» Проза » Приключения

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


В августе 99-го...(продолжение)
Степень критики: Критикуйте критиканы
Короткое описание:

На что пойдет отец, чтобы спасти дочь



14 часов 55 минут

Поймав попутку, он сказал водителю название улицы и номер дома, Евгения Петровича Седых, добропорядочного гражданина, адрес которого за полчаса до этого, совершенно официально получил в адресном столе напротив горотдела милиции всего за пятьдесят рублей.

  • около получаса по извилистой, пыльной, давно не ремонтировавшейся дороге, водитель высадил Вереса, по его просьбе, не доехав метров двести до высокого, отдельно стоящего особняка и, получив деньги, уехал. Осмотревшись вокруг себя и прикинув, откуда можно было бы организовать незаметное наблюдение за «объектом», Майор направился в противоположную от логова Седого сторону - в сторону гор.

Спустя полчаса, обойдя по широкой дуге огромный дом, он наконец, забрался на заросший диким кустарником и кривыми соснами склон небольшой горы. Отсюда «замок» со всеми прилегающими к нему постройками, был виден, как на ладони. Вот только расстояние, не позволяло невооружённым глазом разглядеть все детали. Оказавшись среди камней и деревьев, в привычной обстановке дикой природы, Майор окончательно успокоился. Не теряя времени, между двух валунов он соорудил простейшее, но надёжное укрытие, наломал хвойных веток для подстилки, замаскировал свой НП сучьями и сухими ветками и, приняв удобную позу, приступил к наблюдению.

Ему сразу стало ясно, что без хорошего бинокля, здесь делать нечего. Дом, конечно, был виден хорошо, но Вересу, для осуществления задуманного, следовало досконально изучить ближние и дальние подступы, возможные пути отхода, систему охраны и наблюдения. Следовало познакомиться поближе и с обитателями столь внушительного строения - узнать их привычки, распорядок дня, любимые места отдыха, приёма пищи, и многое другое, что могло пригодиться в дальнейшем. Внимательно осмотрев окружающую его местность, он оценил обстановку на предмет возможных осложнений и остался доволен своими наблюдениями. Местность была самая подходящая: сложный рельеф, лесистый склон горы с крутым обрывом, выходящим прямо на дом, беспорядочно усыпанный камнями и поросший дикой арчой. Не местность, а мечта любого разведчика! Вести наблюдение отсюда было удобно и относительно безопасно. В случае необходимости можно было в любой момент скрытно покинуть импровизированный наблюдательный пункт и используя естественные укрытия и складки местности уйти незамеченным в любом направлении.

Взглянув на часы, Разведчик стал собираться обратно в город. Только там можно было достать бинокль, а ему, для детального изучения дома Седого, нужен был не просто бинокль, а хороший бинокль, желательно армейский, с мощной оптикой.

 

Отступление первое

Майор Верес

 

Жизнь научила его многому. Ещё в бытность свою зелёным лейтенантом, он на собственной шкуре испытал последствия недостаточно качественно спланированных и подготовленных акций. Многоопытные отцы-командиры не жалели их, салаг, приучая к терпению, осмотрительности и неторопливости при подготовке любой операции. «Абсолютно никакого значения не имеет для разведчика на один день он уходит на задание или на месяц. Самая медленная пуля летит доли секунды» - бывало, наставляли они необстрелянную молодёжь. «Одна ошибка, малейший просчёт и нет разведчика. Пока ты готовишься – ты живёшь», - это золотое правило Майор старался соблюдать неукоснительно.

Часами мудрые наставники заставляли их сидеть в болоте, по шею в грязи и в тине, с кочкой на голове и оружием наготове, и не дай им бог было выдать себя непроизвольным чихом или иным действом. Сутками молодые лейтенанты просиживали на деревьях, ведя наблюдение за условным противником, стараясь запомнить все, вплоть до мельчайших, детали обстановки. Вырабатывая терпение, неделями просиживали они в засадах, ползали вокруг «объекта», изучая подступы к нему, выявляя и обезвреживая мины-ловушки, различные капканы, сигнальные устройства, коими в превеликом множестве и с глубочайшим знанием дело нашпиговывали окрестности их инструктора. Многие из таких «игрушек» были отнюдь не игрушечными и запросто могли покалечить невнимательного или слишком самоуверенного воина, возомнившего себя отечественным «Рембо», которого не берут никакие вражьи ухищрения. От таких гордых и презирающих опасность «героев», разведка избавлялась в первую очередь, отправляя «молодцов» в более героические рода войск, где нужно было воевать, а не, выражаясь их языком, «играть в следопытов».

Оставшиеся же в разведке подвергались ещё более изощрённым «издевательствам». Их заставляли многократно отрабатывать возможные варианты действий при возникновении различных ситуаций, начиная от стандартных, типа снятие часовых, оканчивая внештатными, которые предвидеть и заранее предугадать, было практически невозможно. Их командиры были не раз и не два биты жизнью, а посему коварны и изощрённы, словно инквизиторы. К тому же им были известны все сильные и слабые стороны их учеников. Они читали их мысли, ибо сами энное количество лет назад были в их же шкуре, проходили ту же школу, под руководством ветеранов фронтовой разведки. Может быть они были чуть-чуть мягче, чем те ветераны, так как сами не воевали с немцами - не успели - война кончилась, но от того не менее требовательными учителями. Будучи сами неоднократно «битыми» в учебных боях и во время боевых выходов, они прекрасно знали, где и как можно было схалтурить, и поэтому особенно «издевались» над любителями «лёгкой» жизни. Таким пощады не могло быть в принципе, ибо из таких и формировались первые «двухсотые», такие, как правило, и становились первыми жертвами боевых вылазок.

«Не жалейте времени и сил на подготовку операции», - не уставали твердить им инструктора. «Разведка – это вам не схватки и погони, разведка – это тяжёлый труд».

У настоящих профессионалов порой до 90% времени уходит на незаметную, черновую работу, которую оставляют за кадром режиссёры, снимая свои блокбастеры о войне, предпочитая преподносить публике только результаты этой работы с эффектной стрельбой, головокружительными погонями и хорошо отрежессированными сценами драк. Все эти трюки и спецэффекты хороши только для зрителя, заплатившего свои кровные денежки, дабы получить удовольствие от зрелища по полной программе. И чем таковых трюков больше, чем больше плохих парней завалит герой, тем он положительней и круче.

На самом же деле в разведке всё обстоит как раз наоборот. Важен не шум, а результат. Героя, порой, не слышно и не видно, а итог его работы превосходит по эффективности масштабные боевые действия целого батальона, а то и полка. Для разведки главное это выполнить задание, а не продемонстрировать всему миру героизм и смелость. Высшим классом у разведчиков всех времён и народов и по сей день считается – незаметно прийти, незаметно сделать то, ради чего они пришли, и также незаметно, без потерь вернуться обратно. Такое тоже бывает, но редко. Ведь в штабах противника сидят вовсе даже не тупоголовые кретины, как их любят преподносить нам с экранов голливудские знаменитости, а такие же крутые профи, только с диаметрально противоположной миссией, которая заключается как раз в том, чтобы не позволить разведке спокойно работать на их территоррии.

Сейчас, вспоминая добрым словом этих людей, Верес, как никто другой понимал насколько, они были правы, ибо не испытав тогда всех тяжестей и лишений, не пройдя все круги учебного ада он, возможно, и не дожил бы до сегодняшнего дня, не достиг бы того, к чему стремился все эти годы.

 

15 часов 50 минут

 

И опять, старым испытанным способом, на попутке, он добрался до центра города. Попросив водителя высадить его у магазина «Охотник», Разведчик расплатился с ним и решительно вошёл внутрь.

В просторном помещении было тихо и прохладно. Где-то под самым потолком едва слышно работал кондиционер. Покупателей, кроме него, было двое. Молодые мужчины. По внешнему виду, по одежде и по манерам – типичные «новые русские». Они стояли у отдела охотничьего оружия и разговаривали о чём-то с продавцом. Осмотревшись вокруг себя, Верес подошёл к ним и прислушался к разговору. Спор шёл относительно того, какой карабин лучше «Барс» или «Сайга» для охоты на крупного зверя. Обе стороны были столь увлечены этой темой, что не обратили на него никакого внимания. Воспользовавшись моментом и тем, что ему никто не мешает он стал внимательно осматривать витрины, пока не наткнулся на то, что его интересовало.

«Слава перестройке и нашим российским бизнесменам, благодаря которым, у нас теперь можно было купить всё, ну или почти всё», - думал он, с профессиональным интересом и завистью разглядывая стелажи, богато уставленные охотничьими карабинами, помповыми ружьями, пневматическими пистолетами, арбалетами и ножами.

«Дожила Рассея до коммунизма! Раньше, кроме старой «тулки» и патронов и купить-то бедному охотнику нечего было. А теперь! Настоящий охотничий рай. Плати «бабки» и вооружайся до зубов. Хоть на кабана можно идти, хоть на мамонта, хоть на конкурента», - думал Разведчик, переходя от одного стелажа к другому. Усилием воли он поборол в себе желание тоже взять в руки одну из этих «игрушек для взрослых дядей».

«Как-нибудь справимся и без этого, чай не в тылу врага всё-таки»- размышлял он, «облизываясь» на оружие.

Заметив, что спорщики, наконец разошлись полюбовно, а покупатели отправились в кассу, оплачивать покупку, Верес попросил освободившегося продавца показать ему самый мощный бинокль с футляром, прибор ночного видения, набор охотничьих ножей, подходящий как для разделки убитых трофеев, так и для метания в цель, прочную верёвку и рюкзак. Всё это он тщательно проверил и остался доволен качеством товара. С таким снаряжением можно было «работать». Сделав такой вывод, Разведчик отошёл в сторонку и подсчитал свои «капиталы». По самыму оптимистическому прогнозу, оставшейся после покупки авиабилета и разъездов на такси майорской зарплаты, вместе с командировочными и отпускными, должно было хватить ровно на половину бинокля и верёвку. Попросив продавца отложить на полчасика набитый покупками рюкзак, Верес вышел на улицу.

Это была его ошибка. Он не подумал о деньгах, совершенно упустив из виду, что без них невозможно приобрести что-либо в этой, чуждой для него, гражданской жизни.

Посвятив свою жизнь службе в армии, находясь, фактически на полном обеспечении Министерства Обороны, ему ни разу не приходилось приобретать за наличный расчёт что-либо подобное самому. Он уже давно привык, что всё необходимое для его работы снаряжение, от маскировочной сетки до бесшумного пистолета, можно было получить на складе, предварительно подписав соответствующие бумаги у начальства. А здесь? Деньги, деньги, деньги. Везде нужны были деньги.

«Без денег и шагу нельзя будет скоро ступить на гражданке», - подумал он оглядываясь вокруг.

Тем временем, жара потихонечку начала спадать. Солнце, утомлённое ещё одним долгим днём, клонилось к закату. Отдыхающие потянулись с моря к местам временной дислокации: частники - к снимаемым квартирам и комнатушкам; курортники и счастливчики, имеющие путёвки – к санаториям и домам отдыха, «дикари» и влюблённые – к своим палаткам и «шалашам», чтобы спустя некоторое время, приодевшись и немного отдохнув от изнуряющего зноя, рассеяться по многочисленным кафешкам, барам, ресторанам и казино.

«Где-же можно быстро найти деньги? – вновь и вновь спрашивал себя Верес. -В чужом городе. Где у него не было знакомых, друзей, родственников - никого. Даже занять не у кого».

Верес посмотрел на часы. До закрытия магазина оставалось чуть больше часа. Времени на раздумья не было. Решение нужно было принимать немедленно: или стать преступником, ибо деньги придётся добывать силой, других вариантов не было, или отказаться от задуманного. Ему всё меньше нравился этот город. Сначала он похитил у него дочь, теперь препятствует её поискам. Это начинало раздражать разведчика.

Он стал внимательно осматривать улицу и соседние дома. Его внимание привлёк красивый особняк, по виду построенный ещё в прошлом веке, густо заросший под самую крышу диким виноградом. Из открытых настежь дверей доносилась весёлая музыка. Колоритный швейцар, одетый, как настоящий джигит, в чёрную бурку, высокие кожаные сапоги и большую мохнатую шапку, из под которой по шее сбегали крупные капли пота, скучал у входа, в ожидании вечернего наплыва посетителей. Периодически он доставал из кармана огромный белый носовой платок, снимал свою «черкесску» и насухо протирал абсолютно лысую голову. У входа, на стоянке, дожидались своих хозяев несколько иномарок.

«Судя по всему , заведение не из дешёвых», - окинул взглядом дорогие машины Майор. Тот, кто мог позволить себе иметь Тойоту «Лэндкрузер», Мерседес или «Ауди»- шестой модели, вполне могут иметь при себе деньги на карманные расходы.

Верес решительно перешёл дорогу и уверенно вошёл внутрь заведения. Не обращая внимания на подскочившего официанта, он подошёл к стойке бара и, присев на высокий табурет, заказал кружку пива. Официант убежал, враз потеряв интерес к гостю, а бармен через минуту поставил перед ним запотевший ледяной «Туборг» и, как ни в чём не бывало, продолжил натирать и без того блестящие стаканы.

  • в зале была спокойная. Потягивая янтарный напиток, Майор неторопливо приглядывался к публике, выбирая цель. В центре зала, по-хозяйски, расположилась группа молодых «качков», уже изрядно принявших и постепенно «набиравших обороты». Пара солидных мужчин его возраста, судя по галстукам и белым рубашкам, типичные бизнесмены, чинно беседовали в углу, в отдельном кабинете. Компания из десятка молодых людей, явно приезжих, то ли шахтёры, то ли нефтяники с Северов, пока трезвые, готовились отдохнуть по полной программе. Их стол быстро заполняли бутылками и явствами, сразу два официанта. Еще пара, тройка отдыхающих, с женщинами в противоположном конце большого зала и всё.

Раскат громкого хохота снова заставил Вереса обратить внимание на эту четверку молодых людей. Игнорируя всех присутствующих, те явно «отрывались по крупному».

«Явно пируют здесь не в первый раз», - поставил пиво на стойку перед собой Разведчик. Ведут себя как хозяева, нагло, вызывающе. Это хорошо, значит местные, и не без грешка. Видневшиеся из под коротких рукавов мускулистые руки двоих парней от запястий до плеч, были густо покрыты татуировками. Сидящий в центре, выглядел старше всех.

«Скорее всего лидер стаи. Говорит уверенно, к нему прислушиваются остальные, уважительно кивают. Остальные – шестёрки или дружки».

В целом расклад был ясен. Верес допил своё пиво, отставил пустую кружку в сторону, не спеша встал и направился в туалет.

В небольшой комнатке было чисто и пусто. Всё свидетельствовало о готовности к вечернему приёму гостей. Осмотрев кабинки, пол и потолок он прикинул: «то, что надо», - и, тщательно вымыв руки тёплой водой, вернулся в бар, где уселся на своё место и, заказав кофе, стал терпеливо ждать.

Минута шла за минутой, а в зале мало что менялось, только веселье набирало обороты. Шахтёры начали произносить тосты, бизнесмены закурили, разложив бумаги на столе, братва травила анекдоты, над которыми сама же и ржала.

«Хозяева жизни, супермены, мать их, - продолжал наблюдение Майор. – Наверняка связаны с криминалом, оттого и чувстуют себя королями и полноправными хозяевами на этом празднике жизни».

Судя по грузным фигурам, бычьим, увешанным массивными цепями и крестами, шеям, выпирающим животам, которые они даже и не пытались прятать, покушать парни любили. Скорее всего, бывшие спортсмены или косящая под них шпана. «Это хорошо, не хотелось бы обижать законопослушных граждан», - подумал Разведчик. А то, что обижать придётся, сомнений уже не было. Часы показывали, что до закрытия магазина осталось 45 минут.

В это время его «клиенты» зашевелились. От стола отделился "вожак". Не совсем твёрдой походкой он неторопливо направился "отлить", о чём тут же был громко оповещён весь зал.

«Ну, наконец – то!»

Убедившись, что объект держит курс в нужном направлении, Верес оглянулся на дружков. Оставшиеся без идейного руководителя, те не испытывали одиночества и продолжали чокаться и что-то обсуждать с удвоенной энергией.

Пора. Соскользнув с табурета, майор двинулся в туалет.

Вожак стоял спиной к нему и даже не повернулся на звук открывшейся двери, видимо, получая немалое удовольствие от процесса мочеиспускания. Осторожно прикрыв за собой дверь, Верес сделал быстрый шаг вперёд и почти без замаха нанёс рубящий удар ребром ладони по шее амбала чуть ниже уха. Подхватив под мышки враз осевшее, тяжёлое тело, он втащил его в одну из кабинок, усадил на унитаз и прикрыл за собой дверку. Деньги у мальца имелись в достаточном количестве, о чём свидетельствовал набитый "зеленью", пухлый портмоне, Отсчитав с десяток «стодолларовых» банкнот, остальные майор положил обратно и засунул ставший уже ненужным ему кожаный кошелёк владельцу в тот же карман.

Осмотревшись вокруг и, убедившись, что никаких видимых следов его пребывания в туалете не осталось, он спокойно вышел и прикрыл за собой дверь заведения. Ресторанная жизнь текла своей чередой. За время его кратковременного отсутствия посетителей заметно прибавилось. Троица приятелей, только что обиженного им вожака, оживлённо обсуждала только-что вошедших девушек и не обратила на него никакого внимания.

Верес не спеша прошёл знакомым маршрутом через зал к выходу и, открыв дверь, вышел на свежий воздух. Затем, всё тем же, прогулочным шагом перешёл через дорогу и направился в магазин, до закрытия которого оставалось всего несколько минут. Продавец заметно нервничал и враз повеселел, увидев высокую спортивную фигуру, которая решительно направлялась к его прилавку. Отсчитав пятьсот долларов за покупку ошарашенному юноше и, добавив ещё десятку сверху, за «терпение и будущие труды по обмену валюты в рубли», майор забрал свой рюкзак и, убедившись, что все вещи на месте, забросил его на плечо и двинулся претворять свой план в действие. Однако далеко он уйти не успел. Отшагав с полсотни метров, Верес насторожился, заслышав за спиной громкие крики и топот бегущих к нему от ресторана трёх парней. Вероятно, пропажа их вожака была обнаружена и причина тоже.

«Однако быстро же они сообразили что к чему» - подумал Разведчик.

Видимо сопоставив факты, «орлы», будучи ещё в состоянии логически мыслить, абсолютно правильно сделали вывод о его причастности к произошедшему. Майор мысленно поздравил себя. В который уже, в его жизни раз, он стал объектом охоты, дичью, преследуемой охотниками. На этот раз, слава богу, за ним гнались не «зелёные береты», не злобные, что твои доберманы, охранники ядерного хранилища в штате Алабама, не, даже, грозные «MP» (военные полицейские) натасканные как раз на такие случаи; на этот раз за ним гналась обыкновенная мелкоуголовная шпана, этакие вот спортсменообразные полууркаганы братки. В иных условиях он и связываться с такими бы не стал – просто прошёл бы мимо, но теперь, у него не было выбора, тем более, что настрой у «загонщиков» был самый серьёзный, о чём красноречиво свидетельствовали их злобные лица и быстро сокращающееся расстояние до «дичи». Парни бежали с явными намерениями отделать обидчика своего дружка, а заоодно лишний раз самоутвердиться в собственных глазах. Рассчитывая на свою лёгкую победу, они явно красовались, подбадривая друг друга громкими криками, призывали его остановиться. На улице было довольно многолюдно и на странных, бегущих и орущих людей прохожие стали обращать внимание. Верес понял, что просто так они от него не отстанут. Парней придётся «успокаивать» на время, необходимое ему, для исчезновения с места событий.

«Не дай бог, ещё и милиция нагрянет», - подумал он недовольно. Разборки с органами в его планы на данном этапе не входили.

Больше не оборачиваясь, он ещё быстрее пошёл вверх по улице, где было меньше народу. Через несколько десятков метров, Майор повернул на боковую улочку, прошёл ещё немного вперёд и, уже отчётливо ощущая за спиной топот преследователей, в перемежку с их свистящим дыханием, свернул в узкий переулок и остановился. Вокруг не было ни души. Он скинул рюкзак и, положив его в сторонку, у забора, чтобы ненароком не задеть и не испортить оптику, замер.

Первым на него выскочил высокий и самый быстрый из догонявших его «охотников», рыжий парень. «Боксер», так его успел окрестить про себя разведчик за похвальную скорость и резкость движений, первым из группы преследования свернул вслед за ним в подворотню, видимо ожидая увидеть убегающую спину жертвы, а не летящий ему в челюсть кулак. Бац! Верес не стал рисковать и «выстрелил» молниеносным прямым правой в квадратный подбородок «рыжего», вложив в удар всю силу. Парень в прошлом, наверное, был неплохим спортсменом и сохранил выработанную годами тренировок реакцию, но даже она не помогла. Не успев увернуться, он как подкошенный рухнул на землю, словно наткнулся на скалу. Не обращая внимания на упавшего, почувствовав только, что попал качественно, Верес перешёл в атаку. Продолжая начатую комбинацию, он сходу провёл «маваши» в голову набежавшего следом «штангиста», уж больно здоров был товарищ на вид и, молниеносно развернувшись добавил пяткой в солнечное сплетение, от чего здоровяк «переломился» пополам и судорожно глотая ртом воздух осел в придорожной пыли.

«Пора бы появиться и третьему. Ага, вот и он, красавец, лёгок на помине».

Отбив, довольно умело исполненный хук справа, он ушёл с линии атаки подоспевшего третьего, которому кличку дать не успел. Мгновенно восстановив равновесие, Верес резко присел на широко расставленных ногах, крутнулся и «хвостом дракона» подсёк обе ноги любителя побоксировать. После того, как тот плашмя стукнулся всей спиной о землю, закончил серию многократно отработанным и надёжным добивающим ударом в голову, проведя его вполсилы, чтобы оглушить, а не убить.

Вскочив в стойку, ожидая нападения, Верес быстро оглядел поле боя. Вроде всё в порядке. Братки, постанывая, лежали там, куда их отправили удары и не делали попыток подняться и продолжить нападение.

«Однако партия, господа! Аж, полторы минуты провозился», - машинально отметил он время схватки.

Теперь следовало убираться отсюда подобру-поздорову , да побыстрее, пока ещё какие-нибудь мстители не объявились. Подхватив рюкзак Верес прошёл по узкому переулку и через несколько минут другой улочкой вышел с противоположной стороны к шоссе. Остановившись на обочине он привычно поднял руку навстречу проезжающим мимо машинам, думая только о том, как бы побыстрее добраться до своего НП.

«Поздравляю Майор! – устало сказал он сам себе, садясь в затормозивший рядом с ним Жигуль. – Вы -преступник!»

 

21час 20 минут

 

Быстро стемнело. Кажется, что прошло лишь несколько минут, после того, как солнце спряталось за дальним хребтом, а на небе уже вовсю ярко горели звёзды. Скорая на расправу, тёмная южная ночь, как обычно стремительно опустилась на город и на горы.

Наконец-то можно было расслабиться и подвести итоги первого дня. Верес оторвался от бинокля и перевернувшись, вытянулся на спине. Протянув руку, он нашарил в пакете с продуктами, закупленными по дороге, яблоко и не спеша стал жевать сочную мякоть, наслаждаясь тишиной и покоем.

Снова и снова его мысли возвращались к дочери.

«Прошло уже девятнадцать дней с момента её исчезновения. Где она? Что с ней? Жива ли ещё?»

Елена, насколько он её помнил и знал, всегда была послушным ребёнком и очень редко приносила родителям неприятные сюрпризы. Внутренняя дисциплинированность была заложена в ней с детства. Она всегда, ну или почти всегда, слушалась мать и отца, старалась не опаздывать в школу. Меньше всего он мог ожидать от дочери, что она «загуляла», вырвавшись из-под материнской опёки, или забыла сообщить о себе. Это было маловероятно, практически невозможно.

«Бред какой-то. Нет, тут что-то не так. Явно что-то произошло, что-то серьёзное. Прошло девятнадцать дней и ночей, и за это время, девушки, должны были догадаться, что родители волнуются и позвонили бы, при наличии возможности, то есть телефона. Значит, у них не было такой возможности», - сделал невесёлый вывод из своих умозаключений Верес. С досады он выбросил огрызок яблока далеко в сторону и уселся на лапник, по-турецки скрестив под собой ноги.

«Логически рассуждая, тот факт, что от них не было вестей, мог свидетельствовать о двух вещах – либо они не могут дать о себе знать либо не хотят. Исключая второе, как крайне маловероятное, остаётся первый вариант. Опять же, рассуждая логически, здесь возможны также две версии: первая - их похитили и насильственно удерживают взаперти, под охраной, иначе девушки нашли бы способ связаться с домом или, по крайней мере, с милицией; второй вывод, который напрашивался сам собой, и о котором майор старался не думать – девушек не было в живых - отсюда их молчание. Утешением, если это можно было при данных обстоятельствах назвать утешением, было то, что их тел найдено не было. Такую информацию дал временно исполняющий обязанности начальника Южноморской милиции "карлик", во время его визита в милицию, следовательно, вероятность того, что девушки ещё живы, была достаточно высока и надежда найти их живыми ещё оставалась».

Верес не сомневался, что в истории с исчезновением дочери и её подруги замешан криминал, а раз так, то и правила игры менялись. Раз милиция не смогла разыскать их за такой срок, не смогла даже обнаружить следы их пребывания в городе, то он может полагаться только на свои силы. Последние угрызения совести оставили разведчика. Для спасения дочери он пойдёт не только на преступление, он пойдёт на всё. Для того, чтобы вернуть её, он пойдёт на тысячу преступлений. Если потребуется, он перевернёт этот паршивый городишко, вывернет наизнанку, но сделает всё от него зависящее для того, чтобы узнать правду.

 

 


Свидетельство о публикации № 30303 | Дата публикации: 19:07 (11.06.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 17 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com