» Проза » Рассказ

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Исповедь Убийцы
Степень критики: Адекватная
Короткое описание:

Попытка показать душу человека. 



Исповедь убийцы

Автор: Нино Прангишвили 

Вам когда нибудь задавали вопрос, могли ли Вы убить человека, если бы Вашей семье грозила опасность? Вы, наверное, никогда об этом прежде не задумывались, и я тоже, но этот вопрос изменил мою жизнь. 

Прошло несколько месяцев с тех пор, как заключенный тюрьмы Рикерс Айленд ворвался в мою жизнь и совершенный им грех стал частью меня. Не было ни минуты, когда бы я не вспоминала «исповедь убийцы», ведь тот кого ненавидела общественность для меня никогда не был приступником. 

Я часто наблюдала за судебными процесами и не переставала задавать себе вопрос: можно ли сочувствовать убийце?! И никогда не могла ответить на него правильно, но теперь я могу сказать, что да, убийце можно сочувствовать, если ты знаешь, что совершенное убийство было вынужденным. 

Несколько месяцев назад, я заявила прессе, что сочувствую убийце, с тех пор ничего не изменилось.  Я смогла сделать так, что его похоронили рядом с теми кого он любил. Я не знаю куда он попал в рай или в ад, но надеюсь лишь на то что, где бы он не был его душа встретилась с семьей и хотя бы там, они живут счастливее, чем здесь на земле. 


«Исповедь убийцы»  всего лишь попытка раскрыть душу того, кто не был на нас похож, кто в порыве отчаяния, гнева и боли нарушил одну из заповедей Бога. Но до конца своих дней, считал свой поступок правильным.   

                *  *  *  * 
Меня зовут Дженни Адамс, я журналистка. Работаю в ведущей газете Нью-Йорк Таимс. С самого детства, я мечтала о том, чтобы моя жизнь была полна красок и радости, и именно поэтому я выбрала эту профессию.

Да, я провожу каждый день на работе, пишу статьи о различных событиях происходящих в сфере культуры, но ни один из моих дней ни похож на другой. Каждый день, я узнаю что-то новое, знакомлюсь с людьми, которые уникальны, потому что Бог наделил их талантами. 
Все эти годы, я видела лишь одну сторону медали и никогда не задумывалась о том чтобы перевернуть и посмотреть другую сторону о которой я даже не хотела слышать. 

Я была эгоисткой. Думала лишь о себе, мне казалось что если моя жизнь протекает в верном направлении, то и у остальных она такая же. 
Я считала людей совершивших преступление животными, которые заслуживали иного наказания. Но было ли это правильно? Кто я чтобы осуждать их? Да, все что они сделали не справедливо и мерзко, но разве могу я сочувствовать убийце? 

Снова и снова, задавая себе этот вопрос, я могла сказать лишь одно: Не знаю. Я никогда не была лицемеркой, тщеславной, но больше всего я не была злой, тогда как же объяснить мою ненависть к тем, кто может быть всю жизнь проведет в клетке и выглядывая в окно увидит лишь охраника. Они оступившиеся люди, но ни каждый из них заслуживает призрения. 

                *  *  *  *
В тот день, когда в моем доме раздался роковой звонок, все утро лил дождь. Особой работы, которую нельзя было сделать из дома у меня не было, и именно поэтому я решила провести все оставшееся время сидя у ноутбука и дописывая статью к новому выпуску газеты. 

На улице было холодно, поэтому я укуталась в плед, поставила рядом чашку горячего чая и принялась за работу. У меня портилось настроение, когда шел дождь, в этот миг мне казалось что на небесах плачут ангелы. 

В доме было тихо, потому что в Нью-Йорке я жила одна, а моя семья обосновалась в Вашингтоне. Я ездила к ним на День Благодарения, Новый год и Пасху, но остальное время всегда предпочитала проводить одна. Но причина моего отшельничества была совсем иной, ведь моя семья не была похожа на меня, они были моей противоположностью. Мои брат и сестра работали в пиццерии со школы, и никогда не задумывались о том, что кроме пиццы Мацареллы есть и кое что другое, важнее чем умение готовить ее. 

Родители были на пенсии, но помогали им с общим делом. Что касается меня, то мне иногда казалось, что Бог ошибся и направил меня не в ту семью. Меня не интересовало, то чему моя семья уделяла внимание, и когда пришло время решать мое будущее, я уехала в Нью-Йорк, поступила в университет и впервые, именно в этом городе, я почувствовала себя свободной и счастливой. Я ездила к ним лишь на три праздника, но только для того, чтобы поставить галочку в наших отношениях. Сейчас, я понимаю, что это было не правильно, но тогда меня это мало волновало. 

Внезапно, мои мысли прервал телефонный звонок, когда я подняла трубку, то услышала приятный мужской голос: 
                Добрый день, я говорю с Дженни Адамс?  
Я незамедлительно ответила: 
                Да, это Дженни. Чем могу помочь?! 
Незнакомец вздохнул и продолжил: 
                Дженни меня зовут Джулиан Камильяно, я адвокат.....
Я прервала его и признесла: 
                Я знаю кто вы, но мне не понятен этот звонок, потому что юриспруденция не мой конек. 
Адвокат:  Я понимаю ваше удивление, но мой подопечный будет давать интервью только вам. 
Я засмеялась и сказала:  Я не знала, что закон дает право выбора убийце?! Но мне жаль, вашему клиенту придется найти себе другого журналиста, потому что я не собираюсь ходить по указке тюремщика. 

Я положила трубку, несколько минут простояла у окна и только потом поняла, что это было очень грубо и не профессионально с моей стороны. Журналисты освещают события, но никто не давал им право осуждать других. Но, услышав имя адвоката, я вспомнила все что было связанно с этим делом, потому что наблюдала за судебным процессом  и моя ненависть закипела сново.  

Мое чувство к этим людям похоже на вулкан, который долгое время спит, но стоит ему проснутся, как огненная лава поглотит все на своем пути.   


                *  *  *  *
Неожиданный телефонный звонок нарушил мой покой. Целый день, голос совести укорял меня за грубость, но второй напоминал о том, что он убийца безжалостно вырезавший всю семью. Какой человек может пойти, взять у него интервью, а потом без зазрения совести оправдывать его?! Только, тот кто гонится за сенсацией, но я ведь не такая?! Все что я делаю – это от души. Если, я пишу хорошие отзывы и статьи это не значит, что я хочу кому-то угадить, я делаю, то что велит мне сердце.

Пока я размышляла над случившимся, мой амлет подгорел. Когда, я вернулась к ноутбуку дописавыть последний абзац статьи, в правом углу экрана мигала красная лампочка, которая указывала на то, что на мою электронную почту пришло еще одно новое сообщение.  

В этот день коллекция неприятностей пополнилась и тем, что мой начальник срочно вызвал меня в редакцию, так говорилось в письме. На улице дождь не прекращался. Я взяла зонтик, закрыла дверь и медленно направилась в редакцию. Я догадывалась, что могло случится и из-за чего меня вытащили из дома в ужасный ливень. Я жила не далеко, поэтому добраться до работы мне не составило труда. 

Поднявшись наверх, я увидела, что редакция была пуста, похоже всем захотелось поработать дома. Когда, я открыла дверь в кабинет редактора, то увидела его развалившимся в кресле, положившим ноги на стол и покуривавшим кубинскую сигару. Увидев меня, он принял позу начальника и грубо спросил: 
Что ты вытворяешь Адамс?! Тебе на пенсию захотелось?! Так я тебе это быстренько организую! 

Я села на стул и спокойно произнесла: 
А, что я такого сделала?! 

Он затушил сигару, встал, подошел к дипломам висевишим на стене и сказал: 
Эти награды наша газета получила за честность, объективность и справедливое освещение фактов. Но, сейчас мне следует налить бензин и поджечь их, потому что молодежь вроде тебя перечеркнула все законы журналистики. Вы не освещаете факты, вы навязываете свое мнение общественности и делаете это очень искусно. 

Он замолчал. Все, что он говорил была ложь. Я никогда не пыталась управлять сознаниями людей, всегда предоставляла им возможность решать самим. Я помолчала немного, а потом сказала: 
Я работаю здесь уже три года, и ни разу за все это время не получала от вас замечаний. И, если сегодня я поступила иначе, лишь потому что эти требования противоречят моим принципам. 

Он вернулся, сел в свое кресло, посмотрел на меня пристально и сказал: 
Дженни у нас у всех есть свои принципы, но очень часто нам приходится забывать о них не потому что мы плохие, а потому что у нас такая работа. 

Он открыл средний ящик стала, достал визитную карточку, протянул мне и сказал: 
Возьми. Мне все равно, что ты наговорила адвокату, но одно я знаю точно, ты поедешь в тюрьму, поговоришь с этим парнем и напишешь мне отличный материал о человеке, который через две недели пойдет на смертную казнь. Я хочу чтоб в этой статье было все: факты, мысли и твои чувства. 


                *  *  *  *
Я вернулась домой опустошенная, выполнение этого задания противоречило всему во что я верила. Говорить о своих чувствах к кому либо не просто, но какие чувства можно передать на бумаге, когда ты не просто не уважаешь, а ненавидишь человека?! Мои статьи прославились тем, что в них я раскрывала душу своих героев, именно поэтому меня хорошо знали люди, иногда они даже узнавали меня на улице, останавливались и говорили приятные слова. Но, после выхода этого интервью, никто не пожмет мне руку, они будут меня сторонится и осуждать. Конец моей карьеры близок и как сказал герой одного фильма, чем быстрее опозоришься, тем быстрее забудишь. 

Я достала с сумочки визитную карточку, набрала номер и произнесла: 
Добрый день Джулиан это Дженни Адамс. 

В ответ я услышала лишь молчание. Набравшись смелости, я продолжила: 
Я бы хотела извинится за тот случай это было очень грубо и непрофессионально с моей стороны. 

Джулиан Камильяно добродушно засмеялся и спросил: 
Вы все таки решили ходить по указке тюремщика?! 

Я готова была бросить трубку, как передо мной возник образ моего начальника, который за шкирку выкинул меня на улицу. Если я не справлюсь с злость внутри себя, то единственный путь это растелить газету на асфальт, повесить на шею табличку с надписью «жертва начальника» и подружится с каким нибудь бездомным, чтоб не умереть одной в темном переулке Нью-Йорка. 

Когда мрачные мысли рассеялись, я услышала голос повторявший: 
Дженни, вы меня слышите?! 

Я спокойно ответила: 
Да, я вас слышу. 

Джулиан: Хорошо, завтра в 9 часов утра на углу 35-й улицы и 5 авеню отходит автобус на Рикерс Аиленд, я буду вас там ждать. Договорились? 

Я: Да, я приду. 

Весь оставшийся вечер, я провела в одиночестве рассматривая сайт тюрьмы. На самом деле, все было не так уж и плохо, если не учитывать то, что Рикерс Аиленд считается самой опасной тюрьмой. И единственное спасение из этого ада – самоубийство. В последние несколько лет, условия содержания заключенных улучшились, но это место попрежнему наводит страх не только на заключенных, но и на их родственников и друзей. 

Настенные часы пробили полночь. В дверь постучали. Я пошла отворять, но подскользнулась и упала на что-то липкое и теплое. Было темно, в доме погас свет. В дверь снова постучались. Я ощупью добралась до столовой, достала из ящика фонарь и осветила себе путь. Когда, я вернулась к двери, то увидела что на полу разлита жидкость напоминающее кровь.

В дверь постучались третий раз, когда я ее открыла ужас сковал меня. Передо мной стоял заключенный Рикерс Аиленд и улыбался. В его руках был нож, по которому капля за каплей стекала кровь. От увиденного ужаса, я не могла ни кричать, ни двигатся. Он медленно подошел ко мне и тихо прошептал: Вот мы и встретились Дженни! 

В этот миг, я ощютила ужасную боль, буд-то кто-то вонзил в меня нож. Я упала на пол в лужу крови и прежде чем закрыть глаза услышала жуткий смех и ликование убийцы. 

Я проснулась в холодном поту. Зажгла свет и больше не ложилась. Мне казалось, что если я снова засну весь сон повторится и я больше не смогу спастись. Я понимала, что это был лишь сон, но долгое время не могла успокоится. 

Когда, я пошла варить себе крепкий кофе, то на столе увидела утрений выпуск Нью-Иорк Таимса, я даже не помнила как он сюда попал. Но, чтобы отвлечься от мрачных мыслей, я развернула газету и на второй странице увидела его фотографию. Газета выпала из рук. Я достала железное мусерное ведро бросила внутрь газету и подожгла. Когда последний кусочек Нью-Иорк Таимса догорел мой страх тоже исчез. Я больше ничего не боялась, и тогда я решила, что поеду в Рикерс Аиленд, встречусь с ним лицом к лицу, напишу проклятую статью и больше никогда его не вспомню. 

                
                *  *  *  *
Зазвонил будильник. После ужасной ночи, я смогла не много поспать и чувствовала себя лучше. Часы показывали 7:30, нужно было приводить себя в порядок и идти на встречу с адвокатом. 

Я решила пройтись пешком. Сдалека, я заметила автобус и стоящего рядом молодого человека, который держал в руке стакан кофе со Старбакс и пытался проснуться и не много согрется. 

Мы поднялись в автобус, я достала с сумки айпод, чтобы послушать по дороге музыку,  и комфортно усевшись на свое место произнесла: 
Сделайте мне одолжение, не говорите со мной. 

Он помолчал и с недовольным выражением лица ответил: 
Хорошо, мисс Адамс, я сделаю вид, что не знаю вас. 

Он сел рядом и положил под ноги свой кейс. Когда все места были заполнены, водитель завел двигатель и автобус тронулся. На самом деле, я не слушала музыки, я не хотела ни с кем говорить, тем более с человеком, чьими усилиями я покидала Нью-Иорк и направлялась на остров моих кошмаров.

Я наблюдала за пассажирами, они были такими радостными, смеялись, рассказывали друг другу веселые истории, казалось будто они едут не в самую опасную тюрьму, а так в турпоездку, где их ждало солнце, море и пикник. 

Через час мы вьехали на Рикерс Аиленд и представьте мое удивление, когда я не заметила ни одного жилого квартала, ни одного человека, который бы не ступал по земле, там где не было электрического ограждения. Весь остров под названием Рикерс Аиленд был тюрьмой и именно здесь проводили свои дни самые опасные приступники нашего общества. Снайперы на вышках наблюдали за периметром, одно неверное движение и вы риссковали расстаться с жизнью. Этот зверинец был намного хуже того, который вы возможное видели в зоопарке. 

Чтобы попасть в комнату для свиданий нужно было миновать камеры полные приступников. При виде меня поднялся шум и каждый из них бросал в мой адресс нецензурные словечки. В тот момент, я молила Бога, чтобы все это скорее закончилось. Я возьму интервью и больше никогда, слышите никогда не вспомню об этом кошмаре. 

Пока я клялась себе больше здесь не появлятся, мы оказались в комнате, где каждый из посетителей мог на несколько минут повидаться со своим родным человеком. Дверь в комнату открылась, два охраника ввели заключенного, одетого в синюю робу. Он был высокий, коротко остриженный. Один из охраников снимал с него наручники и человек нарушивший мой покой стоял ко мне спиной. 

Охраники удалились и в комнате остались только трое. Он повернулся и тогда я оказалась во власти его взгляда. Голубые глаза убийцы напомнили мне просторы океана. Каждый раз, когда его взор останавливался на мне, я снова и снова оставалась одна в этом безумном круговороте чувств. Глаза убийцы манили меня так будто кто-то магнитом пытался заставить меня двигаться. 

"Наконец-то мы с вами встретились Дженни!".  

Его слова и улыбка напомнили мне тот ужасный сон, которого я попрежнему боялась. Страх и ненависть вернулись. Я готова была бежать отсюда и необорачиваться. Мне хотелось спрятаться в самый темный угол, чтобы никто не смог меня найти. В тот момент, я злилась на всех в этом мире, мне казалось, что все против меня и что я никогда не выберусь с этого болота. 

Я не много успокоилась и спросила: 
Когда вы убивали тех людей, вы тоже улыбались?! 

Джулиан уставился на меня, а убийца пожирал меня своим взглядом, так как удав душит свою жертву, ломая ему каждую косточку. Да, мне было очень страшно, но ненависть в моем сердце заставило вступить в битву. Тогда, я не задумывалась о том, что кто-то на Рикерс Аиленд мог быть невиновным. 

Андреа подошел к столу, отодвинул стул и сел. Мы последовали его примеру. После долгой паузы и взглядов брошенных друг на друга, он начал свой рассказ: 
Вы ненавидите меня, считаете безжалостным убийцей. Но, как бы вы поступили на моем месте, если бы вашей семье угрожала опасность?! Вы бы смогли убить человека, лишь потому что он хотел навредить вашим близким?! 

Я молчала. Мне нечего было ему сказать. 

Андреа продолжил: 
Вы предпочитаете молчать, потому что хотите видеть меня на электрическом стуле, так же как и все. У меня была великолепная семья. Дочь умничка, жена красавица. Все друзья завидовали, говорили что в жизни мне очень повезло, что Бог любит меня, раз даровал мне две жемчужины.

Но в один день у меня забрали мое счастье три пьяных падонка. Они сначала поиздевались над моей дочуркой и женой, а потом разрубили их на маленькие кусочки так будто рубили мясо животного. 

Моя девочка хотела учится в Оксфорде, хотела стать ученым и выдумать лекарство от рака, а моя жена никому не желала зла, она только хотела чтобы мы всегда были вместе. 
В день похорон, я даже не смог взглянуть на них в последний раз, потому что в гробу лежали расчленные куски моих двух ангелочков. Я похоронил их Дженни, отдал незапятнанные души моих девочек Богу, потому что пришло время ему позаботится о них. 
Моя жизнь закончилась на том кладбище, даже сегодня я мысленно все еще сижу у могил и ласкаю землю, которая закрывает их лица от меня и не дает мне возможности попрощаться с ними. 

Да, я вырезал всю семью - эти трое были братьями. Я поступил с ними и их родными также, как они поступили со мной. Я не пощадил даже ребенка. После кровавой бойни, я позвонил в полицию и дождался их сидя на лестницах. Мне было все равно. Я не хотел жить так же, как не хочу этого сейчас. 

Я не жалею о том, что сделал, ведь если бы я не совершил этот грех, то пострадала бы еще не одна семья. А мертвыми, они никому не причинят зла. 

По законам Божьим убийство это грех, но можно ли назвать убийце того, кто не смог защитить свою семью, но освободил мир от мрази и спас чью-то жизнь?! 


                *  *  *  *
Вернувшись домой, я приготовила себе ужин, но по-прежнему обдумывала случившееся в тюрьме. Я задавала себе один и тот же вопрос: Можно ли ему верить? Исповедь убийцы казалось очень правдивой, его история тронула меня, но я журналист и привыкла верить фактам. 

Что, если заключенный Рикерс Аиленд хочет вызвать сочувствие к себе?! Но, зачем ему это?! Он не сожалеет о том, что сделал и ждет смертной казни как дара. Если вся эта история ложь, то к чему этот спектакль?! Но, что если Андреа Романо рассказал правду?! Могу ли я верить убийце?! Могут ли его глаза лгать?! 

Я была очень уставшая, похоже пережитое подействовало на меня и я решила не много прилечь, отдохнуть, может быть во сне я смогу найти то, что ищю. 

Все мои сны были связанны с событиями дня. Я бежала по тюремному коридору и искала выход. Каждый раз, когда я приближалась к одной из камер ко мне протягивали руки преступники, они будто пытались уташить меня за собой в темноту. Я кричала, просила о помощи, но никто не отзывался. 

Телефонный звонок разбудил меня. Это был мой начальник, его интересовали подробности и к 
понедельнику он ожидал статью, чтоб его читатели смогли еще раз убедится в том, что убийце вынесли справедливый приговор. Но кто это решает?! Бог или человек?! Как можно забирать у человека, то что подарил ему Бог?! Какое право мы имеем решать, когда ему умерать?! Мы всего лишь люди, маленькие существа, которые должны быть благодарны тому, кто создал землю за то, что он разрешил нам здесь поселится. 

Я подошла к письменому столу, достала записную книгу, и набрав номер произнесла: 
Добрый день, соедините меня с детективом Робинсом. 

Женский голос попросил меня не много подождать. После не долгой музыкальной паузы, я услышала веселый и приятный голос: 
Майкл Робинс слушает. 

Я улыбнулась и сказала: 
Привет Маик! 

Маик: Надо же кого к нам принесло ветром, мисс Дженни Адамс! Рад слышать твой голос! Надеюсь ты не по делу, а просто поболтать? 

Я: Должна тебя разочаровать. Я по делу в которм мне очень нужна твоя помошь.

Маик перестал шутить и серьезно произнес: Я догадываюсь о чем ты говоришь. 

Я: Тогда ты знаешь о чем я буду тебя просить! 

Маик: Да. Ты сегодня дома? Я зайду попить чаю с яблочным пирогом. 

Я: Хорошо. 

Маик: К часам 7 устроит? 

Я: Да, спасибо Маик. 

Маикл Робинс работал в ФБР в отделе по борьбе с преступностью, он был моим близким другом. И когда бы я не позвонила, он всегда был готов придти на помощь. Обращалась, я к нему редко, ведь наши сферы деятельности никогда не пересекались, но сейчас другой случай, я хочу знать правду, потому что в душе, я стала проявлять сочувствие к убийце.  

Я не знала чем заняться, подошла к книжным полкам и мое внимание привлекла книга Оскара Уайлда «Портрет Дориана Грея», я стала просматривать его заного. Да, таких людей, как Дориан Грей боятся, потому что они загадка, их никогда не будут ставить в пример своим детям, ведь он не заслуживает уважения. 

В самом начале, я жалела его и даже не много симпатизировала ему, но потом все иллюзии рухнули. Дориан Грей оказался самым низким и развратным человеком, который уничтожая портрет пытался скрыть следы свих пороков. 

Но, что же делать с тем, кто в порыве гнева и отчаяния убил всю семью?! Можно ли его простить?! Что мне думать о человеке в чьем взгляде, я утопаю, как в глубоком океане?! Его глаза не могут лгать?! Или могут?! Неужели его слова заставили меня изменится?! Неужели я сочувствую убийце?! Как это возможно?! 

Время пролетело незаметно, когда я отвлеклась от чтения и мыслей об Андреа в дверь позвонили. На пороге стоял детектив Маикл Робинс и улыбался. После дружеских приветствий, я заварила чай, нарезала яблочный пирог и наблюдала за тем, как мой давний друг с удовольствием его дигустировал. 

Я: Маик расскажи мне о деле Андреа Романо. Ты с этим как-то связан? 

У Маика поменялось лицо, улыбка исчезла и он ответил:
Я вел это дело, но зачем тебе? Хочешь провести журналисткое расследование?! 

Я отрицательно покачала головой и произнесла: 
Нет. Я пишу про него статью и хочу знать правду. Что на самом деле произошло в этот день? 

Маик подошел к окну, задвинул занавес, установил какой-то прибор и сказал: 
Так они не смогут нас услышать. Я никого не посвящал в это дело, но ты мой близкий друг и потом я виноват перед Андреа. Что он тебе рассказал?! 

Я спокойно ответила: 
Все о семье и о том, как их убили. О совершенном им убийстве и о звонке в полицию. 

Маик сел на стул и произнес: 
Андреа работал в ФБР в отделе по борьбе с наркотиками, детективом. Он был честным и справедливым. ФБР следило за одним наркобароном  и Андреа вел расследование, внедрял своих людей в его банду. Они долго следили за ним и как-то раз перехватили крупную партию наркотиков. После этого на него началась охота. Его пытались несколько раз убить, но у них ничего не вышло, поэтому барон нанял каких-то отморозков и они убили его семью. 

Я прервала Маика и спросила: Но причем здесь ты?! 

Маик с сожалением ответил: 
Расследование об убийстве его семья вел я, но когда я вышел на преступников, то мне приказали закрыть дело. Закон не наказал убийц. 
Несколько дней спустя в наш департамент поступил звонок. Когда, я приехал на место преступления, Андреа сидел на пороге и ждал ареста. Весь дом был в крови, расчленные трупы лежали на полу среди них был даже ребенок. Он поступил с ними, так же как они поступили с ним. Остальное ты знаешь, Дженни. 
Я сожалею о том, что не смог ему помочь. Храбрости не хватило. В случаи не послушания мне грозило увольнение и я вместо помощи другу выбрал работу и предал его. 
Я очень сожалею о том, что сделал, ведь если бы я не послушался их то пострадал бы не я, а моя семья. Я испугался за них и именно поэтому предпочел подставить Андреа. 
Сегодня, я пришел к тебе лишь потому, что хочу искупить свою вину. Ты можешь меня простить, но простит ли меня Бог?! 
Маик ушел. А, я осталась одна в пустой квартире и с тяжелым камнем на сердце.   
                
                *  *  *  *
Я стояла у окна и смотрела на людей спешащих куда-то и понимала, что очень скоро после выхода статьи, они возможно меня возненавидят. Возненавидят за то что я сочувствую убийце в чьей душе образовалась огромная пустота. 

В одной книге, которую я недавно прочла, говорилось, что если долго смотреть в бездну, то она может заглянуть в тебя. Так ли это?! Я посмотрела в бездну души убийцы и ощютила всю ярость, боль и отчаяние, которое он испытывал. Да, я изменилась, но что он увидел в моей душе?! Почемму именно я?! Что во мне такого, чего он не смог разглядеть в других?! Почему Дженни Адамс стала хранителем истории, которую ей поведал убийца?! 

Мои мысли унесли меня далеко, каждый раз вспоминая улыбку и глаза убийцы мое сердце разрывалось от боли, ведь времени остается очень мало, всего лишь несколько дней, потом душа грешника покинет этот мир и кто знает встретимся ли мы на том свете?! Ведь смерть это еще не конец пути! 

В небе раздался гром и полил дождь, может быть и они оплакивают свое дитя?! Но, кто знает... кто знает.... 

Я включила ноутбук, завтра понедельник, статья должна быть готова сегодня. Но, что писать?! Писать по шаблону или выбросить все правила из головы и выплеснуть на чистый лист бумаги свои эмоции?! Решено, я напишу так как этого сама желаю. 
                
«Убийца с ангельским лицом

Меня зовут Дженни Адамс, я работаю в газете Нью-Иорк Таимс и я сочувствую убийце. Да, вы правильно раслышали: я сочувствую убийце!!!

История убийцы по имени Андреа Романо, вырезавшего всю семью всем Вам хорошо известно, именно поэтому я не стану приводить здесь доказательство его преступления. Ведь каждый из Вас считает его исчадьям ада, он заслуживает смерти – хором кричите Вы. Но, кто Вы такие, чтоб судить его?! Боги?! Демоны?! Нет, Вы люди, которые жаждите мести. Могу поручится, что половина из Вас до конца даже не осознало за что его осудили на смерть. Зрелище, вот что может разжечь толпу, возможность посмотреть на казнь человека, чье лицо Вы больше никогда не вспомните. 

Да, Вы спросите меня, а кто я такая чтобы судить Вас?! Никто – отвечу я. Я дочь Всевышнего, но в отличии от Вас мой отец наделил меня сочувствием. Я сочувствую убийце, ведь встретив его один раз, его образ запечатлен в моем сердце навсегда. 

Он не сожалеет о том, что сделал, да и нужно ли ему это?! Нет! Когда великая Фемида забывает о своем предназначении находится тот, кто вершит правосудие своей рукой. Убийца он или нет решать не Вам. Представь перед Богом, Андреа Романо возможно заслужит прощения. 

Да, я слышу Вас! Вы спращиваете, а что если Бог не простит его?! Что же тогда?! Незнаю! Но, чтобы не случилось после его смерти, я хочу верить и надеется на то, что он воссоединится со своей семьей, с двумя жемчужинами своего сердца ради которых он совершил убийство. 

Я слышу, как Вы выкрикиваете слово «убийца!!!».Повторяете его снова и снова. Да, да он убийца! – прокричу я в ответ. Но какой Вам от этого прок?! Каждый сам в ответе за свою душу. Не судите и не судимы будете – так говорил нам Иисус Христос. 

Меня зовут Дженни Адамс, я сочувствую убийце и эта последняя статья, которую я написала для читателей Нью-Иорк Таимс». 

Я закончила писать, отослала статью редактору и собственной рукой перечерпнула все, чего достигла. Набрав телефонный номер,я позвонила домой. Трубку взяла мама, я очень нервничала и смогла произнести только: 
Привет мам. 

Ее веселый голос ответил:  Дженни доченька, ты в порядке?! 

Я: У меня все хорошо, мама.

Мама: Ты уверена?! С твоим голосом, что-то не так. 

Я вздохнула, мама всегда знала, когда со мной случалось что-то. Я грустно произнесла: 

Я хочу чтобы вы знали, я поступила так потому что считала это справедливым. 

Мама: Дженни что ты сделала? 

Я: Скоро, мама.Узнаешь очень скоро. 

Мама никогда ничего не выспрашивала, не интересовалась нашими делами, она просто выжидала, когда мы сами ей обо всем расскажем. 

Мама: Дженни не важно как ты поступила, я горжусь тобой и всегда буду любить тебя, ведь ты моя дочь. 

Я попрощалась с ней. Завтра утром, когда газеты появятся в продаже все будет кончено. Дженни Адамс станет изгоем и все кто, когда-то знал и уважал меня отвернуться, ведь такова человеческая сущность – поддаваться мнению общественности. 

                *  *  *  *
Лежа в постели, я ворочалась, видела как меня забивали камнями, но если подумать, то статья, которую я написала и была приговором, может быть не смертным, но после такого ни одна газета не возьмет меня на работу. Я поставила большой крест на своей карьере. 

Он спросил меня уверена ли я в том, что делаю, ведь это часовая бомба, которая взорвется завтра утром. Я всего лишь ответила: 
Вы хотели сенсацию, так чего Вы ждете? 

Редактор замялся и произнес: Дженни ведь на карту поставлена твоя карьера?! 

Я засмеялась: Моя карьера закончилась в тот день, когда я заглянула в глаза убийце. Делайте, то что должны. 

Я снова пошла спать и моментально заснула. Я больше не видела снов, у меня больше не было мечты, я думала лишь об одном, какого это знать, что тебе осталось жить в этом мире совсем не много?! И разве можно не боятся поцелуя смерти?! Какого это быть приговоренным?! 

Наутро мой телефон разрывался. Кто-то звонил не переставая, мне было не охото вставать, и зачем?! Куда спешить?! Но, непрекращавщийся звон в доме выводил меня из себя. Когда, я подняла трубку, я услышала приятный голос адвоката Джулиана Камильяно: 
Ну, наконец-то! Я уж думал, что Вы сбежали! 

Он рассмеялся. 
Я ответила:  А что пора бежать?! 

Джулиан: Вы, что ничего не знаете?! Вас по телевизору показывают. Вы звезда экрана 

Дженни. Ваша статья взорвала общественность. 

Я: Джулиан, я хочу увидется с Андреа это возможно? 

Джулиан: Да, я договорюсь чтоб Вас пропустили.

Я: А вы не поедете? 

Джулиан: Сегодня к сожаления я не могу, но у Вас не возникнет проблем в Рикерс Аиленд, можете спокойно ехать. 

Я: Спасибо. 

Я приготовила себе завтрак и включила телевизор. Вся пресса стояла на ушах. Утренние выпуски говорили о журналистке по имени Дженни Адамс, которая встала на защиту убийцы. Они спрашивали о том, кто я такая?! Как посмела пойти против общественности?! И почему, я так долго молчала?! 

Реакция была именно такой, какую я ожидала, ни один из них даже не захотел меня понять! Никто не поддержал меня! Они ненавидели Дженни Адамс, им хотелось втоптать меня в грязь, они желали меня уничтожить. В тот момент, я вспомнила слова великого писателя Эрнеста Хемингуйя о том, что человека можно победить, но ни уничтожить. Он был прав. Может быть эту битву, я проиграла, но по краиней мере я смогла донести до них свое слово. 

Я похожа на маленького человечка, который находясь в окружении великанов пытается переубедить их в том, что они не правы. И, если хотя бы один из них ее услышит, то это уже можно считать победой. 

Я собралась и поехала на Рикерс Аиленд. Андреа в синей робе выглядел спокойным, мне показалось,что он вообще ничего не знает о том, что происходит за пределами этих стен. 

Он продолжал сидеть, и я молчала, не могла ничего сказать. 
Внезапно, я услышала: Не нужно было этого делать.

Я опешила. Он, наверное шутит?! Что все это значит?! Как его понять?! 

Я взглянула на него и спросила: 
Зачем ты меня позвал?! Чего ты хотел достичь?! Решил подшутить над глупой журналисткой?! 

Он будто не слышал меня. Его молчание злило меня. Я снова ненавидела его, так же как и прежде. Я приблизилась к нему  и почти прокричала: 
Не молчи же! 

Он встал, отошел к двери, позвал охрану и будто бы на последок сказал: 
Ты совершила ошибку Дженни. Совершила ошибку. 


Было поздно и холодно. Пешком я дошла до центрального парка, там никого не было. Опустившись на землю, я прокричала: Ненавижу. 

Я рыдала. Пошел дождь. Капли дождя смещивались с моими слезами. Я стояла на коленях и смотрела на небо. Что я пыталась там разглядеть?! Я хотела найти убежище, но если Бог смотрел на землю, то меня он не мог видеть, потому что отчаянию в моей душе не было границ. А, ведь отчаившимся Всевышний не протягивает руку помощи. 

Я вернулась домой, меня жутко знобило. Я спросила себя, что если наутро, я больше не проснусь?! Но кому от этого станет легче?! Тебе или твоим близким?! Голос разума подсказал: Никому. 

                *  *  *  *
Ночью у меня поднялась температура. Мне было холодно и я кашляла. Утром, я пошла к врачу, потому что в аптеке нельзя преобрести антибиотики без рецепта врача. Он прописал мне постельный режим и выписал кое-какие таблетки. 

Три дня я просидела дома как затворница. Не включала телевизор и радио, ведь вся пресса по-прежнему обсуждала мою статью, им не надоело смешивать меня с грязью. Телефон в доме, я тоже отсоединила, он не переставая звонил. Звонили журналисты, задавали вопросы, иногда и не приличные, звонили просто обозленные люди и бросали в мой адресс не цензурные выражения. Я была почти отрезана от мира, могла следить за новостями лишь из интернета, но и то делала это очень редко. После того, как поступил Андреа, я никого не хотела видеть. Но, чего я ожидала?! Неужели хотела услышать от него слова благодарности?! Нет, как поступить в этой ситуации я решила сама, но ждала понимания. В тот день, уходя из тюрьмы я даже не спросила о том, почему он выбрал именно меня?! Что могло привлечь убийцу с ангельским лицом в таком человеке как я?! Почему он поведал мне свою историю?! Но, я никогда не смогу узнать этого, потому что у меня больше не было желания видеть его. 

Попивая кружку горячего чая в дверь позвонили. На пороге стоял Джулиан Камильяно и как всегда улыбался. 

Джулиан: Ого, выглядите Вы не очень! 

Я: Спасибо за комплимент. 

Джулиан: Ваш телефон не работает. Я уже второй день пытаюсь до Вас дозвониться. 

Я: Зачем? Хотите посмеятся?  

Джулиан: Дженни, Вы заметили что наше общение с самого начало не заладилось?! 

Я: Джулиан ближе к делу. 

Он нахмурился и ответил: 
Не веселый Вы человек! 

Я: Жизнь трудная выдалась. 

Джулиан: Меня прислал Андреа, он просил передать Вам это письмо. Сказал, что вы все поимете, когда прочитаете. 

Он направился к двери, повернулся, взглянул на меня и сказал: 


Я открыла конверт, достала письмо и стала читать: 

«Дженни,
прости меня за то, что я впутал тебя в эту историю. Я не хотел чтобы ты разрушала свою карьеру ради убийцы, который этого не заслуживает. В тот день, когда я раскрыл Нью-Иорк Таимс и увидел твою статью, я осознал, что не имел право врываться в твою жизнь. Я человек, который разрушает все, что встречается на его пути. 
Но, зная тебя я понимал, что ты не могла поступить иначе. Ты не могла не поведать миру о об убийце, который никогда не заслужит прощения. 

Знаешь Дженни я ведь раньше никогда с тобой не встречался, лишь читал твои статьи и разглядывал твое фото в газете и именно с помощью них я узнавал твой богатый мир. В каждой своей статье ты раскрывалась мне поновому, я чувствовал связь между нами. Ты ненавидела все что было связанно со мной, а я запертый в четерых стенах безумно желал стать частью твоего. Кто знает, может быть если бы я выбрал иную судьбу наши пути бы пересеклись. Но уже слишком поздно. 

При первой нашей встречи ты задала мне вопрос: Улыбался ли я когда убивал тех людей? Я не помню. Все окутанно сумраком. Я не могу вспомнить как пошел на это, как убил их. Я помню лишь тот момент, когда Маик Робинс надел на меня наручники. 
Дженни ты бы могла передать детективу Маику Робинсу, он работает в ФБР, что я простил его, ведь он не был виноват. 

Спасибо Дженни за то, что ты поверила мне. За то что боролась за меня, ведь такого для меня никто не делал. Ты прекрасный человек и я желаю тебе, чтобы ты в своей жизни больше никогда не встречала таких людей как я. Ведь говоря по правде – я убийца и не заслуживаю твоего сочувствия. 

Ответ на твой вопрос: Почему я выбрал именно тебя таков: Ты Дженни Адамс – девушка, которая достигла всего сама. Тебе пришлось побороться за каждый счастливый момент своей жизни, ты умеешь ценить людей, умеешь сочувствовать убийце. Ты та, кого любит и кому помогает Бог. 

Когда, я находился рядом с тобой я на некоторое время забывал о страхе и смотрел на все твоими глазами. Да, ты верно поняла, рядом с тобой я забывал о страхе. Я боюсь умирать Дженни, боюсь остаться один и навеки скитаться в темноте. 

Завтра меня казнят. Я не хочу, чтобы ты приходила. Пожалуйста Дженни, я не хочу чтобы ты видела как я медленно умираю.
                Андреа». 



                *  *  *  *

Кто-то сказал мне что людям свойтсвенно ошибаться. Но людям также свойственно осуждать себе подобных и не задумыватся о том правильно ли они поступают. Познакомившись с Андреа, я все чаще стала замечать, что у низости человеческой души нет границ. Кровавое зрелище единственное, что может порадовать их души, они никогда не изменятся, никогда не станут другими. 

И тогда я задаю себе вопрос: Зачем Иисус Христос пожертвовал собой?! Ради кого?! Ради тех, кто скрываясь за верой в Бога творит зло или ради тех, кто осуждая других пытается спрятать пороки своей души?! 

Как-то раз один человек сказал мне, что если во вселенной найдется хотя бы один хороший человек, то ради него стоит бороться. Может быть так оно и есть?! Может быть Иисус Христос взял на себя людские грехи ради того, чтобы чистым душам после его смерти жилось лучше?! Чтобы они уверовали в чудо и незабывали кому должны быть благодарны. 

Я никогда не ходила в церковь, не верила в искреность ни одного священника, но сегодня я обратилась за помощью к Богу. Я вошла в церковь, зажгла свечу, встала на колени и сказала: 
Я никогда к тебе не обращалась и я не умею молиться. Я знаю, что ты не сможешь его спасти завтра. Он понимает, что за совершенный им грех ему нет прощения. Но прошу тебя позаботься о нем, не оставляй его в темноте, ведь он тоже твое дитя. 
Пожалуйста не отдавай его душу им, ведь несмотря на все он хороший человек. 
Я не хотела возвращаться домой, не хотела оставаться одна. Я гуляла не обращая ни на кого внимания. Я заперлась в своем мире и наврядле когда нибудь захочу снова открыть его двери. 


Выпив таблетку снотворного, я уснула. В 7:30 зазвонил будильник. Я проснулась и подумала о том, а что если все события были просто сном?! Что, если нет никакого Андреа и что если сегодня никого не должны казнить?! Я повторяла, а что если?! А, что если?! 
Но мой проблеск надежды был напрасен. Включив телевизор, я снова увидела фото убийцы, ликующие лица журналистов и волновавшие их вопросы: Будет ли присутсвтовать на казни Дженни Адамс?! Неужели, она будет и дальше прятаться?! 
Прятаться?! Может они и правы, да все это время я не осознавая пряталась, но в отличии от них я не желаю им смерти. 

Я ничего ни ела, выпила маленькую чашку крепкого кофе, привела себя в порядок, а когда взглянула в зеркало, то мой цвет лица был белый как полотно. Когда, я поднялась в автобус направлявшийся на Рикерс Аиленд, пассажиры увидев меня начали шептаться, ведь в новостях только и делали, что крутили мою фотографию. Так же как и в первый раз, я села у окна, достала аипод, включила музыку и ни с кем не говорила. 


Джулиан был там. Андреа сидел на постели одетый в белую робу и смотрел на луч света пробивавшийся с маленького окошка. Увидев меня он улыбнулся, но ничего не сказал. Да и нужно ли было это?! Я все поняла по его глазам, он не хотел умирать. Он хотел жить, хотел хотя бы раз взглянуть на небо, хотел еще раз ощютить солнечные лучи на своем лице, но на той стороне уго ждали жена и дочь. 

Я еще раз взглянула на него и поняла, что не он не хотел умирать, а я не хотела чтобы он умирал. Да, я не хотела этого, я не хотела терять человека, который был мне так близок. 
Все молчали до тех пор пока мы не услышали голос сказавший: Пора! 

Андреа встал, взял мою руку, надел на нее браслет и сказал: 
Сегодня, они исполнили мое желание вернув мне этот браслет. Он принадлежал моей жене, теперь он твой Дженни будет приносить тебе удачу. Пожалуйста, вспоминай меня хотя бы иногда. 

Андреа меня обнял, но я смогла лишь сказать: 
Объязательно. 

Мы следовали за убийцей и были не в силах сдерживать эмоции. Я плакала. Мы вошли в комнату для казни. От тех, кто исполнял казнь нас отделяла огромное глухое стекло и мы будто смотрели в экран телевизора. Пресса все транслировала в прямом эфире.
 

Была гробовая тишина и через несколько минут Андреа закрыл глаза. Все было кончено. Человека все эти годы боровшегося с преступностью больше не было. Его осудили и убили за то, что он попытался защитить свою семью. Детектива Андреа Романо казнили как преступника и все просто наблюдали. Никому не хватило смелости пойти против толпы. 


Исповедь убийцы вызвала сочувствие лишь в сердце одной девушки. Лишь она смогла разглядеть в нем душу ангела, того кто оставил глубокую рану в ее сердце. 
 
                *  *  *  *

Андреа похоронили рядом со своей семьей и если они не смогли найти друг друга в мире призраков, то хотя бы в земле они покоились рядом. Я каждую неделю ездила на кладбище, приносила цветы и рассказывала о том, как справляюсь со всеми проблемами выпавшими на мою долю. 

Из-за выхода книги, я не навещала его две недели и именно поэтому я решила отложить все свои дела и поехала на кладбище. Я не поверила своим глазам, когда увидела, что могила Андреа была усеянна цветами. Откуда они?! Кто их принес?! 
Из-за спины я услышала голос: 
Красивые правда?! 

Повернувшись, я увидела охранника кладбища – милого пожилого человека. Я удивленно спросила: 
Откуда они?! 

Охранник: Их с самого утра несут незнакомые люди. Похоже дочка, ты добилась своего, заронила каплю сочувствия в их жестокие сердца. 

Он ушел, но был прав в одном. После долгой и тяжелой борьбы, я победила. Люди осознали, почему я встала на защиту убийцы, почему сочувствовала ему. Ведь все, что я сделала, я совершила не ради себя, а ради убийцы чью исповедь услышала вся общественность. 
 

Голоса грешников больше не находят сочувствия в ее душе, ведь все они просто пытаются повторить его путь, чтобы найти спасения и сочувствия в глазах общественности.


Свидетельство о публикации № 33142 | Дата публикации: 14:53 (13.11.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 43 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 2
+1
1 dartzzz   (13.11.2018 21:59)
Очень хорошо, по-американски написано об Америке, такое редко удается сделать на русском языке.

0
2 book_lover_nino   (14.11.2018 09:02)
Спасибо огромное.  smile

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com