Для писателей
» Проза » Роман

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Почти Б. Цикл 1. Глава 2.
Степень критики: любая
Короткое описание:

Роман, истории трех персонажей. Разное время, разные события. Каждый персонаж проходит 5 циклов. 

 



Глава 2. "Москва и москвичи"

За соседним столиком сидели три «лошемордые». Похоже на витрину, которая показывает социальную игру «… а я в Москве уже три года». Хвастовство, комплексы и конечно же, слабоумие, невидимый спутник всех игр. От этого-то слабоумия они все вытягивают морды как лошади, одновременно ничего не понимая, и стараясь что-то кому-то объяснять.  

«Лошемордые» и их дурацкая игра, которую язык не поворачивался назвать ярмаркой тщеславия. Слишком литературно для такого ничтожества, да и слишком смело для такого бессилия.

Одна «лошемордая» была еще и толстой. Нет, это не лишний вес, хотя и он тоже. Скорее, это отсутствие конструкции тела. Она напоминала уродливый автомобиль, над формами которого не думали его производители. Как будто выпустили с конвейера таким, чтобы его владелец подумал: Ну и уродец же ты, зато я сейчас побольше затолкаю внутрь всякого ненужного дерьма, и буду так ездить.   

Она подозвала официанта.

– Ааа…эээ…  - проблеяла он - Скажите пожалуйста, - она посмотрела с видом «знатока». – А какой у вас самый французский десерт?

 

Самый французский десерт! Какие французские десерты могут быть в Москве, в кафе с пестицидными помидорами и резиновым сыром? Какие!?

В этот момент мне захотелось повернуться и прокричать ей в самое ухо: Как-к-к-ие!

Я представил, как от этого вопля ее глупо выпрямленные волосы завернутся вокруг шеи и начнут ее душить.

Ты все равно сдохнешь, все равно! – хотелось мне кричать ей дальше. Все равно! Твоя жизнь все равно будет такой же бесформенной, как и ты сама! Такой же однообразной, как твой идиотский вязанный свитер цвета зашарканной улицы.

 

- Вы чего-нибудь изволите? – подошел ко мне парень, по виду, из Химок. Причем, «чего-нибудь», у него больше было похоже на «чё-нибудь». А слово «чё» и «изволите», обычно соединяют жители северных трущоб-спутников нашего несчастного города.

- Благодарствую, ничё. – спокойно сказал я. 

 

Да, глупо все это.  В это утро я был злой, еще как злой. Много, чего хотелось кричать в это утро. Утро, когда слезы не дошли, куда им положено, и хрип никак не проорался. Один из тех дней, когда хочется изменить мир сразу, целиком, до основания. Если оно, это основание, конечно где-то да есть.  

Не так, чтобы долго-долго что-то делать, и потом тешить себя мыслью, что это что-то меняет. А так, чтобы, раз и все!

Но, ведь так только и можно что-то изменить. Все остальное – просто обман. Все эти тексты, ноты, картины. Сколько людей до этого все это писали, рвали, потом снова писали… а потом, когда их эго уже было довольно, конечно кому-то это показывали. Нужно показать, нужно получить одобрение… и тогда «этот», потирая руки, что-то говорил.

«Этот» конечно знал лучше, поэтому ему-то «все» и показывают. Он, он знает, что можно «вываливать» на плебс, а что нет. Потирая пухлые руки, возможно глоток хорошего коньяка, солидное покашливание «кхе-кхе» и неторопливый вердикт критика: А… кхе-кхе, знаете, что, мил человек…

А даже если вердикт положительный, все это для того, чтобы кто-то показал твою блевотину вот такому ничтожеству за соседним столиком. Толпе ничтожеств, полной страха и тупости, и поэтому готовой пойти куда угодно, если им скажут, что сейчас нужно «туда».

Ради чего? Чтобы потом отыскать про себя параграф, ссылку, упоминание, где-то на пятой странице, в третьем абзаце.

- Неужели про тебя!?- спросит твой лучший знакомый, которого ты зачем-то называешь другом.

– Ну как же, видишь! – уже почти раздраженно тыкаешь ты в нужную строчку этому идиоту. – Вот же!

– А..! – наконец догадывается мерзавец, и «пожевывая» губы с явным «да мне наплевать», говорит:

- Вижу… вот это да!

А потом такая же ублюдочная тварь с выпрямленными волосами. Или не такая, лучше, хуже, да какая, собственно, разница, будет уже жонглировать тобой… - Да, да… мы с «моим» сейчас присматриваем… да, да… это очень важно, я уделяю этому особое значение… - будет говорить она, конечно ненавидя в тайне своих «лошемордых» подружек.  Но, из зависти, то ли из жалости, на всякий случай аккуратно соглашаясь с ними:

- Да, да, мы тоже думаем об этом…

 

Это все «он-мне» и «я-ему». Из этого же и состоит вся их жизнь. Вся наша жизнь. Потому что, как бы ты не пытался отстраниться от всего этого слабоумия, все равно, любой есть часть этого. Сидишь здесь, слушаешь, думаешь об этом.

В этот момент я как будто рухнул в полное омерзение.  Этот поганый мир нужно изменить. Одним движением! Бомба не поможет, даже самая большая. Везде будут валяться куски всех этих с «французскими десертами». Даже после бомбы они все равно будут думать, как бы еще пожрать, или покрасить стены там, где «он-мне».  Ведь кто-то обязательно уцелеет. Всегда кто-то остается. Уцелеют самые уроды конечно же.

Первое время будет боль, очистительный шок. На время просветлеет, лица может станут «чистыми». Может быть, даже трогательными. Страдание всегда очищает. И чем сильнее страдание, тем больше, как после сильной болезни. С лица как будто падает вся эта мишура.

Человек, который хоть как-то притронулся к смерти становится гораздо чище. Но, почему, только так? Неужели они… они все, все… не могут понять, что все равно умрут.

Каждый день, каждый! Умирает куча людей, ломаются кости, рвутся связки. И несмотря на это, всех тянет «магнит». Туда… в тщеславие, подлость, глупость, слабость, вранье, вранье, вранье… себе, другим, вранье которое сами не хотят, и что еще хуже, даже не осознают. 

Когда думаешь о смерти, которая все равно придет, становишься сильнее. Меньше себя жалеешь. Какой смысл в жалости? Больше нет смысла трястись над убогим «а вот если, вот бы только» и тому подобная мерзостная гонка. Не важно, что у тебя получилось, а что нет. Чувствуешь себя свободнее, нет, не свободнее… подвижней что ли, легче, живее. Но, «магнит», продолжает работать.  

Полоса легкости длится недолго, но достаточно для того, чтобы «магнит» опять сработал. Ты радуешься тому, как это легко. Очень радуешься.

И ты опять зависимый, тебя опять притягивает. Это не важно, ценишь ты эту жизнь или презираешь ее. Вот что страшно. Все равно все происходит. И опять, опять, опять…  

- И ты понимаешь, хочется какого-то греческого стиля, - сказала «лошемордая».

- Да, ты знаешь, что… - замурлыкала в ответ «выпрямленные волосы».  

 

Я решил не дожидаться, что скажет третья в «зашарканном» свитере.  

Хотелось какого-то воздуха. Пусть даже и этого, отравленного. От двух бокалов вина в голове, сначала стало ясно, а потом наоборот, накрыло пеленой. Но, это была не пелена опьянения, приятная свой бесчувственностью. Это была пелена, похожая на головную боль.

Я вышел на улицу, на ходу расплатившись с официантом, и сразу перешел через дорогу, как будто разрывая какой-то рубеж.

Вход во двор начинался с арки. Арка была глухой, больше похожа на питерскую, чем на московскую. Краска образовывала простой рельеф то ли волн, то ли просто ошметков. Вместе с грязно-желтым цветом выглядело так, как будто ее красили давно, еще двадцать лет назад.

В самом начале арки, в том месте, где она вела во внутренний двор, послышались шаги нескольких человек. Шаги сопровождались гоготом, обычным спутником подвыпившей компании. В таких глухих дворах часто пили подростки. Хотя и для них теперь придумали всякие дешевые забегаловки. И для них было что-то «подходящее» в этом мире, как бы они того и не желали, но «взрослые дяди» управляли ими еще больше чем остальными.

Я даже поежился. Это было разочарование. Такие арки я любил, и любил стоять в них долго. Я чувствовал себя в них защищенным. Особенно если стоять где-то посередине, чтобы пространство как бы обволакивало. Как будто, эти своды защищали… если поднять голову и постараться выгнуть шею как можно сильнее, а потом постоять так какое-то время, то возникало ощущение что находишься в каком-то коконе. Сейчас этот момент будет испорчен.

Мимо меня прошли две девки. Готов был поспорить, что парни называли их между собой «сосками». Хотя, какие они «соски». Так, предварительная стадия перед «свиноматками». Раньше, когда я был в их возрасте, такие девки обычно носили футболки с фото белокурого парня, смотревшего куда-то вдаль, или изображенного с гитарой. Это хоть как-то улучшало их внешний вид. Теперь таких футболок не было. Наверное, они считались немодными. А может быть, песни про смерть и несчастную любовь перестали нравится, и про парня в джинсах и кедах все забыли. Впрочем, он того и боялся… иначе не выстрелили бы себе в голову.

В подтверждение этих мыслей, обе девки продемонстрировали какие-то непонятные круги и разводы, напечатанные на своих футболках. Но похоже, что такие странные рисунки что-то для них значили. Иначе, они не носили бы куртки нараспашку, в такую противную погоду.

 

- Дядя, как… че? – проголосила одна из девок.

- Дядю в другом месте будешь искать… - растягивая слова, намеренно хриплым голосом сказал я.

Я еще помнил такие приемы улиц, что если отвечать быстро, и голос сделать хриплым, - это как сигнал опасности для другого. Значит, что ты готов бить и грызть.

- Ээээ… ты че?! – вместо девки отозвался парень, который шел за ней.

Я пожалел. Но, перепалка началась бы в любом случае. Так уж все устроено. Парни напиваются, и хотят показать свое право на жизнь любым доступным, здесь и сейчас, способом. А девки им подыгрывают, сами хотят увидеть, у кого есть такое право. Идиотизм конечно, но как-то ближе к настоящей жизни, чем все эти «французские десерты».

- Ладно, давайте, идите дальше. – сказал я уже спокойно.

Почти вплотную, ко мне подошел парень в аляповатом лыжном костюме. Двое других, один в кожаной куртке, видимо старшего брата или отца, а второй в более приличном пуховике.

Я разглядел лицо первого.

- Ну че? – скривился он. 

Это лицо, как карта какая-то, кожа хоть и жирная, но ровная. Это было лицо ребенка, пока еще здорового, но видно, на него уже давно действовали полуфабрикаты и дешевый алкоголь. Такие люди обычно выглядят как дети-подростки до восемнадцати, а потом незаметно для всех и себя тоже, резко превращаются в истасканных мужиков. Как будто все то, что они долгое время творили со своим организмом, очень быстро на них накатывает.

Даже загар у этого парня смотрелся так, как если бы взяли и размазали по лицу ошметок глины. У бедняков свой загар, который больше похож на грязь.

Я ударил его в нос. Короткий, хлесткий удар. Несильный. В уличной драке никогда не нужно бить сильно. Слишком большой риск.

- Аууу…  - завопил парень. Из-под стиснутых пальцев, зажимающих нос, начала капать светлая яркая кровь. Кровь тоже как у ребенка. Видимо еще не успел по-настоящему отравить свое тело.

– Да, ты че… аааа… я тебе-е-е-е  - завизжала одна из девок, и неуклюже стала прыгать вокруг меня, пыталась тыкать мне в лицо пальцами. Я отклонился, но вид ее уродливых грязноватых пальцев с обкусанными ногтями, все-таки отпечатались в памяти, прошел куда-то внутрь меня. Я почувствовал, что меня от этого тошнит. 

Двое остальных парней не стали вступаться. Они были из другой породы. Таких вид крови пугает, сковывает, а не окрыляет. Поэтому, когда оцепенение прошло, они подхватили своего друга в лыжном костюме. Обе девки тоже потащились вслед. Правда одна так и кричала дальше: Да, я тебе… ты знаешь, кто… да, ты че…

Хмм… я нагнулся. Серый грязный асфальт был полит тонкой струйкой крови, а где-то забрызган каплями разного размера. Это было красиво. Я ощутил себя как-то… непонятно, как художник что ли. 

- Пс-и-и-и-х! – раздалось где из-за арки. Это была одна из девок, которая вернулась, чтобы посмотреть, остался я или нет.

Я еще раз посмотрел на кровь. Следы стали не такими заметными. Кровь стала не такой яркой. То ли впиталась, то ли успела окислиться. Я посмотрел на своды арки. Где-то в глубине, там, в этих с годами запекшихся ошметков старой краски, услышал отрывки песни про «красную-красную кровь» и «опаленную звезду». Да уж, наверное, и так можно про все это сказать.

 

Кривые, обрывающиеся улицы центра уперлись в широкий проспект. Сейчас это было то, что нужно. Хотелось пространства. Я пошел быстрее. Широкий, ровный тротуар, и можно не только бежать, но и оставаться незамеченным. Ничтожества, мельтешившие вокруг, создавали маскировку, что-то вроде иллюзии ряби в глазах, что все двигаются с одинаковой скоростью, и без всякого направления.

Я давно знал и чувствовал, что в нас живет два сознания. Поэтому, так сложно разобраться с собой.

«Свиноподобным» не нужно разбираться с собой. Они и не разбираются. Может быть, потому, что у них это «другое» сознание не активно. Может быть, «магнит» притягивает только «другие» сознания, и в этом все дело? Но, когда притяжение начинается? Ведь кто-то рождается с ним. А, «свиноподобные» не рождаются, но иногда и они, в редких-редких случаях, это «притяжение» ощущают. Но, почему?

 

Я зашел в ресторан с большими окнами от пола до потолка. Смотреть в такое окно, и думать. Это лучшее, что сейчас получится. Но, и здесь надолго не задерживаться. Несколько порций выпивки, и дальше. Такая смена декораций, лишь видимая конечно, не давала «второму» сознанию схватить первое и оттащить куда-нибудь в тупое пережевывание. Сейчас я этого не хотел.

 

- Когда гости приезжают, вы должны ждать их во дворе, и помогать припарковаться. – услышал я обрывки фразы по соседству.

- Да, да… - закивала парочка «туземцев», которые несмотря на жаркий зал, сидели в куртках, и даже шапках, по традиции сдвинутых на макушки.  

- Вы понимаете, как это важно, все время держать подъездную дорожку, расчищенной? – продолжала «метелка» с «закатанными» губами. От того, что губы у нее были закатаны вовнутрь, звук получался как у какого-то мульт-персонажа.

Но, говорила она настойчиво, точнее хотела выглядеть настойчивой. От чего я представил, что она как режиссер мультфильма, который объясняет двум гномам, как им обращаться с Белоснежкой, почему-то изображая язык самих гномов.

- Все должно быть совершенно. – сказала она непонятно про что, своим «гномским» выговором.

 

Я допивал второй мартини с джином. Это совершенный напиток «утреннего периода». И надо было идти дальше. Но, идти не хотелось.

Я хотел смотреть на эту улицу через эти большие окна. А там ползущие машины. В их облике, кажется, тоже была какая-та субботняя тоска, как и на выражении лиц их водителей.

Можно было всмотреться в лица тех, кто сейчас за окном, настолько медленно они ехали. В основном это были мужчины. Бессмысленная тяга к размножению, вынуждала совершать этот, еще более бессмысленный ритуал «магазин-дети-пиво-сон». В то время, как им хотелось только «пиво-сон». Все их силы и так пожрала другая тяга – желание выживать и карабкаться. Этим они занимались на протяжении всей недели. А в субботу, в субботу…

Наверное, тут не все так просто. Похоже, что их греет идиотская мысль про «должен» и «надо». А еще то, что когда-нибудь, их маленький ублюдок сделает наконец что-то настоящее.

И это будет оправдание! Для всего, для всего, всего этого ужаса, который происходит с ними сейчас, и они даже не знают почему. Этот ужас… но когда-нибудь. И пусть, у него сейчас замедленное развитие, пусть единственное, чем маленький ублюдок отличается от таких же маленьких ублюдков, это диатез после еды… не важно. все это не важно… когда-нибудь, каким-то чудом, он… он….

Вот, она, золотая мечта родителей… это ложь, когда родители говорят, что их ничего не интересует, кроме их детей. Это лицемерие, ужасное лицемерие. На самом деле, их интересует только одно: когда-то можно будет с помощью детей придумать себе оправдание «я жил для…», или «я жил, потому что…». И главное, все эти субботние магазины, бессмысленные поездки, и прочую шелуху, тоже можно будет оправдать. Я это делал, потому что…

И поэтому, когда в мерзкую погоду, уставший и замученный, «свиноподобный», потому что они все «свиноподобные», когда размножаются. И вот этот «свиноподобный» папаша запихивает в свою уродливую машину всякие идиотские предметы коляски, столики и велосипеды, и проговаривает про себя: я делаю это, потому, что….

И, на какое-то время, успокаивается. «Второе» сознание его не дергает.

Но, может быть, дети, это тоже часть задумки «магнита»? Может быть, даже главная его задумка!?

 

Я сидел на одном месте дольше обычного. Может быть из-за окон, а может быть это проделки «магнита». От мартини с джином ноги стали ватными, но голова наоборот очень ясной или, это так только казалось!?

Еще был день, но уже начало темнеть. Наконец, когда за окном послышались серены, я вышел. Серены, они всегда освещают что-то особенно посредственное.

Под ногами шлепал темно-серый снег, под ним была прослойка из воды. Шаги получались какими-то неестественно одинаковыми. Это было видно по следам, которые я оставлял на этой мерзкой жиже. Шлепок, потом проскальзывание, опять шлепок и опять проскальзывание.

Долго это выдерживать было тяжело, и я зашел в переполненное кафе, а может это был клуб. Довольно редко, но бывают такие моменты, когда одиночкам тоже хорошо в толпе. Но толпа должна быть настоящей. Не просто чтобы все столы заняты. А чтобы люди задевали друг друга локтями, постоянно, как в переполненном автобусе. Чтобы неуклюжие движения каждого ничтожества превращались в общую бессмысленную волну.

Я стоял и ждал свой заказ рядом с парнем, который откусывал от своего жиром истекающего бутерброда, при этом сильно наклоняя голову вбок. То ли, это какой-то пережиток с тех времен, когда нам еще приходилось откусывать от недавно убитой, и лежащей на боку, туше, то ли… он просто хотел, чтобы весь жир с соком попал ему в рот. Сложно сказать.

Но я сразу представил, что все вокруг сидят с козлиными головами, и наклоняют их, и откусывают, жуют, и наклоняют, и откусывают, и опять жуют… фу, какая дрянь.

 

Как будто, мы как общий организм, начинаем повторять, копировать, передразнивать. Но, только ли в движениях, или вообще!? Я прислушался, что говорят друг другу люди вокруг. И, поразился, как просто сделать это открытие. Человек ничто не делает по-другому. Все, всё… похоже.

Я подумал, что также с иностранными языками. Можно начать с правил языка, а можно выучить просто несколько тысяч «заготовок». Так обычно делают люди, кто эмигрирует. Они приходят в магазин, на парковку, в офис, и слышат там «вопрос-ответ», и просто запоминают, что нужно отвечать в разных случаях. До меня никогда не доходило, что так же поступают и люди со своим родным языком. Они говорят не ответ, а «заготовку» ответа. Так просто, и так удобно. Ведь они точно так же и думают о чем-то. Это не мысль, это «заготовка» мысли. Заготовка. Господи, боже ты мой! – кажется, прокричал я на весь этот балаган. – Вы ведь все «заготовочники»!

У нас нет самостоятельного поведения. Мы, всего лишь набор каких-то «заготовок». Я был в ужасе. В смысле, я не просто накрутил себя, а действительно испугался, ведь так придется жить дальше, подозревая всех в «заготовках».

В этот момент я услышал разговор соседа по телефону, он прижимал его к щеке, пока с «козлиной мордой» кусал свой бутерброд.

- Ну что, как ты вчера… Нормально, а что… все собрались, знаешь, давно я всех не видел уже…Ну и как они?.. Ничего, больше всех…

 

Ну, вот и ответ. Ведь раньше это было понятно только с этим тупым «how are you», но ведь все остальное, все остальное… тоже самое. Мы воображаем, что наше сознание представляет собой землю с дорогами, полями, лесами. А это всего лишь железная дорога, и стрелки на путях переводятся автоматически. Ведь так удобнее, так быстрее. Наша мнимая свобода выбора, на самом деле, это вопрос не государства, законов, денег, а просто сколькими «заготовками» пользоваться.

- Е-мое… - произнес я, кажется, опять громко и вслух.

- Нормально, все, братишка, а? – обратился ко мне «козлоголовый».

- А?

- Нормально, говорю, все? – старался перекричать он музыкальное «бу-бу-бу».

- Умм… - невнятно произнес я, и вышел из-за стойки.

Но, успел считать «заготовку» «козлоголового». Наверное подумалЖ «перебрал, пошел сблевать, нормально че.., суббота, все там будем…».  

 

Если выключить «заготовки», все вокруг сразу поменяется. И никак иначе, ничем все это больше не разрушить, не переключить, даже не ослабить.

Даже если представить какой-нибудь 2050 год, выжженную пустыню вместо города и на этом поле, один выживший встретит второго, он все равно скажет что-то типа: Как у тебя дела? – Да, как дела? Смотри, в общем-то сам. Так же как и у тебя, наверное… а потом, возможно и съест его, если окажется быстрее и сильнее, но «как дела» все равно прозвучит первым.

Все дело в «заготовках», они повсюду. Так действует магнит. «Заготовки» не смыть никакой взрывной волной, эпидемией, катастрофой…

Я ехал домой и думал. Наверное… наверное… нужно сделать что-то типа новой вавилонской башни, чтобы люди перестали играть в эту ублюдочную игру. Перестали перетирать и перемывать уже перетертое и перемытое. Чтобы они наконец освободились от всех этих «заготовок», шаблонов, костылей своего сознания.

В такси я насчитал столько «заготовок», что даже сбился в какой-то момент. Но, почему-то на этот раз мне не было противно и больно, как обычно. Я как будто стал естествоиспытателем, который рассматривает убитое им же насекомое под микроскопом. Наконец-то, я был не самим насекомым. Пусть более сильным, умным, быстрым, чем остальные, но все равно, насекомым. Теперь я был исследователем. А может, это и есть первый шаг на пути к создателю? 

 

В поисковике я быстро перебирал страницы: Вавилонская башня, легенда о Вавилонской башне, мифы Вавилона… теперь я понял, какая огромная ложь во всем этом. Хотя, конечно, ложь ненамеренная. Про Ноев ковчег, про строительство самой башни, конечно было неточно, ни то, где она была построена, когда, и кем, это как раз понятно, да и не важно. Но, за всей этой идиотской волной мифов, почему-то никто не стал сомневаться в главном, зачем вообще Бог лишил людей возможности говорить на одном языке? Объяснение конечно есть. Но, какое?

То, что Бог покарал людей за высокомерие. Высокомерие? В чем же? В том, что люди строили высокую башню? И при этом, строили во славу самого Бога? И за это, Бог, лишил людей возможности понимать друг друга, потому что все они начали говорить на разных языках?

Какая чушь! Конечно, Бог не лишил людей возможности понимать друг друга, а наоборот, хотел, чтобы они начали друг друга понимать. Чтобы закончилось это бессмысленное «how are you», или «ну, че как там», не важно на каком языке. Чтобы стадо смогло ходить куда им хочется по тоннелям своего сознания. Чтобы они избавились от этого: Ну, че, давайте башню построим! – А, на фига? – Ну, просто чтобы башня большая была. Это же будет во как… - Не, ну давай… большая башня это нормальная такая идея…

И что тогда сделали люди? – С начала, вроде все правильно сделали. Они бросили это идиотское занятие – строить какую-то бессмысленную башню. Но, потом, случилось то, что, наверное, не входило в планы Бога. Кем и каким бы, не был тот самый Бог, это не входило в его планы. Люди, которые лишились своих «рельс» понимания, вместо того, чтобы наконец начать понимать друг друга по-настоящему, вообще все поругались. Я не хочу пытаться тебя понять! – сказал один, - Ну, и на хрен тебя, я тоже не понимаю. И они разошлись, просто ушли в разные стороны, пока не нашли тех, кто ездил по таким же «рельсам», как и они сами.  

Вот и вся история. Так все просто? Прост и конец. Все расползлись в разные стороны, пока опять не сделали свои общества, со своими новыми идиотскими «заготовками». Пока опять не начали постоянно лепить везде свое бессмысленное «не может быть», «я принимаю решение», «о, как это здорово» …

Е-мое, вот идиоты-то. Я положил голову на подушку, очень хотелось спать. Я видел «магнит» в виде большого глаза, мерцающего над всеми нами. Но, конечно, это все чушь, «магнит», на самом деле, очень маленький, его не увидишь, он в каждом из нас. Как же я хочу убить его!


Свидетельство о публикации № 28756 | Дата публикации: 08:41 (01.12.2016) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 21 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com