» Проза » Рассказ

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Но почему не изменилась Изабелла?
Степень критики: любая
Короткое описание:

Как две малолетки пешком добирались



Но почему не изменилась Изабелла?
 
- Безбилетницы позорные! – кричит нам вслед контролёрша, - Дуры стрёмные! Некрасивые!
Надрывая животы от хохота, мы бежим прочь от пыхтящего автобуса.
- Ничего, тут немного осталось, - сказала Света. Отдышавшись она достала зеркальце, поправила помаду. Светик любит нравиться, вот и сейчас надела узкую юбку, а чёлка чуть ли не зеркальная от лака.
- На Птичнике самая крутая молодёжь, модная. Девчонки все умеют курить, у всех есть парни, - поучает она меня.
На Птичнике мы решили поискать парней, нам говорили, что они тут знакомятся с девушками на каждом углу.
Шатаемся. Пятиэтажки, разбитая телефонная будка, сломанная урна. Дедок пытается завести «москвич». Бабули на косой лавке судачат на удмуртском языке. Увидели нас и замолчали. Наблюдают. Завидуют. Я – красавица и худышка, и Света – ничего.
- Ну, и где классные парни-то? – спрашиваю Свету. Гордо молчит. В итоге мы проголодались и направились к остановке.
В автобусе забились назад, втянули головы – «невидимки».
- Мимо прошла, не заметила, - Света белозубо улыбнулась и прикрыла красивый рот рукой с красными ногтями. Я тоже засмеялась белозубо.
- Тш-ш-шь, чё как дура ржёшь, - шикнула подруга.
- Все ли оплатили? – спросила кондуктор. Мы отвернулись к окну.
- Девочки, оплачиваем проезд, - кондукторша трогает меня за плечо.
- Деньги позабыла, - отвечаю.
- Оплачиваем, я сказала! – тётенька перешла на крик.
Света молчит и хихикает. Смеюсь и я. Я дерзкая.
Кондукторша сорвалась на визг, автобус остановился, и она нас с позором прогнала.
- Бессовестные! – визжит она, - денег нет, а лезут!
 
- Интересно, сколько до города…, - волнуюсь я, - наверно, километров тридцать?
- Дурында, - смеётся Светка, - скажи ещё – сто километров, как до Ижевска. Вот ты корявая.
Дикие поля благоухают разнотравьем, трещит саранча, кружат стрижи. Дорога змеистая, бугристая.
- Где-то тут Изабелла живёт, - сказала Света, - Ей триста лет.
- Какие тристо-то? Ей тридцать, старой дуре. Скажи ещё, что веришь, что она молодыми девками питается, чтобы молодиться… Верите всяким фигням, - отвечаю я, - Сумасшедшая дура, она меня так бесит! Вокруг церкви круги наматывает.
Попинывая былинки да хвощи, добрели до цыганского дома. Штакетник подпирала вишня, полная спелых ягод. Я стала обирать деревце.
- Не трожь, дура, у Изы всё проклято, помрёшь, - оглянулась Света. А я отважно засмеялась, сверкая своими прекрасными глазами:
- У этой дуры-то? Да я сама её прокляну! Я не боюсь старых несчастных дур.
Света молча посмотрела на меня и ушла. Не спеша, я собрала ягоды в пакет.
- Вишня хороша, - раздался голос. Я вздрогнула. У калитки стояла старая Изабелла с распущенными волосами.
От страха я покрылась мурашками, она появилась внезапно и выглядела тридцатилетней, но как будто тридцать ей было и сто лет назад, и пятьсот. Она выглядела вечной. Белое платье до земли, впалые щёки, костлявые руки. Но я отважно закричала с наигранным смехом:
- Дура старая! Сдохни!
И пустилась со всех ног за подругой, хотя старуха меня, конечно, не могла догнать. Света как-то внезапно оказались на другой стороне трассы. И выглядела какой-то пыльной, размытой. Я кинулась переходить дорогу, но отскочила: громыхая, проехал камаз. Шеренгой промчались джипы.
- Све-е-ет! Жди-и-и! – кричала я, - жди меня-а-а!
Машины проехали, дорога вновь пуста и пыльна. Подружки не видать. Я побежала. Запыхалась. Жажда и обида. «Смылась, стерва. Тварь!» Я заревела.
Через пару поворотов показался город. Улицу за путепроводом украсили огромной яркой рекламой. У вокзала высился небоскрёб. «Туда ли я пришла?» - подумала с ужасом и восхищением. Туда. Знакомые пятиэтажки, тот же разбитый асфальт. Правда долгострой, скучающий с восьмидесятых, вдруг вырос на целый этаж!
- Двадцать – двадцать, - прочитала я на здании администрации. Молодцы, время показывать стали. Не так и поздно – девятый час. Раньше на здании администрации был написан год. Ещё вчера тут было: «1996». А сейчас - время, это конечно, удобнее. Год-то мы все помним.
Минут пять я разглядывала тротуар, поплёвывая вишнёвые косточки. Красиво вымостили!
На перекрёстке с обеих сторон загорелись зелёные огоньки для пешеходов. «Сломался, что ли?» - усмехнулась я. Но люди привычно переходили улицу, кто направо, кто – налево, а иные, вообще, по диагонали. Минут десять я наблюдала за ними. «А удобно!», - подумала я, - «Молодцы».
- Женщина! Как не стыдно – покачала головой тётенька лет двадцати, - плюётесь косточками, как маленькая! Сколько вам лет-то?
- Четырнадцать, - удивилась я.
- Ха… Четы-ырнадцать… Не позорилась бы, толстуха, - сказала тётка.
- Сама ты – женщина. Молчала бы, старуха-жируха, - ответила я.
Тётя посмотрела на меня и ушла. Я запустила руку в пакет за горстью вишен и ужаснулась: по руке как будто прошёл оползень: такой жирной она стала. Я оторопело разглядывала свою руку, потом в отчаянии перевела взгляд на витрину какого-то нового магазина – Супермаркета. В отражении застыло нечто мешковатое. Но витрина была не зеркальная, а стеклянная, и я не особо поверила глазам.
- Хороша? – раздался певучий низкий голос.
Она была позади. Я должна была мимо неё пройти, но не увидела. Или она неслышно догнала меня? Волосы серебристо-чёрные, лоснятся, извиваются как змеи, сказочно красивые, почти до колен.
- Вишня хороша? – переспросила Изабелла.
Я отшатнулась от неё и перевела взгляд в другую сторону. На здании администрации по-прежнему красовалась надпись «2020».
«Странно», - подумала я, - «неужели минута тянется так долго?». Красивый молодой парень шёл мне навстречу и сказал: «Любимая, я уже на перекрёстке». Я улыбнулась ему, он презрительно кинул мне монету и продолжил: «да это я старой бомжихе подал». Какой молодой, а уже сумасшедший, говорит сам с собой, деньгами швыряется. Я засмеялась и подняла. Пять рублей. Пять рублей!!! Да в наше время на сотню-то ничего не купишь. Год выпуска монеты был две тысячи седьмой. Подделка, но прикольная. Надо будет Светке показать.
- Нет её, - сказала Изабелла.
- Кого? Вы чё? Чё, вобще тут? Чё происходит-то, - сказала я, - с городом-то? Этаж к долгострою-то когда успели пристроить?
- Померла твоя Светка ещё в тринадцатом.
- Что-о-о? Светик? Вы дура что-ли? Что с ней? Машина что ли задавила? Это вы её съели??? – визжала я. А прохожие огибали меня в ужасе, некоторые даже поворачивали назад или в сторону.
Изабелла засмеялась:
- Она упилась, алкашкой стала. А ты не пей. Целых полжизни в твоих руках. А вишня-то понравилась хоть?

Свидетельство о публикации № 33944 | Дата публикации: 23:46 (27.07.2019) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 35 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com