любовница, я девственность храню. Ты ласк моих лишен не будешь. Найдем мы способ ублажить любовь самца, который жизнь готов отдать за Королеву. Теперь неси меня на берег. Пора в отель, мы сильно задержались.
Вольфрам поднялся из воды, удерживая ее на руках, и пошел к берегу. Маргарита казалась легкой, как перышко, обнимала его за шею и смотрела в глаза с улыбкой девы, наслажденной властью над укрощенной мужской силой, согревающей и заботливой.
Он аккуратно опустил ее на песок у камня, будто хрупкую статую, огляделся в поисках своей одежды, и внезапно получил мощный удар в плечо. Упав, Вольфрам тут же вскочил на ноги, и успел сделать обманное движение прежде, чем удав напал снова. Третий бросок стоил Аспиду свободы. Железная рука Вольфрама сдавила его чуть ниже головы. Змей обвился кольцами, стиснул, но человек-волк стоял как скала.
— Мальчики, не ссорьтесь, — с иронией скомандовала Маргарита.
— Мы боремся для маленькой проверки, — сдавленно прошипел Аспид в руке Вольфрама.
— Ты демон, или черт из табакерки?
— Он мой слуга, вы вместе — моя свита.
— Живи тогда, — Вольфрам ослабил хватку. — Как скажешь, Маргарита.
— Запомните оба. Никого не убивать! — она достала сумочку из ниши под камнем. — Пока я не прикажу.
 
Изумрудный туман благополучно пропустил Вольфрама и Маргариту обратно в привычный мир, но не к развалинам Артемисиона, а в город Кушадасы, на пляж рядом с отелем. Было уже темно. Пробыв весь день в ночи, они вернулись в ночь. Вольфрам огляделся.
— Ты подарила мне новую жизнь. Я ощущаю свою силу, вижу тени, остро слышу и чую оттенки запахов.
— Прекрасно, ты мои нос, глаза и уши. Но мы ужасно голодны.
— Не проблема. Вкусную еду готовят совсем рядом. Жаль, не было времени пострелять из лука.
— Такая возможность скоро появится... — мрачно отозвалась Маргарита.
 
Igor-Chio Авторская страница http://for-writers.ru/index/8-12655
 
 
 
[1]Герострат - житель древнегреческого города Эфеса (территория Турции), который сжёг знаменитый храм Артемиды в своём родном городе летом 356 года до н. э.
[2]Гесиод, Теогония. (О ПРОИСХОЖДЕНИИ БОГОВ). Строки 585-601.
[3]Диктерионы - государственные, а впоследствии и частные публичные дома в Др. Греции, учрежденные в соответствии с законодательством афинского архонта Солона в начале VI в. до н.э.
[4]В древней Греции платных парикмахерских не было. Богатые граждане пользовались услугами своих рабов.
[5]Гиматий, гиматион - (др.-греч. - ткань, накидка) - у древних греков верхняя одежда в виде прямоугольного куска ткани; надевался обычно поверх хитона.
 
 
 
 
 
 

Свидетельство о публикации № 32380 | Дата публикации: 15:32 (20.04.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 60 | Добавлено в рейтинг: 0


Поделиться с друзьями в:

Всего комментариев: 13
0
11 vigreen   (22.04.2018 22:59)
Извините, а можно прочитать аннотацию вашего романа?

Ещё, если это вас не затруднит, и не обидит, не могли бы вы ответить на пару вопросов:
1) Для чего роман разбивается на эпизоды, эпизоды на главы, а главы на подглавы? В этом есть какой-то смысл, или же сделано для удобства написания? (встали утром, почитали Генри Хаггарда, или же любого другого автора подобного жанра, и принялись писать?).
2) Собственно говоря, если не затруднит, то интересно было бы узнать и авторов, с которых по вашему мнению следовало бы брать пример (хоть в чем-то).
3) В профиле ваш реальный возраст?

Если что, я не стебусь, мне правда интересно узнать.

0
12 Igor-chio   (22.04.2018 23:26)
Главу приходится делить на две части из-за технических сложностей на сайте.  В поле полного текста не влезает 10 страниц текста Verdana №10. Обращался к администратору. Он говорит, что это ограничение Юкоза.  Предложил пользоваться утилитой.  Я попробовал. Полная глава все равно не влезает, а посему я думаю, что надо положить на этот сайт, и найти другой.  Написано 30 глав. Сейчас я их перерабатываю с учетом нового опыта и замечаний. Но публиковать по пол-главы более не хочу.
О разбивке.  Любой роман делится на части, а части на главы.
Об авторах. Хороших авторов много,  все они сильны по своему.  Ставить кого-то в пример, я бы стал в контексте.
Об возрасте: Возраст реальный.
Могу добавить, что эти две главы из недавно написанных. В произведении будущее влияет на прошлое, поэтому приходится возвращаться. Не факт что эти главы останутся первыми. С композицией у меня пока много вопросов. Но дело двигается, а значит будет и результат.

P.S. 01.05.2018 Админы починили ограничение по объему текста. Перезагрузил каждую главу из 2-х файлов в 1 (Слуга из преисподней и Артемисион). Ну и начал публиковать дальше. 1 файл = 1 глава.

+2
3 Эльза   (22.04.2018 12:58)
К чему тут можно прицепиться.... форма или содержание. Содержание или форма. Содержание не совсем понятно - значит форма. Так вот. Чудовищная манерность и пафос хлещут из всех сюжетных дыр. Это не плохо, но и не хорошо. Ихь не понимаю жанр, в котором Вы работаете - очень напоминает какую-то посмодернистскую (в плохом смысле, увы) театральную постановку. То есть все авторские эмоции тупо на поверхности, а глубины содержания нет. Содержание напоминает кота, который ходит вокруг горячей каши. А вкуса каши не чувствуется., и почему он вокруг неё ходит, тоже не понятно.

-1
4 Igor-chio   (22.04.2018 13:10)
Можно узнать. Читали с первой главы, или ограничились обрывком второй?

+1
5 Эльза   (22.04.2018 13:38)
Можно ессно. Ограничилась обрывком. Надеюсь Вы не сравниваете свой труд с постановкой Кармина Бурана, где начало а*уенное, а всё остальное тянет подремать.

-2
6 Igor-chio   (22.04.2018 14:57)
А я надеюсь вы умны и понимаете, что выхватив из середины отрывок, и заявляя, что вам ничего не понятно, ставите себя в откровенно глупое положение.  Настаивая во втором посте на своей правоте, вы еще и хамите, утверждая, что даже ох*е  начало не изменит вашего железобетонного мнения.  Но всем известно: на своей глупости настаивают только дураки и дамы в дурном настроении, а так как они (дамы) обязаны таким щекотливым периодам луне и матери-природе,  то должны оставаться вне осуждения. 

Я все же надеюсь на объективный комментарий, дней через несколько, когда настроение ваше будет получше. Для удобства в каждой главе есть ссылки вперед-назад. Читайте с первой главы. Повеселитесь, потом посмейтесь, но не наоборот, иначе вас не так поймут. В противном случае не утруждайтесь. "Экспертное" мнение прыгунов по кочкам меня не интересует, ибо они не уважают мой труд.

+1
7 Эльза   (22.04.2018 16:27)
Ок. Но понимаете... какая складывается ситуация...  автор - Вы же АВТОР да. Так вот Автор диктует Читателю как ему делать. 

Акуеть. Честно. 

Я не умна ессно. Я понятия не имею, что такое бозон  Хиггса или тёмная материя. Что такое хорошая литература или плохая. Мой уровень невежества позволяет мне просто нюхать дерьмо. И вот Ваше дерьмо. И вот эта кучка как-то знаете... попахивает.

-1
8 Igor-chio   (22.04.2018 17:24)
Вы спорите не с автором, а со здравым смыслом. Чтобы комментировать текст, объемнее чем стишок, надо как минимум это прочесть. Вместо этого пустые домыслы об ох*ном начале, упоминание сценической контаты, физических частиц, и даже темной материи.  Поверьте, от этих умных слов вы не выглядите умнее, а когда срываетесь на дерьмо-вонь, то и вовсе выглядите убого. Идите с миром, душа моя, и оставьте эту страницу в покое.  Я не нуждаюсь в ваших комментариях.

+1
9 Эльза   (22.04.2018 20:25)
ок. Весь этот опус можно было выразить лучше и чётче - "иди на ***". Но таланта даже для этого видимо нет.

-1
10 Igor-chio   (22.04.2018 22:12)
Если хамство считать талантом, вы гений, душа моя. В этом нет сомнений. И это модератор сайта. Закомплексованная мадам с поганым языком. Вам уже не поможет никакая литература. Ни хороша, ни плохая. Быдло-болезнь не лечится.

0
13 Эльза   (02.05.2018 16:48)
"Закомплексованная мадам с поганым языком"

В копилку. Я собираю подобные стикеры.

0
2 Igor-chio   (20.04.2018 21:14)
Спасибо).  Похвала это всегда приятно.  Но вложенный труд не повод закрывать глаза на недостатки. Буду благодарен и за критику. Любую.

0 Спам
1 test   (20.04.2018 19:37)
вы очень старались.
видно, какой труд вы проделали, если судить хотя бы по оформлению

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com