» Проза » Рассказ

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Инна
Степень критики: Без оскорблений
Короткое описание:
В рассказе подняты проблемы алкоголизма, сексуальных перверсий и печальная история жизни одной девушки, основанная на реальных событиях (Эти главы отредактированы).

1

Ночной город, успокаивающая музыка в колонках и путь домой. На пассажирском лежит только купленная бутылка шотландского виски, а настроение - гад-кое. Какого хрена этот самовлюблённый эгоист треплет мне нервы своими выходками?! Лишь потому, что он доминирующий вид? Чёрта с два!
Я решила зайти в магазин и купить что-то кроме виски на ужин. Когда подъезжала к супермаркету, моё внимание переключилось на странную троицу, стоящую недалеко от магазина, в тени, подальше от фонарей. Женщина, неопределённого возраста, мужчина, одетый небрежно, насколько я могла рассмотреть с расстояния, и совсем юная девушка, судя по телосложению.
Женщина о чём-то заговорщицки переговаривалась с гадко ухмыляющимся толстым мужиком. Я прищурилась, потом решила, что дело не моё. И собралась, собственно, пройти мимо них, в магазин, если бы не услышала, вдруг, что девчонка умоляет женщину «не делать этого снова», называя матерью. Но больше всего меня привлекли необычайно восхитительный, рыжий цвет волос девчушки и силуэт до конца несформировавшейся, но уже интересной фигурки. Это врезалось в сознание пусть даже блёклой картинкой, отражённой тусклым светом фонаря. И возымело своё действие.
Я твёрдым шагом направилась к троице. Подойдя, для приличия кашлянула. Уже с близкого расстояния я различила: по личику девчушки катились крупные кап-ли слёз. А это уже интересно… Такая беззащитность и страх. Заманчиво… Что-то притягивает в девушке.
-Тебе чего? – не слишком любезно поприветствовала меня женщина. От неё противно воняло спиртом и потом. Если бы неправильный образ жизни не сыграл с ней злую шутку, я бы сказала, что она средних лет. Но женщина в грязной одежде и с немытыми волосами выглядела на все шестьдесят. Хотя, может, так и есть? С близкого расстояния мешки и синяки под глазами производили омерзительное впечатление.
-А что здесь происходит? – поинтересовалась я.
-А ты кто? Шла бы…
-А мне интересно…
-Кто ты, бля**дь?! Канай отсюдова! – настаивала тетка, слегка занервничав.
-Помогите мне, пожалуйста, заберите меня! – неожиданно воскликнула дев-чушка, хватая меня за рукав… Я инстинктивно отстранилась и осмотрелась, но было слишком поздно, и никого кроме нас на улице не наблюдалось.
-Цыц! – гаркнула на неё женщина, дергая грубо за руку. Женщину я проигнорировала.
-Девушка, что такое?
-Она хочет меня отдать этому мужику!!! – вскрикнула девушка в ответ.
Обалдеть. Ну и делаааа…. Сегодня я точно напьюсь….
-Ааа, - непонятливо протянула я и зачем-то задала глупый вопрос: - А за сколько?
-Купишь бутылку хорошей водки? - деловито вмешалась женщина, явно находясь на измене. Девчушка разразилась бурными рыданиями. Мужик хлопал глаза-ми, не участвуя в диалоге, и переминался с ноги на ногу. Нервно потирал лысину и курил. На нём был дешевый костюм, и разило «примой».
Я ошалело смотрела на эту картинку. Мне стало жаль девушку. Я ещё раз скосила взгляд на мужика… Вот мерзость-то, даже боюсь представить, что он станет с ней делать….
-А отдай мне. За бутылку виски. – вдруг ляпнула я. «Зачем мне эта девка? Что я с ней делать-то буду? А, по ходу разберусь».
Женщина сморщилась и закатила глаза-щелочки, шевеля подбитыми губами. Видимо, прикидывала ценность обмена.
-Давай бутылку, - спустя какое-то время буркнула она. Я пулей сгоняла в машину и отдала циничной алкоголичке все свои планы на вечер. Она толкнула в мою сторону девчонку.
-Твоя!
Мужик в сердцах плюнул, зло посмотрел на меня, прошипел что-то вроде «сука!», но развернулся и ушёл.
Руки девушки были связаны нетолстой веревочкой, что не давало ей возможности убежать от меня, а темнота ночи скрывала суть вещей. Я с отвращением взялась за веревочку, которую до меня держала алкашка, и потащила слабо упирающуюся девушку в машину. Она плакала, спотыкалась и с ужасом смотрела на меня. Видимо, она думала, когда кричала, что я позову на помощь или вызову милицию, а я вот… Купила её. «Зачем? Сама не знаю». Я растерянно затолкала девушку в машину и, закрыв её там, пошла в магазин - теперь-то, по-любому нужны продукты. Надо будет покормить «приобретение». «Сомневаюсь в сытости девчонки».
Когда я разблокировала двери, чтобы положить на заднее сиденье пакет с продуктами, девушка предприняла попытку сбежать. Но её подвели силы и подвернувшаяся нога. Девушка обессилено упала на асфальт и осталась лежать, когда я подошла к ней, помогая подняться. Пришлось осторожно довести её до машины и аккуратно усадить на место. Вернув беглянку, я поехала домой.
-И куда ты собиралась бежать, мне интересно? – тихо спросила я, не отрывая взгляда от дороги.
-В милицию… - шёпотом, всхлипывая от рыданий, пробормотала девчонка.
-Чтобы тебя там оприходовали и вернули твоей… М… Той, что тебя родила?
-Они бы так поступили?!
-Вероятно.
-Не может быть… - ахнула девушка.
-В этом мире всё может быть. Даже продажа детей собственными матеря-ми. Так что бежать – бессмысленно.
Девушка забилась в истерике, колотя руками по стеклу. И пытаясь на ходу открыть дверь.
-Тише, - поморщилась я. Мне начинало это действовать на нервы. Девочку можно понять. Но у всего есть предел. Можно догадаться, что я не убью её.
Девушка не могла унять поток слёз, а у меня разболелась голова.
-Ты замолчишь или нет?! – рявкнула я, о чём тут же пожалела.
Девочка ещё пару раз тихо всхлипнула и, дрожа, забилась в сиденье. Оставшуюся дорогу она молчала.
-Выходи. Приехали, - я открыла пассажирскую дверь, устало гарцуя на каблуках. Девочка кое-как выбралась из салона и встала напротив меня, опустив голову и дрожа. Я только сейчас заметила, что она в каком-то ситцевом, коротеньком платьице и… босиком. Обалдеть.
-Пошли, - я устало дернула веревочку. Девушка послушно и обреченно поплелась следом за мной.
-Как я усталааа, - простонала я в лифте, дергая ногой, обутой в фирменную туфельку и желая скорее приткнуть куда-нибудь тяжелый пакет. Девочка молча, неуверенно и дрожащей рукой взяла у меня пакет. Я покосилась на неё, но ничего не сказала. «Подлизывается из-за страха?».
Зайдя в квартиру и закрыв дверь, я тут же плюхнулась на диван, не разуваясь, чем часто грешила. Впрочем, ключи на всякий случай убрала. В сейф. «Так… Сейчас пять минут полежу и нужно будет сообразить поесть. Я-то тоже голодная. И отмыть это чудо не мешало бы… Как же я усталаааа… И что теперь делать? Правда, куда её? Не в ментовку же… Как говорила Скарлетт О Хаара, я по-думаю об этом завтра». Я почувствовала, как чьи-то холодные руки снимают с меня обувь и накрывают пледом.
А проснулась от того, что рядом кто-то клацал зубами. Оказалось, что это - моё приобретение сидит на полу и мерзнет. Блеск.
-Марш в ванную! Дверь прямо перед тобой! – велела я, следуя на кухню. Где быстренько накромсала салатик, пока девушка отмывалась и грелась, вскипятила чайник, нарезала бутерброды и пожарила яичницу с колбасой. Критично оглядев ужин, я поняла, что буду ужасной женой и матерью. Но. Сейчас не об этом.
Я постучала в дверь ванной:
-Эй, с тобой всё в порядке? – не хватало мне, чтобы она с собой что-то на-творила в моей ванной.
Шум воды прекратился.
-Да.
-Тогда надевай халат и выходи!
Я сидела на кухне и флегматично накручивала листик салата на вилку, когда девушка материализовалась передо мной. Критично осмотрев разметавшиеся по плечам мокрые волосы цвета огня, симпатичное отмытое личико, с призывно приоткрытым ротиком и пухлыми, алыми губками, и вспомнив, как заботливо она сняла с меня обувь, накрыв пледом, я вдруг, поняла, зачем она мне…
-Присаживайся.
Девушка села на стул рядом со мной.
-Ешь, - я указала рукой на еду.
Сначала она робко поковырялась в салате, поглядывая на меня, видимо, ожидая одобрения.
-Ешь-ешь, - кивнула я. – Это всё тебе.
Она смела всё, что было за считанные минуты.
-Давно ела? – участливо спросила я.
-Не помню, когда.
-Заметно.
Девушка виновато опустила голову на моё замечание.
-Всё в порядке, - сказала я, наливая чай.
-У тебя красивые веснушки… - я погладила её по щеке. – Как тебя зовут? Рыжеволосая тут же сжалась от моего прикосновения, как будто я её ударить со-бралась.
-Инна, - тихо ответила она.
-Инна… Инна… Нет уж. Я буду тебя звать Рыжиком. Меня зовут Дарина.
Она тихо заплакала.
-Тебе не нравится Рыжик?
-Зачем я Вам? – в глазах девчонки были страх и обреченность. – Что Вы со мной сделаете?
-Хм… Она так впервые поступила? – я имела в виду её мать, продажу, но не могла произнести это всё физически, потому что… Не хотела лишний раз травмировать девочку. Всё это казалось диким, включая и мой поступок тоже. Впрочем, девушка поняла и, размазывая слезы по щекам, ответила:
-Нет. Она так делает с двенадцати.
-Тебе…?!
-Уже пятнадцать… Скоро шестнадцать.
-Сколько?! Она продаёт тебя три года?! – я пожалела, что не купила хотя бы вино на замену того виски.
-Да… - девушка опустила голову, стыдясь всего этого. Её плечи сотрясали сдавленные рыдания.
Я обняла ее.
-Тихо, успокойся. Всё хорошо. Ты в безопасности.
-Простите, мне так не кажется.
Я и сама понимала, что вряд ли она в безопасности со мной, когда в моей шальной голове пролетают такие фантазии… «Да что со мной такое? Я ненормальная. Нельзя так. Нужно рассказать Давиду. Он придумает, как девочку спасти и куда пристроить. Нельзя её оставлять у себя и эксплуатировать, в том числе и сексуально. Это аморально, незаконно и… Мерзко. Ей же пятнадцать. Да она уже пережила немало насилия, наверняка».
Осознавая прекрасно это всё, я, тем не менее, не смогла себе отказать.
-Она продавала тебя мужчинам?
-Да.
-И они…
-Они насиловали меня, били, унижали, издевались, потешались надо мной! – закричала Инна. Кажется, её предел наступил. И сейчас на меня вываливался про-сто ушат грязных историй с разоблачением её матери-сутенерши и так называемых, клиентов.
«Боже, куда ты смотришь?» - думала я. – «Бедная девочка…»
-О, твою мать, Инна, замолчи. – не выдержала я очередной истории про ка-кого-то грязного бомжа и оральные принуждения, от которых она сбежала. – По-шли спать. А утром поедем в больницу.
-Зачем? – испуганно прошептала девушка.
-Проверить твое здоровье и наличие инфекций. Ну и на всякий случай, беременность исключить.
Услышав про инфекции и беременность, Инна вновь начала плакать.
-Если ты собираешься реветь всю ночь, я могу отвезти тебя к матери, - вдруг процедила я. Конечно, такое манипулирование в данном случае дикость, но… Меня всё так утомило….
Инна округлила от ужаса глаза и упала мне в ноги.
-Не надо. Пожалуйста! Я сделаю всё, что вы скажете. Я буду всё делать, что прикажете! Только не матери. Не ей! Я буду слушаться! – взмолилась она, целуя мою руку, и тихо добавила:
-Госпожа…
Я удивилась ещё больше. В который раз за вечер пожалела об отсутствии алкоголя.
Уложила спать Инну в коридоре, на диване, а сама поднялась в спальню. Убежать девочка не сможет – ключи в сейфе. А сейф-то в спальне. Сплю я чутко. А на телефоне стоит пароль.
Но сон ко мне не шёл. «Что пришлось пережить этой бедняжке… Насилие, ранняя половая жизнь, наверняка, побои, унижения, плохое качество жизни… Необходимо первоначально отвезти её в больницу». Я спустилась на первый этаж. Инна спала. У неё на ресницах застыли слезы. А руками она впивалась в одеяло так, что боялась – украдут.
«Нет, не отдам я её никому. Ни милиции, ни Давиду. Кстати, о милиции… Почему она не пошла раньше? Когда всё только началось? А школа? Она ходит в школу? Если да, то почему её не хватаются учителя, соц.работники? Видят же, наверняка, что что-то не так. Девочки после насилия замыкаются в себе. В корне меняются. Есть масса поводов и сигналов, чтобы понять – у ребенка беда. Куда, черт возьми, смотрят педагоги?!».

2

Я планировала разбудить девочку пораньше, но, когда проснулась, то обнаружила, что Инна уже давно встала сама и приготовила завтрак из остатков еды.
За завтраком я стала задавать вопросы, хоть и понимала, что девочке не-приятно на них отвечать. Но выяснить всё необходимо.
-Инна, ты ходишь в школу?
-Да.
Иногда, не ожидая вопроса, девочка вздрагивала, испугавшись, а, когда отвечала, старалась не смотреть в глаза. Её сильно забили.
-А, почему ты не обратилась в милицию сразу. Или же к учителям, школьному психологу?
-Я боялась. И стеснялась.
-Боялась чего? – я старалась непринужденно намазывать масло на хлеб, но отчего-то руки у меня дрожали.
-Мамы…
Я вздохнула. Распространенное явление в подобной ситуации. Страх и стеснение. Можно понять, впрочем. Ничего. Разберемся.
-Тогда почему попробовала бежать вчера?
-Отчаяние, - пожала плечами девушка.
-Инна, а на сколько… Эта женщина… Обычно… Продавала тебя?
-Не отдавайте меня обратно! – взмолилась девочка со слезами на глазах.
-И не думаю, - невозмутимо ответила я. – Просто спрашиваю.
-Иногда, когда она бывала в более-менее нормальном состоянии, она обговаривала срок. Иногда ей ставили условия. Порой, как в этот раз, ей всё равно. Как смогу вырваться – так и смогу. Но если я долго не могла сбежать, мама била меня по возвращении. Ведь, я не могла… Помогать ей… Добыть денег….
-Ясно. Не продолжай.
-Учителя в школе ничего не замечали? Разве?
-Наверное, им всё равно. Они знают, какая у меня мать, но ничего не говорят, не делают.
-Ешь. Ты чего не ешь? – опомнилась я, увидев, что девочка сидит с пустой тарелкой.
-Можно? – переспросила она.
-Да. Ешь быстрее, и поедем в больницу. А я пока позвоню.
Я вышла на балкон, чтобы Инна не слышала разговора. Мало ли… Её не-предсказуемые реакции на всё меня напрягали.
-Алло, Стёп, тут такое дело… - я вкратце рассказала произошедшее ночью, попросив знакомого врача помочь с полным обследованием девочки. Когда я вернулась на кухню, еда была уже доедена, а посуда вымыта. Девушка явно пыталась задобрить меня, угодить мне.
-Так, одевайся… - я осеклась, вспомнив, в чём забрала бедняжку.
Инна виновато теребила пояс халата.
Я окинула взглядом девушку. Мда… Несмотря на пятнадцатилетний воз-раст, моя одежда будет ей маловата. А про обувь совсем молчу.
-Сядь на диван и жди меня. Дверь я закрою. Сбежать не пытайся. И само-вольничать в квартире тоже. А то стремительно приедут дядьки из пультовой охраны и положат тебя на лопатки.
-Хорошо, - Инна послушно села на диван, сложив ладони на коленях.
-Какой у тебя размер обуви?
-Тридцать пятый, кажется, - мучительно сдвинув брови, пробормотала девочка. Я удовлетворительно кивнула и понеслась в магазин, где прикупила джинсы, парочку футболок и кроссовки.
Вернувшись домой, я обнаружила Инну всё в той же позе на диване. Кинув ей пакет, я велела быстро одеться, а сама деликатно вышла на кухню.
-Я готова, - тихо оповестила девочка, подойдя ко мне.
-Отлично. Поехали. И не вздумай бежать, – настроение у меня было ещё более гадкое, чем вчера. Не было печали… Теперь вот… Чего мне не жилось спокойно?
-А… Эти вещи…
-Твои, - отмахнулась я.
-Но я никогда не расплачусь за них с Вами, - девочка смотрела на меня с вытаращенными от удивления глазами.
-Замолчи и полезай в машину.
В больнице я отдала Инну на попечение отряда врачей во главе со знакомым гинекологом и ушла в ближайший магазин. Купила тортик… И зачем-то миленькое, кружевное платьице чёрного цвета, туфельки на шпильке тридцать пятого раз-мера. «Что я делаю? Зачем мне это надо? Меня вообще могут посадить из-за этой девчонки! Самое разумное – это сбагрить её. Но куда? Ментам ли? Давиду ли?».
После обследования я вернула Инну в машину, а сама пошла к Стёпе.
-Что скажешь?
-Инфекций и ЗППП нет, но это не точно. Инкубационный период многих заболеваний достаточно продолжителен. Да и не все анализы проверены.
-Когда будут готовы?
-Если нужно, сегодня к вечеру.
-Нужно.
-Хорошо. Да и девочка обмолвилась, что всё происходило с контрацепцией.
-Это даёт надежду. Может, пронесёт…
-Да. Беременности тоже не обнаружено. Но здоровье, иммунная система, общее состояние организма в целом оставляют желать лучшего. Кстати, у неё много побоев. Да, ещё цистит. Масса проблем по-женски из-за переохлаждения, физических воздействий… Что говорить, сама понимаешь.
-Да… Что делать?
-Вот список лекарств. От всех врачей.
Я глянула в список и присвистнула.
-Я бы посоветовал показать её Давиду. Думаю, он найдет решение проблемы. Да и его возможности позволяют лучше обследовать девочку.
-Спасибо, Степ.
-Ей нужен отдых, режим, хорошее питание, исключить стрессы. Они подорвали её нервную систему. Она постоянно плачет. Неадекватно реагирует на не-которые вещи. Психиатр не даёт оптимистичных прогнозов.
-Я понимаю, - пробормотала я.
-Ей необходимы положительные эмоции и режим, Дарина.
-Да-да. Спасибо.
-Психиатр говорит, что настроение скачет как график синусоиды.
-Я заметила.
-И поступки нелогичны.
-Это тоже заметно.
-И лучше скажи Да…
-Ок. Я разберусь. Спасибо.
-Список проблем можно продолжать. Там всё написано. – врач кивнул на листки, которые отдал мне.
-Я прочту. Ещё раз спасибо. Пока.
-Да и тебе бы не мешало последить за здоровьем – стала как щепка, скулы аж видны стали.
-Ага. Спасибо.
В машине меня ждала Инна, напуганная и смущенная вниманием врачей.
-Можно спросить?
-Да.
-Для чего это?
-Что? Врачи?
-Да… Госпожа.
-Чтобы знать о твоём здоровье. – я ласково убрала прядь её кудрявых волос за ухо. – Поехали, кое-куда ещё заедем.
-Куда? – обеспокоенно встрепенулась Инна.
-В салон красоты, - улыбнулась я. – Тебе нечего бояться. Расслабься.
Я заехала к знакомой парикмахерше.
-Теть, Кать, можно с этим что-нибудь сделать? – я ткнула пальцем в Инну, неуверенно топчущуюся рядом.
Женщина окинула меня и девочку орлиным, испытывающим взглядом.
-Не знаю, во что ты ввязла, но, можно. А ещё лучше, гони в шею эту... Кто это вообще?
-Моя подруга. Просто ей родители не разрешают стричься, - не моргнув глазом, соврала я.
-У меня проблем потом не будет?
-Не. У тебя точно не будет, - помотала я головой. – Подравняй ей кончики только и напиши на листочек, какие средства для ухода за волосами нужны. И покажи косметологу её, ладно?
Мамина подруга вздохнув, покачала головой и отмахнулась от меня. А я ушла в аптеку.
Когда я, оббежав все аптеки в округе и найдя необходимые лекарства, ввалилась в салон с высунутым языком, Инна была уже подстрижена, уложена, накрашена, тупо пялилась на свой маникюр и педикюр, и держала в руках листочек. Таблеточки нехило ударили по моему бюджету. Я бы сказала, просто колоссально. Но, я можно пережить осень и без итальянских сапог.
«Что я делаю?» - в который раз спросила я себя, но также, как тетя Катя, отмахнулась. Я смотрела на Инну, затаив дыхание. Она необычайно красива…
-Так. Обувай свои кроссовки, и поехали, - я тряхнула головой, отгоняя наваждение.
Инна послушно влезла в обувь и пошла за мной. Она снова уткнулась взглядом в пол, пока я расплачивалась в салоне.
-Зачем Вы всё это делаете? – осмелилась спросить Инна, когда мы сели в машину.
«Боже, чего она пристает с вопросами. О ней заботятся, а она всё спрашивает и спрашивает… Чего ещё надо-то?»
-Я тебя купила. Что хочу, то и делаю, - огрызнулась я. Девочка проглотила слезы и отвернулась к окну. Я удовлетворенно включила песенку Гости из будущего – Беги от меня и поехала к дому.

3

Зайдя в квартиру, я проинструктировала Инну о необходимости принятия лекарств согласно предписаниям врача, объяснила ей, что её внешний вид теперь будет такой, какой я захочу. Девочка должна будет ухаживать за собой, учиться хорошим манерам, красиво ходить, красиво разговаривать.
-Когда Вы отправите меня домой? – тихо спросила Инна, выслушав мою длительную тираду.
-Ты так жаждешь поскорее вернуться к прежней жизни?
-Нет. Я боюсь, что мама…
-Ещё одно правило. Не называй эту тварь своей матерью. И забудь о ней. Ты к ней больше не вернешься, – твёрдо и жестко сказала я, не понимая, откуда берется столько злости.
-Да, Госпожа, - поспешно буркнула девочка.
-Хм… Откуда ты взяла это обращение?
Девочка переминалась с ноги на ногу и не спешила с ответом.
-Ну, - нетерпеливо поторопила я.
-Ма… Та женщина, что родила меня…
-Ничего себе! – не дала я договорить Инне. «Интересно, купила ли я валерьянку? Не помню… а пригодилась бы. Впрочем, всё же игристое вино я догадалась сегодня взять. Хе-хе».
-Хочешь тортик? – отвлекла я Инну от созерцания своей новой внешности в зеркале.
-Тортик… - растерянно повторила девочка.
-Ты не знаешь, что такое торт? – похлопала я глазами.
-Знаю.… Я пробовала его как-то раз в школе… Угощали.
-Значит, пойдем, попробуешь ещё, - я ласково приобняла Инну за плечи, почувствовав, как они напряглись под моей рукой.
Девочка послушно прошла на кухню, но смотрела на меня недоверчиво. Как будто я её обманываю. Зайдя на кухню, она удивленно уставилась на «Наполеон», не веря, что я вправду решила угостить её сладостями. Пока я резала торт, Инна переводила взгляд с тарелки на меня, ожидая подвоха.
Через пару минут перед девочкой стояла тарелка с двумя большими кусками торта.
-Ешь, Рыжик.
Инна сначала медленно отделяла вилкой небольшие кусочки, неуверенно отправляя их в рот и пробуя, а потом вошла во вкус.
-Вкусно? – спросила я, глядя, как девочка уплетает торт за обе щёки. В прямом смысле. Она была похожа на хомяка, и лишь кивнула в ответ, слишком занятая пережёвыванием.
-Чай пей, - я поймала себя на мысли, что впервые за пять дней улыбаюсь. «Но что же теперь делать?» - я игнорировала звонки эгоистичного доминанта, размышляя об истории, в которую вляпалась. «Вдруг, её мать подаст в суд или что-то ещё? Это ведь всё незаконно и… Неправильно. Её нужно отдать в социальные органы… Опеки или как там это называется? Но я не могу. Не хочу. Не отдам. Но почему?!» - ответа на последний вопрос у меня не было.
-В чём дело? – спросила Инна, видя мои душевные терзания.
-Ни в чём, Рыжик, - улыбнулась я. – Пойдём смотреть фильмы?
Девочка послушно встала из-за стола, вымыла посуду и последовала за мной в спальню, где мы залезли на кровать. Закутались в плед – конец лета выдался холодным – и стали смотреть какую-то комедию с Джеки Чаном.
Инна изредка натягивала улыбку на особо смешных моментах, но постоянно косилась на меня. Она напряглась, когда я положила руку на её бедро. А я смотрела на полные губки, пухлые щечки, золотые волосы… Макияж, который нанесли в салоне красоты, невероятно шёл к её бездонным, зеленым глазам, полным страха.
-Расслабься, - прошептала я, гладя её по красивым, длинным волосам, – Я не причиню тебе вреда. Не бойся.
В ответ девочка лишь укуталась пледом, как будто отгораживаясь от меня. Я отодвинулась от неё. «Что я творю? Это ни в какие границы не идёт! Но несчастная девочка так манит, чёрт возьми… Я сама не понимаю, что со мной. Это безумие. Она ребенок. Испуганный, не видящий счастья, ребенок. Остановись!».
Нервно кусая губы, я спустилась на первый этаж. На очередном звонке швырнула трубку в стену. Зашла в ванную и умылась холодной водой.
«Я схожу с ума. Мне нужно взять себя в руки», – посмотрелась в зеркало, висевшее в ванной. Оно отразило молодое овальное лицо, обрамлённое длинными тёмными волосами, тонкие губы, римский слегка вздёрнутый нос и миндалевидные глаза, в которых застыло выражение похоти. Грязной, неконтролируемой похоти. Я швырнула в это зеркало вновь зазвонивший телефон:
-Да, чёрт побери!
Звон рассыпавшегося стекла зазвучал как звук рушившихся границ морали в голове.
-Что такое? – в дверях стояла испуганная Инна.
Я окинула её взглядом, который был в зеркале, и преодолела расстояние между нами в один шаг. Моя рука запуталась в её волосах, и потянула их вниз, мои губы нашли шею девушки, язык плавно заскользил по шее, оставляя мокрый след. Инна не сопротивлялась, когда вторая моя рука стала нежно поднимать её майку:
-Прости, Рыжик….
Целовала девушку очень осторожно, боясь спугнуть, я не хотела доставлять ей неудобств своим необузданным желанием, не хотела травмировать ещё сильнее, но остановиться не могла. Мои тормоза отказали. Не разжимая объятий, я увлекла Инну на диван в коридоре. Она была обескуражена таким поворотом. На-верное, никогда не знавшая бережного обращения, девушка пребывала в шоке, инстинктивно отвечая на мои ласки. Всё это будоражило, даря наслаждение с каким-то горьким привкусом….
Девочка свернулась калачиком на диване, отвернувшись от меня, а я пила шампанское из горла бутылки. Мне было плохо. Я пыталась заглушить чувство вины. Инна не плакала. Просто лежала, уставившись в стену, а у меня градом тек-ли слезы.
-Рыжик, - срывающимся голосом позвала я.
Инна повернулась ко мне, увидела, что я плачу и стала вытирать ладонью мои слезы. От этого я разревелась ещё сильнее.
-Почему Вы плачете? Разве Вам не хотелось этого?
-Замолчи, Инна. Замолчи. – я дрожащими руками закутала её в плед. – И, пожалуйста, прости меня.
Девушка, молча, встала с дивана, замотанная пледом, забрала у меня бутылку и отнесла её в мусор.
-За что простить? За Ваше право? – грустно спросила Инна.
-У меня не было на это никаких прав! Я должна тебя вытащить из этого ада, а не затягивать в новый, но я… Не могу… Прости, Рыжик…
Она села рядом и успокаивала меня, как маленького ребёнка, хотя должно было бы быть наоборот. Через какое-то время я обняла её, притягивая к себе, и провалилась в тяжёлый сон…
Утром я всё же проснулась раньше девочки. Аккуратно вытащила руку, которую обнимала Инна, чтобы не разбудить её, я встала с дивана и сварила на завтрак овсяную кашу, добавив фрукты. «Надеюсь, вкусно. Или хотя бы съедобно». Мой взгляд привлёк пакет, о котором я совсем забыла. Это приободрило меня.
Инна проснулась только к десяти часам утра. И вышла на кухню с удивлен-но-испуганным взглядом.
-Простите меня, за то, что проспала.
Я опешила. Никак не могу привыкнуть к этому… Слишком уж покорно. Но, тем не менее, мне нравится.
-Доброе утро, Рыжик. Садись завтракать, - улыбнулась я и стала варить кофе, что-то мурлыча себе под нос.
Инна съела кашу, жмурясь от удовольствия. Я улыбнулась, видя, что ей нравится. Потом мы выпили кофе, и я решила сделать девочке подарок.
-Инн, - позвала я её, доставая из пакета платье и туфельки. – Примерь.
Девушка бережно, как нечто ценное, взяла в руки платье и долго рассматривала.
-Тебе не нравится? – «И почему я расстраиваюсь?!».
-Что Вы! Очень нравится! – воскликнула Инна.
-Тогда надевай, - велела я.
Инна аккуратно надела платье, боясь сделать затяжку. Платье невероятно шло ей, приталенное, оно подчеркивало изгиб талии и грудь размера этак второго.
-Тебе очень идет, красавица, - я, улыбаясь, обняла Инну.
Девушка обула туфли, став выше меня и покружилась. Это меня рассмешило. Но… Не ускользнуло от внимания то, что в её глазах не видно особой радости.
-В чём дело, Рыжик? Тебе всё-таки не нравится?
Инна грустно отвернулась к окну. Я развернула её к себе:
-Говори правду.
Она закусила губу, не решаясь ничего сказать.
-Говори, я не укушу тебя.
- Эта одежда… Косметика… Я для Вас просто вещь, кукла, которую Вы ре-шили нарядить, как Вам хочется… Это неприятно. Я знаю, что мать продала ме-ня, но это… Это ещё более гадко… Я не хочу быть куклой!
-Замолчи, - невозмутимо сказала я, глядя ей в глаза, тряхнула за плечи. И добавила, сама не знаю почему – эти слова сами сорвались с языка:
-Ты подарок судьбы, а не кукла. Ты – сокровище, которое я буду беречь и баловать. Ясно?
-Да, Госпожа, – Инна украдкой вытерла слёзы. Но я заметила в её глазах обескураженность, непонимание. Как будто, она боялась моей заботы больше, чем плохих поступков.
-Пойдём, Рыжик, - я взяла её за руку и потащила в спальню – Будем учиться красить глазки.
Мы сели на кровать, вывалив содержимое косметички перед собой. Инна восторженно рассматривала туши, помады, карандаши, тени и прочее многообра-зие качественной косметики.
-Не бойся, – я осторожно потянула веко, рисуя стрелки на глазах Инны. Девочка замерла в этот момент. Когда макияж был завершён, Инна почему-то рас-плакалась.
-Почему ты плачешь, Рыжик?
-У меня никогда не было этого: косметики, хорошей одежды…
Я обняла девочку.
-Успокойся, теперь всё будет хорошо. Эй, хватит, сейчас никакая водостойкая тушь не выдержит!
Инна инстинктивно вытерла слёзы ладонью и немного размазала косметику. Я, рассмеявшись, подвела девочку к зеркалу. Неожиданно она тоже сквозь слёзы искренне засмеялась… Это был маленький прогресс.
Весь день мы, опустошали холодильник, смотрели фильм «Грязные танцы», танцевали, прыгали на кровати и смеялись. Я ощущала себя легко и радостно, как когда-то года три назад с одной замечательной подругой, которой больше не было в моей жизни. Непередаваемое чувство тепла вновь поселилось в душе.

4

Но нашу идиллию прервали. Следующее утро началось с грозного знакомого рыка:
-Я спрашиваю, что. Это. Такое?! – над нами обеими нависал внушительных размеров мужчина, пребывающий в ярости.
-Что это?! – повторил он, тыча пальцем в Инну. – Как ты объяснишь 204 пропущенных вызова за три дня?!
-Маловато, - вырвалось у меня.
Инна неожиданно хихикнула.
Давид прошёл туда-обратно вдоль дивана, демонстрируя великолепный профиль, колорит мышц и безупречный стиль. Бросил в нашу сторону ледяной взгляд и осмотрел Рыжика так что, ей бы съёжиться, но она лишь опустила глаза. Меня это поразило. Девочка не напугана? Не переживает за свою участь в присутствии грубого незнакомца? Странно…
-Давид…
-Ты объяснишь мне, что происходит? – с внезапным спокойствием спросил мужчина.
Я медлила с ответом. Ох, это спокойствие.. Лучше бы он был в бешенстве…
-Не могу объяснить, - пробормотала я, обескураженная всем происходящим. Давид появился как всегда: нежданно-негаданно, эффектно, привнося в мою жизнь бурю эмоций и страстей.
-Не смей даже объявляться в поле моего зрения, - процедил он, схватив меня за горло. После чего ушёл, громко хлопнув дверью. Я равнодушно пожала плечами, ехидно подумав, «Да-да, Хозяин».
-Что это было? – тихо спросила девочка.
-Эгоистичный психопат. Не стоит твоего внимания. Пойдём, лучше, по-едим, и я покажу тебе одно интересное местечко, - постаралась я перевести разговор. Но, видимо, Давид её весьма заинтересовал.
-Кто он, Госпожа?
Её любопытство меня раздражило:
-Бандит. Работорговец. И насильник. Есть пошли, - недовольно буркнула я, конечно сильно преувеличив.
-Что, правда? А по нему…
-Именно это по нему и скажешь. Ни слова больше о нём! – мне и впрямь не хотелось говорить о… Хозяине? «Или можно считать себя свободной?».
-А Вы… Между Вами…
-Инна!
-Хорошо. Я молчу, простите.
Всю дорогу я пребывала в состоянии крайней задумчивости, чуть не спровоцировав парочку ДТП.
-Что с Вами? - обеспокоенно спросила девочка, заглядывая мне в лицо.
-Всё нормально, Рыжик. Не загораживай дорогу.
Инна откинулась на сиденье и закрыла глаза. Неужели она начала мне доверять? Даже не спросила, куда мы едем и зачем. Расслабленно закрыла глаза…
Она просилась надеть платье, но я посчитала, что кроссовки с джинсами и футболкой будут практичнее там, куда мы едем. Ещё захватила пару свитеров, на случай если похолодает слишком сильно.
-Мы приехали, Рыжик, просыпайся. – я ласково погладила Инну по щеке. Она вздрогнула.
-Где мы, Госпожа?
-Далеко-далеко, где нас не побеспокоят. Видишь? – я достала из кармана выключенный телефон и показала его девочке.
Инна с любопытством перевела взгляд на милый кирпичный домик с чердаком и уютной верандой. Но внешность обманчива….
-Проходи, - я отперла массивную дверь. – Это наша обитель на парочку оставшихся летних дней.
Инна прошла в дом, оглянулась и звучно чихнула, а потом ещё и ещё.
Это меня рассмешило.
-Только здесь придется основательно прибраться и к вечеру развести огонь в камине. – Я огляделась.
Пыль на старой разномастной мебели, периодически, привозимой сюда за ненадобностью, навевала тоску. А дверь, ведущая в подвал – самое интересное место в доме – уныло приветствовала облупившейся краской.
-Хорошо, - ответила девочка и немедленно принялась за уборку. Я некоторое время стояла облокотившись на дверной косяк, наблюдая за ловкими и плавными движениями Инны, любуясь видом ее уже не детской, симпатичной, пропорциональной фигурки, красивого личика, тонких запястий, родинки над верхней губой и огнём непослушных, кудрявых волос. Сегодня нам некогда было заниматься укладкой волос.
Наконец моё оцепенение от красоты прошло, я помогла девочке наводить порядок. Вместе дело пошло быстрее и веселей.
Инна выбивала на крыльце небольшой коврик. Я подошла к ней сзади и прошептала:
-Я хочу, чтобы тут ты отвлеклась от всего. Хочу, чтобы забыла все ужасы, что были в твоей жизни. Хотя бы на время. Попробуй просто наслаждаться моментом, а я пойду - приготовлю нам обед.
Инна застала меня за безуспешной попыткой почистить картошку. Она за-брала у меня нож с корнеплодом и быстренько всё почистила.
Я сидела рядом, попивая глинтвейн.
-Рыжик, как ты относишься к алкоголю?
-Как Вы пожелаете, - ответила Инна, укладывая последнюю картофелину в кастрюлю.
-Тогда пожелаю, чтобы ты пила глинтвейн из виноградного сока, - я щёлкнула её по носу. В ответ девочка лишь пожала плечами:
-Как скажете.
Я удовлетворённо хмыкнула и ушла на чердак – искать матрас.
-А что здесь такое? – я даже не заметила, как тихо Инна проследовала за мной.
-Разве не видишь – бардак, - я развела руками и улыбнулась.
-Мне убраться?
Я остановила Инну за руку.
-Угомонись. Иди лучше за картохой следи.
-Ой, какой красивый! – Инна ухватила с полки, покрытой паутиной, золотой медальон со старинной гравировкой, украшенный камнями. Она любовно протёрла небольшое овальное украшение, повертела в руках, рассматривая со всех сторон.
– Он Ваш, Госпожа?
Я вспомнила, как нашла этот медальон в лесу, будучи ребенком лет 4-5. Прятала от родителей как сокровище, постоянно перепрятывала на дачном участке, боясь, что будут перекапывать землю и найдут. Долгое время, лет, наверное, до одиннадцати, этот медальон оставался для меня драгоценностью. Воз-можно, он на самом деле представлял некую материальную ценность, хотя ребенок, коим я тогда была, видел лишь ассоциацию с какими-нибудь волшебницами и феями. Иногда я увозила медальон домой, пряча под одеждой. Никому его не показывала. Никогда.
-Он тебе нравится? – тихо спросила я.
-Очень… - заворожено прошептала Инна, не в силах оторвать взгляд от драгоценного футлярчика на тонкой цепочке.
Я взяла украшение из рук девочки и надела ей на шею. Она с огромным удивлением посмотрела на меня не в состоянии что-либо сказать.
Лишь схватила медальон тонкими пальцами, собираясь снять:
-Я не могу…
Я взяла её руку в свою:
-Можешь, Рыжик, - твёрдо ответила я.
Инна поцеловала мои холодные пальцы.
-Спасибо, Госпожа.
Я запрокинула её голову и поцеловала тонкую шею быстрым поцелуем, скорее дразнящим. После чего отступила на шаг, осматривая изгиб шеи, ключицы… Улыбнулась лукавой улыбкой.
-У меня на чердаке есть не только золотые старинные кулоны, - тихо и интригующе произнесла я.
-А что ещё? – наивно распахнутые изумрудные глаза немного притормозили меня.
-Позже узнаешь, идём вниз.
На импровизированной кухне, мне в голову пришла мысль, что картошка не в тему, но изысков не хотелось.
-Рыжик, чем тебя кормила дома твоя… мучительница.
-Ничем, - невесело усмехнулась девушка.
-Как же ты питалась и где?
-Воровала в супермаркетах, в школьной столовой, выпрашивала у тех, кому меня продавали.
Я вздрогнула. Больший ужас наводило то, что девочка рассказывала об этом обыденным тоном, грустным, но совершенно обычным, как «с добрым утром».
-Вы так хорошо ко мне относитесь… - неожиданно выпалила Инна. - Как мне отблагодарить Вас за всё?
Я улыбнулась. Эта фраза дает мне повод всё же воплотить задуманное в жизнь.
-Позже, - уклончиво ответила я. – Пойдём, прогуляемся. Здесь чудесная березовая роща недалеко.
Зайдя в рощу, я стала осматривать березы на наличие гладких, упругих и гибких прутьев, насвистывая какую-то давнишнюю мелодию. Инна плелась на веревке сзади. Не то чтобы я боялась, что она убежит, почему-то мне так захотелось. А я привыкла потакать своим желаниям. Конечно, я обещала девочке, что здесь она расслабится и перестанет бояться… Но и о воспитании предупреждала. Ходить сутулой и зажиматься при мне не есть хорошо.
Найдя подходящее дерево, я удовлетворенно хмыкнула и приказала Инне срезать прутья. Она непонимающе принялась за работу, удивленно косясь на меня. Набрав штук десять, мы вернулись в домик, где я велела прутья замочить, а сама пошла на чердак. В бесчисленном количестве хлама, в деревянной пыльной коробке у окна, я отыскала круглый металлический ошейник с кодовым замком.
-Я всё сделала, Госпожа, - Инна, запыхавшись, прибежала на чердак. И застала меня с ошейником в руках. Её порыв пройти дальше, ко мне, тут же спал. Она нерешительно остановилась у двери. Я с улыбкой подошла к девушке.
-Пойдем, поговорим, Рыжик, - взявшись за руки, мы спустились вниз. Я заварила травяной чай из мяты и мелиссы, и мы удобно расположились на кожаном диванчике. Инна нервно теребила в руках веревку, которой до этого были связаны её руки, избегая смотреть мне в глаза.
-Посмотри на меня.
Девочка подняла взгляд, в котором отражался страх.
-Между принуждением и насилием есть тонкая грань, Рыжик. А насилие я не люблю. Сейчас я объясняю тебе суть вещей. И дам выбор: уйти или остаться.
Инна напряжённо кивнула в ответ.
-Мне нужна рабыня, малышка. В полном смысле этого слова. Понимаешь? Мне нужно абсолютное подчинение. Скажу честно, я не самый добрый человек, как тебе, возможно, показалось сначала. Я требовательна и, порой жестока. Я не по-терплю лени, наглости и неповиновения. Я буду наказывать, как ты уже могла догадаться. Но если ты будешь хорошо служить мне, я щедро вознагражу тебя, как ты тоже уже могла заметить. Не только материально, но и хорошими эмоциями, которые помогут забыть тебе тот ужас, через который ты прошла. Я не обещаю, что будет понятно и просто. Не обещаю, что не будет больно. Но твёрдо скажу – как раньше ты страдать не будешь. Выбор за тобой. Уйти сейчас, вернувшись к прежней жизни, или рискнув, шагнуть в новую, в которой поначалу будет тяжело, но есть шанс обрести себя и хорошее качество жизни. Решай.
Инна выронила веревку из рук и понурила голову.
-Я понимаю, выбор перед тобой не самый хороший, не самый лёгкий. Потому что возвращаться по сути некуда, и, как я вижу, мои условия тебя пугают.
Девушка подняла на меня слёзный взгляд и выдавила:
-Я… Хочу уйти… Пожалуйста…
-Я не держу, - пожала я плечами, хотя на душе стало горько. – Только, поду-май, что лучше. Я одна или толпа неотесанных мужиков, что пинают, швыряют, насилуют, насмехаются и ничего кроме этого не могут дать? Их волнует только твоё тело, когда меня – вся Ты. Твои эмоции, чувства, переживания.
Девушка промолчала. Сняла медальон и встала с дивана.
-Как хочешь. Я вызову тебе такси.
-Не стоит беспокоиться, - девушка пресекла комнату и уже на пороге неловко пробормотала:
-Я верну одежду…
Дверь захлопнулась. Я недовольно поджала губы, швырнула ошейник на стол и стала делать глинтвейн. Чтобы не замёрзнуть, я разожгла огонь в камине, для уюта - зажгла свечи, завернулась в плед и устроилась на диване с каким-то глупым любовным романом. Через некоторое время мой, уставший от чтения взгляд, при-влекли свитера, лежавшие в пакете.
-Чёрт!
На улице, как я и предполагала, резко похолодало. Телефона-то у бедняжки не было…. Я как раз прикидывала, где может быть Инна, когда раздался стук в дверь. Пребывая в состоянии злости и разочарования, я рявкнула, чтобы катились прочь. Но стук раздался снова, уже более настойчиво. Я проигнорировала. Тогда стук стал отчаянно громким и частым. В гневе распахнув дверь, я увидела Инну. Облегчённо вздохнула, я отошла от двери, давая возможность зайти внутрь дрожащей от холода девочке.
-Ты разумно поступила, вернувшись за свитером, - сказала я, доставая вещь из пакета.
-Нет! Можно я останусь?! Навсегда… – Инна упала на колени, протягивая ко мне сложенные вместе руки, и умоляюще прошептала: - Пожалуйста, Госпожа…
-Ты решила остаться, потому что замерзла в пути? Ты можешь остаться на ночь, а утром уйти.
-Нет! Я не из-за холода…
-Из-за нежелания прежней жизни? Могу помочь изменить жизнь, не требуя принадлежности в ответ… Мне нужно твоё доверие, девочка, а не безысходность. Нужна от тебя полная беззаветная самоотдача.
-Нет, Госпожа, не из-за прошлого… Я хочу… Служить Вам… Я поняла это… - плечи девушки дёргались от всхлипов. В полумраке комнаты тела отбрасывали причудливый танец теней…. Я задумчиво наблюдала за племенем свечи. «Интересно, насколько она искренна? Ясно же, как белый день, что не от хорошей жизни она решила вернуться».
-Ты уверена, что хочешь быть рабыней?
-Да, Госпожа… - тихо ответила девушка, уткнувшись носом в мою туфлю.
-Инна, назад пути не будет.
-Пожалуйста… Я хочу….
-Неси со стола ошейник.

Свидетельство о публикации № 22996 | Дата публикации: 21:15 (28.09.2014) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 390 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 19
0 Спам
11 shana_mage   (29.09.2014 20:39) [Материал]
"Это ещё более омерзительно! " - и эта тирада девочки. Я понимаю, что, опять же, всё слишком хорошо
развивается, и нужен новый конфликт. И понимаю, что ей всего 15, но всё
же это слишком глупо. Нужно что-то поумней. Или, хотя-бы, сменить
формулировку. Не омерзительно, а пугающе, или непривычно, или "жаль, что
лишь кукла". Что-то типа того.
По идее да, такое непривычное отношение и забота должны её пугать, но в какой-то мере она должна и
начать позволять себе больше. Например, что-нибудь попросить, пробовать
почву - инстинкты всё-таки - а вдруг ГГ можно манипулировать?
Но в целом мне эта сцена тоже нравится и интересная happy
И да, раз девочка после этого наконец почувствовала себя легко и
засмеялась - этот момент тоже нужно написать подробней. Событие,
всё-таки. Прогресс. И для ГГ тоже важное - она должна этому
обрадоваться, ведь раньше девочка вечно плакала и только ииизредка
улыбалась, и то не от радости, а от смеха.
Сценку с бывшим Верхним ГГ тоже поподробней. И его поподробней описать. И, опять же, Инна себя
нелогично ведёт. Если она привыкла, чего раньше истерила? Если истерила,
то и сейчас должна была испугаться. Далее опять - она рассказывает
обыденным тоном, а ранее... Ну, вы поняли.
А ГГ стоило бы получше узнать технику БДСМ. У них же там целая философия. То же кодовое слово
"стоп"... Ну, чтобы действительно было без жестокостей.
В целом этот момент тоже странный. Почему у неё до сих пор не возник Стокгольский
синдром? После всего, что с ней делали мужики, она должны была хвататься
за ГГ ногами и руками. Ну да, конфликт, трагедия, законы жанра, я знаю.
Как всегда надо сгладить углы. Например, опять же, не заставлять её
кланяться. Просто, пусть опустив голову скажет "нет, я всё-таки хочу
остаться". Типа того. Без резкого "прошу вас!" - ведь ей предлагали
самой, так чо она просит? Должна была она уже немножко "офигеть" и быть
по развязней, менее зашуганной.
В целом я читала с удовольствием, и хотелось бы продолжения ^__^

0 Спам
13 Eklektistka   (29.09.2014 21:21) [Материал]
Ого! Огромное спасибо!!!
Буду работать над произведением......

0 Спам
10 shana_mage   (29.09.2014 20:39) [Материал]
Ладно, со стилистикой и прочими такими ошибками покончим. Переходим только к сюжетным.
Понятно, что в этот момент автор хочет описать сложное начало отношений -
конфликт. ГГ ведёт себя жестоко, и девочка этого боится, но на Самом
деле, гыгы, ГГ не такая. Она хорошая, просто любит БДСМ. Это можно
написать правдоподобно. Для этого нужно смягчить углы и найти адекватное
объяснение неадекватному поведению ГГ.
Далее. Момент, где девочка отбирает пакет и с укрытием одеяла. Тут два варианта - либо девочка
испытывает всё-таки к ГГ симпатию, либо ранее выучила, что к Господинам
нужно подлизываться. Оба не логичны - в обоих случаях - какого хрена она
тогда ведёт себя ранее не так, как нужно? Слишком резво пытается
убежать и истерит. Опять же - тут возникает момент, что она играет. Она
любит подчиняться, просто, так же любит, чтобы её заставляли
подчиняться. Именно поэтому ранее она истерила. Ну, если так, то всё
нормально, но мне почему-то кажется что автор не это имел в виду.
И далее - сама она прикасаться к ГГ не боится, а её прикосновений шугается. Нестыковка.
И дальше тоже - в странный момент она решила разобраться, чо от неё хочет
ГГ. И плакать снова нахрена? Логично было бы разобраться в машине. Нет,
тогда ей взбрело в голову истерить.
Циничная ГГ не может произнести "продажа рабыни". Нуну. Вам стоит лучше работать над характером. Чтобы
действия совпадали с друг другом. Ну, то есть, как я говорила ранее,
хотя-бы давать адекватное объяснение её тем или иным
мыслям/чувствам/поступкам.
И над характером девочки тоже поработать.
"Неужели это всё происходит в нашем мире?" - ранее сама ведь говорила, что в ментовке её бы только оприходовали. Значит, не должна удивляться.
" Куда, черт возьми, смотрят педагоги?! " - я всё понимаю, что в своём глазу люди в реале брёвна не видят, и в
книжках значит тоже, но не до такой же степени... На себя бы ГГ
посмотрела.
Далее там тоже типичный для жанра момент с заботой. ГГ заботится о девочке, и та поначалу принимает заботу с недоверием, а
потом, однажды... Ну, банально, но мило, мне нравится. Только, опять же,
слишком вскользь описан момент. Почти нет красок, эмоций.
Кстати, не очень поняла, где ГГ живёт. Если в домике, как в американских фильмах, что девочке мешало разбить стекло и сбежать? Попытаться, то есть.
Жаль, момент с изнасилованием упущен... Не, понятно что и так понятно, и
вообще, цензура, ну хоть какой-нть поцелуй можно было описать. Для
создание более чёткой атмосферы.

0 Спам
9 shana_mage   (29.09.2014 20:39) [Материал]
"Я ошалело смотрела на эту картинку" - а до этого она была невероятно спокойная. Для неё не впервой было видеть, как продают рыдающих детей. Характер ГГ скачет. Не логично как-то.
"Мне стало жаль девушку. " - удивительно! Именно сейчас, когда она узнала, что её продают всего-то! за бутылку, а не за пару десятков косарей. Опять нарушение в логике.
"Я ещё раз скосила взгляд на мужика…" - вместо этого можно было написать "в моей голове возникла картина, что будет делать мужик с девчонкой".
"Зачем? Нафига мне эта девка? Что я с ней делать-то буду? А, по ходу разберусь." - то есть она сразу! Сразу себе взяла в голову, что она действительно её ПОКУПАЕТ. Реально будет ей владеть. Не думала о том, что хочет её спасти, хотя! Мгновеньем ранее ей девушку было жаль. Мгм.
" Девушка снова зарыдала. " - лучше использовать меньше повторений. Типа "от девушки донеслись громкие всхлипывания".
"циничной алкоголичке" - гг сама оч циничная. И, судя по мыслям ранее, алкоголичка.
"Она пнула в мою сторону девчонку. " - так и представляю, как она поднимает ногу и пинает под зад девушку. Логичнее толкнуть, что-ли.
"развернулся и ушёл." - и тоже не разу не матюкнулся? Чудеса прям...
"Я с отвращением взялась за веревочку," - т.е. ей отвратительно не то, что она купила только что девушку как предмет, а то, что за эту верёвку только что держалась алкашка?
Момент неудавшегося побега слишком вскользь описан. Так, для галочки. Его бы поподробнее, по красочней. Ведь он важен. Он либо окончательно показывает ГГ как тиранку, либо даёт надежду на то, что она нормальная - в зависимости от того, как именно она останавливает свою рабыню (а как её ещё называть? Её только что купили, и ведут как с рабыней).
"Девушка забилась в истерике. " - опять. Нужно картинку давать. Типа заколотила руками по креслу, по стеклу, пыталась дёргать ручку двери, кричала о помощи или что-то там ещё. Выражение лица описать итд.
"Мне начинало это действовать на нервы. Девочку можно понять. Но у всего есть предел. "
мгм. Тоже слабо логичный момент. Странно, что она занервничала только сейчас, или уже сейчас. Предел? А у действий ГГ нету предела, да?

0 Спам
8 shana_mage   (29.09.2014 19:33) [Материал]
Итак-с.
Ну, во-первых, начало. Первое предложение само по себе не катит, так ещё и начинается с "я"... Сложно объяснить, почему это не комильфо. Ну, как-то не в "я" же суть. Просто ночь. Резина руля под ладонями. Проносящиеся дома. А не "я возвращалась".
И почему "виски, а настроение"? По мне, там следует поставить точку. Ведь вещи то вроде как не связанные между собой.
"доминирующий вид" - сдаётся мне, "мужчина" - это не вид. И не подвид. Вид - это типа человека.
Опять абзац с я. Мания величия что-ли? Акцент не на этом должен быть.
"Я решила зайти в магазин и купить что-то кроме виски на ужин." - ну решила и решила, чо об этом писать? (Тем более, создаётся впечатление, что обычно она на ужин пьет только виски. Алкоголичка ГГ это как-то не очень, не очень...) Лучше "уже подъезжая к супермаркету (понятно значит, что туда она и едет), я заметила бабу".
Опять же, дальше размышление об годах женщины. Откуда она знает, что это именно из-за неправильного образа жизни она так выглядит? Может ей реально шестьдесят? Кстати, цифры буквами пишутся.
Она решила, что дело не её, ага. А обычно она значит встревает во все разговоры прохожих? Серьезно, мания величия у неё почти паталогическая : )
И девочка ведёт себя нелогично. По идее, если её продают не первый раз, у неё уже должно быть что-то вроде апатии. Разве что, конечно, если она не играет, как актриса. А у меня в будущем именно такое впечатление и создалось, что она играет, что ей самой всё это нравится. Иначе... Потом скажу, что иначе.
"Сказать, что меня заинтересовала ситуация нельзя." - очень даже можно. Её привлекла парочка внимание. Она даже оценила бабу. Подумала об этом. Даже думала насчёт того, чтобы послушать/вмешаться. И нельзя? Ха. Ха. Ха. Не смешите мои копыта.
Восхитительный цвет волос это конечно прелестно, но в этом моменте не мешало бы указать, какой он именно.
"близкого расстояния я различила" - ранее говорится, что девушка плакала. Значит, она должна была ранее это видеть.
" А это уже интересно… Такая беззащитность и страх. Заманчиво… " - мысли маньяка. Ей пофиг на то, что происходит с девушкой что-то плохое. Пофиг на всё. Она с самого начала думает, как извращена, но пугается своего поведения (если я правильно помню) только позже. Что-то там было про то, что она подумала, что желать эту девушку ненормально.
" Что-то притягивает в девушке. " - только что объяснилось, что именно притягивает. Если кроме этого что-то притягивает, лучше указать на это как-то по другому. Типа "мне неудержимо захотелось узнать её поближе".
Дальнейший диалог до крайности не логичен. Баба, судя по её гм... происхождению, без "кто ты" и дальнейшего тупого диалога должна была тупо разразится трёхэтажным матом, послать ГГ подальше и так далее. Кто ты, надо же. Оригинальный вопрос. Всегда так спрашиваю тех, кто подходит ко мне на улице что-то узнать.
"чуть не упав мне в ноги. " - не знаю, что у неё была за жизнь, и кто её этому научил, но это либо что-то средневековое, либо японское wacko У них всё ещё кланяются. Она могла вцепится в руку ГГ, или просто кричать, но упасть в ноги?
"Женщину я проигнорировала. " - понятно, что проигнорировала, судя по дальнейшему, лишние уточнения не мешало бы убирать. Если хотели подчеркнуть, то можно написать типа "смерила ледяным взглядом".
""забилась в рыданиях " - эпилепсия что-ли? Как это? wacko Понятно, что хотите сказать, но как-то слишком пафосно написано. Не правильно. Может, задрожала, заломила руки, закрыла лицо ладонями и зарыдала, что-нть более мягкое.
"Пойду-ка я виски пить…. " - ага, прямо сейчас, развернётся и пойдёт. Лучше "как приду домой, точно забухаю" или типа того.
"-За бутылку, - " - и сдаётся мне, что дёшево. Тупая баба какая-то.
"Мужик хлопал глазами, не участвуя в диалоге, и переминался с ноги на ногу." - нормальный человек на его месте бы давно испугался и свалил. Если он тоже не тупой. Опасно так-то сделки такие при свидетелях проворачивать.
Продолжение следует.

0 Спам
3 DarkMilady   (29.09.2014 00:10) [Материал]
Вау)))) Можно кино снимать.Категории "Детям до шестнадцати не рекомендуется")

0 Спам
5 Eklektistka   (29.09.2014 14:40) [Материал]
Думаю, кино явно будет лишним) да и в кинематографе есть фильмы, поднимающие похожие темы. Спасибо за отзыв!

0 Спам
2 circasian   (28.09.2014 23:49) [Материал]
Так, сначала пройдёмся по технической стороне вашего произведения, а потом уже поговорим о содержании.
само-влюблённый, не-правильный, не-приятно, не-предсказуемые,само-вольничать - довольно странные грамматические ошибки, тысячи их.
Скорее, привлекли необычайно восхитительный цвет волос девчушки и силуэт до кон-ца
несформировавшейся, но уже интересной фигурки.
 - то есть, в какой-то ночной возне посреди пустынной улицы героиню привлекла фигурка одной из участниц? Даже дочитав до конца и усвоив некоторые... особенные предпочтения главного действующего лица, всё равно считаю, что это очень сильно притянуто за уши. Она что, заранее подозревала, что за бутыль вискаря получит в своё распоряжение эту фигурку?
-Она хочет меня отдать этому мужику!!! – забилась в рыданиях девушка.
Обалдеть. Ну и делаааа…. Пойду-ка я виски пить…
- ну а на что расчитывала героиня, влезая в мутную историю?
Я растерянно затолкала девуш-ку в машину и, закрыв её там, пошла в магазин. - звучит так, словно она постоянно кого-то заталкивает в машину, а вот сегодня, что-то пошло не так и от этого возникла растерянность.
-Успокойся, - поморщилась я. Мне начинало это действовать на нервы. Девочку можно понять. Но у всего есть предел. - действительно, как она смеет орать и плакать? Её же связанную затолкали в машину и везут не пойми куда. У современной молодёжи напрочь отсутствует воспитание!
-Инна… Инна… Нет уж. Я буду тебя звать Рыжиком. - а на кой чёрт ты имя спрашивала?
Куда, черт возьми, смотрят педагоги?!. - а вот меня бы на месте героини интересовали совсем другие вопросы, как то: 1 - с какого перепугу я похитила человека, причём несовершеннолетнего и 2 - почему я так старательно прячу ключи в сейфе, но ни на секунду не задумалась о том, что она может элементарно воспользоваться телефоном, пока я сплю?
А то стремительно приедут дядьки из пультовой охраны и положат тебя на лопатки. - дядьки из пультовой охраны греко-римской борьбой занимаются? Это там обычно на лопатки стараются положить, а при задержании обычно "кладут" лицом вниз, а руки заводят за спину.
Да и девочка обмолвилась, что всё происходило с контрацепцией. - алкаши, извращенцы и прочие маргиналы могут гордиться собственной сознательностью))
Платье невероятно шло ей, приталенное, оно подчеркивало изгиб талии - приталенные вещи, они, как правило, всегда подчёркивают изгиб талии. Может, не стоит об этом дважды в одном предложении говорить?
Денис прошёл туда-обратно вдоль дивана, демонстрируя великолепный профиль, колорит мышц и безупречный стиль. - как-то это описание не подходит к той ситуации, о которой вы пишете. Вашу героиню не должно было что-то привлекать в нём на тот момент.
-Что это было? – тихо спросила девочка.
-Эгоистичный психопат.
- я запутался, это она о мужике или о себе?
Так, теперь о содержании. Ваш рассказ совсем не о проблемах подростков и прочих злободневных темах, о которых вы упомянули в кратком описании. Ваше произведение - это исповедь латентной лесбиянки, которой движет не жалость или какое-то другое благородное чувство, а исключительно похоть. Неблагополучная девочка и все её злоключения - всего лишь ширма для создания сексуального напряжения. Поведение главной героини аморально и не имеет никакого оправдания. По факту она выкрала человека, зная, что Рыжику некуда пойти. Если бы в ней хоть на секунду проснулось хотя бы одно человеческое чувство, она обратилась бы в полицию, те, в свою очередь, провели бы девочку по всем необходимым обследованиям и инстанциям, а заодно лишили бы мать материнства и припаяли бы некислый срок. Я не идеализирую ситуацию, но насчёт этого государственная машина у нас в стране работает более или менее исправно. Концовка 4-ой главы - это апогей мерзости. Прикормив бедного ребёнка, дав попробовать на вкус человеческую жизнь, ГГ даёт ей выбор - быть игрушкой в её БДСМ-забавах или же катиться к мужикам и синявке-матери.Так как рассказ не выложен до конца, я не могу утверждать наверняка, был ли образ главной героини намеренно создан отрицательным или же автор
считает, что читатели должны увидеть в озабоченной, на всю башку
отмороженной бабе что-то хорошее. Если первое, то жду продолжения, так рассказ вполне читабелен и искренне надеюсь, что главную героиню в конце стерилизуют под громкие аплодисменты. Если же второе, то... блин, даже думать об этом не хочу. Критику и окончательные выводы оставлю до прочтения окончания вашего рассказа.

0 Спам
4 Eklektistka   (29.09.2014 14:39) [Материал]
Спасибо за столь развёрнутый комментарий. Попробую ответить и пояснить некоторые из Ваших замечаний.
1. Не знаю, чем обусловлены столь нелепые грамматические ошибки. При копировании текста из документа в редактор на этом сайте выползают такие вот не красивые вещи, хотя изначально верстка текста нормальная.
2. Имя ГГ спрашивала, чтобы знать. Что в этом такого? Захотелось ей называть девушку Рыжиком. Дают же друзья друг другу прозвища, вот и тут...
3. ГГ не похитила девушку, а ку-пи-ла. Как видно из текста(или нет?), сама не знает, почему. Опять же с телефоном... Не стала столько подробностей вплетать и таких мелочей, как, например, пароль на мобильном телефоне и отсутствие стационарного как такового. Ограничилась фразой о чутком сне ГГ. Видимо, этого недостаточно оказалось... Учту.
4. На счёт дядек из пультовой охраны. Они кидают знаете ли, как им удобно, как попало и за доли секунды. Это только в фильмах аккуратно заламывают руки, ложа личиком на пол. (Знаю из достоверных источников).
5. Насчёт контрацепции. Что удивительно, но девушка рассказывала, что её "покупатели" в самом деле предохранялись. И среди них не было настолько пьяных и неадекватных людей. Единичные случаи. И те, что поразительно, предохранялись. Наверное, всё же за себя беспокоились.
6. Да, безусловно, приталеное платье подчёркивает... Но талия либо есть, либо её нет. И в последнем случае не спасёт никакая приталенная одежда. Поэтому в одном предложении дважды об одно и том же.
7. И почему же ГГ не может думать о внешнем виде и стиле мужчины, ведь, она его хорошо знает. И уверена, что не убьет же он её) Почему не полюбоваться?)
8. Не путайтесь) Это она о мужике.
9. Содержание.
Я поражаюсь Вашему оптимизму. Я не пишу о том, чего не знаю. Уж поверьте мне, пожалуйста, что никто бы из правоохранительных органов не стал бы заниматься девочкой. Это им нужно только в том случае, если выгодно. А выгодно, увы, чтобы было как можно больше вот таких деток, у которых потом не будет достойного образования, которые пойдут работать руками или ещё кое-чем. Или же, когда "ментам" необходимо палочки проставить в делах.
И, даже если бы этим делом занялись, лишить род.прав в нашей стране очень сложно, даже самим сотрудникам правоохранительных органов, даже в таком вопиющем случае. Опять же, не по наслышке знаю.
И ещё один аргумент - даже если бы мать лишили род.прав... Что лучше? Детский дом, который неминуемо ждал в итоге Рыжика, или же возможность закончить учебу, получить высшее образование, удачно выйти замуж в последствии и всё (приоткрою Вам завесу над дальнейшими событиями), благодаря этой вот отмороженной, латентной лесбиянке, которая так мучила бедняжку.

0 Спам
7 circasian   (29.09.2014 15:24) [Материал]
1. Ну и бог с ними, с ошибками, это мелочи)
2. Узнать имя, чтобы тут же дать прозвище? Хотя, учитывая логику героини, это вполне закономерно.
3. Ааа, купила... Ну теперь всё встаёт на свои места. Это значит я невнимательно прочёл в первый раз. У нас же людей покупают и продают, как семечки. Покупка, правда, сопротивлялась, но ведь бутылка была отдана владелице, следовательно, можно было её тащить, как упрямую собачонку) Вы понимаете, что это в любом случае подсудное дело?
4. Заламывают руки эти самые дядьки не для видимого эффекта а с целью обезопасить себя - с заломленными руками много не навоюешь, а лёжа на лопатках вполне можно достать что-нибудь острое или стреляющее. Ощущения при этом гораздо неприятнее, нежели при пресловутом кидании на спину.
5. А адекватные - это те самые, что ребёнка насилуют и от которых она сбегала по возможности? И все они, как один, дружно пользовались контрацепцией)) То есть, насиловать несовершеннолетнюю они не опасаются, а намотать что-нибудь на винт таки боятся. Интересная селективность)
6. Ну тогда хоть "приталенное" уберите. Будет просто и лаконично "платье подчёркивало талию"
7. Да всё равно не в тему, сами ж понимаете)
8. Ей характеристика подошла бы больше)
Не буду спорить о ментах и невозможности лишения прав, хотя если бы ваша героиня, вместо того, чтобы дрейфовать в своих эротических мечтах, дала бы в суде показания против мамаши, то шансы на лишение материнства гораздо возросли. Она, в конце концов, свидетель того, как Рыжика продавали сначала мужику, а потом и ей. Да и речь сейчас не о том, что было бы лучше. Я говорю вам о моральном облике главной героини. Вернитесь в начало вашего текста и ещё раз обратите внимание на то, что именно привлекло её в Инне да и во всей ситуации в целом. Фигурка! Вот и всё. Не жалость или обострённое чувство справедливости, а обычная похоть. И после этого вы хотите сказать, что ваш персонаж заслуживает симпатий? Про концовку 4-ой главы я уже писал. Она весьма красноречива. Избалованная, эгоистичная тётка, развращённая до мозга костей, захотела себе новую игрушку. Ей не было жалко Инну, в противном случае она не стала бы её выгонять, когда та отказалась. Ей было на плевать на неё, как на живое существо, иначе бы она не стала издеваться на ребёнком дальше. Вместо того, чтобы протянуть руку помощи, она протянула Рыжику руку, в которой был ошейник. В любом случае, жду продолжения.

0 Спам
12 Eklektistka   (29.09.2014 21:03) [Материал]
3. Да, Вы знаете, есть масса документальных произведений и фильмов о транзите рабынь за рубеж. И это, к сожалению, реалии нашей жизни.
4. Адекватные я имела в виду, не вусмерть пьяные и хоть как-то мыслящие. И, да, это странно, но опять же, говорю, как есть. Было с контрацепцией. не знаю причину и подоплеки, это не вымысел.
5. Ладно, платье и стиль мужчины - это мелочи)
Моральный облик главной героини? Да, она похотливая, эгоистичная, но кто говорит, что в мире вокруг только добро, сострадание и милосердие? Я не жду симпатий к персонажу. Я описываю его таким, каким он был со слов девушки. И... Знаете, нет абсолютно добрых и абсолютно злых людей. Со всего можно смотреть с разной точки зрения. Так же героиню, эту самую-самую плохую, мучает чувство вины. Возможно, в начале это не указано в большом количестве, но в дальнейших главах, она задумывается о том, каково девушке, она помогает ей, пусть и своими, извращёнными методами. Ничто не делается просто так.
Любопытно ещё вот что. Почему Вы говорите только об плохих качествах героини? А мать Инны, продающая свою дочь за бутылку? А те мужики, что цинично покупали несовершеннолетнюю девочку, насиловали, били. Да, возможно, героиня поступила так же, как и те мужики, купила, использовала... Но и она ещё что-то дала в ответ. В меру своих сил, возможностей и умений на тот момент. Неужели, во всём рассказе только главная героиня вызывает столько антипатий и гнева?

P.S. Я рада, что Вы читаете, комментируете, указываете на ошибки. И включаетесь в дискуссию.

0 Спам
14 circasian   (29.09.2014 21:31) [Материал]
ну вот так бы сразу и сказали, что не собираетесь делать из главной героини святую)) Это сняло бы множество вопросов и приступ негодования)

0 Спам
15 Eklektistka   (29.09.2014 21:33) [Материал]
У нас нет святых на земле))

0 Спам
16 circasian   (29.09.2014 21:40) [Материал]
На земле - нет, а вот в литературе встречаются)

0 Спам
17 Eklektistka   (29.09.2014 22:35) [Материал]
Тоже верно. Но я пишу о людях, их страстях, пороках, несовершенствах... И часто выходит так, что "правда глаза колет". Поэтому редко публикуют))
Простите столь провокационный вопрос, а как бы Вы поступили на месте главной циничной героини?

0 Спам
18 circasian   (30.09.2014 00:16) [Материал]
ну если бы наткнулся посреди ночи на такую вот троицу, то даже не стал бы вмешиваться. В конце концов, никакого насилия там не происходило. Я сам живу в небольшом провинциальном городе, где очень часто улице можно наткнуться на схожие ситуации. По своему опыту знаю, что лезть в такие истории - дело неблагодарное. Никому не поможешь, а шанс оказаться избитым или того хуже, очень высок. Если бы девушка волею судеб оказалась у меня дома... Уважаемый автор, прошу меня извинить, но не могу сказать наверняка. Никогда не был в таком положении, а следовательно, все мои предположения ничего не стоят. Одно могу утверждать точно - принуждать её лечь со мной в постель взамен на какие-то материальные блага не стал бы, потому как не нахожу в таком положении вещей ничего привлекательного.

0 Спам
19 Eklektistka   (30.09.2014 10:23) [Материал]
Спасибо за ответ.

0 Спам
1 shana_mage   (28.09.2014 22:20) [Материал]
Как раз недавно читала комикс Янтарь... Хотя яойное аниме "денег нет" напоминает больше ^__^
Завтра попытаюсь указать на косяки подробней. Пока могу сказать только что тема в моём вкусе, и мне интересна, но сюжет до оскомины банален : )

0 Спам
6 Eklektistka   (29.09.2014 14:40) [Материал]
Спасибо. Буду ждать подробностей smile

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
german.christina2703@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com