» Проза » Роман

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Прикосновение без слов. Глава 18.
Степень критики: любая
Короткое описание:

В этой истории рассказывается о девушке Майе. Художнице, которую ждут нелегкие испытания судьбы.



 Рауль вошел в комнату и резко остановился, едва не задохнувшись от неприятного запаха, исходившего от сидящих здесь же на цепи и в намордниках волков. За ними стоял мужчина, который просил Михаэля отпустить вожака стаи, чтобы тот их увел в вольер и накормил. Михаэль прижимался к волку и не реагировал на слова, и лишь требовал ещё принести выпивки. Рауль глубоко вздохнул, затем лицо его скривилось в недоброй ухмылке и он громко произнёс.
-    Майя, детка. Ты только посмотри в кого превратился твой брат.
Реакция Михаэля была моментальная. Он резко вскочил на ноги, и шатаясь, выскользнул в коридор. Рауль толкнул его в спину ногой, отчего Михаэль упал лицом на пол. Сев на него, скрестил ему руки и не давал подняться. Волков стали уводить. Михаэль пытался вырваться, но потратив все силы, его резко вырубило. Служащие привели в порядок комнату начальника. Раулю принесли все необходимое, чтобы он смог поднять Михаэля на ноги. Задернув ему рукав, он увидел следы от уколов. Рауль тут же отбросил мысль, что Белая Маска наркоман.
-    Чем болеешь? – Рауль резко повернул голову в сторону на ответ Кости, стоящего в дверях.
-    Болел. – Костя видел, с каким выражением смотрит на него Рауль. – Но… Нужно проверять. Постоянно. Тетушка как узнала, сутки проливала слезы.
Костя замолчал и опустил голову вниз. Рауль поставил Михаэлю капельницу. Костя поведал интересную историю Раулю, который слушал, не перебивая, и крутил кольцо со своей символикой на пальце.
-    Теперь все сложилось. Но у Михаэля семья. Майя слишком тяжкий груз оказалась для него.
-    Я за вас. – Костя мило улыбнулся. – Знаю. Отец соединился с сестрой, с которой резко разлучили. Но слыша тот разговор, я не хотел, чтоб моя семья распалась, а  тетушка Майя была с нами.
-    Ты брат “Культа”.
-    Откуда узнали?
-    Не сложно, когда уже сталкиваешься с ними. Но, как культ прощает тебе, что ты сбываешь важную информацию отцу?
-    Отцу? – Костя лукаво улыбнулся. – Мой отец не добывал из меня информацию. Я все рассказывал Майе. А она, как дева бога смерти, может рассказывать всем или же молчать. Выбор за ней. Она же вас и моего отца хорошо защищает. Вы до сих пор живы.
-    Где Майя?
-    Один из братьев не выдержал. И устроил дебош раньше времени. Теперь она у Ястреба. В его крепости.
-    Значит зимний особняк. Fuck!
Несмотря на злость в голосе, в лице Рауль не изменился. Костя сидел и рассказывал ему про легенды. Мальчик с восхищением и восторгом описывал как людей хоронили в одной деревне, что уже давно нет, и с каким трепетом они сохраняли языческие традиции. Рауль же полностью погрузился в свои мысли. Когда Михаэль проснулся, прошло уже достаточно времени. Чуть приподнявшись, он увидел Монсиньи, который не отрывался от своего смартфона.
-    Монсиньи… Как?
-    Спасибо Вап. Она разумный вид человека. Жаль с супругом не повезло.
Михаэль лег обратно на диван.
-    По хую. Все по хую и по яйцам. Хотел убить ту суку, которая смогла. – Михаэль истерично засмеялся. – Никто не мог. Даже ты. Даже Ястреб. И Культ. А эта тварь смогла. Пришел, а вся фотостудия в крови. Весь пол. Чуть поскользнувшись, не упал. А потом только и успевал догонять. Собакой себя чувствовал, которую дразнят косточкой. Озверел, хотел всех подряд убивать. Да Вап по голове ударила, провалился в темноту. И видимо взяла инициативу в свои руки.
-    Что доказывает, что она разумный вид человека. Твоя империя еще крепко стоит. Поэтому нам пора.
-    Куда? Я даже не знаю, жива она или нет. В отличии от нее, я не выдержу информации, что ее нет. Хочу забыться. Так счастлив был, что мы наконец вместе. Не волновало ничего.
-    Я впервые Рождество и Новый Год провел в обществе. – Рауль медленно поднял голову на Михаэля, убирая телефон в карман брюк. – Обычно я крестникам подарки раздаю после праздников. А в этот раз чувствовал себя Сантой. Глядя на их счастливые лица, я мечтал осчастливить Майю.  И хочу до сих пор. Поднимайся. Она в зимнем особняке Ястреба. Жива, но вряд ли здорова.
Вим, сидя в тюрьме, вспоминал счастливые дни в его жизни. Приказы Густава и Культа совпали. Одурманить Майю и быть рядом с ней. Поначалу Вима она мало интересовала как девушка. Но постепенно, проведя с ней все больше времени, он словно задышал солнечным воздухом, который его наполнял. Проходя по коридорам галереи, в которой он работал, он увидел Майю, которая уже пол года как была его девушкой. Она стояла и разглядывала картину. На ней были узкие джинсы и тонкая футболка. В руках Майя держала черную кожаную куртку. На ее плече висела сумка, которую Вим ей подарил. Он подошел к ней.
-    Почему не сообщила, что приехала? – Вим увидел, как Майя вздрогнула и покраснела, взглянув в его глаза. – Я бы встретил тебя.
-    Я хотела устроить тебе сюрприз. – Майя смущенно смотрела в пол.
-    Он удался. – Вим поцеловал Майю в щеку, отчего она покраснела  еще сильней. – На долго?
-    На пару дней. Я начало отпуска потратила для Алены.
Майя мило улыбнулась, а Вим не подал виду, что подруга Майи его бесит. Взяв отгул за свой счет, они в прохладный вечер устроили пикник на лужайке. Вим с интересом наблюдал за Майей, которая рассказывала ему о своей работе, и о том, что хочет поехать во Францию, к другу.
Вим любил слушать Майю и глаз с неё не отрывал. Вдруг Майя неожиданно замолчала.
– Май, конфетка, ты явно что-то хочешь мне сказать. Не стесняйся.
– Вим, – Майя прижала к себе ноги и обхватила колени руками. – Сколько женщин у тебя было?
Вим замер, его сердце нервно застучало. Он давно хотел вкусить запах ее обнаженного тела. Но узнав, что она девственница, он решил не спешить. Сейчас тему секса Майя подняла сама.
– Не много. Длительных отношений не было. Я художник, и больше углубляюсь в искусство с головой, чем в отношения.
– Но ведь были?
– Были. Май... – Вим коснулся ее волос. – Не нужно заставлять себя.
– Я знаю, у меня же подруга психолог. Я все знаю. Но это так стесняет. Но… – Майя наклонила голову. – Вим… Нарисуй меня обнаженной. – Майя смущенно глянула на Вима. – Я… Люблю тебя. И… Это меня расслабит.
Вим помнил свои эмоции. Он радовался, что касался обнаженной Майи для больших ощущений, когда рисовал картину. Майя расслаблялась. Вим все больше уделял времени ее телу.
Вим был в одежде и целуя Майю, сидящую на стуле, он поглаживал ее обнаженные ноги. Подняв Майю со стула, и схватив белую простынь, он укутал Майю и в поцелуе подталкивал в комнату, где была кровать. Положив ее на кровать, он стянул с себя майку. Взяв руки Майи, он подтянул ее и прислонил ее ладони к своей груди. Майя целовала губы, затем шею, потихоньку спуская руки к ширинке джинс Вима, а в это время Вим медленно стягивал с нее простынь, снова обнажая ее. Не шевелясь и изредка поглядывая на девушку, Вим видел, как она нежно и не спеша прислонила свои губы к его возбудившемуся члену. Действия Майи были нежными и неловкими. Вим положил ее на спину и целуя её тело, массировал пальцами ее половые губы. Он посасывал ее соски, губами целовал живот и добравшись до клитора, вкусил ее выделения. Он так долго этого желал, что, добравшись, сравнивал с долгожданным запретным плодом в своих руках. Майя стонала и извивалась. С каждой лаской Вима, она расслаблялась. Вим и Майя лежали на боку, он шептал ей нежные слова и целовал плечи, обнимая Майю со спины. Майя стонала, она полностью доверила себя ему, и Вим это чувствовал. Проникая медленно в ее влагалище, одной рукой массируя ее клитор, второй держа свой член, Вим шептал нежности, отвлекаясь на посасывание мочки уха Майи. Майя неосознанно шептала Виму сквозь стоны, что хочет его, и что ей очень приятно. Вим почти безболезненно порвал девственную плеву Майи и плавными движениями своих бедер создавал трение, чтобы не заставлять стенки влагалища Майи сжаться от внезапного дискомфорта. Взяв ее ногу и подняв вверх для удобного проникновения, он слегка ускорил свой темп. Майя часто дышала, ее тело двигалось в такт движений Вима.  Добившись оргазма девушки, Вим вытащил и рукой массируя свой орган, обрызгал Майю. При этом сам простонал от удовольствия. Дальше Вим быстро прокрутил воспоминание, где был душ и приятные разговоры о любви и картинах.
Очнувшись от воспоминания, Вим сжал руки в кулаки. Он хотел вернуться в те дни, где он с Майей проводил каждую минуту  до самого ее отлета.
Густав и Культ были довольны Вимом. Но сам он не был счастлив от их похвалы. Он думал, что не допустит к Майе близко Густава. Но сейчас все пошло по – другому. Вим обвинял Раймуля в том, что тот смог разрушить все его планы и других. Вим знал, что Раймуль переломан, и он хотел переломать своего друга детства еще сильней. Переходя из приятных воспоминаний в гневные, Вим не заметил фигуру охранника, подошедшего к его камере.
-    Послание от братьев. Помоги хранителям.
Вим медленно повернул голову, но охранник уже ушел. Михаэль и Рауль почти доехали до вертолетной площадки. Телефон Михаэля вибрировал на передней панели машины, он ответил, и резко нажал по тормозам. После секундного зависания Михаэль стал бить руками по рулю, крича во все горло. Рауль смотрел спокойно, но внутри он чувствовал нарастающее беспокойство. В кармане Рауля тоже зазвенел телефон, и он ответил. Дрожащий голос Зои сообщил, что Анатолий умер. Рауль медленно опустил руку на колени. Михаэль продолжал орать. Рауль вышел из машины, и открыв дверь, хотел вышвырнуть из нее Михаэля, чтобы привести в чувство. Но схватив его за куртку, почувствовал в районе уха лезвие кинжала.
-    Второй раз не прокатит. – Голос Михаэля дрожал. – Садись обратно. Я порву Ястреба на мелкие тканевые клочья. И Культ тоже.
-    И весь мир тоже. – Рауль спокойно смотрел на него. – Ты не волк. Или другой зверь. И не единственный, кто теряет родных в самую трудную минуту. Но теперь ты единственный взрослый мужик в семье.
Михаэль убрал обратно кинжал, а Рауль его отпустил. Пока Рауль с Михаэлем на вертолете добирались до особняка Эктора, Майя сидела перед Ястребом. Она прекрасно помнила пожар в псих клинике, и как истошно звала брата. Сейчас Майя успокоила себя, и чтобы не происходило, она должна оставаться безжизненной куклой. Ястреб с другими членами семьи с любопытством разглядывали ее.
-    Вот она. Дева Смерти. Из плоти. – Ястреб закашлял. Все присутствующие, кроме Майи с блеском в глазах смотрели на него. Откашлявшись, Эктор продолжил. – Из крови. Обычная, которая с легкостью затеряется среди других. Майя Латунова. – Эктор выдавил старческую ухмылку. – Расскажи нам тайны. Поведай.
Майя сидела не шевелясь, и даже не моргая. Одна из присутствующих дам, что курила сигарету через мундштук, цокнула.
-    Большой папа, я не знаю русский. Но даже мне понятно, что девушка мертва душой. Белая Маска не пожалел даже сестру. Хотя приятно слышать, что он не смог ее догнать.
Мужчина, стоявший в стороне, был худощавого телосложения. На нем было не меньше морщин, чем на Ястребе, но в нем читалось здоровье.
-    Мы сами чудом ее перехватили. Этот чертов стрелок один смог убить наших людей и людей агентов.
Разговор проносился от одного к другому. Ястреб стукнул своей тростью, и все замолчали.
-    Кролика и скатерть.
Все в недоумении оглянулись, но поручение выполнили. Перед глазами Майи Ястреб гладил живого кролика, большого и упитанного. Затем Ястреб изменился. Движения его стали четкими и твердыми. Он с живого кролика одним ударом острого ножа содрал шкуру. Майя не шевельнулась, слыша вопли зверька и видя его мучительную смерть. Михаэль давно научил ее спокойно смотреть на это. Михаэль помог Майи преодолеть комплекс брата, который она скрывала и отбрасывала в долгий ящик своей жизни. Майя понимала, что влюбила в себя брата, рассказывая свои истинные чувства его могиле. Михаэль слышал речи и проникся к сестре. Брат и сестра понимали, что, если бы жизнь сложилась по-другому, Майя бы не испытывала сексуальное влечение к брату. Семья Ястреба вздрогнула от того, как бедная зверюшка лишилась шкуры. Ястреб медленно поднялся, его тело снова затряслось от старости, и он взял острые садовые ножницы. Подойдя ближе к сидящей Майе, он злобно улыбался. В отличии от всех, он уловил незаметную реакцию девушки. За пределами особняка на деревьях сидела стая ворон и каркала. Но резко птицы взмыли вверх, услышав громкий женский крик. Затем снова за пределами особняка настала тишина.
Михаэль смотрел на Рауля расширенными глазами.
-    Что это?
Рауль, наполняя два шприца, не глядел на Михаэля.
-    Кто знает, чем нас накачают, когда мы попадем к Ястребу. Это снизит эффект.
-    Ясно… – Михаэль отвернулся. – Без оружия. Без бронезащиты. Да мы прям какие-то герои.
-    Зачем брать оружие, когда и там его полно. К тому же, мы не сможем ворваться в крепость. Путь один…
-    Добровольно подняв ручки прийти к нему...
Михаэль закрыл глаза.
-    Мои соболезнования. Твой отец и Майи…
-    Оставим на потом. Вытащим сестру. Похороним отца. И я в тюрьму.
Рауль медленно поднял на него голову.
-    Не понимаю логику твою.
-    Мы с Майей так договаривались. Как до конца пройдет ее терапия, как она снова почувствует себя полноценным человеком, я закончу с криминалом. Ведь смысла нет. Мы рядом. Отсижу срок. Разумеется, короткий. И выйду другим человеком...
Рауль смотрел на Михаэля как на умалишённого.
-    Я не собираюсь завязывать. Даже ради нее.
Михаэль грустно и нервно засмеялся.
-    Не говори гоп, пока не перепрыгнул.
Эктор сидел в своем кабинете. К нему зашел его человек и сообщил, что девушка проснулась. Эктор велел привести ее к нему и оставить наедине. Когда Майю с перебинтованной левой рукой посадили перед Ястребом, девушка проявляла ненависть. Ястреб снизу достал банку, в которой плавал мизинец Майи.
-    Твой брат оценил. Как и Монсиньи. Как видишь, я жив после встречи с ними.
-    Те, кто обижают деву смерти, долго не живут. – Майя проскрипела зубами, она до сих пор чувствовала пульсирующую боль в руке.
Ястреб протянул ей планшет с видеонаблюдения камер. Майя видела, что оба ее спасителя находятся в беспамятстве и связанные. По движениям голов двух девушек, Майя поняла, что они делают им. Она злобно оскалилась. Ястреб глянул на нее своими голубыми глазами, которые давно потеряли свой яркий блеск.
-    Я хочу уничтожить Культ. С помощью тебя. Соглашайся на  мои условия, и они останутся живы. Тебе ведь дороги они.
Майя ближе наклонилась к Ястребу.
-    Одна сатана – брат и сестра.
Эктор долго смотрел на девушку, которую трясло, не переставая. Затем он стал смеяться. Он помнил восхождения Михаэля на пост главы. И в Майе он словно отражение Белой Маски видел, хоть только и сам недавно узнал, что за человек маска. Эктор смеялся и не мог остановиться, пока резко не упал лицом на стол. Майя кое как поднялась и пройдя за его спину, повернула голову к стене с огромной картиной в золотой раме. Взяв руку Ястреба, сложила его пальцы в указательном жесте, направив их на картину. Взяв банку, она поставила ее в настольные часы около маятника. И закрыв, села обратно за стол. Майя запомнила где сейф и как его открыть. По глупости один человек из семьи Ястреба при ней открыл секретный сейф и положил что-то туда, когда она впервые ждала хозяина в кабинете. Секретарь с уверенностью считал Майю человеком, лишенным разума, и что она не запомнит его действий. Майя поняла, что таблетки, созданным Раулем улучшили ее память.
Михаэль медленно приоткрыл глаза и снова закрыл. В комнату вошел охранник и сказал, что девушки могут заканчивать. Он закрыл дверь. Девица отпрянула от Михаэля.
-    Добилась?
Вторая посмотрела на девушку, но осталась сидеть на полу.
-    Вижу, ты тоже нет.
-    Крепкие орешки. Жаль их прям так убивать.
-    Может. – Девушка, сидевшая у ног Рауля, провела языком по губам. – Посоревнуемся?  А там и...
Обе с яростным профессионализмом продолжили. Рауль уголком глаз повернулся к Михаэлю, который не поворачивая головы, глядел на Рауля. Оба ловко освободились от веревок, что связывали им руки, и свернули шею девушкам, которые увлеклись и не успели среагировать. Рауль, освободившись, почувствовал головокружение. Михаэль смотрел на него.
-    Я запомнил охранника. Есть большая вероятность, что они до сих пор у него.
Рауль даже не глянул на Михаэля.
-    Потерплю.
Михаэль с Раулем нашли пистолеты с одной пулей в каждом магазине.
-    Ну тоже неплохо. У охраны возьмем другие.
Михаэль открыл дверь и, прицеливаясь, выглянул. Коридор был чист, и они медленно направились в сторону кабинета. Охранник увидел их по камерам и направил людей к ним. Со всех сторон стали раздаваться выстрелы. Но мужчин это не пугало. На удивление, все закончилось быстро. Рауль, тяжело дыша, весь в чужой крови, сидел в коридоре. Он поднял голову на Михаэля, который протягивал ему баночку с лекарством. Рауль слышал его голос словно издалека. Он медленно взял таблетки. И проглотил три.
-    Не переборщил ли? – Михаэль, сощурив глаза, смотрел на Рауля.
-    Я их совершенствую. При необходимости могу и пять выпить. Опасно. Да жизнь моя опасней.
Добравшись до кабинета, они увидели Ястреба, который лежал в неестественном положении. Самой девушки в кабинете не было. Рауль подошел к трупу и повернул голову на картину. Затем подошел к ней, и стал пытаться снять. Но Картина крепко была приклеена к стене.Михаэль хмыкнул и стал осматривать кабинет. Он увидел в часах склянку с пальцем сестры, и, подойдя к ним, открыл стеклянную дверь часов маятника. Михаэль потянул за маятник, и картина резко открылась, ударив рамой по носу Рауля. Зажимая нос, он повернулся к Михаэлю сощурив глаза от недовольства. Заглянув тайник, они обнаружили много интересной информации.
-    Тебе это не кажется странным?
Рауль положил обратно документы и поджигая их спичками, что были найдены в столе у Эктора, закрыл его.
-    То, что к нам не вламываются и не пытаются убить?
-    Да. Где остальные?
-    Выйдем узнаем.
Когда оба покинули здание, везде было пусто. Люди, что охраняли снаружи, были убиты. Мужчины переглянулись.
Майю держал человек, что   стал главой дома после смерти Ястреба.  Напротив  него стояли люди, которые скрывали свои лица под капюшонами. Томсон стал кричать им.
-    Я принял ваши условия. Она ваша. У меня другие взгляды на правление. Мне она не нужна. И проблем с Культом я не хочу.
Один из толпы в капюшоне с кейсом в руке двинулся к ним. Томсон жестом руки, своим людям приказал стоять и не нападать. Майя, оказавшись в руках человека Культа, стала вырываться и кричать Томсону, чтобы тот освободил ее брата и Монсиньи. Томсон ее не слушал и со своим конвоем ушел. Майю посадили в машину. В ее шею вонзился шприц, и она замерла. А затем погрузилась в сон.
Майя помнит, что она бежала, долго и быстро. Все тело ломило, но она бежала и хотела добежать до брата и возлюбленного. Кинуться к ним обоим и прижаться сильно – сильно. И больше никогда не разлучаться. Приоткрыв глаза, Майя увидела того же агента, с которым она беседовала не первый час.
-    Где мой брат?
-    Я вам уже говорил. Скоро приедет в Россию. Не бойтесь. Вы под защитой государства. Ваши страдания закончились. Дайте показания против Белой Маски.
Майя подняла левую перевязанную руку вверх. Даже так можно было прекрасно рассмотреть отсутствие мизинца.
-    Где вы были раньше? Где были, когда девочку разлучили с братом? Чем были заняты вы?
-    Я вам уже говорил. – Ракраев взглянул на Майю. – Ваш брат отказался от нашего сотрудничества. И вот последствия.
Майя истерично засмеялась, она устала.
-    Ненавижу. Ненавижу людей. Сдохните. Все без исключения. Тогда и будет все хорошо. Тогда будет Рай. – Майя вскочила и через стол набросилась на Ракраева, крича все сильнее. – Умрите! Умрите со всеми законами и всей хуйней, сотворенной человеком. Я не выдам брата. Он не переходил границы. Да не белый, и не святой. Но он не убивал невинных и зверей. Он лишь хотел одного, воссоединить семью. Снова быть с сестрой. Все его старания пошли по реке! Умрите!
Майю от Ракраева оттащили санитары. Скрутив ее и сделав успокаивающий укол, Ракраев, сидя в кабинете начальника, расслабил галстук.
-    Девушку передадут американским властям. Другое имя, другая личность. Там специалисты сделают свое.
-    Все же лучше оставить тут. – Ракраев глядел в пол. – Так Латунов добровольно сдастся.
-    Мы не можем рисковать. – Начальник службы безопасности отложил документы в сторону. – Если Культ посчитает, что их якобы жрица, или дева, приказала запустить апокалипсис, они это сделают. – Начальник глянул на Ракраева с ноткой деловитости и строгости. – Жалко вам ее?
-    Да. – Ракраев не решался смотреть на собеседника. – Ее разум угасает. Я видел ее работы. Она могла добиться больших успехов.
Михаэль с Раулем сидели в кабинете Белой Маски. Антон с тревогой выдавал информацию, отчего Михаэль кипятился еще сильней. На его голову упало много хлопот, но он не хотел хоронить отца без Майи.
-    Она должна. Должна быть в последний путь рядом с отцом. Слушай сюда… – Михаэль сверкнул глазами – Держать в холодном отсеке. Я утешу матушку. Для Майи это будет удар. А если еще и Мать отправится следом за отцом. То… Апокалипсис устрою я, а не Культ. – Михаэль повернулся к Монсиньи. – Можешь делать, что хочешь. Я рвану за ней и привезу домой.
Рауль поднялся и подошел к Михаэлю.
-    Давай. И разум ее угаснет навсегда. Она попала под программу. И ей займутся специалисты. Я отступлю. На время. Тебе не позволю и шага с твоих владений вступить. Культ будет рядом с ней. Им все равно где она. Главное не позволить потерять знания.
Рауль стал уходить. Но в коридоре он остановился и замер. В отличие от Михаэля, он верил, что Майя справится. Раз она смогла пережить Ястреба и сообразить на счет тайника, то она не позволит разрушить себя. Рауль зашагал дальше. Он захотел в свой офис, в свою квартиру, и снова вдохнуть запах красок от картины, нарисованной Майей.
Раймуль днями наблюдал за Майей. Они оба находились в закрытой клинике, но девушка все время молчала и часами сидела, глядя в одну точку. Раймуль долго решался, но все-таки присел на корточки перед Майей. Нежно взяв за руку, он стал читать поэму на французском. Девушка медленно повернула к нему голову, но промолчала. Постепенно Раймуль завлекал к себе Майю, и она молча стала ходить за ним. Майя узнала Раймуля, хотя ранее не замечала его. Успех наступил к концу летнего сезона. Майя и Раймуль спокойно шли по дорожке клиники, взявшись за руку. Раймуль вышел из клиники первым и жил под другим именем. Но Майю он навещал часто. Девушка до сих пор ни с кем не разговаривала. Но Раймуль оставался для нее близким человеком, кого она знала. Майя догадывалась, что Раймуль решил помогать агентам и пойти против ее брата. Выбора у Майи не было, и она просто существовала. И ждала случая, что она снова увидит тех, кого любит. Майя рисовала, а Раймулю позволяли много времени проводить с ней, как законному супругу, где он играл на гитаре и пел ей песни, которые сочинил.
Раймуль сидел в кабинете главврача и подписывал документы.
-    Джон Митчелл, помните. Вашу супругу необходимо три раза в неделю привозить сюда. Для продолжения терапии. Сью Митчелл еще нуждается в постоянном наблюдении. И изменения обстановки может негативно повлиять на нее. В отличии от вашего состояния…
-    Я понял. – Раймуль грустно улыбнулся. – Но стены дома лечат быстрее. Список лекарств я получил. Уколы могу делать ей сам.
-    Это тяжело. Особенно вам. Забота о человеке, чей разум сломлен, несет тяжелые последствия.
-    Я справлюсь. Не переживайте.
Раймуль привез Майю в дом с маленьким двориком и лужайкой. Раймуль знал, что они под постоянным наблюдением агентов. От лекарств Майя была заторможенной и порой не способной выполнять простые действия. Девушка ждала к себе интимного наплыва и была готова смириться с этой участью. Но Раймуль и намека не проявлял. Он видел, в каком состоянии Майя попала в больницу, и сексуальное желание у него резко отпало. Сейчас они были совсем другими людьми.
Спустя две недели проживания в доме Майя прошептала, ужиная.
-    Почему?
Раймуль поднял голову в удивлении, он привык, что Майя молчит. Девушка повторила вопрос.
-    Я… – Раймуль сглотнул. Он не понимал точности вопроса. – Люблю тебя. Думаю это ответ на все ветви вопроса.
-    Раньше… – Майя заплакала. – Раньше любовь тебе не мешала причинить мне боль. А сейчас. – Девушка сглотнула. Ее голос дрожал. – И намека нет. Так почему? Так резко изменился?
В доме наступила тишина. Он не ответил на ее вопрос. Где-то на стене тихо тикали часы.
Михаэль быстро шел по коридору больницы. На нем был темный обтягивающий мотоциклетный костюм. С пятнами крови. Он вошел в палату и увидел, что к Антону подключено много аппаратуры. На лице Антона красовались следы побоев. Михаэль вовремя вмешался, иначе бы Антона лишили языка, пытая в помещении агентов. Михаэль с армией приехал штурмовать здание, чтобы вытащить Антона.
-    Ублюдки... Говорил тебе, не связывайся со мной.
-    Его даже это не остановит. – Вап еле догнала своего мужа. Михаэль повернулся к ней. – Он, как и я, всегда будет рядом.
Михаэль подошел к ней и обнял. Вап обняла в ответ, шепча, что они втроем никогда не оставят его, и Антон выкарабкается, чтобы снова раздражать Михаэля. А Майя вернется к ним. Идя в кабинет главного врача, Михаэль лицом к лицу столкнулся с бэк вокалистом группы Антона и его, как продюсера. Михаэль резко ударил Эмура.
-    Антон привел тебя ко мне. Я дал тебе знания рукопашного боя и стрельбы. Ты охранник Антона. Как допустил его похищение?
-    К нам подошел менеджер и сказал, что мы будем выступать по другому списку и в другую дату. Но список резко снова изменился, так как три группы не явились на концерт. Мы спешили, ведь время поджимало. Они застали нас врасплох. Я выяснил. Две группы крепко дружат с неким Консиньи. Он подговорил их не выступать. И они отказались, хотя приехали на концерт и готовы были к выступлению. Третью вообще не пустили на территорию России.
Михаэль хотел зашагать дальше, но Вап позвала его, крикнув, что Антон проснулся. Михаэль развернулся на пятках и подойдя к Антону, увидел, как тот устало и болезненно улыбнулся, и снова погрузился в сон.
Майя прогуливалась по тихому парку с Раймулем. После ужина она молчала. Раймуль встал перед Майей застегивая пальто у горла, и поправляя красивый и тонкий шарф. Из сумки достал шапку и  надел на голову Майе.
-    Миссис Бейкенс приглашает нас в гости. Пойдем завтра? – Майя кивнула головой. – На обратном пути можем зайти к семье Паркера. У них собака родила. Там милые щенята. Я с ними познакомился, когда ты еще в клинике была. Они живут за углом нашей улицы. Я бы завел собаку. Тебе животное помогло бы. Да пока нет возможности. Но думаю щенята тебе помогут, если ты просто увидишь их. – Он обнял ее и прижал. Майя вдалеке увидела фигуру и узнала ее. – Все будет хорошо. Хоть и с новыми именами, мы справимся.
Майя в ответ обняла Раймуля, сдерживая слезы. Она бы оттолкнула его и кинулась прямиком к   Раулю. Майя решила преодолеть и доказать свою нужность обществу, ради того, чтоб снова оказаться у брата. А затем она переедет к Раулю. Только этого мужчину Майя хотела видеть своим супругом. Она до сих пор держала в себе остатки воспоминаний с Раулем, где хотела прикоснуться и зарыть свои пальцы в волосы Монсиньи. Майя любила брата. Но даже забота и нежность Михаэля, не смогла разрушить крепкие цепи, что связывали ее с Монсиньи. Майе казалось, что она видит как от нее тянутся эти цепи к Раулю.


Свидетельство о публикации № 33774 | Дата публикации: 13:58 (07.06.2019) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 14 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com