» Проза » Психоделическая

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Чертоги Безумия, часть 1.
Степень критики: любая, но не особо строго.
Короткое описание:
Писал в 16 лет. Буду выкладывать частями, так как полный текст не даёт выставить.

Чертоги Безумия.

Безумие – это последовательное повторение одних и тех же действий, в надежде на изменение.
Альберт Эйнштейн.

***
- Умница, Чарли. Место. - Макс потрепал собаку за ухом. Дружелюбный лабрадор тяжело дышал, вывалив наружу длинный язык. Собака оживленно виляла хвостом и смотрела на хозяина.

- Устал, дружок? Ну, давай последний раз.

Макс поднял палку с земли и зашвырнул вдаль. Пес сорвался с места и побежал на ее поиски.
Парень обернулся. Неподалеку, в тени раскидистого дуба, на покрывале сидела привлекательная девушка. Одета она была по-простому, да и внешне ничем не выделялась. Ласковый ветер весело играл с её рыжеватыми волосами. Зелённые, чуть раскосые глаза смотрели прямо и следили за каждым движением Макса.
Он улыбнулся. Девушка улыбнулась в ответ и едва склонила голову набок. Казалось, веснушки на ее светлом лице засмеялись.
Лара. Ее звали Лара.

***
Макс проснулся в холодном поту. Снова приснился кошмар. Он разучился спать спокойно. Страшные видения навещали его практически каждую ночь. Порой кошмары становились настолько частыми и реалистичными, что Макс уже просто не мог отличить явь от сна. Он с трудом разомкнул слипшиеся глаза. Не хотелось просыпаться. Хотелось увязнуть в липком густом забвении, позабыв обо всем на свете. Невероятным усилием воли Макс заставил себя встать на ноги. Огляделся. Вокруг вся та же серая безжизненная реальность: пошарпанные треснувшие стены, застарелые следы потемневшей крови, грязные ржавые разводы на полу и груды всякого мусора, что кучками лежали по углам. Затхлый воздух насквозь пропитался тяжелым запахом плесени. Трудно дышать. Макс почувствовал горьковатый привкус во рту. Высокая концентрация грибковых образований. Вечером еще все было в норме, а за ночь их выросло слишком много. Макс поспешил надеть противогаз, чтобы не отравиться ядовитыми спорами. Он окинул взглядом место своего ночлега.
Не самый лучший вариант, но лучше, чем ничего. Заброшенная станция метро. Вот уже более шести лет сюда не ступала нога человека. Здесь не было ничего, кроме губительной пустоты, ни одного отголоска цивилизации, лишь только ядовитая черная плесень. Грибок разрастался стремительно. Вот уже весь потолок был покрыт скоплениями этой дряни. Местами плесень въелась так глубоко, что вытеснила строительный материал, заменив его собой.
Макс поспешил собрать свои вещи в рюкзак. Фонарик, карта, спички, патроны, покрывало, бутылка воды... Макс отпихнул консервную банку с остатками своего ужина. Со звонким грохотом она покатилась по перону и гулко ударилась о шпалы. Звон эхом отозвался в пустотах темного туннеля.
Макс присыпал кострище мусором и раскидал пепел по округе.
Набросив рюкзак на плечи, одинокий путник поспешил к выходу.
Макс обернулся и бросил последний прощальный взгляд на свое пристанище. Он больше не вернется сюда. Всего через несколько часов эта станция метро превратится в рассадник черного грибка. И тогда Макс сотрет отметку на карте, что черной граффитовой галочкой зияет на углу Виктори-авеню и улицы Принстона.
Сколько таких галочек осталось на карте? Десяток, не более. Но что будет, когда все убежища зарастут черным грибком? И отметки на карте исчезнут? Максу придется покинуть город в поисках нового убежища...
Вот только этот город вряд ли отпустит Макса из своих мертвых обьятий.
"Выхода нет. Конец близок" - прочел одинокий путник кровавую надпись на стене, у входа на станцию.
Не успел он дочитать, как черная плесень поглотила первые буквы.
Выхода не было. Конец близок. Макс знал об этом, но продолжал неумолимо идти дальше.
Поднявшись по неработающему эскалатору, он шагнул вперед и оказался на поверхности.

***
Она ждала его дома. Макс брел по безжизненным улицам сумрачного города-призрака. А она сидела у грязного треснувшего окна и смотрела вдаль. Бетонные скопления домов пугающе зияли в туманной радиоактивной мгле. Они смотрели на Макса. Они ненавидели его.
Осиротевшие небоскребы подобно голодным мертвецам, жаждущим человеческой крови, тянули к нему свои насквозь пропитанные черным грибком руки и стремились поглотить беззащитного человека.
Пустые дома выли и стонали. И Макс слышал эти душераздирающие стоны, больше похожие на яростные упреки.
Этот вой, наполненный болью и ужасом, заставлял кожу покрываться мурашками.
Поднимаясь из самых недр, полых мусоропроводов, шахт лифтов и подьездов, эти звуки возносились к самым небесам и распространялись над прокаженным городом.

Она ждала.
Макс старался идти как можно быстрее. Он старался смотреть себе под ноги, и не видеть осточертевшие урбанистические пейзажи. Макс закрывал уши, чтобы не слышать вопли отчаяния вокруг. Но они все равно проникали сквозь его заключенные в перчатки пальцы, через твердый латекс противогаза, прямиком в уши, а оттуда - в сознание.
Город сошёл с ума. Безумие. Оно растекалось по бульварам и скверам. Оно разрывало разум на части. Голова раскалывалась. Мыслям внутри было тесно и они стремились наружу, клином пробивая лобную долю.
Макс бегло оглянулся. Он был окружен сплошной вереницей многоэтажек. Среди всех них он нашел свое пристанище. Маленький, двухэтажный, слегка покосившийся домик с зеленой крышей, что подобно запуганному зверьку, забился в проход между домами.
У окна сидела она.
Макс поднял свой взор и увидел ее бледное печальное лицо за грязным стеклом.
Парень рывком открыл дверь и вошел внутрь. Снял рюкзак, противогаз, избавился от пыльной верхней одежды.

- Милая, я дома!

В ответ молчание. Макс прошёл на кухню. Умыл руки, ополоснул лицо. Макс открыл шкафчик, достал тарелку, ложку и пакетик каши быстрого приготовления.
Лара наверно совсем проголадалась. Надо её покормить. Макс спешил. Он так торопился, что незаметил, как раздавил стайку копошащихся под ногами тараканов. Остальные, спасаясь бегством, пробежали по треснувшему в нескольких местах плиточному полу, мимо осколков, засохших остатков пищи и прочего мусора.
Макс порвал пакет и высыпал кашу в тарелку, залил холодной водой из-под крана и размешал. Насыпал сахар. Опять размешал.
Горячей воды не было давно. И электричества тоже не было, поэтому разогреть кашу не представлялось никакой возможности.
Макс схватил тарелку и стремглав побежал на второй этаж. Он аккуратно толкнул дверь, та со скрипом поддалась. Макс едва ощутимо ступал на дощчатый пол, стараясь не испугать Лару.

- Я пришёл к тебе, любимая. Извини, сегодня немного задержался.

В ответ молчание.

- Я принёс тебе поесть.

Снова молчание...

- Ты голодна? У нас сегодня на обед каша. Впрочем, как и на завтрак... Да и на ужин... Да и вчера тоже самое было... И позавчера. Да и неделю назад. И месяц...

Лара безнадёжно молчала. Она хотела что-то сказать... Но не могла. Пленник собственного тела. Паралич, вызванный отравлением ядовитых спор, медленно выедал остатки души. Лара мечтала о смерти, как о спасении. Макс чувствовал это и страдал от собственного бессилия. Столько раз она холодным укоряющим взглядом умоляла пристрелить её и смотрела на пистолет. И каждый раз парень брал в руки ствол, перезаряжал и приставлял дуло ко лбу своей жены. Но ему не хватало духа, чтобы спустить курок. Рука деревенела и покрывалась мертвенным холодом. Курок растворялся под холодными пальцами.

- Почему ты молчишь, Лара? Скажи хоть что-то. Ты молчишь все эти годы... С того момента, как мир впал в хаос, ты не сказала ни слова.

Макс смотрел ей в спину. Лара сидела перед окном на деревяном стуле и даже не думала вставать.
В комнате было темно. Лампочка не включалась в доме уже шесть лет. Вдоль стен висели детские рисунки. Веселые улыбчивые человечки, сказочные существа, примитивные пейзажи пестрели на ветхой порванной бумаге. Макс задержал свой взор на картинке, изображающая их семью. Вот он держит за руку Лару. А Лара держит за руку маленькую девочку. А рядом лежит лабрадор Чарли...
В углу стояла детская кроватка, над ней с потолка свисали игрушечные звездочки, планеты и месяц. При движении они издавали характерный мелодичный звон, это всегда убаюкивало их дочь.
Макс осмотрелся. В памяти начали оживать картины прошлого. Он вспомнил, как они вместе с Ларой вселились в этот небольшой домик, как он забирал жену из роддома и аккуратно укладывал новорождённую малышку в кровать.
Внезапный раскат грома вернул Макса к реальности. За окном зловеще свекрнула молния. Начал накрапывать мелкий дождь. Кислотный дождь, наполненный токсинами и нитратами. Макс закрыл окно шторами и сел на подоконник перед Ларой. Он всмотрелся в её безжизненные мутные глаза. Зрачки потускнели, а радужная оболочка смешалась с белком. Полураскрытые губы слегка шевельнулись.

- Лара... Я люблю тебя. - шёпотом произнёс Макс.

- Я... я... – с губ девушки соскочили короткие звуки, похожие на всхлипывания. Макс снова посмотрел на неё и взял аккуратно за плечи. Её посиневшие губы судорожно дрожали в тщетных попытках завершить фразу.

- Ну же, родная. Скажи мне об этом. Скажи, я же знаю, ты хочешь произнести эти слова. Давай, всего лишь три слова. Ну же! - Макс аккуратно встряхнул жену и чуть придвинул к себе.

Но Лара сомкнула губы и замолчала. Она закатила глаза и откинулась на спинку стула. Макс внимательно смотрел на неё.

- Лара. Я знаю, ты меня слышишь. Я люблю тебя.
Я помню тебя совсем не такой... Ты была весёлой, жизнерадостной милой девушкой. А сейчас ты похожа на саму смерть... Ты живой труп! Прости меня. Это я тебя такой сделал. Я во всём виноват, любимая...
Я один. Прости меня, я виноват перед тобой. Я не смог уберечь нашу дочь... - на глаза начали наворачиваться слёзы, - мы так хотели с тобой создать семью. Так хотели воспитывать нашу девочку вместе!
А теперь её нет... это моя вина. И всё что происходит в этом чертовом мире, в этом тоже я виноват...

Макс разрыдался горькими слезами. Он плакал вслух, всхлипывая и причитая. Беспомощный, обессиленный, он упал к коленам Лары и обхватил её ноги. Слезы струились из его глаз и стекали вниз, по щекам. Вся боль, что накопилась в нём за столько времени выплёскивалась наружу.

- Прости меня, любимая, прости меня... - Макс почти кричал от неимоверной боли, что разрывала его изнутри. Она выворачивала ему ребра, скручивала кишки, драла легкие, терзала сердце. Она стремилась наружу.

- Я совершил ошибку! - Макс схватил тарелку с кашей и отбросил её в угол комнаты, расплескав содержимое. Ложка со звоном ударилась о стену.
Макс вытер слёзы и встал на ноги. Направился к выходу. Спустился по лестнице на первый этаж.
Всё чего он желал сейчас, так это упасть на диван и умереть. Бесшумно, безболезнено. Просто взять и перестать дышать. Чтобы его сердце застыло в груди и навсегда замолкло. Чтобы душа Макса покинула эту проклятую планету и устремилась к звёздам...
Или нет. Пусть лучше он закроет глаза. А потом откроет их. И всё будет как раньше. Он очутится в своём прошлом, куда так стремится, куда возвращается раз за разом, предаваясь воспоминаниям.
И он войдёт в свой дом. Лара встретит его и нежно поцелует в щёку. Вкусно накормит. Спросит как прошёл день. Озарит его своей нежной улыбкой.

Макс тяжёло вздохнул.
Он скучал по былым временам, но прекрасно осознавал, что их уже никогда не вернуть. Мир никогда не станет прежним.
Снова вздохнул. Опустился в кресло.
Парень почувствовал, как его мускулы наполняются усталостью, разум застилается мглой забвения, а сознание улетучивается куда-то вдаль в страхе перед реальностью. Макс закрыл глаза. Тьма покрыла тело Макса холодным колючим одеялом и он предпочёл раствориться в ней, вместо того, чтобы бороться. Сон сразил его наповал.
Дождь усиливался.

Свидетельство о публикации № 30619 | Дата публикации: 00:20 (20.07.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 54 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 1
0
1 Оцеола   (28.07.2017 16:44)
Холодную воду из скважин по трубам гонят насосы, которые работают от электричества. Так что и её быть не должно.
Неплохо написано, но логика пока ещё непонятна. Почему герой не убил Лару? Он настолько слаб и зависим от неё? Знает, какой это ад такая жизнь, но не может избавить свою жену от мучений. Наверняка, она его ненавидит уже до глубины души, поэтому и не говорит. Или пытается сказать об этом, но не выходит. Её разум гниет, как весь этот мир, а Макс её не убивает.  В прочем, это его дело. Он имеет полное право быть трусом, в конце концов, Макс просто человек.
Текст хорош, мне понравилось его читать. Некоторые образы напыщенные, но красивые. Однако, не стоит ими злоупотреблять. Читать весь текст в таком стиле будет крайне тяжело. Передозировка пафосом может привести к лёгкому приступу смерти.
Сюжета особого нет, только какой-то намёк. После прочтения возникло чувство диссонанса. Последние абзацы написаны так, словно это конец произведения, но никакой смысловой и сюжетной нагрузки просто нет. Сидишь, думаешь, а зачем это было написано? Сказано, что первая глава. Которая выглядит и последней. Понимаете, автор, в каждой главе желателен небольшой крючок, интрига, нечто, что побуждает читать дальше. Нить, которая постепенно связывает разрозненные части повествования, должно иногда блеснуть. Пролистайте любимые романы, попробуйте найти эти блики. Это поможет улучшить понимание структуры произведения. 
Пока не нашёл следующую главу. Не уверен, выложена ли она на сайте. Если хотите, чтобы я оставил мнение и к ней, автор, то скиньте в личку ссылку. Если глав несколько, то кидайте все.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com