» Проза » Роман

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Прикосновение без слов глава 20
Степень критики: любая
Короткое описание:

В этой истории рассказывается о девушке Майе. Художнице, которую ждут нелегкие испытания судьбы.



Раймуль поздно пришел домой. Сняв пальто и переобувшись, он прошел внутрь.
Сью, сладкая, ты спишь?
Раймуль услышал тихие звуки часов, аквариума и шум на улице. Он зашел на кухню, где горел свет и на столе стояла еда. Раймуль мило улыбнулся и направился в сторону спальни. Он хотел разбудить Майю и поздравить ее с Рождеством, которое уже подходило к концу. Зайдя в спальню, он увидел, что ночник не горит. Нащупав выключатель и включив свет, он обнаружил пустую кровать и упакованный подарок, на котором лежало письмо. Дрожащими руками Раймуль взял его и начал читать: “ Раймуль, в первую очередь успокойся, со мной все хорошо. Я в надежных руках. В этой коробке подарок на Рождество. Прости меня, Годдард, но Корин вынуждена покинуть тебя. Спасибо, что был со мной рядом. Я искренне тебе благодарна, что ты заботился обо мне. Несмотря на то, что ты давал показания против моего брата, я добьюсь, чтобы ты снова с гитарой в руках шагал на сцену, чувствуя и зная, что за тобой идет твоя группа. Уверена, они места себе не находят и скучают по тебе. Улыбнись, Раймуль. Спасибо что делил со мной крышу, кров и заботился обо мне. Я влюбилась в тебя, но не полюбила, как другого. Пойми меня и прости.” Дочитав письмо, он открыл подарок, и достав голубой шарф, что сочетался с его глазами, вдохнул его запах. Затем намотал на шею и сел на пол, облокотившись спиной о кровать. Раймуль слышал шаги агентов. Двое законников вошли в комнату и стали спрашивать Раймуля, но тот стал истерично смеяться, разрывая письмо Майи в клочья.
Капитан рыболовного большого судна давно уже не отдыхал. Его люди заносили последние ящики. Герберт был старым моряком. Морщинистое лицо и седые волосы. Пока была возможность, Герберт решил покурить. Минуту спустя он уловил бегущие шаги и крик мужчины, явно звавшего его по имени. Капитан обернулся и вскоре перед его серыми глазами стоял Монсиньи. К себе он прижимал девушку, которая от бега тяжело дышала.
Монсиньи? – Герберт поднял брови вверх. – На сколько мне известно, мы договаривались после праздников. Сейчас я иду через таможенные проливы, у меня даже судно чисто от товара. Что кстати редкость.
Ну значит пойдешь в обход. Тебе не впервой.
Герберт, выдохнув дым, наклонился к Раулю.
Ты рехнулся. Ты знаешь, что сейчас происходит с Мариной? Она не в духе. А морскому прогнозу я верю. Ты обрекаешь нас на смерть.
Сильвер на чужих территориях продает через тебя свой и мой товар. Прямо под носом правительства и конкурентов. И ты говоришь, что сейчас испугался стихию, в которой плаваешь не первые двадцать лет. Герберт…
Ха. – Герберт докурил и бросил бычок в сторону. – Я благодарен до сих пор тебе и Сильверу, что плаваю. Живей. Времени итак мало. И молись Монсиньи, ибо только молитва нас и спасет.
Майя прижималась к Раулю в каюте, который обнимал ее и гладил по волосам. Море бушевало. Герберт крепко держал штурвал и орал на своих моряков, чтобы были живее и не дали ни одному ящику упасть с борта. Он умело управлял и судно упорно шло своих ходом.  Майя тряслась все сильнее, Рауля это пугало. Он перед отплытием сделал ей укол, и второй пойдет ей во вред. Он долго думал, прижимая возлюбленную к себе, как неожиданно он прыгнул к сумке, и стал доставать прочные дождевики и сапоги. Одев себя и Майю, он прислонился к ее спине, и пристегнул ее к себе ремнем.
Релизер, мы выходим из каюты. – Рауль видел, как она затряслась. – Да, там сейчас очень страшно. Скрывать не стану, мы попали в самый пик. И судно может затонуть. И это не Титаник, так, что мы можем не выжить. Прости меня, Релизер. Но так за нами не погонятся. Гербер справиться. Поверь в него. Сейчас как раз мы идем к нему. – Рауль сильней прижал к себе Майю. – Никакая стихия не смоет мои чувства к тебе.  Я не жалею, что встретил тебя в этом возрасте. Спасибо за твою любовь ко мне. – Рауль еще сильней сжал Майю.Ты моя женщина, а я твой мужчина.
Рауль прижимал связанную Майю к стене корабля, и крепко держась за веревки, шел к капитанскому мостику. Дождь и волны не переставая хлестали Рауля. Рука Рауля выскользнула в неудачный момент, и их обоих понесло к краю борта. Рауль успел схватиться за веревки, а другие моряки помогли им добраться до мостика. Герберт ворчал на Рауля, который скинул с себя капюшон. Выслушав до конца укор в свой адрес, он громко сказал Герберту, чтобы тот обручил его с этой девушкой. Лицо капитана стало каменным. Герберт резко стал смеяться и Майи показалось, что это смеется сам морской дьявол. Капитан жестом скомандовал помощнику встать за штурвал, а сам обернулся к Майе и Монсиньи, который расстегнул ремень, что связывал их.
Став капитаном этого судна, я имею право на обручение людей. Так было испокон веков, так будет и дальше. Но кто бы мог подумать, что первым, кто меня об этом попросит, станет Рауль Монсиньи. Что ж! Да кто я такой! – Гербер улыбался. – Чтобы не обручить сбежавших от власти двух Скалярий. Начнем церемонию!
Майя крепко вцепилась в руку Рауля, который ответно прижал ее к себе. Когда Гербер стал пафосно и медленно говорить, Рауль его поторопил, заявив, что штурвал ждет Герберта, а его помощник явно паникует. Они условились, что в порту заполнят все необходимые бумаги. Герберт громче моря прокричал, что данной ему властью, он объявляет их супругами. Рауль резко развернул к себе Майю, и скинув с нее капюшон, поцеловал. Попав в каюту, Майя ликовала от мысли, что пару минут назад они выходили обычными любовниками, а зашли уже женатыми. Рауль забрал у американских властей документы Майи, которые всегда были при нем. Качка корабля уронила их на кровать, где Рауль зарывал свои пальцы в волосы Майи. Рауль был сверху, и проникая в Майю, он улыбался, видя, что Майя принимает его.
Американский Агент стоял в курилке и загадочно улыбался. Он знал о похищенных документах девушки. А также о том, что она должна сбежать. Агент стряхнул пепел с сигареты, вспоминая, как однажды незнакомец спас ему жизнь. И спустя много лет он явился, чтобы забрать долг. Агент, как и Вим являлся братом культа, но все же понимал, что по счетам надо платить. От долга Монсиньи он не мог убежать и действовал ему в помощь, как и от Культа, так и от закона. Жил Монсиньи в его квартире, чему агент был не рад.  Докурив, агент пошел в свой кабинет, запустив руки в карманы брюк. Когда он почти открыл дверь своего кабинета, то услышал, что его вызывают на срочное собрание. Агент улыбнулся, он догадывался о теме срочного заседания.
Корабль шел своим ходом, но уже по спокойной глади моря. Майя приоткрыла глаза, ее тело ломило. Она вспомнила странную для нее церемонию обручения. Майя выскользнула из объятий мужа, и глянула на его спящее лицо.
Ты дьявол Монсиньи. Красивый дьявол. Я стала твоей женой. Монсиньи… – Майя слегка наклонила голову в бок и нежно посмотрела на Рауля. – … Я, наверное, мазохистка. Я хочу от тебя все. Но не позволяй это делать другим. Нет ужасней дня, чем висеть и истекать кровью, при этом не понимая за что, и как ответить на вопросы. Ведь из-за них я не приехала к тебе. Из-за них ты рискуешь всем. Теперь я твоя жена. Жена как Майя, с именем, что дали мне отец и мама. Скоро я встречусь с родителями. Я по ним скучаю. На это раз мы придем к ним вместе и как супруги.
Рауль резко обхватил Майю и прижал обратно к себе. Сонно произнеся, что плыть им еще долго, а он еще не выспался.
Сильвер нервно расхаживал по частному порту. Ему доложили, что его судно и его капитан с командой так и не появились на таможенных путях. Связи с ними долгое время нет, и он уже не первый час ходил раздраженным. Раздался крик, что на горизонте появился корабль. Сильвер пробубнил, что если это не судно Герберта, то взорвать его к морским русалкам. Рыбацкий корабль причалил без проблем. Первым из него вышел помощник капитана и пригласил Сильвера подняться на судно. Ворвавшись в каюту капитана, гнев Сильвера усилился.
Монсиньи!? Какого промокшего табака и дохлых рыб, ты на этом судне?
Рауль не отрывался от заполнения бумаг и проговорил, что нужна подпись свидетеля. Герберт сидел молча и курил. Майя тоже ставила свои подписи.
Тебе не впервой подписывать бумаги. Как законные, так и нет. – Рауль показал Майе, где нужно расписаться и обратился к Сильверу, который до сих пор не понимал, что происходит. – Ставить подписей много. Твоих нужно всего парочку. Подтвердить, что был свидетелем, хоть ты и им и не был. Но без разницы.
Сильвер прошел вперед и его тучная фигура, словно грозная туча, нависла над ними, и казалось, вот-вот из нее выйдут молнии.
Это мой капитан! Монсиньи! Судно принадлежит мне! Да, сотрудничаем мы с тобой давно. Точнее я сотрудничал с твоим предшественником. Точнее, решил продолжил поддерживать тесные связи с криминальной семьей, что давно во Франции вошла в историю...
Судно да. На счет капитана я бы с тобой поспорил. Не взорвись, Сильвер. Подпиши, и дай нам кров и уют в твоих землях. Я душ хочу принять, как и моя супруга.
Сильвер стал разглядывать Майю, которая на них не обращала внимания. Сильвер стал бледным, он узнал в Майе сестру Белой Маски, и знал, что ее кличут Девой Смерти.
Монсиньи… – Сильвер выдавил улыбку на лице. – Можно тебя на пару слов...
Рауль поднял голову на Сильвера.
Да. Сильвер. Моя супруга та, о ком ты подумал. – Рауль встал в полный рост. – Еще вопросы есть? – Рауль подвинул лист к Сильверу. – Раз молчишь, значит нет. Подписывай.
Разобравшись со всеми подписями, Майя долго смотрела на графу, где нужно было указать фамилию. Рауль не мешал ей думать, а Сильвер поставил свою подпись. Когда Майя повернула голову к Раулю, то столкнулась с его взглядом. Она вытянула руку, Рауль взял ее кисть и чуть наклонившись, прислонил свои губы к тыльной стороне ее кисти. Когда Рауль отпустил ее руку, то она без сомнения написала в графе свою новую фамилию.
Вступив на землю с корабля, Майя вдохнула воздух полной грудью. Рауль был рядом.
Как ты? – Рауль смотрел на нее с нежностью.
Хорошо. Но отдохнуть в обычной кровати без качки не помешало бы мне.
Не жалеешь, что связала жизнь с таким как я?
Ученый, – Майя прижалась к мужу обхватив его за талию – следишь за собой, умеешь ездить на лошади. Водишь машину. Да тут сплошная зависть к самой себе.
Погоди. – Рауль стал серьезным. Не все обо мне ты сказала. Так скажи все.
Ты очень красивый мужчина. В тебе сочетается все.
Признайся самой себе, Релизер. Прими факт, с кем ты согласилась быть и в горе, и в радости.
Я не вижу в тебе мафиозника. Прости. – Майя смущенно опустила взгляд вниз. – Я поверю, что я могу руководить культом. Я даже поверю, что ты злой колдун, но ни как глава Мафии. Разве может человек обладая такими качествами, убивать, строить империю на грязных деньгах?
Твой брат такой же. Ты тоже не веришь, что он вне законник? – Рауль выпрямился.
Верю. Я видела его в действии. А тебя нет.
Я не собираюсь тебя везде с собой таскать.
Как и показывать свой мир. – Майя скрестила руки. – Я это давно поняла.
Весь путь до квартиры на машине Сильвера, они проехали молча. Два автомобиля, припарковались в районе узкой дороги и квартир. Рауль вышел первым и открыл дверь Майе. Одного из подчиненных Сильвера он попросил проводить ее до квартиры. Майя с грустью на него посмотрела, но Рауль, не стесняясь, поцеловал ее.
Рауль, смущает. – Щеки Майи полыхали. Она видела лукавые взгляды детей и их родителей.
Ты моя законная женщина.
Есть же предел.
Рауль схватил ее за подбородок.
Я перешел предел к тебе, когда ждал случая похитить тебя. Больше терпения у меня нет. Иди в квартиру. Я скоро поднимусь.
Найди карандаши и бумагу. Художественные.
Релизер? – Рауль поднял бровь вверх.
Я хочу рисовать.
Рауль сделал легкий поклон головой и отправился к машине, в которой сидел Сильвер. Рауль постучал в окно двери.
Говоришь, голыми руками шею ему свернул.
Да. – Сильвер кашлянул. – От тебя толком не было вестей. Куда пропал и что задумал? Все главы задавались этим вопросом. Предполагали, что ты скрываешься от Белой Маски. А ты оказывается его сестру приютил. Арабский фонарь, после смерти Стрелка, отсюда не вылезает. Достал. Он твой друг. С ним у меня нет никаких дел.
Звони ему.
Сильвер набрал Догугану. Рауль протянул руку и тот отдал ему телефон.
Дымоход! Неужели есть вести о Монсиньи.
Есть. – Рауль скривил недобрую ухмылку.
Монсиньи! Друг. У меня столько вестей для тебя.
У меня к тебе тоже.
После них я останусь жить? Если нет, то давай отложим нашу счастливую встречу. Ты долго отсутствовал, за этот период дел у тебя накопилось выше гор и облаков.
Рауль хмыкнул.
Могу и отложить их для друга. Наверняка ты знаешь место, где мы можем отлично провести время.
О… – Догуган хоть и нервничал, но оставался позитивным. – Это место ты заценишь. Отправлю адрес Сильверу.
Рауль закончил разговор и протянул обратно телефон владельцу. Сильвер оставался серым в лице и хмурым.
Монсиньи…
Объяснять мне тебе не нужно. От тебя лишь требуется, чтоб не было шуму.
Он глава. Не будь как Латунов.
С Белой Маской я поговорю. Также, я объявляю собрание.
Собрание. – Сильвер прицокнул. – Раньше Михаэль вообще ни разу не собирал глав. Сейчас только этим и занимается. Теперь и ты. У тебя молодая супруга. На твоем месте, я бы от нее не отходил.
Будь ты на моем месте, поступил бы точно так же. Мне еще кое что нужно. Пришли курьера с художественным товаром.
Сильвер поднял брови вверх.
Супруга? – Сильвер наклонился к Раулю. – Она художник. Ее картины…
Будут светиться на обычной выставке.
Ты не лев Рауль. Ты лис. Отбелил себя по всем параметрам.
Сильвер стал смеяться, а Рауль вышел из машины и направился в квартиру к Майе. Когда он зашел внутрь, то увидел Майю, которая стояла у окна, еще не переодевшись. Рауль стал снимать с себя одежду, которая пропахла морем и рыбой. Майя пахла так же.
Прими ванну. Мы в Англии не долго. Но сегодня ты ночуешь одна.
Майя медленно повернулась к нему.
Мы едем в Россию?
Нет. – Рауль не смотрел на нее, он полностью раздевался. – Во Францию. Сперва освобожу свой офис от блокады федералов.
Рауль не слышал, как Майя к нему шла. Он почувствовал, что она обхватила его со спины и прижалась к нему.
Аш… Я хочу детей. Наших детей.
Рауль закрыл глаза. Он знал, что у нее малый шанс стать матерью. Сам он никогда не был против детей.
Пойдем в ванну. После сходим в магазин. Тебе нужно поесть и принять лекарства.
Догуган нервничал в ожидании Рауля. Монсиньи неожиданно присел перед ним. Догуган широко улыбнулся.
Друг, ты где пропадал? Столько легенд про тебя сложили. Одна из них мне понравилась…
Я снова женился. – Рауль  разлегся на диване. Он с наглостью глядел на Догугана.
Что? – Догуган искренне не понимал его. – Давно?
Да пару дней назад. Отпразднуем?
Придя в квартиру, Рауля слегка пошатывало, он скинул с себя куртку, как резко включился свет.
Аш… Оставить меня на ночь одну, это еще нормально. Хотя… Я бы так не рисковала. Но заявиться в таком состоянии домой...
Да я выпил чуть – чуть. И не водку.
Чуть – чуть по сравнению с чем? И от водки, ты бы пал там, где ее и пил. – Майя сощурила глаза на определенный участок тела Рауля. – Это что? Кровь? Твоя?
Она ближе подошла к Раулю, который не дал пристально рассмотреть пятно.
Релизер, ответь честно. В Турции, в больнице. Кто-нибудь тебя обижал? Приставал? Показывал ли мою фотографию в тюремной форме?
Майя вспомнила Догугана. Хоть и от Рауля пахло табаком, алкоголем, и смертью. Она обняла его в ответ и прижалась к его груди.
Был человек. Он показал твою фотографию и сказал, что это ты виноват в моем состоянии. Я не верила ни единому его слову. Не мог незнакомец, неожиданно появившись передо мной, целовать так мило и приятно. С беспокойством в глазах. И одновременно являться тем, кто избил меня так, что я потеряла память. Я боюсь его до сих пор.
Больше не бойся его.
Майя помогла раздеться Раулю и уложила его в кровать. На утро у Рауля болела голова, и он смотрел на Майю, которая стояла около кровати, протягивала бокал с водой.
Так. Я в состоянии встать и налить себе воды.
Майя пожала плечами.
Не хочешь, как хочешь. Могу выпить и сама.
Майя поднесла бокал к губам, Рауль, морщась, протянул руку. Она с улыбкой его отдала. Майя протянула рисунок. Рауль поперхнулся.
Когда успела? По памяти?
Да. Я не могла заснуть. Вот и… Как тебе?
Это же я. Красиво. Ты молодец. – Рауль лег обратно на кровать.
И все? – Майя нахмурилась.
Нарисуешь больше, будет больше похвалы.
Для Майи события пронеслись быстро. Вначале кабинет Сильвера, затем полет на самолете. Теперь она рассматривала кабинет в Турции. За столом сидела женщина, которая молодостью не дышала. В разговоры Майя не влезала, а лишь молча сидела рядом с мужем.
Зачем явился? – Женщина выражала недовольство не только лицом, но и голосом. – Где мой муж?
За этим и пришел к тебе. Я убил его.
Так нагло об этом говоришь.
Ещиль, по логике, надо было сначала с тобой это обсудить. Но помимо наглого появления, я еще нагло попрошу мира с тобой.
Ты лишил меня мужа. Не самого любящего, но моего мужа. И требуешь мира?!
Да. Посмотри внимательно на эту девушку. Ты все поймешь.
Ещиль стала разглядывать Майю, которая интуитивно прижалась к Раулю. Монсиньи взял за кисть свою жену и крепко ее сжал.
Да чтобы горел ты в агонии и долго. Если бы я не замещала мужа в его делах, оплакивала бы его. Это ведь она. Дева Смерти. Катитесь отсюда. Итак проблем навалом.
Его к тебе привезут. Не целого. Но похоронить сможешь как полагается. Компенсация тоже полагается.
Никакие деньги от тебя мне не нужны.
А я про деньги и не говорил. И жду тебя на собрании.
Настала тишина. Ещиль, злилась, но поняв, что именно ей доставят, выдавила улыбку, хоть и не добрую.
Вот оно что. Хорошо.  Я принимаю твои условия. До собрания.
Майя молчала всю дорогу до Франции. Жена Догугана ей не понравилась. Рауль не настаивал на разговоре. Ночевать во Франции ей пришлось в гостинице, но, в отличии от Англии, к полудню зашел Пауль.
Мадам Монсиньи, машина ваш ждет.
Мой муж? Где он Пауль?
Месье Рауль сейчас очень сильно занят, как только приехал домой. Боюсь мадам…
Не надо Пауль. Просто Майя. Мы ведь с тобой познакомились на мосту. И не вчера.
Пауль улыбнулся и проводил ее до машины. Майя обернулась к Паулю с беспокойством в лице.
Все хорошо? Ты выглядишь помятым.
Мне надо к боссу. Я должен убедиться, что ты доберешься до квартиры.
Ясно.
Майя погрузилась в мысли, Пауль, сидя на пассажирском сиденье, иногда поглядывал на нее через зеркало заднего вида. Пауль поймал себя на мысли, что он боится нынешнюю Майю. И причиной его страха был не его босс, а Культ. Когда они были в квартире, Майя бегло просмотрела все, интерьер ей понравился. Пауль собрался уходить, как Майя его остановила.
Откуда? Откуда картина из России? Я знаю, что Раймуль ее привез. Но как она попала к вам? И… Где вторая?
Пауль был ошарашен этой информацией.
Какая вторая? В студии была одна картина и то ее украли. Мы перехватили ее. Ты уверена?
Майя смотрела на Пауля как на дурака.
Я что, свои картины не узнаю? Эту я нарисовала перед отъездом во Францию. Которая висит на этой стене. – Майя указала в сторону картины. – Так где та, что была в студии? Куда пропала? И как так получилось, вы отобрали эту, а другую потеряли?
Постой Май, ты слишком быстро говоришь. Эту картину мы забрали, и она точно из студии. Про вторую у нас не было информации.
Майя не понимала. У нее закружилась голова.
Ладно. Итак, у вас проблемы за проблемой. Найдется. Это же не иголку в стоге сена искать. У меня нет сменной одежды, а в этой я уже долго.
Месье Рауль все подготовил. Думаю, ты найдешь ее в ванне.
Майя тяжело вздохнула, а Пауль, выйдя из квартиры, направился к выходу.
Рауль сидел в тусклом помещении, вдохнув запах пота с кровью, он ощущал, что снова возвращается в русло своей обыденности. И это ему нравилось, отчего он довольно скалился.
Так значит, пока я отсутствовал, ты решил на моей территории зарабатывать? И моим же украденным тобой товаром? На что надеялся?
Двое людей держали человека в крови, который от побоев не мог стоять на ногах. Он сплюнул кровь и с дерзостью в глазах посмотрел на Монсиньи.
Что тебя повяжут.
Хм… – Рауль продолжал сидеть и даже не смотрел на продавца наркотиков. – Честность люблю. Она спасает жизнь. Но правда не твою.
Рауль встал и движением руки   приказал добить гостя. Он набрал Паулю.
Узнал?
Да Босс. Это Тьерсен. Я как раз им и занимаюсь.
Не переусердствуй. В отличии от остальных, он нужен живым.
И… Раз вы нашли время для звонка мне, то... Майя видела картину.
Пауль, к чему ты клонишь?
Вы знали, что их две?
Нет. Я знал, что она рисует одну.
Эта не та, что она рисовала в студии. Они, как я понял, идентичны. Но все же две разные.
Тьерсен. Остальное после.
Понял босс.
Рауль поборол желание приехать в свой офис. Сейчас законники как псы на натянутой цепи, лают на него, но не могут укусить, а он еще не до конца завершил дела. Рауль усмехнулся мысли, что скоро он и Майя будут полностью неприкосновенны для властей и Мафии.
Майя нервно ходила по квартире. Она давно приняла ванну, вдыхая шампунь и нюхая одеколон мужа.  Но ее до сих пор волновал вопрос, где ее картина, что она нарисовала во Франции? Майя села на кровать, ее желудок заурчал, требуя еды. Но сама Майя не хотела есть.
Зачем украли мою картину? Как получилось, что одна пропала, а вместо нее возникла другая?
Майя подошла к картине. Под ней был маленький столик, заставленный разными мелочами. Майя стала их рассматривать. Она открыла большую шкатулку, в которой заиграла мелодия. Внутри крутился механизм. Когда мелодия закончила играть, то открылся сбоку шкатулки отсек. В нем она нашла кольцо. Примерив его, она поняла, что это ее размер. Подготовил специально для нее Рауль или же столик создался с этими вещами со временем, Майя не знала. Но она сняла кольцо и убрала обратно в шкатулку.
Майя решила перекусить овощами. Нарезая огурец, ее рука с ножом дернулась, и она попала себе по пальцу. Найти аптечку ей не составило труда. Сидя на кухне, Майя плакала, залепляя себе палец пластырем. Рауль выкрал время и решил побыть с Майей. Зайдя в квартиру, он услышал всхлипы. Подбежав к плачущей жене, Рауль спрашивал, что случилось.
Я беспомощная, Аш. Не могу даже себе огурцы нарезать. А еще меня подташнивает, и голова кружится. Мне плохо...
Рауль набрал в лабораторию, и одному из подчиненных приказал купить тест на беременность. Стоя в туалете, Рауль смотрел на электронный тест и ждал результатов. Майя увидела его грустное лицо.
Что показал?
Ты не беременна.
И это тебя расстроило?
Рауль сам собрал кровь Майи и подчиненный из лаборатории унес на обследование. Когда ему дали результаты, Рауль задумался.
Анализы в порядке. Но очень низкий уровень сахара. Ты не ела с приезда во Францию? Даже в гостинице?
Нет. Организм хочет, а я нет.
Релизер, ты пьешь таблетки. И принимать их надо до еды или после. Ты ведь не забывала про лекарства?
Про них нет.
Рауль тяжело вздохнул и закрыл глаза.
Из здания тебе пока не выйти. Гуляй внутри, где хочешь. Я хочу уделить тебе время, но пока не могу. Мне нужно снова уйти. И на несколько дней.
Я понимаю.
Тогда находи силы для готовки. Прошу. Еду тебе лично буду приносить. Принимай ее только от меня. Дверь не открывай даже Паулю. Долго по офису не гуляй.
Это наставления папика, или любящего мужа? – Рауль смотрел на Майю с обидой. Майя же опустила голову вниз. – Нет гарантии, что тебя не убьют. Случайно. Специально. А что делать мне? Гулять по офису? Супер.  Я не смогу занять твое место, нет во мне твоего наследника. Я тут кроме тебя никому не нужна. Я не сильная и независимая. И не хочу ей становиться. Ты лезешь в пекло, доказывая, что не просто брюки просиживаешь в кабинете. Я бы с головой ушла в искусство. Да не могу. К тебе попала картина, которую я рисовала, думая о твоем сыне, не зная о твоем существовании. А ту картину, что я рисовала, разговаривая с тобой, нету. А она круче чем эта.
Так ты сопли жуешь из-за картины? Бери краски и рисуй хоть таких тысячу. Тут все будут бегать и исполнять любой твой каприз. Но не нужно постоянно светиться. Я не знаю, кто может в офис проскользнуть и причинить тебе вред. Но эта квартира защищена от любых посторонних гостей.
Аш… – Майя взглянула в глаза Раулю. Слезы разрывали ее, но она сдерживала их. – Не понимаешь? Я хочу быть с тобой. Я выполняла твои просьбы. Даже разбила телефон, который ты мне подарил. Ты был рядом в Америке, мы пережили плавание. Обручились в морской стихии. Ты шептал мне, что ничего не смоет ко мне чувства. А сейчас? Я понимаю. Из-за меня ты забросил свою империю. Но в тоже время, я хочу капризничать. Теперь я твоя жена. Твоя женщина. Я перешла в статус супруги, которую ты хочешь оставить одну. И где логика? Как мне реагировать?
Майя стала плакать. Теперь, когда она оказалась в безопасном месте и с Раулем, вся ее сила воли ушла. Рауль стал раздевать ее, Майя выскользнула и отбежав от него подальше заявила, что раз он хочет быстрее решить проблемы, то пусть не медлит со своим уходом. Рауль понимал, что ее душевное состояние расстроилось. Прежде чем покинуть квартиру, он приготовил еду и оставил записки. Он подошел к двери в ванной, в которой Майя закрылась и сидела на полу.
Релизер, я люблю тебя. Надеюсь ты меня слышишь. Хочу сообщить тебе факт о первых записках, которые я тебе оставлял после первого нашего секса. – Рауль одним плечом и головой облокотился о дверь. – Еще раньше, я оставлял их для Натали. С тех пор никому послания от руки не приходилось посвящать. А когда писал их тебе, даже не думал, что ты вторая женщина, для кого я сварю кофе с посланиями. Еще не до конца понимая своих чувств, я не осознавал, что ты стала для меня важной женщиной. Знаю. Сейчас тебе плохо. Но я хочу, чтобы ты не теряла со мной время. А посвящала его себе и своему творчеству...
Рауль покинул квартиру, а Майя еще долго не решалась показаться в комнате. Она зашла на кухню, где увидела аппетитные блюда и записку. Майя взяла маленькую бумажку и прочла послание: “Релизер, поешь. А потом идти к столику у твоей картины”. Майя тут же отправилась к другой записке, которая лежала на шкатулке. Она с трепетом в сердце ее читала. “Все эти предметы твои. Я замечал их случайно, но глядя на них, я не задумываясь захотел их подарить тебе. Не сомневаюсь, что ты их уже все рассмотрела. В этой шкатулке кольцо. Я хотел сделать предложение, когда собирался забирать тебя, после знакомства с твоими родителями. Ты смело его можешь надеть. Спасибо, что взяла мою фамилию.” Майя нашла еще записку, в которой было сказано, чтобы она потерпела, и Рауль компенсирует минуты, что он не с ней. Майя собрала все записки и сидя за столом и вспоминала проведенные время с Раулем у моря. Несмотря на сытый желудок, она почувствовала сильную усталость. Майя, шатаясь, вышла из квартиры, держа в руках записки мужа. Ей с трудом дышалось, рукой опираясь о стену Майя шла, не зная куда. А разговоры и незнакомые лица, в голове, приобретали четкие очертания. Вскоре она перестала видеть реальность, и сама не знала, что упала перед лифтом, у которого открывались двери. Персонал Рауля, что выбежали из лифта, увидев лежавшую Майю без сознания, тут же стали созваниваться с лабораторией.


Свидетельство о публикации № 33842 | Дата публикации: 14:56 (17.06.2019) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 21 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com