» Проза » Рассказ

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Леди из теней.
Степень критики: Конструктивная
Короткое описание:
Полёт моей больной фантазии привёл к получившемуся ниже.

В парке под кронами осенних деревьев в желтеющих листьях которых играли лучи вечернего солнца освещающего старую скамейку на которой сидела влюблённая пара, они и не подозревали что за ними сейчас следят, и продолжали невинно вести свой диалог:
- Эта неделя была просто невыносима, - сказал юноша упираясь носом в волосы девушки.
- Почему же? - спросила она.
- В ней практически не было тебя, я остался вновь один в этом тёмном и суровом мире, лишившись своего единственного луча света... - с этими словами он поцеловал её. Долго и нежно длился этот поцелуй, влюблённые и не подозревали, что прямо сейчас из кроны дерева за ними наблюдают: "Мне никто и никогда не говорил таких нежных слов. Нужно исправить это."
- Эрни, мы не увидимся с тобой ещё целую неделю, - вздыхая произнесла девушка.
- Не напоминай мне об этом... В следующий раз я постараюсь тебя удивить.
- Чем же? - спросила она улыбаясь.
- Стихами.
- Будешь читать мне Бёрнса? Или Байрона?
- Нет, Джулия, это будет сюрприз, - прошептал Эрнест ей на ухо.
"Это всё так романтично, но эта романтика должна принадлежать мне! Как и эта любовь, и эти чёртовы стихи, да и он тоже не помешал бы мне!»
А тем временем влюблённая пара удалилась, Эрнест провожал свою возлюбленную домой, заходящее осеннее солнце освещало эту сладкую парочку. Лучи заката играли фантастическими красками в тёмных волосах девушки, это буквально сводило парня с ума, он мог вечно любоваться этой игрой солнечных лучей. Ветер ласкал их волосы, а запах уходящего бабьего лета одурманивал.
Вечер близился к концу, парочка целовалась под фонарём у дома Джулии.
- Мне нужно идти, - прошептала девушка обрывая поцелуй.
- Ещё мгновение в твоих объятиях, прошу... - произнёс юноша.
- Моя мама уже и так волнуется...
- Я буду скучать.
- Я тоже...
Их нежные объятия разомкнулись и Джулия медленно удалилась, Эрнест провёл её взглядом, и побрёл в сторону своего дома, дорога к которому лежала через заброшенный парк. "Как же здесь жутко..." - на мгновение задумался он, - "Здесь вроде бы опять кто-то пропал и почему я каждый раз иду именно этим..." Эрнеста оглушил резкий удар по голове.
Он очнулся в тёмном и влажном месте, привязанный к стене, абсолютно обездвиженный, но он чувствовал что в комнате кто-то есть, Эрнест ощущал чьё-то присутствие, но увы он не был уверен в реальности происходящего... И вот, из темноты вышла его возлюбленная, нежно провела рукой по его волосам, лицу, пощекотала за ухом...
- Любимый... - произнесла девушка.
- Джулия? Что ты здесь делаешь? Ты же должна быть с мамой! - едва прохрипел Эрнест.
- Но я так хочу побыть с тобой...
- Почему я связан?! Что с твоим голосом? Где я? - пытался закричать юноша.
- Это сейчас не так важно...
Парень попытался вырваться, но всё было тщетно, он не мог даже пошевелиться...
- Милый, что-то не так? Расслабься... - сказала девушка вновь не своим голосом прикасаясь к его шее.
- Ты не Джулия! Ты не моя девушка! Что ты такое?! - прохрипел Эрнест из последних сил теряя сознание.
Очнулся он чуть позже, всё в том же месте, но уже было посветлее и можно было лучше рассмотреть помещение, оно напоминало чердак. Тусклый солнечный свет проникал сквозь щели в досках, дальняя стена помещения была окутана тьмой казалось будто её нет вовсе. Вглядываясь в тьму Эрнест заметил женский силуэт, который начал медленно к нему приближаться. И вот из объятий теней показалось её бордовое обтягивающие платье, которое идеально подчёркивало достоинства её фигуры, вскоре стали видны и тёмно-рыжие волосы которые мягко падали на плечи, голубые глаза девушки были направлены на Эрнеста, она смотрела на него, не моргая пронизывающим взглядом и медленно приближаясь. И вот остановившись перед ним она протянула руку и произнесла:
- Миристэль.
Юноша покорно поцеловал руку девушки и прохрипел:
- Эрнест.
- Это и без тебя мне известно...
- Кто ты? Что тебе от меня нужно? - прохрипел Эрнест.
- Немного твоего внимания, самую малость... - загадочно сказала Миристэль.
- Может ты развяжешь меня?!
- Нет... Люблю когда мужчины выглядят беспомощными.
- Видимо для тебя это единственная возможность увидеть кого-то более беспомощного чем ты, –с этими словами путы сжались ещё сильнее.
- Развяжи я тебя что бы ты сделал? Попытался бы убить меня?! Покалечить?! Или сбежать?! Ну же говори! Червь...
- Что здесь происходит? – сказал Эрнест, - зовут тебя как колдунью из средневековья, да и говоришь ты так же. Кто ты такая? - сказал он.
Девушка отвернулась и медленно побрела в другой конец комнаты.
- Средневековье... Время моего рассвета. А по мне и не скажешь что я настолько стара? - произнесла Миристэль собирая волосы в хвост.
- Стара? Ты же выглядишь неотразимо, что это за шрамы на твоей спине?
- Сейчас ты это узнаешь, - сказала Миристэль ломающимся голосом.
Она расправилась, какая-то неведомая сила подняла её в воздух. Левитируя над полом она засветилась, из шрамов на спине прорезались огромные крылья как у летучей мыши, уши слегка вытянулись и заострились. Воспаряя в воздухе существо развернулось и медленно приблизилось к Эрнесту, пальцы рук вытянулись и ногти стали когтями, белки глаз налились кровью и стали красными.
Оно медленно подлетело к нему, взяло за подбородок и сказало:
- Такого ты точно не ожидал? – сказало Оно не человеческим голосом.
На лбу нашего героя выступил холодный пот, вздулась вена и по всему телу пробежали мурашки. Он хотел закричать, но леденящий кровь ужас сковал его словно кандалы.
"Это всего лишь сон... Её на самом деле не существует... Это просто сон, я сейчас проснусь!"
- Тебе лучше повиноваться! - сказало оно, - иначе ты познаешь боль и отчаяние! Я сломаю твою жизнь, твоё счастье, твою любовь! Я заберу всё и оставлю лишь страдания! Но сперва я сделаю это с Джулией...
В этот момент голос начал ломаться и стал более женственным, свет начал угасать, а к Миристэль вернулся её прежний облик.
- Это просто дурной сон! - воскликнул Эрнест.
- Ну да, конечно... Всего лишь сон... Хочешь я помогу тебе проснуться? - она расстегнула две верхние пуговицы его рубашки, и положила на его плечо свою ладонь которая была горячей словно только что отлитая сталь.
- Ах ты сука! - закричал он от боли.
- Теперь ты понимаешь что это не сон, а часть твоей ничтожной жизни?
- Что тебе от меня нужно? Кто ты такая?
- Ты ещё не готов, чтобы до конца узнать кто я, а от тебя мне нужна вся та Эстетика которую ты можешь мне подарить.
- Ты о чём?
- Насколько я знаю ты пишешь стихи...
- Да, и что? Вдохновить на них меня способна лишь моя возлюбленная.
- Ты о Джулии? Сомнительно... Неужели она действительно на что-то способна? Или я выгляжу недостаточно вдохновляюще? - сказала она поднимая голову юноши за подбородок.
- Спору нет, ты выглядишь потрясающе, но я не люблю тебя!
- Разве я не достойна быть любимой?
- Конечно достойна, но не мной...
- Если я правильно поняла, то если лишить тебя объекта твоей основной любви твоё сердце, ну или что там у тебя, освободится? И ты сможешь мыслить трезво.
- Нет! Не смей! Не трогай её! Она тебе ничего не сделала!
- Как это?! Сделала конечно, она пленила тебя, а мне нужно лишь капельку твоего таланта...
- Капельку? Хорошо, я согласен, только развяжи меня... – сказал он вздыхая.
И с этими словами путы исчезли, Эрнест рухнул на пол. Миристэль обошла его сзади и сказала:
- Вот твои бумага и ручка, твори - тварь, - и растворилась в тенях.
Перед Эрнестом как будто из воздуха возник блокнот с ручкой.
- Чёртова бестия... Ну ничего, я с тобой ещё поквитаюсь.
Эрнест всю ночь выдавливал из себя по слову, но из этого не выходило и строфы, мысли о том что ему нужно посвятить стих какому-то существу, даже не человеку угнетало так же как и мрачная обстановка чердака. "Она не заслуживает ни моих стараний, ни стихов, ни страданий! Хотя почему недостойна? Я же не обещал, что стих будет её обожествлять, так что сейчас я с этой сукой поквитаюсь..." - и он принялся что-то записывать в блокнот, и в этот раз у него определённо получалось.
А в это время Миристэль позировала для своего личного художника, в свете свечей тёмно-рыжий цвет волос играл фантастическими красками, а её кожа становилась белой как снег. На контрасте этого, платье казалось ещё темнее и притягивало взгляд до тех пор, пока внимание не переходило на глаза... Они были широко раскрыты и Миристэль практически не моргала, взгляд был холодный и гипнотический как у змеи, казалось взглянув один раз не сможешь оторваться ни на мгновение...
За холстом сидел длинноволосый парень изредка переводя взгляд от холста на натуру, временами поглаживая свою козлиную бородку, он кропотливо наносил мазки как кондитер укладывает глазурь на изысканное лакомство, вскоре он накинул белую ткань на холст и сказал:
- На сегодня всё!
- Ох Жан, а я так надеялась что сегодня уже будет всё готово, какой это сеанс? – вздыхая произнесла Миристэль.
- Семнадцатый. Остались лишь штрихи, поверь мне, ты будешь в восторге когда я всё закончу.
- Не "ты", а "вы", - сказала Миристэль вставая с кушетки.
- Прошу прощения моя госпожа.
- Так то лучше, - произнесла она приближаясь к Жану.
- Это смешно! Мы слишком давно знаем друг друга чтобы общаться в официально-подчинительной форме!
- Да, но между нами есть одна разница, - сказала она указывая на кандалы.
- Как по мне это лишнее и мы не раз с тобой об этом говорили... Я не заслуживаю такого обращения!
- Заслуживаешь до тех пор пока ты человек. И не говори что ты заложник обстоятельств, ведь я предлагала изменить это!
- Я был рождён человеком, творцом в теле твари! Стать чем-то высшим неправильно, я должен стать великим оставаясь в этой бренной оболочке!
- Глупец... Любой другой оказавшийся на твоём месте желал бы обратного. И на что ты надеешься оставаясь человеком?
- На снисходительность...
- Знаешь, есть ряд определённых причин из-за которых я тебя до сих пор не убила...
- Каких же? - сказал Жан поднимаясь с табурета.
- Твои картины просто бесподобны, ты не болтаешь попусту, умеешь слушать...
- И это всё? - сказал он проводя рукой по талии Миристэль.
- И ты превосходный любовник...
С этими словами Жан впился губами в нежную шею, поглаживая её по спине он начал расстёгивать бордовое платье...
А в это время, пока Жан и Миристэль предавались плотским утехам, Эрнест закончил стих. Он закрыл блокнот тяжело выдохнул, рухнул на пол и уснул. Ему снилось как он бежит через поле цветов, как лёгкий весенний бриз развивает волосы, а путешествие к своей возлюбленной навстречу, сопровождает песнопение птиц. Она стоит и ждёт его там в дали. Радости юноши не было предела после столь долгой разлуки. "Долгожданная встреча!" - все его мысли были лишь об этом, но приближаясь к Джулии силуэт становился выше и одновременно с этим отдалялся, вскоре он и вовсе стал полупрозрачным. Эрнест замедлил свой бег и просто начал идти, а силуэт "возлюбленной" растворился в воздухе.
- Джулия!!! - закричал он остановившись, но ответа не было.
Ветер утих, птицы перестали петь и стало абсолютно тихо...
Как вдруг всё вокруг вспыхнуло адским пламенем, земля разверзлась и из глубин мироздания вылетела виверна которая прижала Эрнеста к земле, щёлкая перед его лицом зубами и разбрызгивая ядовитую слюну. Несколько капель попало на лицо юноши, и оно начало растворяться в кислоте.
Эрнест вздрогнул проснувшись, но подняться ему помешала незнакомка, наступившая на его грудь, с силой которой он не мог сопротивляться. Тусклый свет подвала едва освещал девушку, её длинные стройные ноги, большая грудь так красиво выпиравшая из-под чёрного платья и неестественно бледное лицо с красными глазами выглядывавшее из-за длинных и седых как пепел волос притягивало. Настораживал лишь кнут рукоять которого она так заботливо сжимала в руке.
- Кто ты такая? - прохрипел Эрнест.
- Я твоё наказание, тебе никто не разрешал спать! - сказала она замахиваясь кнутом.
- Амелия, что тут происходит? - сказала Миристэль выходя из теней.
- Я лишь хотела наказать очередного вашего пленника госпожа. Он спал на рабочем месте!
- Ты опять превысила полномочия! Я же сказала проследить за ним, - вздохнув сказала она.
- Прошу прощения госпожа.
- Всё хорошо деточка, иди в свою комнату, мы с тобой позже поговорим.
- Слушаюсь... - Амелия удалилась из комнаты.
- Кто это такая? - сказал Эрнест поднимаясь с пола.
- Это Амелия одна из последних представителей вампиров, и самая могущественная на сегодняшний день.
- Вампиры существуют?
- Существуют их остатки... Такие как я пытались сделать идеальную расу скрещиваясь с людьми, Амелия это мой самый удачный эксперимент.
- А что ты имела ввиду говоря "такие как я"?
- Демоны. Я представительница одного из класса самых могущественных демонов. Не думаю что стоит вдаваться в подробности ты всё равно мало что поймёшь.
- И почему из всех жителей этого города ты решила похитить именно меня? - сказал поникший Эрнест.
- Какая разница? - сказала Миристэль смутившись, - Я не хочу тебе польстить сказав что ты избранный, или обидеть сказав что ты слишком убогий. Ты закончил стих?
- О да! Уверен, тебе понравится, - сказал Эрнест ухмыляясь.
- Да, ну что же, давай сменим обстановку, следуй за мной.
Миристэль открыла дверь и вышла из комнаты, Эрнест покорно следовал за ней минуя длинный и тёмный коридор они вошли в большое помещение которое было наполнено мягким светом свечей. На стенах красовались три портрета Миристэль в разных стилях и образах и выполненные разными техниками, один портрет Амелии и автопортрет Жана. Возле дальней стены стоял трон, выполненный из дерева с тонкой и изящной гравировкой, сиденье и спинка которого обтянуты красным бархатом. Слева от трона сидел художник на высоком табурете, а справа стояла Амелия. Миристэль уверенным и не спешным шагом направилась к своему трону и закинув ногу на ногу расположилась в нём поудобней.
- Я жду, - сказала она.
Выйдя в центр комнаты, миновав два загадочных столба и окинув взглядом публику Эрнест начал декламировать:
- Мне казалось я сплю, И эту надежду лелея, Я погружался во мглу, Это была плохая идея.
Увидев женский силуэт, Полегчало мне малость. Словно открылся секрет, А в душе зависла тяжесть. От фигуры твоей высокой, Честно сказать? Я опьянел. А от речи вполне суровой,
Камень в груди потяжелел. И наивно вверяя в доброту - Твою. Я о любимой мечтал. Но лишь смотрел в темноту, И твой лик я всё же увидал. На сущность твою наплевать, Будь ты хоть господом Богом! Я не буду тебе принадлежать, И пусть наврежу лишь словом…
- Достаточно! - сказала Миристэль нервно взмахнув рукой, - будь другом, сделай два шага назад и развернись.
Эрнесту пришлось повиноваться, он сделал два шага назад, развернулся и после щелчка пальцев его конечности связали верёвки которые как будто выросли из столбов и он повис связанный между ними.
- Амелия, деточка, накажи его как следует.
Левитируя над полом она приблизилась нему, как сова приближается жертве. В её руках появился кнут.
- За оскорбление чести моей госпожи тебе полагается 10 ударов кнутом! За каждый звук который ты посмеешь издать после удара тебе полагается ещё один удар! Итак приступим... - сказала Амелия со злобной ухмылкой.
Последовал первый удар, а вместе с ним боль от него которая била словно электрический ток мгновенно распространяясь по всему телу Эрнеста, сдержать крик после которого было просто невозможно. Кнут входил глубоко в его кожу и мышцы оголяя кости, за каждым ударом следовал душераздирающий крик, это было только начало, ведь за каждый крик он получал дополнительный удар, по его лицу катились слёзы, которые он уже больше не мог сдерживать, а рваные раны кровоточили.
Миристэль же сидела на своём троне в состоянии экстаза, ей нравилось видеть как Эрнесту причиняли боль. Жан с содроганием наблюдал за каждым ударом, а Амелия только входила во вкус нанося удары с большим остервенением. Вскоре, шея Эрнеста ослабла и он опустил голову перестав кричать.
- Довольно! - воскликнула Миристэль.
- Слушаюсь госпожа, - сказала Амелия с нотками недовольства в голосе.
Раздался щелчок пальцев и Эрнест рухнул на землю обессиленный.
- Жан! Позаботься о нём.
Художник подошёл к нему, взгромоздил его руку себе на шею и с трудом поволок наказанного в другую комнату. Сорвав с себя рубашку и разделив на длинные лоскуты Жан перевязал Эрнеста и отпаивал травяной настойкой всю ночь.
Ближе к утру в комнату вошла Амелия, её волосы были распущены, а из одежды на ней была только кроваво красная ночная рубашка.
- Как он? – спросила она.
- Жив, - не поднимая глаз ответил Жан облокотившись на стену.
- Ну да, эта настойка ещё никому не вредила.
- Почему-то меня ей никто не отпаивал…
- Потому что ты всегда шёл на встречу госпоже.
- А знаешь почему? Я жутко боюсь боли, и мне всегда было всё равно на творцов, которые шли против Миристэль. Но этот парень… Каждый твой удар я чувствовал вместе с ним.
- Он должен пойти со мной, перенеси его в мою комнату.
- Но ему ещё плохо! Он может умереть!
- С ним всё будет хорошо, я помогу ему.
- С чем ты ему поможешь? Прикончишь?
- Это тебя не касается! Это приказ госпожи.
Жан взгромоздил Эрнеста себе на плечо и поволок его в комнату Амелии уложил его на роскошную кровать и покинул комнату. Через мгновение в комнату вошла Амелия, она сняла с Эрнеста рубашку, затем бинты, тем самым оголив свежие раны и достав из тумбочки, стоявшей у кровати пузырёк с весьма густой жидкостью она принялась наносить её на раны. Накрыв спину Эрнеста плотной белой тканью Амелия легла рядом и уснула.
Утром, юноша проснулся в жутком похмелье, он был весьма удивлён обнаружив себя на роскошных простынях в объятиях Амелии, а не на полу в окружении тараканов, крыс и их же экскрементов. Приподняв голову всё его тело пронзила боль, от которой ему захотелось завопить, он едва сдержал крик боясь разбудить Амелию, но было поздно, на него уже смотрели два красных вампирских глаза. Эрнест хотел что-то сказать, но Амелия поднесла палец к его губам и прошептала:
- Не бойся, я не причиню тебе боль если ты не захочешь этого.
- После вчерашнего мне хочется только смерти. Почему голова болит так словно я не просыхал несколько дней?
- Потому что мазь которой я смазала твои раны имеет одурманивающий эффект особенно для людей.
- Почему нельзя меня просто убить?
- Потому что если ты не уделяешь госпоже внимание, она начинает подпитываться болью которую ты испытываешь. Так что выбирай, ты или совершенствуешь талант, который ты имеешь, либо я лично выжму из тебя все соки.
- Я бы с удовольствием посвятил твоей госпоже целую поэму, но дело в том что я её не люблю, я могу посвятить стих, книгу, да что угодно только человеку к которому я испытываю определённые чувства.
- Ты бы хотел связать свою жизнь со своим талантом?
- Да.
- А не считаешь ли ты что творцу которому для создания чего либо нужна муза весьма посредственен?
- Ты права…
- Чего ты хочешь?
- Я хочу петь… взрывать залы своей музыкой, чтобы моё сердце билось в унисон с сердцами моих слушателей!
- А Джулия, или как её там, разделяет твою мечту?
- Нет, она говорит что это глупости…
- Знаешь ли, через мою госпожу прошли многие творцы да Винчи, Микеланджело, Хэтфилд, Килмистер, Кинг и даже Шекспир.
- Но ведь они все из разных эпох и творили абсолютно в разных направлениях.
- Моя госпожа похищает лишь избранных, но не очень любит это признавать, как думаешь почему личность Шекспира окутана столькими тайнами? А да Винчи должны счесть сумасшедшим с его идеями, взглядами на мир, и желанием оторваться от земли, но Она наделила его тем от чего не мог устоять буквально никто. А успех Металлики не сравним ни с чем… Каждый из них прошёл самые разные испытания в последствии заслужив своё место на страницах истории, не этого ли ты хочешь?
- Безумно хочу, но я не могу просто так взять и позабыть Джулию…
- В этом я тебе помогу… - сказала Амелия проводя рукой по его щеке.
- Что ты делаешь?
- Я думаю ты взрослый мальчик и всё поймёшь, - сказала она расстёгивая свою ночную рубашку.
- Нет, у меня ведь есть Джулия! Я так не могу, это измена! – прохрипел Эрнест переворачиваясь на другой бок чтобы не видеть Амелию.
- Ох, милый, ты допускаешь ужасную ошибку. Ты ищешь опору в самом неустойчивом что есть в этом мире - в женщине! Ты никогда так не придёшь к успеху… Она всего лишь жалкий кусок плоти который умрёт и сгниёт в земле, а то чем ты так бредишь может стать частью вечной истории. Неоценимым вкладом в искусство! – сказала Амелия прижимаясь к Эрнесту.
- Но… ведь это не правильно… - едва выдавил из себя он.
Парень чувствовал как его спине прижимается упругая грудь, как нежные женские губы слегка ласкают мочку его уха, а после опускаются вдоль шеи, как её руки подобно двум щупальцам аккуратно, но цепко ласкают его торс. Эрнест невольно простонал.
- Ты же хочешь этого, не так ли?
- Безумно хочу.
- Твоя «возлюбленная», - иронично произнесла Амелия, - не разрешала тебе даже руки распустить, ну же не теряй свой шанс, - и их тела слились в объятиях, а губы в поцелуе.
А тем временем Жан проводил последний сеанс со своей натурой, с каждым мгновением Миристэль приобретала всё более удовлетворённый вид, что мешало работе художника.
- Перестань! Ты мешаешь мне работать! – воскликнул Жан размахивая рукой.
- Я просто не могу удержаться…
- Ну работа сегодня будет закончена. Я понимаю твоё нетерпение.
- Нет… Довольствуюсь я не этим. Ты же знаешь, что Амелия от и до, моё творение?
- Безусловно.
- Так вот, я могу видеть то что происходит с ней.
- Ты можешь видеть всё что происходит в этом особняке.
- Да… Знаешь что происходит прямо сейчас?
- Наглые попытки помешать моей работе.
- Измена… Прямо сейчас Эрнест изменяет своей девушке, не подозревая что она находится в соседней комнате, связанная и обездвиженная! Она такая беспомощная.
- Зачем ты похитила бедную девушку?
- Скоро ты всё увидишь, - ухмыляясь сказала Миристэль.
- А прямо сейчас ты увидишь мою лучшую работу, - сказал Жан разворачивая холст в сторону Миристэль.
- Ох… Ты действительно превзошёл самого себя. Тридцать шесть часов, проведённых в одном положении, не прошли даром. Я вижу здесь именно то что хотела, - встав с трона она приблизилась к художнику, - А теперь я полагаю твой черёд получить то что хочешь.
На лице Жана появилась едва заметная улыбка. Платье Миристэль буквально растворилось в воздухе и губами она впилась в шею художника.
Пока Миристэль благодарила Жана за выполненную работу, ласки Амелии и Эрнеста подходили к концу. И вот в самый ответственный момент девушка впилась зубами в шею юноши, но противостоя своей природе она не начала упиваться кровью, совсем наоборот, Амелия словно что-то впрыскивала в Эрнеста подобно змее. От этого его кожа огрубела и стала синей, белки глаз пожелтели, уши заострились и вытянулись, вены вздулись, ногти стали когтями, зубы клыками, а на месте рта самая настоящая бесформенная и безобразная пасть. Это уже был не Эрнест и не человек, а какое-то неведомое порождение тьмы. Амелия встала с кровати её клыки, скулы и шея были окровавлены, а улыбка и взгляд наполнены безумием, монстр покорно последовал за ней разбрызгивая слюну на пол, и девушка повела исчадье ада по коридору в комнату своей госпожи.
- С тебя хватит, - сказала Миристэль отходя от Жана и на ней снова начало появляться платье.
- Каждый раз одно и тоже, - сказал Жан натягивая штаны, - если бы я согласился на твоё предложение и отказался от человеческой бренности, я бы довольствовался большим?
- Вряд ли, ведь ты бы перестал быть рабом и стал свободным и перед тобой открылось множество других женщин. Я бы была тебе не интересна.
- Почему ты так уверена в этом? Возможно, всё было бы иначе, - сказал Жан, закидывая голову на спинку стула.
- Все вы так говорите, - сказала Миристэль опустив глаза.
Их разговор прервала Амелия громко открывшая дверь, от нового облика Эрнеста Жан застыл от ужаса, а Миристэль лишь улыбнулась приподняв бровь.
- Что это такое?! – воскликнул Жан.
- А ты не узнаёшь? Это же твой друг! Единственный творец, которого тебе было жалко… - сказала Амелия, - вам нравится госпожа?
- Безусловно, - ответила Миристэль, - он просто великолепен.
- Что здесь происходит?! – воскликнул не выдержав Жан.
- Амелия превратила непокорного Эрнеста в вампира, вот только как бы он не пытался сопротивляться звериная сущность взяла над ним вверх и он стал… Этим, - объяснила она поглаживая по облысевшей голове Эрнеста который в свою очередь тёрся головой и вылизывал руку своей новой хозяйки.
- Но зачем?
- Сейчас ты всё увидишь, просто следуй за нами, - сказала Миристэль уходя из комнаты взяв Эрнеста за цепочный ошейник свисавший с шеи.
Покинув комнату они вчетвером прошли по тёмному длинному коридору и вошли в небольшую, но очень светлую комнату обтянутую белыми простынями посреди которой сидела связанная Джулия. Эрнест начал скалить зубы громко рычать и пытаться вырваться из крепкой хватки Миристэль. Не смотря на то что существо, которым теперь был Эрнест было весьма мускулистым, не взирая на все его усилия Миристэль даже не моргнула от всех его стараний. Джулия, увидев монстра начала плакать, и пыталась закричать, но сквозь кляп доносилось лишь истошное мычание.
- Я думала ты догадываешься что тебя ожидает, - сказала Миристэль переведя взгляд на Джулию, - перед тем как ты сделаешь свой послей вздох я хочу чтобы ты знала. Это твой парень, с которым ты так ждала встречи, вот только он слегка видоизменился. Прощай.
И с тем же невозмутимым видом она отпустила Эрнеста, существо в три больших прыжка преодолело расстояние до Джулии и остановилось перед ней, оно смотрело своими чёрными как ночь глазами в её заплаканные глаза, смотревшие на него с ужасом. Существо открыло рот из которого вывалился длинный язык с заострённым концом и провёл им по лицу и шее девушки, а затем впился в её шею своими острыми как иглы зубами забрызгивая кровью стены и пол. Впившись когтями в плечи, он начал сдирать кожу с рук и груди девушки оголяя мышцы и кости, затем начал прогрызаться сквозь грудную клетку прямиком к сердцу девушки. Миристэль и Амелия наблюдая за кровавым пиршеством упивались зрелищем и буквально были в экстазе, Жан от увиденного поник и жутко побледнел, а содержимое его желудка неистово просилось наружу.
С каждым укусом Эрнест ослабевал и постепенно начал приобретать свой прежний облик, цвет кожи становился всё более и более человеческим, сам он уменьшился в размерах, когти стали снова ногтями, и клыки начали превращаться в зубы. И вот Эрнест с окровавленным лицом, торсом и руками рыдая навзрыд упал в кашу из крови, мышц, кожи и костей.
- Джулия!!! – закричал он, - прости меня… я не хотел… это не я… оно взяло вверх надо мной… - всхлипывая бормотал он.
Миристэль и Амелия приблизились к нему.
- Ну как? – спросила Миристэль, - она действительно наполнена любовью к тебе или всё же кровью и мясом?
- Наконец-то ты оказался внутри неё! – воскликнула Амелия заливаясь смехом, - Для любви нет преград! Ну кроме древней магии!
- Я… тебя… убью… - прохрипел Эрнест поднимаясь.
Развернувшись он бросился в сторону Миристэль, но словно врезался в бетонную стену и упал на пол корчась от боли. Жан, придя в себя достал нож и побежал в комнату в которой стоял лучшая его работа. Вернувшись назад с холстом в одной руке и ножом в другой он воскликнул:
- Ты уничтожила любовь! А теперь я уничтожу тебя! – и с этими словами он вонзил нож в холст, а затем ещё и ещё, но на холсте не оставалось и царапины, а на теле Миристэль появились раны с ножа начала стекать кровь, портрет же оставался не вредим, раны же на теле Миристэль начали кровоточить, такие же раны появились и у Амелии. Они в унисон упали на колени и начали тлеть, Миристэль утратила свой прежний облик и всё больше и больше становилась похожей на головешку и подобно Амелии она превратилась в горстку пепла. Жан отбросил нож в сторону и поднял картину, с холста на него, как и прежде смотрела словно живая с широко раскрытыми голубыми глазами его «Госпожа». Отложив портрет в сторону он подошёл к Эрнесту, который лежал окровавленный на полу свернувшись калачиком и тихо плакал.
- Как ты это сделал?- прошептал он.
- Я был единственным в чьё предательство она не могла поверить. И как бы она не отрицала, но она любила меня, и я поступил с ней так как она поступала с каждым непокорным. Моё предательство и её желание спасти самый лучший портрет окончательно истощили её, и она просто умерла, забрав с собой Амелию. Все свои силы она черпала из человеческих страданий или внимания твоё непокорство истощало её, а я истощил окончательно.
- И что ты теперь будешь делать?
- Понятия не имею я слишком много времени провёл в этом особняке. А ты?
- После содеянного у меня лишь один путь, - с этими словами Эрнест встал с пола подошёл к портрету взял нож и перерезал себе горло падая замертво.
Жан не спешно подошёл к телу поднял нож и попытался разрезать своё горло, но рана сразу же затянулась.
- Что происходит?
Художник посмотрел в лужу крови на полу, но вместо своего отражения увидел демона.
- Не удивляйся, убийца дракона стал драконом. Теперь ты тот, кем так не хотел стать, ну а я твоё второе «я» которое будет помогать тебе и наставлять тебя. Твори творец.
«Теперь я могу делать всё что захочу? Не обязательно же творить зло. С помощью своего таланта я смогу изменить этот мир и это будет моя лучшая работа. А человеческая радость и улыбка станет источником моей энергии.»
И взяв в руку кисти Жан покинул старый особняк и отправился в закат.

Свидетельство о публикации № 30529 | Дата публикации: 02:59 (09.07.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 47 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com