» Проза » Роман

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


"Повезёт в любви?.."
Степень критики: конструктивная
Короткое описание:

Небольшой отрывок из романа.



Краткое содержание предыдущих серий)). В 9 классе средней школы Юлий Медников влюбился в десятиклассницу Машу. Он поступил в тот же институт, что и она, и они были очень счастливы, пока Маша не поехала на 4м курсе на картошку. Там она влюбилась в преподавателя военного перевода, вскоре вышла за него замуж, а Юлий бросил из-за этого институт и стал работать грузчиком в мебельном магазине и подрабатывать музыкантом в кафе. Он случайно познакомился со Стасенькой - студенткой этого же института - и поехал после ссоры к ней в общагу мириться.

 

В первые три дня недели в кафе играл второй состав, поэтому после работы Юлию никуда не надо было спешить. Он купил три белых розы, упрятал их в дипломат и поехал к Стасеньке.

В дверях общежития Юлий столкнулся с какой-то девицей. Она ойкнула и отскочила.

- Извините, – сказал он и посторонился, пропуская её, но она почему-то не двинулась с места.

Юлий  взглянул на неё и...

- Привет,– сказал он, проглотив какой-то странный комок в горле.

- Здравствуй… Юлий.

- Граждане, что тут у вас за собрания в дверях? – весело поинтересовался кто-то из набежавшей сзади шумной толпы. – Другого места не нашли?

Юлий шагнул в сторону, за закрытую створку стеклянной двери. Маша взглянула на него сквозь стекло и тут же опустила глаза. Наконец шумная компания ввалилась в холл, освободив проход.

А она всё так же стояла за дверью.

Юлий вскинул голову и переступил порог. Наверное, он так и прошёл бы мимо, но она не выдержала, шагнула к нему, взяла за руку.

- Юлий… давай отойдём.

Отошли.

- Я... очень рада тебя видеть. А ты… как здесь вообще оказался?

- Пришёл к знакомой девочке, – сказал Юлий так спокойно, как будто шёл он к Стасеньке по её приглашению пить чай, а не объясняться по поводу своего хамского поведения при их последней встрече.

Маша пыталась улыбаться.

- А у нас здесь занятия были на восьмом этаже. В институте ремонт, аудиторий не хватает… Может, туда пойдём? Там сейчас свободно... а то стоим тут у всех на виду...

- Извини, я не понял: зачем мы туда пойдём?

- Ты все такой же, – сказала Маша с каким-то странным выражением.

- Внешне ты тоже мало изменилась,– произнёс Юлий на этот раз уже с явной издёвкой – хотя это было вообще-то чистой правдой.

Она вскинула на него глаза.

- Юлий… Ты можешь меня выслушать?

Он пожал плечами.

- Почему бы нет? Лучше поздно, говорят, чем никогда...

- Тогда пойдём...

В пустой комнате для занятий она села по привычке за преподавательский стол, он – на подоконник. Она вскочила, хотела подойти поближе, но передумала, села опять, торопливо заговорила, не глядя на него:

- Понимаешь, я не могла тогда... тебе это объяснить. Я тебе... тебя... наверное, потому что я тогда все ещё...

- Что? – не выдержал он.

- Ничего…– она помолчала, потом начала снова. – Теперь ... как-то легче, три года прошло. Олег... я ему всё рассказала о тебе, о нас с тобой...

- Всё? – вскинулся Юлий.

- Нет, не всё, – торопливо поправилась она. – Только в основном, самое главное... то есть наоборот – в общем, без подробностей. Он выслушал и сказал: «А зачем мне об этом знать?»

- Резонно, – заметил Юлий.– Я тоже считаю, что незачем.

- Я... думала, он мне что-нибудь подскажет, посоветует, что же делать ...

Она не поднимала глаз от стола, и он мог не отрываясь смотреть на её милый профиль с опущенными ресницами, всё так же подстриженные светлые волосы, тонкую шею и прямые плечи… Юлий отвернулся.

Зачем он пошёл с ней, идиот? Всё, всё, что было где-то очень глубоко, так глубоко, что порой отпускало от себя на день, другой, неделю – всё это теперь было словно наяву. Их встречи, и то сумасшедшее чувство счастья, впервые испытанное им ещё до начала этих встреч, даже до того памятного телефонного звонка, может быть, лишь в неясном предвкушении, предчувствии этой обрушившейся на него любви... всё то, что их связывало – навсегда, как им тогда казалось, – эти колыбельные по телефону до зари, эти летящие часы, которых им всегда так не хватало, чтобы досыта наговориться о пустяках и о самом главном, наглядеться друг на друга, ну, и не только наглядеться, конечно...

Маша заговорила снова. Она говорила такие вещи, от которых Юлию становилось всё хуже и хуже, хотя раньше он думал, что хуже быть уже не может. Например: Сладковский – это её огромное везение в жизни, так везёт, может, одному человеку из тысячи, а может, из миллиона. И она благодарна Юлию за то, что Сладковский её полюбил. По её словам выходило, что, если бы не Юлий и их любовь, она была бы совсем другая к тому времени, когда у них началось со Сладковским, и на ту, другую, он никогда и внимания не обратил бы.

Или ещё так: Юлий – хороший, очень хороший. В чём-то – даже лучше Сладковского (даже!). Нет, правда, чисто объективно: он искреннее, внимательнее, не такой ехидный и высокомерный. Но любовь... он, конечно, понимает – это же зависит не от них. Странно, а, может быть, наоборот, так и должно быть – они очень чем-то похожи, Юлий со Сладковским. Самое смешное, что ей иногда даже кажется... нет, ничего, это просто голова кругом идёт. Все эти три года она думала о том, что надо обязательно сказать ему обо всём этом, как-то объяснить, что ли... чтобы он...ну, не думал, что она легкомысленная и вообще...

- Да брось, – сказал Юлий. – Ничего я о тебе не думаю.

- Совсем? – Маша в первый раз за всё это время подняла на него глаза.

- Так, – сказал Юлий, нервно отбрасывая волосы со лба. – Всё понятно, кроме одного: чего ты от меня, собственно, хочешь?

Дверь неожиданно распахнулась, и на пороге возник Крохалев. Увидев их, он вытаращил глаза, потом быстро состроил извиняющуюся физиономию и попятился:

- Ах, простите! Не думал - не гадал... Вы, Мария Вячеславовна, моих, случайно, не видели? Я тут опоздал немного, расписание не посмотрел, где-то они то ли на восьмом, то ли на девятом должны сидеть....

- Тут ещё в другом крыле есть такая же комната, – сказала Маша, выпрямившись. – Через холл и тоже в самом конце…

- Да? – сказал Крохалев с таким видом, будто раньше об этом не знал. – Ну, спасибо, пойду поищу. А у вас от этой комнаты ключа-то нет, что ли?

- Есть,– сказала Маша. – А что?

- Так вы бы закрылись,– посоветовал Крохалев, приветливо улыбаясь, и бесшумно удалился.

Маша вскочила. Теперь она глядела на Юлия во все глаза – испуганно, почти жалобно.

- Ты что? – удивился он. – Что случилось-то?

- Он… он, мне кажется, неправильно всё понял… – пробормотала Маша. Она снова опустилась на стул и сжала виски ладонями. – А если он Олегу расскажет?..

Юлий почему-то почувствовал, что в нём начинает закипать злость, и самое интересное – не на Крохалева.

- Ну, и что будет? Сцену тебе устроит? Было бы из-за чего!

Маша вздохнула..

- Да, но... Здесь ведь много… специалистов по интерпретации! Мне, конечно, плевать на них всех, только Олега жалко…

Юлий смотрел на неё и снова, уже в который раз возвращался мыслями к тому сентябрьскому субботнему вечеру, когда он ехал – уже ехал! – к ней, трясся в грязном полутёмном вагоне и думал с замиранием сердца о предстоящей встрече, а она сидела в это время у окошка с антологией английской поэзии XIX века и ждала, а, может, не ждала возвращения Сладковского из бани (!). Если бы он сумел приехать на день, всего на один день раньше...

- А хозяйка тогда скоро пришла? – неожиданно для себя самого спросил он каким-то чужим, полуофициальным тоном.

- Какая хозяйка? – Маша взглянула на него с недоумением и тут же поняла. – Да, скоро… минут через пять.

- Как же это вы... за пять минут всё успели? – Юлий знал, что не должен лезть в это с расспросами, тем более, говорить об этом так грубо, почти цинично, но он чувствовал, что дальше так продолжаться не может, пусть будет хуже, но всё ясно до конца.

Маша не возмутилась и не обиделась. Она просто сказала:

- Ты знаешь, тогда мы почти ничего не успели. У меня после этого целую неделю – до следующего воскресенья – даже в мыслях не было, что я его люблю. Я об этом никогда никому не рассказывала. Тебе... если хочешь.

Юлий помолчал, отбросил волосы со лба и сказал:

- Хочу.

 

 

12

 

Было это примерно так. Сладковский зашёл в комнату, долго думал, здороваться или нет, потом всё-таки процедил что-то типа «Добрый вечер». Маша, почему-то потеряв дар речи, оторвалась от книги, кивнула ему и снова уставилась в недочитанное стихотворение Китса.

- Где хозяйка-то? – спросил Сладковский, бросив у порога фирменный пакет с вещичками.

- Не знаю, – сказала Маша, по-прежнему демонстрируя абсолютную поглощённость чтением.

Она надеялась, что Сладковский, видя, что человек занят делом, не будет вступать ни в какие разговоры, но получилось как раз наоборот. Он подошёл, по-хозяйски заглянул на обложку, сказал небрежно:

- О! Антология английской поэзии? Вы разве литературу ещё не сдали?

- Сдали, – сказала Маша тоже не слишком приветливо. – Мне, видите ли, нравится кое-что из английской поззии!

Сладковский скользнул скептическим взглядом по раскрытой странице и, отходя, процедил сквозь зубы:

- «Где взять мне сил для облинявших крыл...»

- Что? – переспросила несколько удивлённая Маша.

- Не что, а кто, – надменно поправил Сладковский. – Джон Китс.

Этих строк на раскрытой странице не было, но Машу они заинтриговали.

- А дальше? – тихо спросила она.

Сладковский уселся на лавку и продекламировал с тем же скучающе-скептическим выражением:

 

Где взять мне сил для облинявших крыл,

Чтоб снова воспарить под облака

И унестись от Купидона – ввысь,

Как от порхающего мотылька...

 

- Купидон – это, кажется, бог любви? – сказала Маша в жуткой растерянности. – А почему надо от него... уноситься?

Этот вопрос они обсудить не успели, так как именно в этот момент вернулась с добытой бутылкой довольная хозяйка.

Всю следующую неделю Сладковский, по своему обыкновению, смотрел на Машу как на пустое место, а она на него старалась не смотреть вообще. В воскресенье же произошло событие, несколько выходящее за рамки ординарного: местный молодой, но уже довольно известный дебошир Ваня Хобот стукнул в состоянии алкогольного опьянения Сладковского лопатой. Точнее, черенком лопаты, и не по голове, а всего-навсего по спине, так что ничего страшного в этом вроде бы и не было. Поэтому Ваня был очень удивлён тем, что непосредственно после этого осаждаемая их гопкомпанией дверь вдруг сама по себе распахнулась, и из неё выпрыгнула бледная девица в халатике и в тапочках на босу ногу. Вырвав у обомлевшего Вани палку и обозвав его почему-то идиотом, она замахнулась на него с таким видом, что тот, опасаясь за сохранность черепушки, мигом перемахнул через довольно высокий забор и благополучно скрылся в соседнем огороде. Но лучше по порядку.

В то воскресенье местные молодые люди собрались, как обычно, целой стаей за клубом, выпили всё, что сумели найти, закусили и бодро двинулись к дому тёти Нюры с намерением пригласить приезжих девочек совместно провести досуг. Они были в курсе того, что тётя Нюра уехала с ночёвкой в город, и поэтому направились именно туда, хотя приезжие квартировали в нескольких домах.

Начали они с того, что спели под окнами пару матерных частушек, ненавязчиво приглашая девочек разделить их простодушное веселье. Так как ожидаемой реакции не последовало, Ваня Хобот легонько постучал подобранным где-то черенком лопаты в окошко и выступил с более конкретным предложением:

- Эй, девки! Выходите гулять!

Это любезное приглашение ему пришлось повторить несколько раз, с различными дополнениями: от миролюбивого «Ладно кобениться-то!» до не вполне уравновешенного «Ща, …, все окошки повыбиваем на…, …!»

В гостях у девочек в это время находилось двое мальчиков с переводческого факультета, которые сначала держались стойко и, невзирая на усиливающиеся пьяные крики под окнами, спокойно продолжали игру в покер. Только когда Ваня Хобот от слов перешёл к делу и с размаху шарахнул черенком лопаты по стеклу одного из передних окошек, переводчик Лёня положил карты и задал риторический вопрос:

- Интересно, у них тут милиция есть?

Более хорошо знакомый с местным укладом переводчик Валера ответил, что есть, кажется, участковый где-то на центральной усадьбе.

- Далеко, – резюмировал Лёня, и все с ним согласились.

Хобот тем временем почему-то раздумал лезть через окно и начал потихоньку сокрушать дверь. Дверь была крепкая, но все же Лёня высказал предложение вылезти через кухонное окошко и позвать на помощь кого-нибудь из соседей.

Более хорошо знакомый с местными нравами Валера возразил, что найти в воскресный день в деревне хоть одного трезвого мужика – задача не из простых. Тем более, одному-то тут и делать нечего.

Тогда вспомнили о Сладковском.

- А он что сделает? – засомневался было Лёня, но девочки в один голос заверещали, что, конечно же, нужно немедленно позвать Олега Владимировича. Они были почему-то уверены, что уж кого-кого, а его-то хулиганы испугаются обязательно.

Лёня с Валерой бесшумно, как диверсанты, выползли из кухонного окна и со всех ног понеслись за Сладковским. Он их встретил, понятно, без восторга, однако тут же оделся и вышел.

Ваня Хобот к тому времени разошёлся и, размахивая черенком, орал с большой экспрессией:

- Всех зарежу на ..., ...!

Компания его шумно и тоже не вполне цензурно выражала одобрение и поддержку этих далеко идущих планов. При этом все они не переставали ломиться в дверь.

- Какие проблемы? – спросил сквозь зубы Сладковский, подходя.

Один за другим хулиганы стали на него оглядываться и вроде как расступаться, только Ваня Хобот в очередной раз с разбегу пнул дверь сапогом, а потом ещё грохнул по ней со всего размаха своей дубиной, так что конец её с треском обломился. Тут Ваня, в поисках чего-нибудь покрепче, оглянулся тоже.

- А лбом не пробовали? – поинтересовался Сладковский, подходя ближе.

Гоп-компания, на мгновение онемев, разразилась не очень мелодичным, но жизнерадостным смехом.

- Ща я тя зарежу на ... ,– подумав, ответил Ваня и устремился на него с крыльца, но немного не рассчитал и, покачнувшись, шагнул мимо ступеньки.

- Так, – сказал Сладковский командным тоном. – Все свободны. Разой-дись!

Наблюдая за нестройным отходом превосходящих сил противника, он не обратил никакого внимания на то, что у крыльца Ваня Хобот медленно, но вполне успешно поднимался с четверенек.

Подобрав поломанный, но ещё достаточно крепкий черенок, Ваня улучил момент, подскочил сзади к Сладковскому и с размаху огрел его по спине.

- Понимаешь, – сказала Маша Юлию,– я почему-то так испугалась… у меня прямо в глазах потемнело: кто его знает, что там у него за шрамы… Ну, вот. Дальше я не всё помню, помню только, что увязла там в грязи чуть не по колено… Он меня вытащил, на крыльцо поставил...

- Сладковский? – зачем-то спросил Юлий.

- Понятно, что не Ваня... И говорит мне: «Тоже, что ли, хлебнула?!»

От того, что на губах у неё при этом появилась вдруг счастливая улыбка, у Юлия сжалось сердце. Он спросил:

- А дальше?

- Дальше мы с Ленкой Покровской пошли через два дня за молоком на ферму. А был дождь, и темнеть уже начинало. Прошлёпали мы с ней по лужам мимо его дома и дальше идём. Через две минуты он нас догоняет и говорит своим обычным высокомерным тоном: «Оглобли назад, красавицы! Заболеете – отвечай потом за вас!» – забрал у Ленки ведро и пошёл сам. Она, конечно, обрадовалась и припустила домой, а я осталась. Он оглянулся и стал меня всячески гнать, но бесполезно. Туда шли – было ещё ничего, но оттуда – что-то страшное. Дорогу окончательно развезло, шагу не ступить, чтобы нога не поехала, да он ещё с молоком этим, того гляди выльет на себя всё ведро, в общем, весело. На какие-то заросли в темноте набрели, вылезли из них все в колючках – в таких мелких, противных, «собачки» их называют... Вместо двадцати минут мы с ним тащились, наверно, целый час. Это был, конечно, кошмар, но для меня с тех пор чавканье грязи под ногами – даже не знаю, что-то вроде музыки... Он поставил ведро в сенях, я сказала «Спасибо», он буркнул: «Не за что» и пошёл. Потом вернулся, посмотрел на меня сверху вниз и сказал командным тоном: «Пойдём со мной, надо чего-нибудь выпить, а то точно заболеешь».

- Ну? – сказал Юлий.

Маша вздохнула.

- Может, дальше не стоит?

- Ну, что ты,– сказал Юлий. – Дальше, вероятно, как раз самое интересное!

- А ты к девочке своей не опоздаешь?

- С девочкой я разберусь, не волнуйся.

- Ну, хорошо. Пришли мы, он достал коньяк и всё прочее...

- Хозяйки у него дома, естественно, не было? – предположил Юлий.

- Не было,– подтвердила Маша. – Ну, вот. Выпили, он ещё наливает, я говорю: «Я больше не буду». Он плечами пожал, но сам тоже не стал. Сидим. Он молчит, я молчу. Потом говорю: «Вы хоть бы анекдот какой рассказали, что ли». Он подумал, потом говорит: «Анекдот тебе? Сейчас расскажу. Слушай. Я со своей женой в разводе уже два года. Не знаю, кто из них там кого совратил, но она сбежала от меня к моему младшему брату. Живут сейчас с моей шестилетней дочерью в Киеве». Я, конечно, обалдела, потом спросила: «Вы её любите?» Он на меня посмотрел так, как будто собрался ответить: «Не твое дело». Но вместо этого сказал совершенно спокойно: «Уже нет. Может быть, это ненормально, но я вообще не способен на одностороннюю любовь. По-моему, это должно быть или взаимно, или никак».

- Хорошо бы! – не сдержался Юлий.

- Что – хорошо? – не поняла Маша.

- Всё хорошо… – буркнул Юлий.

Тогда Маша расписала ему точку зрения Сладковского на безответную любовь подробнее. Во-первых, она смешна, во-вторых, унизительна. Непонятно, почему такая любовь превозносится поэтами и романистами. Не всеми, конечно. Есть и среди них умные люди: Фитцджеральд, например. В его романе «Ночь нежна» главный герой произносит золотые слова: «Я никогда не был охотником до любви всухую».

- Слова, может быть, и золотые,– сказал Юлий, – но он её и до, и после этих слов любил всё так же...

- Не знаю, – задумалась Маша. – Но мне кажется, Олег в самом деле не способен на такую любовь. Если у него чувство к женщине сталкивается с чувством собственного достоинства, то от любви ничего не остаётся…

«Н-да, – подумал Юлий. – Как там у меня насчёт чувства собственного достоинства?».

- И ещё он говорит, что любовь – это не всё в жизни, кроме любви, каждому человеку нужно что-то ещё...

- А что именно, он не говорит? – усмехнулся Юлий.

- Ты с ним не согласен?

- Конечно, нет. Я считаю, можно прекрасно обходиться и без того, и без другого.

Маша бросила на него быстрый взгляд.

- Ты так не считаешь, но дело не в этом. Так вот, высказал он мне всё и вроде как ждёт реакции. А на меня будто нашло что-то – сижу и молчу. Он тоже помолчал, потом говорит: «Ну, что? Могу ещё один рассказать…» И рассказал на этот раз настоящий анекдот: как агент разведки прыгал с парашютом... Потом... – тут Маша внезапно замолчала.

Вообще-то потом она сказала, что ей пора, и они вышли в сени. Сладковский, извинившись, вернулся на минуту в дом за сигаретами. Когда он снова вышел в сени, Маша сидела на лавке, на коленях у неё лежала его штормовка, и она старательно обирала с неё колючки.

Он сказал небрежно:

- Спасибо, не стоит. Приду – почищу,– и потянул было штормовку к себе, но Маша её не отпустила, сказала:

- Да сейчас, немного осталось...

Хотя оставалось ещё много.

Она сидела, отдирала «собачки» и аккуратно складывала их на вырванный из записной книжки листок. Ему стоять у неё над душой в конце концов надоело, и он тоже сел и стал ей помогать. Потом Маша с тем же сосредоточенным видом, так же старательно, может быть, только чуть осторожнее принялась обирать «собачки» уже не со штормовки, а с него непосредственно. Сладковский некоторое время сидел неподвижно, потом перехватил её руку с колючкой, снятой с его колена, и сказал:

- Я что-то… ничего не понимаю.

- Я тоже… не очень,– призналась Маша.

- Ты... мне можешь сказать, зачем ты тогда, ну, в воскресенье...

Маша слегка покраснела и сказала, что не знает. Сладковский фыркнул и заявил, что это, во-первых, смешно: ещё не хватало, чтобы сопливые девчонки выскакивали защищать его от хулиганов. Во-вторых, повод для сплетен. Ему-то лично наплевать, но ей?

- Мне ... тоже, – помолчав, сказала Маша.

- Вот как? – он взглянул искоса, потом встал, подхватил её на руки и унёс обратно в дом.

С таким видом, словно это так надо, иначе и быть не может. При этом она задела ногой листок с собранными колючками, он упал с лавки и рассыпал «собачки» по полу.

Всё получилось в общем-то просто, само собой, – куда сложнее было объяснить это Юлию.

Маша опять вздохнула и сказала:

- Потом я стала собираться домой. В сенях мы выяснили отношения и вернулись в его комнату. Вот так...


Свидетельство о публикации № 30465 | Дата публикации: 16:17 (30.06.2017) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 79 | Добавлено в рейтинг: 0
Данными кнопками вы можете показать ваше отношение
к произведению как читатель, а так же поделиться
произведением в соц. сетях


Всего комментариев: 66
0
63 miols   (02.07.2017 13:57)
Ну талан писателя есть, я как талантливый читатель рассуждаю, будете писать больше и чаще, будет покруче, а пока нудновато, читать не хочется, сходу же лень на душу кидается, и еле шевеля глазами я стал писать комментарий...

0
66 Аделита   (03.07.2017 19:47)
Бедный Вы, бедный! Зачем же себя так насиловать?)))

0
55 Kesha   (02.07.2017 12:11)

Цитата
- Граждане, что тут у вас за собрания в дверях? – весело поинтересовался кто-то из набежавшей сзади шумной толпы. – Другого места не нашли?Юлий шагнул в сторону, за закрытую створку стеклянной двери. Пережидая толпу, Маша взглянула на него сквозь стекло и тут же опустила глаза. Наконец шумная компания ввалилась в холл, освободив проход.А она всё так же стояла за дверью.
В этом отрывке фокальный персонаж кто угодно, только не Юлий.(ИМХО)
Толпа набегает сзади. Камеры и глаз у него на затылке нет, следовательно видеть ее он не может.
Далее вы отодвигаете Юлия в сторону.  И переключаетесь на Машу. И уже она смотрит на Юлия. Потом минуя Юлия переключаетесь на толпу, потом снова на Машу.  И кто тут фокальный персонаж? Читалось с легким дискомфортом.

0
56 Лоторо   (02.07.2017 12:27)
Вы странно понимаете "фокал". Фокал тут не нарушен, Юлий вполне может детектировать толпу сзади (как минимум по шуму), он видит Машу, которая смотрит на него, видит шумную компанию, которая вваливается в холл.
Нарушением фокала было бы, если бы автор написал что-то вроде: Маша стояла и вспоминала, как они расстались. Зелёные глаза Юлия сверкнули недобро. И проч. Потому что ни мысли Маши Юлий знать не может, ни на сверкание своих глаз со стороны смотреть)

0
57 Kesha   (02.07.2017 12:44)
Формально тут все нормально. Я скорее о том, что у читателя есть выбор как трактовать здесь фокал. И от этого возникает дискомфорт при чтении. Да, если перечитать, то можно разобраться что к чему. Но это уже не чтение, а пытка.
ИМХО лучше было написать, что Юлий услышал шум набегающей толпы, что он поймал взгляд Маши, переключаться с толпы на Машу через Юлия и т.д.

0
60 Лоторо   (02.07.2017 13:11)
У меня никакого диссонанса не возникло, язык хороший.

0
61 Kesha   (02.07.2017 13:27)
Ну так я же пишу про свои ощущения. Не про Ваши. Честно.)
Может быть диссонанс был только у меня, а может не было только у Вас.)
Зачем мне кого-то обманывать? Но принимать это к сведению или нет - решать автору.

0
62 Аделита   (02.07.2017 13:34)
В любом случае - спасибо. Мнение читателей всегда важно, особенно, если они ещё и писатели).

0
64 Лоторо   (02.07.2017 14:06)
Вы написали нелично, про ощущения читателя) Я тоже читатель, поэтому и уточняю, что у меня, как у читателя, ничего подобного не возникло)

0
65 Kesha   (02.07.2017 15:00)
Сорян. Я только про себя.

0
58 Аделита   (02.07.2017 12:50)
Ну, вот Полина ответила уже. Это всё с точки зрения Юлия. Он слышит кого-то из набежавшей сзади толпы и видит, как Маша на него взглянула из-за двери. Всё вроде норм).

0
59 Kesha   (02.07.2017 12:57)
Формально - норм.
Но ощущения от чтения вот такие. Лично у меня.
Пытаюсь объяснить по мере сил.)
Тут очень сильно играют побочные факторы. Что толпа движется сзади, что Вы отодвигаете Юлия в сторону. Что Маша смотрит на Юлия. И т.д.

0
8 Эльза   (30.06.2017 22:36)
Знаете, чего не хватает - интереса - а он приходит лишь с неразрешимым конфликтом. Почитайте повесть Галины Щербаковой "вам и не снилось". Много поймёте.

0
9 Аделита   (30.06.2017 23:27)
Спасибо за отзыв. Читала. Впечатление так себе. biggrin

0
7 Лоторо   (30.06.2017 22:26)
Написано хорошо, поклонники подобной литературы тоже есть. Попробуйте в журналы, если ещё не.

0
11 Лоторо   (01.07.2017 00:12)
Кто издаёт?

0
15 Лоторо   (01.07.2017 01:24)
Так поотправлялись бы куда покрупнее.

0
18 Аделита   (01.07.2017 01:44)
Это проще сказать, чем сделать). Джоан Роллинг с её книжкой про Гарри Поттера сначала тоже завернули))). И если бы её одну!!! biggrin

0
22 Лоторо   (01.07.2017 12:03)
Потому что у Роулинг был не формат, а у вас очень даже формат.

0
35 Эльза   (01.07.2017 13:23)
у неё был формат,что Вы. Феномен её блуждая по издательствам был связан не с тем, что "не понимали", а с тем, что ошибочно приписывали другую целевую аудиторию - то есть взрослую. Когда один из редакторов, который отклонил её рукопись, нечаянно дал её почитать своей восьмилетней дочери, та не могла оторваться от чтения, а потом попросила "ещё!". Так и издался Гари Поттер. Который собственно рос вместе с целым поколением - в этом фишка.

Одним словом. Целевая аудитория - очень важная вещь.

0
36 Лоторо   (01.07.2017 13:25)
Недавно читала статью о её мытарствах в честь дня рождения серии. До появления ГП на рынке литературы издатели Бриташи считали, что дети способны воспринимать только короткие простые тексты с минимумом героев, а тут суют сериал, да ещё с языком и сюжетом и кучей героев -- ей так и отвечали в нескольких издательствах. Ошиблись. Ро изменила мир детской литературы.

-2
6 マスター   (30.06.2017 20:00)
Очень мусорно и вычурно аляписто по слогу. Тяжело читать, даже невозможно. Вся беда раскроется уже в этих ошибках - по сути которыми пронизан весь текст, все повествование мягко говоря пластмассовое.

Цитата
Где-то около пяти он подъехал к общежитию с тремя белыми розами в дипломате.

Не подскажите адресок общежития, у которого три белые розы в дипломате?

Ищите такой же неуклюжий синтаксис во всем тексте, да, но сами уже.

Цитата
Он взглянул на неё и вдруг увидел, что это Маша.
Если не вдруг, то приглядевшись, а так - это мусор. по слогу уровня школьного сочинения.

Цитата
- Привет,– сказал он, проглотив какой-то странный комок в горле
Какой-то для кого? и какой-то и кто-то и воообще подобное - мусор и даже собственное бессилие, а-то и лень родимая.

И основное: странный для кого? для читателя? откуда автору знать, автор глотает??
этасложно, но попытайтесь вникнуть: вы влезли в голову героя и тупо определяете за него, это невозможно. просто проиллюстрируйте эмоцию ли реакцию, покажите, а не анатомируйте лг.

Цитата
Пережидая толпу, Маша взглянула на него сквозь стекло и тут же опустила глаза.

Их было только двое! Она и толпа - тет а тет... Упруго глядя друг на друга, молча, они пережидали - пережидали. О, это древнее и жуткое состязание ацтеков! Кто кого переждет. Мая же повествовали, что боги с Сириуса величали сию магию - гляделки. Тянулись жестокие часы поединка. Никто не уступал, и даже не думал сдаваться! Маша истекала слезами, пережидая толпу, толпа же храбрилась, была полна решительности и неиссякаемой мощи. Пережидали... Счет пошел на дни. (Продолжение узнаем в следующую неделю!)
***
Терпения в работе над собой и прозорливости в осмыслении ключевых ошибок вам, автор! Было б желание. Пока достаточно=)

0
10 Аделита   (01.07.2017 00:07)
Огромное спасибо за коммент!!!! Похоже, Вы получили истинное удовольствие от процесса. biggrin

1. Где-то около пяти он подъехал к общежитию с тремя белыми розами в дипломате.

Вот не глядя протягиваю руку к полке, беру книгу... Ищу... Недолго)). "Мы допили, поднялись и пошли через площадь под горячим солнцем к стоянке автомобилей". Адресок площади под горячим солнцем Вам подскажут Стругацкие.

Вроде бы простая логика - поскольку общежитий с розами в дипломате не бывает, следовательно, речь не о нём - а вариантов всего два))). biggrin

0
12 Аделита   (01.07.2017 01:06)
2. Он взглянул на неё и вдруг увидел, что это Маша.

С какой стати это мусор, если здесь необходимо подчеркнуть элемент неожиданности??
Прикольно Вы "уровень" определяете)) biggrin

0
13 Аделита   (01.07.2017 01:17)
3. - Привет,– сказал он, проглотив какой-то странный комок в горле.

И "какой-то", и "странный" для героя, разумеется, - а исходя из этого и для автора, и для читателей - и все, следуя Вашей логике, глотают))))) biggrin  А правда - откуда автору знать, что происходит с его героями?? "Ему ужасно хотелось захохотать, громко, бешено..." - откуда Достоевский узнал, чего там кому хотелось, да ещё и КАК))))? biggrin  biggrin

0
14 Аделита   (01.07.2017 01:21)
4. Пережидая толпу, Маша взглянула на него сквозь стекло и тут же опустила глаза.

Ваш полупародийный отрывок, следующий за этим предложением, ВООБЩЕ никак не связан ни с действием, ни с  эмоциональным состоянием героев - просто теряюсь в догадках, что именно Вас так вдохновило))).

0
16 Аделита   (01.07.2017 01:27)
Ну и напоследок. Несколько мыслей вслух, касающихся комментирования литературного произведения.

1. Прежде всего оно должно быть ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНЫМ. Согласитесь, трудно назвать таковым коммент, в котором уважаемый рецензент буквально зацикливается на слове "мусор", говорит о каких-то "ошибках, которыми пронизан весь текст" и т.д.

0
17 Аделита   (01.07.2017 01:40)
2. Кроме того, оно должно быть АРГУМЕНТИРОВАННЫМ.

"Повествование пластмассовое", например, это не аргумент)), потому что НИЧЕМ не подкрепляется.

Приведу пример аргументированного коммента)). "Маша истекала слезами, пережидая толпу, толпа же храбрилась, была полна решительности и неиссякаемой мощи". Предложение неудачное, потому что рядом "толпу" и"толпа", к тому же "неиссякаемая мощь" - это явный штамп. Ну вот как-то так))). tongue

-2
19 マスター   (01.07.2017 08:39)
Выглядит циничным кощунством, когда вы свой высер оправдываете классикой или строками состоявшихся писателей, не учитывая контекст и, хотя ваше право, но время все же идет вперед. Можете и дальше оставаться на задворках и до умопомрачения грезить, когда явится сам Антон Палыч во плоти, неприкаянным духом, и саморучно оплодотворит вас вдохновением разумного слога.
Удачи вам в маниях, тогда!=)

+1
20 Лоторо   (01.07.2017 11:57)
Высер -- это комментарии вроде вашего. Когда научитесь в руки себя брать? Читать истерики взрослого мужика -- противно.

-3
21 マスター   (01.07.2017 12:00)
не читайте, просто убейся ап стену)))

0
23 Лоторо   (01.07.2017 12:04)
себя убейте ап стену

-2
24 マスター   (01.07.2017 12:08)
так я не бзикаю на чужое мнение. воспитан не так, к счастью. и желания взбалмошных девок не закон для меня. смиритесь, либо хлебайте йаду отсюдова.

0
26 Аделита   (01.07.2017 12:27)
Вы ещё говорите что-то о воспитанности?))) Насмешили.

0
27 ΑικατερίνηΚαπλαζζ   (01.07.2017 12:34)
Воспитанность-это когда дурака называют инакомыслящим, а каннибала- антропофилом.

0
28 マスター   (01.07.2017 12:34)
Аделита, как вы не смеялись бы, как бы вам не хотелось бы укорить меня в чем-то, по личностным качествам, это никогда не сделает ваш нынешний высер произведением, текст от этого не улучшится. Неужели не понимаете?

0
30 Аделита   (01.07.2017 12:45)
Четыре Квадратика, к счастью, Ваше мнение не единственное)). Хотя спасибо Вам за него - не думала, что этот текст может кому-то так активно не понравиться непонятно чем). Это интересно)))

-1
32 マスター   (01.07.2017 12:51)
Семь буковок, я оставлю вам лишь причину вашей спеси. Флуд удалю, чуть позже сам, разберетесь с рецкой уже без меня. Тявкайте Моськой дальше в пустоту.

0
34 Аделита   (01.07.2017 13:09)
Артём (если Вы действительно Артём)), не надо так расстраиваться из-за того, что Вы не сумели аргументировать своё мнение. Просто погуглите значение слова "конструктивный", подумайте над тем, что такое КОНСТРУКТИВНАЯ критика... Ну и если текст не нравится, а придраться не к чему - лучше не пытайтесь. Неблагодарное это дело)).

0
40 ΑικατερίνηΚαπλαζζ   (01.07.2017 13:42)
Ах эта Моська! Знать она сильна,что лает на Слона!

0
42 マスター   (01.07.2017 13:55)
Не нужно, Катарина, не нужно. Они конечно уже не заслуживают даже нормального обращения, но и стебать не нужно. Им и так тяжко, поверьте. Лучше скажите, вы уже поняли чей Аделита клон?))

0
44 ΑικατερίνηΚαπλαζζ   (01.07.2017 13:59)
Да поняла давно.Что взять с больного человека( Пусть играется пока силенки есть.

0
45 マスター   (01.07.2017 14:03)
Вот и ладушки. И давай же, Катюша, без контрольного в лобешнег, ога?))

0
46 ΑικατερίνηΚαπλαζζ   (01.07.2017 14:06)
Конечно,Артемчег) Я же добрая))Пока)))

0
43 Аделита   (01.07.2017 13:57)
Ржака)) biggrin

0
47 Лоторо   (01.07.2017 14:26)
Я бы сказала, цирк.

0
52 Аделита   (01.07.2017 22:14)
Если точно, театр одного актёра))) biggrin А вот чей я клон - заинтриговало! Как бы узнать?)))) biggrin biggrin biggrin

0
53 Лоторо   (01.07.2017 22:28)
Кто знает, что в головах этих людей. Не вникайте.

+2
54 ΑικατερίνηΚαπλαζζ   (01.07.2017 22:33)
Ничто так не увлекает молодых начписов как самозабвенная беседа с самой собой.Этакий сетевой онанизм...

+1
29 Лоторо   (01.07.2017 12:38)
Вопрос не в мнении, а в форме его выражения, вы ведёте себя как скотина и дисредитируете собственный форум. Продолжайте в том же духе, если вам нравится сидеть в луже и булькать в грязи.

-1
31 マスター   (01.07.2017 12:47)
А можно ссылочку? (только чтобы без нарушения правил сайта - чтобы без рекламы стороннего ресурса, ссылочку - где вы видите у меня лужу.) Или снова лживый бзик, невменяемого к своим читателям автора?

+1
37 Лоторо   (01.07.2017 13:27)
Вы сели в неё прямо в этом треде и дважды: первый раз, когда автор показал несостоятельность ваших придирок к тексту, второй - когда после этого вы назвали текст автора "высером". Артём, это дно. Ниже уже некуда, поэтому ваше очаровательное бешенство с обзывалками я даже не учитываю.

+1
39 ΑικατερίνηΚαπλαζζ   (01.07.2017 13:38)
Громче всех кричит о луже тот,кто плавает в ней с рождения... Как вы,милейшая Лоти. Тока не квакайте мне в ответ,побудьте хоть пару минут царевной)))

0
48 Лоторо   (01.07.2017 14:28)
Ваша трогательная защита сильно углубляет лужу Артёма.

0
49 ΑικατερίνηΚαπλαζζ   (01.07.2017 18:40)
Да нет,Лоти,меня его лужа не сильно трогает,а вот ваша...Вы уже по уши в мутной воде,но от протянутой руки отфыркиваетесь как от невкусного лекарства.Так и захлебнуцца недолго.

0
50 Лоторо   (01.07.2017 19:30)
Что ж, тогда продолжайте.

0
51 ΑικατερίνηΚαπλαζζ   (01.07.2017 19:31)
О,вы разрешаете? Как это великодушно с вашей стороны))))

0
25 ΑικατερίνηΚαπλαζζ   (01.07.2017 12:25)
Лоти,ты -просто взбалмошная девка.Смирись и заготовь порцию иада и тапачек))))

0
33 Аделита   (01.07.2017 13:05)
А почему со второго акка?) Первый забанили уже?))) biggrin

0
38 ΑικατερίνηΚαπλαζζ   (01.07.2017 13:32)
Просто у меня много лиц и имен.Я повсюду.Возможно сейчас стою за вашей спиной...

0
41 Аделита   (01.07.2017 13:53)
Ужжжс))) biggrin biggrin

+1
1 Kesha   (30.06.2017 17:27)
Думаю, Вам будет полезно почитать вот это:
http://for-writers.ru/forum/41-2638-1

0
2 Аделита   (30.06.2017 18:08)
А почему Вы так решили?) Хотелось бы конкретики.

+1
3 Kesha   (30.06.2017 18:35)
Потому, что у Вас скачем фокал.

-2
4 Аделита   (30.06.2017 18:49)
Даже не думает он скакать. Вся первая сцена дана глазами Юлия. Вторая - Маши. Единственный скачок - в сцене с Ваней Хоботом - обусловлен тем, что Маша была в таком состоянии, что не осознавала, что делает. Ей вполне мог об этом потом рассказать тот же самый Хобот, когда протрезвел)).

Тем не менее, спасибо за отзыв. Я тоже два ваших рассказа прочитала, но для комментов с мыслями пока не соберусь никак.

0
5 Kesha   (30.06.2017 19:19)
Значит показалось)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com