» Проза » Рассказ

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Крестный Ход
Степень критики: любая
Короткое описание:

Мысли, чувства, чудеса, сны и проблемы начинающей паломницы.



Разговор мыслями
Уже к первому привалу я еле добрела и без сил рухнула в траву. Крапива обожгла ступни, разогнала кровь. Я закрыла глаза, вдыхая ароматы разнотравья. На внутренней стороне век замерцали точки. Я открыла глаза, и с изумлением обнаружила, что темнота осталась. Небо, которое мгновенье назад было светлым, выглядело также как оборотная сторона век, словно в секунду Земля успела отвернуться от Солнца.
Я в ошеломлении поднялась, забыв про усталость – звёзды как в телескопе – посреди дня! Сатурн – сиреневый, с полосатым ожерельем, и даже – невиданное прежде созвездье Южного Креста. Небесные тела мне показались не такими уж огромными, не очень горячими, и не дальними. Мне подумалось, что они выстроились так – ради меня – чтобы сказать, что любой день – это может быть и ночь, и хорошо ещё, что мой день – довольно светлая ночь. Но всё равно темнее дня. Какая же тогда моя ночь – мрачное глухое беспросветное пространство?
И тут так громыхнуло, что задрожала земля. Я очнулась лежащей в крапиве. Мне показалось, что это я упала от сильного грохота, но сейчас думаю, что всё же, я тогда задремала и проснулась от грозы. Хлестал ливень. Потемневшее небо пересекла молния. Безлюдно – ведь остальные паломники дошли до леса. А я – в поле. Страшновато, но сил встать и поднять рюкзак не было.
Пока я рылась в поисках плёнки, вымокло содержимое рюкзака. Ливень бушевал всё сильнее, молнии сверкали не переставая, гул от грома переходил с одного раската в другой и усиливался эхом. От страха и холода меня стала бить дрожь.
Вдруг женский голос сказал: «Не бойся, с нами святой Николай».
Рядом возникла девушка. Я лежала, и она мне показалась стройной как ель и такого же роста. Она добавила ещё что-то – также тихо, спокойно, но слова затерялись в шуме дождя. Почему-то я услышала только первую фразу, словно она была сказана не только голосом, но и мыслями.
В раннем детстве я тоже говорила мыслями. Я даже вспомнила как спрашивала мыслями у светящихся людей, не погибну ли я в дереве. В нём было тесно, душно. И безысходно – я понимала, что из дерева не выбраться, а внутри него могу задохнуться. Светлые люди сказали не бояться и идти дальше. Я отчётливо помню нехватку воздуха, и словомысли светлых людей, но не припомню, какое именно было событие и почему я оказалась в дереве. Помню ещё, что кроме дерева ничего не было, то есть, вообще, ничего, только я и дерево изнутри, где нужно пролезть.
Проснулась я от пения Акафиста – Ход вновь пошёл, и многочисленные крестноходцы шли, огибая меня, лежащую на их пути. Небо ярко синело, звонко пели птицы, и я, ёжась, натянула отяжелевший мокрый рюкзак.
Первый ночлег
Трясло от холода, ныли плечи, ноги – пройден не один десяток километров. Я решила, что проделала немалый путь для своих сил, и пришла пора возвращаться домой. Мысль что уже сегодня буду ужинать в комфорте придала сил. Последний переход был не прост. Лужи на всю тропу тормозили Ход, создавая в глухом лесу часовые пробки как на МКАДе. Ноги вязли в глине, мокрая одежда стала ледяной, лямки рюкзака казались острыми как ножи – так больно они впивались в плечи.
Когда дошли до деревни, все автобусы до города уже уехали. И, бросив рюкзак, я стала ходить между машин, спрашивая, кто едет в город. Но никто так рано Ход не завершал.
И я стала стучаться в дома, ища ночлег.
- Сестрица, - мы бы и рады пустить, - но и так семь человек ночует, - вздыхали хозяева или не открывали вовсе.
За селом разбили палаточный лагерь, и я стала проситься в большие палатки приходов. Оттуда меня прогоняли не так любезно. Так, из одной палатки здоровые мужчины меня буквально вытолкали, услышав робкое приветствие. Толкнули так грубо, что я упала.
- Зачем вы тогда в Ход пошли? – удивилась я.
- А ты не о них думай, - сказали мне ребята, - они, делают всё что нужно, а ты – своё делай.
Это были молодые люди, модные, не похожие на паломников.
- Моё дело – домой поехать и лечиться – я свой Путь прошла. А здоровые мужики девушку толкают – мужчины, называется, - пожаловалась я ребятам.
Они были симпатичные. Я кинула рюкзак и развернула свой коврик рядом.
- Нашлась девушка, - засмеялись парни, - думай о душе, а не о мужчинах – ты не на дискотеке.
- На себя посмотрите, клоуны, - сказала я, - вырядились в белые джинсы как на гей-парад.
- Успокойся, - засмеялись парни, - разнервничалась. Попей чай, а то трясёшься вся.
Я легла, и они накрыли меня пледом.
Не спалось. Я стучала зубами, куталась в плед. Небо было ясное, лунное, звёзды подмигивали, выстраиваясь в небесные лица. Чернеющие на горизонте ёлки засеребрились, и с той стороны планеты ненадолго выплыл Южный Крест. Нижняя звезда раздвоилась, а две крайние забегали вверх-вниз, и вместо созвездия получился бегущий человек. Он отливал космическим сиреневым цветом, а пятая звезда Южного Креста светилась ярко-голубым.
- Похоже, планета немного накренилась. Наверно, сейчас над Сиднеем взошла Полярная звезда, - заметили парни. Они, оказывается, тоже не спали.
- И я не первый раз такое вижу, - подтвердила я, - в Ходе чудеса – обычное дело.
- Замолчишь, помолишься – это и будет Чудо, а ещё лучше – уснёшь, но это что-то из области фантастики уже, - ответили мне.
Я закрыла глаза, заставляя себя уснуть. Через коврик ощущалась ледяная земля, за домами выли собаки.
- Волки пищу чуют, - сказали парни.
- Какие волки, - ответила я, - они к деревне бы не подошли.
- Да, это мы между собой, - ответили парни, - в нашем мире воют волки, а у тебя собаки, спи.
Я села. Поинтересовалась, почему у нас разные миры.
- Наоборот. Мир один, - объяснили они, - просто, в нашем веке тут нет ни деревень, ни дискотек. Мы – обычные крестноходцы в лаптях, добываем икону. Но вам же непонятно это, поэтому мы в таком виде. С белыми штанами погорячились – ты права – здесь проще одеваются.
- Я, наверно, там такая же капризная девица как и здесь? – спросила я, - только в сарафане и с косой.
Молчат.
Из палатки вышел паломник с фонарём. Свет упал на парней, и я увидела, что это не парни, а стволы берёз. Я поплотнее закуталась в тёплый сухой плед, который подарили мне эти загадочные паломники из другого века и, наконец, заснула.
Четыре утра. Лагерь просыпается. Затянули акафист. Знобит. Ждать автобус нет сил. Решаюсь идти дальше.
Искренние молитвы
Второй день Хода самый длинный. По завершению помнишь пение Акафиста, птичьи трели, полевое многоцветье, густые рощи. А в Ходе было только желание – дойти. До стоянки, ночлега, кровати. В пути я мечтала о воде из крана и ещё очень хотелось варёной картошки. Но в Ходу свои лакомства. Так, кофе 'три в одном’ приобрел вкус Хода – раньше он был со вкусом поезда.
Рюкзак продолжал давить плечи, ноги кровоточили от мозолей, одежда так и не просохла, и я начала простужаться. В глазах темнело от боли, болезни и усталости, и я увидела внутри себя чёрный огонь из моих грехов. Пляска языков этого костра обжигала меня физически, и поэтому было сложно идти, но каждый шаг как будто усмирял это пламя, и оно горело всё медленнее, постепенно превращаясь в застывший чёрный прозрачный слиток. Он стал холодеть, светлеть и превратился в плотный источник холода. Я чувствовала озноб, оцепенение. Но мелодичное пение Акафиста золотило этот слиток, и он от прекрасного пения таял. Только слушать Акафист полностью никак не получалось – Ход как река уносил певчих от меня.
- А позади – самое искреннее пение! - сказал старик с тростью и дорожным мешком.
Я подумала, что опять встретила человека из прошлого века. Но тут у деда запищал мобильник, судя по звонку, тот был не из далёкого прошлого, максимум, из две тысячи второго.
Я остановилась, в ожидании волшебного пения, но паломники шли молча. Ход редел.
И я на последнем исходе поплелась в хвосте Хода.
- Пусть бегут неуклюже, - запела маленькая девочка. Мама стала ей подпевать. Они шли по лужам, и пели советскую песню. Мама смеялась, и дочка не выглядела уставшей.
К вечеру меня залихорадило, горло болело словно расцарапанное вилками, и шла я по инерции, будто за меня переставляли ноги, а сама я лишь безвольная тряпка.
На выходе из леса Ход встал в затор. Я скинула рюкзак и легла на него. Было холодно, мокро, тяжело. Казалось, нечистые силы построили прозрачный забор, и мы никогда не дойдём до ночлега.
Но это был ручей со сломанным мостиком. Осталось только скользкое бревно, и паломники по очереди переползали по бревну на другую сторону – нас было сорок тысяч.
За очередным лесом была поляна, потом ручей, затем мы перешли поле, пересекли лесополосу у трассы, и, наконец, зашли в село.
Интересная ночёвка
Паломники разбрелись в поиске ночлега, а я пошла искать автобус до города. Но опоздала – весь транспорт уехал. Село ютилось в глухих лесах, поэтому такси ехать отказалось. Я пошла по избам. Стемнело и пошёл ливень, я просилась в палатки приходов, но меня отовсюду гнали.
Потерянная пришибленная – стояла я на размытой глинистой дороге – по колено в коричневой грязи. «Униженная и не нужная НИКОМУ», - сказал мне дождь. Он словно не падал, а стоял стеклянными бусами от неба до земли. И я подумала, что даже сейчас я не одна. Как будто рядом со мной стоят невидимки, но они почти такие же как я – могут мыслить, просто их не видно. Они, как будто даже поняли, что я догадалась, что они есть. И незримыми руками раздвинули в стороны скользкий дождевой занавес. В нескольких метрах от меня, среди нищей сельской окраины, красовался чудный коттедж.
Калитка была открыта. Из дома вышла девушка в синем платье, она была окружена светом.
- Вы ищете ночлег? – спросила она нежно.
Внутри было дорого и уютно. Пахло супом. На кухне ужинали священники.
- Что она здесь делает? – вдруг заорали за спиной.
Молодой человек в спортивном костюме разъярённо смотрел на меня.
- Я хотела попроситься на ночлег, - сказала я.
- Ты? – закричал он на девушку, - это ты пустила её?
Девушка ушла в комнату.
- Мне некуда идти, - заплакала я. – пустите, пожалуйста.
- Ну, иди в сарай тогда, - согласился хозяин.
Я стала совать ему пятьсот рублей за ночёвку, но этот добрый человек отказался от таких денег. Взял триста.
В сарае пахло плесенью и бензином. На гнилом столе абсурдно высился мотоцикл. В свете фонаря его раскосые фары на длинном корпусе напоминали стрекозу. Я легла на стол у мотоцикла. Надо мной звенели комары, и их было так много, что когда я наугад хлопала над собой, то всегда успешно ловила по несколько насекомых.
Пару раз я начинала дремать, но из носа текло, а горло так резало что я сразу просыпалась.
Топают крысы. По гудронной крыше уютно колотит ливень. И я поняла, что комары тоже мотоциклы, а мотоциклы – своего рода комары. Жужжат. Бензин добывают из земных артерий, значит, они тоже кровососы, только не биокрови. Кусают землю. Значит, я тут лежу и хлопаю транспорт?
- Пойдём, - услышала я певучий голос.
Сарай наполнился неоновым светом – как медузное море.
В проёме стояла девушка в синем. Она провела меня в дом. Была тьма, а стол светился.
- Чудеса, - сказала я вежливо, но сама испугалась, что это светится протухшая рыба, - в еде фосфор?
- Люциферин, - успокоила девушка.
- Не страшно что ты ешь, важнее что говоришь, - добавила какая-то женщина напротив.
Туловище женщины терялось во мраке, и мне показалось, что напротив меня только её голова. При этом, она не выглядела незнакомой. Она была крайне неприятна, но одновременно вызывала жалость, словно это родной любимый человек.
- Я думала тут никого нет, - удивилась я.
- Мы одни, - подтвердила девушка.
Я обошла стол, действительно, пусто. В слабом свечении блеснуло зеркало. Оттуда выглянуло лицо похожее на моё и на ту старую одутловатую женщину одновременно.
- Бывает, люди не узнают сами себя, - сказала девушка, - от усталости.
- Да, я тут приболела, - согласилась я, - потому и страшная такая. Хотя, может, и не до конца проснулась.
Как-то мгновенно я уже лежала на мокром столе в сарае. Ужин был вкусный и разнообразный, но я не смогла вспомнить что именно ела. Но чувствовала себя сытой и согретой. Поэтому, я так и не поняла, приснился мне этот ужин или я вернулась в сарай машинально.
Запах плесени и бензина пробивался даже через отёкшую носоглотку. До первого автобуса ещё часов пять. Меня лихорадило, и я решила пойти дальше.
Люди на горизонте
Шла я как зомби, потому что энергии уже не было, это были последние ресурсы организма. И только дойдя до следующей стоянки – в тёмном поле – упав в ледяную росу, я вспомнила, что сегодня – третий день Хода. Маршрут в третий день проходит по дремучему лесу. Сюда не ходят автобусы и не доедет такси. Значит, я смогу добраться до города только к вечеру.
Я позвала врача. Температура была тридцать девять и семь.
Небо из чёрного стало фиолетовым, а на горизонте приобрело оранжево-сиреневый цвет. Вдруг вспыхнула красная звезда с длинными лучами. Вслед за ней выкатилось солнце тоже почти красное, пожелтее. Солнце поднялось до звезды, но не перекрыло её свечение. Звезда сияла красным сквозь рыжее солнце, выглядела его сердцевиной.
По горизонту шла вторая колонна крестноходцев. Их фигуры были такой же величины как наши, потому что в конце ночи перспектива не воспринимается. Они шли параллельно с нами, но потом заворачивали к Солнцу и красной звезде внутри него. Солнце немного поднималось, и колонна шествующих тоже немного уходила вверх, и угол подъёма колонны постепенно рос с восходом.
Паломники в параллельной колонне сначала мне показались одетыми в длинные простыни, но приглядевшись, я разобрала и первобытные шкуры, и камзолы, и одежду как у нас. Люди были всех возрастов, рас и времён, включая будущее, если судить по серебряным облегающим комбинезонам на некоторых молящихся.
Но не все из параллельных ходоков достигали Красной звезды. Некоторых снизу хватали ветки с колючками, и люди падали по ту сторону горизонта.
Удивительная звезда казалась целью параллельных крестноходцев. Но светало и люди из параллельной колонны постепенно обращались деревьями – большими, малыми, но продолжали тянуть ветви к звезде.
- Загадочная звезда, – спросила я вслух, - наверно, Сириус.
Параллельные крестноходцы стали почти не отличимы от перелеска, и я уже путалась, кто из деревьев мне казался человеком, а кто был деревом изначально. Но тут один из тех параллельных паломников – в татуировках, с крашенной чёлкой спросил меня:
- Сириус?
- Сириус, - подтвердила я. И добавила, сочиняя на ходу легенду, - он заряжает Солнце, а Солнце — нас. Увидишь Сириус — минус грех!
Помолчали. Я взглянула на точку посреди Солнца. Она словно сверло крутилась в центре пылающего шара и от неё по кругу растекался тёплый свет. Мне показалось, что Солнце, действительно, подпитывается от этой точки, и лучи, и красные рассветные облака, и весь наш пробуждающийся свет окрашены светом Сириуса. Как будто Солнце здесь скорее для красоты, а истинный свет идёт из дальних космических краёв.
Крашеный парень шёл с хмурым видом. А я подумала, что мы сами – как ясное солнышко – заряжаемся из неведомых мест, а наши тела – только для вида и почти нереальные.
- Не впадай в прелесть, - сказал парень, - астрономка. В июне Сириуса не видно. Хоть бы не позорилась.
- А ты чего в Ходу делаешь модный такой? – обиделась я, - Опять гость из другого века? Переборщил с маскировкой под наших хипстеров?
- Времена путаются. Душе не важно из какого века её тело, - ответил парень. И вдруг удивлённо и восхищённо посмотрел на меня:
- Слышишь?
Я прислушалась, огляделась, посмотрела на него опять.
- Звон же, - он показал рукой в сторону леса, - колокола звонят. Или у меня уже с головой что-то?
Я прислушалась: многоголосые пения куплетов Акафиста, жаворонки, шуршание дождевиков. Но звона не было слышно.
- Какой в лесу звон, - ответила я.
И темнота не навсегда
- Скоро ли привал? – спрашивала я паломников, - скоро, - отвечали мне, - за поворотом.
Боль перешла в живот и поясницу и стала почти невыносимой, в глазах потемнело, и я поняла, что если остановлюсь, то грохнусь. Так и шла, не веря в существование поворота.
От измождения в глазах сверкали звёздочки, в ушах гудело.
Колокольный звон усилился и зазвучал по всему лесу, усиленный эхом и гулом в ушах. Под этот торжественный звон мы вышли на поляну, светлую, и даже как будто светящуюся среди дремучего леса.
Сказочная картина! Посреди поляны стояла разрушенная церковь, а вокруг, извиваясь, росла очередь. Люди спешили занять место к купели в еловой чаще. Я рассудила, что с моим здоровьем в ледяную воду лезть не нужно, и, закутавшись в свой новый плед, легла у подножия разрушенной колокольни.
Сон не шёл. Я закашлялась, стало опять знобить. Я подумала, что болею десять раз в году, а в эту купель при всём желании можно попасть только раз в год. И тогда я встала в очередь.
- Смотри какая симпатичная девушка, - сказал один мужчина другому. Впереди стояла очень красивая паломница, и я тоже залюбовалась её внешностью. И ещё удивилась, почему её назвали просто «симпатичной». Но потом поняла, что мужчины её не могут видеть – очередь чуть заворачивала и красавица попадала в слепую зону. До меня, вдруг, дошло, что речь – обо мне. Я знала, что некрасивая, но поверила их словам.
В купель пускали по десять человек. Как-раз передо мной набрали партию, и я осталась у двери.
- Пустите девушку, - закричала женщина сзади меня и застучала в дверь.
- Пустите, она, бедная, еле стоит, трясётся, - подтвердили другие.
И меня почему-то пустили без очереди.
Ледяная вода настолько меня взбодрила, что мне показалось, что я вся обновилась. Как будто заменили старую кровь на свежую. А когда выползла наружу, вспомнила, что забыла попросить здоровье. Но вдруг поняла, что чувствую себя здоровой. Я тогда ещё удивилась, но подумала, что это стрессовая реакция организма на ледяную воду, и что болезнь ещё проявится. Но я так и не разболелась, и до конца Хода шла здоровая и не болела больше.
Путь в долгий труд
В автобусе нет мест, духота. Сажусь на ступеньки у двери. Рядом современная девушка с хорошим рюкзаком, в дорогих кроссовках. Видела я таких в Ходу. Туристы. Покуривают втихаря на стоянках, хохочут вместо чтения акафиста.
- Когда мы, наконец, донесли икону, у меня возникло такое чувство… - она стала подбирать слова и замолчала надолго.
И я молчу. Потому что, когда мы вошли в село с иконой, я подумала: «Что я здесь делаю?». Вера меня оставила. Дойдя до села, я машинально перекрестилась на роскошные храмы, дождавшиеся тысячи паломников, и просто села в свой автобус.
- Я не знаю, как это произошло… - снова пытается высказаться девушка, - я, вообще, не такая уж верующая. Просто пошла. Но когда подходили… Такое чувство… Будто мы все – это один человек. И я – это все другие, они как будто отвечают за мои грехи, и мне стало стыдно, что другие люди должны за мои грехи отвечать.
Автобус залило закатным светом, мелькает лес. Показалась деревня. С ностальгией узнаю пройденные места.
- Наверно благодать, - отвечаю ей.
Она кивнула и улыбнулась.
Я подумала, что дойти – каждый может – вот, к примеру, я – больная, безвольная, а дотащилась кое-как, хоть и сойти собиралась с первого дня. Но по пути потеряла веру.
«Не так важно, что ты прошла, гораздо важнее – как ты это сделала». Девушка рядом молчала, и я поняла, что это мне сказали мыслями. Я вспомнила голос – это была я в старости – та женщина из зеркала. Она была невидимой, но, получается, существовала, и была рядом. Я протянула руку и пожала воздух, воздух остался прозрачным, но ответил материальным рукопожатием. На ощупь эта была костлявая рука, она очень сильно вцепилась в мою руку. Мне стало страшно панически. Я с криком вскочила, стала отдёргивать руку – а сунула я правую руку – чтобы перекреститься, и когда мне удалось, цепкая рука невидимки отцепилась от меня, и я обнаружила себя размахивающей руками под удивлённые взгляды пассажиров.
Интересно, что после Хода я две недели не могла ходить, зато спокойно бегала – при беге работают совсем другие мышцы.

Свидетельство о публикации № 35412 | Дата публикации: 02:21 (28.12.2022) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 96 | Добавлено в рейтинг: 4
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению
Оценка: 4.2
Всего комментариев: 10
0
9 Кошица   (08.01.2023 01:50) [Материал]
Переделала немного, понятнее что-то стало? Лучше стало ли?

0
10 Kesha   (21.01.2023 13:13) [Материал]
Нет. Пусть отлежится, так впопыхах,  имхо, править не стоит.

+1
8 Кошица   (01.01.2023 01:35) [Материал]
Спасибо большое за комментарии и с Новым годом!
Написала же - содержимое рюкзака вымокло под ливнем, не во что переодеться, в крапиву упала чтобы кровь разогнать, поскольку щипание крапивы - даже приятно по сравнению с тяжёлыми переходами, особенно когда девушка не слишком сильная тащит 100 км рюкзак 10+ кг - это очень тяжёло, можно сказать ужасно, особенно для неподготовленных, не спортсменов. Там реально мужики выпинывают из палаток, причём, с ненавистью - это факт, это странно. Про дерево, зачем туда лезть попробую переделать понятнее, спасибо. 
Про Линду удалю, мне тоже не понравилось, есть идеи получше, спасибо!
Рассказ писала быстро, но урывками - когда время находилось - ночью по часу - может, месяц, но не каждый день, иногда по паре предложений, последние три пункта за ночь написала и выложила, даже не ожидала, что окончу. Но это черновик, понятно, доработаю. 
Спасибо всем, знаю что нужно доделать.

+1
7 Patrizia   (31.12.2022 18:20) [Материал]
А вопрос также актуален, сколько по времени писала этот рассказ?

+1
6 Patrizia   (31.12.2022 18:17) [Материал]
И пройти мимом не могу. И хочу сама спросить... Задать вопрос...
Не дочитала.
У меня свой опыт.
Я тоже ходила в крестный ход. Причем. Там поначалу везли автобусы, высадили нас, в деревенской местности. И пошли. Первое, что я услышала, "бредя в стаде" Хосподе Иисусе Христе, сыне божий, помилуй, мя грешного. Это было сказано со "старославянским акцентом". А заетм вновь. Самая простая молитва. короткая. И там мы пошли. Звонари пред нами ехали, пока могли ехать. Дальше они не могли были проехать. И к храму, летом, за пару минут. Нас окатило ливнем... Храм... И моё я. Субъективность. 
Всё хочу, жажду спросить. А долго писали по времени эту, ну, рефлексию,... Понятно, если под диктовку там часа полтора вбить код букв. Но там же было не так. Может месяц. и Там же идея, сама же вкладывваешь? Спрашиваешь... smile
Эх, а я все не могу зыбыть как в вашем рассказе, когда раздулись ноздри у  "жанны федоровны" пт от африканских племён. Люблю вас за ваши крутые образы, но здесь, другая тематика... 
И да
Улыбки ради
I see you (18^15 in the chat on moscow time :р )))
око Саурона
требовало
Видело ли тебя око Саурона? К другим легендам я.
Извини, увлеклась мыслями. Своими
В своём мире я. как и ты.

+1
5 Kesha   (30.12.2022 13:44) [Материал]
Пока читал, поймал себя на том, что все время улыбаюсь. И не своей обычной ехидной ухмылочкой, а от удовольствия.
Конечно, многое, наверно, можно и нужно сделать еще лучше, но мне для удовольствия хватило и этого.
Но вот по прочтению я так и не понял, для чего это написано, какая фабула, какая цель. Почему именно эти эпизоды, а не другие.
Зачем тут нужна была Линда Степановна?  Кстати, у вас из рассказа в рассказ кочует обида на бывших коллег, причем в отношении к этому гг я вижу даже некоторое лицемерие. Что, кмк, не есть гуд.
Финал путанный. Причем, если взять его составляющие по отдельности, то все круто, но все вместе оставляет противоречивое впечатление.

Но в любом случае, свою порцию удовольствия я получил. Спасибо вам, с наступающим, творческих успехов!

+1
4 igrikuz   (29.12.2022 10:18) [Материал]
В принципе всё здорово, не считая мелких огрех, на которые указали Asazon_Hatcher и Андрик, но вопрос возник с самого начала и в конце ответа я как читатель не получил: куда шёл Ход, цель какая?

+1
3 UJ666   (29.12.2022 00:18) [Материал]
Классно! Пишите дальше, здорово! Очень яркие и живые персонажи!

0
2 Asazon_Hatcher   (28.12.2022 21:00) [Материал]
"Небо, которое мгновенье назад было светлым, выглядело также как оборотная сторона век – чёрное, звёздное..." У вас оборотная сторона век звёздная?? Охететь...

+1
1 Андрик   (28.12.2022 20:14) [Материал]
О мои пинки в живот использованы, правда переврат мотив. Ну да ладно я не жадный. Значит так. Первое, чо поперлась в поход неподготовленная? Удобная обувь, одежда, где спальный мешок и сухая сменка. Что у ней в огромном рюкзаке. ? Зачем на первом привале в крапиву юркнула? Не поверю что не пустили в палатки. Идея с видениями хорошо, но проработана не ахти. Должного эффекта не было достигнуто. Не катарсиснуло так сказать. Так как автора знаю, то для меня его было много. Если от этого абстрагироваться. Бедная, всеми всегда ненавидимая женщина девушка идёт в крестный ход что бы выпросить себе мужа, работу, у Николая чудотворца. А на деле она предстает нам как вдоль и поперек святая. Вообщем хэппиэнд. Ну как целая мысль интересно. Но вот читалось скучно и с натягом. Исполнение подвело Вроде все понятно, только про дерево в начале. Зачем туда лезть? Что могу сказать. Фабулу оставить остальное под нож и писать заново

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com