» Проза » Рассказ

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Сюжет
Степень критики: желательна
Короткое описание:

-



- Я тут главный! - уверенно сказал Очкарик и поправив указательным пальцем очки на переносице, приблизил свое лицо к лицу Толстяка.

- А я где главный? - спросил в ответ Толстяк.

- Ты главный где-то..., а я главный здесь и сейчас! - заключил Очкарик, и задрав подбородок, развернувшись, пошел прочь по длинному, гулкому коридору.

Толстяк посмотрел в след уходящему Очкарику и подумал о том, что этот их давний спор давно ему надоел, и что быть может Очкарик прав, и еще он подумал о том, что быть может все это не так уж и важно.

Толстяк перевел взгляд в окно. Там за окном был летний безмятежный день, слабый ветерок качал листья деревьев, и там появилась она - Королева! Он ждал ее. Королева быстрой легкой походкой пересекла двор и скрылась в дверях здания.

Он поспешил в свой кабинет, в свое кресло. Спустя несколько минут Королева сидела поодаль, напротив. Ее руки лежа на коленях держа толстую стопку страниц. Он, делая вид что разглядывает объем стопки, любовался ее коленями. Она понимая это не спешила показывать содержимое тетради. Она рассматривала книжные полки, делая вид что пытается прочесть названия. Так они сидели и молчали казалось вечность, понимая что  молчание важнее. Через несколько минут, он оторвал глаза от тетради и стал смело рассматривать ее лицо, их взгляды встретились. Множество признаний и объяснений промелькнули в одну секунду и тут же погасли, затерявшись в глубинах мироздания. Он тут же отвел свои глаза, трусливо приняв деловой защитный вид.

Он еще не готов... - поняла Королева, - Он слаб! И быть может, сильным не станет...

Он, почувствовав ее мысли, хотел тут же смело и решительно поднять свои глаза и продолжить взгляд, но не смог. Еще через секунду он сдался, согласившись с тем, что он слаб, и он трус. Он тяжело вздохнул, обозначая согласие.

Она ушла. Глядя на закрывшуюся за ней дверь, он понял, что вместе с ней, за ней, ушла куда-то вся его глупая жизнь. Он представлял как гулко звучат по коридору ее удаляющиеся шаги, представлял каждый ее шаг. И в этот момент он удивился ее огромной власти над ним.

Он стал слушать свое дыхание, попытался нащупать пульс, - ему нужна была опора, для возвращения в свой обычный мир.

Он вспомнил об Очкарике, и подумал о том что тот прав - этот мир, даже в самой своей малости совсем не принадлежал Толстяку. Все что Толстяк мог, и что он делал в этом мире, все это, - ничего не значащий вздор, сплошная иллюзия, ничего настоящего, ничего достойного внимания.

Подумав так, Толстяк испытал приступ нестерпимой жалости, в смеси с отвращением к самому себе. Он попытался было  глубоко вздохнув отбросить от себя это наваждение, однако вместо этого продолжил думать о своей трусости.

Смирившись с этой неподвластной ему данностью, он внимательно осмотрел свой кабинет, как если бы увидел его впервые. Его взгляд остановился на оставленной ею тетради, - она лежала на краю стола. Ему было не важно ее содержание (опять эти бесконечные слащавые женские истории), однако это все, что осталось ему от Королевы...

Он взял тетрадь в руки. Эта стопка листов оставляла надежду вернуть ее внимание. Подумав так, стал листать страницы. Без энтузиазма. Вначале не читая, просто рассматривая, не вникая в содержание, любовался игрой слов, выискивал неизбежные огрехи. Неожиданно, содержание текста привлекло его внимание, и он пустился в погоню за ней, ее мыслями. Вскоре, потеряв чувство реальности, он внезапно полетел по страницам, обретая в себе неведомую ранее силу и уверенность, бесстрашно разрушая привычные табу и логические пределы. Вдруг опомнившись, он резко отодвинул тетрадь от себя, устыдившись своей не профессиональной непосредственности. Посмотрел на часы -  прошло более двух часов, показавшихся ему минутами. Решительно, но уже с  трепетом, он  закрыл тетрадь.

Вернувшись в неожиданно ставшую зыбкой реальность, он попытался осмыслить произошедшее с ним. Впервые за много последних лет он вдруг почувствовал себя свободным от суеты, способным как в детстве на дерзновенные поступки. Он посмотрел в ежедневник, ищя повод чтобы вначале отодвинуть подальше, а затем и вовсе убрать эту тетрадь со стола, и поставить на самую дальнюю полку, до тех самых пор, пока к нему не вернется его обычный скептицизм, называемый объективностью.

Просмотрев ежедневник и не найдя неотложных дел, он со вздохом опять открыл тетрадь.

Сказав при этом зачем-то:

- Я - не трус!

Вчитываясь в текст, он вскоре ощутил себя стоящим на краю бездны. Ужасно медленно, прилагая большие усилия воли, он сделал маленький шаг назад, и скорее почувствовал, чем осознал умом, что в этот миг Королева печально улыбнулась ему и прошептала:

- Слабак...

С еще большим усилием, он сделал второй крохотный шаг от края пропасти, и тут же, решительно закрыл тетрадь.

Он вернулся в объективную реальность. В ту самую объективную реальность, которая сейчас вдруг стала иллюзорной и лишенной всякого настоящего смысла. Он почувствовал себя усталым, больным, немощным, опустошенным. Посмотрев на часы немало удивился: рабочий день давно закончился. За все время никто не позвонил ему, не вошел в его кабинет, как если бы он вдруг выпал из этого мира и все про него забыли.

На какое-то мгновение ему показалось, что описанное в тетради не вымысел, - что это происходит на самом деле. Вскочив с кресла он выбежал из кабинета в пустой темный коридор, метнулся к окну в конце коридора. В вечерних сумерках успел рассмотреть удаляющуюся женскую фигуру. Ему померещилось что это уходит Королева, и он мысленно полетел в след за ней, подобно ангелу оберегающему ее от суетного мира...

Утром следующего дня к Толстяку пришел Очкарик, с ним пришла Ленивая, она привычно, по дружески обняла Толстяка и предложила ему пойти вместе с ней, посмотреть работу Очкарика.

Очкарик при этом многозначительно молчал и одобрительно кивал головой. Толстяк с заметной неохотой согласился, и они втроем пошли по длинному бесконечному коридору. Коридор был со множеством дверей, но людей было мало. На встречу им попалась Светловолосая, она что-то прощебетала на своем светловолосом языке и тут же скрылась за ближайшей боковой дверью. Толстяк рассматривал идущую впереди него Ленивую, и вдруг впервые задался вопросом: Почему он всегда ходит позади Очкарика и Ленивой, и никогда перед ними? Немного поразмыслив он понял, что любит смотреть на колышущуюся перед ним фигуру Ленивой. Это вдруг почему-то огорчило его. Ему нравилось идти по коридору, за кем-то, идти куда-то. В этом был какой-то сакральный, самодостаточный смысл. И при этом для него было важным чтобы его вели, чтобы он был кому-то нужен. Ему хотелось чтобы коридор не заканчивался, чтобы они так и шли целую вечность.

В его сознании неожиданно вспыхнула грустная улыбка Королевы, и одновременно,  он оказался у открытой двери, ведущей в кабинет Очкарика. Очкарик и Ленивая были уже в глубине и Толстяку оставалось, сделав небольшой шаг, переступить порог и закрыть за собой дверь. Он поднял ногу чтобы шагнуть, но остановился, нога зависла в воздухе и затем, неожиданно для самого себя вернулась на прежнее место. В следующую секунду он закрыл дверь перед собой. Еще через секунду он уже шел прочь от этой двери, от Ленивой и от Очкарика.

Он шел тяжелыми медленными шагами, как если бы никуда не спешил. На самом деле он бежал, бежал изо всех сил, а следом за ним уже мчалась погоня.

- Вначале побежит Ленивая, за ней Очкарик... - подумал Толстяк, и его шаг ускорился.

Заметив бегство Толстяка, Ленивая бросила ему сквозь закрытую дверь:

- Куда?

Удаляясь по коридору, Толстяк, безвольно обманывая, мысленно оправдывался:

- Я забыл... Я сейчас... Я приду...

Толстяк знал что не придет, он знал что совершает первый в своей жизни побег. И Ленивая, каким-то своим немыслимым чутьем, вдруг поняла это. Выскочив в коридор и глядя в след удаляющемуся тяжелой походкой Толстяку, она уже готовила план мщения.

Спокойно вернувшись к Очкарику, который казалось ничего не заметил, она положила руку на его плечо. Он конечно же слышал как крикнула и метнулась к двери, в след за Толстяком Ленивая, и почувствовал что она заподозрила того в побеге. Но Очкарик был уверен, что Толстяк не способен на настоящий побег, он достоин только жалких неудачных попыток, еще более унижающих его. Поэтому не стал беспокоиться. Ленивая сжала руку на его плече и Очкарик, почувствовав  решительность Толстяка, удивился его "взявшейся из не откуда" силе. Однако его плечо оставалось таким же невыразительным. Ленивая презрительно отдернула свою руку и подумала:

- Идиот! Самовлюбленный, близорукий идиот!

Толстяк спешил, еще на подходе к двери своего кабинета он стал судорожно искать ключ в кармане пиджака. Он знал на что способен Очкарик и потому искал укрытия. Дверь не была заперта, он вошел и заперся изнутри.

Очкарик вздрогнул. Его мысли устремились вслед за Толстяком. Дверь его кабинета захлопнулась перед самым его носом. Очкарик мысленно уперся лбом в дверь, сжав кулаки начал медленно раскачивать здание. Его лицо обезобразила болезненная гримаса и казалось еще мгновенье, и он закричит самым неистовым криком. Там, на столе, за этой дверью лежала тетрадь Королевы. Сейчас Толстяк сядет в свое кресло, возьмет в руки ее тетрадь и будет читать, страницу за страницей, все более и более отдаляясь от преследователей.

Толстяк вернулся в свое кресло и глубоко вздохнув, вновь открыл тетрадь. Привычно вычитывая  ошибки, он вдруг почувствовал что время замедлилось, - он перестал читать. Наступила тишина, мысли повисли в воздухе, потеряв всякую силу. Сделав последнюю неудачную попытку удержаться в границах объективной реальности, он окончательно сдавшись, покорившись чувствам, наконец ощутил себя свободным и сильным. На мгновение задержавшись у последней черты, он уже без страха наслаждался предвкушением своего безумия. Он знал что обратного пути для него не будет, но он также знал, что может постоять на этом последнем краю, сколь угодно долго, и что никто и ничто не толкнет его дальше, против его воли. Только он сам...  Уверенно посмотрев в любящие глаза Королевы, он на мгновенье замер. Но лишь для того, чтобы уже в следующую секунду, теряя остатки реальности, руководствуясь единственно своей волей, в полную силу рвануться в ее вселенную чувств. Он понимал, что скользит в бездну, но он уже не сопротивлялся этому...

Тетрадь прочитана, последняя страница перевернута. Толстяк вышел в коридор. Ключ легко скользнул в замочную скважину и повернулся замыкая дверь, затем скользнул в карман и спокойно лег в нем. Теперь Толстяк не мог вернуться в свой кабинет, не мог спрятаться в нем. Внутри Толстяка вдруг появился еще кто-то, не позволявший ему бояться. Толстяк осмотрелся, ищя преследователей. Коридор был пуст. Эта пустота была похожа на яму из которой ему предстояло выкарабкаться. Он почувствовал слабость в ногах. Ему показалось что он падает и надо бы опереться на стены. Однако стены также шатались. И тогда внутри Толстяка, этот второй, пока еще не известный, попытался остановить время. Время приостановилось, но тут же побежало вновь. Толстяк почувствовал что проваливается в яму, падает. На самом деле он уже шел, ноги вели его к Очкарику. Казалось он сдался, и идет чтобы признать свое бегство глупостью, найти оправдание своему отсутствию. Да, он скажет, что забыл про обещанную срочную рецензию, и задержался... Однако тот второй, внутри Толстяка, он уже знал куда пойдет, его путь лежал гораздо дальше - к выходу из здания.

Кем был этот второй? И почему он стал главным? Толстяк внезапно узнал его - это тот мальчик забияка, который не боялся лазить по соседской яблоне и пугать соседского кота. Это был он сам, настоящий. Но он пока еще не мог сбросить с себя образ покорного малодушного Толстяка продолжая играть эту роль. Вот он прошел коридор, спустился в холл, прошел мимо кофейни, и вот он выход. Сейчас предстоит самое трудное. Надо выйти из здания. Он понимал что Ленивая все донесла Очкарику. Очкарик раскачал здание и разбудил всех. Теперь все знали о его побеге. Он прислушался: Одни предлагали не обращать на это внимания, другие предложили закрыть ему выход до точного выяснения обстоятельств, третьи, коих оказалось большинство, предложили проследить за ним и пока не препятствовать ему. Их доводы были весьма убедительны:

- Улица, увидев Толстяка, запихнет его обратно в здание, она не любит его. Едва Толстяк останется без поддержки здания, он ослабеет и не сможет далеко уйти. Его всегда можно будет догнать и вернуть, и вот тогда... Поэтому нет причин для беспокойства.

Оказавшись на улице, Толстяк не стал с ней бороться, он сразу зашел в ближайший магазин. Магазин быстро понял с какой целью в нем Толстяк, посмеялся над ним и предложил купить сигареты, в обмен на временное укрытие, предупредив что это не на долго. Толстяк посмотрел в окно: летний солнечный день превратился в хмурый осенний. Небо закрыли тучи, подул ветер. По улице полетели брошенные кем-то газеты, поднялись пыльные вихри.

Толстяк вспомнил про оставленную им в кабинете, ее тетрадь и он решил вернуться. Едва он вышел из магазина, тучи на небе разошлись так же быстро как и собрались.

Здание впустило несостоявшегося беглеца равнодушно, однако проскрипело дверями:

- Слабак...

Рука искала в кармане ключ, но находила только пачку с сигаретами. Он подошел к двери и закрыл глаза, представил как берет в руки ее тетрадь. Ключ оказался в его руке. Щелкнул замок, и вот он внутри. Взяв тетрадь со стола он подошел к книжной полке и спрятал тетрадь среди своих старых работ. Затем он опустился в кресло и перевел дух. Кресло крепко обхватило его за ноги.

Он посмотрел на часы. Секундная стрелка остановилась и сделала шаг назад. Он понял что побег не удался. Через несколько минут придет Ленивая и уведет Толстяка за собой...

Толстяк боялся Ленивой, боялся лишения себя детских воспоминаний, и потери тетради. Однако его опасения к счастью не оправдались. Открылась дверь и в его кабинет впорхнула Светловолосая. Она говорила быстро и спутано, и ему было совершенно неважно о чем она говорит. Толстяк ее не боялся и вздохнул облегченно. Однако дверь кабинета она оставила приоткрытой. Это был верный знак того, что все уже знают о побеге и готовы его выслушать.

Толстяка решили наказать изощренно: сознательным самоуничижением. Теперь он должен был жить в новом образе. Прежний образ ему уже не засчитывали. Как жить по новому Толстяк пока не знал. Он подошел к Светловолосой и взяв ее за руку провел в глубь кабинета, предложил сесть. Сев рядом, продолжая держать ее руку, он попытался прочувствовать возможные варианты.

В незакрытую дверь было видно, как по коридору, мимо кабинета, быстрым шагом прошла Ленивая. Решив что теперь он в безопасности, Толстяк поблагодарил Светловолосую за "очень ценный совет" и проводил за дверь.

Тем временем Ленивая была уже в кабинете Босса и уже извинялась за произошедший инцидент. За то, что она с вместе Очкариком раскачивали здание. Она пообещала быть в дальнейшем внимательнее к Толстяку, и разузнать о всех причинах произошедших с ним изменений. Босс ей не поверил и вызвал Светловолосую. Светловолосая не заставила себя долго ждать, она вошла тут же, как если бы стояла за дверью. Прямо с порога она, сделав загадочное лицо, изящно изобразила всем своим телом  вначале шатающееся здание, а потом растопыренными пальцами Королевскую корону.  На Босса это представление никаким образом не подействовало, а вот Ленивая дернулась, - ей захотелось уйти. Взглянув на Босса, она получила одобрительный взгляд и вышла. Идя по коридору она слышала спиной:

- Толстый, наш самый лучший работник! Давайте будем работать без таких эксцессов!

Ленивая была уже не молода и не так красива как Светловолосая, но зато она была более опытна. Она никогда не смеялась над Королевами. Она знала их силу. Знала случаи, когда черта здания не могла удержать сотрудников. Королева способна разрушить иллюзию комфорта и состоятельности, которую здание создает для сотрудников.

Знала Ленивая и другие истории, когда здание поглощало Королев, превращая их в обычных сотрудниц. Однако такие случаи были редкостью и о них почти не говорили. Быть может и Ленивая была когда-то Королевой, но узнать об этом сейчас было уже не возможно. Все воспоминания о ее молодости были стерты, либо искажены. А после поглощения, ей уже никто не скажет - что с ней было до этого, никто не вспомнит об этом.

Спустя месяц, Толстяк все же сбежал. Его не стали преследовать. По совету Ленивой, Босс пригласил Королеву для работы в здание, на место Толстяка. Он был щедр на любезности и предложил ей разменять ее королевство, на место в его здании. Она  согласилась...


Свидетельство о публикации № 33853 | Дата публикации: 00:35 (22.06.2019) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 49 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 6
0
4 Llirik   (27.06.2019 09:37)
К плюсам отнесу: 
Стиль (или жанр или форма) вашего повествования - на протяжении чтения постоянно ловил себя на мысли: "Здорово подмечено". Образность произведения не навязчива, не нагружает мозг, но наоборот легка, непринужденна. 

Минусам: 
Возбуждение интереса происходит не сразу - толстяк, очкарик и королева сразу кажутся знакомыми, банальными и неинтересными. Но потом действие закручивается и интерес возбуждается. 

Во время прочтения сразу вспомнил этот спектакль 
http://bgmteatr.by/и-не-нами-то-придумано.html 

как будто пьесу и ваш рассказ писал один автор, образность очень похожа (это комплимент вам). По вашей малой родине, Герман, предположу что вы белорус и порекомендую к ознакомлению постановку. Она, возможно, вдохновит вас на дальнейшее написание подобных рассказов, покажет, до каких масштабов можно развернуться с произведениями подобной формы.

Судя по рассказу мне кажется, вы можете рассказать читателям весьма интересную, небанальную картину мира. Данный рассказ как бы показывает нам одну из граней  этой картины. Мне кажется вам под силу написать еще как минимум несколько рассказов в подобной "вселенной" с этими героями или другими, и поделиться с читателям вашим полным знанием, а не одной его гранью.

0
5 Herman   (27.06.2019 20:39)
Ценный комментарий, спасибо. Вы вдохновили меня продолжить работу над  исправлением ошибок.

0
6 Herman   (29.06.2019 00:30)
Так будет правильно ?

Толстяк вернулся в свое кресло и глубоко вздохнув, вновь открыл тетрадь. Привычно вычитывая  ошибки, он вдруг почувствовал что время замедлилось, - он перестал читать. Наступила тишина, мысли повисли в воздухе, потеряв всякую силу. Сделав последнюю неудачную попытку удержаться в границах объективной реальности, он окончательно сдавшись, покорившись чувствам, наконец ощутил себя свободным и сильным. На мгновение задержавшись у последней черты, он уже без страха наслаждался предвкушением скорого безумия. Он знал что обратного пути для него уже не будет, но он также знал, что может постоять на этом последнем краю, сколь угодно долго, и что никто и ничто не толкнет его дальше, против его воли. Только он сам...  Уверенно посмотрев в любящие глаза Королевы, он на мгновенье замер. Но лишь для того, чтобы уже в следующую секунду, теряя остатки рациональности, руководствуясь единственно своей волей, в полную силу рвануться в ее вселенную чувств. Он понимал, что скользит в бездну, но он уже не сопротивлялся этому...

0
1 Patrizia   (22.06.2019 05:20)
По мне так зарисовка чересчур перегружена, даже не водой, а бестолковой жижой. Почему я так думаю? Чем крепче алкогольный напиток - тем он "накрывает" быстрее и качественнее. А у вас главная мысль перегружена лишней, ладно, пустой "лирикой". Можно и на примере - тогда меня точно поймут.
заключил Очкарик, и многозначительно задрав подбородок, резко развернувшись, пошел прочь по длинному, гулкому коридору.
Как бы все нормально. Но эти пустозвонные наречия, гремят так, что заглушают общую симфонию, попробуйте, как-нибудь без них поработать. Даже для себя, для опыта, сравнения, ну, или ещё чего-нибудь :)))
заключил Очкарик, и многозначительно (как? да никак) задрав подбородок, резко развернувшись (без "резко" даже какая-то лихая динамика появилась, а я бы и развернувшись выкинула бы), пошел прочь по длинному, гулкому коридору. (хотя мне не нравится ни длинный, ни гулкий, ни коридор, которого нет).
Это я так примером, чтобы понятно было о чем речь веду.
А ничего так раздела предложение. smile
заключил Очкарик, и задрав подбородок, пошел прочь.
Зато, в таком случае внимание читателя можно будет сфокусировать действительно на нужных зарисовке вещах, действиях, а не перегружать.
Толстяк смотрел в след уходящему Очкарику и думал о том, что этот их давний спор давно ему надоел, и что быть может Очкарик прав, и еще он подумал о том, что быть может все это не так уж и важно.
О чем он думал, завершение какое? Может быть, не так уж и важно. Зачем тогда об этом упоминать в целом? Т. е.
Маша мразь! Но, может быть это и неважно. - Аморфность, зевая, силится аплодировать
Маша мразь! Этой суке я отрублю пальцы, а затем по одному скормлю их ей. - А тут прям эмоциональненько так.
Извините, конечно, но Маша, правда мразь, подставила меня под работу на выходные и "слилась".
Ну, стоит отметить попытки к самоанализу героя.
Но в целом терпкое впечатление, что я здесь не зритель, не читатель, а тот - кому промывает мозг пропаганда и агитация. В общем каких либо интересных мне оборотов, образности, ситуаций, героев я здесь не встретила. Мыслей и идей любопытных мне, тоже не увидела. Среднестатистично.
Я, конечно, понимаю, что автор вкладывал душу, время, энергию. А я ему, со своим среднестатистично. Вот, стерва. smile Зато не юлю и не как та Маша smile

0
2 Herman   (23.06.2019 21:07)
Спасибо, есть над чем подумать... Душу и энергию я особенно не вкладывал, писалось само собой, будто под диктовку.
Труднее было вычитывать первичный текст для размещения на сайте. Местами я не очень сам понимал, просто уважал музу (или как ее там?). Попробовал править текст, но он от этого стал совсем разваливаться. Поэтому отдал его Вам.
Мне не нравится вот этот абзац:

Подумав о том, что он еще может что-то исправить, что-то сделать для своей Королевы, он стал листать страницы. Вначале не читая, просто рассматривал. Не вникая в содержание, любовался игрой слов, искал огрехи. Постепенно текст захватил его внимание. Не спешно листая страницы, он неожиданно для себя вдруг пустился в погоню за ее мыслями. Потеряв власть над собой, он вдруг полетел по страницам обретая силу и уверенность в себе, разрушая социальные табу и привычные логические пределы. Наконец, опомнившись, он решительно но уже с  трепетом  закрыл тетрадь. Посмотрев на часы он понял что читая, потерял счет времени и чувство реальности, оказалось что он читал более двух часов, показавшихся ему минутами.

Но что поменять, и как написать правильно, я не знаю... И таких мест несколько. Буду благодарен за помощь.

Так будет лучше (?):

Смирившись с этой неподвластной ему данностью, он внимательно осмотрел свой кабинет, как если бы увидел его впервые. Его взгляд остановился на оставленной ею тетради, - она лежала на краю стола. Ему было не важно содержание тетради (опять эти бесконечные слащавые женские выдумки), однако это все, что осталось ему от Королевы... Он взял ее в руки. Эта стопка страниц оставляла ему надежду вернуть ему,  ее внимание. Подумав так, он стал листать страницы. Без энтузиазма. Вначале не читая, просто рассматривая, не вникая в содержание, любовался игрой слов, выискивал неизбежные огрехи. Постепенно содержание текста привлекло его внимание, и он пустился в погоню за ней, за ее мыслями. Вскоре, уже совсем потеряв чувство реальности, он вдруг полетел по страницам, обретая в себе неведомую силу и уверенность, бесстрашно разрушая привычные табу и логические пределы. Наконец, опомнившись, он отодвинул от себя тетрадь . Посмотрел на часы -  прошло более двух часов, показавшихся ему минутами. Решительно, но уже с  трепетом, он  закрыл тетрадь.

0
3 Herman   (25.06.2019 22:56)
Что сейчас с Машей? Как она? Спасибо за замечания, внес предложенные вами правки.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com