» Проза » Рассказ

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Где-то есть чудо-звезда
Степень критики: строгая
Короткое описание:

Если всё время не везёт, может, всё-таки, повезёт когда-нибудь?



«Я слышала где-то есть чудо-звезда», - мечтает Валя по пути в школу. Низкорослая, в очках, сегодня она ещё и хромает. «Там мир и любовь, и май месяц всегда», - озаряет новая рифма, пока школьница обходит лужу, усыпанную гнилыми листьями и неуютными кружочками дождя. Несмотря на больную ногу, Валя пытается перескочить коричневую жижу, но силы подводят. Грязь пачкает ноги, течёт в сапоги. Валя ещё у дома, но вернуться чтобы переодеться не решается. И дело не в пунктуальности. 

Утром Геннадий побил Валю только за то, что та заняла ванну. Такой же очкарик, Гена был «вечным студентом», затравленным, жалким среди товарищей, но весьма импульсивным дома. Неловко подражая грязным ругательствам дворовой молодёжи, он подпинывал сестру, поплёвывал на неё. Безропотная Валя привычно сдерживала слёзы. «У всех дети дома ссорятся», - сворачивала мама любые попытки пожаловаться. Но валины знакомые гордились старшими братьями, запугивали ими школьных обидчиков. Может, обманывали? 
Тем временем наш квартирный Геннадий решил разнообразить приевшиеся издевательства. Глупо подхихикивая и приговаривая «шизофреничка, шизофреничка» он притащил табурет с кухни и запустил в сестрёнку. Белая типовая табуретка, на кухне таких несколько, попала твёрдой ножкой Вале под колено. Девочка заплакала. Не от боли, не от обиды. Ей стало жаль табуретку. На ней и мама сидит, и папа... Родная мебель стала бездушным оружием.

- Валентина!, - изумилась учительница, - где же ты умудрилась так вывозиться?
- Свинья везде грязь найдёт, - сказал Пивоваров. Класс захохотал.

- Свинушка, свинушка! - напевал Пивоваров на уроках и кидал в Валю бумажные шарики. Все подхихикивали и тихонько повторяли «свинушка».
«И можно к звезде улететь в корабле. А беды останутся здесь, на земле», - тоже пропела, правда, мысленно Валя. Подруг у девочки не было, поэтому Валя и на переменах продолжала сидеть за партой, затравленно втянув голову и вздрагивать при любой издёвке.
- Валентинушка — свинушка, - услышала она над ухом. Пивоваров стал мазать ей парту и тетради мелом, - давай-ка порисуем! Вот так, чище будет! Даже имя у тебя такое поросячье — Валентинушка — свинушка, Валюшка — свинушка!
- Сам ты — пивнушка! - хрипловато и тихо ответила Валя. Пивоваров засмеялся. Потом мальчишка взял линейку и плашмя ударил ей по валиным рукам. Пальцы покраснели, девочка стала вырываться. Пивоваров разошёлся, стал лупить по пальцам ребром линейки. Валя вскочила, но больная нога подвернулась и девочка неуклюже завалилась на соседнюю парту, нечаянно ударив Олю Борисову локтём. Оля — аккуратная, примерная, отличница, брезгливо промолчала и оттолкнула Валю. Девочка нелепо замахала руками, пытаясь удержаться, но потеряла равновесие и шлёпнулась на пол, смешно задрав грязные ноги. Класс захохотал, а Костя Скворцов грустно сказал Пивоварову «Нельзя так с девочками». Скворцов был очень спокойный и скромный. Валя, хотя с ним и не общалась, считала его родственной душой. Правда, над Костей никто не потешался, хотя он был невзрачен, скромно одет и всегда держался в стороне.

    К пересменке распогодилось. Школьники, толкаясь помчались в гардероб. Всем хотелось скорее выскочить из постылого царства Зубрёжки. Валю - серую мышку, незнакомые ребята не замечали, но ей привычно казалось, что толкают её намеренно, назло. И Валя, боязливо сторонясь толпы, неуклюже уворачивалась от гулко хлопающих дверей. Бездумно скользя глазами по стенам, девочка пыталась вспомнить мотив любимой песни про дирижабль. Наткнувшись вдруг взглядом на яркий плакат, замечтавшись, она не сразу осознала, что на нём, а потом и вовсе не поверила глазам. С красочной афиши задумчиво, мудро смотрел музыкант Прометей. Ниже объявлялось: «Дорогой друг! Если ты творческая личность, любишь петь и танцевать, то наш конкурс для тебя! Победитель получит билет на концерт группы «Прометей»! Поспеши! У тебя есть шанс вживую насладиться сказочными песнями кумира!» Сердце заколотилось, колени задрожали, а Валя всё вглядывалась в пронзительные глаза солиста.
    Прометей — валина защита. В сложные моменты девочка спасалась выдумыванием куплетов к песне «Дирижабль», которую почти не знала. Начитавшись «Нарнии» и «Страны Оз», Валентина с детства верила, что все невзгоды — это временное колдовство. «Однажды они прилетят за мной и расколдуют. Это здесь я — Валя в очках, в своей стране я прекрасная принцесса Тина. А пока я тренируюсь, прохожу испытания». 

    Этой весной, толкаясь на рынке среди курток, в душном миксе кожи и курева, Валя уловила чарующие звуки. Прислушиваясь, она замедлила шаг, и тут же услышала грубые оскорбления от деревенского мужика с клеёнчатой сумкой. Мужчина плюнул Вале под ноги, и девочка отскочила. За куртками белел кассетный ларёк. Из усилителей звучала песня. Голос певца, звенящий и низкий, словно двойной, пел о волшебном корабле, уносящем в сказочный мир.
    - А кто это поёт? - спросила Валя симпатичного продавца.
    - Группа «Прометей», - приветливо ответил парень, - Возьмите, не пожалеете.
    Кассета стоила полторы тысячи. Валя суетливо протянула «пятёрку». Потом, перебирая купюры, достала ещё две «штуки». Парень дал кассету и отсчитал пятьсот рублей. Валя задумалась, соображая, что продавец не всё отдал. «Да, пять тысяч же ещё», - поняла она.
Что стоишь? - спросил тот. - Вот сдача, вот кассета.
Но... Я же... Вы же.. Там ещё пять...
Девочка, не делай из меня дурака! А то сейчас и кассету заберу. Ну-ка, марш!
    Несколько омрачённая надувательством, Валя поспешила домой, чтобы вдоволь послушать песню. «Разогрею обед, запрусь у себя, попою, потанцую...» - размечталась она.

    Лоботряс был дома. Пока Валя переливала суп, он ошивался вокруг, поплёвывал и похихикивал. 
    - Шизофреничка, шизофреничка, - приговаривал Геннадий, сутулясь и припрыгивая одновременно. Очевидно, брат подражал «крутым» ребятам, тусующимся на детсадовской веранде. Дворовые наркоманы, портящие подъезды, поющие на крыше по ночам, посмеивались над пугливым ботаником. Как-то, они даже швырнули ему под ноги петарду и долго хохотали над нелепо прыгающим очкариком. Зато дома, при сестре, Гена чувствовал себя смельчаком, таким же крутым как боевая молодёжь.
     «Пока ошивается на кухне, проникну в его комнату и утащу магнитофон», - спланировала Валя.
    Затхлая камора. Расправленный диван, заваленный фантиками пол. Всегда зашторенное окно. Геннадий прятался от дневного света, а ночами просиживал за настольной лампой, обклеенной женщинами со вкладышей. Магнитофончик — розовый, новый, тоскливо поблёскивал круглыми колонками. Яркий инопланетянин в пыльном завале. Схватив сокровище, Валя помчалась к себе, а за спиной зловеще хлюпали тапки брата.
    - Шизофреничка! Шизофреничка! - орал он, тарабаня в дверь. 
    Оставшись без обеда, Валя всё-таки чувствовала себя победительницей, и, предвкушая наполненные приятной музыкой минуты, уютно устроилась на подоконнике. Тот самый проигрыш... Вот-вот зазвучат слова о сказочном корабле... Но Гена продолжал немилосердно дубасить, неловко приговаривая грубые ругательства.
    - Да заткнись ты, неудачник! - крикнула она.
    Это слово впервые пришло Вале в голову, но прозвучало метко и действенно. Брат заколошматил с новой силой. Задвижка затрещала и … И брат радостно ворвался в комнату, схватил магнитофон. Шнур выскочил из сети, расшатав розетку. Геннадий достал драгоценную новинку и со злостью швырнул на пол. Раздувая ноздри, он по-первобытному заскакал на кассете. Осколки разлетелись и забились под мебель и палас. Потом ещё долго Валя во время уборки их находила.

    К конкурсной субботе школу нарядили. Солнечные зайчики скакали по вымытым окнам и прозрачным дверям вестибюля. 
    Татьяна Викторовна нудно поздравляла учителей с профессиональным праздником. Взрослые терпеливо изображали интерес, в то время как школьники открыто зевали. Зато сам концерт оправдал ожидания и его ещё долго вспоминали. А кто не пошёл, сказал: «Не-е, что-ж я буду время-то терять? Там всё как обычно будет... Ерунда...», те люди очень потом жалели. 
    Внучка директрисы, тоже Таня, чёрненькая, яркая, спела на французском языке. Голос у девочки был слабенький, но нежный. Близняшки Шишкины, не слишком симпатичные, преобразились в зажигательном бразильском танце. А за выступлением Артёма Котова все следили очень внимательно. Пел он средне, но был красив и мускулист, а белозубая улыбка заворожила каждую зрительницу. Неожиданно вышел Костя Скворцов с гитарой. Когда его объявили, Валя даже рот разинула. «Он же скромняга. И как на такое решился?», - подумала она, ловя себя на зависти к поступку одноклассника. Удивлённо зашептались и в зале. Парень выступал с собственной песней. 

Ну, наконец-то медляк,
И нам поёт «Прометей»
О том, как спутник-светляк
Над дискоклубом летел.

    Костя пел негромко. Солнечный луч упал на чёлку, и волосы стали выглядеть рыжими.

Пыль поднялась и тогда
Тебе я куртку отдал
Ты опустила глаза,
А спутник прочь улетал.

И мы танцуем теперь,
Совсем одни на Земле
Как будто бы «Прометей»
Поёт лишь мне и тебе.

    Он тоже любит «Прометей». 
    Зал замер. Неожиданно его выступление всех околдовало. Даже самый серьёзный из зрителей — лысый, в чёрных очках, чей-то хмурый папа, слегка улыбнулся и стал не спеша покачивать головой. Вале казалось, что Костя поёт именно ей. Но, видя реакцию зала, почувствовала гордость и ревность то ли к Косте, то ли к песням «Прометея». 
    «А ведь я пою не хуже... И тоже сочиняю», - с лёгкой обидой подумала Валя. Ей вдруг захотелось также триумфально предстать перед залом. 
    И девочка встала. Точнее, невидимый, выдуманный проводник словно поднял её и отвёл за кулисы. 
    Затуманенным взглядом она увидела Костю. Он прошёл мимо такой же скромный и невзрачный с виду, но очень загадочный. 
    - Где ты раньше была? - строго спросила завуч по внеклассной работе, - у нас программа давно расписана.
    - Ну..., Светлана Ивановна, ну пожалуйста..., я репетировала, - заикаясь, жалобно просила Валя. В тот момент она не вполне осознавала последствия. Валя даже себя не контролировала, как будто невидимый сталкер говорил за неё.
    На сцене, освещённой прожекторами Валя представила, что находится в своей комнате. Сняв очки, она поклонилась невидимым зрителям, и услышала бурное шептание со смешками.
    «Сейчас я вам исполню», - с триумфом подумала девочка. И закружилась в давно разученном танце. Потом подошла к микрофону и громко запела:

Я слышала где-то есть чудо-звезда
Там мир, там любовь и май-месяц всегда.

    - Ну и певица! - заохали зрители.
    - Она из девятого «Б»? - спрашивали другие.

И можно туда улететь в корабле,
А беды останутся здесь, на Земле.

    Хохотали теперь все. Ухмыльнулся и человек в чёрных очках. Нескладная, фальшиво исполненная песня смолкла. Валя неуверенно затопталась и вздохнула. Усиленный микрофоном звук вызвал очередной взрыв хохота. Тогда Валя, запинаясь, допела: 
 
Садись в разноцветный ты чудо-корабль
И он без скафандра умчит тебя вдаль.

    Последний куплет прозвучал тише и значительно чище. Но хохочущий зал было не остановить... 
    В коридоре красная и надутая, как спелый помидор директриса эмоционально жестикулировала и воспитывала завуча.
    - … Это серьёзное мероприятие! - донеслись до Вали строгие слова, - здесь даже журналисты... Спасибо вам, Светлана Ивановна!.. Какой же позор... 
    
    Финальный танец первоклашек был по-детски смешон и вызвал добрые улыбки у зрителей. И к вечеру зрители, дружно посмеиваясь подтягивались к выходу.
    - Жаль, что мальчик не победил, - искренне качала головой полная тётенька в бобровой шапке, - талантливо спел.
     - Кто бы сомневался, - ответила ей сильно надушенная женщина с бордовыми губами, - внучке директрисы и петь-то не надо было, итак ясно, кто выиграет.
    В гардеробе Валя услышала голос Кости и спряталась за куртками.
    - Да она дурочка, вообще, - рассказывал он кому-то, - стыдно за неё.
    - Она что, в вашем классе? - донёсся до Вали голос красивой девочки Наташи из восьмого класса, - Вот насмешила народ. А за тебя обидно, ведь ты достоин пойти на концерт «Прометея»! Но всё равно твоё выступление лучшее. 
    
    На улице долго ещё разносился детский и взрослый смех. Пение. И никто больше не замечал сутулую фигурку, печально хромающую по аллее. Валя — клоун, и теперь не только в своём классе. 
    Запах мокрой листвы. Зажжённые окна в домах сквозь дождь выглядят размытыми кляксами на тёмном холсте. И если прищурится, то сквозь мокрые ресницы (от дождя или слёз?) огоньки света кажутся бриллиантами. А толстые ветки — узловатыми лапами космитов. 
    Забравшись с ногами на мокрую скамейку, девочка следит за месяцем, играющим с тучами. Краем глаза Валя видит движение. По аллее медленным шагом идёт пешеход с увесистой сумкой. Вздрогнув, девочка сжимает скользкую спинку лавки. Незнакомец молча садится рядом, тоже на спинку, как подросток. Луна скрылась за мрачными тучами и лица не различить, только жёлтый сигнал светофора монотонно маячит, отражаясь в чёрных очках. Но зачем ночью очки? Человек их снимает. И Валя узнаёт. Это он, легендарный Прометей. Конечно, это он... Невзрачный, лысый, почти старый. Он проводит пальцам по струнам и берёт бодрый аккорд.

Ты плачешь, не зная, что жизнь – лишь пустяк,
Сбиваются чёрные тени в косяк.
От наших несчастий есть средство одно, 
Цветным дирижаблем зовётся оно. 

И если случайно Вам выпало счастье 
Попасть в дирижабль, то прощайтесь с ненастьем. 
Согласно древнейшим сказаниям вед 
Цветной дирижабль защитит Вас от бед.

Дождь перестаёт, выглядывает ясный месяц. Мимо идёт старушка.
- Расселись ногами на скамейке, а нам потом садиться... У-у, хулиганы! – пригрозив кулаком, бабушка плюётся семечками и, уходя, пару раз оглядывается.
Исполнив мелодичный проигрыш, Прометей продолжает:

А тени по небу поплыли смелей
Но нет телескопа, ни сил, ни друзей.
В несбыточный мир не попасть, очень жаль,
Но здесь незнаком расписной дирижабль.

В соседней Вселенной есть чудо-звезда, 
Похожа на Землю она как сестра. 
Узнай в телескопе где светит она,
Там тень ни с одной стороны не видна.

Ремни застегнём, наберём высоту,
И вместе быстрей обретём ту звезду.
Зимою там холодно, летом тепло,
Днём — свет, ночью — тьма, там как здесь — всё одно.

Семья есть, и школа, и двор, и кино,
А разница в том лишь, что правит Добро!

Голос музыканта двойной, сказочный. Доигрывая, певец задумчиво улыбнулся и посмотрел на Валю. Она улыбнулась в ответ. 
- Иди домой, Валя. 
Мужчина зачехлил гитару и встал. Спустя мгновение его фигура уже слилась с деревьями. 
Грохоча, скачет по неровному асфальту самосвал. Камни на дорогах становятся сухими, хотя лужи ещё порядочные. Музыка стихла, продолжая играть лишь в голове, и светофор, оказывается, тоже знает эту песню. Продолжает переливаться своей будничной цветомузыкой. 

12.06.2018


Свидетельство о публикации № 32619 | Дата публикации: 02:46 (12.06.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 37 | Добавлено в рейтинг: 0


Поделиться с друзьями в:

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com