» Проза » Рассказ

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Последний звонок
Степень критики: любая
Короткое описание:
Директор завода приезжает на последний звонок в школу, которую окончил много лет назад

Мой рабочий день медленно тянулся к обеду. Я сидел в своем рабочем кабинете, курил трубку и тупо смотрел в монитор компьютера. На мониторе были графики производств и продаж. На столе передо мной стоял бокал коньяка, пятница все-таки. «Блин, на следующей неделе отчет перед акционерами, а у меня еще ничего не готово» - подумал я и нажал кнопку селектора: -Лен, зайди ко мне, пожалуйста. Минуту спустя в дверь осторожно постучались, и вошла Леночка – мой секретарь, блондинка с чудесными формами и ангельским лицом с пухлыми губами и выразительными голубыми глазами: -Василий Павлович, вызывали? Я посмотрел на Лену. Помада на её губах сегодня была ярко-красная: -Да, Лена. Напомни, пожалуйста, что сегодня по плану на вторую половину. -Сегодня, Василий Павлович, больше никаких важных мероприятий у вас не запланировано, только, вы просили напомнить, что сегодня у вас выступление в школе на последнем звонке. -Вот блин, забыл ведь, - сказал я и сделал большой глоток коньяка. – Лен, а во сколько там вся эта движуха начинается? -Так, Василий Павлович, начало мероприятия в 13-30. Школа, где будет проходить мероприятие – 38-я, которую вы окончили. Вас еще просила перезвонить завуч школы, Ираида Валерьевна, вот её номер, - Лена протянула мне бумажку. -Ладно, понял, - я взял бумажку и повертел в руках. – Ираида Валерьевна говоришь? А ведь она меня гоняла в школе как сидорову козу. Лен, предупреди Женю чтоб машину подготовил и принеси мне кофе. -Хорошо, - Лена развернулась на стройных ножках и вышла из кабинета. Я тоскливо посмотрел ей вслед: на задницу, обтянутую черным строгим платьем, на ножки в лаковых туфельках с красной подошвой, достал мобильник и набрал номер завуча: -Ираида Валерьевна, здравствуйте уважаемая, - мой голос стал сладко-гадким. – Это вас Кондратьев Вася беспокоит -Ой, - в трубке послышалось кудахтанье. – Ну, какой вы Вася, вы что, Василий Павлович, вы для нас теперь не Вася же… Её голос нисколько не изменился с тех пор, как я покинул стены родной школы. -Ираида Валерьевна, - прервал её я. – Для вас я навсегда останусь Васей, ведь так? Но только наедине, конечно, при посторонних я, конечно же, Василий Павлович, и если можно, с придыханием, - я засмеялся. -Василий Павлович, вот вы ведь позвонили мне и я рада, а значит, вы помните, что у нас сегодня мероприятие – последний звонок и мы все на вас очень рассчитываем, что вы приедете и скажете несколько напутственных слов нашим выпускникам. Выпускникам нашей школы, где и вы учились. Мы каждый год приглашаем на наш последний звонок выдающихся выпускников нашей школы, чтобы выпускники могли… -Ираида Валерьевна, вы мне скажите, во сколько подъезжать, там разберемся, выдающийся я или нет. -Так, Василий Павлович, начало у нас в 14-00. Вы можете подъехать к нам где-то к 13-30, чтобы мы могли подготовиться и обсудить программу выступления. -Хорошо, - ответил я. – Буду. -До встречи тогда, - Ираида Валерьевна положила трубку. Я откинулся в своем шикарном кожаном кресле. «Выдающиеся выпускники, значит, - подумал я. – Интересно, однако». Я открыл мини-бар, находящийся под столом, достал початую бутылку «Hennessy XO», налил половину бокала, залпом выпил. Потом вынул сигареты, закурил и набрал на мобильнике номер Жени, моего водителя: -Жень, ты где? -Василий Павлович, - ответил Женя. – На территории. На мойке. -Хорошо. Жень, иди в бухгалтерию, возьми там денег, тысяч двадцать-тридцать, езжай на дежурке в магаз и организуй пять наборов. Ну, там определишься исходя из суммы. Вискарь там чтобы был, конфеты и пакеты чтобы были дорогие. Сам посмотри. Нет, короче, в два пакета чтобы вискарь, в три – шампанское или ликёр дорогой, лучше «Бейлиз» или там «Шериданс», самые большие бутылки пусть будут, если нет, то «Мартини Асти», и закусь какую-нибудь положи. Конфеты там, рафаэлки, шоколадки. В три пакета по розе дорогой, чтобы алого цвета были. А в один пакет с вискарем блок мальборо красного положи. Икры там купи, батонов, масла. Всё понял? - Понял, Палыч, - ответил Женя с интонацией солдата, готового к приказаниям. – Во сколько выдвигаемся? -В час. Успеешь? -Обижаете. -Все, отбой, в час я внизу, и машину проверь, чтоб блестела. Я положил трубку и задумался: «Так, хорошо догадался пять наборов заказать, вовремя спохватился. Три набора женщинам – моей классной и двум завучам. Два, с вискарем, мужикам – директору и моему музыкальному руководителю, Виктору Яковлевичу лично блок сигарет – курит ведь до сих пор как паровоз». В дверь кабинета постучали, и вошла Леночка. -Василий Павлович, ваш кофе. Что-то еще надо? -Лен, ничего не надо, можешь быть на сегодня свободна. Увидимся в понедельник, хороших выходных. -Спасибо, Василий Павлович, - Лена поставила чашку на стол. – И вам тоже хороших выходных. До свидания. -Пока, - я потянулся к чашке и посмотрел вслед выходящей из кабинета Леночке. «Эх, жаль что замужем, хорошая она, вкусная какая-то», - подумал я. На часах было 12-30. «Еще полчаса тупить - подумал я. – Выпью-ко я еще». Налив еще коньяка (почему то вспомнил, что в произведениях русских классиков, герои выпивали не «коньяка», а «коньяку»), я улыбнулся и предался воспоминаниям. Школу я закончил в 1993 году. Потом окончил педагогический институт, исторический факультет (улыбнулся, вспомнив, что русские классики писали, что не «окончил педагогический институт», а «кончил на педагогическом»). Вот ведь, в наше время, слово «кончил» обрело иной, недвусмысленный подтекст. Потом, в 1998, после окончания института, один год отслужил в армии. Тогда все служили по 2 года, а люди после институтов служили один год. Подумал, что в армию сходил бы еще раз с удовольствием. Потом вспомнилась школа. Последние школьные годы и уроки музыки, которые вел Виктор Яковлевич. Вспомнил, как участвовал в школьной самодеятельности, играл в ансамбле на бас гитаре и в школьном духовом оркестре на баритоне. Вспомнил, что меня чуть не отчислили из выпускного класса за то, что прямым текстом послал на три буквы учителя географии за некорректные высказывания в адрес моего интеллекта. Инициатором моего отчисления была именно Ираида Валерьевна, которая истеричным голосом кричала, что исключит меня и из школы и из комсомола. На что я ей отвечал, что я не комсомолец. А она кричала, что, дескать, должен и сын героем стать, если отец герой. А ведь мой отец до самой смерти оставался ярым коммунистом, из-за чего в период начавшейся Горбачевской перестройки, у нас с ним были жесткие идеологические разногласия. Школу я закончил с одними трояками, только по музыке и физкультуре были пятерки. Директором завода я стал в 2005 году, после манипуляций с акциями завода, в результате которых, я с группой сотоварищей, завладел контрольным пакетом акций. Прошло уже десять лет. Завод разросся до огромного промышленного предприятия. У меня в собственности находился блокирующий пакет акций, и я чувствовал себя на сегодняшний день более-менее комфортно. Из воспоминаний меня вырвал звонок мобильного, это водитель Женя: -Палыч, я внизу. -Иду, три минуты, - Я не спеша встал, поправил галстук «Лагерфельд», синий, с ромашками, за десять косарей, накинул пальто, достал из бара и положил в карман пальто поллитровую фляжку «Хеннеси» и направился на выход. Внизу меня ждал служебный Мерседес-500 глубокого черного цвета, в 221-ом кузове, сияющий как яйца кота. Я сел на заднее сиденье и спросил: -Жень, все купил? -Да, Палыч, все в багажнике. -Хорошо Жень, едем в школу. Машина плавно тронулась. Я находился уже в полупьяном состоянии. Езда мягко укачивала, я немного прихлебнул из фляжки и уставился в окно. Мимо проплывал родной, такой родной город. Минут через 15 мы подъехали к школе. Еще не выходя из машины, я заметил на крыльце Ираиду Валерьевну. Она нервно прохаживалась по крыльцу, то и дело глядя на часы. Она, как всегда, была неотразима: фиолетово-синие волосы, забранные во что-то наподобие хвоста, красное платье в паетках, яркий макияж с голубыми тенями. «Ничего не меняется» - подумал я, натянул на лицо улыбку и вышел из машины. -Василий Павлович, здравствуйте, - кинулась вниз по лестнице мне навстречу Ираида Валерьевна. – Вы что ж это меня пугаете, негодник вы такой, на пятнадцать минут опоздали -Это пятнадцать фраерских, - ответил я. – Жень, доставай подарки. -Василий Павлович, вас ведь уже мы все заждались, через пятнадцать минут начинается мероприятие. Вас уже и директор наш заждался, Григорий Геннадьевич, и все-все. -Служба, Ираида Валерьевна, – Ответил я. – Показывайте куда идти, я забыл уже всё на свете. Мы поднялись по лестнице и вошли в здание школы. Впереди меня на полусогнутых ногах полу бежала - полу шла, постоянно оглядываясь на меня и улыбаясь, Ираида Валерьевна, я же четкой походкой следовал за ней. Позади нас груженый пакетами с подарками следовал Женя. -Вот, кабинет директора, - Ираида Валерьевна постучала в дверь. – Заходим, заходим, вот и гость наш, Василий Павлович Кондратьев пожаловал, - она открыла дверь кабинета, пропуская меня вперед. В кабинете директора был накрыт праздничный стол, к стульям привязаны воздушные шары. На столе я заметил чайник, торт, конфеты. Никакого алкоголя. Из-за стола навстречу мне, вытянув руку, кинулся неприметный человек средних лет в синем костюме-тройке, с залысиной и брюшком: -Очень, очень приятно, Василий Павлович, я Григорий Геннадьевич, новый директор школы. Очень о вас наслышан. Ну, присаживайтесь, присаживайтесь, вот, во главу стола. -Да нет, что вы, - Отвечаю. - Я скромно как нибудь. Вот, я вам подарки привез, так сказать к последнему звонку, Жень, заноси. Женя поставил на стол пять пузатых пакетов. -Тааак, - Я, потирая руки, по-хозяйски подошел к пакетам. - Это вам. Ираида Валерьевна, это вам Григорий Геннадьевич, это вам, Роза Альбертовна, - я каждому вручил подарок. - А где мои любимые учителя? Валентна Ивановна и Виктор Яковлевич? -Сейчас, сейчас они придут. – Поспешил ответить Григорий Геннадьевич и выскочил в коридор. -Жень, накрывай на стол. – Скомандовал я. - Ираида Валерьевна, а что, посуды нормальной никакой нет? -Ой, что вы, сейчас все будет, - Ираида вылетела из кабинета Через некоторое время на столе появились рюмки под спиртное, Женя выложил на стол несколько банок красной икры, французские багеты, пачку масла, пару бутылок колы и пузатую бутылку коньяка. Пока завучи нарезали бутерброды, в кабинет скромно вошли моя классная руководительница – Валентина Ивановна и Виктор Яковлевич, учитель музыки. -О! Как же я рад вас видеть, дорогие, - Я их обнял, Валентину Ивановну поцеловал в щечку. - Как же я рад вас видеть! Григорий Геннадьевич! – я повернулся к директору. – Вы не будете против если я тут похозяйничаю? -Что вы что вы, - ответил директор. Я с хрустом свернул крышку с бутылки и разлил коньяк по рюмкам -Итак, дорогие мои школьные учителя, - начал я Все как по команде взяли рюмки и встали -Не надо, не надо, сидите. Все послушно сели, всем своим видом и серьезными лицами выражая внимание ко мне -Итак, много лет назад я окончил вашу, вернее, нашу школу. Школа очень многое мне дала. Именно здесь, выражаясь официальным языком, я получил дорогу в жизнь. Спасибо вам. И отдельное спасибо вам, Валентина Ивановна и вам, Виктор Яковлевич за все. Все чокнулись и выпили. Закусили бутербродами с икрой. После были еще тосты от директора, от завучей и учителей. Спустя некоторое время лица у всех раскраснелись от выпитого. -Ой, - внезапно встрепенулась Ираида Валерьевна. - У нас осталось пять минут до начала классных занятий. Василий Павлович, давайте я вас введу в курс дела. -Вводите, - согласился я -У нас в этом году новация, - начала Ираида Валерьевна. - Все выпускники сейчас находятся в своих классах, перед последним звонком. Общаются со своими классными руководителями, родителями. А в классах у нас установлены такие колонки, помните, над раковиной, так сказать внутренняя связь. Мы по ним передаем сообщения, ну там иногда музыку включаем. В каждом классе у нас под потолком такие колонки. Вот мы и подумали, что на классном часе было бы неплохо всем ребятам послушать выступление выдающегося выпускника нашей школы, так сказать с напутственным словом. -Это я значит, выдающийся выпускник? - усмехнулся я. -Ну конечно, Василий Павлович, в этом году вы наш выдающийся выпускник. Так вот, мы проводим вас в радиорубку и вы в микрофон скажете ребятам напутственное слово. Можете рассказать о себе, о вашем пути в большой бизнес. И дать так сказать наставление выпускникам нашим в новую жизнь. Хорошо? Ираида так и сияла. Я посмотрел на Виктора Яковлевича, у которого горели щеки от коньяка. Он сидел с краю стола и поглаживал подаренный пакет, стоявший у него на коленях. -Виктор Яковлевич, что думаете? -Я Вася? Ой, сори, Василий Палыч, думаю, что все здесь продумано до мелочей. Я буду с вами находиться в рубке за пультом и если что подскажу. -Хорошо, - Ответил я. – Ведите меня в эту рубку. Я постараюсь, что нибудь сказать. Все дружно встали со своих мест. Я маханул рюмку коньяка. Ираида Валерьевна взяла меня под локоть и вывела из кабинета, нашептывая на ухо: - Василий Павлович, вы у нас такой хороший. Мы вами так гордимся. Если на выборах вы будете, мы все за вас пойдем, я говорила с учителями, они все за вас. -Ладно, ладно, дорогая, - Отвечаю. - Я все понял, я тоже вас, если что не подведу. Меня провели по коридорам школы и подвели к двери с надписью «Пультовая». Мы зашли внутрь. В каморке «Пультовая» стоял стол с пультом, три стула. На столе перед пультом стоял древний микрофон. На стене висел электрический щиток со всевозможными цветными рубильниками. -Вот, Василий Павлович и Виктор Яковлевич, ваше рабочее место на ближайшие 10 минут, - Сказала Ираида Валерьевна. - Я сейчас уйду, и через 5 минут можете начинать свое выступление. Она игриво захихикала и вышла из помещения. Я приземлился на стул и огляделся. В комнате не было окон, дверь была глухая, обшитая листовым железом. На соседний стул присел Виктор Яковлевич, поставив под стол заветный пакет с подарками. -Яковлевич, а пепельница есть? - Спросил я. -Вась, тут так-то не положено курить, - он смущенно посмотрел мне в глаза. -Да ладно, прекращай, - Ответил я. - Помнишь, когда я учился, чего только не положено было. А ведь и курили и пили на репетициях у тебя и чего только еще не делали. -Это да, - Виктор Яковлевич откуда-то достал банку из-под майонеза, полную окурков. - Когда нельзя, но очень хочется, то можно, Вася, ведь ваш класс лучшим был у меня, все такие независимые, свободные. Время такое было…эх. -Это да, Яковлевич, давай доставай стаканы, скоро начинаем. Я достал из пиджачного кармана бутылку коньяка и разлил по чайным чашкам, поставленным Виктором Яковлевичем. -Ну, давай, дорогой, вздрогнем за нас. -Давай. Мы чокнулись и выпили, занюхав рукавами, закурили -А что, спросил я. - Яковлевич, как жизнь то в школе вообще? -Да никак, - отвечает Виктор Яковлевич, глубоко затянувшись сигаретой. - Суки свободы творчества лишают, везде зажимают, репертуар согласовывают. Мол, это надо петь, а это не надо. Молодежь никакая, ничего не надо. На уроках все в телефонах сидят, снимают, смеются. Глаза пустые, не то, что у вас – у вас глаза горели. Все для вас было новое. А у них я как клоун. А чуть что не так, жалуются, мол, учитель плохой смотрите, как ругается. И видео показывают, в соцсетях выкладывают. Родители уже обещали пару раз морду мне набить. -Ладно. – Я наливаю еще по одной. - Давай за нас и за Севергаз. Мы чокнулись, выпили. Виктор Яковлевич уже совсем пьяный, сидит, пошатываясь, подперев голову кулаком. -Вить, - Говорю я. - А каморка эта изнутри закрывается? -Дддда, - Отвечает он. -Закрой ка, - говорю я. - Чтоб не мешали нам передачу вести. Виктор Яковлевич повернулся к двери и покрутил дверной замок два раза Внезапно зазвонил мой мобильник - это Ираида Валерьевна: -Василий Павлович! Ну что вы? Все уже готово, начинайте! -Всё, - Отвечаю я. – Начинаем. Витя, включай шарманку. Виктор Яковлевич, нажал какую-то кнопку. Пульт загорелся зелеными огоньками. Виктор Яковлевич покрутил ручку громкости, нажал кнопку «play» и в динамиках зазвучала музыка: а записки с голубями все летят ко мне из детства беспокоят мою память никуда от них не деться я своих подружек школьных иногда еще встречаю оказалось это больно, школа-школа я скучаю Потом повернул микрофон в свою сторону, убрал музыку на второй план и абсолютно трезвым голосом сказал: -Добрый день, уважаемые выпускники, родители и учителя. Сегодня торжественный день. Сегодня мы отмечаем последний звонок. В этот день, возможно, вы в последний раз сидите за своими партами со своими одноклассниками и общаетесь со своими учителями. В этот день весь наш педагогический коллектив хочет вам пожелать всего самого наилучшего, успехов во взрослой жизни, светлых дорог и открытого горизонта. И по доброй традиции, сказать вам напутственное слово, мы пригласили выпускника нашей школы, генерального директора завода «Севергаз» Кондратьева Василия Павловича. Василий Павлович. Пожалуйста. Виктор Яковлевич придвинул микрофон ко мне. Я облизнул губы, показал ему знаком: «наливай» и начал свою речь: -Добрый день уважаемые выпускники, родители и учителя. Я являюсь выпускником нашей школы и в первую очередь хочу поблагодарить учителей, которые отдают всего себя на благо вашего и нашего воспитания. Сегодня у вас последний звонок. После него вы приступите к сдаче экзаменов и в дальнейшем ваш жизненный путь будет зависеть только от вас. Конечно не только от вас, но и от ваших родителей, которые попытаются вас направить в нужное русло, а как вы воспользуетесь этим направлением это уже ваше личное дело. Потому что вы уже взрослые и как бы вашу судьбу решать вам самим. Лично я, когда учился, был отпетым троечником и хулиганом. А когда поступил в институт, то все обалдели, конечно, а ведь смотри, сейчас я генеральный директор целого завода. Как у нас любят шутить первый раз не «Севергаз». Я захихикал в кулак. Какой-то веселый пьяный кураж поднимался во мне, я погасил смех и продолжил: -Вот, когда я закончил школу, у нас допустим отсрочку от армии давали только тем, кто поступил в ВУЗ, то есть в высшее учебное заведение. Вот я и поступил в пединститут. Потому что там конкурс был небольшой и парней брали с удовольствием. А в армию тогда не хотелось. Там с нашей школы много кто учился. Все сейчас типа педагоги бля, по образованию. А по жизни кто где. Так вот, брали даже троечников. Вот. А девочкам тогда кипишевать особо не надо было. Они могли и не поступать, им в армию идти не надо было. А ведь у нас тогда задача стояла - в армию не идти. Любыми способами. Можно было еще ребенка заделать. Но это сложнее – надо было бабу найти там, жениться. Нет, ну были и такие которые в армию стремились, конечно. Через год четыре пацана из моего класса ушли. Вернулись двое. Двоих привезли, это самое, в цинке. Чечня тогда началась. Ну, сейчас такого ведь нет. Сейчас можно в армию сходить. Тем более армия всего год. Так что идите не бойтесь. Там все нормально будет. Я вот лично в армии служил, в войсках дяди Васи, ВДВ значит, а знаете, почему ВДВ войсками дяди Васи называются? Потому что командующим ВДВ тогда был, да и сейчас вроде остается, генерал Василий Филиппович Маргелов. Так вот. Я, повторяюсь, закончил нашу школу с плохим аттестатом. Троечником был короче. Видите же, плохой аттестат это еще не приговор. Это не помешало мне стать хорошим и уважаемым человеком. Ведь я тоже педагог. Закончил пединститут, профессия – учитель истории, хотя и истории не знаю если честно. Историю КПСС еще тогда учили в институте. Её тоже не помню. А вы знаете кто такой Ленин? А Сталин? А я ведь в детстве по телеку только похороны смотрел. Брежнев, Андропов, Черненко. Помните таких? Да нет, вы не помните. Вот родители ваши помнят стопудово. У меня самого сын вашего возраста. Только учится в другом месте. В Англии где-то. Не помню даже где. Вернее могу вспомнить, но не хочу. Это самое, со стонхенжем каким-то там связано. Или я что-то путаю? Короче, жена там у меня вопросами образования занимается. Жена у меня конечно уххх. Модель. Да, о чем это я? Чото понесло не в ту степь. Ах, да. Время у нас тогда такое было, не дай вам бог. Хулиганили, конечно. Многие думают, что и бандитстовали, но какой там бандитствовали. Так, мелочь по карманам тырили, барыг там всяких крышевали, это самое, водкой паленой торговали, шмотками китайскими. Каждый же вертелся, как мог. Спасибо скажите родителям своим, что вырастили вас в такое тяжелое время… Я прикрыл микрофон рукой и пнул ногой Виктора Яковлевича, который спал пьяный, уронив голову на стол. -Тссс, ты чо, давай, наливай! Виктор Яковлевич встрепенулся, потянулся за бутылкой и налил по полной чашке коньяка, половину бутылки при этом разлив на стол. В дверь каморки постучали. Приглушенный женский голос за дверью загомонил: -Василий Павлович, можно нам войти, у нас скоро торжественное построение. Зазвонил мобильный, это Женя: -Палыч, тут к вам эта, крашеная ломится, что делать? -Жень, стой, никого не впускай, если к щитку пойдут, пригрози стволом. -Понял Палыч. Женя у меня был боец, бывший спецназовец, снайпер, участник двух Чеченских кампаний. Я придвинул микрофон: -Итак. Что же это я хотел вам сказать? Ааа! Закончил я короче вашу нашу школу и понеслась. Время, конечно, было темное. Шапки зимой с людей снимали. Мы так и кормились какое-то время. Бежишь такой по улице, шапку норковую с мужика сдираешь и дёру. А потом барыгам там всяким на рынке шапки продавали за полцены. Вот так и жили. А как еще жить? У родителей денег нет. Вся страна в жопе. Мешок картошки привезешь на автобусе рейсовом и потом одну картошку жрешь целый месяц. А стипендии мизерные были. Только на водку и хватало. А водка дорогая была и вся паленая. Стипендии на пару бутылок и хватало. Я даже пару раз водкой той траванулся. Но это, выпускники слушайте сюда. Как говорит мой наставник и друг Виктор Яковлевич, перед вами априори, то есть по-нашему - в натуре, открытый горизонт возможностей. Не просрите свои возможности. Это я вам говорю – человек, который не просрал. А ведь у меня в классе много кто что просрал. А ведь старт был у всех одинаковый. Все были счастливые и улыбчивые. А сейчас хмурые и депрессивные. А некоторые вообще пидоры конченые. В дверь заколотили. Из-за двери слышался истеричный женский голос и угрожающе бубнил Женя. Несколько раз прозвучало слово «Полиция». «Пох полиция». – Подумал я -Так вот, уважаемые выпускники, - Виктор Яковлевич протянул мне чашу с коньячком, я залпом выпил, затянулся протянутой Виктором Яковлевичем сигаретой и продолжил: -Уважаемые выпускники, не будьте детьми. Берите от жизни все. Имейте все что шевелится. Вот из нашего выпуска сразу четыре девчонки после выпускного замуж выскочили, родили, и что? Воспитывают детей одни, мужья слились или спились. А почему спились? Хер его знает, почему. Это науке неизвестно. Да, восемьдесят процентов женщин живут одинокие с детьми. Мужья, вроде такие сначала все любящие, а алиментов не платят. Многие бабы работают продавцами там, контролерами или сучкорезами на делянках. А ведь были такими красивыми. Одна вообще вертухаем на зоне, с автоматом на вышке стоит. А что делать? Семью детей надо как-то кормить. Мужика то нет, бухает где-то. Почти все развелись. А почему? Да хер его знает. Мужики всё валят на баб. Бабы на мужиков. Все всеми недовольны. Каждый каждому что то должен. А ведь так в походе мы после последнего звонка пели под гитару: «я буду любить тебя всегда». Или как там? Это самое, не обольщайтесь, короче, уважаемые выпускники. Жизнь поимеет вас и выплюнет, как ненужный шлак. Ну ладно, я. Я поднялся. Один из сотни. А вот у нас спортсмены были, пацаны, так все пошли в бандиты, модно было тогда. Так нет их сейчас никого в живых. Кого убили, кто сторчался от герыча. Это сейчас герыча не найти. А тогда было без проблем, только бабло приноси. И приносили. А где брали, кто знает? А девушки? Наивные. Самых красивых тогда увозили комерсы в город на Мерседесах. И что дальше? Поматросил и бросил. А дальше - проституция. Сам видел. Даже вызвал, как-то раз, одноклассницу. Не специально конечно. Проговорили с ней потом всю ночь. Денег ей дал. На работу потом устроил. Так-то! А что я хочу сказать? Парни, вы красавцы, живите, так как знаете. Но могу посоветовать, идите в ФСБ. Там вся сила. Все у нас щас только через ФСБ всё решается. Наш самый главный из ихних. А девушки, девушки ищите богатых мужиков постарше, охмуряйте их и выходите замуж, рожайте им детей, а потом, если что не так – разводитесь и разводите их на деньги. А так, чем могу закончить свое выступление – будьте счастливы и не забывайте родную школу. Всё, адьё! Из радиорубки меня, в умат пьяного, выводили под руки два сотрудника нашего ЧОПа – «Севергаз-ЩИТ», под предводительством хмурого и на всё готового Жени. По территории школы наш конвой шел в живом коридоре из выпускников, их родителей и учителей. Я пьяно улыбался каждому. Пох. Классно выступил.
Свидетельство о публикации № 28713 | Дата публикации: 16:20 (26.11.2016) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 28 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 3
0
3 volcano   (28.11.2016 13:49)
А с абзацами смотрелось бы лучше.

0 Спам
2 Kirsha   (27.11.2016 00:56)
Спасибо за критику. Над грамотностью поработаю. А вот насчет лексики - так и задумывалось, чтобы ближе к действительности. Мало кто сейчас говорит на литературном языке. Ведь правда?

0
1 LULs   (26.11.2016 20:47)
ликёр дорогой, лучше «Бейлиз» - из фирменных ликёров бейлиз - самый демократичный и дешёвый. На уровне Белуга Хантинг. Дешевле уже "химия".

В три пакета по розе дорогой, чтобы алого цвета были. А в один пакет с вискарем блок мальборо красного положи - вечная проблема - что подарить мужику. Но у меня она решалась быстро, если курящий. Дарили хорошую газовую зажигалку швейцарскую. не, конечно, дюран дарить преподу, может, перебор, но и блок сигарет - это уж по-нищебродски.

Пока завучи нарезали бутерброды, - пытаюсь представить, как они справились делать бутеры из французских багетов. точнее, как они тупыми ножами каменные корки крошили.

найденная на помойке грамотность и слепленный нечитаемый комок текста сослужат рассказу плохую службу, а жаль. В должном виде креатив достоин похвалы: развесёлое (по-хорошему) чтение, замысел оригинальный, может сделать кому-то день или вечер хорошего настроения.
А вот над индивидуальностью лексики и в целом стиля хотелось бы, чтобы автор поработал.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 

svjatobor@gmail.com