» Проза » Рассказ

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Карточка
Степень критики: огонь из всех орудий
Короткое описание:

черновой кусок из Байки из зоны 51



ГЛАВА 1
– Ну что, кто у нас следующий на очереди со своей историей? – спросил Леонард, сразу как священник спрятал свой удивительный медальон в карман. – Есть еще желающие?
– Разумеется, – отозвался один из присутствующих, лет пятидесяти, но, возможно и моложе. На лице его застыл яркий отпечаток алкогольной зависимости и связанные с ней последствия порока. Желтые глаза, разбухший красный нос, морщины и прокисший запах. Не говоря о его растрепанной шевелюре и ветхой одежде. И даже сейчас, он не расставался со здоровенным бокалом виски.
– Лучше дайте мне продолжить, пока я еще могу соображать и внятно говорить, – предложил незнакомец ржавым голосом.
– Хорошо, пожалуйста! Только расскажите немного о себе, – согласился Леонард и подозрительно уставился на собеседника. – Мы с вами, похоже, не знакомы.
– Ну, тут нечего сказать толком. Меня зовут Джим, я безработный, да и плевать на работу, не хочу. А как тут очутился, спросите вы. Приятель меня сюда затащил. Он вас знает и вы его хорошо. Сидит тут за столом, кипит, знать меня не хочет, когда я хмельной. Поехали, говорит, познакомлю с людьми. Убедишься заодно в том, что твое приключения не самое поганое, однако. Да и ладно, мы еще посмотрим кто кого.
Так, что же еще рассказать о себе… мм…. Ну…, я безработный уже говорил, почти бездомный, и есть у меня одно качество, что делает меня хуже остальных. Я игрок, игрок во все, что подразумевает азарт и деньги. Я всегда играл, сколько себя помнил. И пусть это прозвучит слабым оправданием, но эту гиблую привычку я унаследовал от своего отца. Пить меня, кстати, тоже он научил.
Сам он, с помощью игры, всеми силами пытался избавиться от всякой нужды пахать на заводе, ненавистный ему до колик в боку. Иногда он напивался, сильно напивался и перед тем как его выворачивало наизнанку, он рычал, что ненавидит свою жизнь, потому как приходится кормить нас, дармоедов и нахлебников, работая сутками. Ну да, сутками!
Как заевшую пластинку, он слово в слово, по тысячи раз за день, внушал мне, как тяжко достаются бабки. Разумеется, с бутылкой пива он не расставался, ни на миг, и все его байки о трудной жизни, подразумевали какой же он все-таки классный недооцененный мужик! Да пошел он, – жалкий неудачник!
Еще тогда, будучи в начальной школе, я наблюдал его сидящим в трусах, перед телеящиком. На коленях лотерейные билеты, взгляд напряжен, он с нетерпением ожидает выходной розыгрыш. Так себе зрелище однако, видеть брызжущую со рта слюну, в момент выпадения вожделенных цифр. Но он был не самым умным человеком, и сомневаюсь что везучим. Потому судьба упорно обходила его стороной. Я бы сказал, надсмехалась над ним, плевала в него, а тот упорно вытирал рожу и лез ей на рожон.
В конце каждого такого розыгрыша, весь дом корежило от звуков уныния и затем, мой папаша, в дурном настроении, шел курить во двор. Его и наш выходной день, с той секунды, продолжался весьма напряженно. Хлопанье дверьми, злобные взгляды и неподдельная ненависть на лице все воскресенье.
Хуже того, назло своим неудачам, он щедро осыпал ими и меня. По какому-то странному алгоритму, он начинал проверять мою школьную успеваемость, открывал тетрадки и тщательно изучал их. Конечно же, я учился как карта ляжет, ведь трудно быть идеальным ребенком у родителей-неандертальцев. Как итог, в начальных классах я исправно стоял в углу, а в средних получал размашистые подзатыльники. Потом уже, в старших, я обрел заряд наглости и шлялся с братвой, подальше от нашей берлоги.
Ну и это еще не все. К вечеру наш дом наполнялся шумом семейной драмы, а вернее очередным скандалом отца с матерью. Уже не знаю, правда это или нет, но по мнению папаши, транжирила она слишком много. Мать же, будто назло, была несгибаема как железнодорожная шпала. Ее слово всегда должно было звучать последним и потому, распри продолжались до раннего утра, с битьем посуды и показным грохотом дверьми. Каждые выходные так, черт возьми!
Ну вот. В какой-то жизненный этап, папаня решил попробовать что-то новое. Не вечно же ступать на одни и те же грабли. Может быть, я невинный мальчишка, более удачный в этом азартном деле, спохватился он. И вот в руках у меня первый мой лотерейный билет, я сижу на диване рядом с отцом и слышу призывные звуки телепередачи.
И что бы вы думали? О чудо, я выиграл семьдесят пять долларов! Сумма непомерная для меня четвероклассника. Разумеется, кроме каких-то сладостей я ничего не получил. Зато глаза моего отца сияли ярче, чем у нашего кота из-под кровати.
Пару лет, с тех пор, отец покупал билеты, моей рукой, а я исправно сидел на диване рядом с ним во время розыгрышей. Но увы, чудо, как известно, случается лишь пару раз за целую жизнь.
Зато я успел стать тем плодом от плохого дерева и крепче отца подсел на зависимость от легких денег, задолго до того, как успел осознать, а зачем, черт побери, они нужны мне вообще. При каждом удобном случае я играл, от имени отца покупал лотереи и вел двойную игру. Да, разумеется, карманных денег всегда не хватало, вернее их почти не было. Но в данном случае, я терял гораздо больше, чем мой отец, я ставил все до копейки.
Я стал не против сходить за продуктами, чтобы прибрать хоть какую-то мелочь, и даже полюбил ездить к своей бабушке, которая нет-нет, но расщедривалась на доллар. А однажды, я так заигрался, что спустил все деньги, оставленные мне на закупку жратвы для всей семьи. Я пришел домой, сказал что потерял деньги и, получив свой дежурный подзатыльник, уселся за уроки.
Потом это повторялось еще несколько раз, а родители, в конце концов, обшарили всю мою комнату и вывернули каждый мой карман, пытаясь найти наркотики. Ха, наркотики! Их, конечно, можно отобрать, а ты попробуй, выдерни эту глупость из головушки. Что за негодяй меня подсадил, наверно спрашивали они друг друга. Вот так я стал игроком и до сих пор, несмотря на все то, что со мной произошло, им и остался.
***
Я рос, становился крепче и вместе с тем приобретал опыт, заодно усиливая свою зависимость. В мире азарта я испытал почти все, до чего могли дотянуться руки. Началось, как я говорил, с лотерей. Следом шли карточные игры и затем, ставки на спорт. Помнится, были даже игры на биржах. Возня с ценными бумагами мне не понравилась. Долговато, нудно и скучно. Я, бывало, работал на двух работах, но этот проклятый азарт неуклонно вознаграждал меня падением в безденежье и долги, что угрожая выбросить жить на улицу.
Азарт! Красивое, вроде, слово, но я познал с ним все муки ада еще при жизни. Не понаслышке знаком с этой болезнью, этой грязью, этой наркотической зависимостью, со всеми последствиями для сидящего на крючке. Лучше бы я мет употреблял и тихо сдох, чем так, продуть всю свою жизнь, а в денежном выражении, – жизнь нескольких людей. Это будто смертельная болезнь, сифилис или черт его знает что еще. Его легко подцепить, а избавиться сложно и дорого, очень дорого, пока не поймешь это, пока не потеряешь все.
***
Итак, после колледжа я заимел приличную работу, машину и даже чертову лужайку перед арендованным домом. И, конечно же, я все это успешно продул, однажды перегнув палку своей осмотрительности. Хуже того, пытаясь расплатиться с долгами назанимал еще и пустил деньги опять же в игру. Разумеется, я задолжал в три раза больше, в пять раз худшим людям и, в конце концов, сбежал очертя голову с насиженного места.
В чужом городе, без цента в кармане и крыши над головой меня, конечно же, никто не ждал, и потому, я оказался на улице, спустя месяц скитаний по дешевым мотелям. Думаете мне было страшно? Разве что поначалу. Двух недель и вам хватит, чтобы ко многому, очень многому привыкнуть. Вот и я так.
А дальше, – только хуже. Кроме денег я потерял человеческое лицо. Я стал пить сомнительное пойло, питаться из бака возле забегаловки, и ночевать в старом полуразрушенном здании. И в один прекрасный день я понял, признался себе, что у меня нет ни единой возможности выбраться из этой помойной ямы. Больше потому, что не чувствовал ни сил ни желания овладеть собой, взять в себя в руки и выстроить свою жизнь заново.
Кто бы мог подумать, что судьба, проигранная в карточные игры, выиграет от этого еще больше. Невероятно насколько больше и затем…. Ведь были же моменты, когда казалось, я взял свое, я заполучил столько денег, сколько физически выиграть бы не смог. Но вы и сами, уверен, понимаете. Жизнь игрока она такова, сколько бы ни было, столько и будет проиграно. И даже больше того. С тем столкнулся и я.
 
ГЛАВА 2
Шел голодный мартовский вечер, обещавший обласкать сегодняшней ночью и холодом, чтобы удовольствия от жизни были прочувствованы не только внутри, но и снаружи. Мне же, назло всем невзгодам, как-то удалось раздобыть дешевого пойла, что гнали местные подвальные бутлегеры и от того, было спокойно на душе. Все о чем я думал, полеживая на грязном матрасе в глубине заброшенной многоэтажки, это каким образом удалось какому-то доходяге так вывернуться, чтобы на четырехметровом полотке написать мудрейшее из всех афоризмов: Жизнь – Г.
Надо же! Здесь это дело стоит рассмотреть как вселенскую мудрость, положенную на мастерство гимнаста. Но очевидно, в расчет не был принят слишком размашистый подчерк, потому, последнее слово резко обрывалось на единственной букве, примыкавшей к стене. И что же задумал автор, тщетно размышлял я. Жизнь – грязь, гадость, гибель, головная боль, грусть, голод, границы, горе? Хоть бы одно хорошее слово пришло в голову. Героизм, – ну уж нет! И тут нужно прилагать титанические усилия и шкурой рисковать, влача жалкое существование. Проклятье! И зачем я об этом думаю. Может снова затмеваю мысли о голоде?
Очнулся я посреди ночи от чувства сдавленности в груди. Я протер глаза и увидел силуэт кошки, которую я периодически подкармливал. Просто так, ведь прежде у меня в доме всегда были кошки. Видимо ей стало холодно и она воспользовалась чужой тлеющей жизнью, чтобы согреть свою. Она не спала, а мурчала и смотрела на меня немигающим взглядом. Я в ответ уставился на нее и вслед потянул свою руку, чтобы погладить по ее шерстке. Но она резко повернула свою голову, будто что-то услышала и вслед, навострила свои уши.
Да действительно, за внешними стенами происходила какая-то суета и она, очевидно, приближалась ко мне. Я услышал шаги на лестнице внизу, хрипящее дыхание загнанного от бега человека, затем удары каблуков на нижнем этаже, а далее короткое затишье, с редкими вспышками удушья. Снаружи дома последовали голоса, принадлежавшие молодым парням, весьма самоуверенным, если судить по их интонации. Они кого-то искали и очевидно того, кто спрятался этажом ниже.
– Куда он мог провалиться? – рычал первый голос.
– Я откуда знаю! Лучше заткнись, неслышно ничего из-за тебя.
– Если он ушел, мы оба заткнемся навечно.
– Не уйдет! Отвечаю! Я, кажется, две пули всадил в него.
– А потом он еще быстрее деру дал, стрелок ты косоглазый.
– А ты что сделал, критик чертов. Пошли туда, посмотрим.
– Тут ни черта не видно, – грязь да мусор.
– Хватит скулить. Делай дело, боец.
– Кто тебе вообще сказал, что ты главный?
– Потом поговорим. Я пойду туда, а ты куда захочешь ...
Как только они прошли мимо я, сквозь дыру в полу, услышал кашель и затем беспрерывное свистящее дыхание внизу. Но уточнить, кому они принадлежат, отважился не сразу. Только двумя часами позже мне хватило смелости проведать нового соседа, к тому же, хорошенько подгрузился алкоголем.
То, что я увидел внизу, уверен, любого подвергло бы в шок. И даже меня! Поверьте, я уже таких бездомных повидал, вам и не снилось! Заживо гниющих, разлагающихся и на ходу, теряющих от гангрены конечности, будто зомби какие-то. Старые бомжи, наркоманы и алкоголики. Живые биологические бомбы, и ходячие плантации для личинок мух, чесотки и вшей. От некоторых смердело так, что диву даешься, а как это вообще возможно. Не редко, вся эта прелесть под слоями грязи вперемежку с запекшейся кровью и гноем. И, как обычно, с полным равнодушием к своему состоянию. Главное, побыстрее найти где выпить, раздобыть чем уколоться. Так что, меня действительно нечем было удивить, но только не в этот раз.
Прямо в углу, на чьей-то временной ночлежке, но теперь пустой, лежало тело. Нет, не человека, и даже не сатаны, а существа, натянувшего кожу на свою, внеземную, чтобы бы походить за нашего собрата. Я не сразу это понял, а лишь приблизившись вплотную и обойдя его, чтобы пропустить свет из окон.
Итак, половина лица, человеческого лица, была снесена к чертям собачьим, а его остатки висели на рваных лоскутках кожи. Очевидно, с помощью тех двух парней с их пистолетами. В глубине я различил другое лицо. Нет не человека, а огромный вполне еще живой глаз внеземного существа, рот и бугорок носа с темной синеватого цвета кровью, стекающей из всех щелей. Существо вздрогнуло при моем приближении и глубоко захрипело своим легкими, захлюпало своим горлом. Видимо, ранение было не из легких. Рукой оно прикрывало то место где у нас обычно печень, а из-за рта, вместе с выдохами, брызгала пена грязно-синего цвета.
Оно повернулось ко мне своей разорванной мордой, когда я склонился над ним, и уставилось на меня глазами двух разных существ. Вот тут-то я и осознал, что именно передо мной лежит, и просто онемел от ужаса.
– Мать твою, что за…, – только и успел выдавить из себя, как бросился обратно наверх, и забился в самый дальний угол, где меня вряд ли кто-то будет искать. В одну руку я схватил нож, а в другую кирпич. Драться, я думал, до последнего. Значит, эти глупые байки все-таки бывают верны, подумал я, вспомнив местных бичей, сказками которых я начисто пренебрегал.
Но спустя примерно час, казавшиеся мне вечностью, я все же надумал спуститься обратно. Простите меня за мой малодушный поступок, но я был на дне, в самом низу социальной лестницы, потому и реакции на события были соответствующие. Я решил проверить живой ли он там вообще, ведь никаких звуков я больше не улавливал. А если ему не повезло дожить до своей инопланетянской пенсии, то я был бы рад обшарить его карманы. Вдруг для меня найдется что-либо ценное. А в данном случае, я ожидал прибрать к рукам очень много любопытных вещиц. И уж точно немного денег. Медлить нельзя, пока добыча не досталось кому-нибудь еще.
Я спустился и осторожно подошел к жертве, словно это была туша спящего тигра. Затем, посчитав его бездыханным, легонько толкнул тело носком ботинка. Ничего, вроде сдох. Пихнул еще, но и здесь ответа не последовало. Тогда я присел на корточки и начал обшаривать его карманы, один за другим. Но не тут-то было, существо оказалось вполне себе живым и крепко схватило меня за запястья, будто я под пресс угодил. Я пытался вырваться, двумя ногами уперся в тело, но затем рука расцепилась и я грохнулся на свой зад.
– Воды, прошу воды, – услышал я хрипящий кровью голос, а затем кашель.
Я совершенно не знал что делать, но желая найти повод исчезнуть от сюда, обещал принести и побежал к себе наверх. Но пару минут спустя, все же схватил первую попавшуюся бутылку.
Вернувшись, я открыл ее и на вытянутой руке положил рядом с телом. Но жертва, видимо, была совсем беспомощна и продолжала просить воды. Тогда, я аккуратными шажками со стороны головы пришельца, приблизился к нему и принялся вливать жидкость в разорванное лицо, готовый бросить все и бежать очертя голову. Но существо кашляло, захлебывалось и мотало головой. Видимо я попадал не туда. Наконец, оно схватило бутылку в свою руку и присосалась к ней, что не оторвать.
Хорошенько прокашлявшись и вырыгнув темную жижу, оно отбросило бутылку прочь и вновь обратилось ко мне, стоящему в трех метрах от него.
– Позвони по номеру на красной визитке, в бумажнике, в кармане. Скажешь, где я.
– У меня нет денег...
– Карточка, там же. Возьми. Код 8729. Ну…?
– 8729.
– Делай по-быстрому и не попадайся. Никому! Я отблагодарю.
– Я не полезу тебе в карманы, – отбрехался я, после чего существо потратило с минуту чтобы, чтобы достать бумажник самостоятельно. После, оно бросило его ближе ко мне на пол.
– 8729.
– Ага, сказал я, нашел в бумажнике карточку с визиткой и, отряхнувшись, побежал вниз до ближайшего таксофона. Но не тут-то было. Те двое молодых парня все еще продолжали искать, нашего гостя, не утрачивая при этом пыла. Я приметил их и замер за дверным проемом, ожидая, когда они уйдут. Но они, как назло, не спешили. Мало того, присоединилась еще пара головорезов. Отчаявшись, я вернулся к своему непрошенному гостю, но к своей радости, он уже был мертвее мертвого. Я несколько раз толкнул его ботинком, послушал его дыхание, но результат говорил об одном. Тогда я отвесил размашистого пинка по его бедру, так, на всякий случай, а в ответ тишина.
Не желая терять время, я бросился обыскивать своего гостя, но ничего привлекательного в его карманах не обнаружил. Какие-то свернутые бумаги с иероглифами, разбитый, видимо в погоне, сотовый телефон, книжица, похожая на молитвенник, карманные часы на цепочке, перьевая ручка, блокнот и какие-то таблетки. В бумажнике же одни визитки. Интерес представляла только пластиковая карточка, ту, что он мне дал, и воспользоваться ею следовало в самое ближайшее время.
Впрочем, я так и поступил. Выбравшись окольными путями из района хибар, я тем же утром склонился над банкоматом и о чудо, снял около двух тысяч долларов.
Поверьте мне, вы в жизни не видели более счастливого человека, каким я был тогда. Да и я не помню такого подъема жизненных сил, такого чувства осязаемой удачи, даже в прошлом, когда выигрывал более увесистые суммы. Но сейчас, эти жалкие две тысячи долларов для меня были целым состоянием. С ними я мог довольно долго распоряжаться, если экономить. Прилично питаться какое-то время и даже прикупить ботинки потеплее, и пойла повкуснее. Столько планов закрутилось в голове на их счет, вы и представить себе не можете. Что странно, мне отчаянно хотелось выкурить сигару, будто это негласный символ подлинного торжества.
Карточку я едва не выбросил, ведь с ней я ожидал заработать массу неприятностей. В данном случае я становился свидетелем преступления, и хуже того, убийства. Чего доброго, и меня могли посадить, будто я расправился с тем типом. Тем более, это был не человек, а черт знает что! Но все же, я удержал себя от прощания с драгоценным кусочком пластика, но и воспользоваться ею уже не мечтал. Труп скорее всего вскоре найдут, а счета заблокируют, рассуждал я. А пока, можно и насладиться тем, что есть!
 
ГЛАВА 3
И что вы думаете! Чертовы деньги утекли сквозь пальцы уже на третий день. Из всех азартных игр я менее всего доверял лотерейным билетам, и будто назло судьбе, все спустил именно на них. В последний день, я раз восемь ходил покупать бесполезные бумажки, на остатки своих богатств, рассчитывая на свою удачу. Признаться, я тогда полагал, что у меня была в прошлом достаточно тяжелая жизненная полоса и сейчас, по идее, все должно круто измениться.
Хватит бедствовать, рассуждал я. Хватит жрать с проклятой помойки. Небеса смилостивились надо мной, и теперь все будет по-другому. Но увы, я спустил в унитаз мечты и о хорошей еде, и теплой одежде, и даже растоптал свой шанс уйти в запой по-человечески. Вот так, я вернулся к тому, с чего начал и вновь хлебал диметиловый спирт и спал как последняя крыса, забившись в угол очередного дома-развалины. Видимо, другого мне не светило в этой поганой жизни.
В конце концов, я вновь вспомнил что мне нечего бояться, ведь ниже-то падать некуда и решил проверить карточку, вдруг она окажется рабочей. Надежды мало, но что я теряю? К моему величайшему восторгу, она оказалась таковой, разве что я приметил одну особенность, когда вынул ее. Вы не поверите, но на ней поменялись оформление. Другой цвет, другая фамилия, другие цифры, кроме одной четверки разбитой по парам. Я уж было подумал, что это другая карта, даже обшарил все свои карманы и закутки. Но нет, других я уж пару лет в руках не держал.
Как и в прошлый раз в моей голове разрывались красочные салюты, и вновь я не чувствовал земное притяжение, когда парил над переулками, с битком набитыми пакетами в руках. Турецкий марш непрестанно играл в моей душе, – гимн торжества, победы, и могущества. Я клялся, я всему белому свету обещал дорожить, вырученными пятью кусками как можно дольше, тратить разумно насколько это возможно. И будто блудный сын я вернулся к своему разбитому корыту, стой лишь разницей, что сейчас у меня еще теплилась надежда вновь ощутить олимп блаженства.
Я с горчайшей сердечной тоскою в третий раз склонился над холодной гладью банкомата, и вновь моя душа торжествовала, когда мои руки сжимали сладчайшие из вещей, во всей этой клятой вселенной. Недолго думая, я решил пройтись еще по нескольким банкоматам. А на следующий день, сделал круг почета повторно.
Вы когда-нибудь зарабатывали сотню тысяч долларов за пару жалких часов. А я да! И со всей страстностью могу заявить, что это величайшее удовольствие, испытанное мной за отведенный мне срок. Да о чем я лепечу? Это больше чем, удовольствие, ведь теперь я имею право жить, по-настоящему жить. Это вам не просто кусочек пластика, а самый настоящий билет в жизнь, пропуск в глубины удовольствия, похоти и вечного веселья.
Меня будут уважать, меня будут обслуживать и доставлять мне удовольствия. Да плевать им всем, откуда эти деньги, главное давай! О, как я благодарен своей карточке за столь щедрые дары. Я молился ей, целовал ее и никогда не расставался со своей драгоценностью, моей прелестью.
Да, и вместе с тем, было невероятно страшно все потерять. Страшно было за свою жизнь, ведь меня могли ограбить или убить мои соседи по улице. Семимильными кругами я обходил полицейских, опасаясь обыска или хуже того, ареста. Но превыше всего, меня страшило пробуждение, думая, что это был лишь глупый сон.
Перевалив за три сотни кусков, я остановился. Конечно, я мог продолжать, но все же, сделал остановку, вопреки желанию. Ведь я игрок и потому, не понаслышке знаю, что следует делать перерывы. Большую часть этих денег я спрятал по подвалам, под деревянными настилами полуразрушенных построек. Но самое забавное в этой истории то, что за ними больше я не возвращался.
 
ГЛАВА 4
Итак, у меня началась совсем другая жизнь. Хотя, это как посмотреть. Жизнь-то оказалась прежней и делал я тоже самое, что и всегда. Изменилось только мое благосостояние. Вернее нет, давайте я по-другому сформулирую. Жизнь прежде била меня до потери сознания, колотила, чем под руку попадется, но я повел себя так, будто эти уроки прошли зазря.
Ну что же, зато в моих руках оказался бездонный источник дохода, как выяснилось позже. Я еще много-много раз проверял свою карточку, и каждый раз она отзывалась свежими хрустящими банкнотами. Моя вера в нее была крепче, чем вера в Бога. Я видел ад, а сейчас парил в раю.
Я восстановил свои документы через службу поддержки, расплатился с долгами, снял приличное жилье и подобрал хорошую одежду для себя. Но вот с бутылкой, как и с азартными играми, расстаться повременил. В защиту себя скажу, что все-таки жизнь научила меня быть немного осторожнее со своими тратами. Вернее сказать, деньги я тратил так, чтобы не привлекать лишнее внимание. Но увы, недостаточно сдержанно. В общем, как всегда бывает в таких случаях, чем дальше, тем веселее.
С каждым днем я снимал все больше и больше денег с банкоматов, иногда растрачивая на это дело невероятное количество времени, и с каждым днем еще пуще проигрывал. Зачем, спросите вы. Я не знаю. Наверное, это скука виновна, пустота, вакуум в груди. Много ли нужно, чтобы удовлетворить свою похоть? А голод? Относительно тех денег, что были в моих руках, жалкая мелочишка. Но с азартом все по-другому. Вот и я оказался в таком положении, играя, чтобы чувствовать себя спокойно, чтобы ощущать себя человеком.
Просто, когда я не играл, я будто не жил. Меня мучило беспокойство, я испытывал сильнейший стресс, словно все в моем мире потеряло свой внутренний стержень, содержательность и внятный посыл. Но когда я играл, именно с той секунды, как я делал заветную ставку, и до той поры, когда все проигрывал, я со всей искренностью заявляю, именно тогда я и жил. Жил в полную силу, наполненным надежд и веры в свое будущее. Именно в этом условии все наполнялась смыслом, именно тогда мне казалось, что небесные покровители поощряют меня своим вниманием. Тогда и только тогда так я пойму, что они снизошли до меня, когда схвачу свой первый приз.
***
Однажды я понял, что целыми днями я не могу обходить банкоматы, ведь это крайне опасно. И знаете, что я придумал? Я стал пользоваться электронными переводам. Карточка неизменно меняла имя владельца и свой номер, а я легко расплачивался ею за все, что пожелал. Суммы с тех пор росли не по дням, а по часам и я дошел до такого уровня, когда ни один из моих выигрышей в заветную лотерею покрывался бы расходами на достижение высшей победы.
Образно говоря, я оставлял больше денег, чем мог бы выиграть в джек-пот. Как мне это удалось, спросите вы. Поначалу я нанял людей, массу людей, а за их спинами делал развернутые ставки. Потом организовал несколько конторок из гастербайтеров, которым я предстал правительственным агентом. Вроде как проверял налоговую и статистическую деятельность лотерейных компаний. И чтобы делать это, я каждый день обязан закупать тысячи этих чертовых билетов. Деньги, вроде как, мне возвращали, как и я выигрыши. И таких агентств, с числом сотрудников до тридцати человек, у меня было не менее двух десятков по всем штатам. Главное, чтобы они не знали о существовании друг друга.
Схема оказалась проста. Мои люди, через мои же магазины, скупленные с этой целью, заказывали бабины с билетами. Проверяли их, вели статистику выигрышей, сдавали, а деньги переводили мне. И что вы думаете? Выигрыш никогда не превышал вложения, и даже не превышал заветные двадцать процентов. Говоря простым языком, я отдавал тысячу долларов, чтобы мне вернули двести, с моих же денег. Прочувствуйте глубину этого выражения! Я отдаю деньги за воздух, а мне отдают сдачу, – жалкую пятую часть. Нате, возьмите все мои кровные и отдайте жалкие крохи, чертовы мошенники! Но хуже всего, джек-пот непрестанно оставался моей заветной мечтой, моей целью жизни, моей навязчивой идеей.
Столько времени и сил было потрачено, вы бы только знали. Я даже отдыха себе не позволял, и с головой участвовал в найме людей, координацией, разработкой комбинаций и прочим делами. Так был занят, что почти забыл, с какой стороны к женщинам-то подходить.
Вкус разочарования во рту и я ушел на спортивные ставки. Почему я прежде так не хотел с ними связываться, спросите вы меня. Да потому, что там криминал на криминале. Тут я головой рискую быть замеченным, и потому, я решил проявить дополнительную осторожность. Я уволил всех своих лотерейщиков и нанял, вы не поверите, тех, кто открыто занимается прогнозами на спортивных ставках. Но и там, безбожно продув центнеры денег, я почувствовал выжимающую ненависть к своей жизни, и потому, решил взять небольшой отпуск.
Кстати, чтобы обезопасить свою карточку, я, через несколько подставных организаций, купил промышленное помещение, защитил его от проникновения и оснастил по последнему слову техники. Там, в глубине банковского сейфа я и оставил свою прелесть. И если мне нужно было использовать ее возможности, то я, через удаленные видеокамеры с многократным шифрованием канала, считывал с нее информацию. Так я мог спасти себя от кражи, и всегда иметь ее при себе.
А теперь, давайте подумаем, на что потратить отпуск человеку, у которого есть все? Конечно же, на женщин, выпивку и опять же, на азартные игры.
 
ГЛАВА 5
Я взял два месяца, чтобы оторвавшись от дел мирских, сделать что-нибудь действительно достойное для себя. Что-то поменять внутри своего разума, а еще воплотить кое-какие идеи и прочесть несколько любопытных книжек. Ведь прежде, что бы я не делал, настоящим вкусом победы это вовсе не отдавало. Зато горечью – весьма.
Я заперся в дорогом отеле, заставил очистить бар, и даже из еды я исключил всякую непотребщину. Что удивительно, первые три дня я прожил сравнительно спокойно. Целый день крутил телик, развалившись на диване, ходил из угла в угол, плавал в бассейне и каждый день планировал начать новую жизнь. Середина недели была отмечена алкогольным срывом, чтобы отпраздновать пресловутое начало, и вновь пустота на душе. Однако скучно, пришел я к выводу.
Несколько раз приезжали женщины, но после них всегда какая-то меланхолия нападала на меня, и вновь горело желание как следует напиться. Приелись уже эти сэндвичи, распятия, плетки. Проходит еще неделя, и та же бытовуха. Новая жизнь никак не хотела начинаться. Ничего же не изменилось, только играть перестал.
Эх, думал я, в игре хоть смысл, был, есть чему надеяться и загадывать. А сейчас, посмотрите на меня. Стремиться однозначно не к чему. Вы сами подумайте, чего мне еще хотеть. Денег? Работу, чтобы платили хорошо? Дома, машины, яхты? Женщин – тфу! Боже, как я устал от жизни, как все достало! Зато, свой зарок я все-таки сдержал, завязав с игрой. Но и в отеле не стоит себя замуровывать, решил я. Пожалуй, пора прогуляться.
ГЛАВА 6
Одевшись как глава брокерской компании, я выкатил со стоянки свой сияющий «Бентли» и отважился немного развлечь себя путешествием по большому городу. Но и здесь удовольствий оказалось не там много. Извечные пробки и светофоры через квартал успешно превращали мое приключение в ад. Мне быстро наскучила эта возня и я решил просто шнырять из ресторана в ресторан, вдруг мне что-нибудь приглянется. Признаться, я всерьез подумывал о ресторанном бизнесе и такого рода хождения, могли бы сослужить добрую службу.
И вот я выхожу из моего шикарного автомобиля и направляюсь в очередную французскую тошниловку, с заоблачными для простых смертных ценами. Меня усаживают за стол и подают меню и винную карту. Я осматриваюсь по сторонам и затем решаюсь заглянуть в них. Есть мне вовсе не хотелось, ведь это уже четвертое за день посещение подобного заведения. Но все же, заказал несколько коронных блюд. Редко потыкав вилкой и выпив кофе, весьма неплохой, кстати, я вышел из ресторана и услышал, что кто-то назвал мое имя. Оборачиваю, и вижу знакомое лицо.
– Лора! Ты? – удивился я, признав свою бывшую одноклассницу. Она когда-то была самой крутой девчонкой в школе, а на таких нищебродов как я, совершенно не обращала внимание.
– Привет! Думала не узнаешь.
– Проклятье, сколько лет прошло?
– С выпускного не виделись!
– Да, точно. Как быстро идет время! Как у тебя дела?
– Да нормально… Работаю здесь, в ресторане. Администратором... Увидев тебя, решила подкараулить на выходе.
– Черт, я так рад тебя видеть. Я за последний год ни одного знакомого лица не встретил и вот ты, на другом конце континента. Ты как сама. Семью поди завела? Дети?
– Да семья, дети, развод, – обычно все.
– Ну…, не все так плохо. Дети…
– Я не жалуюсь. Времени, конечно, нет совсем. Снимать жилье здесь дороговато, вот и трачу по три с половиной часа на дорогу. Ты куришь, кстати? Пойдем-ка покурим?
– Пошли.
– Кстати, это твой новенький «Бентли» там стоит?
– Ну! Мой Инцитат! Как?
– По костюму догадалась.
***
Мы засели в мою машину и проболтали полчаса. Она не могла уделить мне время, ведь работу не бросишь. Зато мы обменялись телефонами и договорились встретиться через пару дней.
Из разговора я узнал, что ее жизнь и врагу не пожелаешь. Она пережила тяжелейший развод, после которого ей достались двое малолетних детей, три собаки, две кошки, попугай, рыбки, морская свинка и черепаха. Алименты, – жалкая милостыня, и ей приходится целыми днями пластаться то дома, то на работе. Но хуже всего прочего, она с ужасом предвкушала, что больше ничего не измениться в ее жизни. Молодость уходит, а впереди морщины. Так ей хотелось оказаться во власти настоящего мужчины, быть верным ему до конца дней своих.
Слыша это, я что-то различил в ее голосе, увидел в ее глазах. Блеск, некое воззвание, надежду, а главное, восхищение моей роскошью. Только сейчас я почувствовал признание моего высокого статуса. Статуса сильного мира сего. Статуса альфа-самца, мать вашу!
Я ехал обратно в отель. Нет, я ошибся, я парил от счастья, ведь я познал, я наполнил полные легкие тем, что искал. Да ну, забудьте уже про ту девицу из ресторана. Плевал я на ее заботы и мечты. Обещанная встреча, – черт плюс два! Как мусор вышвырнул ее визитку в окно, едва выехав на дорогу.
Здесь было кое-что совершенно другое. Это был оргазм, самый настоящий оргазм, в моей голове. Открытие изобретателя, подвиг первооткрывателя, а может и радость самого Создателя в конце недели. Вот же в чем дело! В алкогольно-похотливой суете я совсем забыл, для чего люди стремятся заграбастать побольше денег. Зачем окружают себя роскошью и кричащим за себя блеском. Так вот где моя эрогенная зона из всех зон! Что же ты так крепко спало, мое ненаглядное эго?
Это такой кайф, когда твоими успехами восхищаются, когда завидуют враги, когда все те, кто тебя знает, считают поцелованным самим господом Богом и жаждут пресмыкаться перед тобой, за возможную милость. Разве я отличаюсь от Него? Ну, может не такой изысканный, что поделать.
***
Следующие пару дней я потратил на поиски самого кричащего за себя автомобиля, и одежды для выхода, чтобы еще выше парить, не чувствуя притяжения земли. Для большей эффектности, я нанял девушку-водителя. Пышногрудая и похотливая брюнетка с глянцевого журнала неустанно следовала за моей спиной. Я как следует нарядил ее. Выше меня на голову, но в том-то вся и прелесть. Она открывала мне двери автомобиля на выходе и встречала, когда я садился в него. Я настоящая рок-звезда!
Но дальше, разумеется, больше. Я стал тешить свое эго, поставив свой роскошный автомобиль где-нибудь, где меня непременно признают бывшие коллеги, друзья, родственники и в особенности забытые подруги. Даже преподаватели, что пророчили мне жизнь неудачника, оказались в списке. Пришлось даже, пару раз ездить в город по соседству.
Было величайшим удовольствием перекинуться парой слов с одноклассницей Сарой или бывшей подружкой Маргарет и увидеть бурлящее восхищение в их глазах, сакральную надежду и сияющие улыбки, какими они одаривали меня очень и очень редко, в прежние времена. Но не сейчас. А про себя, в то же самый миг, я пел одну и ту же глупую песенку. Ну что стерва, теперь ты по-другому заговорила! Я тебе и цента не дам из своих миллиардов, что бы ты не делала, как бы не выпрыгивала из собственных штанов.
Вишенкой на торте было удовольствие смущать достатком своих бывших коллег и, в особенности, начальников. Одним только своим роскошным итальянским костюмом, сидящим как влитой, против его, теперь жалкой школьной формой от фирмы «И так сойдет». Иногда в шикарном ресторане, иногда в гольфклубе. В общем, в тех местах, где я мог их встретить и унизить своим превосходством.
Больше не было в их голосе и виде повелительных нот, и казалось, их ноги подкашивались, когда им приходилось признать, как далеко я их обскакал. И поверьте мне, никого не радовал мой успех. Напротив, я слышал лишь горечь в их голосах. И знаете что? Именно их разочарование моим успехом и разливалось по моему телу и разуму теплыми объятиями величайшего удовлетворения.
Я был просто на небесах! Для меня было очень важно показать, свой достаток, свой успех каждому живому существу, что меня знает, ведь для остального мира я должен оставаться неизвестным. Из соображений безопасности, разумеется. Как же я был глуп в то время, как бездарно растрачивал наш единственный и неповторимый ресурс.
 
ГЛАВА 7
Вы знаете, куда уходит добрая половина денежных масс нашего мира? Нет, не подсказывайте! В банках они долго не задерживаются, как правило. А я знаю, в какое место они утекают. И у этого места есть название. Есть имя, как правило, силиконовая грудь, накаченные задница и губы. А вы думали. Азарт, блажь, и внутренняя тяга к красоте, как я собственными глазами убедился, живет в каждом мужчине, будь то молодой смазливый питомец муз, или дряхлый старик-олигарх. А нет женщин, – нет богатства! И точка.
Вот и я не далеко отошел от земных законов, оказавшись в лапах очередной мокрой кошки. Силикона у нее отродясь не было. Мало того, и красавицей ее было трудно назвать. Но я знал ее со времен прыщавого студенчества, когда каждая девушка была для меня олицетворением богини. Как-то раз, она оказала мне знаки внимания, потом завязался удачный разговор и какое-то подобие отношений. И вот я оказался в ловушке, во многом измеряя свой успех с мнением этого неприметного человечка. Тоже думал, заявлюсь, помаячу перед ее носом, растопчу, себе на усладу, ее гордыню. Но нет, попался сам. Ее холодное безразличие сыграло со мной глупую шутку. И напротив, я вдруг воспылал к ней по самые уши.
Другой бы сказал глупец, идиот, миллионы к твоим ногам! Но увы, мне нужна была только она, ее хорошее мнение обо мне, ее восхищение моими достижениями. Хотел бы обратить внимание на одну особенность. В основном она меня открыто презирала, выражая это своим многозначительным взглядом. Ну, да, меня многие презирали, что тут спорить. Но в отличники от нее, остальные это скрывали, всеми силами, и получалось, надо сказать, наигранно и мерзко. Может потому, это давало мне повод презирать их в ответ, людей никчемных и продажных.
У моей королевы был ребенок, лет пяти, – тот еще шалопай. Отцовского воспитания у него отродясь не было, зато, он прекрасно знал, что этот факт должен скомпенсирован особым отношением к нему. И я принялся втискивать свою персону в их семью, осыпая «игрушками» этих двух особых для меня людей. Я купил ей дом, машину, а малыша устроил в дорогущую школу. На какой-то короткий миг мои усилия вознаграждались и, как мне казалось, я вроде нащупал тропинку к ее сердцу. Но вновь оплошность, банальщина, и все летело в тартарары. У нее плохое настроение, видеть меня не хочет и даже просит не звонить и не писать ей больше.
Боже, что за мука нападала на меня. Просто раздавливала меня танковыми траками. Я же, не долго думая, отправлялся в мир платных женских объятий и на какое-то время меня это спасало. Но просыпаясь поутру, с дурным настроением и похмельем, я понимал, что не знаю чего еще хотеть, не знаю как избавиться от этой муки.
Я пытался забыть ее, отвлечь себя чем-нибудь, но куда там. Я был пуст и банален, как целлофановый пакет, когда видел ее пренебрежение. Всю ночь ворочаясь в кровати я невольно ловил себя на мыслях о ней. День-два и я с букетом цветов поджидаю ее, у дома, подаренном мною. Как дворовый пес угадываю свою хозяйку в каждой проезжающей машине. Она выходила из автомобиля, смотрела на меня недовольно и брала цветы, будто козел морковку.
– Я тебе купил кое-что!
– Что еще?
– Домик на берегу океана с пляжем и соседями кинозвездами. Уверен, тебе понравится.
– Далеко отсюда? – спросила она без радости в голосе
– Да здесь, на западном побережье…
– Ну, заходи, коль пришел.
В общем, ею и подавилось мое эго. Слава богу, закончился мой отпуск, пусть с хорошей такой горчинкой в душе. Я нанял нескольких частных сыщиков, чтобы следили за ней и вскоре узнал, как вечерами она бросала все дела, ребенка, домашние хлопоты, которые отбирали все ее время для меня, и летела в другой конец города на встречу с каким-то служакой. Ее вечную усталость и хроническое желание выспаться, почему-то как рукой снимало. Вот же….!
Боль была жуткая! Я помню, как мне было плохо. Ничего не хотелось, ничто не имело смысл. Я лежал целыми днями, то в ванной, то на диване, то в объятьях толстой проститутки, совершенно не интересуясь ее прочими услугами.
***
Хорошенько потосковав, как брошенный Бобик, я решил умчаться на другое побережье, присмотрев там дом. Но чтобы не возвращаться в родные края и приподнять свою самооценку, я пожелал увидеть своего отца.
Меня не беспокоило его самочувствие, да вообще его дела. Такие вещи я мог узнать, поручив это дело кому-нибудь еще. Но мне было важно уязвить его, отомстить за свое детство, за то, что научил быть неудачником во всем. А этому, кстати, тоже не так уж легко научиться. Но полученные навыки дорогого стоят, уверяю вас. А ведь и вправду, чтобы снять с себя бремя неудачника, нужно сравнить себя с еще более неудачными людьми. Особенно с теми, кого можно уязвить до глубины души.
У меня был распорядок дня отца, и я знал когда он идет с дежурства. С точностью до секунды я мог определить, его выход из бара, каждую третью смену. К слову, он подрабатывал охранником на складе, ведь до пенсии тянуть лямку еще пару лет.
И вот раннее утро, он идет по дороге домой, шаркая ботинками по асфальту. Дешевое пойло в пакете, а в зубах сигарета. Расстегнутая рубашка, знакомая мне с детства, и под ней засаленная майка. Обувь старая и стоптанная. Зрелище на первый взгляд тоскливое, но мне этого было мало, ведь я хотел увидеть его нищим, побирушкой, с протянутой рукой и вымаливающий мелочь на выпивку. Чтобы его трясло от холода и ломок, а питался бы он из помойки, живя на улице. Как я в свое время.
Я открыл окно автомобиля, локоть положил на дверцу, а в руки взял несколько свеженьких пачек стодоллоровых купюр, которые я с трудом удерживал, чтобы не рассыпались. В зубах окурок сигары, и я медленно нагоняю своего отца, будто от жары отмахиваясь денежным веером, перед носом. Самая надменная гримаса застыла на моем лице. Олицетворение полнейшего презрения к нищете. Ничто мне не привлекает мое драгоценное внимание, и даже, в упор не вижу отца родного.
Узнал ли он меня? Конечно узнал! Зеркало мне все прекрасно показало. Остановился и давай махать рукой, когда я его проезжал. А затем, стоял как вкопанный, пока я не свернул на перекрестке. Проклиная свою жизнь, сегодня он осилит половину бутылки перед телевизором, прежде чем уснуть и проснется к обеду, как обычно один, все такой же неудачник. По крайней мере, так я описывал его быт в своей голове.
 
ГЛАВА 8
Поселившись на восточном побережье я, поначалу, впал в уныние, ведь на губах моих застыл несмываемый вкус поражения во всем, что пытался познать. Кругом иллюзия, обман и ложь. И все эти красивые слова, эти подарочки, костюмчики и дорогие автомобили, на самом деле скрывали самое тщедушное, самое трусливое человеческое нутро. Все хотелось сжечь, к чертовой матери, и разметать пепел оставшиеся после кострища. Что самое забавное, меня посещали мысли избавиться от своей прелести. Я был расстроен, я был разочарован жизнью, но продолжал что-то искать, со скучающим видом развлекать себя.
И вот, после посещения индийского массажного салона, я внезапно решил удариться во всякие мистификации. Черт, почему же я раньше не догадался, рвал я на себе волосы. Немного порывшись по книжкам, я и нанял экстрасенсов, предсказателей и прочих знатоков, так называемого потустороннего мира. Только они, в силу своих магических способностей, могли помочь мне в разгадке главной тайны мироздания, в поиске сакрального ядра фортуны.
А ведь действительно, весь наш мир, все законы мироздания, причина, по которой мы живем и продолжаем развиваться, построена на ней, на банальной случайности, на редчайшей по своей сути удаче.
Поначалу я строил различные модели бизнеса и вкладывал в каждый раздел. Деньги из меня текли рекой. Подрядив «успешных менеджеров», вроде что-то проклюнулось на пустом месте и даже стало приносить первые доходы. Спорные кинофильмы, стартапы, государственные облигации третьих стран, разработка месторождений, все требовало денег, и я исправно оплачивал все счета.
Воодушевленный новыми успехами, я с утроенной силой переводил деньги с карточки, и делал финансовые подушки, обналичивая суммы. Вместе с тем, я вновь вернулся к азартным играм и скупал контейнерами лотерейные билеты, делая дорогие развернутые ставки. Все чаще участвовал в скачках, играл в покер, в закрытых клубах, вкладывал в сомнительные мероприятия. И все это происходило с одобрения моих астрологов, предсказателей и прогнозистов, которым, если верить их достижениям, удача благоволила. В общем, я не жалел сил, времени, а главное денег.
***
Вы всерьез думаете, что кризис 2008 года вызвал обвал на рынке недвижимости? Все надеетесь, что кто-то из правительства признает свой недосмотр и возьмет всю вину на себя. Ну да, ждите дольше тогда! Естественно, вся ответственность была прямо возложена на наших сограждан, с их проклятой ипотекой и жаждой дешевой наживы.
Истинная же причина и рядом не лежала с озвученной. И даже не алчность финансистов здесь имела место. Поверьте, все-таки они заботятся о своем деле и надеются процветать в будущем. Зато ваш покорный слуга, растрачивая миллионные суммы денег, на величайшие со времен мироздания глупости, сколотил сотни миллиардов убытков, подрывал устойчивость крупных кредитных и финансовых организаций, а главное, рвал на клочки доверие в них.
Я с величайшим умилением на лице представлял, как менеджеры подобных заведений, с расширившимися от непонимания и ужаса глазами, бегут к своему шефу на верхний этаж. А там, дрожат в коленках и блеют, в бессмысленной попытке объяснить пропажу денег. Тот же, сидя на широченном кожаном кресле, со спинкой, достающей полтолка, ездит им по ушам и угрожает расправой.
– Ищите где хотите, недоноски! Чтобы к вечеру вернули все до цента.
– Но шеф…
– Ничего слышать не хочу! Идите и ограбьте Федеральный резервный банк. Но чтоб деньги были, мать вашу, к вечеру!
Мне ни разу не было их жаль, и даже, будучи довольно богатым человеком, я с прежним оголтелым презрением относился к другим богачам. И плевать мне на их тернистый путь к вершинам, взлеты и неудачи. Богат, – значит виновен! А раз виновен, – так тебе и надо паскуда!
***
Первым развалился известный всем Bear Stearns, затем Lehman Brothers, а вслед еще пачки мелких и средних игроков вместе с фондовыми биржами по всему миру. Было забавным слушать их жалкие оправдания, ведь в действительности, они понять не могли в чем дело. А я знал, я понимал, в чем сокрыта истина.
В любой день я мог поставить весь мир на колени и это частично произошло. И знаете что? Разоряя толстосумов, я не думал о тех тысячах, миллионах и миллиардах несчастных людях, что пострадают с их помощью. С моей, простите, помощью. Кажется, я и вправду ударил по карману каждой семьи на этом континенте.
Но тогда, я заваливался в свой гамак перед огромной телевизионной панелью, включал экономические новости и смотрел на красные диаграммы, ползущие вниз. И в этом я ощущал свою силу, незримую мощь и власть моей божественной руки. Я тянул сквозь соломинку свой коктейль и упивался гордостью за себя. Ведь я казнил своей волей, тех, кто мне не нравился, кого я даже в глаза не видел, но презирал слепой ненавистью. И снова здравствуй мое эго.
Главным разрушителем экономических надежд в то время, безусловно, была моя карточка, и мои многомиллиардные траты из чужого кармана. Как это так ловко случилось, спросите вы. Я сразу не отвечу. Но я знал, в ней была заложена мощнейшая финансовая логика, целая философия и набор инструментов по овладению этой отраслью. Словно она была первоисточником денег, тем местом, откуда они исходят, а все финансовые институты мира брали их, по какому-то странному великодушию истинных хозяев. А может и в кредит, кто знает? Тысячи фирм однодневок, фондов, спекулятивных сделок, и мировых финансовых скачков, могли появиться за доли секунды, и исчезнуть вновь, лишь бы я получил столько, сколько я сегодня пожелаю.
А помните тот глобальных масштабов скандал с договорными футбольными матчами, когда один голкипер, перебрав с наркотой, выдал всех подчистую. На моей памяти, еще пару месяцев продолжались бушевания на двух континентах. И туда, кстати, я тоже приложил свою руку. Денег потерял, вы не поверите. Про войны в персидском заливе, чтобы залатать дыры в бюджете, я и вспомнить не хочу.
***
Но и меня вскоре постигла неудача в делах. Куда бы я не направил свой взор, всюду меня ждал провал. А мною нанятые финансовые аналитики, биржевики, стартаперы и прочие «эффективные менеджеры» в один голос визжали и показывали пальцем на мировой финансовый кризис. Вот же уморы! Решили подсунуть меня под мой же поезд. Но я далеко не глуп, и сразу разгадал в чем дело. Передо мной опять встало правило, преследующее меня всю мою жизнь. На каждую тысячу долларов я возвращал себе двести и затем, происходил крах моего бизнеса. Удачи вам сделать деньги без производства внятного товара. Думаете, экономика каждой в отдельности взятой страны не так работает? Да ладно!
Проклятый закон еще много раз нагонял меня и давал хорошего пинка под зад. Я один за другим распрощался со своими управленцами, своими стартапами, каждый раз с крупным скандалом, и в конце концов, остался с глазу на глаз со своим противником, с моей госпожой удачей. Зато, я переставать верить в глупости, что лишь большие деньги делают еще большие, а неудача это прерогатива только нищих, ненужных этому миру людей.
***
Что спорить, сам виноват, ведь всем этим нужно было управлять, организовывать, руководить, платить налоги и чесать репу. Но я не любитель надрывать живот, быстро остываю и вновь нахожу себя в гамаке, попивая котельчик и рукой на заду очередной девицы. К тому же, чем больше людей, тем больше проблем, мокрых следов и несвободы.
Вот и начали вокруг меня бродить мрачные тени, а воздух наполнился нафталиновым духом конторских служащих из налоговой или, черт знает, откуда еще. Я ждал, я дрожал, и уже перестал сомневаться, что они придут ко мне однажды и спросят, так откуда же деньги, дружок?
 
ГЛАВА 9
Так оно и произошло. Я получил несколько пугающих писем с гербовыми печатями и размашистыми подписями, вот и пришлось вспоминать, а есть ли у меня среди знакомых кто-нибудь из правительства. Парочка нашлась. Я позвонил каждому в отдельности и просил организовать встречу, подкрепив свое стремление хорошей финансовой подпиткой. В общем, они состоялись и мне посоветовали нанять одного человечка, лоббиста, который и руки тебе рад оттяпать. Зато, он пинками открывал двери Белого Дома и мог вваливаться в спальню президента, когда тот шалил с лилипутами. Я так и сделал, а сам, по его совету, скрылся с глаз, заперевшись в Гранд Отеле. Там я устроил запой на целый месяц, и носа не высовывая за его границу.
Вскоре я получил новый паспорт, водительское удостоверение и прочие документы и номера на совершенно другое имя. Старый Я умер в автомобильной катастрофе, если верить некрологам из газет. Новый Я, имел полное право продолжать жить, с добрым именем и кристально-чистым прошлым.
Я переехал в Калифорнию, купил аккуратный домик с пляжем и видами на восход солнца и продолжил тянуть лямку богатого неудачника, не способного получить и крупицу удовлетворения от окружавших меня возможностей. Я продолжал играть, но зарекся перепоручать это кому-нибудь еще. Сам ходил на скачки, сидел на трибуне и выжимал под грузом напряжения воздух из своей задницы. Не выигрыш здесь был главным, а чувство облегчения, когда ты делаешь ставку, когда надеешься на что-то и так до конца. Я привык к такой жизни, чертовски надоело корить себя и переделывать, а иногда и знать не хотел себя другого, без таких мелких шалостей. Но и в это золотое для меня время я не понимал своего счастья.
 
ГЛАВА 10
Я сидел в ресторане невероятно дорогущего отеля и как обычно в это время пожинал изыски мировой кулинарии. Я привык оставлять здесь много денег, гораздо больше чем стоимость услуг, потому меня обслуживали здесь по высшему разряду. Бронировать столик мне никогда не приходилось, и всегда, в заветный час, меня ждал удаленный уголок с видом на зеленый сквер и свежие цветы на столе. И вот в один из дней ко мне подсел какой-то тип, когда я тянул ложку к своему рту. Вероломно, будто он мой друган с колледжа. Ложка так и не добралась до места, зависнув на полпути, ведь наглого типа я видел впервые.
Я посмотрел в зал, в сторону стойки хостеса, и заметил его в нескольких шагах от меня. Он будто на всех порах летел разгрести досадное недоразумение, но вдруг застыл как каменный и ближе подойти почему-то не отважился. Вот же зараза! Затем развернулся, с видом, будто у него есть дела поважнее, и засеменил ножками прочь.
Я долго бил взглядом в спину беглеца, затем уставился в лицо нежданного наглеца, но игра кто кого переглядит, очевидно, была не в мою пользу. В оправдании себя могу доложить, что более бессмысленного, бесстрастного лица я в жизни не видывал. Но хуже всего, были его глаза. Их словно позаимствовали у медвежонка Тедди. Просто черные, глупые и неподвижные. К тому же, смотрели не совсем прямо, а просто так, вскользь.
– Кто ты о чудо? – задал я вопрос злобным голосом. – Как ты смеешь нарушать мой покой, доходяга?
– А я был бы немного скромнее в словах, – сказало тело и растянув пуговицу, отвернуло ворот пиджака. Опять правительственные службы, вздохнул я про себя, разглядев значок.
– Ясно! Так что вам нужно от меня? – спросил я более деловым тоном.
– Я бы мог долго рассказывать, что я из службы безопасности, уполномоченный по решению проблем типа тебя, но я не хочу долго ходить вокруг да около, потому перейду прямо к делу. Я пришел за карточкой.
– За карточкой!?– возмутился я, а сам испытал глубочайший ужас, промочивший потом всю одежду. Сомнений не было, конечно же, речь шла про конкретную карточку, без которой я свою жизнь не представлял. – У меня много карточек, но ни одной, насколько я знаю, вам не обязан отдавать.
– Хватит играть в кошки мышки, вы знаете о чем я говорю.
– Нет, не знаю. Советую обратиться к моему адвокату. Я дам вам его номер, – предложил я и полез в свой бумажник.
– Адвоката, говоришь! Думаю, вы не совсем поняли, с кем имеете дело. Потому мне следует прояснить кое-что.
– Ошибаетесь! Вашего брата я знаю более чем. Пачками продаетесь за пригоршню долларов.
– Уверен, что и в правду сталкивались с нашим братом, близко сталкивались... Только мне сейчас показалось, вы опять не поняли о чем я.
– Да плевал я о чем вы! – разгорячился я. – Стоит мне позвонить кое-куда и вы будете полы всю жизнь драить в придорожном мотеле, так что советую….
– Стоп, – рявкнул он на весь ресторан, а затем поправил свой пиджак. – Давай-ка, я кое-что покажу тебе, потомок обезьян, а ты еще раз хорошо подумаешь, прежде чем давать мне советы.
К моему еще большему неудовольствию, этот чужак поднес руки к своему лбу, оттянул кожу вокруг правого глаза и затем расширил пальцами глазной разрез, как оказалось из искусственного полотна. Огромный черный глаз смотрел на меня, в оправе серой кожи. Черт, это был инопланетянин! Чертов брат-близнец того урода, что сдох в заброшенном доме, спасаясь от погони.
– Вам достаточно того, что вы сейчас увидели? – спросил он, уверенным тоном.
– Да…
– О, прошу, не смотрите по сторонам. Вас никто не бросится на помощь, даже если я начну трепанировать вас, прямо на этом столе. Церемониться не наш конек.
– Что вам надо от меня?
– Я же сказал. Мне нужно то, что вам удалось заполучить от одного нашего…, нашего действующего агента. Нелегко было Вас найти, ведь карта прекрасно выполняет свои функции. Но умом вы не блещите, так и попались.
– У меня ее нет с собой.
– Знаю. Принесете завтра, в это же время. А теперь, прошу извинить.
 
ГЛАВА 11
Покинув ресторан, я сел в свой автомобиль, потерянный, испуганный и злой в один и тот же миг. Голова же просто разламывалась от тягостных мыслей. Шутка ли, заберут карту и потом зароют где-нибудь в пустыне, на всякий случай. Кто знает, на что они еще способны.
И все же я решил следовать по пути наименьшего риска для жизни. Однозначно, карточку следовало вернуть владельцу. Но у меня были почти сутки, чтобы воспользоваться ею в последний раз. Работает ли она сейчас, после того, как меня раскрыли, вот что терзало мою душу прежде всего. Но вернувшись в офис, и сев за свой компьютер, я сделал несколько переводов на счета и заявки на обналичивание денежных сумм, а значит, она прекрасно исполняла свое предназначение.
Глубокий вечер и все приличные банки закрыты. Что же, есть еще банкоматы, и я отправился их опустошать. Моя прелесть так и осталась лежать в секретном месте, но у меня была целая стопка электронных карт прочих банков. Первый, второй, третий, и я отправляюсь в пригород, чтобы зарыть свои чертовы деньги. Еще несколько и все повторяется вновь. Всю ночь я проездил туда-обратно, подбадривая себя слоновьими дозами наркотиков, а затем, с наступлением утра, я отправился в банки, куда прежде перевел деньги для превращения их в бумажный вариант.
Слишком большие суммы я не мог получить, но все же, заполнить несколько депозитных ячеек мне удалось. И вот, последний банк, парочка банкоматов по дороге и я делаю заключительную поездку в пригород, чтобы зарыть еще одну закладку. Но что-то происходит, в глазах резко темнеет, руки перестают подчиняться и я, на скорости более ста миль в час, обтесываю стоящие на обочине автомобили, а затем, врезаюсь в фонарный столб.
 
 
 
 
 

Свидетельство о публикации № 34394 | Дата публикации: 19:14 (10.05.2020) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 44 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 8
-1
3 Ingeborga   (17.05.2020 08:57) [Материал]
Мне не нравится начало с диалога. Этот троп придумали американцы в пятидесятых, И долгое время он реально работал - ну.. Сильверберг, Фармер, Гамильтон, и тд. использовали его. Годные авторы. Для своего времени. Но сейчас время другое. И эти конструкции просто выглядят убого. Хотя они бы перевернулись в гробу, узнав что ихь сравниваю их с вами.

Как насчёт сделать маглев-поезд в вакуумной трубе с крейсерской скоростью 8000 км в час, Москва-Владивосток, вместо того, чтобы продолжать писать такое говно?

0
4 station239   (17.05.2020 15:26) [Материал]
да нормальное говно, всем говнам говно, че паришься!?

0
6 station239   (17.05.2020 15:36) [Материал]
кстати Буковски стайл

0
7 Ingeborga   (18.05.2020 00:05) [Материал]
)) повеселили. На будущее - не стоит мне тыкать, плиз. Я это варварство терпеть не могу. Но с Буковским повеселили. Обожаю человеческую тупорылость. Данке шейн.

0
8 station239   (18.05.2020 13:14) [Материал]
Буковски, не склоняется, хххххх

+2
2 Kesha   (14.05.2020 10:31) [Материал]
Начало никакое. Что? Где? Когда? Ничего не понятно. 
Сбивает и подача. Написано как будто писателем 19 века. 
Момент когда гг непонятно с чего пытается второй раз воспользоваться карточкой кажется притянутым за уши. 

Творческих успехов.

0
5 station239   (17.05.2020 15:30) [Материал]
Это сборник рассказов, если с начала начинать, то вроде ясно становится. Кстати про 19 век, да, соглашусь,  остальное поправлю. Спасибо за помощь.

0 Спам
1 _Megas_   (10.05.2020 23:58) [Материал]
Это не дурно

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
german.christina2703@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com