» Проза » Рассказ

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Осенний сон
Степень критики: любая
Короткое описание:

Жизнь на границе между жизнью и смертью...



Нить времени соединяет память, как ворох исписанных листов бумаги, собранных аккуратной рукой и подшитых в единую тетрадь. Листая эту тетрадь из воспоминаний, невольно задерживаюсь на некоторых страницах. Вижу людей, разных и очень разных.  Внимательно разглядываю написанные рукой судьбы, строчки. Вот страничка где я был счастлив. Счастлив необыкновенным, солнечным, полным до самых краев души счастливым светом. И душа на этой странице поет, дышится полной грудью, глаза хотят всё видеть, ум стремиться всё знать, понимать, весь я полон жизни и желаний. Но вот переворачиваю страницу, и вижу другое:вижу ненастные дни, вижу страх, вижу сомнения, вижу утраты. Имею ли я право не читать эти страницы? Бегло стыдливо пролистывать их, останавливаясь лишь на светлых, счастливых листах? Нет! И я начинаю вспоминать тяжелые, мучительно-болезненные страницы жизни. Зачем я это делаю? Зачем ворошу без видимой причины, лишь собственной волей, эту толстую тетрадь памяти? Что я ищу? Что хочу найти и быть может исправить, переписать, попытаться по новому пережить?

Надо вспоминать! Вспоминать хорошее и плохое, стараясь не прятать былое за надуманное. Вспоминать не спеша, перелистывать страницы одну за другой, тщательно. Нельзя больше откладывать то, что обещал самому себе, и другим, необходимость чего, временами подвергал сомнению – рассказать! Иначе не будет покоя− уже осень, осень жизни.

Желтые листья, влекомые ветром, отправляются в свой единственный, первый и последний, осенний полет. Осень для меня, как и наверное для многих, особая пора. Рядом с домом засохло, увяло большое дерево, не пережило длительную жару, выдавшуюся этим летом. А вот тот, стоящий поодаль клен, еще более раскинул свои ветви. За осенью придет зима, быть может суровая, для кого-то последняя.

Чем было отшумевшее лето? Цвели цветы, грело солнце, шумел летний дождь, похожий на шумливого, озорного, жизнерадостного юнца, иногда напористого, иногда нежного, говоря цветам и листьям – Живите! Пейте! Тянитесь к небу, радуйтесь!

Осенний дождь, похож на усталого, пожилого, высокого, худого и сутулого мужчину, бредущего, в промокшем насквозь, коричневом плаще и темной широкополой шляпе - в никуда, по осенней слякоти. Глядя только себе под ноги, он сутулится, будто чувствует за собой вину, осознавая свою теперешнюю ненужность, глядя на лежащие под ногами мертвые листья, ругаемый прохожими и дворниками.

Но вот, сквозь промокшее, осеннее рваное небо, пробился светлый солнечный лучик, посмотрел в грязные лужи, улыбнулся желто-красным листьям, и убежал в даль. Природа затихла, затаилась. Успокоилась, смирилась − скоро морозы.

Года я отсчитываю по осени - от осени до осени. Как будто именно осенью нужно проводить черту между тем, что было и тем, что будет (или не будет).Последний прошедший год, был ничем особо ни примечательным. И это, уже само по себе редкое событие.

И я вспомнил другой год и другую осень.

Много лет назад, хмурым осенним утром, тяжело ворочая ногами в непролазной осенней распутице, по деревенской улице, неся на спине тяжелый рюкзак, опираясь на березовую палку, плелся бородатый старик. Он не был похож ни на охотника, ни на рыбака. Из-за заборов на него с любопытством поглядывали случайные местные, гадая к кому это он, кто он? Долго смотрели в след. Женщина перешла через дорогу чтобы спросить соседку, быть может она знает: Чей это старик? Глядя в след удаляющейся фигуре, женщины решили, что скорее всего он родственник «тех, городских, что недавно купили дом, под дачу», на самой окраине села.

Так оно и было. Старик дошел до самого окончания улицы и подошел к крайнему, на вид еще крепкому, но сиротливо неухоженному дому. Остановился. Держась за забор, внимательно посмотрел через калитку, затем поднял глаза на дом и как бы наконец окончательно убедившись что дошел, опустился на скамью у забора. Прислонив рюкзак к калитке, что-то приговаривая закрыл глаза и казалось задремал. Из дома поодаль, к нему заспешил подросток-мальчишка, разглядеть пришлого, спросить кто он, как его звать. Но подойдя поближе услышал как старик сердито заворчал, не открывая глаз, сквозь дремоту, сначала тихо, потом срываясь на крик, и стуча палкой по земле: «Вороны летят, кружат, кушать хотят! Пошли! Шли прочь!». Мальчик испугано шарахнулся и отойдя от старика, встал поодаль.

Вечером того же дня, в дом на окраине, к старику зашла соседка, попыталась что-нибудь узнать о новом жильце, предложить помощь. Старик был явно «не в себе» - говорить он с ней не хотел. Бурча себе под нос несвязные слова он все время поворачивался к женщине спиной. Удалось только узнать, что имя его Иван, и что его брат купил этот дом для него.

Осенние дни на селе полны забот, незаметно пролетел месяц. Слух о новом жильце Иване, слабоумном старике, сосланным «сюда» своим братом, быстро разошелся по деревне. Говорили, что наверняка неспроста сослали умалишенного старика «от себя, подальше». Осуждали родственников, что не определили в психбольницу, что ни разу за месяц никто не приехал, не навестил…

Всякие попытки соседей разговорить старика наталкивались на его злобную ругань, несвязные злые выкрики. Интерес к старику вскоре после этого угас. Соседи старались его больше не беспокоить, ждали, когда он сам к ним придет. Лишь иногда, издали, наблюдали как он ходит по двору размахивая своей березовой палкой и громко разговаривает со своим невидимым собеседником. Родители предупредили своих детей, чтобы те не подходили к дому Ивана, не дразнили дурака.

− А то даст, палкой в лоб! И зашибет! Он же дурак… − говорили они.

Не разговорчивый, злой, он ни у кого ничего не просил, никогда ни с кем не здоровался. Свет в доме не зажигал. Печь не затапливал. Вскоре электрики, за неуплату, отрезали от дома электрические провода.

В октябре пришли первые морозы, в ноябре они стали увереннее, и уже не хотели отпускать. Подступила зима. Запорошил снег, закурились по утрам своими трубами деревенские избы. И лишь один дом, на окраине села, так и не встретил зиму огнем печи. В конце ноября снег на печной трубе превратился в шапку, а на дворе «ни полена дров». Сосед, глядя на такое безобразие, решил привезти Ивану дров, чтобы старик насмерть не замерз «Живой человек ведь…». Однако, едва он зашел в калитку, как тут же, из дверей дома (будто караулил за дверью), быстро шаркая по крыльцу стоптанными сапогами, выскочил Иван-дурак, и на все уговоры, гневно размахивая своей палкой, стал кричать: «Ни надо мне… ваших! Шли прочь! Вороны!».

В декабре, деревенские жители стали гадать: сколько протянет старик так, - без тепла в доме, когда околеет? Дошли местные жители до участкового, попросили наказать родственников старика за такое безобразие. Участковый пообещал разобраться.

В декабре Ванька-дурак из дому не выходил, от этого некоторые решили что он «Всё!  Околел!». Но едва они осмелились войти в дом, как натолкнулись на истошный крик старика, да так и шарахнулись перепуганные на улицу. После этого решили более к нему в дом не заходить, и до весны не интересоваться. Если и околеет, - решили соседи, то невелика печаль, - до весны целехонький пролежит. Может его брат ранее приедет да схоронит, а нет, весной участкового придется вызывать. Деревенские дети стали бояться и обходить этот дом на окраине, рассказывая друг-другу как в нем «живет, замерзший насмерть старик».

 В январе, перед самым рождеством, вечером, соседи увидели Ивана-дурака идущим на колодец за водой. Люди от него шарахались, как если бы увидели восставшего из могилы. От него исходило нестерпимое зловоние. Иван-дурак набрал ведро воды и молча удалился в свой дом. Больше его не видели до февраля. В феврале его увидели дети, заигравшиеся на улице до позднего. Они прибежали к родителям, наперебой крича что только что, видели как «замерзший Иван-дурак» на колодец шёл. Родители им не верили, и выходили посмотреть.

В марте запахло весной, однажды утром, Иван-дурак выполз из дому. Соседи быстро оповещали друг друга:  «Иван-дурак жив! Смотри, вон он! На скамейке перед домом сидит!».

Все три долгих зимних месяца он почти не выходил из дому. Иногда видели, как он набирал из колодца ведро воды. За всю зиму он ни разу не затопил печь. Электричества в доме не было. Оставалось загадкой - как он смог пережить лютые морозы.

- Ясно как! - говорили деревенские мужики промеж собой,- Под домом землянку вырыл, да в ней и залег как медведь. Так говорили, однако понимая, что никакая землянка и никакая шуба не спасет человека в зимние морозы без тепла печи.

Однако Иван, неведомым образом, пережил зиму, и весной, худой и страшный, с ввалившимися глазами, похожий на мертвеца, выполз на скамейку, что у дома.

Весна в деревне – суетное время, только успевай оборачиваться. Соседка попыталась уговорить Ивана посадить ему в огороде что-нибудь из овощей. Даже пришла с лопатой и попыталась вскопать гряду, Дурак прогнал ее прочь.

Незаметно наступило лето, Ивана часто видели то у колодца набирающим воду, то у дома, сидящим на скамейке. Появились ранние овощи, и соседка стала подкладывать Ивану к самой калитке, то редис, то морковь. Днем овощи оставались лежать неприкосновенными, однако по ночам Иван стал их забирать. Оставляемые ему вместе с овощами молоко и куриные яйца, он не брал.

- Ну и то хорошо, - говорили про меж собой сельчане, – До осени может доживет.

Иван дожил до осени, а затем также, без тепла и еды, пережил следующую зиму.

Так он прожил несколько лет. Было совершенно непонятным, как он переживает суровые зимы в промерзшем насквозь доме, без тепла и без еды.  Жители поселка старались промеж собой не говорить о нём. Крестьянский ум богобоязнен и одновременно суров и практичен. Сверхъестественное, будь то от бога или от дьявола, претит ему.

Но вот однажды, дом Ивана-дурака опустел. Сказали, что за ним приехал его родной брат, и забрал его. Куда - никто толком не знает.

Неподалеку от того поселка у меня дача, узнав об этой истории я отправился узнать от местных, подробности.

И вот я с трепетом вхожу в опустевший дом. Вхожу со странным, сверхъестественным страхом. В нос ударяет невыносимый запах гниения. Одна из комнат наполовину, слоем в метр толщиной,заполнена бумагой, тряпками, каким-то мусором. В этой куче макулатуры и мусора виден вход в нору. Видно, что в глубине этой норы, сделано звериное гнездо,  в котором Иван прожил многие зимы, без еды, без внешнего тепла. Быть может разлагающийся мусор как-то согревал его.

Говорили, что в прошлом он был врач, а рассудок потерял из-за сильной несчастной любви.

Слава блаженным! Бог любит их! Смерти они не боятся, она их обходит!

Медицина «спорта высоких достижений» знакома с проявлениями пограничных состояний психики, «состояния транса», находясь в котором, особо целеустремленные спортсмены, мобилизуя скрытые ресурсы своего организма, способны проявлять сверхъестественные выносливость, здоровье, силу. Однако цена этому слишком высока, в большинстве случаев происходит постепенный но необратимый психологический разрыв с реальностью.

Фронтовики знают, как иногда солдаты, с оторванными рукой или ногой, с белыми, обескровленными лицами, безостановочно шли в свою последнюю, неудержимую атаку. К ужасу врага, они не спешили умирать. Изрешеченный пулями солдат, с пробитым сердцем, и легкими, все же побеждал! У него была достойная для жизни цель. Будучи убитым, он продолжал жить для других! Вернувшиеся с той войны, видевшие это и оставшиеся в живых, пили «горькую» и молчали о том, ибо знали - им не поверят.

В лаборатории известного русского физиолога Ивана Петровича Павлова проводили опыты на собаках, в результате многих опытов животные погибали. Сохранилась запись лаборанта, как одна собака, будучи выброшена после хирургических опытов по причине безнадежности на мороз, оставалась живой в течении нескольких холодных зимних месяцев. Она лежала неподвижно,  с температурой тела близкой к нулю, но снег на ней таял, от чего вокруг ее тела образовалась ледяная корка. Хирургический опыт, проведенный над этой собакой, был не совместимым с её жизнью. Когда ученые мужи занесли ее в помещение она ожила. Открыла глаза, приподняла голову. Температура ее тела поднялась почти до нормальной. Из-за произведенной экспериментальной хирургии, она не могла есть. И вскоре опять, как бы уснула, впав в состояние литургического сна. Она не спешила умирать, она продолжала жить для этих добрых людей, для их науки. Температура ее тела то постепенно понижалась, то вдруг внезапно, кратковременно повышалась. Поздней осенью ее опять вынесли на мороз. Её пробуждение и сон повторились несколько раз. В последний раз она уснула беспробудно, сделав все что смогла... Снег на ее теле перестал таять.


Свидетельство о публикации № 33845 | Дата публикации: 22:26 (17.06.2019) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 84 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 16
+1
11 Llirik   (26.06.2019 10:37)
Добрый день, Герман.
При прочтении рассказа
чувствовал, что есть идея, что автор что-то знает и хочет с нами поделиться. Не
высосано из пальца.
По слогу огрехов не заметил.
Текст читается хорошо, слух не режут какие-либо неумело используемые обороты,
конструкции или просто ошибки. Чувствуется, что автор пишет давно и рука у него
набита. Ничего лишнего, текст ровно ведет по вашим мыслям.

Теперь подробнее. После
прочтения рассказа он у меня разделился 3 части.
1) отступление про тетрадь
воспоминаний и про то, что плохие воспоминания тоже стоит вспоминать.
2) про старика.
3) про фронтовиков и собаку
Павлова.

Так вот, читая первую вступительную
часть мысли были "ну да, прикольно, за уши не притянуто, но для чего это?".
Потом появился старик. И тут я
заглотил крючок. Образ странного старика интригует и то, как вы его
обыгрываете, то со стороны односельчан, детей, от первого лица эту интригу
ненавязчиво подпитывает. Образ старика поддерживает интерес до самого конца
произведение. Со своей стороны ставлю это плюсом.
Потом вы приводите разные
случаи невероятной жизнеспособности, где вроде, как и выясняется, к чему вы все
это время вели. Потом все, конец.

Изложу свои замечания и
скромные рекомендации.
3 части вашего произведения,
мне кажется, довольно далеко отстоят друг от друга, из-за чего теряется
целостность., а стыки между этими частями для меня выглядят как грубые швы. А
именно:

Переход от отступления к
старику. Ну да, вступление создает некоторое настроение, говорит нам
определенные мысли, потом появляется старик и забирает на себя все и сразу
появляется вопрос: "Зачем меня так долго подводили к старику? Зачем я все
это читал, если оно лишь немного связано с тем, про что я читаю сейчас".

Переход от старика к необычным
фактам. Факты как бы раскрывают суть выживаемости старика, собственно,
становится понятно, что нам хотели сообщить. А потом резко конец. Моя мысль
была: "Эй, блин, где старик?". Я следил за ним все произведение, он
весь такой окутанный странностью и таинственностью, эпичный такой старик и тут
мне говорят, что он просто впадал в летаргический сон как та собака, вот как вот.
А я такой хочу сказать: "Тут все так эпично протекало, хочу эпичный конец.
Не хочу, чтобы все закончилось сухим сравнением с собакой".
Вот как-то так.

Рассказ - короткое
произведение, в нем одна идея и очень ограниченный объем текста для ее
раскрытия. То есть в приоритете четкий фокус на идее (чтобы ничего лишнего)
постоянный контакт с читателем. Мне кажется фокус у вас мог бы быть по четче.

Не могу представить конкретно
как, но я бы:
Ввел старика намного раньше, и
ваши мысли из вступления более явно связал с образом старика, может быть
"перемешал" бы как-то большую часть вступления с начальной линией
старика.

Закончил бы произведение стариком. Как пример,именно уже после незамерзающей собаки на снегу я бы показал образ
незамерзающего старика с более чуть более подробной отсылкой к таинственным
любви и карьере врача.  

В целом я написал вам вот о чем))

Технически мне кажется у вас все хорошо. Перомвы владеете хорошо.С идеей и глубиной произведение тоже хорошо,она есть.

Затронутая тема (на мой взгляд это старость, осознание
небесконечности жизни, мысли человека о смерти и попытка осмыслить «прожитую
жизнь») раскрыта, мысли автора переданы и чувства, которые он вероятно хотел
пробудить, пробуждены. Все что написано - нужно, в принципе ничего лишнего.

Считаю, что способ раскрытия идеи мог бы быть лучше. Образ странного таинственного старика, мне кажется, получился весьма эпичным.
Чтобы весь рассказ был не менее эпичным, думаю, нужно сфокусироваться на
раскрытии идеи через старика, чтобы необычные факты и тетрадь воспоминаний
плясали вокруг старика и дополняли его. Потому что по факту получилось, что
рассказ поделился на 3 само пляшущие части, достигнутая эпичность и интрига не фиксируется
эпичным финалом, а испаряется не дожив до конца рассказа.В общем, благодарю за внимание, Герман, успехов вам в творчестве!

0
12 Herman   (27.06.2019 22:42)
Спасибо! Вы сделали не простой но важный труд: вы взяли меня за руку и вывели из блужданий, в которых я находился работая над текстом - слышу голоса, иду, но не дохожу. С вашей помощью теперь я знаю о чем это и как надо написать. Еще раз спасибо! Здесь я подсознательно хотел сопоставить суицид и литургию, чудовищное желание умереть и невероятное желание жить. Я постараюсь объединить "Осенний сон" и "Там где кончается даль". Надеюсь на вашу поддержку в дальнейшем.

+1
5 Момые   (24.06.2019 20:26)
название "осень патриарха"занято к сожалению. а так можно было бы конечно применить . занятный рассказ, но финальные викиабзацы портят дух. текст ощущается обглоданым, может отменить глубокую редакцию? а то ведь просто пришел старик всех гонял прожил две зимы и забрали его.  так то все. ладно бы тут было б платоновское слово, тогда и такого сюжета хватило. а такведь обычный слог. не пойму где кеша разглядел пруста? пруст это не просто словоблудие. пруст это эстетический оргазм. гамсун волшебен в своем сторонем символизме. это если долго не жрать,  осознаешь себя словно со стороны, проходя мимо, краем глаза лишь. ну а ремарк это свет и  чудо и утопическая вера в чееееловека. автор не переживайте, это я так обдумываю ваш текст. 
  а где осень? по мне осень это лучшее время.  край ведь, а и начало же.  и опять не слова о тексте. но старик, нора его застряли в памяти и просят кушать. недороски. осень к ним не вяжется. давайте режиссерскую версию, автор!

0
7 Herman   (25.06.2019 20:51)
Спасибо за комент. Я всегда боюсь редактировать, часто это улучшение заканчивается "В корзину!". Надо признать, что тянуть себя за волосы, из своего болота у меня мало получается. Будет ценнее для грамотного читателя если я перестану маскироваться под "хорошего писателя", и буду тем кто есть "думающим пишущим". Иногда наши ошибки ценнее безошибочности.

+1
2 Patrizia   (21.06.2019 19:23)
Вчера. Усталая. С работы. Читала этот рассказ, но сил не осталось высказаться. smile Сегодня ситуация таже smile Усталая, с работы smile Хм, по первым впечатлениям написано густо, но,густота эта, скорее, как "жир рефлексии". Ой, что я несу? :))) Жир рефлексии... Ну, если представить организм, там нервная ткань, мышечная, костная, ещё какая-то есть. Так вот жир, он как бы и нужен, но как бы его многовато здесь smile За ним не видать ничего. Осень-осени, осенью. Да, кстати, описания читаются с намеком на интеллектуально-интеллигентное повествование. Может и не современно, зато классика и мягко. Приятно читать в целом, особенно, когда язык автора богат (это, уж, скорее лесть, чем комплимент :))) А лесть потому что, за такой стилистикой повествования ждешь, невольно даже, что обволочет и понесет. И тут ловишь себя на мысли, что тону в "жиру рефлексии". Меня не несло - меня топили smile 
По самой идеи рассказа, извините, ничего не скажу, устала, очень. Сейчас щелкну пальцами и отключу мозг smile Но отмечу, что не смотря ни на что - язык повествования заслуживает внимания и я не позволю усталости диктовать бойкот этому рассказу.

0
4 Herman   (24.06.2019 19:05)
Я Вас понимаю... Я испытываю почти тоже самое при прочтении. Начало многообещающее, а вот продолжение, так себе... Дело в том, что изначально, основным содержанием был совсем другой текст. Это был очень тяжелый текст про молодых девушек и юношей с которыми я был хоть как-то знаком и которые покончили жизнь самоубийством или погибли. Их очень много. Когда я начал старательно вспоминать всех, их оказалось очень много! Наша память прячет от нас эту боль.
Я написал про них, но когда начал работать над отладкой текста, то я не смог... Вы знаете сколько в России погибает ежегодно молодых людей? Это население большого города.

-1
6 Момые   (24.06.2019 20:28)
ну погибают и что? тем более тот кто делает это по своейволе тому значит хорошо, чо за него переживать.

0
8 Herman   (25.06.2019 22:09)
Посмотрел ваше творчество - вы совсем не маниакальны, разумны. Но... Может если Вы молоды, то не знаете, что формулировка "сам(а) виноват(а)" имеет официальное обозначение как "виктимное поведение", т.е. специфическое поведение, как ряд целенаправленных добровольных сознательных действий, приводящих к трагедии. Молодой человек - очень плохой хозяин своей и чужой судьбы. Легкомыслие - что это? Такая своеобразная вера в Бога? Глупость? Злой рок? Наказание? Мечта? Склонность к неоправданному риску? Или все это, и еще... Нет простого ответа? Быть может это тонкая граница, регулирующая что-то... Что?

0
9 Nеm   (25.06.2019 22:27)
А я думал, Вы умный..

0
13 Herman   (27.06.2019 22:45)
Не ошибаются бездельники

0
10 Момые   (25.06.2019 22:41)
виктима это жертва. жертвоприношение всегда востребованно. оно необходимо продвижению масс. да и простым ветрам.

0
14 Herman   (27.06.2019 22:54)
Ветер одушевили? Для меня ветер - масса. Массы не имеют духовности, они среднестатистичны. Даже в своих порывах, они - масса (суммативность). Вы про "для" ? Люблю когда тусуются? Вас во снах накрывает серая масса и Вы стремитесь на поверхность, в лодку с веслом...

0
15 Момые   (28.06.2019 20:02)
вово, прально меня поняли

0
16 Herman   (28.06.2019 23:17)
Спасибо за содержательность комментариев. Ваше творчество также интересно.

0
1 Kesha   (20.06.2019 13:02)
Подражание Прусту? Не так-то это легко. Пока получается пафосное словоблудие.
Да и вообще, не советовал бы я подражать. Учиться - да. Подражать -нет.

0
3 Herman   (24.06.2019 18:50)
Спасибо что уделили внимание! Пруст - Валентен Луи Жорж Эжен Марсель Пруст? Не читал, к величайшему своему стыду. На меня большое впечатление произвели Кнут Гамсун (Голод, Мистерии, и др.), и Эрих Мария Ремарк.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com