» Проза » Рассказ

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Полет "Архангела". Часть 3 из 5
Степень критики: Принимаю любую критику так как это мой самый первый рассказ
Короткое описание:
"Ц" встречается с миллиардером. Полковник рассказывает своё далекое прошлое.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ <br /><br /> Наступило утро. Шел сильный дождь. «Ц» оставив оружие, бронежилет и защитный шлем вышел на дорогу и отправился искать «Л». Дальше ситуация сложилась сложная, его задержали странные люди, одетые не как подобает аборигену и как позже он узнал ими были полицейские. Так он оказался в месте, которое служило пунктом местных правоохранительных органов. Этот город не являлся часто посещаемым туристами местом и о таком случае заговорили в городе. Очень скоро слухи дошли до «Л», но он был очень занят делами и попросту не мог уделить этому событию время.
Вскоре к «Ц» пришел переводчик и с таинственным человеком смогли найти общий язык. Политик был удивлен. Когда они шли сюда то он представлял себе жуткое племя людоедов, легенды о которых слышал в детстве и видел в фильмах, но когда он увидел, во что это племя превратил «Л» то буквально забыл зачем сюда пришел. По началу в его рассказ никто не верил, и трудно было поверить в то, что старый друг самого правителя преодолел больше тысячи миль через трудно проходимые джунгли только ради того, чтобы повидаться с ним. Однако благодаря переводчику весь город знал имя этого таинственного странника, и имя его узнал сам «Л».
На четвертый день заточения ему была назначена аудиенция в императорский дворец. Но прежде чем он мог зайти в этот дворец он прошел ряд процедур, ведь неизвестно подлинным другом он был или бомбой замедленного действия. Его осматривали местные врачи на наличие разносчика инфекции, военные эксперты, психологи и даже хирурги. Пройдя контроль и получив согласие его под охраной в пятьдесят человек отвели в зал для приемов. «Л» не заставил себя долго ждать. Когда он последний раз виделся с «Ц» то это был молодой человек с огромным талантом, безграничными возможностями и довольно среднестатистическим поведением. Сейчас он видел уставшего человека средних лет, но как ему показалось без легкомысленного поведения.
- в это трудно поверить, - произнес «Л», - но это ты.
- в это еще труднее поверить, - отвечал ему «Ц», - но спустя столько лет я согласен, я готов работать с тобой. Да я знаю, о чем ты сейчас подумал, но нет это не так, меня никто не выгонял, и я не побежал к тебе чтобы пристроиться на готовое. Я пришел сюда потому, что спустя столько лет понял всё, что ты тогда пытался мне сказать. И я сожалею, что ради этого прошло столько лет и пришлось идти одному через дикий лес и смертельную окружающую среду. Я не на что не претендую. Твое дело вышвырнуть меня обратно или оставить здесь.
- наверное так и должна начинаться встреча двух старинных друзей, с сожалений об упущенных возможностях, но знаешь, что? Наверное, именно это иногда и нужно, понять всё самому, без вмешательства посторонних, а увидеть лично. Охрана оставьте нас.
Встреча на удивление прошла идеально, если не учитывать тот факт, что три дня политик просидел в клетке. На этот день у «Л» была запланирована встреча и поэтому до конца дня «Ц» не имел возможности вступить в диалог. Зато после стольких дней хождения по джунглям под дождем и заточению в камере он наконец мог отдохнуть в весьма роскошных апартаментах президентского дворца. Первым делом он решил принять ванну, после которой приступил к изучению города. На первый взгляд всё было понятно, на второй не понятно было всё. Из окна зала в котором его разместили открывался вид на побережье океана, огромную президентскую статую и улицы города, построенные за три года.
- поразительно, - подумал «Ц», - всего лишь за такой короткий промежуток времени они выстроили целый район, дворец, школы, заводы и даже памятник успели возвести. Интересно что было если бы он стал премьером у нас, наверное, рост экономики и благосостояние народа пошло вверх, а может…
Остаток дня политик проспал, думая о том, что делать, когда нужная информация будет у него. Просто уйти и всё? Когда он соглашался на это задание то и подумать себе не мог как может сложиться ситуация. Изначально планировалось просто наведать племя где был сбит безпилотник, а теперь выясняется, что никакого племени нет, но есть восходящая страна с огромным потенциалом и перспективами. И что с ней делать? Разбомбить? Полковнику понравилась бы такая идея.
К вечеру появился «Л». Об этом заявили еще до того, как его машина подъехала к дворцу. Уровень охраны в этой резиденции был серьезный. Примерно четыре батальона профессиональных солдат, около пяти десяти кинологов, несколько бронетранспортеров, и пять боевых вертолетов. Остальное «Ц» не видел, но возможно именно система ПВО президентского дворца сбила безпилотник.
Политик был приглашен на ужин. К его удивлению «Л» ужинал один, да и вообще жил один. На сколько «Ц» помнил с женой он давно развелся, а единственный наследник его империи живет в столице.
- проходите, мой старый друг, - жестом пригласил его за стол «Л». – как вам мой дом?
- благодарю, старина, - ответил «Ц» и сел. – признаться честно я не ожидал…
- увидеть здесь цивилизацию, - перебил его президент.
- верно, но я вижу то, что вижу.
- и глаза вас не обманывают. Хотя окажись ты здесь в те дни, когда мы только нашли это место, было бы даже безумно подумать, что однажды тут может что-то появиться. Однако, путем упорного старания и некоторых смелых решений, мне и моим друзьям удалось построить здесь мощную платформу, которая станет отличным фундаментом для строительства моей утопии.
- предлагаю за это выпить, - сказал «Ц» и поднял как он думал бокал с вином.
- за утопию, - произнес «Л». – кстати на счет выпить, алкоголь мы запретили.
- почему так сурово?
- как бы это банально не звучало, но лицо страны — это его жители, а мы знаем, как меняется общество, когда в нем правит такая зараза как алкоголь, табак, разврат и наркотики. Здоровая нация залог сильной во всех отраслях страны, а здесь на заре новой цивилизации, которая не завершена и на двадцать пять процентов, здоровье жителям ох как нужно.
- и всё же я не понимаю, каким образом вам удалось превратить этих людей и это место в такой город? Здесь столько дикарей, которые никогда не видели машин и самолетов, могли убивать и есть людей без малейшего намека на человечность, вдруг отказались от своих многовековых традиций и инстинктов?
- о, - отвечал «Л»,- не всё так гладко было как ты думаешь.
После ужина они отправились в зал истории где президент обычно работал в ночное время суток. Здесь было много картин, полок с книгами, а также экспонаты, которые группа инженеров собирала после того как началось строительство города. «Ц» особое внимание уделил именно этим находкам. В этом зале были практически все инструменты и орудия труда, которыми пользовались аборигены. Также среди стеллажей были маски, копья, бубны, одежды и несколько тотемов.
«Л» устроил настоящую экскурсию, рассказывая, как они строили свою цивилизацию с нуля.
- если просто посетить племя, то можно подумать будто бы это толпа дикарей и первобытных неандертальцев. Впрочем, так оно и было, но когда мы приступили к изучению их быта, образа жизни, культуры и традиций, то обнаружили, что почти все они живут в туманной вере, основанной на психологических предрассудках. Узнав это, мы поняли от чего надо отталкиваться.
Весть о нашем пришествии разлетелась по всем ближайшим племенам, тысячи людей приходили к нам, чтобы посмотреть на то, что мы делаем. Даже спустя три года языковой барьер остается огромной проблемой в стабилизации общественных порядков, а тогда мы общались только языком жестов.
«Ц» внимательно слушал рассказ своего старого друга, но когда они подошли к плоским камням с непонятными узорами он спросил:
- что это за письмена? Не ужели древние пророчества, которым они поклоняются?
За стеклом лежало несколько плоских камней примерно пятнадцать на двадцать пять дюймов. На них были изображены солнце и закрывающий её объект, как позже выяснилось так изображали затмение, на другом была нарисована стена, падающая вниз на дома, людей и животное, очевидно так видели дождь. Еще на одном камне был отображен процесс охоты.
- до сих пор, - отвечал «Л», - нам не удалось узнать природу происхождения этих надписей, но судя по всему и сами жители не знают, что это. Их нашли в небольшой пещере, восточнее города.
- тогда зачем они хранили это и почитали?
- потому что их интеллект и уровень развития не позволял видеть разницу между реальным, осязаемым миром и сверхъестественной мифологией. В первые месяцы нашего пребывания здесь люди относились к нам как к неким божествам. Мы дали им электричество, научили делать прочные дома, отучили мыться в реке, показали, что такое сельское хозяйство, и они не заметили, как променяли одних богов на других.
- а что это за странные маски? – спросил политик указав на непонятное лицо, украшенное перьями и разноцветными красками.
- трофеи поверженных вождей. Это у них, что-то вроде распознавательных знаков, данная маска означает, что это вождь. У сына вождя нет права носить маску. Солдат одевает только головной убор с перьями, причем у каждого подразделения свой цвет перьев.
- они классифицируют рода войск?
- они много чего умеют, но с правильным правительством, они смогут еще больше.
«Например, сбивать самолеты» – подумал про себя «Ц».
«Л» продолжал рассказывать историю молодого государства:
- когда мы поняли, что наша репутация распространяется с огромной скоростью то, поняли, что еще немного и ажиотаж вокруг нового культа достигнет такого уровня, что будет трудно держать под контролем всё это население. К счастью нам удалось заинтересовать иностранных партнеров в необходимости проводить воспитательные работы, взамен они получили огромное количество дешевой рабочей силы. Гигантские вливания в нашу экономику позволили нам замахнуться на грандиозный проект, и речь идет не о конкретно взятом городе, а о городах. Сейчас их пока что только три, но в ближайшие пять лет мы планируем увеличить число секторов до семи.
- но для того чтобы контролировать такое население вам потребуется не просто группа наемных солдат, вам потребуется целая группа армий – перебил его «Ц».
- да, это так, дорогой друг, но откуда ты знаешь про наемных солдат? – с удивлением спросил его «Л».
Про наемных солдат он узнал конечно же от полковника и еще семи таких же спецов, но в мире, котором сейчас был «Ц» никакого полковника быть не должно, и поняв, что одним словом подставил не только всю операцию, но и пяти летнее жалование сенатора решил спокойной выходить из ситуации:
- а как еще назвать странных белых людей, с оружием которые меня три дня держали в камере?
- видимо у тебя нет представления о том, что такое наемный солдат – сказал «Л» и рассмеялся, - а я уже подумал, что тот мальчишка который сидел со мной за одним столом и постоянно выкрикивал уже давно повзрослел.
«Глупый мальчишка». Ну конечно! Правда сорока трех летний мальчишка. Мгновенное подозрение прошло, но «Ц» понял, что впредь надо отталкиваться от образа глупого мальчишки и не строить из себя серьёзного политика, а уж тем более вопросы задавать аккуратно и не часто.
- люди, что тебя задержали не наемные солдаты, они просто гражданская охрана, можешь называть их полицейскими.
- да какая разница – с улыбкой сказал «Ц» убедившись, что проговорился не сильно. – кстати, а что за культ?
- что за культ? – повторил за ним «Л»
- да, вы сказали, что ваш культ стал обретать такую репутацию, что…
- ах, вы про это друг мой. Забудьте! Это просто слово, а вот что скрыто под этим словом, это уже другой разговор. Кстати ты так и не рассказал, что привело тебя сюда? Так и не смог купить себе всё, что хотел?
История, которую «Ц» готовил все эти дни вдруг куда-то пропала, и он не мог выдавить из себя ни одного разумного слова. Однако он был блестящим писателем громких речей и знал, что для того чтобы внушить людям выдуманное событие нужно всего на всего детально и логично расписать факты, тогда и в саму историю поверят.
Подойдя к витрине с камнями, он начал свой рассказ:
- идея сбежать родилась у меня не за один день, даже не за один год. Знаешь, последние лет десять своей жизни я не помню. Совсем. Помню, как был рад, когда взяли в министерство социальных работ, помню, как купил себе машину мечты, я даже помню, как отмечал эту покупку, устроил банкет будто бы случилось нечто грандиозное. Однако я не помню, как жил все эти годы. Да еще получил докторскую степень в области философии, но, а что дальше было? Дорогие рестораны, непонятные дела, повышение за повышением, у каждого человека есть своё предназначение и есть то что он умеет делать лучше всего. Я делал из людей не способных внятно толковать свои мысли блестящих ораторов. За это я конечно получал солидные деньги, и опять по новой: дорогие рестораны, машины, непонятные дела. Десять лет я жил так словно не замечал, что твориться вокруг, и однажды мне это надоело. Я решил, что обладаю хорошим положением в элите общества и высказал своё мнение. Было одно дело, связанное с крупной взяткой, подозревали одного сенатора…
На секунду «Ц» сам поверил в то что говорит, но ответ показался слишком затянутым, и он решил аккуратно возвращаться к корню ответа:
- в общем я вступился за него, а мне сказали, что моё мнение никому не интересно и вообще тебя здесь не для этого держат. Я никто в том мире, «Л» я даже не готов что-то сделать чтобы кем-то стать. А потом я увидел дебаты в преддверии парламентских выборов, и увидел тебя, человека, не боящегося высказывать своё мнение перед всеми, и я вспомнил твоё приглашение в партию, но не смог принять его.
- почему? – с интересом спросил его «Л».
- это слишком смешно.
- по отношение к чему?
- по отношении ко всему. А потом вы все пропали. Идти было не к кому. Говорить было не с кем. Три года я продолжал жить в окружение людей, которые…, да ты и сам знаешь этих людей.
Спустя какое-то время поисков я узнал, что вас нет ни в одной стране, конечно я знал твоего сына и мог просто прийти к нему и спросить, но первый раз в жизни я решил довести дело до конца своими руками, мозгами и тем что осталось от характера.
Он подошел к самой сложно части ответа и решил немного импровизировать:
- спустя год поисков я собрал информацию о твоем местоположении. Представь себе какого было моё удивление, когда мне сказали, что ты в заброшенной части планеты.
- но почему заброшенной? – встрял «Л», - здесь двадцать миллионов джентльменов. Во всяком случае когда-то была названа такая цифра.
- два года я готовился к походу, но не решался на это. И вот я здесь.
На этом он остановился, дав «Л» время решить верит он в это или нет. Однако разговор был прерван телефонным звонком и «Ц» было предложено отправиться спать до утра, а утром их ждала небольшая прогулка.
Попрощавшись с правителем, он отправился в свою комнату. «Культ», вот что не давало ему покоя. Что мог использовать «Л» чтобы так управлять едва разумными дикарями? Как подойти к этому вопросу аккуратно? И почему он не стал рассказывать про это хотя так активно рассказывал про остальные вещи связанные с этим местом.
Ситуация усложнялась еще и тем, что так просто из дворца не убежать, к этому явно никто не был готов. Города, заводы, порты, больницы и целая армия наемных солдат. Один вопрос порождал другой, а ответов не было ни единого.
Пролежав до середины ночи в раздумьях политик уснул. <br /><br /> ***
- его нет вот уже пять дней – сказал инженер тихим голосом полковнику, - что-то пошло не так и его убили.
- очень может быть, но мы этого не знаем – спокойно ответил полковник.
- если он не появится в ближайшие дни – не унимался «П», - то чего тогда будем делать?
- если наш «друг» не сумеет справиться с заданием, значит будем действовать по ситуации, но в любом случае вас доставят в зону эвакуации.
- а остальные?
- у остальных задание еще не закончено, а от вас здесь больше ничего не нужно.
После короткой паузы полковник добавил:
- учитывая обстоятельства переговоры могли затянуться, поэтому завтра сидим тихо, и если он не появится, то на следующий день я и четверо бойцов выдвигаемся в город, а вас доставят к вертолету, так что отдыхайте господин инженер, еду и воду вам придется нести своими руками.
Инженер с опаской посмотрел на «Н».
- а зачем вам идти в город?
- задание должно быть выполнено до конца.
- то есть вы предлагаете убить «Л»?
Полковник резко вспылил:
- нет «П» я предлагаю поиграть с ним в гольф и выпить кружечку пива! Не будьте дураком, он представляет национальную угрозу, и я как боевой офицер с огромным стажем умею решать такие проблемы одним путем.
На мгновение инженер замолчал.
- это конечно меня уже не касается, но почему если кто-то не угоден большинству, то он сразу представляет угрозу и его надо убрать.
- дело не совсем в этом – спокойным тоном начал отвечать «Н». – за этими домами стоит куда больше чем вы можете себе вообразить, и не всегда оружие — это то что стреляет, летает или взрывает, уничтожая всё вокруг. Есть вещи, господин инженер, которые гораздо страшнее выстрела, ведь без человека ни танк, ни пистолет не выстрелит, и дело не совсем в том, что человек нажал на курок, дело в том зачем он на него нажал. Вы знаете, что движет людьми бросаться под пули? Что заставляет свободного и беспечного человека выйти на улицу из своего теплого и уютного дома, а затем не щадя своей глотки орать в сторону правительственных сил бросая при этом камни, гранаты или того хуже – взять в руки пистолет и нажать на курок?
- наверное – заколебался инженер, - он сошел с ума.
- это не он уже вышел на улицу, и не он нажал на курок.
- тогда кто?
- тот, кто хотел, чтобы он и еще многие так сделали.
- я не понимаю.
- конечно не понимаете! – полковник снова перешел на резкий тон, - такие как вы способны только критиковать и обсуждать чужие ошибки, но я вам объясню. Вы даже не представляете, как легко захватит человеческий разум, процесс этот не всегда бывает быстрым, но результат я вас уверяю всегда один и тот же. Люди слушают то что они хотят, а потом им говорят сделайте это чтобы получить то чего жаждете. И здесь, господин инженер, эта схема вышла на новый уровень. Это уже не студенческая забастовка или протест профсоюза. Нет. Это огромная агитационная машина, и как известно машина работает потому что кто-то поставил перед ней цель, и, если есть хотя бы маленький шанс, что эта цель наша страна, тогда для этого зовут таких людей, которые выключат и машину и того, кто её включил.
После этого он замолчал. Инженер не стал больше спрашивать полковника про задание. Когда все пообедали был устроен час отбоя, но инженер и полковник не хотели спать. Поэтому один занял пост часового, а второй просто сидел рядом и о чем-то думал.
- о чем задумались, господин инженер? Нарушил тишину «Н», - думаете о доме? Что вам пообещали за участие в операции?
- помимо солидного гонорара – медленно начал отвечать «П», - сказали, что будут следить за ростом моей карьеры, пост в отделе проектирования правительственных объектов получу, а вам?
- а то что будет мне это государственная тайна.
Инженер рассмеялся, но продолжил:
- наверное это так, а вы не хотели бы уйти?
- куда уйти? – с изумлением спросил «Н».
- уйти на другую работу. Неужели вам так нравится участвовать в такого рода мероприятиях? Или это семейное дело? Могли бы перевестись туда где не нужно постоянно карабкаться в незнакомых местах и не спать на земле под дождем за тысячи миль от дома.
Полковник на минуту задумался. Простому человеку, да еще и не служившему в армии не понять, кого это быть профессиональным военным. Однако учитывая тот факт, что через неделю он больше никогда не увидит господина инженера и что спорить с ним уже бесполезно он подумал, а почему бы не поговорить с ним по душам, вдруг, да и отстанет.
- знаете «П», вам легко говорить про другую работу. Я практически вырос на службе. С четырнадцати лет в юниорском корпусе, с восемнадцати в военной академии, а с двадцати двух в спецназе. Начать делать что-то такое не связанное с армией и военным делом для меня кажется чем-то космическим. Я столько лет жду, когда часы пробьют сорок лет и последний приказ будет отдан. Я смогу отправится на покой, но я даже представить себе не могу что я буду делать за пределами мира в котором я жил. Возможно уеду куда-нибудь далеко, куплю дом на берегу озера или построю его сам. Да. Роскошный, но скромный дом.
- скромный, но при этом роскошный? – переспросил инженер.
- чтобы дом был роскошным не обязательно делать в нем алмазные ставни и золотые ванны. Дом должен быть таким чтобы, переступая его порог твоя душа чувствовала себя роскошно, тогда и дом будет роскошным. Потом, наверное, женюсь, может быть у нас будут дети. Отправлю учиться их в роскошный университет бизнеса. Возможно они откроют своё дело, станут богатыми и важными, а иногда будут навещать своих стариков на берегу озера.
- знаете, мы знакомы от силы пару недель, но не думал, что вы способны говорить такое – произнес инженер.
- а возможно через пару недель я просто съеду с катушек и утоплюсь, прямо в этом озере.
- рано я вас похвалил, и почему вы должны съехать с катушек?
- я военный человек, «П», я вырос в армии, а война для меня сладкая прогулка. Вот скажите вам нравится проектировать дома?
- конечно нравится.
- а могли бы вы бросить это дело и стать тем, кто просто продает эти дома?
- не знаю, наверное, бы смог.
- вы могли бы променять чертежи или что вы там используете, на телефон и постоянные встречи с людьми, которым надо не просто продать дом, но внушить, что им нужен именно этот дом, именно от этой компании, а не тысячи таких же других домов?
- нет.
- вот про это я и говорю.
- да, но наши профессии очень разные. Я пошел в архитектурную академию потому что с детства увлекался строительством, а вы? Вы могли бы быть генералом полиции, но выбрали работу в спецназе, самую опасную, наверное, что есть в мире, почему?
- вам так хочется знать историю человека, которого вы почти не знаете, а через неделю не увидите больше никогда? Так и быть раз уж торопиться нам некуда, я расскажу вам. <br /><br /> *** <br /><br /> Двадцатью годами ранее. <br /><br /> Государственная военная академия располагалась в самом центре столицы и имела вид неприступной крепости. Днем пятьсот двадцать кадетов изучали военное дело, естественные науки, а также все возможные методы ведения боя, а ночь её охранял целый полк гвардейцев. Это было самое труднодоступное место во всей стране после здания парламента. Дело было даже не в том, что территория академии была полностью военным объектом и проникнуть туда практически невозможно, но и в том, что по статистике только один из семи тысяч желающих мог быть зачислен в неё.
Одни из не многих счастливчиков которым удалось попасть в стены академии были двое курсантов: «С» и «Н».
У каждого из них были свои планы на будущее и у каждого были свои причины посвятить свою жизнь военному дело. У «Н» в роду все были военными, однако выбрал он эту профессию только ради того, чтобы не расстраивать семью. После окончания академии он планировал отработать пять лет по своей должности и накопив денег заняться археологией. «С» же напротив хотел всю жизнь быть кадровым военным, но не в рядах спецназа, а строить карьеру в генеральском штабе. Привлекала его эта профессия хорошим доходом и ранней пенсией.
Оба они не были самыми у спиваемыми кадета в группе, но и отстающими их нельзя было назвать. «Н» старался успевать на всех предметах, брал дополнительные лекции и никогда не позволял себе расслабиться во время учебного процесса. «С» просто ходил на занятия и учился так, чтобы его не отчислили из академии. На курсах по подготовке спецназа «Н» всегда был на голову выше своего друга, но за партой преимущество всегда было на стороне «С». Основной особенностью его было то что ему легко давались как технические, так и гуманитарные дисциплины, хотя для их изучения он прикладывал мало усилий.
Особенно ярко проявлялся такой потенциал на уроках права и истории. Однажды «С» на один час прочитал материал для следующей лекции и запомнив основные события вступил в спор с профессором.
Профессор военной истории был пятидесяти летним офицером в отставке. Свои уроки он всегда вел спокойно, позволял кадетам активнее высказывать своё мнение, но не терпел опозданий и нарушения дисциплины.
- а теперь вопрос к вам, - потирая руки обратился он к аудитории, - ход и последствия битвы при Накка*, господин «С»?
- армия Ремула* численностью в восемьдесят тысяч человек разгромила армию вдвое меньше её. Сначала варвары выстроились полумесяцем, что дало им преимущество на флангах, затем сдерживая армию Ремула в центре, фланги стали теснить кавалерию Ремлян чтобы замкнуть кольцо и окружить её. Но благодаря разумным действиям командующего армией Ремлян им этого не удалось, и почти вся армия Карфагена была уничтожена. Эта битва до сих пор входит в число пятидесяти самых кровавых сражений в истории.
- прямо как в учебнике.
- так точно профессор, - сказал «С». – где же мне еще про это узнать?
- а как ты считаешь, был ли у древних Карфагенцев шанс победить Ремлян?
- если и был, то они им не воспользовались.
- считаю, что был шанс, - отозвался один из кадетов, - и не один, но на это повлияло много факторов.
- продолжайте, - указал на него профессор.
- армия Карфагена выбрала тактику, не подходящую для того места и погоды в тот день. Ключевым фактором поражения сыграла огромная разница в численности противоборствующих армий. Окружить войско почти в сто тысяч человек имея всего пятьдесят тысяч измотанных солдат было очень рискованным действием, оно и привело к поражению.
- легко рассуждать, зная итог события, - сказал «С».
- конечно, а если еще мозги есть, то рассуждать становится куда легче, - с улыбкой ответил ему кадет.
- господа прекратить, - строго сказал профессор.
Тут раздался звонок, и все кадеты отправились в соседний корпус на урок по боевой подготовке. Когда все занятия закончились «С» обратился к «Н»:
- я сегодня домой не пойду, хочу сходить в один магазин, купить сумку для учебы.
- а зачем тебе новая сумка?
- если их не раскупили, то завтра ты поймешь почему.
- хорошо, тогда до завтра.
На следующий день «С» как и говорил пришел с новой сумкой. Однако «Н» так и не понял зачем она была нужна.
- и кто или что нарисовано на ней? – спросил он у «С».
- это новая рок-группа, красиво нарисовано правда?
- очень и зачем она тебе?
- да был на прошлой неделе на их концерте, понравилось, решил купить что-то вроде сувенира.
«Н» не очень оценил приобретение своего друга. По правде говоря, его вообще это не волновало, приближалось лето, а значит и годовые экзамены к которым он говорился чуть ли не каждый день и на фоне такого замаячившая сумка «С» казалась бессмысленной тратой денег и времени.
Сдав на семьдесят процентов каждый экзамен, друзья спокойно ушли на каникулы. К этому времени гардероб «С» пополнили такие вещи как: куртка, шапка, футболки в количестве пяти штук и странные перчатки.
«Н» много раз получал приглашения посетить хотя бы одно мероприятие в которых бывал «С». Однажды он даже пришел на такое. Это был рок фестиваль на главной площади столицы. На нем выступало порядка тридцати исполнителей разного уровня, но когда на сцену вышла та самая группа то публика взорвалась восторгом и овациями. Как позже «Н» узнал это была группа основавшая новое молодежное движения, которому за кратчайший срок удалось превратиться в настоящую субкультуру. Основную аудиторию этой культуры составляли подростки от четырнадцати до семнадцати лет, а поэтому «Н» совершенно не хотел учувствовать в этом движении. Пожалев о том, что согласился идти на это представление он просто хотел дождаться конца и отправиться домой, однако то что стало твориться дальше вынудило «Н» покинуть фестиваль гораздо раньше. Музыканты из группы начали разжигать огонь, поклонницы, многим из которых не было и семнадцати лет стали бросать в огонь своё нижнее белье, большая часть фанатов была уже в не трезвом виде, а кто-то и вовсе перестал соображать кто он и что он. Толпа стала бросать камни в машины, в приехавших полицейских, просто в окна.
Когда все закончилось, и последний бунтарь покинул место проведения фестиваля на площадь было страшно смотреть. На чистой и красивой площади теперь были одни битые стекла, потушенные окурки, сгоревшее белье и огромное количество засохшей крови. Так страна впервые узнала о новом молодежном направлении, но это было только начало. Как это часто бывает, чем аморальней и скандальней выглядят вещи, тем больше они привлекают внимания людей. Запретный плод самый сладкий, и после того как правительство запретило проводить такого рода мероприятия, ажиотаж и рост нового направления начал переживать бурный рост. Практически не было ни одной школы, колледжа или университета где бы не распространялось данное движение. Всё начиналось в музыки. Завоевав сердца поклонников началась новая волна – атрибутика. Продажа товара с символикой движения для получения прибыли. Когда же большая часть молодой аудитории была захвачена то наступала новая волна – продвижение идеологии и интересов этого направления. Разумеется, ни одно условие не имело никакого юридического обоснования и услышано правительством не было. Однако общественность по-разному воспринимала эти события. Одни утверждали, что скоро это выйдет из моды и молодежь успокоится, вторые заявляли, что виноваты в этом родители и учителя плохо воспитавшие детей и вовремя не объяснившие что такое хорошо, а что плохо. Другие же настаивали на немедленных арестах и запрете на всё что связанно с этой субкультурой.
Пока страна обсуждала проблему с молодежью шел третий год обучения «С» и «Н» в военной академии. За это время каждый из друзей изменился по-своему. Один в лучшую другой в противоположенную сторону. «С» всё чаще стал прогуливать занятия. Сначала он объяснял это болезнью или семейными причинами, затем и вовсе мог пропадать неделями. Но когда он появлялся то не редко получал дисциплинарные выговоры за споры и оскорбления преподавателей. «Н» напротив стал одним из самых лучших кадетов на своём факультете. И хотя мечта заниматься археологией не покидала его до сих пор, военному делу он стал уделять больше внимания. По мимо успешные сдачи экзаменов по таким предметам как: военное дело, право и военная история, он так же стал потенциальным участником отбора в элитные части спецназа. Не смотря на то что с «С», он стал общаться меньше, и разница между ними становилась всё больше, дружить они не переставали. «Н» не редко выручал своего старого друга на экзаменах и помогал разобрать материал, который он благополучно прогулял. Однажды терпение «Н» лопнуло, и он отказался дальше тянуть «С».
Случилось это после очередного учебного дня. «Н» выходил из главного корпуса академии, а «С» как рас таки направлялся в этот корпус, очевидно показать очередную справку и отсрочить своё позорное исключение.
- ты опять сегодня не пришел на занятия, - уставшим голосом спросил «Н» у своего друга. – снова всю ночь был на своих концертах?
- и тебе привет, «Н», - с довольным видом ответил он.
- скоро сдача тестов, и знаешь, что? Больше я не желаю сидеть с тобой до часу ночи и объяснять всё что мы изучали за семестр.
- но ты же мой лучший друг! – произнес «С», - возьмешь вот так запросто и бросишь друга в беде?
- да, вот так просто. Так что давай завязывай со своими прогулами и начинай уже учиться, если конечно ты всё еще хочешь стать офицером, и что опять за рваньё на тебе?
«С» уже был одет в полноценный наряд того движения: коричневые ботинки внешне напоминающие башмаки пятидесяти летней давности, синие слегка разорванные штаны, клетчатая зеленая рубашка, старый темно-зеленый шарф, черная куртка с огромным белым черепом на спине, а также большая черная шапка.
- сам ты в рванье, - обиделся «С», - это моя одежда, и да я помню про тесты. Ладно попробую сам справиться, думаю на следующей неделе приду наверстывать упущенное. Кстати, что планируешь делать на выходных?
- еще не решил, но думаю поеду за город к деду, он давно просил помочь ему с машиной, а времени не было.
- не хочешь сходить…
- в притон больных извращенцев, дергающихся в конвульсиях под вопли умалишённых дегенератов? Нет не хочу.
- ну хватит, почему ты так не любишь наше движение?
«Н» рассмеялся и закашлял, затем с улыбкой посмотрел на «С» и сказал:
- а почему ты так любишь этот бред? Ты на грани отчисления из самой престижной военной академии в стране, но тебя это не так сильно волнует, как танцы и развлечения в обществе отбросов и преступников. Да ты хоть помнишь через что мы прошли, чтобы оказаться в стенах академии?
- да все я помню, вообще м ты занят на выходных?
- да, и советую тебе повторить «Право» и «Историю», так как тесты будут по этим разделам.
- спасибо за заботу, увидимся на следующей неделе.
«Н» как и планировал отправился на выходные к деду, и все выходные провел в гараже ремонтируя старенький седан. На следующей неделе ситуация не изменилась и «С» как обычно не было на занятиях. К его отсутствию привыкли уже давно и, казалось бы, никто и не заметил этого если бы в холле главного корпуса не было списка отчисленных кадетов в котором значилось имя «С».
Так не доучившись всего один год, он был выгнан с позором. В академии не принято оглашать причины отчисления, поэтому то что «С» и группа представителей движения напали на полицию «Н» узнал намного позднее. На ближайшие год и три месяца он забыл про своего старого друга и его увлечения.
Сдав на девяноста процентов экзамены и получив допуск на четвертый курс обучения «Н» решил на время летних каникул устроиться на практику в корпус морской пехоты на западе страны. По началу он был помощником офицера в звании сержанта. Затем его на пол месяца перевели в штаб на ручную работу. Просидев там не больше неделе, он подал рапорт на перевод в другой корпус. Такое решение было обосновано тем, что он не мог сидеть на одном месте, а уровень квалификации был куда выше чем сержант. Такое решение было одобрено и уже через три дня вместо теплого и красивого места в котором располагался корпус морпехов, он видел суровые зимние пейзажи в сочетании с вечной мерзлотой. Новым местом практики стала военная база с названием «Забвение». На ней базировалось несколько подразделений военной полиции в том числе легкий механизированный полк. И хотя северная война уже десять лет как прошла, в этих краях еще летал призрак прошлого.
Выполнив двухмесячную практику «Н» приступил к завершению своего обучения в академии. Окончание столь солидного заведения давало возможно работать не только в приличных военных сферах, но и в органах власти. Каждый выпускник становился не только кадровым офицером, но еще и инженером механиком, бойцом спецназа, а также мог заниматься политикой.
Параллельно этим событиям ситуация в стране резко обострилась. Уровень преступности стабильно набирал оборот и виной тому была крупная преступная группировка, эволюционировавшая от вчерашнего молодежного движения. Теперь уже было не важно общественное мнение и в стране было введено почти военное положение. Семнадцатилетних подростков сменили вооруженные и не плохо подготовленные представители субкультуры или как уже они себя называли НРА (независимая республиканская армия) *. Главной задачей этого движения была смена власти и внесение в законодательство законов НРА. Так всего за три года из обычного молодежного направления выросла настоящая армия численностью в пятнадцать тысяч человек со своей идеологией и принципами.
Ответ правительства последовал не за медлительно и уже через несколько часов революцию пыталась подавить полиция и армия. Однако правительственные войска сильно не до оценили противника. Количество убитых после двое суток боев исчислялось сотнями. На четвертые сутки было принято решение бросить в бой элиту спецназа. В первую волну задействовали исключительно опытные отряды. Любой из кадетов имевший разрешение на службу в спец отряде мог отправиться добровольцем, не дожидавшись выпуска из академии. Таким и стал кадет «Н». Возвращавшись из деревни домой, он попал в самый эпицентр боевых действий. Кое как добравшись домой он обнаружил, что дома у него больше нет. Вместо этого было полностью сгоревшее здание. К счастью семья пострадала не сильно, и единственное что мог сделать «Н» в этой ситуации — это отправиться в здание академии. Явившись в главный корпус, он заполнил заявление на добровольную мобилизацию. Получив всё необходимое снаряжение бойца его направили в расположение полевого лагеря спец войск.
После неудачной попытки подавить восстание армия перешла к стратегической тактике с применением небольших отрядов. Основная задача спецназа заключалась в разрывах коммуникационных связях, подрывом мест для припасов и военного арсенала, а также в ликвидации полевых командиров. Силы НРА заняли большую часть северо-западной части столицы. Лидеры мятежников знали, что правительство не станет применять тяжелую технику в городе, а имея достаточное количество оружия и тех, кто может его держать они могли долго вести уличные бои. Каждый день в парламент доставляли новые письма с требованием НРА. Члены парламента настаивали на переговорах, но каждый раз мятежники не желали ничего обсуждать, требуя отставки премьера и его соратников. Через неделю уже в стане НРА начались перевороты. Одни соблюдали правила и вели себя как истинные революционеры другие же потеряли смысл во всем и занимались только грабежами и убийствами.
Одновременно в тылу врага действовали отряды спецназа. Видя, что противник уже грызется сам с собой число диверсий резко увеличилось. Но остатки НРА сохраняли фанатичную преданность своей идеологии и по-прежнему верили в то что делают. Каждый день правительственная армия продвигалась в глубь вражеской территории, но фанатичные бойцы мятежников предпочитали смерть чем сдачу. И хотя большая часть революционеров бросила оружие и сдалась на милость, остатки мятежа упорно удерживали еще несколько кварталов. Количество убитых граждан невозможно было подсчитать. Ущерб от военных действий исчислялся миллиардами. За две недели половину столицы невозможно было узнать. Столбы дыма от горящих зданий и бронетехники было видно за километры, а повсюду на улицах лежали тела убитых. Где-то среди этого хаоса был и «Н». Его отряд один за другим ликвидировал склады и помещения по производству боеприпасов. Такие места были как правило бывшие притоны где устраивали сходки и концерты первопроходцы того движения, когда оно еще было молодежным. Зачистив очередной пункт командир отряда обнаружил что целый батальон полиции движется в засаду.
По данным разведки один из лидеров НРА утроил командный центр в музее авиации. Узнав об этом более четырёхсот бойцов полиции было брошено на штурм музея, однако на подступах к зданию их ждал небольшой сюрприз. Дело в том, что командир НРА воспользовался идеальным местоположением. На против музея располагался торговый комплекс, в котором идеально можно было спрятать целую роту солдат. При попытке штурма музея полиция попала бы под ураганный обстрел с тыла, и единственный шанс уйти от огня было отступление напрямую через улицу, простреливаемую со всех сторон. Так за пару минут мятежники НРА могли бы уничтожить больше четырехсот человек.
Проникнув на территорию торгового центра спецназ обнаружил огромный арсенал оружия и боеприпасов. Времени было мало и дождавшись подхода другой группы отряд вступил в бой. Открыв огонь спецотряд положил не менее двадцати человек, но не так важно было уничтожить группу засады, как отвлечь внимание на себя, давая шанс полиции взять музей авиации. Подорвав склад с оружием здание торгового центра начало обрушаться. За короткий миг огромный комплекс превратился в руины. Бойцы НРА, что не были убиты огнем теперь покоились под некогда роскошным магазином. Некоторым всё же удалось выбрать из-под завалин. В суматохе боя в огне и пыли «Н» сумел разглядеть своего старого коллегу, однокурсника и просто лучшего друга «С». Однако «С» видел в «Н» вовсе не того человека которого он знал всю жизнь. На бойца спецназа смотрел тот, кто когда-то был обычным человеком, а ныне зомбированный фанатик с промытыми мозгами.
Когда «С» подполз к лежащему рядом автомату «Н» подошел ближе и нацелил своё оружие на него.
- «С» не трогай, - закричал «Н» а затем перешел на более спокойный тон, - не знал, что все дойдет до этого. Слушай, тебя никто не видел еще, уйди отсюда, переоденься и никто не узнает, что ты был в НРА.
Наверное, в такие моменты понимаешь, что такое настоящая дружба. «Н» огляделся по сторонам. Спецназ был далеко, полиция еще штурмовала музей. «С» одой рукой держал автомат и с трудом пытался его нацелить на «Н». тогда он попытался уговорить его бросить всё это еще раз, но всё было бесполезно. Издавая не членораздельные звуки «С» пытался поднять автомат.
«Н» решил, что из-за взрыва он не узнает его и решил третий раз предложить ему уйти:
- ты что не узнаешь меня? Это я «Н»! бросай оружие и уходи от сюда пока тебя не увидели военные!
Но всё было напрасно. Дальнейшие действия происходили очень быстро. «С» наконец поднял автомат и выстрелил. В магазине оставалось всего два патрона, и оба попали в бронежилет. «Н» пошатнулся от удара. «С» бросил автомат и попытался достать гранату. «Н» взвел винтовку. Прогремел выстрел.
Через три дня НРА была ликвидирована. <br /><br /> *** <br /><br /> - я стоял возле тела лучшего друга убитого мной и не мог поверить в то что это произошло. Не проходило и дня чтобы я не думал, что было если б я попытался вырвать гранату. Или ушел бы я от угнетения совести если б просто отбежал дал ему взорваться. Этого мне не дано понять.
А вот что точно дано понять, господин инженер, что нет в мире оружия более мощного чем пропаганда идеологии. Власть долго отказывалась видеть угрозу в тогдашнем движении, и расплатилась за это сполна. Но те, кого такие как вы любите критиковать и осуждать выполнили свой долг ради того, чтобы вы смогли жить в мире. Мы уничтожили эту заразу ради мира тогда, и мы уничтожим такую же заразу и сейчас.

Свидетельство о публикации № 32171 | Дата публикации: 00:32 (16.03.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 60 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com