» Проза » Рассказ

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Авиталь
Степень критики: Любая
Короткое описание:

Это вторая версия моего рассказа «Все пройдет». Интересно ваше мнение, какая версия лучше. Спасибо!



В прихожей резко хлопнула дверь. Вошла мама. Последнее время Вита почти не виделась с ней. Та бегала по организациям, фондам, больницам, советовалась, искала. Но все равно все сходилось в одной точке – Израиль. И суммы, озвученные клиниками Израиля, не столько вселяли надежды, сколько вызывали боль. 

Диагноз Виты звучал предельно понятно, без длинных терминов. Но тем он и был тяжёл. Вита силилась понять логику Бога, зачем Он обрек ее на заведомо неравную схватку? Почему ни один врач не берется ее лечить? И почему все говорят только одно – Израиль! Может, Бог хочет отправить Виту таким сложным путём на родину ее предков? Папа давно живет в Израиле. А мама двадцать три года назад не поехала с ним. И, как потом выяснилось, не поехала она вместе с Витой. И теперь внезапная болезнь все равно ведет ее окольными путями на Святую Землю! Странный замысел.

- Все это выглядит фантасмагорически! – каждый день заявляла Вита маме, глядя на ее суету, напряжение нервов и опасаясь уже больше за ее здоровье, а не за свое. 
- Авиталь! Мы просто так не сдадимся, - строго называя ее полным именем, говорила мама.
- Такие деньги! Я лучше умру, чем оставлю тебя бомжихой, - кричала Вита. 

Увидев маму в промокших ботинках и в солнечных очках, Вита приготовилась снова напомнить о бессмысленности усилий. Но мама ее опередила:
- Все! Денег не нужно. Я сгоняла опять в Сохнут! К консулу запись была аж на июль! А они - нате завтра! Я им сказала – онкология, так они бегом оформлять. На, заполни анкеты. И завтра поедем на Большую Ордынку к консулу. Господи! Репатриируешься и получишь бесплатное лечение в полном объёме! Слава Богу! Хоть какая-то польза от твоего отца.

Мама не ждала ответа. Она выпалила все это куда-то поверх головы Виты и начала креститься на купола храма Серафима Саровского, которые виднелись в мутном застеколье окна. А Вита вдруг заметила, как мамино лицо постарело. Оно как будто свернулось в крепкий узел.
- Внимательно заполняй синей шариковой ручкой без помарок, а я побегу дальше, мне еще надо в банк. Отец уже летит из Тель-Авива. К консулу пойдёшь с ним! – голос мамы осип от волнения.

Выпив остывшего чая прямо из чашки Виты, которая наливала себе этот чай полчаса назад и совершенно о нем забыла, мама снова хлопнула дверью, оставляя за собой свежий призрак спасительной израильской мечты.

Вита вчитывалась в вопросы анкет. Писать старалась красиво, разборчиво, разрывая соединения букв, чтобы сделать их печатными. И даже снова, как «раньше», начала грызть кончик авторучки.

- Место рождения, место проживания, ваша религиозная принадлежность, иудаизм, не религиозен, атеист, так-так, ничего не понимаю, - глухо произнесла Вита, перечитывая еще раз и еще раз вопрос. Она положила ручку и попыталась осмыслить разницу между атеистами и нерелигиозными людьми. - Ладно, можно оставить незаполненным пока, - ответила сама себе. 

Мысли все больше убегали к папе – они не виделись целых десять лет. Лицо папы в памяти немного стерлось, ближе и яснее был его густой громогласный голос в телефонной трубке и особая стать, присущая крупным серьёзным мужчинам. Рядом с папой возникало ощущение защищённости, тепла и спокойствия. Он все знает, он все сделает, он все организует.

В консульстве было много народа. Мама осталась ждать на улице, она была не в силах сдерживать волнение и боялась этим навредить. Вита с папой были приглашены без очереди в просторный кабинет с высокими потолками и массивным письменным столом посередине. Консул оказался приветливым пожилым господином в дорогом костюме, со старомодными запонками в рукавах рубашки и с пушистыми чёрными бровями, перекинутыми через все лицо, словно шлагбаумы. Периодически «шлагбаумы» поднимались и опускались, выражая участие. Виту и ее отца консул принял как родных, усадил, угостил печеньем, расспросил о здоровье, и заверил, что они и глазом не умеют моргнуть, как виза будет готова! Он лично не видит к тому никаких препятствий.

- Такс, проверочку сделаем быстро. У вас так мало документов, что проверять-то нечего, - шутливо подбадривал консул, - А мама репатриируется? – консул уставился на папу Виты профессионально пытливым взглядом.
- Нет. Я забираю дочь и точка. Давайте побыстрее, - ответил папа, строго взглянув на консула и многозначительно кивнув на документы.
- Маму потом, хорошо, - опустив «шлагбаумы», консул углубился в анкету, - Такс, а вот тут забыли галочку поставить, моя дорогая.
- Где? – вздрогнула Вита.
- Вот, - ткнул пальцем консул в «религиозную принадлежность».
- Христианская, - ответила Вита.

Папа посмотрел на Виту вопросительно, потом кашлянул и проговорил ей тихо с командной интонацией:
- Ставь «не религиозен».
Консул перестал улыбаться и глубоко вздохнул. Лицо его поскучнело и как будто сдулось. 
- По закону о репатриации мы принимаем либо иудеев, либо атеистов, либо религиозно безразличных граждан, - монотонно отрапортовал он.
- А в чем разница? - спросила Вита, ощущая, что вот сейчас откроется то, до чего она сама вчера не додумалась.
- Есть такая категория репатриантов, которых, как бы сказать, насильно крестили, чаще всего в младенчестве, понимаете? То есть неосознанно. Какое же это христианство? Одно недоразумение! – пояснил консул, уже потеряв радостный настрой.
- Так, дайте-ка мне, - властным движением длинной богатырской руки, обтянутой ярко-голубой рубашкой какого-то модного бренда, папа взял ручку и, с лёгкостью дотянувшись до анкеты, ввинтил аккуратную галочку в пункт «религиозно безразличен». - Ерунда какая-то, чего тут думать. Это же моя дочь! Мать ей навешала христианства, а теперь девочка возвращается в родные, так сказать, исторические объятия. – Папа развёл руками и широко улыбнулся, добавив фразу на иврите: «Всему свое время». 

Папины прямые, выгоревшие на Израильском солнце, брови встали умоляющим домиком.

Консул вскинул и снова опустил «шлагбаумы». После чего протянул авторучку Вите.

- Нужна ваша галочка, моя дорогая.
Пока Вита растерянно смотрела в анкету, папа продолжал заговаривать зубы консулу:
- Обрядческий культ на почве суеверий матери. Тору поизучает, с иудеями пообщайтся. Привыкнет. Да, Авиталь? - папа с торжественностью произнёс полное имя Виты. - Имя, кстати, я выбирал. 

Вита обрушила возмущенный взгляд на отца: папа даже не приехал, когда она родилась, имя ей выбирала мама! Папа перешёл на откровенное враньё! Значит, вопрос и правда серьезный. Просто так папа бы не стал обманывать.

- Безусловно. Имя прекрасно! – твёрдо глядя на юную репатриантку, консул ждал. Вита сжалась и быстрым движением посадила поверх четкой папиной галочки почти незаметную свою.
- Вот и чудно. Ждите звоночка. Вас проводят, - сказал с победным облегчением консул и, пролистнув оставшиеся анкеты, сложил их в серую папочку. Окончательно захлопнув «шлагбаумы», он тяжело поднялся. В тишине послышалось выверенное дипломатическое поскрипывание паркета.

Виту охватила жгучая тоска. Невидимая линия только что отделила ее от чего-то очень ценного, как будто отрезала ее от самой себя.

- Стойте! – выкрикнула она в сутулую спину уходящего консула. - Я отказываюсь!
Консул остановился и укоризненно посмотрел на отца Виты.
- Я отказываюсь. Я не еду! – снова повторила Вита.
Она готова была умереть прямо здесь. Папа попытался сделать знак консулу, чтобы тот не беспокоился - ребёнок просто перенервничал и папа сам с этим разберётся. Но консул был искренне любопытен.
- Почему же? – поинтересовался он.
- Я без Иисуса Христа не поеду.

Неодобрительно покачав головой, консул хотел что-то мудрое изречь, но махнул рукой, переложив эту неблагодарную роль на отца. 
Ноги Виты стали деревенеть, и в голове загрохотал голос ее духовника, батюшки Иллариона: «Молись Серафиму, все пройдет, все пройдёт… Господь не оставит…»

Папа успел подхватить и тремя огромными шагами перенёс бледную Виту на кожаный диван у окна, пока сотрудницы в одинаковых бордовых костюмчиках семенили за ним и спорили на иврите, что сначала нужно сделать – дать таблетку или открыть окно. Острая свежесть раннего апреля ворвалась в лёгкие. Вита открыла глаза. И увидев встревоженное лицо отца, старалась подробнее запомнить ямочку на подбородке, седые виски, гладко выбритые широкие щеки, небесно-голубой воротничок рубашки и сложную геометрию морщин на лбу. Чтобы подольше не стиралось из памяти…


Свидетельство о публикации № 35208 | Дата публикации: 14:28 (07.04.2022) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 43 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 11
0 Спам
4 vysotskaya   (07.04.2022 22:32) [Материал]
Начала читать и не смогла продолжить... Такая посредственность... Можете уничтожить меня в прах, вот меня будет много, вместе посмеёмся.

0
5 jz77   (07.04.2022 23:18) [Материал]
Во время смеха тогда главное - не чихнуть! Чтобы токсичное облако не стало угрозой человечеству)))

0
6 vysotskaya   (07.04.2022 23:42) [Материал]
Уж вы наверное, знаете детали. Наладили бы производство, а если уже ключ бъет, то и трубопроводы к ждадущим. А то пользуетесь, неким правом, а мы тут бедствуем.

0
7 jz77   (08.04.2022 13:18) [Материал]
Не понимаю, с кем и о чем вы говорите) Текст читать вы не можете, но пишете очень много о чем-то своём, может вам блог завести?

0
1 Джубал   (07.04.2022 21:36) [Материал]
Почему-то мне этот вариант нравится больше. Может роль отца подкупила.
Концовка - с запоминанием лица - однозначно сильнее.
Блин, я в какой-то момент подумал, что в этой версии она всё таки поедет в Израиль. Но, тогда вся соль уйдёт, верно?
Начало первого дубля было плавнее - подоконник в трещинах, храм, жизнь "до", переживания гг ... а тут сразу к делу. Я бы оставил начало как было, особенно слова батюшки, которые Вита в конце вспомнит.
Авиталь - "росса моего отца". Красивые имена израильские.

0
2 jz77   (07.04.2022 21:39) [Материал]
Первую версию смотрел профессиональный рецензент, предложил отрезать начало и поменять маму на папу, вторую версию профессионалы - еще два рецензента одобрили. Но мне трудно определить, улучшился рассказ или нет. Вот решила спросить у читателей))

0
3 Джубал   (07.04.2022 21:53) [Материал]
В общем улучшился, с отцом реально лучше!)

0
8 Patrizia   (08.04.2022 19:06) [Материал]
Привет.
Может и нечестно, ведь я и первый и второй вариант рассказа не осилила до конца, зато имею что сказать (вот это наглость smile с моей стороны, конечно). Почему не дочитала, не хочу сопереживать тяжести-горести, которая вплетена в повествование.
первый вариант: академичен, но сух,
второй: проще, зато живее.
Ну, я так, навскидку, их сравнила между собою.
Интересно, а идея одна и та же? и не получилось ли два разных рассказа (не версии) на одну идею? Узнаешь, когда прочтешь smile Но мне кажется, что это разные рассказы,  да даже дело не в лучше, не хуже (улучшился ли рассказ), а в том, что ты хотела донести. Где это сильнее раскрыто? Реши сама, как художник.
Так то я нахалтурила: не дочитала до конца (оба рассказа), зато вероломно высказалась. smile

0
9 jz77   (08.04.2022 22:09) [Материал]
Привет! Ну мне вот такая реакция и была нужна. Хотя жаль, что все же твой сравнительный анализ нельзя считать полноценным, тем не менее можно его считать полезным) Вот так как-то. Ладно, в целом уже ясно - мою сложную мысль на 8000 знаках раскрыть не удалось ни там, ни там. Спасибо)

0
10 Джубал   (09.04.2022 08:04) [Материал]
Почему ты считаешь что не удалось?
Исправь, если ошибаюсь.
История о сложнейшем выборе человека. Когда можно пойти на сделку с собой, прикрыв глаза на веру которая так долго придавала сил, и получить практический шанс на спасение.
Осуждать Израиль в этом контексте чиатель не сможет, если вникнет в его историю, и поймет причины таких законов.
Остается острая пища для размышлений о самом выборе Авитать, и подобных ситуациях - где переменные разнятся верами и законами, принципами. Все сводится к вопросам "готов ли я пожертвовать материальной безопасностью"? и правильно ли я делаю?
И я думаю, что каждому приходится отвечать на них самому. А потому невозможно дать окончательных и верных ответов. Более того, никто на самом деле не знает как он поступит на деле.
Лично я бы, думаю, что смог бы пойти на такую сделку, и поставить галочку напротив "не религиозен". Но при этом, я понимаю героиню, не осуждаю, тем более не смеюсь. Есть некая помесь уважения с недоумением и жалостью. Но выбор этот, логически, и даже духовно, я могу понять.

0
11 jz77   (09.04.2022 14:43) [Материал]
Автор находится внутри своего творческого «Я», ему сложно оценивать. Для того мы и просим других посмотреть, подсказать. Как увидит читатель, я вообще не могу никогда предсказать. Спасибо большое за обратную связь.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
german.christina2703@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com