» Проза » Роман

Копирование материалов с сайта без прямого согласия владельцев авторских прав в письменной форме НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и будет караться судом! Узнать владельца можно через администрацию сайта. ©for-writers.ru


Тот момент, когда закончилось начало.
Степень критики: Любая, желательно, чтобы было больше советов и замечаний.
Короткое описание:

Пролог и две главы. Приятного чтения!!!

 



 

 

 

Тот момент, когда закончилось начало.

 

 

Где начало того конца,

которым оканчивается начало?

 

 

На улице шел дождь. Пустота поглощала все вокруг, и только звуки дождя разносились в ней сначала мелкими ударами, потом барабанной, умеренной дробью. Все словно застыло. Деревья стояли неподвижно. Их искусственно созданные стволы выглядели мощными, но, учитывая то, что они были сделаны на заводе, их краска рано или поздно должна будет сойти. Так и случилось. Из-за внезапно появившегося дождя краска медленно стекала вниз.

Кап. Кап. Кап. Было слышно только, как дождь одиноко пытался заполнить пустое пространство.

Дождь был холодным. От резкого изменения температуры вокруг искусственно созданного озера поднялся легкий пар. Скамейки за это короткое время промокли так, что даже сухого места не осталось. Но он все равно сидел. Промокший. До ниточки пропитанный химическими отходами, - выбрасываемыми в воздух огромными заводами, - которые падают на землю вместе с каплями дождя. Он, молча, глядел в пустоту. Его торопящееся куда-то дыхание было тихим. С каждым вздохом его легкие заполнял слабый запах промышленности, а при выдохе теплый пар его воздуха быстро растворялся, устремляясь ввысь.

Наступило ровно шесть часов вечера. Солнце уже было не видать: оно обычно прячется семью минутами ранее за стенами огромных зданий, небоскребов, фабрик и заводов, где возможно сделали одно из искусственных деревьев за его спиной. В это время должны включить свет. Яркий, настолько ослепительно белый свет, что становится противно. Этот свет так небрежно освещает все вокруг, даже те капли, которые кое-как разбавляли угнетающую тоску города, становились омерзительными отражателями этого света. Фонарные столбы включились, и ослепительный свет уколол его глаза. Он нервно прищурился и в поисках убежища его глаза повели всю голову наверх. Он смотрел на то, откуда падают капли. Там все было во власти тьмы. Лишь изредка где-то вдалеке слышались раскаты грома. Увлеченный этой тьмой он открыл рот и немного высунул язык. Вкус был не самый приятный и, поняв это, он сразу же закрыл рот и сглотнул.

- Если было не вкусно, мог бы и выплюнуть.

Ему послышался чей-то голос, такой нежный и теплый. Он опустил голову и резко повернулся, продолжая сидеть на скамейке, через правое плечо.

- Что?

Перед его глазами стояла девушка, совсем рядом с ним и смотрела ему прямо в глаза, словно пытаясь прочитать душу.

- Я говорю: если не вкусно выплюнул бы.

Она стояла ровно, с прямой спиной. На лице, руках и ногах был заметен слабый загар. С ее нежно-салатового платья мягко скатывались капли и также мягко достигали асфальта.

- Просто, по твоему лицу было понятно, да я и сама однажды пробовала, – в ее голосе едва были слышны нотки волнения. – Но твое лицо было таким забавным.

Пустота вокруг неожиданно наполнилась нежным, словно песня смехом. Она засмеялась тихо, и продолжалось это недолго. Но улыбка на ее лице была ослепительной, не такой как свет от фонарей, а приятной, способной осветить гораздо больше, чем этот раздражающий свет.

Он был заворожен ею. Его глаза не сводили пристального взгляда с ее силуэта. Его язык словно нарочно дал себя проглотить, не давая ему шанса прервать застоявшееся молчание.

- Ну, пожалуй, я пойду. Прощай!

Он не смог ответить ей и вот, она уходит. Тот свет, то пение, которые наполняли пространство вокруг теплом, сейчас медленно и грациозно исчезают по асфальтированной дороге. Он смотрел ей вслед, не отрывая глаз от ее промокшей фигуры, пока она не скрылась в неоновом свете магазинных лампочек. Снова холод и пустота запустили свои щупальца во все, до чего дотягивался неприятный на вкус дождь. Во все, кроме…

 

 

 

Тот момент, когда закончилось начало.

 

Глава I. Начало.

 

Тьма проникала во все кроме его сердца. Если раньше оно было пустым и доступным для кромешной темноты, то сейчас оно полно чувствами. И эти чувства оно держит в своих объятьях впервые. Он шел и, словно держа спичку, которая вот-вот угаснет, бережно вспоминал те согревающие моменты. Он так любовно пытался запечатлеть в памяти те мгновения, что не замечал ничего вокруг.

Дождь тем временем не переставал лить как из ведра. По прогнозам ничего не предвещало беды, но, как это обычно бывает, погода вставила палки в колеса тогда, когда никто этого не ожидал. Это явно помешало тем, кто хотел сделать много снимков на фоне заката. Но на крышу небоскребов в такую погоду лезут только те, кому надоела такая жизнь. А для социальных сетей можно включить дома специальные стены, которые даже стенами уже не назовешь, скорее, это гигантские телевизоры. Картинка на таких телевизорах выглядит как настоящая. А если поставить их на все четыре стены, будет эффект, словно человек находится в другом месте.

Но, ему было все равно. Все равно на то, что идет холодный, проливной дождь, на то, что мимо него пролетает полицейская машина, затем скорая помощь. И ему было абсолютно все равно, что за ними летят квадрокоптеры. Сейчас это его не заботило. Скорее всего, опять кто-то спрыгнул с крыши или кого-то убили.

Не обращая внимания на окружение, он дошел до своего дома. Это было многоэтажное здание, вид которого напоминал давно забытые времена. Те времена, когда дети еще умели общаться друг с другом. Но эти времена остались далеко в прошлом, а перед ним сейчас стоял дом из обыкновенного бетона и со старой проводкой. Такие дома используют собственное питание, за которое приходится много платить жильцам, но зато проживание в таком пристанище стоит гораздо дешевле, чем в современной берлоге напичканной технологиями. Для современного человека жители таких домов относятся к категории «бедных». Особенно им не нравятся провода. «Они вечно путаются между собой, - услышал он сегодня утром, как говорит, довольно, зрелая женщина через специальное устройство в ухе, которое соединяется беспроводной связью с другим устройством на ее указательном пальце правой руки, - причем так некрасиво. А вдруг они оборвутся и упадут прямо на меня, когда я буду идти на работу?» В тот момент он подумал, что все женщины нынче гадкие. Под словом «работа» она имела в виду очередное свидание с богатым мужичиной, ибо работают только учителя или техники. На вид все они красавицы, а как смоешь макияж с лица и узнаешь их внутренний мир, то бежать будет поздно. Да, о каком внутреннем мире может идти речь, когда такие женщины думают лишь о том, как получить больше денег. Если на нее действительно упадет оголенный провод, то от потери одной жалкой жизни мир точно не изменится.

Дойдя до входной двери в давно проживший свою жизнь дом, он ненароком взглянул на провода, висевшие от этого дома к другому такому же. И вправду, они висели неаккуратно. Видно было, что за ними давно не следят и если они оборвутся, то никто этому не удивится.

Открыв громко скрипучую дверь, он успел пожелать доброго вечера старушке шустро проходящей на второй этаж.

- Был бы он добрым, - начала ворчать старушка. – Был бы добрым, если бы не эти…как их там?.. – нарочно повторилась она. – Ну, тех, которые дом мой снести хотят.

Завершив свое короткое ворчание, она также шустро добралась до своей квартиры на втором этаже. Ее старая одежда, которую она, скорее всего, носила еще в молодости, была немного забрызгана слюной. Интересно, как ей удается так шустро передвигаться, будучи пожилой женщиной невысокого роста, притом прихрамывая на левую ногу?

Пошарив рукой в насквозь промокшем рюкзаке, он со звоном достал ключи. И поднося их к замку, они соскользнули с его мокрой руки. На четвертом этаже было тихо, поэтому звук облетел весь коридор и вернулся, отразившись от стен, почти с таким же лязгом. Подняв их, он снова попробовал открыть дверь. Щелчок. Дверь отворилась со страшным скрипом, даже громче, чем дверь в подъезде. В его квартире была всего одна комната, туалет с душем в одной маленькой комнатке, небольшая прихожая и кухня такого же размера. Здесь есть еще и крохотный балкон, но он закрыт на замок.

Пройдя внутрь, он долго пытался найти выключатель в темноте. Он снял эту квартиру совсем недавно и еще не привык к ней. Стоила она не очень дорого, как раз по объему его кошелька. Он ожидал чего-то подобного, думая о стоимости аренды, поэтому не был сильно удивлен таким скромным габаритам. И тут он вспомнил, что выключатель находится чуть ниже, чем его рука. Раздался слабый щелчок и комната озарилась оранжевым светом. Такой свет, по непонятным для него причинам, казался приятнее, чем на улице. Он как будто согревал.

Сняв с себя всю одежду и приняв холодный душ (горячую воду часто отключали), он направился в свою единственную комнату. Свет уже не горел в прихожей и фонарные столбы не дотягивались до четвертого этажа. Только молнии могли ненадолго осветить комнату. И вот, во весь дух свистнула молния. Стало видно, что на полу небрежно лежала книга, кровать была не убранной, занавески неаккуратно и явно в спешке были открыты. Посередине комнаты лежал грязный ковер, прямо от входа находилась та дверь в неприступный балкон, кровать находилась рядом с этой дверью. Чуть ближе находились полки, скорее всего для книг, и маленький столик. Стул был, но одной ножки не хватало, поэтому он просто занимал свободное место.

Звук грома был подобен взрыву. И леденящее дыхание дождя проникало в убежище через небольшие прорехи в стенах. Вспышки молний освещали все небо. Свет, резко появляющийся и также резко исчезающий, придавал комнате еще более мрачный вид. Сероватый оттенок правил над этим местом. Небольшие, совсем крошечные пылинки быстро взлетели вверх оттого, что он сел на кровать. И одна, самая отличающаяся от всех своими движениями пылинка, плавно направлялась в бездну тьмы, иногда освещаемую взрывами грома и молний. Он заметил эти плавные движения, их было трудно не заметить. Вглядываясь в них, можно уловить за ними серые стены и то уныние, которое придавала вся атмосфера. Он укутался одеялом и, не одевшись, лег на кровать. Взгляд его коснулся книги, что лежит на полу без дела. «Как-нибудь я начну читать ее, - этими словами он отговорился от своих мыслей, - как-нибудь…» Глаза его закрылись, и он медленно начал душою попадать в мир грез. Тем временем капли дождя одиноко стекались по запятнанному окну. Тени их при вспышках становились больше и ближе друг к другу, но даже так капли не переставали быть одни.

Звук дождя, грома, молний раздавался в каждом сантиметре. Но ему было все равно. Он не был подвластен той тьме, той печали, что властвовала над этим миром сейчас. Пока что не был. Думы его были заняты…

 

 

Тот момент, когда закончилось начало.

 

Глава II. Встреча.

 

Небосвод был покрыт крупными, пушистыми облаками. Солнце вовсю силу старалось пробиться сквозь эти мягкие щиты. На дворе стоял полдень. От вчерашней погоды остались только лужи и прохладный воздух с запахом неприятного озона. Пронзительный лучик света проник в его комнату, но не смог поднять его. Тогда из-за облаков выглянули еще несколько ослепительных лучей. Минута и одеяло нервно натянулась под влиянием замерзшей руки. Раздался чих, и сопли медленно стали покидать свое убежище. Стало понятно, что он простудился из-за того, что не оделся перед сном в, привычную ему, ночную одежду. Получается, от вчерашней погоды остались только лужи, прохладный воздух, забитый нос и температура.

Весь день он не вставал с постели. Чувствовал он себя нехорошо и решил никуда не идти. Пока время медленно текло, он решил почитать валявшуюся на полу книгу. «451 градус… - прошептал он. – Что ж, надеюсь, будет интересно». И он принялся за чтение книги. Часы пролетали незаметно. Буква за буквой. Страница за страницей. Они поглощали его всего, и он не сопротивлялся этому. Он жадно впитывал каждое слово и к концу дня он прочитал ее всю. Он был удивлен, что может так быстро прочитать что-то, что его заинтересовало. И еще он был рад, что в третий раз прочитал книгу без использования своего гаджета, где во всемирной паутине есть краткое содержание всего, что только есть на свете.

Солнце сменила луна. День сменила ночь, и весь мир погрузился в мир грез. Только жужжание насекомых прерывало мертвую тишину. Где-то вдалеке медленно падал лист, подхваченный ветром, но им же брошенный. Одиноко звучал шелест травы. Огромная тень, отброшенная большим облаком, плавно плывущем в ночном небосклоне, упала на этот район. Искусственный лист пал на затемненную траву и сам стал частью огромной тени.

На следующее утро он чувствовал себя гораздо лучше и решил пойти на учебу. Быть студентом первого курса не самое простое дело, но учиться надо. В эти новые дни нужны только специалисты по компьютерам и программам. Их просто называют техниками. В итоге работают на данный момент только учителя и те, кто чинят, настраивают тех, кто чинит себе подобных. То есть машины ремонтируют и производят сами себя, а люди нужны для того, чтобы чинить сломанные ремонтные машины и писать новые программы. Конечно, в профессии «техник» есть много направлений. В школьные годы он мечтал стать техником, который создаст не просто машину, а живое существо, такое, что гораздо человечнее всех окружающих его людей. Но сейчас он уже не думал об этом. Со временем эта мечта понемногу вылетала из его головы, также как этот лист, который мягко летит, подхваченный летним, еще прохладным от дождя ветром.

Смотря на проплывающий в слабом потоке ветра искусственный лист, он задумался о чем-то. В таком раздумье он дошел до университета и был удивлен. Только войдя на границу, он заметил, что что-то не так. Рядом с воротами стояли небольшие грузовички, и роботы-грузчики таскали какие-то коробки. Когда он вошел в здание его сразу же начали выгонять. Перед уходом робот поведал ему, что содержать университет, где с каждым днем все меньше студентов, не выгодно для власти, и что университет теперь находится в здании местной старшей школы, которую недавно закрыли. Уходя, он подумал, что теперь в этом большом здании будут жилые комплексы. И снова напичкают каждую комнату современными технологиями.

Он не знал про эти изменения, потому что весь вчерашний день был дома и читал. Да и использовать гаджеты он не любил. Но сейчас он был необходим для него, ведь он не знает дорогу до школы. Неровным движением он провел большим пальцем по безымянному. Появился небольшой экран над его левой рукой; он с неохотой включил карту и пошел по заданному маршруту.

Аудитория, точнее класс был небольшим. Огромные окна ярко освещали каждую парту; ученики сидели отдельно, парты были одноместные. Лектор что-то говорил, говорил и его голос возвращался к нему, настолько тихо было в классе. Никто не задавал ему вопросы, и никто не отвечал на его вопросительный взгляд. «Кто знает, как это решается?» - разнесся голос лектора через открытую дверь. Но никто не ответил. Тогда он продолжил что-то объяснять.

Речь лектора прервал глухой стук по двери. Опоздавший извинился и пошел к свободным местам. На задних рядах их было много и он выбрал себе место под окном.

«В следующий раз не опаздывайте, господин… - имя опоздавшего вылетело из его головы. И тут он вспомнил: - господин Длайч. – подчеркнув слово «господин», иронически сказал лектор». Не обращая большого внимания на колкости единственного, кто говорит, «господин» Длайч поудобнее уселся на своем месте. Положив листочек и карандаш на парту, он огляделся вокруг. Ничего не удерживало его взгляда надолго: ни пустые, словно опустошенная банка из под газированного сока, уже можно сказать, одноклассники, которые периодически отрывали свой взгляд от экранов своих гаджетов, посматривая на говорящего, ни лицо лектора, который, не переставая, твердит о чем-то, - так же окутанный красивой бумагой, но внутри полый, - ни надпись на кофте впереди сидящего, говорящая о чем-то некультурном.

От тоски, нависшей над ним, его рука начала чиркать по бумаге карандашом. Явление это было необычным для окружающих. Зачем мучиться и рисовать что-то карандашом, если можно без траты усилий и времени нарисовать это на гаджетах? Зачем таскать с собой лишний груз: ластики, карандаши, точилки, бумаги, линейки – давно затерявшиеся в вечном прогрессе инструменты искусства?

Вся аудитория посмотрела на движущийся в плавных движениях карандаш, затем на того, кто этим карандашом ловко манипулировал. Взгляды их были пренебрежительными. Длайч почувствовал это и даже успел поймать один из них перед тем, как отвернуться к окну.

Солнце стояло в зените. Несколько маленьких, пушистых комочков плыло по небу. Прохладный воздух кабинета освежал, в тоже время вызывал желание укутаться в теплый плед и уснуть. Ветер стучал по окнам верхушками деревьев. С каждым разом все сильнее слышались звуки того, как ветки вежливо, в такт барабанили по стеклу. Дунул ветер посильнее. И вот, теперь ритм, заданный природой, стал одинаковым с биением сердца. Тук-тук. Тук-тук. Но почему сердце бьется чаще? И кто хозяин этого сердца?

Старшая школа, закрытая месяц назад, была в виде буквы П. Четыре этажа, просторная крыша, бассейн во дворе и в специальном зале, благоустроенные классы – все это говорило о том, что это была необычная старшая школа. Еще какой-то знак на главных воротах, скорее всего, герб школы, похожий на W. Убранные классы, запах еды, который можно легко уловить, находясь на первом этаже, подметенный двор. И не скажешь, что вчера это место пустовало. Вероятно, кто-то следит за ним и после того, как объявили о закрытии. Но это не так уж и важно для него. Красивые, светлые волосы были аккуратно расчесаны. Собранными в хвостик они казались еще прекраснее, чем распущенные и промокшие.

Та, кого он встретил в тот дождливый день, та, которая согрела его сердце, сейчас сидела в кабинете напротив него. Сначала он не поверил своим глазам, долго всматриваясь сквозь стёкла, затем она, вероятно, почувствовав его любопытный взгляд, посмотрела в его сторону. Пару минут они глядели друг на друга. Он был не в силах отвести взгляд от нее, но она опомнилась и отвернулась, продолжая слушать лекцию. В этот момент ее длинный хвостик на голове дернулся и очаровательным движением качнулся в сторону. Длайча переполняли чувства: он был счастлив увидеть ее снова, он был рад, что они учатся в одном университете и с нетерпением ждал конца учебного дня, чтобы встретиться с ней еще раз.

Лекции стали идти еще медленнее. Ему казалось, что солнце успеет спрятаться за небоскребами прежде, чем закончится эта проклятая лекция.

Время подходило к концу. Скоро будет звонок и у всех будет время для обеденного перерыва. Обычно он идет минут сорок или пятьдесят. Оставалось еще семь минут, как его гаджет начал бешено оповещать о прибывших сообщениях. Эта легкая вибрация в пальце стала раздражать его и он решил посмотреть, о чем так страстно говорят его «одноклассники». Проведя большим пальцем по безымянному он открыл панель. Конечно! Что же еще могло быть? Предсказуемо, ведь настало время, когда только такое и интересует. Ребята обсуждали убийства, которые произошли два дня назад. Говорят, что какой-то парень зарезал свою девушку, а потом сбросил с крыши небоскреба свою подругу. Странно это… Но размышления в сторону, потому что прозвучал звонок. А со звонком его больше ничего не интересовало, кроме встречи с ней.

Пройдя немало шагов, пытаясь попасть в другое крыло, он упал духом. Оказывается, что во втором или, можно сказать, левом крыле расположились старшекурсники. Их оказалось больше, чем младших, поэтому им предоставили отдельное крыло. А большая часть первокурсников уже давно перешла на домашнее обучение. Это дороже, качественнее и, как говорит правительство, поддакивая молодежи, быстрее.

Оставалось еще двадцать минут до конца перерыва. Длайч решил найти кабинет музыки и там перекусить за оставшееся время. Его уже давно интересовала музыка, но сейчас никто не играет на инструментах, поэтому не у кого было учиться. Самому учиться ему не хватало духу. Слабый он человек. Прогибается под чужой волей и не может отстоять своего мнения. Из-за этого он стал меньше говорить. Но интерес его никуда не пропал, просто остался на уровне желания. И, под влиянием предвкушаемой встречи, он направился в сторону, куда указал робот.

Нежные звуки мягко разносились по пустынному коридору школы. Солнце освещало его ярким светом. От этого на душе становилось так тепло, словно не в школе ты находишься, а под пледом, сидя около камина, в котором временами трескаются горящие дрова, с теплым стаканом чая или какао. Солнце согревало тело, а музыка - душу.

Подойдя к двери, он ждал пока игра не прекратиться. Он не хотел прерывать своим появление звучание прекрасных аккордов. Длайч надеялся, что сейчас там сидит она, что именно она сейчас извлекает столь прекрасные звуки на пианино. И вот пение инструмента окончилось. Дыхание начало подводить. Волнение комом подступило к его горлу. Но он сделал глубокий вдох и решился. Раздались пару ударов о дверь. Она открылась и он зашел, пару секунд не открывая глаз, чтобы образ той прекрасной девушки не был разрушен появлением перед ним другой.

- Так ты все-таки пришел...


Свидетельство о публикации № 33219 | Дата публикации: 02:14 (02.12.2018) © Copyright: Автор: Здесь стоит имя автора, но в целях объективности рецензирования, видно оно только руководству сайта. Все права на произведение сохраняются за автором. Копирование без согласия владельца авторских прав не допускается и будет караться. При желании скопировать текст обратитесь к администрации сайта.
Просмотров: 29 | Добавлено в рейтинг: 0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи....читать правила
[ Регистрация | Вход ]
Информер ТИЦ
svjatobor@gmail.com
 
Хостинг от uCoz

svjatobor@gmail.com