» Проза » Роман

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Почти Б. Цикл 2. Глава 2.
Степень критики: любая
Короткое описание:

Роман, истории трех персонажей. Разное время, разные события. Каждый персонаж проходит 5 циклов.



Глава 2. «Башня»

 

Какой-то мужик говенненький пробежал перед машиной, то ли двадцать ему было, то ли сорок. Может рабочий, может офисный урод, в общем, безликое ничтожество. Я обратил внимание на его ботинки, запыленные и затасканные.

Готов спорить, что в компании таких же, как он, такие ботинки выглядят вполне прилично. Или подобающе? Короче, такие ботики «правильно» носить. Это такое омерзительное дерьмо из разряда «то, что нужно». Неприметная, дешевая, практичная, «подобающая» дрянь, которую никто никогда не осудит, да и не заметит.

Мерзко то... что такие же у них всех мысли, как и одежда. Подобающие, безликие, до тошноты, обычные. Как будто вся их голова доверху заполнена вот такими уродливыми стоптанными ботинками. Я даже представил голову этого мужика, разрезанную поперек. И как, кто-то заталкивает туда его ботинки, много, много…и как подошвы с замыленными краями торчат по краям распиленной черепушки.  

Хррр… я тряхнул головой, неприятное зрелище. Я очень остро почувствовал, как мне больно за все человечество. Ни за конкретных людей, таких как этот никчемный уродец, нет…в целом, как за явление.

Явление, которое состояло из таких вот, с отпиленными головами, и торчащими оттуда третьесортными испорченными ботинками.   

Дэн опять опаздывал. Ну, и черт с ним… честно говоря, не так и хотелось видеть его умиляющуюся рожу сейчас.

Как будто у него все хорошо!? Я то знал, что за его «джи тридцать пять» и недавно купленными дорогими часами, на самом деле, огромные долги, и таким людям, что скоро кто-то «сотрет» с него эту гримасу умиления. Да и ладно.  

Дэн всегда выбирал все «не подобающее». Это меня тоже раздражало. И я знал, что скоро будет над чем потешаться. Хрен с ним! Этого он и хотел. А кто не хочет получить изящный способ убить себя? И чем раньше, тем лучше.

Я даже иногда представлял, как он подъезжает на свой недавно вымытой машине к дому, под колесами приятно шелестят камни… шрр-ррр-шшш-ррр… двигатель с низким рокотом умолкает, из двери появляется лощеная морда Дэна и тут: Вж-ж-ж-ик… негромкий щелчок среди шелеста деревьев и пения птиц. И все, зеленый свет, горящие огни, надеюсь, полет будет нормальным…

Сначала тонкая струйка крови, потом больше, больше, больше.

А вокруг загородные птицы поют все громче, качаются листья на деревьях. Деревьям и птицам, как всегда наплевать на все, что происходит. То ли они очень глупые, то ли наоборот, слишком умные. А может и похуже: им действительно наплевать, просто наплевать.

 

Тч-ч… тч-ч-ч…тч-ч…  раздавался повторяющийся звук. Я не понял, что это такое. Потом машинально повернулся. В окне, за редкими каплями дождя, крутилась физиономия Дэна. И почему он подумал, что может называть себя Дэн!? Обычное деревенское имя Денис, на припухлой роже. Если бы не все это внешнее оформление, то надеть ему те самые «подобающие» ботинки, и прыгать с платформы на платформу, с мешком картошки…

 

- Ты, чего, заснул? А? – орал во всю глотку Дэн, хотя стекло я уже открыл.

- Все, все. Не ори. Куда поедем?

- Не знаю. А ты как?

 

Последнее он для вида спросил. Он знал, куда мы поедем. Опять «заготовки». Мне стало противно. И этот человек мой самый близкий «как бы» друг? Лицо свиньи, манеры деревенщины.

 

- К Останкинской? – спросил я, уже и не ожидая другой ответ.

- Ну… - протянул он, - Давай. Я как ты.

 

Я быстро нажал на копку стеклоподъемника. Чтобы не наговорить чего лишнего. Зачем? – Все равно, не поймет.

 

Ехали мы быстро. Дэн ехал как обычный жлоб. Все время боялся, что кто-то проедет впереди него. Обычные привычки быдла, что тут скажешь. Единственное, что его от них отличало, так это отчаянное отношение к деньгам. Точнее отчаянное отношение к долгам. Хотя, когда должен уже настолько много, что все равно не отдашь, как еще можно к этому относиться?

Интересно, а знал ли он, что это всего лишь его способ побыстрее убить себя!? Скорее всего, нет. А то бы испугался, наверное: Как, я, убить себя?! Да я такой жизнерадостный…

В забрызганном лобовом стекле, стал виден грязный силуэт Останкинской башни. Я представил на ее месте песчаные кольца башни в Вавилоне.

Мы остановились напротив, и перешли дорогу. Несмотря на привычную крадущуюся походку Дэна, было видно, что сегодня с ним что-то не так. Или это со мной что-то не так?

- Ты, как? – спросил я.

Почему-то вдруг стало его жалко. Передо мной опять предстала картинка выбитых пулей осколков черепа и кровавых ошметков, я как-то обмяк к нему.

- Лучше всех! – с явной усмешкой ответил он. – А что?

- Напряженный какой-то.

- Ну, ничего. Сейчас расслабимся.

- Да я не про это. Я вообще…

- Вообще? А что?

 

Мы как раз вошли в «Три поросенка», и разговор на время прервался.

Это место мы посещали уже давно. Мне здесь нравилось. Напоминало чем-то гротескные пирушки в какой-нибудь древности, как в Греции что ли. Здесь можно было взять целую комнату, которая вся состояла из низких диванов… кажется, их оттоманками называли. Сюда же приносили выпивку, можно было курить траву, да и девок звать. Все происходило сразу вокруг тебя, пока ты лежишь. Потом так же здесь было принято засыпать, никуда не вставая.  

- Как обычно желаете? – спросил парень с лицом «халдея».

- Давай… чего уж там. – Дэн осклабился как розовощекий поросенок перед забоем. Обычное его поведение перед затяжной пьянкой. Он сунул «халдею» пятерку в руку, и сказал спокойно: - Сегодня двух.

- Слушаю, - с готовностью проговорил «халдей», и чуть ли не щелкнул каблуками.  

Мы сидели в нашей обычной комнате. Я выпил два бокала коньяка сразу, чтобы Дэн стал мне менее противен.

- Вот думаю бар свой открыть. – с гордостью сказал он.

- Ну, можно… а, зачем? – удивился я.

- Ну, как. Свой бар, понимаешь!?

- Не совсем.

- Ну, как, свой бар! У меня там пиво будет особое.

- Светлое и темное? – попробовал пошутить я.

- Да ну… - отмахнулся он. – Не понимаешь ты. У меня вместо кружек будут, будут… - он как будто сделал театральную паузу. – Будут… - наклонился он. – Сиськи…

- Сиськи?

- Да! Сиськи! Ага, да? Понял идею? – заговорчески подмигнул он.

- Нет, Дэн, не понял. Поясни.

- А… ты смотри. Кружек нет. И… вместо кружек, из стены соски торчат. Хочешь пива? Наклоняешься, и сосешь! А, как?

Я посмотрел на него с сожалением. Да, похоже последние мозги замарафетил. Конечно, хотелось сразу сказать «ну, ты не дебил, а?». Но я помнил свою миссию. Теперь я был исследователем. Поэтому я понимал, что если сейчас не будет какой-то «подобающей заготовки», то пьянке придет конец. А это было только начало. Поэтому, мне нужно было сказать и я сказал:

- Ну, идея хорошая…   

- Конечно хорошая! – с готовностью подтвердил он. – Ну, ты же понимаешь, как это всем мужикам не хватает! Сиськи плюс пиво – залог успеха! – громко произнес он, и занес бокал вверх. – Ну, ладно, а ты чем планируешь заняться, помимо этих своих… эээ..?

- Мне и этого достаточно. – спокойно сказал я.

- Не… - обидчиво произнес он. – Ну, ты давай уж, говори. Я тебе про сиськи сказал. А ты?

- Башню хочу построить. – спокойно сказал я. Что мне было скрывать. Он все равно не поймет.

- Типа, типа… Останкинской или Шушенской? А?

Он уже был готов пересесть на мой диван, чтобы похлопать меня по плечу. Дэн был одним из тех, кто путал панибратство и дружбу.

Но в этот момент к нам в комнату вбежала какая-то девчонка. Точнее не вбежала, а свалилась. В этих комнатах не было стен, зато были занавески. Такие плотные, что она видимо промахнулась мимо входа, и поэтому упала. По дороге, зацепив поднос с обглоданным Дэном каре ягненка. Кости с подноса полетели ему на брюки.

- Помогите, помогите, помогите… - быстро прокричала она, как будто в такт какой-то старой песне. Только я не помнил какой. Я наклонился к ней, пока Дэн безнадежно пытался отряхнуть масляные пятна.

- Кому помочь, что помочь? Э? Ты чего? – спросил я.

- Помогите, помогите, - все вторила она своему ритму и показывала куда-то в сторону.

Пришлось поставить ее на ноги. И она сразу же чуть не упала во второй раз, опять побежав сквозь занавески.  

Мы быстро пошли за ней к дальней комнате, у которой уже стояло несколько официантов с растерянными лицами. Было видно, что они одновременно испуганы и недовольны.

 

Посреди комнаты лежала точно такая же девушка. Близняшки. – сразу понял я. И лежала неподвижно. Из белого кукольного носа текла тонкая струйка крови. Тонкая красная жилка на белой коже, чем-то это напоминало лист клена. Было похоже на легкий передозняк.

- Наркота? – спросил ее сестру.

Вторая девушка всхлипнула, но сделала над собой все усилия, чтобы не заплакать.

- Да нет, она даже алкоголь никогда не пила.

Да, да, да… - подумал я. Конечно, в «трех поросятах», в пятницу вечером, где открыто можно купить любой наркотик, да еще и привести сразу орду шмар, так-то уж и оказалась девушка, которая кроме молочных коктейлей ничего не употребляет.

- Так, ты давай лучше на чистоту. – я взял ее за руки, и немного тряхнул. – Я почти врач, так что лучше сразу скажи, чем передознулась, когда и как? Только говори быстрее, пока у нее сердце еще работает. Потом поздно будет. – я наклонился над лежащей, и убедился что слабый пульс еще есть. Но, похоже, что до скорой может и не дотянуть.  

- Да мы, да мы… только попробовали… - пролепетала она.

- Так, уже ближе к делу. А что попробовали?

- Мне наш друг дал. Сказал, что это совсем не вредный… не вредный… - но тут она уже не удержалась и зарыдала.

Я закатал рукава и крикнул остолбеневшему Дэну: Лед, побольше… иди ан кухню, принеси.

Пока Дэн бегал за льдом я успел промассировать сердце и сделать лежащей искусственное дыхание. Пока я его делал, то подумал, что может быть, буду последним кто прикасается к этим кукольным губкам, пока они живые. Никакого глупого эротизма, просто красота момента. Последний раз, пока они живые…  

- А… лед зачем? – чуть успокоившись простонала ее сестра, когда появился Дэн с ведерком. Он то знал зачем.

- А, вот зачем! – и я сильно наотмашь стал бить девушку по щекам.

- Ай-ай-ай – закричала ее сестра. Но, увидев, что та уже начинает приходить в себя, и даже открывать глаза, опять сильно заплакала.

- Лед… - я взял у Дэна лед, завернутый в полотенце, - чтобы синяков не осталось.

Я приложил к щекам очнувшейся лед и сказал:

- Так, а теперь рассказывайте, чем вы тут баловались?

 

Обе девчонки все время переглядывались и отнекивались. Дэн уже начал мне показывать всякие жесты, типа «надо избавляться от этих лохушек», но мне хотелось еще их помучить. От обычных проституток я уже устал. Их намазанное тональным кремом тело всегда было похоже на блевотину. Не знаю, может быть по цвету? А дешевые приторные духи вместе со смазкой, вообще напоминали какой-то мерзкий десерт из торта и селедки.  

- Так кто вам эту дрянь дал, а? – в очередной раз спросил я.

- Это друг наш, я же вам уже говорила. – упрямо пролепетала одна девушка.

- Да хорош мне «выкать» - разозлился я. – Ты скажи лучше, зачем брали?

- Это, это… - нерешительно сказала она, - Сестра хотела попробовать.

- Да? Интересно, а зачем? Если она даже алкоголь не пьет.

 

Недавно потерявшая сознание пока сидела тихо, почти ничего не говорила. Но после того, как сестра ее «сдала», пришлось что-то сказать.

 

- Я хочу избавиться от мыслей в голове. – тихо сказала она. И добавила: - Мне кажется, что они мне мешают.

- Э-э-э-х… - разочарованно протянул Дэн. Похоже его планы получить бесплатный секс становились все менее выполнимыми.

- Это невозможно. – спокойно сказал я. – Мысли очень быстрые. Ты не можешь их контролировать.

- Да, я знаю… но хотя бы снять оценку.

- Чего? – еще больше разозлился Дэн.

- Снять оценку. – повторила она.

- А, это как? Хмм… – недовольно крякнул Дэн. Психологию он не любил. А психологией он называл все, что не могло приносить деньги или служить для удовольствий его тела.

- Ну, так. Вот, например, вы. – она внимательно посмотрела в сторону Дэна. - Сейчас смотрите и оцениваете меня. А, кроме того, что мне это не очень приятно, это и вам не очень нравится. И мы не можем понимать друг друга. Потому что вы думаете… Извините, - поперхнулась она, - Вы думаете… хорошая ли у меня фигура, а я думаю, как бы так себя вести, чтобы вы не думали, что я наркоманка, готовая переспать за дозу… ну, ведь так? Ну, и конечно, - поправилась она, - Вы одновременно думаете, что если и сможете со мной переспать, пусть даже и за дозу, то как бы чего не вышло… извините, я не знаю, как это сказать. – растерялась она.

Лицо Дэна показало явное недоумение. То ли девчонка эта так точно угадала, то ли просто он не ожидал, что от нее такое можно услышать. Я то точно знал, что Дэн именно так и думал. 

- Ну и как ты эти мысли уберешь? – сказал я. – Ты даже если будешь дергаться в героиновом припадке, вся в слюнях и поту, а вокруг тебя будут такие же дергающиеся, все равно у тебя будут проскакивать мысль «почему я это делаю» и возможно, параллельно этой, «где следующую дозу достать». Так?

- Не знаю. – робко проговорила она. Я только думаю, что если бы ваш друг просто думал, как со мной переспать, и какие от этого будут последствия. И постоянно не оценивал ни себя, ни меня, хорошо ли это или плохо… То, было бы легче. Нам обоим. Извините… - опять поперхнулась она. – Не только нам обоим, а вообще всем. Всем было бы легче. Ну, в смысле, я имею ввиду, вообще в отношениях людей…

- Да хорош уже меня, как лабораторную крысу использовать. – усмехнулся Дэн.

Но девчонка почему-то перестала смотреть в его сторону. Видимо, совсем спеклась.

- Ну и что ты получишь? – вмешался я. – Что мы все будем как роботы ходить. Просто сообщать друг другу мысли. Я хочу с тобой переспать! – скажу я тебе. – А ты не будешь ничего про это думать, кроме как, есть у тебя сейчас свободное время или нет, залетишь ты или нет. А когда мы в постели будем, ты тоже будешь думать, насколько ты устала, запачкали мы постельное белье или нет. И тому подобная хрень. Тогда уже лучше вообще ни с кем сексом не заниматься. А?

- Ну вы конечно правы, но не совсем.

- Так! – тоже не выдержал я. – Давайте девушки договоримся. – Если мы разговариваем, то не надо этих «вы». Говорите «ты». И все. Или по имени. – Так почему я не совсем прав? 

- Хорошо… извини. – сказала она. -  Извини. Но ты совсем не прав.

- Ну хорошо. И в чем?

- Ты путаешь мысли и эмоции. Я думаю, мы очень мало пользуемся эмоциями. А вместо этого, заменяем эмоции – оценкой. А оценка – это мысль, а не….

- Ну, подожди. – спокойно сказал я, хотя где-то и почувствовал, что она может даже права. - Подожди. Ты хочешь сказать, что мысли никак не связаны с эмоциями.

- Ну, не совсем. Я думаю, это отдельные вообще реакции.

- Да, интересно? А это как?

- Ну, я думаю, эмоции никак… ну, или почти никак, не связаны с мыслями. Вы… ой, прости, ты, когда ешь яблоко, ты же сразу понимаешь, нравится тебе оно или нет… или, извини, я, наверное, по-детски как-то объясняю. Но… ты же понимаешь, что яблоко тебе нравится. А только потом ты думаешь, что яблоко полезно, или наоборот…

- То есть ты хочешь сказать, что мы сначала понимаем, а потом знаем? Так?

- Ну, почти так…Точнее, я думаю, что мы знаем и понимаем одновременно. А потом это знание и понимание оцениваем. Вот эту оценку я и хотела убрать. Зачем нужна «оценка», когда ты уже понял? – почти с вызовом сказала она. И потом добавила, - И вообще, не только понял, но и знаешь, что ты понял.  

 

Я переглянулся с Дэном. Было видно, что перспектива дальнейшей философской беседы радовала его еще меньше, чем масляные пятна на брюках. Но и меня какой-то рассудительный тон этой девушки, начинал бесить.

- Ну, и что, убрала?

В это время, она теребила какие-то дурацкие оборки своего платья, и какое-то время не решалась ответить. Но потом подняла взгляд, посмотрела на меня, чего до этого еще не случалось, и спокойно сказала:

- Ты, знаешь, да.

- Да?

- Да… но не с помощью наркотиков.

- А, с помощью чего же, интересно?

- С помощью… с помощью… - видно было, что она не решалась сказать. – С помощью отношения.

- Уффф-ффф… - уже со злостью протянул Дэн. – Какое еще «отношение»? Ну, что ты говоришь. Отношение – это когда ты уже почувствовала, подумала, узнала и десять раз оценить успела. Какая разница, убираешь ты это отношение или нет? Все равно уже все прошло. Эхх… – с досадой сказал он. – Все то же, все те же… одна и та же глупость. Извини конечно, но это какая-то наивность. Буддистский бред… 

В нужные моменты Дэн мог быть очень убедителен. Мне даже казалось, что на какие-то десятки секунд Дэн мог принять облик профессора любых знаний и наук. Психологии, физики, математики… не важно. Лишь бы убедить человека в своей правоте. Наверное, сказывалась тесная связь судьбы Дэна и получения им больших денег на пустом месте.

- Простите… то есть, прости. Я, наверное, не так назвала. Не отношение… нет … а боль этого отношения. Вот… боль.

- Ладно, ладно. – я показал Дэну, чтобы он завязывал свой допрос. – Ну а как вы к прогулкам относитесь? – постарался я побыстрее перевести тему.  

- К прогулкам, хорошо. – быстро подхватила вторая сестра, которая видимо тоже боялась что разговор пошел куда-то не туда. – Но, сейчас темно и холодно.

- А, хотите на башню подняться? А? – предложил Дэн.

- Это невозможно. – сказали обе сестры почти одновременно.

- Это почему же? – задорно ответил Дэн.

Это как раз была его «территория». Рассуждений он не любил, заранее считая их все пустыми. Хотя, наедине, думаю, передумывал много. Но, наверное, даже себе в этом не признавался. А вот действие, ради действия, пусть и самые пустые, его забавляли.

 

Мы вышли в парк. И пошли к запасному входу в Останкинскую башню. Вечером строение выглядело куда лучше, чем днем. Днем это просто была убогая облезлая постройка из бетона. А сейчас башня была похожа на что-то странное. Темнота скрывала все ее недостатки, всю ее слабость. Иногда так и с людьми бывает.

Верхняя часть башни, если смотреть стоя у подножья, уходила высоко. Так, что в темноте не было видно, что там наверху, даже очертаний. 

Башня казалась большой и жуткой. Дэну такие трюки всегда удавались. Дешевка, но эффектно. Я, само собой, знал, что вахтер у него давно подкормлен. Привычный косарь ложился в сухую истрепанную ладонь этого «дяди Вани», как его называл Дэн, почти каждую пятницу. Дэну было не важно, для кого проделывать этот трюк. Для проституток, или просто для «давалок».

Девушки конечно были околдованы. Не так много людей, даже тех, которые давно жили в Москве, поднимались на Останкнскую башню. А ресторан «Седьмое небо», вообще считался недоступным и очень дорогим.

Сейчас ресторан был закрыт. И уже давно. Башня работала только как башня. Ретранслировала чужие эмоции, чувства, мысли, и по мнению нашей сегодняшней знакомой – еще и оценки.

Мы поднимались на лифте недолго. Я побывал на Останкинской, еще когда лифты были старыми, и передвигались на скрипящих тросах. Теперь, когда мы нажали одну из кнопок, издали раздался еле различимый механических звук, а уши заложило. Мы быстро набрали высоту.

Дэн самодовольно ухмылялся. Видимо был рад, что трюк в очередной раз удался.

А я настороженно поглядывал на потерявшую сознание. Кажется, сегодняшняя история с обмороком, была не последняя ее шагом в «борьбе с оценками».   

 

Когда мы поднялись на самую высокую точку, туда, где располагались генераторы аварийных огней, все как-то утихли. Высота заставляла задуматься. Не знаю, кто, и о чем думал, но затих даже Дэн.

Меня высота все время повергала в уныние. Когда я видел такой простой и легкий способ уйти из жизни, я все время думал «почему до сих пор, нет». В такие моменты, я сожалел, что я такой… нет, не слабак, наверное, трус, что ли… или просто поверхностное дерьмо.

 

- Коньяк еще будешь? – сухо поинтересовался Дэн. Естественно, он прихватил с собой бутылку из ресторана.

- Давай, - я взял бутылку, и отпил почти треть одним разом.

- Ого, - уважительно хмыкнул Дэн, и попробовал выпить еще больше меня. Такие глупые соревнования были у него «в крови». 

Девушки завороженно смотрели в окна. Хотя там ничего не было видно. На такой высоте, окна не открывались. Если бы их кто-то и открыл, то ветер просто разбили бы любое стекло, и даже раму. Значит… из этих окон никто никогда не выпрыгнет. А жаль. Интересно было бы посмотреть, во что превратится человек после такой высоты.

Но, на такой высоте, почему-то казалось, что ты и так умер. Несмотря на стальные тросы, эту часть башни сильно качало. А звук ветра оставлял впечатление какой-то пещеры, только высоко в воздухе. Когда я был здесь, то обычно вспоминал вигвам из «Твин Пикс», по ощущениям было похоже на то, как его там показывали.  

 

- Интересно, да? – спросила меня вторая сестра.

- Интересно, что? – не понял я.

- Здесь, интересно.

- Да… интересно, высота. – еще раз я отметил про себя мастерство Дэна производить впечатление на лохушек. – Уже были здесь?

- Нет, не высота. – неожиданно сказала первая сестра. – Здесь как будто шпиль, из которого распространяются все эти мысли, эмоции, образы… в общем, вся эту чушь, которая льется на бедных идиотов.

- А ты жестокая, ты знаешь? – попробовал пошутить я.

- Дело не в жестокости. – спокойно сказала она. – Противно все это. Когда видишь все эти лица, их гримасы, ухмылки. Ты понимаешь. Ведь это все не принадлежит им. Ведь это всего лишь то, что они вчера увидели, услышали, проглотили. Все эти противные интонации в голосе…

- А ты, как будто, не такая?! – усмехнулся я. 

Конечно, еще одна дурочка, которая осилила Паоло Коэльо, и теперь думает, как альтернативщица.

- Да, конечно такая. – неожиданно сказала она.

- Значит, такая? – почти искренни удивился я такой реакции.

- Да, а ты нет?

- Нет.

- И почему же? Потому что ты всех ненавидишь? Или потому что ты всех, как ты считаешь, видишь насквозь? А?

- При чем тут это…

- Ну как причем? Ты же считаешь, что всех видишь насквозь, да? – с вызовом сказала она.

- Ну, может быть и считаю. А что?

- А то, что ты их оценки видишь. Ты не их видишь.

- А что… их оценки, это разве, не они сами?! – я был готов к долгому обмену «тезисами».

- Нет, нет, нет… - почти истерически сказала она. – Их оценки. Их оценки – это то, что им присвоили. Будто ты не знаешь, что все эти их знания, эмоции, мысли. Все это присвоенное.  – она приблизилась почти вплотную. Мне показалось, что я вижу какие-то золотистые кружки вокруг ее зрачков. И я даже подумал: Это она такое что-то правильно говорит. Или она говорит надуманную хрень, а мне просто так кажется!?

- Но… но… - не мог не парировать я. – Тогда в чем разница, между тем, что им присвоили, как ты говоришь, и ими самими. А?

- Ну, хорош, блин… философствовать. – недовольно пробормотал Дэн, предчувствуя угрозу открытой ссоры. Этого он не любил. Как настоящий эпикуреец, он вообще не любил ничего, что не связано с чувственными удовольствиями.

- Разница есть, разница есть… - изо всех сил прокричала она.

- Ну и ладно. – пробормотал я.

Она побежала к дверям лифта. Ее сестра пошла вслед за ней. Двери открылись сразу же, и они быстро уехали. Я даже в начале хотел удержать их, но Дэн остановил меня. В такие моменты, он был мудрее всех, кого я знал.

- Не удержишь. – спокойно сказал он и протянул мне оставшуюся половину бутылки.

Я выпил еще. В голове уже кружилось. Дэн тоже выпил. Мы сели, чувствуя какую-то порядочную близость алкоголиков друг другу.

- Слушай… - с какой-то необычайной для него серьезностью, сказал он. – Я пошутил на счет бара с сиськами. Глупость все это.

- Да я уж понял. – примирительно сказал я.

- Я…я… - неуверенно сказал он, -  Тоже хочу башню построить. А?


Свидетельство о публикации № 28816 | Дата публикации: 18:46 (06.12.2016) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 21 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com