» Проза » Роман

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Небожественная комедия. Глава 9. Дорога домой
Степень критики: Любая
Короткое описание:

Майкл, став человеком, пытается адаптироваться в новом мире. 



История, как известно, циклична, а правители – зеркало интеллектуального уровня своего народа. Так, в свое время суровые племенные вожди и царственные религиозные проходимцы сменились аристократичными плутами в парадных мундирах. А тех подвинули пьяные матросы и партийные бандиты в кожаных куртках, в свою очередь вытолкнутые, как гнойная заноза из раны на периферию истории, умными интеллигентными мошенниками.

Все, что они знали про Игоря Ивановича легко укладывалось в три простых слова – богатый, влиятельный, депутат. Было еще несколько непечатных эпитетов, вылетавших исключительно c губ максимально приближенных к уху, но в общем целом это был очень желанный клиент для любого элитного автосалона.

- Майкл, опять этот депутат! – приглушенно воскликнул Толик, выглядывая из-за экрана и нервно поправляя галстук. – Спорим походит с кислой рожей, нагнет с три короба всякой херни и отвалит в мир. Полный бабла и счастья. Без одной из наших тачек.

Толик - невысокий, нагловатый молодой человек - носил дорогие костюмы, которые ему удивительным образом не шли, считался старшим по шашлыкам на корпоративах и в своей надуманной модели мира был на короткой ноге с каждым, кому хотя бы раз посчастливилось сказать привет. Майкл знал, что неизменная улыбка на простоватом лице Толика всего лишь ширма, прикрывающая банальную неприязнь. Саркастичный смайл, будто пропечатанный на зрачках, говорил о том, что Толян, будучи докой автомобильного ритейла с двенадцатилетним стажем, тихо и зло завидовал Майклу, который, казалось, имел врожденный талант к работе с людьми.

- Готов поспорить, что продам ему тачку сегодня.

- Майкл, иди спорь с кем-то другим. – отмахнулся Толик и стал с показушной ленцой листать с утра открытые вкладки.

Игорь Иванович, с нагловато-задумчивым видом человека, которого жизнь пресытила своим навязчивым вниманием глуповатой любовницы, застыл перед их флагманским седаном. У подобных людей присутствовала поразительная способность интуитивно находить самую дорогую вещь в комнате.

- Игорь Иванович, рад приветствовать Вас в нашем автосалоне. – начал говорить первым Майкл, неспешно приближаясь, на ходу одевая свою фирменную улыбку. – Разрешите Вам помочь?

- Себе, блин, помоги! – криво ухмыльнулся депутат и ткнул массивным пальцем в сторону машины. – Норм тачка?

- Игорь, Вам лучше присесть. Этот автомобиль нужно почувствовать – ответил Майкл, открывая водительскую дверь. Ролики в голове депутата казалось какое-то время крутились хаотично, притираясь к незнакомому элементу фамильярности в разговоре с обслугой. Игорь Иванович, видимо так и не выбрав подходящую модель поведения, решил пока просто усадить свое грузное отутюженное тело на перфорированную кожу сиденья.

Майкл обошел машину и расположился в пассажирском кресле. В салоне витал аромат новизны, футуристическая приборная панель подсвечивала приятным глазу неоном, бежевая обшивка и эллегантные деревянные вставки радовали глаз. Люди любят яркие безделушки. Безусловно, когда он обзавелся настоящим домом, тоже старался наполнить его красивыми вещами. Но черт, все еще обитающий где-то на задворках души, бывало хихикал гадко, шептал: “ Это камень, металл, песок, пыль и вода. Они склеены, скомканы, потеряли свою истинную сущность на потеху человеку. Как и ты!”. Черт мешал жить и Майкл каждый раз прогонял его все дальше.

Если хочешь быть счастливым – мысли как счастливый. Хочешь продать тачку чуваку, у которого есть все – играй на его страстях. Майкл сделал глубокий вдох и стал говорить. Он вещал о возможностях и техническом прогрессе. Воспевал черную зависть мужчин и прекрасных девушек, готовых умчаться в ночь вдыхая аромат беспечного богатства и свободы. Облекая слова в краски рисовал в голове депутата яркие образы плейбоя, полководца, голливудской звезды. А непременным атрибутом волшебства перевоплощения был этот прекрасный автомобиль, будто редкий мифический зверь, дремавший посреди автосалона в ожидании настоящего хозяина.

Он говорил и говорил, распространяя вокруг феромоны уверенности. Продавливал сомнения оппонента как ледокол, прокладывающий путь в труднодоступные районы Арктики. Смотрел сквозь лицевые бойницы прямо в глаза растерянной души и уговаривал ее бросить все и немедленно отдаться автомобильному богу. Майкл разрешил черту ненадолго вернуться и тот упивался возможностью снова оказаться на своем месте.

- Знаешь, парень, ты меня почти убедил. – сказал наконец Игорь Иванович, с явным интересом глядя на приборную панель. – Но не будет малому жирно от такой тачки?

- Малому? – удивленно отозвался Майкл.

- Ну, я вообще сыну подарок пришел выбирать. Шестнадцать лет раз в жизни.

- А может ну его на хер?! – совершенно искренне воскликнул бывший черт. Есть вещи, которые не укладываются в голове у людей со средним доходом, знающим такие страшные слова как “коммуналка”, “премия” и “семейный бюджет”.

- Кого? Малого? – нахмурился депутат, грозя вывести ситуацию из графы “почти победа” в строку “ищу работу”.

- Такие подарки, - торопливо заговорил Майкл, спеша заболтать свою несдержанность. – Я имею в виду, ну, ему же шестнадцать. Если дать парню все сразу, к чему стремиться? Вы же не хотите вырастить лоботряса? Чего он захочет добиваться имея уже в шестнадцать такую тачку?!

Время будто замерло. Колючие глаза Игоря Ивановича казалось пытались проникнуть в его растревоженное нутро, выискивая злой умысел. Впервые за много лет Майкл почувствовал себя жертвой и эта роль ему абсолютно не нравилась. Ладони покрылись предательской влагой. Он отчетливо слышал как неспешно выбивает свое “тк” длинная стрелка на Ролексе.

- Знаешь, парень. – прервал неловкую паузу депутат, опустив глаза на блестящий бейдж на груди Майкла, натертый как единственная, но тем более ценная, медаль за отвагу. – Майкл. Ты прав. Я подарю ему благотворительный фонд. Пусть пацан учится зарабатывать.

- Учится зарабатывать на благотворительном фонде? – он понимал, что идет по скользкой тропе вдоль обрыва, но остановиться уже не мог. – Да просто отлейте золотую статую в три его роста и пусть всю жизнь отщипывает по куску. Должно хватить. Хотите выростить годную замену? Не покупайте ему ничего. И денег не давайте. Пусть поработает на подхвате. Пусть ценит в Вас отца и наставника, а не кредитку. Попробуйте. Вы поразитесь, сколько нового узнаете о сыне.

Паузы в диалоге с депутатом становились все более продолжительными. Черт ушел восвояси, прихватив с собой непоколебимую уверенность. Майкл с плохо скрываемой тревогой наблюдал, как Игорь Иванович отточенным движением достает из внутреннего кармана пиджака, одновременно лаконичную и подчеркивающую дворянский статус своего владельца, визитницу. Как его рука, повидавшим виды Паркером, выводит на золотой поверхности именного прямоугольника очередной приговор и покорно принял протянутую визитку. Рядом с отпечатанными красивым типографским шрифтом буквами теперь появился странный набор, выведенных плохим почерком, цифр.

- Это номер телефона?

- Это бабки, которые ты можешь зарабатывать в год. – довольно усмехнулся депутат. – Если бросишь барыжничать на эту автостоянку, и захочешь заняться настоящей работой. Что-то есть в тебе… Необычное. Мыслишь не банально, не трус. Говоришь складно. Все, бывай! Думай, думай. У меня встреча.

Игорь Иванович хлопнув дверью, выбрался из машины. Майкл рассеянно провожал взглядом его грузную фигуру. Визитка в руке исполняла незамысловатый танец, порхая между мизинцем и указательным пальцем, видимо тоже постигая сложные эмоции, сопутствующие трудному выбору. Он пытался вспомнить атмосферу времен, когда простая бумага говорила о состоятельности человека не меньше, чем дорогая одежда и с легким сожалением отметил, что воспоминания стали тускнеть. Как слайды на пленке, дающие нечеткую картинку, но исключающие какой-либо эффект личного присутствия: запахи, ощущения, мысли. С каждым днем он чуть больше становился человеком.

- Мать твою! Неужели я впервые мог выиграть в споре и про…л?!

Нагловатый высокий голос коллеги вырвал его из меланхолии. Толик, похабно скалясь, нависал над открытой пассажирской дверью. Майкл впервые задумался о том, какой же Толян худой и слабый. Не физически - духом. “Худо” - это будто бы “дух” наоборот. Он словно движется в другую сторону. Нужно будет на досуге подумать над этим.

- Толян, ты бы меньше на порно сайтах тусовался, давно уселся бы в директорской башне.

- Фак оф, Майкл. – огрызнулся Толик. – Фак, мать его, оф!

Майкл не спеша двигался к винтовой металлической лестнице, ведущей к административным кабинетам. Кабинет управляющего располагался на втором ярусе, откуда открывался прекрасный панорамный вид на всю торговую зону автосалона. Громоздкие, от потолка до пола, окна кабинета закрывали плотные жалюзи. Внутри коллектива было распространено мнение, что они никогда не открывались. Говорили, что занять эту должность Вадиму Константиновичу помог родной брат, который состоял в интимных отношениях с женой генерального. Говорили, что жена генерального состояла в нескольких интимных отношениях одновременно. Говорили, что курица, которой отсекли голову, прожила еще месяц так и не поняв, что умерла. Были ли эти разговоры важны? Нисколько.

Майкл аккуратно постучал и, не дожидаясь разрешения, уверенно повернул дверную ручку, входя в кабинет. Вадим, импозантный лысеющий мужчина в полном расцвете сил, с задумчивым видом сидел за рабочим столом уткнувшись в широченный монитор. Майкл давно сделал для себя вывод, что у Вадика идеально получались две вещи – принимать деловой вид и отыгрывать ценного сотрудника. Сейчас оба таланта висели на волоске благодаря отражающемуся в стеклянной дверце шкафа свежему раскладу “косынки”.

- Хей, Майки! – расплылся в радушной, но немного нервной улыбке Вадим, вставая из-за стола. – Хорошо, что зашел.

Майкл с интересом наблюдал как из недр стола, будто из скатерти-самобранки один за другим появились: неполная бутылка коньяка, два бокала и блюдце с тонко нарезанным лимоном. В последнее время Вадим часто бывал навеселе. Майкл не одобрял, но пока ситуация казалась контролируемой, не считал нужным лезть со своими советами в чужую жизнь.

- Пить с подчиненными? В рабочее время? Вы рискуете быть изгнанным из плесневелых сырных элит, Вадим Константинович.

- Майкл, иди в жопу. Честное слово.

Бокалы соприкоснулись с легким звоном, коньяк приятно обжигая стал растекаться по горлу, кислинка лимона смешавшись с остатками коньячных спиртов оставила приятное послевкусие.

- Как там в Мордоре? – поинтересовался Вадим, блаженно прикрыв глаза.

- Все хорошо, господин. Чернь трудится в угоду хозяину башни. План перевыполнен неделю назад. Шик.

“Благодаря мне, черт возьми”. Он смотрел на Вадима и досада, как ртуть в термометре, в который раз стала приближаться к критической отметке. Они столько раз вели подобные разговоры и пили этот замечательный коньяк, обсуждая скорое повышение Майкла, что сам факт ожидания стал казаться чем-то незыблемым, неизменным. Так после улетной вечеринки необратимо наступает похмельное утро. И только больной идиот может быть рад такому постоянству.

- Слушай, а я ведь ничего о тебе толком не знаю. – неожиданно выдал Вадим. – В городе нашем не так давно. Трудовая чистая как первый снег. Диплом об образовании сгорел. Ты, часом, не беглый?

Майкл по-новому взглянул на босса. Сегодня все явно сговорились его удивлять. Депутат ни с того ни с сего предложил шестизначный годовой абонемент, Вадим Манков выбрался из флегматичного кокона и подобрал брошенные кем-то навыки детектива. Какой замечательный, нестандартный день.

- Всю свою сознательную жизнь я был чертом и поставлял в Ад продажные души. Потом полюбил девушку ангела и начальство разрешило нам стать людьми. – на одном дыхании выпалил Майкл. – Вот. Теперь ты все знаешь.

- За твое чувство юмора, чертяка. – криво улыбнулся Вадим, поигрывая янтарной жидкостью в бокале. – А я умираю.

Потом Майкл удивлялся и говорил какие-то слова утешения. Вадим отмахивался, неумело пытался шутить, плакал. И в тот момент казался замечательным парнем. И долбаное повышение это было на хрен не важно. “Не унывай, не такое лечили”. Хотя оба прекрасно понимали, что не лечили, мать его! Коньяк не лез в глотку.

Дверь закрывал аккуратно, стараясь не нарушить сонное бормотание босса.

Майкл еще какое-то время смотрел на порядком измятую визитку в своей руке, прокручивая события этого дня кадр за кадром. Все происходит слишком стремительно. Он вдруг ощутил свою полнейшую незащищенность от жизни. Время больше покорно не остановится по щелчку пальцев. Неправильное решение повлияет на остаток дней, а какой он, этот остаток, определить невозможно. Просто однажды к тебе подойдет очень грустный доктор, сочувственно пожмет руку и скажет: “Плохие новости, Майкл! Пакуй вещи. Остался месяц.” Или день. Или час. Как смертные умудряются жить счастливо, понимая, что, по сути, ничего от них не зависит? Все просто будет, как будет. А потом вдруг явится улыбчивый, одетый по ситуации черт и предложит сделку. Темные всегда приходят сами. А светлые гордые, к ним нужно искать дорогу. Прошеные ублюдки! Он до боли, со злостью сжал руку в кулак и бросил бесполезный кусок картона под ноги.

Рабочий день закончился. Майкл попрощался с коллегами – Толик глядел волком, администратор Анечка влюбленно, - и оба они, как китайский инь-янь, поддерживали в гармонии его паршивое настроение. Город встретил сумерками, наигранной свежестью и горящими через один фонарями. Легкий осенний ветер пытался забраться под пальто. Ему видимо тоже бывало неуютно. Майкл устало грохнулся на сиденье своего старенького Форда и вставил ключи в зажигание. Машина издала долгий каркающий звук, прочищающего горло пеликана-астматика, и обреченно умолкла. Долбаный аккумулятор все-таки сдох.

Майкл какое-то время сидел, обреченно уставившись в точку за пределами лобового стекла, пытаясь выбрать между такси и общественным транспортом. Наконец резко открыл дверь и выбросив себя на улицу, поплелся в сторону ближайшей остановки. Форд издал жалобное “пик-пик”, будто извиняясь за свою вынужденную автомобильную импотенцию.

На остановке было на удивление пусто, за исключением замученной объемной продавщицы в обшарпанном киоске. Майкл с тоской смотрел на подсвеченные пачки сигарет и нервно сглотнул. Он обещал Лайле завязать и, черт его возьми, держал слово. Через десять минут, периодически чихая черным дымом, подъехал автобус под символическим номером “тринадцать”. Троица пассажиров в салоне ютилась по разным углам. Это человеческое желание находиться подальше от себе подобных казалось странным, учитывая глобализацию, урбанизацию и прочие заумные зации, для запутывания, не иначе, выдуманные человеком. Майкл выполнил второе требование потертого плаката “ Землю – крестьянам! Деньги – водителю!” и занял место в ряду перед классической славянской старушкой в цветастом платке.

Мимо проносились унылые дома и заборы, тишину в салоне разбавляло “ ты прости мне, батюшка, грехи”. Стекло покрылось мелкими дождевыми каплями, а на светофоре, памятником неверному выбору, застыло такси. На противоположной стороне улицы показался остов активно строящегося торгового центра, а это значило, что осталось потерпеть еще три остановки. Майкл устало потер шею, в который раз грязно ругая себя за потерянные наушники.

Двери распахнулись, давая возможность войти очередному попутчику. Майкл привык, что камуфляж здесь носили все кому не лень: сторожа, работники охранных фирм, грузчики, но на этом парне он сидел правильно, гармонично. Не как тряпка, купленная на барахолке, а как неотъемлемая часть жизни. Воздух в салоне быстро заполнялся насыщенными парами перегара. Солдат был небрит, взъерошен, криво улыбался и, застыв в проходе, внимательно рассматривал пассажиров. Только его глаза, глубокие и темные, явно выбивались из общего образа. Майкл был уверен, что ему знаком этот взгляд, но чувство тревоги, резко заполнившее его от низа живота до шеи, не позволяло сосредоточиться.

- ЗдорОво, гражданские! – прокричал солдат, схватившись за поручни и пьяно покачиваясь в такт движению автобуса. - Хорошо когда небо мирное, а?!

Майклу не нравился этот военный, все его нутро будто лихорадило, волосы на руках стояли дыбом, как у кошки. И вроде бы обычный пьяница, но от него шла дикая, первозданная опасность. Не получалось списать на переутомление. Не получалось не обращать внимание. Его глаза… Что с его глазами?!

- Чего такие необщительные?! – пьяница не унимался, уставившись теперь прямиком на Майкла. – Вот ты, горец, служил?!

- Слушай, братан… - попытался ответить Майкл.

- Не брат ты мне, сука черножопая! – проорал, наклонившись и брызгая ему в лицо слюной, военный. – Думаешь, можно приехать в мою страну, барыжить на рынках, жить с нашими девочками просто так?! Гнида! Пока там пацаны дохнут в окопах?! Валик, Седой, Генчик с Кривого Рога?!

Ситуация явно выходила из-под контроля. Отшутиться уже не получится, развивать конфликт означало ввязаться в неконтролируемую драку. Помощи тоже ждать неоткуда: бабушка-божий одуванчик, девушка-подросток, тощий мужичок на последнем ряду. Оставался водила, но черт знает как он себя поведет в критической ситуации.

- Слушай, не будем ссориться. Тебе нужны деньги? – Майкл аккуратно достал портмоне из внутреннего кармана пальто и вытянул свежую двадцатку. – Держи. Выпей за мое здоровье.

- То есть, замнем, да? – нахально улыбаясь, сказал Солдат аккуратно выдергивая купюру и засовывая в боковой карман куртки. – Но я ж не попрошайка. Тоже с подарком.

Далее он жестом профессионального фокусника вытащил из того же кармана какой-то круглый предмет, в котором Майкл с ужасом узнал ручную осколочную гранату, и выдернул чеку.

Жизнь отставного черта была слишком велика, чтобы успеть в полном объеме пробежать перед глазами. Автобус резко, негодующе подвывая колодками, остановился. Водила грязно матерясь вывалился на дорогу, благо, судя по звуку успев открыть пассажирские двери. Бабушка принялась причитать и молиться, на задних рядах слышалась возня и топот, видимо остальные попутчики благоразумно пытались спастись бегством. Майкл оцепенело смотрел на гранату. Он вспомнил эти глаза. Небольшой переулок. Девушка и юноша, гуляющие под руку. Песок не реалистично, медленно падающий с пальцев. Как жаль, что он не успеет додумать эту мысль...

Он не знал, сколько времени отведено гранате на самоуничтожение, но эта была явным долгожителем. Первый страх отпустил и Майкл, бросив взгляд вверх, уловил растерянность и злость в темных глазах военного. Он резко сорвался с места, пытаясь плечом сбить солдата с ног. Мгновение спустя оба они, потеряв равновесие, полетели на пол. Майкл навалился сверху и стал хаотично молотить кулаками по прикрытой ладонями голове противника. Он так и не понял, откуда прилетел удар. Его собственная голова вдруг резко откинулась назад. Переносицу пронзила боль, а по губам и подбородку потекла теплая жидкость. Солдат, сгруппировавшись, выбросил вперед обе ноги, с силой отбрасывая не успевшего прийти в себя Майкла, назад. Сознание помутнело, какое-то время не получалось вдохнуть, желудок требовал вывернуть наизнанку все свое содержимое. Майкл, неловко перебирая конечностями, стал отползать назад.

- Твоя земная дорога закончилась, черт. – Солдат уже стоял на ногах, сжимая в правой руке длинный армейский нож.

От опьянения не осталось и следа. Вечный в теле аватара перестал ломать комедию и приближался с неотвратимостью горной лавины. Майкл встречал подобных ему, знал легенду о первых аватарах Эдема. Но представить нечто подобное сейчас?! Чем он может быть настолько важен?!

Мысли путались, голова кружилась, он отчаянно волочил свое тело подальше от проклятого ножа. Убраться отсюда скорее, спрятаться! Первобытный ужас завладел сознанием, мешал думать. Что-то больно врезалось в ладонь и покатилось под ноги солдату. Слева, дыша вечерней свежестью в ухо, показался спасительный выход. Майкл сделал неловкий кувырок и, сопровождаемый грохотом взрыва, вылетел головой вниз навстречу тротуару. Казалось череп треснул и остатки сил пульсируя вываливаются на заплеваную плитку. Автобусные окна стеклянным дождем сыпались сверху царапая лицо и шею. В затухающем сознании ярким пятном мелькнул образ вжавшейся в сиденье, маленькой испуганной старушки в цветастом платке.

                       ****

Улица наполнилась воем всех возможных сирен. Полиция, скорая, пожарные, армейская нива окружили потрепанный автобус. Оказывалась помощь пострадавшим, составлялись протокола, собирались улики, уровень бюрократии и регламентной любви к ближнему шкалил. Майкл сидел на подножке скорой помощи, обеими руками держался за голову и отвечал на вопросы какого-то пузатого военного.

На параллельном слое реальности происходила не менее оживленная работа. Светлые и темные оцепили место трагедии. Непосредственно возле самого автобуса находились трое. Гавриил вел оживленную беседу с коренастым огненно-рыжим демоном с мерзким клыком. В этом темном даже самые молодые ангелы смогли бы без труда узнать Лорда Азазеля. А присутствие главы темных аналитиков, чье лицо было наполовину скрыто за огромными солнцезащитными очками, было событием экстра редким и подчеркивало исключительную важность произошедшего.

- Как всегда вовремя!

До этого момента Анхельм думал, что застывшая на тротуаре фигурка это ребенок, который отбился от родителей поглазеть на аварию. Но, приглядевшись, заметил кожистые крылья, дорогой костюм-тройку темно-синего цвета и сморщенное, будто годами провяленное лицо. Все это одновременно никак не могло быть атрибутами обычного человеческого детеныша.

- Ты кто такой?

- Бес-хранитель! – огрызнулся карлик, протягивая руку. – Черт знает что творится. Дай курить.

После своего первого трудового фиаско, в кармане пальто Анхельм всегда держал дежурную пачку, которую, чуть помедлив, и протянул незнакомцу. Руки беса тряслись как у запойного алкоголика.

- Меня Анхельм зовут.

- Гермес. – отозвался бес, подкуривая и усаживаясь на тротуар. – Ты когда-нибудь делал так, чтобы граната не взорвалась?

- Не доводилось. – ответил Анхельм, опускаясь рядом.

- А чтобы бац и взорвалась вдруг? – не унимался карлик.

- Я совершенно точно уверен, что никогда не имел никаких дел с гранатами.

Какое-то время они молча смотрели на рабочую суету вокруг. К автобусу на большой скорости подъехало такси. Из задней двери выскочила девушка, а следом за ней девочка подросток в яркой, салатовой куртке. Анхельм в который раз отметил, что Надя выглядит гораздо старше своих девяти лет. Ее глаза, не по-детски серьезные, подчеркнутые ровной линией челки, казалось сканируют действительность на предмет несоответствий. Проходя мимо двух завернутых в полиэтиленовые мешки тел, девочка уверенно увлекла всхлипывающую Лайлу под руку в сторону скорой. Но увидев отца, снова стала обычным ребенком и, разбежавшись, бросилась ему на шею.

- Мы существуем в удивительное время, Гермес. – сказал ангел, с умилением разглядывая воссоединение семьи. Он все же был идеалистом и искренне считал людей поразительными по своему эмоциональному фону созданиями. – Темные и светлые, поправ разногласия работают вместе! Это ли не чудо?

- Скоро работы на всех хватит. – устало проговорил бес, продолжая не моргая разглядывать нечто важное на стене противоположной многоэтажки. – Воланд и Петр латают дыру в Небытие. Босс попросил присмотреть за чертовой семьей. Они чемто очень важны. Я не до конца понял. Не знаю, что я убил в этом гребаном автобусе, но точно не человека! Грядет Война, ангел! Неужели ты не чувствуешь?

Анхельм читал когда-то, что за три дня до взрыва Хиросимы, ангелы плакали, не выдерживая исходящего из Японии напряжения. Слезы не шли, но ощущение приближающейся беды и правда висело в воздухе, как вода губку слой за слоем пропитывая реальность. Было трудно поверить, что катализатором грядущих событий станет вот эта маленькая девочка. Судьба бывает капризна и непредсказуема, кому как не ему знать? Но Анхельм впервые в жизни был абсолютно уверен в одном - в этот раз он непременно будет рядом. В этот раз, черт их всех возьми, он будет рядом. До конца.


Свидетельство о публикации № 32766 | Дата публикации: 08:52 (18.07.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 60 | Добавлено в рейтинг: 0


Поделиться с друзьями в:

Всего комментариев: 10
0
10 Gotima   (06.08.2018 11:53)
Громоздкие, от потолка до пола, окна кабинета закрывали плотные жалюзи.
откуда открывался прекрасный панорамный вид на всю торговую зону автосалона.
------ теоретически, как бы этот вид был бы виден, если жалюзи закрыты?

- За твое чувство юмора, чертяка. – криво улыбнулся Вадим, поигрывая янтарной жидкостью в бокале. – А я умираю.Потом Майкл удивлялся и говорил какие-то слова утешения.  --- в прошлой редакции было как-то резче. Может, дело в "А"?

Прошеные --- так что за слово-то?

он отчаянно волочил свое тело (по проходу) подальше от проклятого ножа

Что-то больно врезалось в ладонь и покатилось под ноги солдату. --- ну хватит загадок!! Что это было??? И как? Гранату кинули??? Она уже валялась???

Лучше, лучше. Но я бы ещё подробностей, среды добавила, особенно в конце. Взорванный автобус, свет/тень, трупы... Расстановку героев...

0
9 Gotima   (06.08.2018 11:09)
Майкл обошел машину и расположился в пассажирском кресле. В салоне витал аромат новизны, футуристическая приборная панель подсвечивала приятным глазу неоном, бежевая обшивка и эллегантные деревянные вставки радовали глаз. Люди любят яркие безделушки. Безусловно, когда он обзавелся настоящим домом, тоже старался наполнить его красивыми вещами. Но черт, все еще обитающий где-то на задворках души, бывало хихикал гадко, шептал: “ Это камень, металл, песок, пыль и вода. Они склеены, скомканы, потеряли свою истинную сущность на потеху человеку. Как и ты!”. Черт мешал жить и Майкл каждый раз прогонял его все дальше. --- во накрутил...
1. Майкл.
2. Машина.
3. Люди
4. ОН? КТО???
5. Черт
6. Майкл.
Упорядочи. И.... я не врубилась про сравнение с...клеенного.... песка воды металла и.... Майкла...

Если хочешь быть счастливым – мысли как счастливый. Хочешь продать тачку чуваку, у которого есть все – играй на его страстях.  --- вот тут чёрт бы ему очень помог. Может, углубить мысль и оформить как продолжение мыслей чёрта?

будто редкий мифический зверь, дремавший посреди автосалона в ожидании настоящего хозяина. --- по моим ощущениям - слишком пафосно. Да и не ассоциируют (щас) авто с МИФИЧЕСКИМ зверем. С животными обычно, с волками, ягуарами, доберманами, птицами... Потому что никто не знает, насколько быстры единороги или драконы ) Или насколько они мощны и сильны

- А может ну его на хер?! – совершенно искренне воскликнул бывший черт. Есть вещи, которые не укладываются в голове у людей со средним доходом, знающим такие страшные слова как “коммуналка”, “премия” и “семейный бюджет”. --- мне вдруг показалось, что если и нужно ему что-то выкрикнуть, то А нахер? - было бы тем самым. Оно органично бы вписалось и в неожиданность, и в то, что ты написал далее (про возмущение и средний достаток)

Хотите выростить годную замену? Не покупайте ему ничего. И денег не давайте. Пусть поработает на подхвате. Пусть ценит в Вас отца и наставника, а не кредитку. Попробуйте. Вы поразитесь, сколько нового узнаете о сыне. --- неплохо. Правильно.

Думай, думай. Все, бывай! У меня встреча. --- местами поменяла. Хотя бы так.

Игорь Иванович хлопнув дверью, выбрался из машины. --- по-сле-до-ва-тель-ность дейст-вий!!!!

Майкл рассеянно провоДИЛ взглядом его грузную фигуру.

0
6 Gotima   (03.08.2018 13:21)
Он инстинктивно резко сорвался с места, на ходу обхватывая руками поясницу Солдата. Неловкий бросок и оба полетели на пол. Локоть больно вписался в поручень, но Майкл не обращая на это внимание, воспользовавшись позицией, навалился сверху и стал хаотично молотить кулаками по прикрытой ладонями голове противника. --- неа.. не пойдёт... Поясница сзади, как он её уж вот во первых секундах мог обнять... Бросок? Куда и как? 2 деепричастных оборота друг в друге...

с силой отбрасывая не успевшего прийти в себя Майкла, назад. --- сложные конструкции замедляют экшн. Попроще, порезче, больше коротких законченных предложений.
Сознание помутнело, какое-то время не получалось вдохнуть, зрение фокусировалось медленно, желудок требовал вывернуть наизнанку все свое содержимое. Майкл, неловко перебирая конечностями стал отползать назад. --- пока зрение фокусировалось, могла ещё куча всего произойти. Замени каким-нить мутным взглядом.
И.... какой же большой автобус, что там можно разлететься ))) (про положение в пространстве героев не забывай)

приближался с неотвратимостью горной лавины. --- здорово

Из-под руки, больно врезавшись в ладонь, под ноги Солдату покатился какой-то предмет. --- ???

В затухающем сознании, прежде чем оно не выдержав перенапряжения погрузилось в спасительную темноту, ярким пятном промелькнул образ вжавшейся в сиденье, маленькой испуганной старушки в цветастом платке. --- опять очень длинно и сложно для кшена

держась за голову на подножке машины скорой помощи
с мерзким клыком, в котором даже самые молодые ангелы смогли бы без труда узнать Лорда Азазеля.

Солнцезащитые очки ночью на Тёмном аналитике?

До этого момента Анхельм думал, что это какой-то ребенок отбился от родителей поглазеть на аварию. --- нам ещё не явили героя, а его уже другой герой смог с кем-то спутать. Нелогично. Сначала ведь нам показывают, потом через призму героя

как вода губку слой за слоем пропитывая реальность. --- а ты мастер не в том порядке слова ставить ))))

Было трудно поверить, что катализатором грядущих событий (могла стать) - станет? вот эта маленькая девочка.

Я люблю ангелов, люблю демонов. Люблю истории подобного плана. Конкретно в этом эпизоде, я так подумала, не понимаю, зачем предыстория с депутатом... Вообще зачем всё, что выше? Я просто прочла это, и всё? Ведь конец-то как раз - и самое важное, самый эпичный. Но вот как он связан с остальным...

+1
5 Gotima   (03.08.2018 13:01)
Станислав, не слишком банальный итог? Все богатые дяди безоговорочно начинают ценить простых парней, не боящихся говорить им правду. Ну а потоньше не смог сделать? (((

Все, бывай! У меня встреча. --- после этого прям не хватает заключительной сцены, как депутат тяжело со скрипом вылезает из тачи и хлопает дверью, а Макл... сидя в задумчивости как раз и вертит эту визитку. Ну а потом Толик подплывает и с ехидством вопрошает: ну чё, автомобильный дон жуан, продал тачку? хе хе

Как слайды на пленке, дающие картинку и нечеткий цвет, но исключающие какой-либо эффект личного присутствия: запахи, ощущения, мысли. --- либо без плёнки (а то сложновато), либо там фото... и про цвет можно вообще не упоминать

Кабинет главного располагался на втором ярусе и давал своему владельцу --- не пишет так никто... ДАВАЛ... КАБИНЕТ...

Говорили, что курица, которой отсекли голову, прожила еще месяц так как не поняла что умерла. --- не въехала в аллегорию...

Вадим, импозантный мужчина в полном расцвете сил тридцати шести лет отроду, с задумчивым видом сидел за, наверное максимально широким монитором, какой можно найти не напрягаясь, в стандартном магазине оргтехники. --- писец Станислав! Ну зачем же столько пихать в бедненькое узенькое предложение? Оно же треснет! Матрёшка, ей богу

изза...........

Майкл с интересом наблюдал как на столе один за другим, будто из карманной скатерти-самобранки появились --- почему карманной? И... захаааткаа.... откуда реально появились все предметы?

То есть Вадим такой алкашня, что тока дай повод, он сразу метнёт алко на стол? Раз он такой ярый фанат напиться, то, чтобы органично смотрелось, стоит акцентировать на этом внимание читателя. Фразой

и злость как шкала в ртутном термометре подбиралась к критической отметке. --- шкала не поднимается. Она напечатана на бамашке ) Поднималось ПО шкале )

Я поняла, что с тобой не так, Станислав ) У тебя манера повествования (набрасывание текста лёгкой рукой), как в ироничных детективах (Донцову не помню, но, сдаётся мне - криминальная попса, смахивающая на твою). Ты шутишь, строишь интересные... такие...мммм.... кажущиеся фычурно-сложными, предложения, описываешь вроде бы обычных людей, обращивая их особенностями... Но смысл твоих рассказов иной. Ты вроде как хочешь поглубже, какую-то.... бытовую философию явить читателю... Оттого у меня и создаётся диссонанс. Если это лёгкое чтиво (судя по языку), то и смысл должен быть полегче (и сцены). Если же это поглубже произведение, то язык должен быть по-изощрённее, тоньше...
А ещё слишком сложные обороты, роящиеся у тебя в голове, но какие ты не можешь правильно оформить на "листе"... Либо упрощай, либо очень и очень следи за тем, КАК пишешь.

и злость как шкала в ртутном термометре подбиралась к критической отметке.
Так после улетной вечеринки необратимо наступает похмельное утро.
И только больной идиот может быть рад такому постоянству. ------- я вообще не поняла, что ты хотел сказать. Ну, поняла, но не вижу логичной последовательности.
Вадим просто спросил, как дела у работников... Нет поводов, как таковых, для злости

подобрал брошенные кем-то зачатки детектива. -- абсурд

– А я умираю.Потом Майкл удивлялся и говорил какие-то слова утешения. Вадим отмахивался, неумело пытался шутить, плакал. И в тот момент казался замечательным парнем. И долбаное повышение это было на хрен не важно. “Не унывай, не такое лечили”. Хотя оба прекрасно понимали, что не лечили, мать его! Коньяк не лез в глотку. Дверь закрывал аккуратно, стараясь не нарушить сонное бормотание босса.. --- вот это хорошо. Такой резкий переход. Очень в тему. Только бы послед. предложение я бы сделала абзацем. Как черта.

сочувственно пожмет руку и скажет: Адиос, Майкл! Пакуй вещи. --- )) очень сочувственно )))

Прошеные ублюдки!  --- 1 слово это что за слово?

Через десять минут подъехал, периодически выбрасывая в атмосферу черный дым из выхлопной, автобус --- вот о чём я говорила выше...

ютились на максимальном отдалении друг от друга. --- ютиться - это быть рядом, вместе, прижаться (или ютились по углам салона)

Не как тряпка, купленная в секонде -- пойди найди камуфляж в секонде! ))

Про военного хорошо вышло ) Как он вспыхнул... (я-то думала, Майкл - это странный иностранный мужик))))

Далее он жестом профессионального фокусника вытащил из того же кармана какой-то круглый предмет, в котором Майкл с ужасом узнал ручную осколочную гранату из стандартного американского боевика, и выдернул чеку. --- 1. Пьяный, и как фокусник? Скорее уронил бы её )) 2. осколочная граната как-то сильно отличается от всех остальных? Я просто не уверена, правильно ли помню... 3. Зачем про боевик? Из русской армии тоже покатит ))) 4. Речь к концу про Майка, и вроде как это он вытянул чеку

+1
4 Gotima   (03.08.2018 10:27)
богатый, влиятельный, депутат. --- можно и без зпт

вылетавших исключительно ИЗ? С? губ максимально приближенных к уху, но в общем И целом

Толик был невысоким, нагловатым, худым молодым человеком. Носил кажущиеся дорогими костюмы ---- то есть, ты считаешь, самое место щас описывать Толика? По мне так не лучший момент (он вообще сидит за компом...)
1. невысоким, нагловатым, худым молодым человеком ---- а если подуууумать? Как правильно расставить слова? И какие 2 слова упростить, чтобы оно не удлиняло ряд прилагательных? ("парнем")
2. кажущиеся дорогими костюмы --- распиши мне, как это?...

Майкл чувствовал неприязнь за неизменной улыбкой на его простоватом вытянутом лице.  --- жуть предложение

Сам весь абзац. Начал про Толяна, а перешёл на Майкла. Так не делают (уж точно не так делают)))

застыл перед их флагманским седаном с нагловато-задумчивым видом человека, которого жизнь пресытила своим навязчивым вниманием глуповатой любовницы. --- какая выразительная видать была тачка! Я прямо представила её морду нагловато-задумчивую...

начал аккуратно приближаясь Майкл --- начал аккуратно.... начал аккуратно... приближаясь... ну ты чегоооо!

Где экспозиция? Где расстановка героев? Один у моника, второй где? Только лицо висит в воздухе, как у Чеширского кота?

- Игорь, Вам лучше присесть.  ---- ...а то я сейчас как скажу, что она 15 лямов стоит, вы упадёте...

Ролики в голове депутата видимо какоето время крутились хаотично, привыкая

начал Майкл, усевшись на переднее пассажирское кресло, нежно поглаживая бежевую приборную панель. --- ну, во-первых, не начал, а продолжил, во-вторых, он когда садился, уже гладил панель (что странно, правда?)

что предложив такую цену,,,,, создатели вложили --- создатели не предлагают цену, а "назвав, обозначит, поставив".

Вы нисколько не сомневаетесь, что предложив такую цену создатели вложили в эту малышку лучшую начинку, подаренную техническим прогрессом индустрии автомобилестроения.  --- я кабуто родила это предложение, настолько сложно было. А попроще нельзя?

О прекрасных девушках, ослепленных глянцевым блеском Вашего великолепия, готовых пропустить изысканный ужин и умчаться с Вами в ночь, вдыхая запах беспечного богатства и свободы, являющихся по сути всего лишь базовыми элементами комплектации. ---- о боже...

Ты, конечно, пытался показать, как хитро и необычно Майкл пытается втюхать тачку, но ты не подумал, как на это посмотрит пробж... пробзжёный... депутат? Он за пидорка его не примет с такими поэтическими выкрутасами?

собранных вместе величайшими некромантами автомобильной инженерии.  ---- уууууу.... Остапа понесло! Стап, Остап!

Вы можете уйти сейчас и поехать в другой автосалон, искать варианты. ---- рано... рано начал от обратного работать... Ещё не дожал, ещё не подвёл, ещё не на грани для последнего аргумента...

выбирая между средством и перспективой остановится на тихо жить в однушке зато без ипотеки! --- это что щас было?

Продавливал сомнения оппонента как ледокол --- что-то как-то продавливал не подходит... Может как-то... прорезал пласты сомнений... не знаю...

Время будто замерло. Ихорь услышал как неспешно выбивает свое “тк” длинная стрелка на Ролексе. --- я примерно, но смысл понятен - описание атмосферы - ближе друг к другу

опустив глаза на блестящий, натертый как единственная, но тем более ценная медаль за отвагу, бейдж на груди Майкла --- так как сравнение сложное и многословное, нужно ставить слова так, чтобы упростить. Поставь про медаль в конце, например

Да собственно любая идея, способная вывести разговор из этого кончающегося пропастью тупика, казалась сейчас отличной. ---- Я не поняла весь этот пируэт Майкла... Сначала он вроде как возмутился тому, что пацан получит тачилу, вроде как-то даже попытался воззвать к совести происходящего... А когда услышал ещё более возмутительный закидон, - стушевался?
Тогда зачем это всё? Хитростью же можно было и второй раз свернуть в более благородное русло. Даже просто поморщиться и ничего не сказать - было бы действеннее, чем пускать всё на самотёк...

Как его рука, повидавшим жизни ---- виды

барыжничать на эту мастерскую --- мастерскую?

0
7 Stanislav3001   (03.08.2018 18:51)
без запятой нельзя иначе первая часть фразы нелогична
кажущиеся дорогими костюмы - не топовых дорогих брендов, из среднего сегмента, но удачным кроем и фасоном создающие иллюзию дороговизны
Про жуть предложение честно не понял что не так.(
С пафосной речью понял, перегнул, знаю как поправить.
Ледокол продавливает лед, все гармонично мне кажется.
в диалоге он первую фразу ляпнул не подумав, а дальше стушевался, потому что не привык попадать впросак и стал нелепо выкручиваться.
Со всем остальным покорно соглашаюсь.

0
8 Gotima   (05.08.2018 11:08)
Майкл чувствовал неприязнь за неизменной улыбкой на его простоватом вытянутом лице.
Вот сложно объяснить, если не видишь ) Попробую...
Майкл чувствовал неприязнь... Вроде как МАЙКЛ чувствовал. Но как потом выясняем, неприязнь не его, а Толика, да ещё чувствовал не в плане ощущал в себе, а чувствовал в контексте понимал, видел.
На его простоватом вытянутом лице --- этот придаток не на своём месте.

Мой пример:
Макл знал, что за этой неизменной улыбкой на простоватом вытянутом (и то не к месту щас акцент на внешности, акцент нужно на том, что лицо выражает в купе с притворством и неприязнью...) лице Толика скрывается неприязнь (к тому-то и тому-то).
А теперь глянь ещё раз на своё предложение.
Майкл чувствовал... неприязнь ЗА... эх... ну что за конструкция...
-----------------
Если ляпнул, не подумав, так обозначь это. Грубо говоря если читатель (я) не понял, значит, нужно уточнить, а не в комментах читателю (мне) объяснять ))))

П.С. Нельзя же со всем соглашаться )))) Шутка ) Рада помочь

0
1 Soroka   (18.07.2018 10:09)
Ну, что я могу сказать. Прекрасное возвращение Майкла мне понравилось. Только тут был намек на то что он негр? не поняла этого. Я его отнюдь не негром представляла, а очень даже белокожим. Поэтому несколько странно было его тут увидеть другим.  Интересная часть, мне нравится.  Любимое выражение из текста - автомобильная импотенция))) очень посмешила. Поэтому отлично. Жду продолжения.

+2
2 Stanislav3001   (18.07.2018 10:15)
Не негр. Там было раньше замечание, что все черти почему-то похожи на итальянских мафиози. Ну, а у тех есть определённое сходство с жителями Армении. Расистская фраза,которую говорит Солдат - цитата из фильма Брат как раз на эту тему.)

0
3 Soroka   (18.07.2018 11:54)
Елки. Теперь понятно)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com