» Проза » Рассказ

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Моя любимая Р.
Степень критики: любая
Короткое описание:

Пост



 
 
Было в нем что-то такое, что Маккензи не нравилось. Что-то из детства. Из школьных коридоров. Какая-то давняя обида, которая зудит под кожей поздними вечерами, при еще непогасшем ночнике. Когда закрываешь глаза в надежде поскорее уснуть, и натыкаешься на эти чесоточные воспоминания.
Но что в нем было не так?
Маккензи прищурился сквозь линзы очков.
Деревенского вида толстяк с неопрятной бородой и веселыми глазками, блестящими из-под козырька засаленной бейсболки. Рукава его клетчатой рубашки были закатаны по локти, выставляя напоказ сильные руки, какие бывают у тестомесов или кожевников. На толстых пальцах, Маккензи заметил островки темных волос. Будучи в прошлой жизни работником банка, Маккензи любил наблюдать за руками своих клиентов. У всех, в большинстве своем, они были ухожены. Люди, в мире до войны, ценили красоту, которая всегда начиналась с рук. С кончиков пальцев, которые Маккензи так любил. Его жена Сара, до того, как стать Другой, больше всего внимания уделяла рукам. Проводила в маникюрных салонах по три-четыре часа и всегда с улыбкой говорила, что у мужа роман с ее руками, а не с ней самой. Так было, пока она не стала Другой.
Маккензи вздохнул. Ногти толстяка были не стрижены и забиты грязью. Но в мире после войны не осталось никаких культов, кроме культа еды и воды.
И все же не это беспокоило Маккензи. А что-то совершенно другое. Чесоточный клещ, оживший под тяжелыми веками. Поэтому Маккензи инстинктивно загородил собой девочку Риту, которая шла с ними от самого города. Девочка в пышном белом платье – словно кукла из подарочной коробки. Искать ей одежду тогда не было времени. Когда они встретились, на город опускалась ночь и где-то там, в темных окнах домов, шевелились Другие.
Маккензи посмотрел на остальных. Группа из шести человек. Он, Рита, молодожены из Оклахомы – заика Джон и панкушка Энни, поженившиеся во время войны, молчаливая чернокожая женщина по имени Рут и собаковод Ларри, лицом похожий на остроносую крысу. Ларри пришлось оставить собак, и он ныл об этом всю дорогу. Каждый вечер Маккензи молча жевал бобы у костра, поглядывая на спящую Риту и слушал стенания тонконосого Ларри. Собаки тоже стали Другими, иначе он бы ценой собственной жизни вытащил их. Так он говорил. Но Маккензи его почти не слушал.
- Тут катакомбы, мистер, - повторил толстяк. – Без меня вам не перейти на ту сторону.
Маккензи посмотрел на темный провал в земле – все, что он сумел разглядеть, это несколько бетонных ступеней, терявшихся в темноте.
- Там Другие? – спросил он. У толстяка не было оружия, но Маккензи держал ладонь на деревянной рукояти кольта. Так ему было спокойнее. Страна болела, была чумной. А во время чумы люди пытались выжить любой ценой. По пути сюда, когда они проходили заброшенный парк развлечений, чуть не угодили в лапы к паукам – так они называли каннибалов, плетших свои паутины-ловушки. Маккензи убил двоих. А потом они бежали по растрескавшемуся асфальту не оглядываясь.
- Внизу их нет, - ответил толстяк. Он посмотрел на девочку, которую Маккензи прятал за спиной. – Симпатичная девчушка, - улыбнулся он. – Дочка?
- Ее зовут Рита, - ответила Энни из Оклахомы. Молодая панкушка, с фиолетовыми волосами и разрисованная татуировками так, что рябило в глазах. Маккензи зло оглянулся на нее – его очки блеснули в закатном мареве, как два угля.
- А что такого? – изумленно спросила девушка, невольно отступив на шаг.
- Почему бы нам не пройти поверху? – вернулся к разговору Маккензи. Он поглядел на высившиеся перед ними серые громадины заводских цехов. Территория завода была обнесена забором из сетки, в которой то тут, то там виднелись прогалины дыр. – Или вовсе не обойти его?
- Дело ваше, - пожал плечами толстяк. – Только время к закату. А внутри завода Другие. У меня на той стороне дом – там вы сможете укрыться на ночь.
- Мы должны пойти, - подал голос остроносый собаковед.
- Ты уже решил это?! – не оборачиваясь, гаркнул Маккензи.
- Ммы…ммы ттоже по-пойдем, - заикаясь, выдавил из себя Джон из Оклахомы. Похожий на гуся с длинной шеей и выпирающим кадыком – он казался таким серым и невзрачным по сравнению со своей подружкой-невестой. Маккензи он представлялся страшным трусом.
Все они были обузой. Кроме нее – Маккензи посмотрел на чернокожую женщину. Ей было около сорока, она имела отличный жизненный опыт и не болтала попусту языком. Маккензи она казалась военной. Частенько она молилась вечерами и вместо креста сжимала в руках висящий на шее жетон. Однажды Маккензи увидел, насколько часто женщина стояла перед богом на коленях – как-то она закатала штаны и явила миру стертые в кровь коленки. Что-то случилось с этой женщиной. После чего она так яростно отдалась богу. И это делало ее рассудительной настолько же, насколько безумной.
- Что вы скажете, Рут?
- А разве у нас есть выбор? – ответила та.
- Солнце садится, - напомнил толстяк. – Поторопитесь.
- Держись рядом, - шепнул Маккензи девочке, и она взяла его за руку.
- Мы идем.
Внизу было холодно и сыро. Маккензи включил фонарь – батарейки он поменял несколько дней назад и фонарь работал исправно. Луч света взрезал густую тьму, вывалив из ее брюха грязь и крыс, которые ринулись врассыпную. Девочка вскрикнула и прижалась к Маккензи сильней. У них с Сарой не было детей. Им казалось – они еще успеют. Они верили в непоколебимость цивилизации. Своей страны. Верили в президента, в войска, в границы, в любовь. В Бога… Но оказывается мир настолько хрупок, а человеческая жизнь предательски коротка, что единственное во что нужно верить – сегодняшний день. И еще немного – друг в друга.
Наверное, я бы мог стать ей отцом, - подумал Маккензи. – Когда-нибудь мы обретем второй шанс и новый дом. И будем жить только настоящим.
Рут шла первой, следом за толстым проводником – у нее тоже был пистолет, Маккензи знал об этом. И был небольшой фонарик на ремешке, который она крепила на голове, как диггер или ныряльщик. За ней шли Маккензи с Ритой. Потом Ларри. И Джон с Энни.
Толстяк вел их коридорами – виляя, как в лабиринте и вскоре Маккензи понял, что найти дороги обратно они уже не смогут. Его кольнуло в груди. Что-то странное. Какое-то предчувствие. Но что этот толстый говнюк мог сделать с ними? Что он мог один против пятерых взрослых, двое из которых были вооружены?
Он мог завести их в катакомбы и бросить. А мог…
- Эй! – раздался в темноте голос Рут. – Я потеряла его!
У Маккензи пересохло во рту.
- Что?!
- Потеряла этого жирдяя.
- Так и знал! – Маккензи мотнул фонарем по сторонам. Выловил из темноты бледное лицо Ларри. – Черт!
- Осторожно! – снова подала голос Рут. Маккензи нашарил лучом фонаря ее сильную спину. – Тут что-то загораживает проход!
- Блядь! – выругался Маккензи. Он отпустил Риту и вытащил кольт. – Жирный сукин сын, бросил нас!
- Тише, - шепнула из темноты панкушка Энни. – Я что-то…
- Что? – Маккензи развернулся, целясь в темноту.
- Эй, ты чего! – раздался напуганный голос остролицего Ларри. – Не смей целиться в меня из этой пушки!
- Джон? – позвала Энни. – Джон, где ты?! ДЖОН!?
- Господи, Боже мой…
- Я не могу найти Джона! – закричала Энни. - ДЖОН?!
- Не ори ты так! – Маккензи услышал возню в темноте – кажется, собаковед прижал панкушку к стене, пытаясь зажать ей рот. – Нас могут услышать…
- Погасите фонари… - послышался голос Рут.
- Рита, ты со мной? – Маккензи пошарил в темноте рукой. – Рита!?
Он судорожно начал полосовать фонарем во все стороны – луч метался по кирпичным стенам, по полу и потолку, но не находил девочку в белом платье.
- Господи! РИИИТААА!!!
Рут была рядом. Она развернула Маккензи к себе – он увидел ее лицо, грубое, точно высеченное из камня. Попытался вырваться, но она крепко придавила его к стене.
- Он забрал ее, ты понимаешь? – сказала она.
- Да… да… - он почувствовал, как по шее бегут холодные волны озноба.
- Нам нужно найти ее. Сейчас. ЕЕ и ДЖОНА. Пока они еще живы!
- Он… не может быть пауком, они не такие…- промямлил Маккензи.
Рут хлестнула его по лицу. Раскрытой ладонью, так, что его голова мотнулась в сторону.
- Ты поможешь мне искать их?! Потому что от тех двоих, - она мотнула в сторону собаковеда и панкушки, – никакого нахрен толку!
- Да, - кивнул Маккензи. – Да, я помогу.
- Хорошо, - Рут выпустила его из своих тисков. – Где-то тут должен быть тайный ход, который мы упустили. Этот жирный хрен не мог пройти сквозь стены.
- Если он не Другой, - прошептал Маккензи.
- Он не другой! Он обычный человек!
- Хорошо.
- Сучка! – вскрикнул собаковед Ларри. В свете фонаря было видно, как его согнуло пополам от удара по яйцам.
- ДЖООООН! – Энни вырвалась из пут и снова звала Джона. – ДЖОООН! МИИИЛЛЫЫЙ!? ГДЕ ТЫ!?
- Идем, - сказала Рут. И Маккензи потащился за ней, на ватных ногах, оглушенный произошедшим настолько, что не мог даже вспомнить, как выглядел предавший их толстяк. Помнил грязные ногти. Козырек бейсболки. Но лица вспомнить не мог.
У него в голове звучало эхом только одно – я бы мог стать ей хорошим отцом. Я бы мог.
- Здесь! – остановила его Рут. – Вот он. Прикрыт. Помоги-ка!
Они вдвоем навалились на лист железа и отбросили его в сторону. Маккензи направил в узкий проход луч фонаря. Там ничего не было. Две стенки, настолько узкие, что толстяку пришлось бы протискиваться боком. Маккензи представил, как жирный ублюдок тащил по этому каменному желобу маленькую Риту и его передернуло.
- Давай, ты первый, - сказала Рут, и Маккензи втиснулся в проход. Он выронил фонарь и попытался его поднять.
- Двигай вперед, я подберу, - сказала ему Рут, и Маккензи двинулся вперед, вытянув перед собой руку с кольтом.
Он шел навстречу темноте, а темнота двигалась навстречу ему. Она обволакивала, сжималась вокруг, точно удав, кольцами повисала на руке, и кольт от этого становился все тяжелее.
- Джооон… - донеслось до них эхо голосов – где-то позади Энни снова звала своего мужа. Маккензи обернулся к Рут.
- Они не выберутся, - сказал он слепящему свету, в который превратилась двигавшаяся за ним чернокожая женщина.
- Тупая разукрашенная сука и нытик-зоофил? Не жаль. Двигай, Маккензи!
Он зашагал вперед и вскоре узкая каменная кишка закончилась. Их выплюнуло в очередной тоннель катакомб, и Рут отдала Маккензи фонарь.
- Куда дальше? – спросил он.
- На армейских сборах было ориентирование на местности. Этот жирдяй изначально вел нас в тупик… я поздно спохватилась. Идем, я нас выведу.
Рут побежала вперед, а Маккензи кинулся за ней следом.
Они нашли Джона за одним из поворотов. Вернее то, что от него осталось. У него не было головы, а живот был вспорот, и кишки свисали до самой земли.
- Это Джон, - посветив фонарем, сказал Маккензи. – Я узнал кроссовки.
- Другие, - выдохнула Рут. – Они здесь, в тоннелях.
И в подтверждение этому где-то сзади раздался гортанный рык.
- Уходим.
Они двинулись дальше по тоннелю. И вскоре выбрались из катакомб. Округа уже завернулась в сумерки, но даже в мутной серости, Маккензи увидел очертания двухэтажного дома впереди. Того самого, про который рассказывал толстяк. По периметру дом был обнесен сетчатым забором с колючей проволокой.
- Идем, скорее… - Маккензи погасил фонарь и двинулся вперед, по заросшему сухостоем полю.
- Наверняка их больше, - сказала идущая рядом Рут.
- Да. Наверняка.
- Убьем их?
- Да.
- Хорошо.
Они подошли к забору. На воротах висел навесной замок.
- Постой, - сказала Рут. – Что это там?
- Где? – Маккензи напряг глаза.
- Слева от крыльца.
Он увидел. И отшатнулся. Чуть было не выронил кольт из скользких пальцев.
- Маккензи! – это была Рут. Откуда-то издалека. Из-за шумящих волн. – Она может быть еще жива.
У покосившегося крыльца стояла колода для рубки мяса. И на ней, вымокшее от крови, лежало белое, изодранное платье.
- Наверняка они прячутся в подвале, - прошептала Рут. - Мы должны действовать тих…
Маккензи выстрелил в замок. Громкий хлопок разнесся по округе многотысячным эхом, а развороченный замок слетел с цепи, завалившись куда-то в траву. Маккензи толкнул створу ворот.
- Идем.
Они прошли мимо окровавленной колоды.
- Не смотри, - шепнула Рут.
Но он не мог. Он посмотрел. И ярость затмила ему рассудок.
Маккензи ворвался в дом и увидел толстяка у плиты. Тот что-то жарил на сковороде. Кольт вспыхнул, и толстяку оторвало кисть левой руки, в которой он держал лопатку для жарки. Кровь фонтаном разлетелась по комнате и зашипела на газовой плите. Толстяк отшатнулся и, схватившись за руку, повалился на стену.
- Маккензи! – крикнула Рут, но он не слышал. Он подошел к испуганному толстяку и поставил ногу ему на грудь. Кольт полыхнул снова - пуля разворотила живот. Толстяк закричал и изо рта его рванул поток венозной крови.
- Маккензи! – он не слышал. Кольт полыхнул снова, и толстяку снесло половину черепа.
- МАККЕНЗИ!!! – Рут схватила его и развернула к себе.
- Что?! – заорал он и в бешенстве вырвался из ее тисков. И только сейчас увидел напуганную девочку, вжавшуюся в стену. Это была Рита. В теплых вещах. Умытая. И причесанная. Она смотрела на окровавленного Маккензи широкими от ужаса глазами и прижимала к груди плюшевого зайца.
- Малышка, - он шагнул к ней, но она спряталась за спину Рут. – Это же я – Маккензи.
Он увидел, что Рут целится ему в живот.
- Не сейчас, Маккензи.
Он в непонимании глянул по сторонам и увидел фотографию в рамке, на которой пухлый розовощекий мужчина, гладко выбритый и веселый, прижимал к себе девочку.
У Маккензи зазудели глаза.
Так вот, что это было. То, что так не понравилось ему в толстяке.
- Это не может быть она, - прошептал Маккензи, тяжело прислонившись к стене. Он снял очки и сложил их в карман. Помассировал переносицу.
Без очков он очень плохо видел. Ему вечно приходилось щуриться.
Надпись на фотографии:
«Моя любимая Р…». Дальше буквы сливались, превращались в размытое пятно.
Маккензи достал очки и расправил дужки. Но так и не стал их надевать.
Снова прищурился, пытаясь разглядеть надпись на фотографии.
«Моя любимая…»
- Рина, - выдохнул он. – Моя любимая Рина.
 
 

Свидетельство о публикации № 32501 | Дата публикации: 08:57 (15.05.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 20 | Добавлено в рейтинг: 0


Поделиться с друзьями в:

Всего комментариев: 1
0
1 Gotima   (15.05.2018 09:00)
Ну, как я не понимала игру с именами, так я и не поняла

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com