» Проза » Психоделическая

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Грани сознания
Степень критики: Не судите строго, это первое произведение.
Короткое описание:
Группа подростков собирается устроить вечеринку в лесу близ города, но никто не подозревал чем всё кончиться...

Глава 1.

Поле, большое зелёное пространство,
встречающее рассветы и провожающее закаты. Незнающее ни боли, ни горести.

Вглядевшись в начавший светлеть горизонт, Алан простоял ещё пару секунд и прошел дальше.
Алан был обычным подростком, с совсем не подростковым нравом. Отстраняясь от других, он был в своём кругу общения, кругу людей.
Привычка бродить по мрачным улицам, в раннее утро, появилась ещё в детстве, в детстве, когда только начали формироваться основные черты характера, который стал совсем не детским.
Жил он в небольшом поселке, близ мегаполиса "Претория" пост-индустриального гиганта, который издавна поглощал зелёные дали и красочные луга. В скором времени он прекратит этот бурный рост, но предприятия станут в разы больше.
Точно, закончу институт и уеду подальше отсюда, оставляя за собой обиды и разочарования, которых уже навидалось это место. Хотя где сейчас лучше...

Пройдя по дороге, с обеих сторон уставленной коттеджами, Алан вышел на перекрёсток улиц, недавно назначенное место встречи.
Осталось ещё полчаса,
на сегодня намечается вечеринка, среди своих. Такие мероприятия были редки в нашей компании, но всё-таки они собирались в особые случаи.
На этот раз случая не было, цель всего заключалось в том, чтобы днём с уже закупленными продуктами в коттедже развлечься, а далее вечером переместить место нашей дислокации в небольшой лес близ холмов.
Сев на скамейку рядом с огромным навесным дубом, начали приходить весьма радостные мысли: скоро придут друзья и всё будет как в старые добрые времена, спустя некоторое время Алан задремал.

***

Алан стоял на небольшой возвышенности под клёном, посреди прекрасных холмов.
Зелёная трава, у ног переливается маленький ручей, кое-где растут сосны.
Вдали мелькают черты города.
Запах свежего воздуха и прохладный ветер, будто проясняют картину. Всё так спокойно и знакомо

— Здравствуйте, Алан. Простите, что заставил ждать. — позади раздаётся до боли знакомый голос — Я всё думал, как же объяснить Вам. Но всё же... Должно быть вы сами всё поймёте.
Происходит ускорение, окружение странным образом меняется. Небо устрашающе темнеет. Яркая зелёная трава и листья блекнут. Птичьи песни замолкают. Налетает ветер. Ручей стремительно мельчает.

— Смотрите внимательно. Иногда всё может измениться за одну ночь.

Вспышка. Всё резко поменялось. Земля черновато-коричневая, небо серое. Русло ручья засохло и почернело. От деревьев остались лишь искривлённые коряги. Вместо птичьих песен вдалеке слышны крики людей и скрежет металла. На чёрной иве каркает съежившаяся ворона. Город на горизонте стал серым, словно нежилым. Над ним висит марево. На горизонте вспышки страшного света. Вдали слышны взрывы. Всё тише и тише. Военный вертолёт с грохотом проносится над головой, и Алана накрывает вспышка.

Алана ослепляет ещё одна вспышка, зрение проясняется, местность изменилась до неузнаваемости. Земля окончательно изувечена. Русло ручья забито пеплом. Половина деревьев смята, словно трава после наступившего на неё ботинка. На пустыре, где стоит Алан, добавился новый звук: мерзких хлюпающий баритон. Город превратился в руины, оставшиеся башни накренились и вот-вот упадут. Небо полно дыма и пепла...
Но в центре города так и возвышается нетронутый шпиль ретранслятора.

— Всему своё время, Алан, всему своё время...

***

—Эй, проснись! Проснись уже, сколько можно! - раздалось сквозь сон, и, проникая в сознание, голос Гретты.

Окончательно придя в себя, я мог вздохнуть спокойно, это был всего лишь сон, который так испугал своей реалистичностью. Приподнявшись со скамьи, моему взору предстали друзья.
Гретта, высокая, рыжеволосая, 17-ти летняя девушка с поверхностно открытым и радостным характером.
Как ни странно, она и была началом всех вечеринок и пати.
Ник ниже чем Гретта, но более велик в ширину. Имея 18 лет возраста, он владел достаточным количеством идей, всегда зная в какой момент пошутить он пользовался достаточным авторитетом в компании.

Был уже полдень, а я проспал тут всё утро, на скамейке... Испуганно проверив корманы Алан вздохнул – не обчистили.
Появилось некое чувство стыда, наконец встав со скамьи и посмотрев на смущённых друзей, я понял что пришли они намного позже чем должны были.

— Что вы так поздно... Я тут заснул пока вас ждал.

— Так получилось, извини, я недавно проснулась, всё же мне не привыкать, что ты опять шастаешь по улицам в такую рань. — Гретта выглядела помятой.

— Всё в порядке, нежели при этом не спать на скамейках, ха — ник задорно ухмыльнулся.

— Ладно, что там с вечеринкой? — окончательно встав со скамьи сказал я.

— Сейчас пойдём в маркет, — произнёс ник — наверное, в три часа сможем уложиться, ты с нами?

— Да, а как же.

Спустя полчаса ходьбы мы вышли к местному магазину. Небольшой, с виду милый магазинчик, с белой вывеской "открыто", хорошо вписывался в общий пейзаж всего окружения.
Внутри из людей там была только продавец и пристарелая женщина лет пятидесяти. Сверху висел небольшой телевизор, на котором, как всегда, шли новости. Опять что-то насчёт загрязнения окружающей среды и начала выработки энергии из ретранслятора.
Закупив всё,что нужно, а это: несколько бутылок коньяка, пару бутылок воды, и закуски по мелочи. Вскоре мы двинулись в коттедж. Он тем самым принадлежал Нику, двухэтажный домик с четырьмя комнатами хорошо подходит для подобных целей.

К шести часам приехали ещё несколько давних знакомых, Алиса, Алекс и Герман.
Алиса была блондинкой среднего роста, с вечно болтливым нравом, всегда могла поддержать разговор. Алекс как самый умный в компании был лишен тягот ванильных переживаний, поэтому хорошо владел хладнокровным характером. Герман, возможно, самый простой в компании, но постоянно пытающийся доказать обратное, используя появляющиеся ситуации, и постоянно заседающий в видео-играх, его редко упомянули в разговорах, но всё же, он владел хорошей доброжелательностью.
Все были в сборе, вечеринка была ещё впереди..

—Ну и ну, надеюсь всё прилично выйдет. — Игриво сказала Алиса.

—Вполне может быть, — воскликнул Ник.

— Чего это у вас растет перед воротами? - спросил Алекс.

— Розы, — под очередной взрыв смеха объяснил Ник.

— Да нет же, я про дерево. Выезжать не мешает?

— Какое дерево? — не понял Ник.

— Да перед воротами же. Фигня эта… Береза, что ли…

— Аааа, ты об этом это...

— Нехочу прерывать вашу интересную беседу, но, что собираемся делать дальше? — перебив воскрикнула Гретта.

— Боже, грибы собирать, — произнесла с пол голоса Алиса.

— Смешно… — Ироничным тоном произнесла Гретта, далее уйдя на кухню.

— Ну… Правда, нужно что-то делать. — возразил Алан.

— Я же уже говорил, тут потусим, а дальше в вечерний лесочек.

— Серьёзно? — Спросил Алан.

— Я за, забавная идея, к тому же я захватил гитару, — сказал Алекс.

***

На часах было девять вечера, всё проходило отлично, как ни странно, Ник даже умудрился взять из бара отца несколько бутылок виски.
Все, кроме меня, немного выпили.
Ну, как сказать, немного, - достаточно для того чтобы завтрашнее утро показалось бы адом.
Пока вся тусовка была в разгаре, появилось большое желание подышать свежим воздухом,
Выйдя на крыльцо, я начал всматриваться в местные пейзажи, солнце уже село, вечер был прекрасен, теплый воздух и безветренная погода.
Все проблемы растворились в этом вечернем присутствии, вот только этот утренний сон никак не давал покоя. Я его помню… где-то я его видел, возможно, он мне уже снился.
Должно быть просто вследствие недосыпа и напряженных будних дней сознание проявило ужасные образы.
Забыв об этом и достав мобильник, дабы посмотреть время, наткнулся на небольшую деталь.
Совершенно не было сигнала.
Но это никак меня не смутило. Ведь зависать в социальных сетях в такой вечер было чем-то из ряда абсурда.
Время, так сказать, уже предполагало перемещение места вечеринки на небольшую лесную поляну. Мне хотелось всего лишь отдохнуть.
— Ну что как как тебе вечер, — сзади послышался голос Гретты.

— Хорошая вечеринку — сказал я не отрывая взгляда с горизонта.

— Ну да… мы же вроде собирались идти в лес, так ведь?

— Да, наверное да. — сказав это, мы направились в дом.

— Эй, ребята, может уже смирите пыл, по вашему плану мы должны идти в лес, да? — сказал я сразу после того, как вошел в комнату.

— Уже? — удивлённо выкрикнул пьяный Ник, тем самым попытавшись одной рукой обнять Алису, но тут же получив отпор.

— Да, уже, выйдем наконец на природу. Сколько можно? — Язвительно сказала Гретта.

— Ладно, пойдём. — сказал Алекс.
Герман по прежнему молчал, весь вечер не звука. Странно.
Все разом встали, и вместе мы вышли из дома.

Проходя мимо коттеджей, в которых уже не горел свет, все чувствовали расслабление. Всё же мы подошли к входу в лес. Зайдя в глубь рощи из сосен, мы разложили все вещи и подготовили костёр с палатками. Выключили музыку, расселись вокруг костра и взялись за гитару. Вечер выдался тёплый, безветренный, даже комары не мешали.
Спустя час в компании повисло молчание.

— Жесть! — крикнул начавший трезветь Ник, глядя в пустую бутылку коньяка. — Что делать?

— Что, что? — спросил я.

— Всё только началось, вон, посмотри, время детское, а бухло уже кончилось. Пусть кто-нибудь в магазин сгоняет.

— Кто? — спросила Гретта.

— Пусть Алиска идёт.

— Почему сразу я? — отрезала Алиса.

— Да не ломайся ты, пока дойдёшь, мы с Гером тут зажгём, — продолжил Ник.

— Да, правда, сходи чего тебе стоит, — поддержала Гретта.

— Ну вы и друзья, — злобно пробурчала себе под нос Алиса, беря протянутые ей Алексом деньги.

— Что, продолжаем? — произнёс Герман, снова взяв гитару в руки.

***

Гретта достала телефон, но у неё, как и у всех, не было сигнала.
Герман же бросил гитару в палатку, ссылаясь на то, что уже осточертело бренчать.
— Ладно, — сказал Герман, — может, спать?

— Хорошо, — добавил я. — Дождемся Алису и ляжем.

— Окей — сказал наконец начавший разговаривать Герман.

— Нет, — отрезал Ник. — Если что, сама придет, что нам её ждать.

— Ну, да, — улыбнулся пьяный Герман.

— Точно. — сказала Гретта.

— А Алиса? — поинтересовался я. — это как-то не по дружески.

— Черт с ней, — раздраженно махнул рукой Ник.

— Ну да, — пьяный Алекс выглядел озадаченным.

— Как и всегда, — засмеялась Гретта.

У меня резко появилось сонное чувство затуманивающее сознание и стирающее все мысли. Видимо, у всей компании было тоже самое, и все они разошлись по своим миниатюрным жилищам, я же залез в первую попавшеюся палатку и провалился в глубокий сон.

***

Вспышки света, звук скрежета металла.
Всё было, как в тумане, казалось, сонное царство переливалось в реальность.
Я хотел проснуться, но не мог, яркая вспышка, а дальше темнота, всепоглощающая темнота.

Глава 2.

Утром я сперва не понял от чего проснулся, а потом крик повторился. Я чувствовал дикий голод, в глазах была белая муть, практически ничего не видел, кое-как оделся и выскочил из палатки.

Кричала Гретта. Стояла у палаток белая, как бумага. Увидев меня, она бросилась ко мне, бормоча:
— Какого чёрта? что происходит?!

В других палатках тоже завозилось. Гудела голова, из-за чего, я же не пил… ещё и Гретта кричала в ухо. На что-то показывая пальцем.
Зрение начало проявляться.
Проявляться начала и вся картина картина. Деревья… они искарёжены…

— Стоп, стоп, стоп, — начал я успокаивать Гретту, — Возможно был лесной пожар, или что-то типо того.

Гретта замотала головой.
— Не в этом дело…
Гретта посмотрела вниз.
На всей поляне было что-то на подобии звезды, вызженные линии на остатках трава пересекались посередине. Достав телефон она указала на дату , она числилась 10-ым мая. Какого чёрта? Мы пришли сюда четвертого. Изо всех сил отвернувшись, Гретта произнесла чужим, тихим голосом:

— Мы пробыли здесь шесть дней…

Я подошел к одному из деревьев и осмотрел его поближе. Действительно, они были наполовину сгоревшие, на земле были опавшие и опаленные листья, сильно пахло гарью. Я, поморщившись, подобрал одну из веток... Тут подошел Герман, открыл было рот, но вдруг поперхнулся и замер, не сводя с деревьев глаз. Через секунду он пришел в себя и начал требовать объяснений
— чье, значит, хреново чувство юмора честных людей до усрачки доводить? — возразил Герман — Нахрена меня притащили на это пепелище?
— Точно, — сказала Гретта, — розыгрыш. Твою мать. Кто это сделал, какая сволочь? Голову оторву! Алан, слушай, выброси это, не трогай.

Тут из палатки вылез Ник.

— Петросяны, блин. Голова гудит, а вы тут устроили.

Алекс тоже не понял, что происходит. Он был без очков и не увидел происходящего: ни деревья, ни нас, и видеть не хотел, так как страдал с похмелья.

Очень хотелось есть и пить. Мне, несмотря на жару, было холодно. Сердце ныло. Что вообще происходит такое? А я, я свихнулся? Это так с ума сходят? Если да, то кто сходит-то, они или я? Может, это меня разыгрывают?

Я медленно подошел к костру и отозвал Алекса в сторону.

— Алекс, — сказал я, — только, пожалуйста, не нервничай. Алекс, я видел дату, проверил на нескольких мобильниках, мы пробыли в отключке шесть дней. Я не знаю, что здесь происходит.
— Ты прикалываешься? — неуверенно спросил Алекс. — Ты точно прикалываешься.

Я посмотрел в его готовое побледнеть лицо и выдавил: «Нет».

— Когда мы все легли в палатки, я ещё сидел с Германом, — продолжил Алекс, — и вяло спорил о том, куда именно пошла Алиса. Я обвинил во всем Ника, а потом сообщил, что у неё, наверное, срочное дело в городе, а ей было пора бежать-бежать.

«К психиатру», - мысленно добавил я.

Все хотели удовлетворить чувство голода и жажды, этим нам помогли остатки еды с вечеринки, но этого, конечно, не хватило.

— Ладно, пора идти, — сказал я, — не очень понятно, что происходит, вернёмся обратно.
— Ты хоть помнишь как мы сюда пришли — спросил Алекс.

— Если что, не заблудимся, ориентиров хоть отбавляй. Тут тебе и старая водонапорная башня, и ни разу не работавшая подстанция, и высохшее озеро.

Водоём только один, да и тот загнулся, колодцы не выкопать из-за большой глубины подземных вод (требовались как минимум скважины), да и сама земля оказалась глинистой и не очень-то пригодной для выращивания большинства культур. Несмотря на то, что и леса здесь как такового не было. Вместо единого лесного массива местность, будто пятна на теле жирафа, покрывали рощицы размером от совсем крошечных, «прозрачных», как их называли, до вполне себе внушительных, на пару-тройку десятков гектар. Сейчас же пепелище.

Как раз в районе выхода из леса мы и бродили уже полчаса. Гретта и Герман шли правее, в естественной низине, небольшой, длинной. Мы с Алексом и Ником взяли левее метров на двадцать. Ступать было неприятно, под ногами раскинулся ковер из сгоревших веток и пепла.

Вот он, выход из злосчастного леса, выход и... посёлок...
Людей не было, как и самого посёлка, только развалины домов со сгоревшими стенами и выбитыми окнами. Вместо ровных дорог были лишь ухабы, изувеченные ямами и кратерами неизвестного происхождения. В голову полезли страшные вещи... И я немедленно побежал к своему дому.

Что-то появилось впереди, что-то знакомое, но уже не отдаленно и неясно, как округа, а вполне четко и осознанно. Что это? Я прошел дальше, а поняв, что находится передо мной, упал на колени, едва сдерживая слезы.

— Нет, — простонал я. — Нет! Нет, нет, нет!!!

Это был мой дом, точнее то, что от него осталось. Тот двор, где я совсем недавно брал гвозди и молоток, чтобы помочь отцу доделать веранду. Обрушилась крыша, доски от крыльца валялись по всему двору. Неподалеку слева стоял сарай, двери в котором были выбиты, судя по всему, ни одной живой души здесь не было.
Расчистив обломки и отодвинув несколько балок, я обнаружил неразорвавшийся снаряд...

— Боже…

Сзади подбежали друзья и смогли лицезреть столь ужасную картину.
Увидев свои дома моих друзей посетило то же чувство что и меня.

— Видимо, — начал Алекс, — если здесь что-то и было, то людей эвакуировали, точно, всё с ними в порядке.

— Да, да, всё так и должно быть, — продолжила Гретта.

Вскоре я встал, и мы тихо начали исследовать руины, видимо, здесь был обстрел из артиллерии или чего-то типа того, камня на камне не осталось, было ощущение, что тут проходила линия фронта.
Единственное, что связано с живыми существами, это кровь, много крови, под некоторыми обломками виднелись конечности, похожие на человеческие. Меня тошнило, ком застрял в горле.
Может это просто сон — спросила Гретта.
— Тогда почему я до сих пор не проснулся? — Злобно отрезал Герман.

Дело уже шло к вечеру, мы решили найти целое, не тронутое катастрофой здание и поутру двинуться в город…
Все согласились, хотя перспектива идти пешком в лес не особо нас радовала. Но уж сильно мы были голодны и хотели пить. В общем, полчаса ходьбы по заброшенной лесной дорожке через чащу, и мы вышли к трассе.
Начало темнеть, мы отошли от посёлка и двинулись в следующий населённый пункт, находился он ближе к городу, но, чтобы туда попасть, нужно было пройти по трассе, проложенной через лесную зону. Первые следы обитания человека мы обнаружили через час. Это были останки автомобиля, покоившиеся с правой стороны дороги. Краска облезла, шины были пробиты, остатки стекла лежали в салоне.

Машин, мы, по мере приодоления пути, встретили еще около семи штук. Все они были старыми, и выглядели ужасно. На сиденьях некоторых я обнаружил разные вещи: книги, сумки, пустую аптечку. Решили ничего не трогать.
В моей голове мыслей не было уже никаких. Пусто. Только один природный инстинкт занимал мое сознание — остаться в живых, что бы ни случилось.

По дороге нам еще часто попадались различные предметы. Я уже не обращал на них внимания, мы просто двигались вперед в надежде найти какое-нибудь здание.
Поначалу попался покосившийся дорожный указатель, установленный на месте, где дорога раздваивалась. «Пос. Лесное» — гласила надпись, а нарисованная под ней стрелка указывала вправо. Внимая совету указателя, мы направились к правому ответвлению дороги.

Миновал еще примерно час, прежде чем лес наконец-то расступился, и тут, не веря своим глазам, мы увидели перед собой самые настоящие жилые дома, целые и не тронутые. Я кинулся бежать к ближайшему, но остановился на половине пути.

Дороги близ домов напоминали поле битвы, везде гильзы и разбитый джип. В темноте было сложно оценить размеры поселения, я только видел несколько разрушенных домов неподалеку, но в большинство зданий были целыми.

— Подожди! - сказал Герман. — Здания целые, сможем переночевать.

— Давай я осмотрю джип, — быстро промолвил Ник. – Он, видимо, военный, а вы проверьте дома.

Я, Гретта, Алекс и Герман поплелись к ближайшему домику. Заглянули в окна, но ничего в них не увидели. Принявшись настойчиво пытаться открыть дверь, Герман чуть не оторвал ручку. Я же прижался ухом к дверной щели и прислушался. Внутри точно кто-то шебуршал.

Поспешил к другому домику. И там было всё тихо. Обегав так ещё несколько строений, я подошел к Герману.

— Ладно, сейчас выбьем дверь и зайдём, - промолвил он.

Я оставил друзей и пошел к Нику.

Он тем временем нашел что-то интересное, подойдя ближе, я окликнул Ника. Пытаясь взять из джипа что-то громоздкое, он обернулся и показал прикрепленный крупнокалиберный пулемёт, видимо, бывший турелью на джипе.

— Ни хрена себе! — с удивлением воскликнул я. — у тебя вряд-ли получится его отцепить.

— Всё получиться, нужно немного времени.

Тут я глянул на пытавшегося вскрыть дверь Германа.
Он отыскал в траве какой-то продолговатый крупный предмет и решил выбить стекло в одном из домов. Как вдруг резко разорвал тишину страшный, пробирающий до костей металлический скрежет. Звук раздался справа от меня. Затем к нему присоединился лязг, доносящийся слева. Потом еще один, еще. Жуткий неживой крик окружал меня и Ника.

Не чувствуя ног, я подлетел к дому, а Ник тем самым застыл, в попытках отцепить пулемёт. Герман уже замахнулся своим орудием, как в эту секунду дверь резко отворилась, из темного проёма вылез мужик лет 30-ти и чуть ли не силой затащил нас внутрь.

Я упал на дощатый пол. Предмет выпал из рук Германа и покатился куда-то в сторону. Вокруг только кромешная тьма. К нам кто-то подошел, наклонился и прошептал прямо в ухо:

— Сидите тихо и молчите.

Голос был вполне обычным и очень знакомым, и это немного взбодрило меня. Правда, ненадолго.

— Кто вы? - спросила Гретта.

Тут из темноты тихо подошла Алиса.

— Ты! — громко воскликнули все, кроме меня. Я же вспомнил, что Ник снаружи.
— Чёрт, а Ник, Ник! Впустите его.

Страшные звуки приближались. Я замер, не в силах отвести взгляд от окна, за которым Ник уже снял пулемёт с джипа, как вдруг остановился на полпути и в страхе посмотрел куда-то вправо, направив туда же ствол пулемёта. Гул становился все громче.

Где-то недалеко громыхнуло, и я услышал звон разбившегося стекла. Потом Ник начал стрелять, упав от огромной отдачи, он яростно выпускал всю обойму. Позже к звуку пулемётной очереди присоединились ужасные крики, но самый первый крик Ника запомнился мне отчетливее других.

— Твою мать, нашли! — зашептал грубый мужской голос рядом со мной.

К металлическому лязгу и человеческим крикам за окном прибавились глухие мощные удары, а затем я услышал визг электрической пилы. Трещало дерево, звенели стекла, орали люди. Не понимая, чего делаю, я осторожно подполз к окну и выглянул наружу. Ник, скрючившись, стоял в луже крови и издавал хлюпающие звуки.
Даже в темноте было заметно, что с телом Ника творится что-то неладное. Он извивался, будто мучимый судорогами, но тем не менее оставался на ногах. Потом он закричал. Закричал так громко и пронзительно, что эхо прокатилось по всей округе, а мы с Алексом и Германом дружно вздрогнули. Ник дергался, продолжая кричать. На плечах и в области лопаток одежда полопалась вместе с кожей. Наружу полетели брызги крови, а в образовавшихся ранах показались отвратительные длинные хрящи. Они вырастали с неестественной скоростью и переплетались между собой в некоторое подобие лезвий. Оставшееся пространство между ними затягивалось отвратительной, липкой слизью, которая быстро твердела и превращалась в твёрдое, как камень, образование. Ноги в коленных суставах переломились, чему предшествовал приглушенный хлопок. Нижняя их часть упала на землю, покрываемая фонтанами хлещущей крови. Грудная клетка лопнула, и оттуда вылезла ещё одна пара небольших конечностей.

Это уже был не Ник. Тем временем одно из таких же чудовищ, каким и стал Ник, вломилось в дверь соседнего дома, там раздались адские крики. Вновь послышался визг пилы, за ним последовали неприятные хлюпающие и булькающие звуки, крики затихли. Кто-то дернул меня за рукав назад, от чего я больно приложился затылком об пол.

— Что творишь, учуют же! — зашептал Герман.

Но было, видимо, поздно. Дверь пробило, и из щели показалась ужасная конечность-лезвие.

Разбилось стекло в том окне, в которое я глядел несколько секунд назад. В проеме показалась физиономия Ника, хватая воздух дырой, смутно похожей на рот. Завизжала электропила.

Я отполз к дальней стене. Кто-то из хозяев дома закричал. Неведомая тварь продолжала ломать дверь, расширяя для себя проход. Когда дело было сделано, она с лязгом шагнула внутрь и тут же поймала дробь в голову. В свете из разбитого окна я увидел мужчину с обрезом в руке, одетого в какие-то лохмотья. После этого он взял Алису за руку и скрылся где-то в темноте. Я остался один, Алекс и Герман, видимо, во время нападения убежали в прихожую, а Гретта вслед за Алисой, я остался один. Существо, бывшее Ником, выбило остатки окна и залезло внутрь, сразу ползком двинулось в мою сторону на своих ужасных лезвиях, растущих из плеч.
Тут я вспомнил о недавнем оружии Германа, нащупав его и пододвинув ближе, я смог его разглядеть, это была часть арматуры, изогнутая с одного края, напоминая лом. Счет шел на секунды, немедля вознеся арматуру над головой твари, бывшей моим другом, с которым я разговаривал пару минут назад, резким ударом я впечатал железяку в голову существа. Оно, проревев в последний раз, упало набок. Я немедля встал и, хромая, зашагал в сторону входа в подвал, где, казалось, горел свет. Зайдя в приподвальное помещение, дверь резко закрылась, не понимая, я обернулся и тут же получил удар тяжелой мужской рукой в челюсть, мгновенно отключившись.

***

— Ты был прав, здесь безумно красиво. Люблю просто смотреть в небо, эти громадины так и направь упасть. Забавно сравнивать облака с чем-то маленьким, вон то похоже на улитку, хотя нет, больше на слизня — Ветер дул немного сильнее прежнего, прохладный воздух и начавшее мрачнеть небо были предвестниками дождя. — Помню, так пролежала весь день, чуть не уснув. Ведь так не хочется потом просыпаеться...

Глава 3.

Стремительно приходя в себя, я не хотел открывать глаза. Руки, ноги, голова, тело, глаза, уши - все приходило в себя. За ощущением собственного тела вернулись и воспоминания. Некоторое время я отчаянно боролся с ними. Хотелось верить, что все произошедшее лишь сон. Но нет: я лежал на полу, в подвале.
Резко вспыхнувший свет искусственного освещения подвала ослепил меня, и только холодный ствол обреза, приставленный ко лбу, окончательно прояснил сознание.

— Вы, нахрен, кто такие? - раздался голос откуда-то спереди.
— Я... мы… Меня Алан зовут... пожалуйста, уберите это… не стреляйте, - в нерешительности промямлил я.
— Алан говоришь, бл#ть, — в ярости начал тот самый мужик, ещё более прижав ствол двустволки к моему лбу, — из-за тебя и твоих дружков погибли люди из соседнего дома, ваш этот ещё из пулемета начал шмалять, теперь на звук сюда сойдутся толпы этих уродов!
— Папа, стой, не надо, это мои друзья!!! - крикнул знакомый голос, как оказалось, это была Алиса.
— Папа? - недоуменно спросил я.
— Эти так называемые «друзья» раскрыли наше укрытие, теперь нам придется уходить поутру.
— Но они же не специально, они такие же, такие же жертвы как и мы!

Мужик снял палец с пускового крючка и опустил оружие. Облегчение легло на душу. Уже привыкшие к свету глаза смогли разглядеть обросшее щетиной лицо.
Простояв ещё мгновение, потом пробурчав что-то себе под нос, он ушел в другую комнату подвального помещения, больше похожего на бункер.

Алиса дала руку и помогла встать.

— А где все? - недоуменно спросил я.
— Да там, в другой комнате, у них шок, а где ещё один? Ник вроде, вас же четверо было.
— Слышала выстрелы на улице?
— Видимо, он уже не жилец, так?.. Эти... хм... существа сильно реагируют на звук.
— Что это вообще за существа, Алиса, что происходит, почему выгорел лес и разрушен посёлок?
— Не только посёлок... - после недолгой паузы Алиса продолжила:
— Всё началось со странных бунтов и активности людей в городах, в новостях сначала говорили, что это митинг в связи с увеличением налогов, потом, что это вообще народное восстание. А потом откуда-то взялось это видео, и его показали по всем новостям. Наверное, не догадались заранее посмотреть.
На видео съемку вёл человек, снимающий из окна многоэтажки полицейских, сдерживающих агрессивную толпу. Далее внутри толпы начинается кровавое месиво, асфальт окрашивается в красный цвет, зум увеличивает изображение, и на нём видно, как у некоторых людей изуродованы тела, у некоторых на плечах находятся необычайно длинные конечности, вскоре подъезжает военный БТР и… они просто вскрывают его. Словно пакет чипсов по шву, а внутри люди вопят… жутко было. Потом видно, как что-то взбирается по стене дома, огромный костистый силуэт, потом слышны далёкие взрывы, оператор поднял камеру, чтобы посмотреть на пролетевшие мимо истребители. Видео прерывается. Я просто сидела и смотрела в телевизор, я была в шоке и еле заметила выступление президента, когда он объявлял чрезвычайное положение. Прошло дня два или три, пока ТВ не оказалось полностью под колпаком правительства. Интернет нагнули потом, но так или иначе вскоре везде было только «сохраняйте спокойствие, всё под контролем». После эвакуации некоторых пригородных поселений военные провели ковровую бомбардировку, в том числе в вашем посёлке... Странно, как вы вообще живы.
— Значит, эвакуация всё-таки была? - в надежде спросил я.
— Да, я слышала, люди говорили про какую-то зеленую зону. И, кстати, куда вы тогда пропали?
— В смысле пропали?
— Ну, когда я вернулась из магазина неделю назад, вас не было...
— Как это? Мы легли в 12:30...
— Я пришла в 11:00, палатки были пусты.

Продолжилось молчание.

— Мне пора к отцу, а ты иди и выспись, завтра рано вставать, — уходя, сказала Алиса. – Да, и извини за отца, он просто после случившегося стал каким-то замкнутым... ладно, до завтра.

Открыв тяжелую железную дверь, я вошел в комнату, обустроена она была вполне комфортабельно: небольшая тумба и несколько двухъярусных кроватей, на которых и спали друзья, видимо, их сюда привела Алиса, а я попался под горячую руку отца. Спать не очень хотелось, в углу комнаты я нашел небольшой ранец, нужно положить в него необходимые вещи, ведь бог знает, сколько нам придется идти до зелёной зоны, если конечно мы пойдем именно туда.
Проверив тумбу, нашел там фонарик и фотографию с нашими яркими лицами, там были все: я, Алекс, Герман, Гретта, Алиса, Ник на фоне сада. Закинув всё это в портфель, положил его под кровать и лёг на кровать.

Конец света... не таким я его представлял, лишь грязь и кровь… Бред, всё бред.

Странная пустота после сна была уже обыденностью. Встав с кровати, я схватил свой «новый» рюкзак с вещами и побрёл к центральной комнате, бывшей чем-то типа гостиной в этом подвале. Зайдя туда, я встретил несколько разных по своему виду взглядов.
Герман и Алекс смотрели большими коровьими глазами, несущими в себе только удивление и ужас. Видимо, Алиса посвятила их в ход событий позже, чем меня. Гретта же встретила меня приветствующим добрым взглядом.
Отец алисы не очень был рад меня видеть из-за вчерашнего «интересного» с ним диалога.
Лишь Герман не смотрел на меня, но в проблеске его глаз я заметил только всеобъемлющую боль, обыкновенная реакция на смерть лучшего друга.
— Нам, наверное, уже пора идти, так ведь?— спросил я в надежде услышать слова утешения.

— Сейчас Артур (отец Алисы) откроет оружейный тайник - и пойдём.

Тайник этот был на вид как перевёрнутый на бок старый шкаф, со стороны не поймёшь его предназначение. Это был действительно большой ассортимент.
Из всего, что было, Герман с Алексом взяли себе по «ИЖ 43ЕМ» — неплохая двустволка и самое обычное ружье. Просто и ничего более. Я остановился на «ТОЗ 34ЕР», польстившись на резиновый затыльник приклада, позволяющий регулировать и смягчать силу отдачи. И только Артур, в отличие от нас хоть сколько-то смыслящий в оружии, не поскупился и взял довольно крутую игрушку «ТОЗ МЦ 21-12» — автоматическое ружье двенадцатого калибра с магазином на 4 патрона (+1 на взводе), особо хорошее при охоте на крупных зверей… Какая ирония.
Процесс подготовки к отпору был закончен, взяв всё необходимое, мы собрались у входа, тяжелая железная дверь была открыта.
Артур медленно шел впереди, отмеряя каждый шаг и постоянно оглядываясь. Лоб его вспотел, лицо подергивалось от нервного напряжения, но руки уверенно и привычно сжимали ружье. Я плелся позади, целясь в разные углы.
Впрочем, в доме ничего не было в прямом смысле этого слова, даже трупа Ника не было.

— Если кого увидишь, сразу сообщай мне, — наставлял Артур. Говорил он, уже не таясь, в полный голос, и это еще сильнее пугало меня. — По моим прикидкам, где-то здесь должен быть транспорт. Нужно успевать. Еще одну ночь мы просто не протянем.

— Они… они могли запросто нас обойти, — пробормотал я.

— Могли, — ответил Алекс. — А потому побольше осматривайтесь по сторонам.

Мне показалось, что Артур забирает немного влево от того маршрута, что я мысленно для себя прорисовал.

— Куда мы идем?

Артур остановился и повернулся ко мне. Мы уже отошли от дома, и при свете дня было легче осмотреть посёлок. Справа от нас на земле лежал пулемёт с пустым магазином и гильзами вокруг.

— В соседнем доме есть гараж, там должна быть машина, — пояснил Артур. — Попробуем обогнуть те дома слева, благо это в нужном нам направлении.

Мы были у цели, небольшой коттедж с пристроенным к нему гаражом.
Подойдя ближе, мы поняли, что лучше войти через дом, чтобы не привлекать внимание «этих» к громкому звуку открывающихся ставней гаража.
Дом изнутри был действительно большой и уютный, вот только следы крови на стенах вызвали беспокойство. И снова никаких трупов, только кровь, это очень странно.
Зайдя в гараж, мы очень удивились. Там стоял вполне новый пикап, видно, что недавно купленный. Дверь, к счастью, была открыта.
Сев в машину, я сразу занялся поиском ключей, которые к тому моменту пылились в бардачке, очень хороший расклад. Вставив ключ в зажигание, я провернул его на все 360°, но не произвёл никакой реакции, без косяка никак в такие моменты. С этими мыслями я стукнул руками об руль и вылез из машины.
Артур тем временем открыл капот и, что есть силы матерясь, стал искать поломку:
- Стартер, херов стартер, здесь в гараже где-то должен быть новый, короче, ещё полчаса на установку.
Слова Артура не очень меня обрадовали, ещё мгновение в этом доме я не выдержу, уж слишком настораживающее чувство было у меня.
Выйдя из здания, я начал обход периметра. Возле дома ничего интересного не было, лишь только сгоревшее у основания дерево, днями ранее упавшее на дом, полностью уничтожило чердак.
Зайдя на задний двор, я обнаружил весьма интересную дорожку, тропу... Тропы, лесные тропы очень манили меня, они всегда кажутся для меня чем-то большим, путями жизни, на которых лежат как маленькие веточки - малые трудности, - так и большие стволы деревьев - большие трудности.
Но в конце концов тропа обрывается, всё прям как в жизни. Время ожидания предстояло большое, так что я успею прогуляться дотуда и обратно.
Идти было неимоверно приятно, мягкий мох под ногами, всё было очень спокойно, никаких звуков, не хотелось нарушать такую идиллию, и я сбавил скорость.
Это был конец тропы, заканчивался он огромным дубом, дубом среди сосен. Он очень обгорел, но не терял своего могущества, лишь только один-единственный не опавший маленький листик болтался на ветке, но порыв ветра сорвал его, и он начал было падать, как вдруг застыл в воздухе. Всё вокруг приобрело чёрно-белые краски. Звуки утихли.

— Алан, эта встреча не заставила себя ждать, — прозвучал монотонный голос позади меня, заставив обернуться.
Это был тот самый человек из сна.

— Кто вы? — в моём голосе пробилась нотка трусости.

— Я... Можешь звать меня Джим, но это сейчас неважно, мы оба делаем одно общее дело.

— Что ещё за дело? Что происходит?

— Дело, от которого зависит судьба всех нас, не хочу показаться бестактным, но ты должен кое-что сделать для меня.

— Что тебе нужно? — задавая этот вопрос, я невольно стал доверять Джиму, при всех этих событиях это было не так странно.

— В центре Претории находится ретранслятор, гигантская башня, являющаяся источником огромной энергии, но вся энергия исходит из обелиска в глубине ретранслятора. Ты должен любой ценой проникнуть к нему, а далее… Ты сам поймёшь . Я вас спас, и надеюсь, Алан, вы воспримите всё всерьез и проникнитесь к моему заданию уважением, а сейчас, Алан, вам, видимо, уже пора.

С его последними словами пришла дикая боль в голове, проясняя сознание, она выпроводила меня из мира иллюзий. Прояснились и звуки. Звуки выстрелов и крики моих друзей, как раскалённый кнут, окончательно ввели меня в ход событий.
За полминуты я уже был у дома и лицезрел не очень приятную картину.
Пикап стоял во дворе, видимо, он выехал из гаража и заглох, Артур за рулем пытался снова завести машину. Алиса и Гретта сидели в салоне. Герман толкал автомобиль сзади, чтобы хоть как-то отдалиться от толпы, приближающейся с противоположной стороны леса.
Алекс прицельной стрельбой выводил из строя некоторые тварей, но они снова поднимались и начинали ковылять в сторону машины.
Толпа же, представляла собой огромное количество уже сильно преобразованных людей, некоторые напоминали по виду гигантских богомолов, некоторые напоминали гибриды человека и арахнида, некоторые просто ползли по земле, передвигая своими гигантскими конечностями.
Простояв ещё мгновение, я рывком бросился к друзьям, сразу выхватив ружьё.

— Мы уж думали, что всё, потеряли тебя, — с усмешкой под звук выстрела из своего же ружья сказал Алекс.

— Ну да, меня уж потеряешь.

— Что стоишь-то, помог бы лучше, я уже... — крикнул Герман, но остановился на полуслове. Взгляд его направился куда-то в толпу уродов. Ник. Чёрт, там, шатаясь, передвигался Ник с металлической арматурой в голове.

— Ник... Ник, ты жив... — в истерике Герман бросился к шатающемуся уродливому силуэту, Алекс попытался его удержать, но, получив мощный удар локтем в переносицу, ослабил хватку.
Герман подбежал к существу, бывшему его «другом», с попыткой обнять, но тут же был насквозь прошит длинным лезвием, которое двинулось вверх и как по швам разделило Германа надвое.
Преодолев рвотный рефлекс, я залез в кузов, Артур наконец смог завести эту рухлядь, и мы с визгом шин быстро покинули место смерти уже двух наших друзей.

— Всё не должно было так случиться, это... это, наверное, действительно конец, - уже не скрывая отчаяния, сказал Алекс.

— Да нет, всё ведь будет нормально, мы доберёмся до зелёной зоны и... — начал Артур , но его прервал Алекс.

— И что? Ты думаешь, там лучше? Не уверен, всё это насчёт зеленой зоны полный бред…

— Почему ты так думаешь? — спросил я.

— А если она есть, то что? Я уже не стану таким, как раньше, я воочию видел, как моих друзей рвёт на части, Алан... Я не смогу так жить, жить после всего это...

— Да брось ты, всё будет хорошо, Алекс, обещаю.

В ответ на это Алекс лишь отвернулся и закрыл глаза.

***

После часа езды мы были уже в черте города. Претория действительно поражала своим могуществом. Огромные, разрывающие облака здания, обилие неоновых вывесок магазинов. Широкие дороги были закиданы дорогими автомобилями, все они были брошены в спешке, некоторые полностью разбиты.
Наш путь проходил паралельно черте, и уходил дальше. Мне нужно как-то добраться до ретранслятора Но, мне стоит ли доверять этому человеку, хотя, человек ли это вообще. Мне нужно цепляться за хоть какую-то надежду...

— Остановите машину! — потребовал я.

— Ты совсем сошёл с ума? — грозно крикнул Артур, все друзья странно посмотрели на меня.

— Серьёзны, у тебя вообще крыша поехала — сказала Гретта.

— Вы не понимаете, мне нужно в город, в ретранслятор, он главная угроза, из-за него всё случилось.

— Откуда ты знаешь? — Язвительно спросил Алекс.

— Возможно он прав, — отрезала Алиса, всё это началось после запуска "реактора" в ретрансляторе.

— Ну допустим мы попадём туда, что дальше? — Голос Гретты был пуст, и не выдавал никаких эмоций.

— Я не знаю, эта наша единственная надежда.

— До зелёной зоны пятьдесят километров, нам нужно будет топливо. — начал Артур — я остановлюсь в спальном раёне, мы доберёмся до заправки, заберём бензин и свалим отсюда. У тебя ровно час на свои дела, мне плевать, не вернёшься уедем без тебя.

— Но папа? — Зашептала Алиса.

— Заткнись. Ты меня понял?

— Да...

Оставив машину близ дворов мы вышли, и отправились к центру в поисках заправки.
Чем дальше двигались к центру города, тем сильнее становились разрушения, здания сильно накренились, некоторые были полностью уничтожены. В переулках и на пешеходных дорожках было огромное количество крови, это очень настораживало, особенно полное отсутствие каких-либо живых существ.
Вскоре продвижение сквозь месиво из машин стало невозможным, и мы приняли решение идти пешком. Далее нашему взору предстала картина из скопления искарёженных машин
Чёрт, как мне теперь проникнуть к шпилю ретранслятора. Идя всё ближе к центру, я заметил небольшую деталь: с западной стороны обрушился небоскреб, через него можно проникнуть к обелиску.
Наверное, правильным решением будет мне одному туда добраться, это, наверное, не лучший сценарий, но... Мои мысли прервал голос Гретты:
- Посмотрите, там заправка, возможно, мы там что-то осталось.
"Gas" - слабо мелькали неоновые буквы у входа.

— Сколько бензина… Мы ведь сможем вернуться сюда, когда будем уезжать? — спросила Алиса, смотря на перевёрнутый рядом бензовоз.

— Вряд ли, — начал Алекс, — здесь ещё пара баков пропана, одна искра — и всё тут взлетит на воздух.

— Но как же мы вернёмся за Аланом? — спросила Гретта попятившись на меня.

— Я доберусь сам.

— Слушай не дури, мы вернёмся за тобой — произнесла Гретта, её слова придавали уверенность.

— Это... здесь какой-то странный запах. — Со странным лицом пробормотала Алиса.

— Да здесь везде такой запах, тут неделю ранее была мясорубка, не так странно, что тут воняет.

Зайдя внутрь, появилось странное чувство тревоги, всё в хлам, полки разбиты, пол весь усыпан мусором, в некоторых местах стен виднеются бурые пятна.

— Мда, не думаю, что здесь что-то есть...

Алиса и Алекс стали проверять морозилки и полки, Артур занялся поиском топлива, а я с Греттой пошёл к задней части магазина.

— Ничего, мы здесь ничего не найдём, — сказала Гретта.

— Возможно, странно очень, окна разбиты, продуктов нет, а вот касса цела и нетронута.

— Всё равно продуктов нет, к чему нам эта касса, думаю, деньги - это единственное, что нам не нужно.

— Меня немного другое беспокоит... — открывая дверь к электрощиту, я пристально следил за проводами. — Электричество, вот бл*ть...
Звуки сирены разорвали тишину.

— Сигнализация... — разом сказали мы оба.

— Надо сваливать отсюда. Немедленно. Гретта, попробуй вскрыть дверь на задний двор, а я, — рёв существ прозвучал быстрее, чем я успел сказать. — А я выиграю время…

Ужасная картина была перед глазами, «они» выползали из старых зданий, Алиса только подняла ружьё, как на неё набросилось одно из существ. Своё лезвие оно вонзило ей в районе груди, Артур впал в ярость, откинув тварь, он прикладом разнёс ей голову.
Алекс бросил ружьё и заорал, чтобы никто не стрелял, видимо, учуяв запах пропана в воздухе.
Перепрыгивая машины, существа в два прыжка появлялись уже возле заправки.

— К хренам всё, — бросившись к чёрному выходу, который к тому моменту открыла Гретта, я обернулся. Артур в слезах целился в тварей, Алекс попытался его оставить, но прогремел единственный выстрел.
Ударная волна успела настигнуть меня после того, как я выбежал из заправки. Всё здание заправки пылало огнём, о том, что хоть кто-то там выжил, и речи быть не могло.
Гретта подала мне руку, поднявшись с земли, я смог оглядеться. Звуки приближающихся чудовищ были ближе чем я ожидал.

— Куда теперь? Что нам делать?! - Гретта была в шоке, но ещё сохраняла рассудок.

— Так... Сейчас всё выслушай и прими всё серьезно, у меня были ведения, та звезда начерченная на холме, нам помогли выжить...

— Что?

— Дослушай, тот кто нам помог дал шанс нам выбраться отсюда, ретранслятор - наш единственный выход, туда нужно попасть любой ценой.

— Хорошо, выбора особо и нет, мои друзья мёртвы, мой мир мёртв.

— Ты не одинока в этом плане — Сказал я открывая железную решетчатую дверь.

Мы вышли из заднего двора заправки и тут же бросились к упавшему небоскребу, там был хоть какой-то шанс оторваться от существ, которые всё это время находились в темноте зданий и подъездов. За нами со всех сторон погнались демоны.
Перебираясь через развалины небоскрёба мое внимание привлекли фигуры, замелькавшие в окнах многоэтажек. Они следили за нами. Десять, двадцать, тридцать… сотня… Сколько их? Да какая теперь разница. Мерзкие существа ползли отовсюду, со всего города, толпы.
Выбежав на площадь близ ретранслятора, я оказался у самого подножия монолитного строения.
Ноги стали ватными, не в силах больше двигаться, рухнул на землю, чудовища бежали следом, вот они в десяти метрах... я закрыл глаза в ожидании конца, но, ничего не произошло, преследователи остановились в пяти метрах от меня.
Орда тварей, словно адский рой, кружила вокруг ретранслятора, ниже я заметил, что пересёк желтую с чёрными полосками линию. Возможно ретранслятор их как-то ограничевает. Посмотрев наверх, я выдохнул, мы были уже близко.
Ретранслятор был огромных размеров, своей вершиной это громадное сооружение разрывало небо.

— Ты в порядке? — в надежде спросила Гретта.

— Ты не видешь, вот лёг, решил отдохнуть мать твою...
Видимо, это финишная прямая, дороги назад нет.

— Дорога назад исчезла ещё тогда, на вечеринке, сейчас же, это просто необратимый финал.

— Финал... — Посмотрев на небо я преподнялся. — Финал чего?

Грани сознания. Глава 5.

Большой холл был выполнен в стиле минимализма, большие колонны по обе стороны, всё было белого цвета, схожего с мрамором, в середине комнаты находилась большая капсула, судя по всему бывшая лифтом.

Зайдя в капсулу, я нажал на старт, пред этим выбрав последний этаж.

Монотонный шум поднимающегося лифта нарушил голос Гретты:

— Все друзья мертвы, а я так и не смогла до конца вас понять. Ты единственный, кто остался, Алан, я… я просто устала от этого.

— Возможно, это последний наш разговор.

— Но, может... мы выберемся, — её слова звучали для меня лучшим успокоительным.

— Я очень на это надеюсь, как никто другой.

— Просто я хотела сказать.

Лифт остановился на нужном этаже.

Я вышел из лифта, следом за мной вышла Гретта. Длинный коридор, справа от которого находились большие окна того же стиля модерн, хорошо освещался малиновым светом заходящего за горизонт солнца. Боже, это место было прекрасно, при других обстоятельствах я бы остался здесь на долгое время.
Коридор сворачивал вправо и выводил в большое помещение... Это был ангар... Спасение.
В последнем слоте для вылета находился военный штурмовик.

Я же остался у панели управления.
В полученном маршруте автопилота значилась база «Эдгард» в пяти тысячах километров отсюда, вот она, это и есть зелёная зона. Все радостные события ранее происходившие в моей жизни были лишь крупинками по сравнению с этим.

— Гретта мы спасены, координаты уже в базе автопилота, осталось только совсем ничего.

— Тогда давай быстрее. — В её голосе читалась счастье.

— Давай, нуже, - голос Джима показался мне весьма странным, не таким, как раньше. Но, не обратив внимания, я пошёл к пункту назначения.

Поднявшись по длинной лестнице, я и Гретта продвигались всё глубже.
Длинный коридор напоминал... Да он мне ничего не напоминал, я никогда не видел такого, ровные стены и маленькие лампочки в форме треугольников на углах стен и потолка.

«Вот она», — в мыслях моих, как гром, прогремело, когда я увидел панель управления резонатором. Для авторизации требовался пароль.
Рядом находился небольшой архивный шкав, что-то на подобии этого.

— Для деактивации потребуется вырубить питание — Голос Джима вновь послышался откуда-то издали, похоже только я его слышал.

— Гретта, поищи пароль от компьютера, а я попробую отключить питание.

— Какое питание?

— Неважно, — сказал я выходя на помосток.

Зал с обелиском выглядел грандиозно. Стены исписаны какими-то знаками, символами. Вскоре я обнаружил про какое питание он говорил, на конце помоста был небольшой щиток, от него к обелиску отходили длинные кобеля. Открыв дверцу я выстрелил в его содержимое. Посыпались искры, освещение потухло.

— Там что-то должно быть.
Введя пароль с прилагающегося документа пароль, Гретта остановилась. Авторизовавшись, главный компьютер начал выводить на экран перепись персонала:
"Джим Шоннор, сотрудник класса V - оператор ретранслятора доступ открыт. Событие класса C, немедленная эвакуация персонала с уровнем допуска 5. Количество погибших 678. Количество действующих лиц 0.
Джим стоял позади меня и с улыбкой произнес:
— Удивлён?
Нет... Стоп, стоп, резонатор, боже мой… он и был началом всего этого, а я только что активировал его в полную мощность.
С бешеной силой долбя по клавишам, я пытался отметить злосчастный процесс, но тщетно.
Гретта отошла от панели...

— Слишком поздно, Алан, во время извержения колоссальной энергии я был ближе всех к нему, я стал обелиском. ты - носитель, без тебя я бы не попал сюда. Понимаешь, после того как обелиск был запущен сработал ограничитель, который теперь уничтожен, благодаря тебе, и теперь сигнал разойдётся по всем точкам планеты.

— Алан, уходим, быстрее Алан... — начала кричать Гретта

— Алан, мы с тобой одно целое, я - часть твоего сознания, расслабься, и всё кончится быстро…

— Да пошё к чёрту…

— Алан что с тобой, с кем ты разговариваешь? Пожалуйста, пошли отсюда...

— Идём, сейчас, иди, в ангар, запускай автопилот.

Гретта побежала по коридору.

Голова начала раскалываться. Я начал плестись опираясь на стену, перед глазами стоял обелиск. Вот я уже у его подножия.
Джим стоит не двигаясь.

— Ты... Ты сволочь— ели выдавливаю я из себя.

— Раз так, то придется перейти к кардинальным мерам, — голос Джима менялся с каждым словом, превращаясь в подобие криков и стонов. Всё вокруг исчезает, остаюсь только я и только он. На спине его расправляется некое подобие перепончатых крыльев.
— Твои друзья мертвы, из-за тебя, ты убил их, ты убийца.

— Нет, я не хотел, — в отчаянии шептал я.
Нет, нет.
Я... я... нет, он этого и добивается.
Я должен всё остановить.

— Ты убийца, ТЫ УБИЙЦА, ТЫ УБИ... — пыталась сказать тварь, но, видимо, разглядела осознанность в моём лице.
Пересилил отчаяние и липкий ужас, меня охватил дикий гнев.
- Ты их убил, а не я, ты - вина всего, что случилось!
Направив на Джима ружьё, я немедленно выстрелил, попав прямо в грудную клетку.
Монстра пробило насквозь. Он презрительно улыбнулся... темнота рассеялась как и сам Джим. Вместо него стояла Гретта, закрывая рану на животе, тут же упав на колени. Я был в ангаре.

— Нет, нет, только не это...

Из её рта струйкой потекла кровь.

— У нас ещё целая вечность чтобы всё обсудить, - рядом со мной раздался уже знакомый голос.

***

Алан уже не боялся. В его сознании предстала абсолютная ничтожность всех его прежних, казалось, таких жгучих, обид. Вдруг он нащупал маленькую бумажку, бывшую фотографией, полной настоящего отчаянья. Фото таких жизнерадостных лиц. Алекс, Гретта. Слёзы потекли по щекам. Герман, Ник, а за ними Алан, он отчаянно пытался влезть в кадр. Он понял, что это конец. В душе Алана росли и виднелись образы людей, которых он когда-то знал. Охваченный воспоминаниями, он не сразу услышал предупреждение о разрушении реактора комплекса. Закрыв глаза, он стал ждать.

***

Я ели смог раздвинуть веки.
Белый свет ужасно резал глаза. Пикающий звук всё быстрее давал проснуться. Мягкая кровать, белые стены, какого? — я попыталася привстать но боль в животе не дала этого сделать. Ко мне подошла девушка в белой одежде, тут же позвав кого-то...
— Я в больнице? — попытался промямлить я.

— Да, сэр, не беспокойтесь.

— Что... Что с Гретто, с друзьями?

— Они все в порядке, не переживате. — доброжелательно ответил доктор.

— Почему я здесь?

— У вас зарегистрирован бактериальный мененгит, неделю назад вы сильно отравились и впали в кому. Вас госпитализировали в ночь на четвёртое мая, вы чудом выжили.

— Это всё было нереально?

— Все образы были сгенерированы в вашем подсознании.

Это было лучшим что мне говорили в жизни, лучшим что я когда-либо слышал. Его слова были полны живительной силы. Это лучше, лучшее... Мои мысли оборвал до боли знакомый голос...

— Здравствуйте, Алан. Простите что заставил ждать. Я думал, как же объяснить вам. Но всё же...

Свидетельство о публикации № 31761 | Дата публикации: 16:07 (07.01.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 28 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 3
0 Спам
3 VasiliyDan_   (08.01.2018 10:53)
Извиняюсь, накосячил с редактированием, всё исправлено:)

0
2 ForuN   (08.01.2018 04:29)
Присоединяюсь к комментатору ниже. Такое обилие текста пугает читателя. Займись дроблением своего произведения.

+1
1 bamgran   (07.01.2018 23:42)
Добрый человек. Отдели диалоги, создай абзацы и вообще подредактируй для удобства читателя. Остальное потом.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com